Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Скволли
    284 ( +348/-2 )
  • slivshin
    265 ( +463/-0 )
  • Vik Starr
    223 ( +350/-3 )
  • gen
    122 ( +120/-1 )
  • shadow
    78 ( +127/-0 )
  • Владимир Хорошевский
    57 ( +39/-0 )
  • МОТОЁЖ
    54 ( +75/-0 )
  • Тиа Мелик
    37 ( +91/-0 )
  • Сергей Арт.
    32 ( +65/-0 )
  • Оскар Природин
    17 ( +29/-0 )

Сказать возможно всё, одною лишь строкой.

 

Добро пожаловать на наш сайт. Мы всегда рады гостям. Если Вы пишете стихи или прозу, мы приглашаем Вас стать нашим автором и публиковать у нас свои произведения. Надеемся, что здесь Вы встретите своих почитателей и единомышленников.



( Голосов: 5 )
Avatar
ПРОНЗИЛСЯ ГРАБЛЕМ
20.11.2017 07:35
Автор: Старр Вик

ОДНА СТРОКА



       Когда встречаются смешные строчки в стихе какого-нибудь автора, то хочется мне их продолжить. Ссылок на авторов не даю, поскольку это и не пародии вовсе, а просто продолжения строк. Иногда в тему автора, а зачастую только в тему, тех самых, смешных строк. Строки-первоисточники выделены жирным шрифтом. Орфография и грамматика сохранены в первозданном виде.


 

◊◊◊

Упал на штык, пронзилось сердце раной… 
Я с детства был всегда довольно странным.
На что я только с малых лет не падал.
Я нахожу в таких паденьях сладость.

Вот помню: влезу на забор и вниз, не глядя.
Весь ссадиною обдерусь – всё счастья ради.
Или на граблю упаду с размаху -
И дырками пронзюсь со страху…

◊◊◊

 

 

 

 

 

 
( Голосов: 4 )
Avatar
ПРЕКРАТИ ПОТЕТЬ!
20.11.2017 07:33
Автор: Старр Вик

ОДНА СТРОКА


       Когда встречаются смешные строчки в стихе какого-нибудь автора, то хочется мне их продолжить. Ссылок на авторов не даю, поскольку это и не пародии вовсе, а просто продолжения строк. Иногда в тему автора, а зачастую только в тему, тех самых, смешных строк. Строки-первоисточники выделены жирным шрифтом. Орфография и грамматика сохранены в первозданном виде.

 

◊◊◊

где пот стекал по венам
и занавескам -
Промокло все мгновенно

И очень резко.
Стою в поту по пояс –
И в голос я стону:
— Давай уж успокойся,
А то я утону!

◊◊◊

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
( Голосов: 4 )
Avatar
КАМЫШ В ДУШЕ
20.11.2017 07:30
Автор: Старр Вик




       …Стоит камыш, стеною заслоня
          край берега и пыль степной дороги,
          где до крови людей истерты были ноги...
          И взволновало это все меня.

          И в этот тихий час, мир ощущая кожей,
          дивлюсь его порядку не спеша...
          О, как бы я хотел, чтобы была похожа
          однажды на него моя душа...
          [Евгений Леонович]
 

◊◊◊
 
Хочу я завести в душе дороги,
Чтоб люди на дорогах тёрли ноги.
Не просто так, не до мозолей, а до крови.
А на обочинах лепёшки пусть коровьи
 
Лежат и поджидают простака.
Наступит он, я улыбнусь слегка.
Ещё камыш в душе я заведу,
Пыль, комаров, другую ерунду.
 
И каждый, глянув мельком в душу,
Отскочит, будто он укушен.
В мою не станет душу лезть…
Такую я придумал месть!
 
◊◊◊

 

 

 

 

 
( Голосов: 5 )
Avatar
СМЕРТЕЛЬНАЯ ЛЮБОВЬ (триллер)
20.11.2017 07:28
Автор: Старр Вик



          Пусть вздрогнет мир,
          Пусть все горит огнем,
          Пусть знают все,
          Что я в Тебя влюблен

          … Ослабнет нерв натянутый,
          Во страсти лунной ночью,
          Погрузну в твотело,
          И ты закроешь, очи... 
          [Гальчак Александр]


◊◊◊

Пусть вздрогнет мир,
Пусть всё сгорит огнём.
Ворвусь к тебе я ночью
С пистолетом и ножом.

Я в бешанстве эмоций
Ослабну словно нерв,
Начну с вобой я ночью
Буянить словно негр.

Я выстрелю в башку,
Чтоб брызнул кровью мозг,
Потом я погружу
Вотело твоё нож.

И вот придет момент
Во страсти лунной ночи:
Дождусь, когда помрешь ты –
Свои закроешь очи.

◊◊◊

 

 

 

 

 
( Голосов: 1 )
Avatar
Звездная общага - 2
20.11.2017 07:01
Автор: Братья Плосковы

Братья Плосковы - Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Жёлтые, синие, зелёные… Фингоуз озабоченно разглядывал Связную Стену. Конечно, наверняка эта штуковина называлась как-то иначе, но он называл её так. Во-первых, надо же как-то её называть. Во-вторых, настоящего названия этому прибору, занимавшему всю стену капитанской рубки от пола до потолка. Его не знала не предшественница Фингоуза, не тот, кто был выбран капитаном до неё. До Фингоуза капитаном была «старая соколиха» Шнирка Гуллинна. И она знала про Общагу ровно столько же, сколько знает сейчас Фингоуз, ставший капитаном пять общинных лет назад. То есть почти ничего.

А теперь ещё эти огоньки, которыми загорелись некоторые части Стены: жёлтым светом окрасились два сектора в верхнем левом углу; синим один сектор в самом низу, предпоследний; зелёным сектора вокруг экрана. Раньше ничего такого не было. Фингоуз хотел по давней привычке потрепать медные пуговицы кителя, но пальцы ощутили мокрую липкую ткань. Капитан Угрос отдёрнул руку. Воста как-то не к месту размахался шваброй... Как будто можно к месту размахаться шваброй. Ишь, разыгрался. Ладно, этой сладкой парочке простительно, тем более со своими обязанностями они справляются великолепно. Пусть порезвятся.

