спайка полотен натяжных потолков без швов.
    
 
     
 
 
Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • slivshin
    226 ( +299 )
  • Лена Пчёлкина
    200 ( +268 )
  • Владимир Константинович
    182 ( +298 )
  • olivka
    110 ( +181 )
  • Соломон Ягодкин
    100 ( +152 )
  • gen
    73 ( +65 )
  • Тиа Мелик
    53 ( +130 )
  • Бонди
    51 ( +79 )
  • Олег Русаков
    48 ( +94 )
  • sovin1
    44 ( +71 )

Сказать возможно всё, одною лишь строкой.

 

Добро пожаловать на наш сайт. Мы всегда рады гостям. Если Вы пишете стихи или прозу, мы приглашаем Вас стать нашим автором и публиковать у нас свои произведения. Надеемся, что здесь Вы встретите своих почитателей и единомышленников.



( Голосов: 1 )
Avatar
Запретный плод.глава 41-44. 18+
14.11.2019 06:44
Автор: Родная

- продолжение -

- 41 -

Оставшись одна, Ольга почти сразу уснула. Сон был тяжёлым, снилось что-то тревожное, связанное с Владом. Среди ночи проснувшись, Ольга почувствовала тошноту, еле успела добежать до туалета, затем долго лежала в постели, в ступоре глядя перед собой в одну точку.

Известие о долгожданной беременности и радовало её и погружало в отчаяние. Совсем не так представляла она своё материнство. Сейчас, когда муж угодил за решётку, ей самой необходимо выплачивать ипотеку, тем более, она только что вернулась на прежнюю работу. И как теперь смотреть в глаза директору, оказавшему ей повсеместную поддержку? Как выплачивать ипотеку, если она потеряет работу?

На чаше весов был непростой выбор: долгожданный ребёнок на одной, работа, квартира и материальное благополучие - на другой чаше. Так и не уснув до утра, Ольга встала с головной болью, позвонила шефу, попросила отгул ввиду плохого самочувствия. О беременности благоразумно умолчала, считая этот разговор преждевременным.

Сергей Михайлович, зная, что накануне состоялся суд, списал плохое самочувствие Ольги на стресс. Отгул дал, но предупредил, что завтра ей придётся работать допоздна, чтобы успеть сделать отчёт.

После звонка директору, Ольга позвонила в женскую консультацию, записалась на приём к участковому гинекологу.

Гинеколог, женщина пенсионного возраста, встретила Ольгу приветливо. Ей нравилась эта скромная девочка, которая аккуратно, как положено, каждые полгода приходила на контрольный приём. Удивилась, что Ольга пришла раньше назначенного срока. 

- Вера Ивановна, я беременна… - едва успев поздороваться, выпалила Ольга, - что делать?

- Радость-то какая! – улыбнулась гинеколог, - Рожать, конечно! Самое время! Какой срок у тебя?

- Не время, Вера Ивановна, - не согласилась Ольга с болью в голосе, - я только что на работу вышла, и ипотека у меня!

- Вот что я тебе скажу, детка, - озабоченно сказала Вера Ивановна, - ни за какие деньги счастье материнское не купишь. Раньше женщины не думали о карьере, рожали, и не по одному ребёнку. А тебе Бог дал возможность забеременеть, радуйся.

- Что ж радостного-то Вера Ивановна? – возразила Ольга, - ситуация у меня безвыходная, нужно решать скорее – шесть недель уже.

- Ольга, не слышишь ты меня, - обиженно поджала губы гинеколог,  - с третьей группой крови, да ещё с отрицательным резусом, забеременеть шансы невелики.  Если, думая о карьере, сделаешь аборт, второго шанса не будет. Подумай. Уговаривать не буду, только «близок локоток, а не укусишь». Даю тебе три дня на раздумье. Надумаешь сделать аборт, приходи, выпишу направление.

С этими словами гинеколог демонстративно отвернулась к рабочему столу, заполняя карточку.