Но всё же, к чему вдруг Общага разнообразила привычную серебристую палитру Связной Стены? Хочет сообщить о поломке? Но тогда бы загорелись красные огоньки. Красный цвет – общепринятый цвет опасности, тревоги. И не в одном мире не принято иначе. Красный – опасность, тёплые зелёный, синий, жёлтый – эти успокаивают. Может, Гуллинну разыскать? В каком мире она высадилась?.. Запамятовал. Надо глянуть в журнальном архиве. Но стоит ли заморачиваться? Ну горят и горят, не красным же. А если опасности нет, то чего волноваться? Пора скоро на покой, даже Общага уже намекает, имя будущего капитана сообщила. Гоку Мурно. Его обучить и самому подготовиться к спокойной жизни, а мир для покойного отдыха уж давно присмотрел. Есть один на примете… Фингоуз мечтательно зажмурился. Чего он не натерпелся в этой Общаге, каких только тварей не навидался, чего не пережил. На всю жизнь навидался и пережил. Пора бы и честь знать. Капитан Угрос усмехнулся и в который раз задал самому себе вопрос: и почему Общага выбрала именно его? Вопрос дурацкий, бессмысленный. Выбрала, и ладно, покапитанствовал, живой остался, и хватит. Скоро он навсегда сойдёт с борта Общаги.

Скоро да не скоро. Кой чёрт Общага выдала кандидатуру этого Гоку Прокуса? Сомнения гложут по поводу его. И предыдущие два оказались проходимцами. А этот не проходимец, нет. Этот просто идиот. Во-первых, сопляк ещё. Это проще назначить капитаном Восту или Авьеру, но Воста лучше подходит. Характер у него более выдержанный, серьёзности бы ему ещё побольше. Для Фингоуза всегда оставалось загадкой, из каких соображений исходить Общага. За пять лет он не решил эту загадку, так чего сейчас голову ломать? Впрочем, не шибко и хотел он загадку эту решать. Всё работает, процесс идёт. И ладно, а уж он, Фингоуз Угрос о себе позаботится...

А если не опасность, то что-то ведь да означают эти цвета? Раньше ведь их не было.

Капитан зашёл в лифт и спустился в учебный класс. Там его ожидал Гоку. При появлении капитана будущий капитан вскочил со стула, вытянул руки по швам и сделал бешеные глаза. «Неужели Общага опять ошиблась? – подумал Фингоуз. – Ведь этот Гоку полный кретин.»

- Вольно, - устало сказал он. – Сколько раз повторять, Гоку, я не тот капитан, к которым ты привык в своей кадетской школе. И Общага – не корабль. Да, она может перемещаться меж планетами и звёздными системами, но Общага не космический корабль, а я не военный.

- Но… - глаза Гоку растерянно забегали, – вы старший по чину…

Фингоузу невольно подумалось, что за все пять лет Гоку самое тупорылое создание из всех, кто был на борту Общаги.

- Я считаюсь капитаном Общаги, всё верно. Но капитан – не моё звание. Я не получил его за какие-то заслуги. Нужно ведь какое-то обозначение старшего в Общаге, который принимает все важные решения и за всё ответственен.

- Но вы ходите в кителе с капитанскими нашивками.

- Мне нравится ходить в кителе с капитанскими нашивками, вот я и хожу в кителе с капитанскими нашивками. Да, в твоей кадетской школе тебе внушили, что гражданским нельзя носить военную форму, но мы находимся в Общаге. Забудь о кадетском мировоззрении. Здесь можно гражданским носить военную одежду. По крайне мере, мне. И не надо вскакивать, как ненормальный, при моём появлении и делать такую морду, точно у тебя внезапно прошёл запор и начался понос. И можно на «ты». Может ты не заметил, но Воста и Авьера называют меня на «ты». Многие жильцы называют меня на «ты». И ты называй меня на «ты». Привыкай к этому. Мы здесь все на равных общаемся, насколько получается, учитывая специфику менталитета некоторых жильцов.

Фингоуз вспомнил про Губную-Помаду.

- Забудь ты свои кадетские замашки, не лезь со своим флотским уставом в Общагу. Здесь нет устава, а есть Статут, что, впрочем, одно и то же.

- Как прикажете, капитан! – бодро воскликнул Гоку. – Я понял! Устав и Статут одно и то же!

«Да неужто Общага не ошиблась? – с досадой думал Фингоуз. – Он ведь здесь всё с ног на голову перевернёт со своими военными замашками, если Воста с Авьерой его раньше времени не пришибут, но не пришибут. Статут обязывает.»

- Третью часть Статута готов сдавать?

- Так точно, капитан! Но я настроился выдерживать экзамен по астрономии, знанию галактических карт, физике, химии, психологии…

- О, вот психологию ты знать должен. Ты, как капитан будущий, и я, как капитан действующий, мы обязаны знать только Статут и уметь ладить с командой и находить общий язык с жильцами.

- А ракетостроение? В кадетской школе…

Фингоузу хотелось свернуть шею этому юному вояке, состоявшему, похоже, целиком из отборного дуба.

- К чёрту кадетскую школу вместе со всеми кадетами... Завтра утром проэкзаменую тебя на знание Статута. А сейчас хочу оставить тебя за старшего. Мне нужно обтяпать кое-какие делишки в одном из миров. Монью зовётся та планета. Слыхал о такой?

- Никак нет, капитан!

- Хотя куда тебе слыхать о таком? Вы едва научились ракеты-то строить. Как их…

- Тупоносные воздушные переместители.

- Тупоносные… хм… Я вроде основные положения тебе разъяснил, права, обязанности. Статут ты, говоришь, вызубрил. За месяц-то должен. Ну как, справишься вместо меня один день Общагой управлять?

- Так точно, капитан! – усердно вскричал Гоку.

- Да не ори ты, - поморщился Фингоуз. – В самое ухо ведь орёшь. Вот и ладно. Держи вот китель, одевай его.

- Одеть ваш китель? – обомлел кадет. – Но…

- Никаких «но»! Оставить «но», кадет!

Фингоуз снял китель и накинул его на плечи кадета. Гоку просунул руки в рукава и расправил плечи. Так как Гоку был выше капитана, то обшлага доходили ему до кистей, а полы кителя едва доходили до зада. Гоку провёл ладонями по пиджаку.

- Разрешите спросить, капитан?

- Спрашивай, не стесняйся.

- Капитан, ваш китель, он... вроде как немного тесноват мне.

- Разве только самую капельку, - довольно ухмыльнулся Фингоуз, - ну ничего, ничего! Разносишь, растянешь, будет на тебе как влитой. Не сразу, конечно, со временем. Мне ведь тоже этот китель от моего предшественника достался. А тот, знаешь какой детина был, здоровяк! Герой северных галактик, знаменитый в созвездии Пегаса воин-освободитель. Так китель мне великоват был. Ну посмотри на меня, ну, колобок же, совершеннейший колобок! - Фингоуз добродушно рассмеялся. – Я поначалу в рукавах путался, наступал на них иногда. А потом ничего, китель мне в самую пору стал. Или я подрос, став капитаном, или китель усох. Ну, пошли. Проводишь до скайбута.

 

Воста, насвистывая, направлялся в спортзал немного размяться и отработать удар шести пальцев. Авьера упорно хотела овладеть этим ударом и отточить его технику до совершенства. А Воста отрабатывал этот удар втайне от своей супруги, так как хотел потом, снисходительно глядя на её старания, показать ей, что удар шести пальцев для него не представляет ничего сложного. А удар, между прочим, знатный: кончиками пяти пальцев правой руки бьёшь противника в район сердца, а большим пальцем левой руки бьёшь в правый бок, между пятым и шестым ребром. Тут кто угодно окочурится.

Однако дойти до спортзала Восте было не суждено. Навстречу ему вышагивал Гоку, почему-то в фингоузовском кителе. Естественно, китель этому дылде был в обтяжку, но этот крендель гордо вышагивал по коридору, задрав подбородок едва ли не до самого потолка.

- Рядовой Мнише, раз-два, стой!

Воста перестал свистеть и остановился, скорее от неожиданности столь непривычного обращения.

- Слушай, Гоку, а чего ты в…

Гоку задрожал губами. Его глазами на Восту сурово смотрели военно-флотский устав и кадетский опыт.

- Попрошу обращаться по установленной Уставом форме!

«Из кадетов и прямиком в капитаны…», - подумал Воста и спросил:

- Ты чего в кителе Фина разгуливаешь?

Гоку заскрежетал зубами с такой силой, словно хотел стереть их в крошку и кувырнулся головой назад, мелькнув подошвами сапог перед лицом Восты. Взъерошенный шар, покрытый лохмами коричневой шерсти, сбив Гоку, как кеглю, стремглав укатился дальше по коридору.

- Ах, - сказал поверженный кадет-капитан, хлопнувшись затылком об пол, и стал нащупывать слетевшую фуражку. Гоку приподнялся на локте и нахлобучил нащупанную фуражку на голову. Он мутно посмотрел на Восту и едва разборчиво спросил: - Кто это был?

- Это был Безымянный, - охотно пояснил Воста, подавая кадету, возведённому в ранг общажного капитана, руку. – Редкое нынче явление. Что-то вроде кошки, гуляющей сама по себе, только с другой планеты.

- Что ещё за кошка? – пробормотал Гоку, подымаясь.

- Откуда тебе знать? Ты и сам с другой планеты. Ты здесь месяц и не знаешь Безымянного?

- Не успел познакомиться.

- Капитан должен знать своих пассажиров и экипаж.

- Было некогда. Сразу же по прибытии на борт Общаги я принялся штудировать Устав, астрономию, ракетостроение и другие науки.

- Но зачем?

- Думал, капитан Угрос будет меня экзаменовать, однако всё оказалось куда проще. Для всТрупления в должность капитана Общаги мне необходимо знать Статут и психологию. Завтра у меня экзамен. И отвечаю на твой вопрос, рядовой Мнише: по приказу капитана Угры я доставил его в скайбуте на планету Монью, населённую кодлосеками. Слыхал о такой планете, рядовой? У него там какие-то дела с этими кодлосеками.

- И когда капитан вернётся, не сказал?

- Сказал взять вас с собой и прилететь за ним в условленное место к 20-00 вечера по общажному времяисчислению. Если его не будет, то я автоматически становлюсь действующим капитаном Общаги и вы все, кто находится на борту, переходите в моё распоряжение. В 20-10 мы должны покинуть планету, с капитаном Угросом или без капитана Угроса.

- Неужели так и сказал: его не искать, бросить на планете, а самим возвращаться в Общагу?

- Именно таков был приказ.

- И тебя ничего не смутило?

- Смутило. Обычно сначала предпринимаются поиски пропавшего члена экипажа, а потом уже, в случае его окончательной пропажи, можно покидать планету, параграф 53, Статут Общаги. Но немного поразмыслив на обратном пути над словами капитана, я пришёл к выводу, что капитан Угрос подвергает меня моральному испытанию. Он хочет узнать, насколько мои действия будут правомерны и верны в данной ситуации. Так что, рядовой Мнише, в 19-40 вместе с рядовой Мнише ты должен быть возле скайбутов.

 - И что же? Будем разыскивать капитана, если он не явится в условленное время к скайбуту?

- Капитан ясно дал понять, чтобы мы улетали без него. Это его распоряжение, как вышестоящего руководства. Я и экипаж, мы обязаны подчиниться ему. И ещё, рядовой Мнише, капитан просил передать, чтобы ты принёс вечером пять вёдер жратвы для неких подвальных сторожей.

- Хорошо, покормлю.

- Рядовой Мнише, а кто они, эти подвальные сторожи?

- Совершенно неопасные, обаятельные зверюшки, если надёжно заперты.