Из кабинета Ольга вышла расстроенная, её даже отдалённо, нельзя было назвать карьеристкой. Ради любимого мужа, она с лёгкостью оставила работу, но сейчас дело было даже не в выплатах ипотеки. За пять лет брака Влад ни разу не позволил себе с Ольгой не «безопасный секс». И если бы не эта роковая встреча с сексом на троих…

В общем, ребёнок был не от Влада - это Ольга могла утверждать со сто процентной уверенностью. И от одной только этой уверенности Ольгу мутило. Отцом её ребёнка стал какой-то случайный мужчина по имени Андрей, который, прямо или косвенно, разрушил их семью. И последствия опрометчивого шага, инициатором которого стал Влад, теперь «расхлёбывать» придётся ей – Ольге. 

События того дня, уже почти забытые в переживаниях и заботах, напомнили о себе несравнимой болью о потерянном семейном счастье.

Да, Ольга хотела ребёнка, но не такой ценой. И теперь, когда выяснилось, что она вообще не сможет иметь детей, если избавится от нежеланной беременности, в её сознании шла самая противоречивая борьба.

- 42 -

После длительного периода лечения, наконец-то, Дмитрий Скорин вышел на работу. Единственное, чем помогла ему в больнице менеджер Ниночка, так это оформить неоплачиваемый отпуск за свой счёт. С начальством шутки плохи, особенно когда тебе нездоровится.

Теперь, нагоняя упущенное время, Димка работал, «как проклятый», с раннего утра до самого позднего часа, когда офис покидали все, кроме охранников. За неделю, однако, Дмитрий сделал необходимый объём работы, чем заслужил сдержанную похвалу от начальника отдела: «можешь, если захочешь». Этого было достаточно для того, чтобы снять с Димки все претензии, и войти в рабочую колею уже со следующего понедельника.

Месяц спустя,  после работы, Димка опять занял свой «наблюдательный пункт» возле дома бывшей жены. То, что произошло далее, глубоко ранило его самолюбие. Видимо, жена и её нынешний сожитель(муж?) заканчивали работу в одно и то же время, и, забрав сына из сада, вместе возвращались домой. Зная, с какой стороны появится жена с сыном, Дмитрий сел так, чтобы хоть издалека дольше понаблюдать приближение их к дому. Но дольше не получилось.

С торца дома припарковалась новёхонькая, чёрная «ауди», из которой вышел сын, бывшая супруга и её мужчина. Судя по счастливому виду всех троих, вряд ли они за этот месяц вспомнили о его существовании. Им было хорошо без него. Это было настолько горькой правдой, что Дмитрий ушёл, не дожидаясь, пока засветятся окна в квартире.

Целый час Димка бесцельно бродил по городу, постепенно успокаиваясь. Настроившись на философский лад, он вспомнил мудрые слова: «если тебе плохо, найди того, кому ещё хуже, и помоги».

А кому сейчас хуже? – растерянно подумал Димка Скорин, перебирая в памяти своих знакомых. Таковых нашлось немного, но в их жизни всё было хорошо. Неожиданно вспомнилась Ольга, её отчаяние и беспомощность перед обстоятельствами.

- Вот уж не повезло девчонке, врагу такого не пожелаешь. - мысленно посочувствовал Димка, с досадой вспомнив о её положении. Он всё ещё чувствовал вину перед Ольгой и Владом, за непотребное вмешательство в их семейную жизнь, приведшее к такому фатальному исходу. Чем он мог сейчас реально помочь Ольге? Чем тут поможешь и как?

- Хотя, можно просто прийти к ней и поговорить. Чаю с тортом попить, в конце концов… Наверняка, ей необходимо выговориться… да и мне тоже… - подумал со вздохом, сворачивая к кондитерской лавке…

- 43 -

После визита к врачу Ольга пришла домой очень расстроенная. Вволю наревевшись в подушку, так и не приняв решения, тихо уснула. После бессонной ночи, спала она несколько часов к ряду. Разбудил её резкий звонок в дверь.

Быстро вскочив с постели, ещё спросонок, Ольга открыла дверь. На пороге стоял Дмитрий Скорин. В руках у него был торт и небольшой букетик цветов. Этот визит был настолько неожиданным, что Ольга растерялась. 

- Можно войти, Оля? – смущённо спросил Дмитрий.

- Да, конечно, - спохватилась Ольга, - проходите…

Они прошли на кухню. Ольга поставила греться чайник, достала заварку, поставила на стол чашки и салфетки. В стеклянную вазочку поставила на стол цветы.

Наблюдая за ней, Дмитрий невольно подумал о том, как он соскучился по домашнему уюту. Заметил, что Ольга, наверняка, недавно плакала, судя по опухшим глазам и всклоченным волосам. Перехватив его внимательный взгляд, Ольга смутилась:

- Ой, простите, что я в такой неприглядном виде, - оправдывалась смущённо, - я спала, вы разбудили меня…  

- Это вы меня простите, Оля, что пришёл без приглашения, - в свою очередь тихо промолвил Димка и замолчал.

Разливая по чашкам ароматный чай, Ольга посетовала: 

- Если бы знала, что будут гости, испекла бы что-нибудь к чаю, ну да ладно, и торт сойдёт, - и грустно улыбнулась.

- А я очень люблю всякие плюшки, - подхватил спасительную тему Димка, - если напрошусь ещё в гости, не прогоните? Сто лет не пробовал домашнюю выпечку…

- А разве у вас нет семьи? - удивилась Ольга, - Я почему-то думала, что вы – человек семейный. 

- Был семейный, - грустно уточнил Дмитрий, - но разошлись по глупости, и есть у меня сын, но мне не разрешают с ним видеться… 

- Ну, на глупости у всех ума хватает, - вздохнула Ольга, - я тоже думала, что у нас с Владом крепкая семья, а выходит – ошибалась. Теперь я даже не представляю, как всё вернуть в прежнее русло… И нужно ли возвращать?

- Оля, простите меня, - решился Дмитрий.

- За что? – удивилась Ольга. 

- Дело в том, что мы с Владом действительно поссорились… из-за кредита, - смалодушничал Димка. – Я пообещал ему помочь взять кредит на ремонт соседских квартир, но я не знал, что у вас ипотека, а на таких условиях кредит не дают. Когда Владу отказали дать кредит, он не на шутку разозлился, хотя это не от меня зависело. Тем более, что я готов был стать его поручителем. 

- На суде выдвинули версию «ревность» и «состояние аффекта». – продолжал Дмитрий, - Как видишь, я не стал протестовать, и срок Владу дали гораздо меньше, чем за разбойное нападение с угрозой для жизни. 

- Я искренне сочувствую тебе, Оля, в том, что произошло. И если тебе нужна будет моя помощь, звони. Я сделаю всё, что в моих силах. – сказал Дмитрий, и замолчал в ожидании ответа Ольги. На эмоциях, незаметно для себя самого, он перешёл на "ты".

- Спасибо, Дим… - Ольга не смогла сдержать слёз, - помощь, конечно, понадобится, не откажусь… Только я сейчас в таком состоянии, что наверное, мне уже никто не сможет помочь… - и всхлипнула…

- Успокойся, Оля, - озаботился Дмитрий, - безвыходных ситуаций не бывает. И ещё. Я знаю о том, что ты ждёшь ребёнка. Это ты считаешь проблемой?

- Да… - тихо подтвердила Ольга.

- А я думал, ты переживаешь о том, что Влад не знает о твоей беременности, - уточнил Дмитрий.

- Не знает, но проблема в том, что… - Ольга смутилась, - этот ребенок не от Влада… а если я сделаю аборт, у меня больше никогда не будет детей! - и уже не сдерживаясь, Ольга разрыдалась.

- Как не от Влада? – опешил Димка. – у тебя есть любовник?

- Нет у меня никого! – повысила голос Ольга, - но это не моя вина, Влад так захотел!

- Ничего не понимаю… - растерялся Дмитрий, - Оля, говори, как есть!