- И чем же вы кормите этих обаятельных зверюшек, запертых в подвале. И что сторожат эти неопасные сторожа?

- Сторожат они душу капитана Фингоуза, а кормим мы подвальных сторожей исключительно кадетами, перемолотыми в фарш и расфасованными по вёдрам. На пять вёдер жратвы для хлыщерянов приходится в среднем до двух кадетов.

И Воста, возобновив прерванный свист и оставив кадета обмозговывать услышанное, направился на кухню за жратвой для хлыщерянов.

 

В 19-40 Воста и Авьера пришли в ангар с скайбутами. Гоку был уже там и нервно поглядывал на часы, но рядовой состав явился вовремя. Они забрались в скайбут. Гоку занял кресло пилота. Купол ангара раскрылся, показывая синюю мякоть неба. Скайбут поднялся верх и исчез и тут же появился в небе Монью. Внизу простиралась холмистая равнина, а вдалеке виднелся кодлосекский город. Немного пролетев по направлению к городу, Гоку опустил скайбут на землю и бросил через плечо:

- Выходим. Держимся вместе. От скайбута отходить не более чем на семь метров. Ждём десять минут. Через десять минут взлетаем.

Воста и Авьера, отстегнув крепежи безопасности, открыли дверцу и спрыгнули на землю. Дул прохладный ветер. Местность вокруг просматривалась более чем достаточно. Капитана видать не было. Воста обошёл скайбут по кругу. Гоку выходить не торопился.

- Зябко, - пожаловалась Авьера, поёжившись. – Надо было тёплую куртку накинуть, а то в одном комбинезоне попёрлась. Бр-р-р! Ну сколько ещё ждать будем? Холодно же! Эй, Гоку, десять минут прошло! Летим обратно?

В ответ на её слова дверь скайбута сурово захлопнулась. Корпус машины мелко задрожал, а изнутри раздалось тихое урчание. Гоку запустил движок и опустил щиток в смотровом окошке. Воста увидел его физиономию, которая омерзительно рассмеялась:

- Лечу обратно только я, а вы остаётесь вместе с вашим капитаном-недоделком! Командовать Общагой буду я, и только я! Отныне она моя! Я, я капитан!

Скайбут, играя на солнце синевой поверхности, взмыл наверх и дал дёру к группе серых облаков, но исчез, не долетев до них. Воста проводил аппарат взглядом и вздохнул:

- Уже третий… Последнее время чутьё начало подводить нашего кэпа.

- Теперь до города топать по такой холодрыге, - хмуро сказала Авьера, вглядываясь в далёкие городские здания. – Пошли, чего встал.

И Воста с Авьерой зашагали к городу. Прохладный ветер подгонял их в спину.

Они вошли в город через четверть часа. Вокруг сплошьи низкие скособоченные здания. Окно через одно разбитые или заколоченные досками. Ветер валял по земле какое-то тряпьё и крутил обрывки бумаги и рваных пакетов.

- И где теперь эту пивнуху искать? – Воста оглядывал пустые витрины и редкие вывески, хлопавшие картоном и металлом рамы на ветру. – Нарочно Фин что ли выбирает всякие зловещие места.

- А вот и местные заправилы, - шепнула Авьера.

К ним навстречу приближалось шесть кодлосеков. Все одеты в дутые цветные куртки, шарфы и полосатые шерстяные шапки с помпонами поверх капюшонов, скрывающих лица.

- Выглядят так, - сказал Воста, - будто их мама в детский садик собрала. Не удивлюсь, если у них варежки на резинках.

- Что ты понимаешь в местной моде, - меланхолично ответила Авьера, - ты ведь не местный.

Они встали. Приблизившись к ним метров на десять, встали и шестеро кодлосеков, которых было уже восьмеро. Двое присоединились к ним, вылезши из разбитой витрины, при этом один из них споткнулся, когда перелезал, и растянулся на земле. Двое медленно подошли к нему и помогли подняться, который поднимался так медленно, будто лежать ему нравилось куда больше. Поддувал промозглый ветер. Кодлосеки ёжились и понемногу растягивались, медленно обходя землян с двух сторон.

- Послушайте, как пройти в пивную «Солью и перцем»? - громко сказал Воста, обращаясь к окружающей их восьмёрке в дутых куртках и полосатых шапках поверх капюшонов, скрывающих лица.

- Нет, не подскажут, - сказала Авьера. Ветер легонько играл её пепельными локонами. – Они окружат нас и будут ждать, пока мы не околеем от холода.

Круг из восьми кодлосеков понемногу сужался. Некоторые кодлосеки вынули из-за пазухи палки с железными шипастыми шарами на конце и начали ими поигрывать.

- Как пройти в пивную «Солью и перцем»? - повторил вопрос Воста.

- Да не подскажут, - уверенно заявила Авьера, поискала рукой у себя за поясом и выругалась. – Токобой в скайбуте остался.

- Дверь ты на кухню забываешь закрывать, токобой забываешь…

- Мой дорогой, уважаемый супруг, а позвольте-ка спросить: где твой пистолет?

- Мой токобой рассказывает бородатые анекдоты твоему бумерангу. Я, конечно, подозревал, что этот Гоку идиот, но не настолько же он идиот, чтобы всё понять и всё равно поступить, как идиот?

- Ась? – хрипло прокаркала одна из фигур в дутых куртках и полосатых шапках с помпонами поверх капюшонов.

- Ась? – удивлённо повторил Воста.

- Что значит «ась»? – насторожилась Авьера. – Сигнал к атаке?

Мощный порыв ветра стащил с головы аськнувшей фигуры полосатую шапку. Капюшон откинулся назад, открывая коричневатое морщинистое лицо, похожее на чьё-то гузно. Старикан, лишившийся шапки, тут же зашёлся в надсадном кашле, словно головной убор блокировал для него возможность кашлять, и кашель всё это время копился в его глотке. Старче поспешно натянул капюшон и отвернулся от ветра. Сгорбившись и неловко растопырив руки, он в раскоряку заковылял за скользившей по асфальту шапкой. Шапка укатилась куда-то за мусорные бачки, и старикан, кряхтя, скрылся за ними.

- А, я понял! - воскликнул Воста. - Вы берёте с собой дедка на ограбления как талисман, на удачу, верно?

- Сарпатий – наш главарь! - проклокотала одна из фигур.

- Вы все дедки?! А я думаю, чего так медленно нас окружаете? Думал, нарочно, страху нагоняете.

- Был бы у меня сейчас бумеранг, - заметила Авьера, - парочка стариканов бы уже получила по кумполу жёлтодраконьей костью сгоряча.

- Мы деды-основатели молодёжных банд – седые вороны. Нас все знают и все боятся. И сейчас мы вас ограбим, – заявил старый хрен. – Тебе грохнем, а твою подружку это… как его… изнасилуем.

- Ещё не забыл, как это делается? – усмехнулась Авьера.

- Давай-ка я расскажу тебе, что мы собираемся проделать с тобой, ась.

- Избавь меня от плодов своей гнусной фантазии, старикан, а то штанишки обмочишь.

- Живо представляю, будто это уже происходит, - сладострастно продолжал зловредный старикан. – Сначала мы разденем тебя донага, смажем маслом…

- Да вы банда престарелых эротоманов! – воскликнула Авьера. – Хочу сдаться вам в плен! Мажьте меня маслом!

- …высыплем на тебя мешок муки, выльем воды и…

- Нет, не хочу.

- И зажарите? – не удержался Воста.

- И ты с ними, супруг мой? – возмутилась Авьера.

- Сбросим в поварскую яму, - закончил старикан. – Будем смотреть, как ты удираешь от диких поваров, исполнять хором народные песни и хлопать в такт в ладоши. Мы умеем развлекаться.

- Верно, мы умеем развлекаться!

Стальная стрела, пролетевшая мимо Восты, вскользь ожгла Авьере нос и, врезавшись в бетонную стену дома, упала на асфальт. Авьера вскрикнула и отпрянула. Из царапины выступили капельки крови.

- А вот и наши внуки-продолжатели! – престарелой курицей закудахтал старикан, желающий сбросить Авьеру в яму с дикими поварами.

В оконном проёме одного из домов, на уровне первого этажа, свесив ноги, сидел стрелок в рваном плаще, небритый, нечесаный. Лицо его выражало крайнее самодовольство, а в руках он держал многозарядный арбалет, дающий основание для самодовольства и уверенности в своём превосходстве. Из подвальных ниш, разбитых окон, будто для того и разбитых, чтобы из них было удобнее вылезать, выползли ещё пятеро грабителей, разного возраста и телосложения. Молодчик с арбалетом спрыгнул с подоконника и встал около Восты и Авьеры именно на таком расстоянии, с которого редко промахиваются и нельзя достаточно быстро дотянуться до стрелка.

- Деды-основатели, - обратился арбалетчик к коварным старцам, - а где Сарпатий?

- Ветер содрал ему шапку, - почтенно проклокотал самый говорливый. – Твой дедушка побоялся, что его продует и убёг за шапкой.

- Пусть проветрится старый хрыч, - скаламбурил арбалетчик. – Нас немного задержала банда Клыца, пришлось преподать им урок. Деды-основатели, шуруйте на базу. Ежели наводка оправдается, то и вам перепадёт малёха.

Бородатая и согбенная братва в полосатых шапках и обмотанная шарфами в знак одобрения затрясла головами, раскашлялась и поплелась в пивнуху. Арбалетчик обернулся к землянам.

- Ну а теперь займёмся вами, - сказал он. – Итак…

- Слушай, у нас нет с собой никаких ценностей, - сказал Воста, - могу вывернуть карманы.

Арбалетчик с сожалением посмотрел на Восту, медленно покачал головой и сказал:

- Однажды!

Из бандитов выделился один, обладатель угрюмой рожи с массивной челюстью и сбитым на бок сплющенным носом, и размашистым ударом в челюсть сбил его с ног.

- Да не его, тупица! – рассердился предводитель и нетерпеливо махнул арбалетом. – А его подружку. Мы же отрабатывали подобную ситуацию.

Бандюга поскрёб грязный кадык, пожал плечами и двинул Авьере под глаз.

- Её, так её, - с досадой проговорил он, отступая назад. – Только чё ей рожу-то портить зазря.

«Отличный удар, вот только тупой. – Воста, в последний момент сумевший увернуться и упавший только для виду, уселся и прижал руку к «ушибленной» челюсти. Он посмотрел на подругу, которая почти сразу поднялась на ноги и, скривившись, прижимала ладонь к глазу.

- Ты как? – спросил он.

Авьера отняла ладонь от глаза. Под ним вздулся тёмно-фиолетовый синяк. Подбитый глаз смотрел с хитрым и задорным прищуром.

- Твою жену избивают у тебя на глазах, - прошипела она, - а ты спрашиваешь её: ты как?

- Самому досталось, - раздражённо бросил Воста, потирая подбородок.

- Ого, да вы голубки! – воскликнул арбалетчик. – Два любящих пурпурных сердца! Ну-ну, не ругайтесь, тише-тише! Зачем ссорится, друзья, любовь и ненависть держат путь вместе! И простите за доставленные неудобства. Я просто не люблю, когда меня не слушают, не понимают, перебивают. Я тогда быстро теряю терпение. Но давайте познакомимся. Меня зовут Помойный Красавчик, а вас, милые супруги?

- Слуга номер один, - представился Воста, - а она слуга номер два.

- Хм, дайте-ка подумать, - Помойный Красавчик потёр подбородок. – Откуда вы, слуги, и чьи вы слуги?

- С неба свалились, - пробормотал Воста, постепенно вставая на ноги, словно действительно испытывал головокружение.

- Остряк, остряк, - поджал нижнюю губу Красавчик и критически осмотрел пленников.

- А девка твоя крепкая. Смотри-ка, даже слезинки не пустила, а! И взгляд такой, аж мороз по коже пробирает. А ты вот как-то быстро расклеился. – Красавчик рассмеялся. - Но где ваша тачка? Вы ведь не пешком до Пизюлины дошли. До ближайшего городка топать и топать. Да и слишком легко одеты для пешего перехода. Я люблю тачки, особенно если в них спрятано что-то ценное. Но у меня нет ни одной тачки. А мне нужна тачка, чтобы добраться наконец до вашего городишки и показать местным, кто тут главный, сечёшь? Ну, слуга номер один, говори, где ваша тачка с товаром? Моё терпение на исходе.

- У нас нет тачки, - сказал Воста. – И товара нет. Мы не торговцы. Вы нас с кем-то спутали. Нам нужно попасть в рыгаловку «Дрожжевой якорь».

- Как знаешь, мне всегда было искренне жаль таких тупорылых мудаков, как ты. Однажды!

Подошёл тот же угрюмый бандит и зарядил пощёчину Авьере. От удара её крутануло волчком и сбило с ног.

- Да не её, тупица! – взмахнул арбалетом Помойный Красавчик. – Мы же отрабатывали сценарий! Вернёмся на базу, я заставлю тебя выучить назубок все сценарии и отработать их на твоих приёмных дочерях! Боюсь, их хватит только на пять сценариев.

- По мне так и одного сценария вполне достаточно, - проворчал бандит, подходя к Восте. – Поймали, ограбили, избили, изнасиловали, убили и на съедение крысам и псам бродячим бросили. Чего башку какими-то сценариями забивать? А что касательно моих дочурок, так мы и обходимся одним сценарием, только я их людоедам не продаю. Ведь кого же я тогда буду избивать, насиловать. Кто мне будет платья на продажу шить? Не зря же я им целый коллектор под домом отвёл.

Увлёкшись брюзжанием, бандит неосмотрительно встал между Востой и наведённым на землянина арбалетом и размахнулся для удара. Воста не преминул воспользоваться этим, перехватил руку и толкнул бандита в грудь. Бандит, стараясь удержать равновесие, попятился назад, врезался в своего предводителя и подмял арбалет. Красавчик успел остервенело отпихнуть своего соглядатая и взвизгнуть короткую фразу, как Воста в два прыжка достиг Красавчика и врезал ему в челюсть. Помойный Красавчик прикусил язык и рухнул, как подкошенный. Короткая фраза, торопливо произнесённая им перед этим, звучала так: «Какой же ты тупица!».

- Вот это удар! А я ведь только учусь, - с восторгом произнёс Воста, оглядывая свой кулак. Он поднял арбалет и повернулся к остальной шайке, которая продолжала изображать композицию из соляных столбов. Похоже, мыслительные процессы бандитов не поспевали за столь бурными событиями, явно не предусмотренными сценариями Помойного Красавчика. – Вот мы и познакомились. Ваш приятель подарил мне в знак дружбы арбалет. А вы… вы можете идти. А тебя, сучий ты сын, я попрошу остаться.

Воста показал арбалетом на избивавшего их угрюмого бандита с массивной челюстью.

- Пощадите! – залепетал тот. Бандит вытянул руку и указал пальцем на лежащего Красавчика. – Это он во всём виноват! У меня две дочурки приёмные, забочусь о них как могу. Не оставляйте их сиротками.

- Как получится, - буркнула подошедшая Авьера и врезала угрюмо заботливому брату между ног.

Папочка, любящий своих дочерей совершенно не отцовской любовью, схватился за причинное место, и заухал, и заэхал. Отпущенные бандиты торопливо скрылись в оконных и дверных проёмах.

- Привет от бабушки, - мстительно прошипела Авьера и двинула сапогом с металлическим носком бандитскому отцу в лицо, попав по без того скособоченному и расплюснутому носу. – Теперь от дедушки… - И ударила стонущего бандита в рёбра, потом в лоб. Бандит полностью расслабился и затих.

- Убила его? – обеспокоенно спросил Воста. – Тоже ведь хотел ему приветов напередавать.

Авьера обернулась лицом к Восте. Выглядела она великолепно и отлично смотрелась бы в вечернем платье на каком-нибудь рауте, моментально выделяясь из толпы. Правый глаз злобно сощурен от набухшего тёмно-фиолетового фингала. Правая щека вздулась и раскраснелась малиновым огнём.

- Нас избил левша, - констатировал Воста.

- Не нас, а меня, - поправила Авьера. – Как я тебя ненавижу, светило ты небесное. Болтал ты, а досталось мне.

- Любовь – это умение терпеть недостатки любимого человека и сносить их последствия, - философски заметил Воста. – Есть такая притча. Хочешь расскажу?

- Я тебе устрою в Общаге притчу с последствиями, - пообещала Авьера. Под ногами зашевелился поверженный Красавчик. – А накопившиеся приветы можешь этому выродку передать.

- Головушка болит? – участливо спросил Воста. – Значит, людей крысам и псам скармливали?

- Не… - пролепетал Красавчик, - это он так брякнул, не подумавши… напугать хотел. Что-то вроде семейной шутки.

Авьера подошла к угрюмому бандиту и пнула его в бочину.

- Эй, живой?

- Хсфссс… - вяло отозвался брат и сжался.

- Людоедам продавали?

- Шсшс… - прошебуршал щекой по асфальту угрюмый отец. Авьера обернулась к Красавчику.

- Твой приятель настаивает, что продавали. И деды-основатели упоминали, что любят обмазывать баб тестом и бросать их к диким поварам в яму. Ладно, зверушек подкармливать – это я понимаю, но зачем девок тестом мазать и к диким поварам в яму сбрасывать?

- Местные обычаи, - сказал Воста. – Тебе не понять, ты же не местная.

- Ну почему меня окружают одни кретины! – захныкал Красавчик. – Родной дед и тот контуженный, простуженный, в ветреную погоду за шапками по улицам бегает, как дитё малое. А давайте я вам дорогу до пивной покажу?

- Ничего, сами отыщем, - сказал Воста и выпустил стрелу из арбалета.

Когда Воста с Авьерой проходили мимо мусорных контейнеров, за ними послышалось шуршание и чьё-то усердное сипение. Из-за железных ящиков выбрел Сарпатий, который таки догнал свою шапку, отобранную ветром, и теперь возвращался к своим.

- Твои на базе, - весело подсказал ему Воста.

Авьера покосилась на деда и задумчиво потёрла сине-фиолетовую скулу.

- На базу?! – прокаркала старая гнида. – А что мой внук, отпустил вас?

- Отпустил, и сам отпустился, - ухмыльнулся Воста. – Предсказываю скорый кризис и последующий распад седых воронов! Бывай, старьё!

Пивнуха выглядела так же непримечательно, как песчинка среди других песчинок. Обшарпанное здание, потасканное временем, среди других таких же ветхих домишек. Супруги прошли бы мимо, если бы Авьера, временно одноглазая, не заметила едва разборчивую надпись мелом «Дрожжевой якорь». Они вошли внутрь. Пройдя извилистым коридором, который выглядел так, будто его вырвали из нутра заброшенной и проржавевшей подводной лодки, молодожёны вошли в зал, тоже обитый клепаной мятой жестью.

Немного поплутав среди столиков, которые занимали бледно-молочные гуманоиды и какие-то существа с зеленоватыми мохнатыми лапами, сплошь покрытые коричневым панцирями, но имеющие розовые круглые лица, земляне отыскали капитана Угроса. Тот сидел в компании одного из мохнатолапых. Круглое розовое личико уставилось на арбалет в руке Восты.

- Вы расправились с Помойным Красавчиком?! – изумилось личико.

- Ну не знаю, - пожал плечами Воста. – Если для местных всаженная в глаз арбалетная стрела означает верную смерть, то расправились.

- А вы держите слово, капитан! Вы настоящий профессионал! – восхитился носитель панциря. – Вот вам.

- Обращайтесь, если будет нужна помощь, всегда рад, - ответствовал кэп, принимая чёрный бархатный мешочек, под завязку полный чего-то скромно звякающего.

Розовое личико сказало что-то ещё и заторопилось на выход, перебирая четырьмя мохнатыми и чёрными, как у гусеницы, ножками. Воста и Авьера уселись за стол. Воста положил арбалет на стол. Авьера сощурила второй глаз и пристально посмотрела на Фингоуза.

- Ого! – воскликнул кэп с непонятным довольством, хотя его причиной вполне мог быть только что полученный мешочек. – Кто это тебя так разукрасил, девочка моя?

- Наткнулись на банду воинствующих старпёров-демонстрантов, протестующих против молодости и красоты, - сказала Авьера.

- Тебя избили деды?

- Нет, не они, а любящий отец некого Помойного Красавчика. Он побоялся, что его дочурки останутся без сиротками и отколошматил меня, как родную.

- Бедная девочка… - капитан сделал сочувствующую мину и потянулся рукой к Авьере. – Дай-ка я тебя утешу.

Авьера увернулась от настырной капитанской лапы, полной утешения.

- Лучше-ка, - процедила «девочка», - скажи нам, кэп, что это был за розоволикий тип, который так обрадовался смерти Красавчика и что-то такое позвякивающее в мешочке передал почему-то не нам, хотя это мы убили Красавчика? Потом он сказал что-то вроде, «я должен обрадовать жителей счастливым избавлением» и ушуршал.

- Ерунда, - отмахнулся Фингоуз, отпивая из пузатой кружки пиво. – Один мой знакомый. Давно не виделись. Он старшина этого района Пизюлины. Пару дней назад мне надо было заскочить в Пизюлинский банк по своим делам. Ну и к старшине заглянул, разумеется, по старой дружбе. Он мне и поведал о том, что у них тут один мелкий хулиган совершенно оборзел, решив, что он не мелкий хулиган, а крупная шишка.

- И звать его Помойный Красавчик, - вставил Воста.

- Ага, он. Я и согласился помочь по доброте душевной.

 Да? – саркастично протянула Авьера. – А потом этот твой розоволикий приятель по доброте душевной вознаградил тебя пухленьким мешочком с деньгой.

- Ну я смекнул, что к чему, - Фин сделал вид, что не расслышал Авьеру, - разузнал, что седые вороны, так называемые деды-основатели, входят в тесный круг общения Красавчика. Прихожу сегодня днём сюда, вижу, сидят вороны в полном составе и пивко посасывают. Я им возьми и ляпни, мол, вечером, с запада в город войдёт парочка, мужчина и женщина, которые тайно привезли наркоту, спрятали тачку с товаром, а сами направляются с покупателем на встречу. Ну, я по своим делам потом отправился, а ближе к вечеру вернулся сюда. Вижу, седые вороны, как сидели, так и встали полным составом и направились к выходу. Я на часы глянул, а время-то как раз вам за мной придти. Даже разволновался за вас, переживать стал. Думаю, сейчас на моих Восту и Авьеру наткнуться, да с теми-то и перепутают.

- Итак, - сказал Воста после некоторого молчания, - ты не сказал Гокуу о том, что решил испытать его морально и отправил с ним нас. И не сказал нам, что решил с помощью нас избавить Пизюлину от нескольких ублюдков и подзаработать на этом. Я верно понял?

Авьера привстала, перегнулась через стол и погладила капитанскую лысину, ласково глядя Фингоузу в глаза.

- Когда-нибудь, кэп, - нежно прошептала она, - в одну из ночей я навещу тебя. Ты будешь крепко храпеть, а я тебя прижму подушкой. И тогда ты уже никогда больше не захрапишь, никогда-никогда.

- Ты, конечно, человек хороший, - проговорил Воста, - но иногда поступаешь, как редкостная сука.

Авьера и Воста поднялись и отправились прочь.

- Эй, эй! Вы куда? – засуетился кэп. – Вы чего? Обиделись? Да синяки, это ерунда! Медмашина залатает! Авьерушка, радость моя, будешь как новая! Лет на пять омолодеешь!

Воста и Авьера демонстративно проигнорировали его крики, пересекли зал и заняли столик в другом конце зала. Через несколько минут к ним подошёл Фингоуз, имеющий несколько виноватый вид. В кулаке он сжимал чёрный толстенький мешочек и нервно сжимал его большим пальцем.

- Ну, это… - почесал затылок кэп, - ну не сказал, ну забыл, ну справились же с этим уродом… Ну чего вы?.. Ну хотите, деньгами поделюсь?!

И капитан положил бархатный мешочек на столешницу. Авьера посмотрела на капитана.

- Дебил ты, капитан, - сказала она. – В жопе у тебя детство до сих пор играет. Мы выкрутились, верно. Нам просто чуточку повезло. И если бы не везенье, то арбалетная стрела торчали бы не из глазницы Красавчика, а из наших с Востой. Медмашина умеет оживлять трупы?

- Не умеет, - согласился капитан. – Так ведь это того… не торчат у вас стрелы из глазниц. Ну подумаешь, поманипулировал немного вами. Ну хочется иногда чего-нибудь такого эдакого, знаете, устроить… Чего злиться-то, злиться-то чего, а? Я ведь не со зла, а так… Думал, вот я ловко всё устроил, одним выстрелом двух зайцев прихлопнул. Думал, за меня порадуетесь. Скажете гордо, вот капитан у нас выдумщик! А вы про стрелы в глазницах... Эх… Не даёте оторваться как следует.

- Да, замечательный ты выдумщик, капитан, - мрачно произнесла Авьера. – Фингал мне выдумал, щеку отшибленную… Хорошо, на сломанный позвоночник фантазии не хватило.

- Ну ладно тебе, хватит уж, - вздохнул капитан. – Самому стыдно.

- Это тебе сейчас стыдно, перворанговое отродье, а завтра опять не знаешь, какого сволочизма от тебя ожидать.

- Так с Гокуом-то чего делать будешь? – сменил тему Воста. – Он, кстати, догадался, что это моральное испытание.

- Догадался? – переспросил Фингоуз. – Ты смотри, догадался, а всё равно поступил, как урод … Видать, судьба у него такая. А ведь с виду и не злой, только глупый, старательный слишком. Месяц таким притворялся. Целый месяц этот сукин сын сдавал мне экзамены по Статуту добросовестно, старательно. Целый месяц преданной собачкой вокруг меня хвостиком вилял… Обвиливал сукин сын… Я так умело поддонком не мог притворятся, как он преданным и старательным, а ведь как-то от этого зависела моя жизнь. А Гоку весь из себя старательный, преданный, Статут учит, науки, к знаниям тянется якобы… А ведь идиот. Совершенный идиот! Догадался о моральном испытании и поступил аморально. Ну не идиот? Ладно, по кружке тёмного, да возвращаемся на борт. Преподадим возомнившему о себе кадету небольшой урок. Он хоть и настоящий, но кадет, а я капитан, хоть и ненастоящий, но власть на борту имею. Я угощаю.

Авьера выразительно посмотрела на кэпа.

- Тридцать процентов, - сдавленно проговорил кэп. – Всё-таки я всё устроил…

- Тридцать так тридцать, - легко согласилась Авьера и протянула руку. Фингоуз подозрительно покосился, но руку пожал. – Так уж и быть, тридцать процентов тебе, а остаток нам.

- А… - раскрыл рот Фин и хлопнул рукой по крышке стола.

Но кошелька на столе уже не было.

- Тридцать, - повторила Авьера, подкинув кошель в ладони.

Смочив глотки и поделив содержимое бархатного мешочка, троица покинула «Дрожжевой якорь» и свернула в первую же безлюдную подворотню. Капитан извлёк из кармана общажный пульт и ткнул пять кнопок. И вместе с Востой и Авьерой, положивших руки ему на плечи, очутился в учебном классе, на борту Общаги.

Гоку Мурно они застали у капитанской рубки. Кадет кряхтел перед запертой дверью, вставляя наугад ключи в замочную скважину из огромной связки, которую кэп отдал ему на сохранение перед отлётом. Неудавшегося захватчика прошиб пот, он натужно кряхтел, но упорно продолжал искать ключ от капитанской рубки. Всего на железном кольце имелось шестнадцать бронзовых колечек поменьше. На каждом колечке висела дюжина настолько разных и необычных ключей, что складывалось впечатление, что это ключи от разных галактик, планет, эпох, цивилизаций или океанов и морей. Или от рыбы, или от кочана капусты, или от пояса верности, но не от обычных замков. Всего в тяжеловесной связке было 192 ключа. И ни один из 192 ключей не подходил ни к дверному замку капитанской рубки, ни к любому другому замку Общаги. Связку ключей Фингоуз купил у старьевщика всё в той Пизюлине и торжественно передал своему коварному заму под видом ключей от Общаги. И теперь обречённый Гоку безуспешно перебирал ключи и один за другим вставлял их в дверной замок капитанской рубки, в которой, как его учили в кадетской школе, должен находиться пульт управления кораблём. Справедливо замечание капитана о том, что Общага – не космический корабль, его не смутили. Он решил, что Фингоуз пока не очень ему доверяет и старается его запутать. Да и то верно: где как не в капитанской рубке должен находиться пульт управления?

В качестве наказания Фингоуз высадил Гоку Мурно на одной идеально не тронутой каким-либо разумом планете, в превосходно непроходимом субтропическом лесу, кишмя кишащим замечательными плотоядными зверюгами. К слову, на ту самую планету, которую как-то довелось посетить Авьере и обитатели которой были ей знакомы до боли, так как один из них едва не отгрыз ей руку, а другой перепутал её голову с леденцом. Кадета снабдили запасом провианта, лекарств, патронов, винтовкой и электронными часами. Кэп обещал вернуться за ним через неделю. И обещание сдержал, однако сам Гоку в назначенное время не явился. Непродолжительные поиски результатов ожидаемо не принесли.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 4 из 5894

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 846 гостей и 2 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
8121
5653
5464
5398
3406
3197
2993
2288
1899
1588

Комментарии