- Да что тут говорить… - смутилась Ольга, - Влад настоял на том, чтобы мы встретились с мужчиной для секса втроём. Я не хотела, правда! Но он сказал, что если я не сделаю этого, мы разойдёмся. И с того дня всё у нас пошло кувырком. После встречи поскандалили мы с Владом, я вены резала, и затопила соседей. Вот и вся проблема… - опустила голову Ольга.

- А почему ты не сможешь иметь детей, если сделаешь аборт? – расстроился Димка.

- У меня третья группа крови и отрицательный резус. Гинеколог сказала, что второго шанса у меня не будет… - с горечью вымолвила Ольга.

- Ну и дела… - протянул Дмитрий, - и что ты решила?

- Ничего пока не решила… - тихо ответила Ольга, - мне дали три дня на раздумье.

- 44 –

От Ольги Дмитрий Скорин ушёл в подавленном настроении. Никогда ещё он не чувствовал себя так паршиво, ощущая себя идиотом, подлецом, негодяем, сволочью, но даже весь набор нелестных определений в свой адрес не смог заглушить чувство вины перед Ольгой.

Разговор был тягостным для обоих. Ольге и впрямь необходимо было выговориться, и она рассказала подробно о встрече с Андреем, и то, о чём умолчал Влад, и что было после. Вся эта картина в деталях донельзя расстроила Дмитрия, и признаться Ольге в том, что он стал в какой-то степени инициатором того, что произошло, не смог.

Если до этого разговора с Ольгой чувство вины было смутным и расплывчатым, и Дмитрий связывал происшедшее с наивностью Влада, то теперь приоритеты сместились в его сторону.

Ольга пострадала от трёх идиотов, констатировал Димка: от его собственной инициативы, от инициативы глупого мужа и от неизвестного Андрея, который пренебрёг средствами защиты. И теперь должен умереть ни в чём неповинный ребёнок, а Ольга никогда не сможет иметь детей. То есть, вся эта цепочка идиотизма замкнулась на Ольге и её ребёнке. Димке впору было взвыть от таких выводов. 

- Вот ведь помог так помог, - сердито думал Дмитрий о своей миссии, с которой шёл к Ольге, - откуда ж мне было знать, что всё настолько плохо. С другой стороны, теперь хоть ясна общая картина, и ещё можно как-то исправить ситуацию. 

Как исправить ситуацию Димка ещё не знал, но нужно же было что-то сделать, чтобы избавиться от чувства вины, которое с подробностями происшедшего возрастало, как снежный ком.

- продолжение следует -

Обновлено 14.11.2019 13:15
 
( Голосов: 3 )
Avatar
ДЕРЕВЕНСКИЕ ХРОНИКИ - 12. страшная повесть
14.11.2019 06:31
Автор: Русаков Олег

 

     ДЕРЕВЕНСКИЕ ХРОНИКИ – 12. страшная повесть

 

 В начало:      http://stpoka.ru/proza/53477.html 

ДЕРЕВЕНСКАЯ ХРОНИКА из бабушкиных писем, деревенских рассказов.

 

            В передней закрылась дверка шкафа. Двери между передней и кухни не было их отделяла занавеска, которая распахнулась, Васёна прижимала к груди ополовиненную бытылку.
            - Я ж тебе говорила, на улице жди, куда приперся-то, я ж голая, спят уже все…
            - Кто все?.. – Слегка опешил Гдеб. "Она что... дома не одна?.." - похолодело у него на душе от страха.
            - Да никто. К слову пришлось, - она подошла к мужику, протянула ему бутылку, горлышко которой было запечатано сложенной много раз газетой. – Бери, и иди домой, небось мамка с папкой ждут, не дождутся, и так всю жизнь как на гвоздях с тобой. Иди… - она ткнула бутылку ему в грудь.
            Глеб одной рукой взял бутылку, другой рукой схватил женщину за шкирку и крепко притянул ее к себе. Выше ее он был буквально сантиметров на десять, зло его глаз в упор смотрели в глаза Васёны.
            - Чего тебе моя жизнь?.. У меня ее и не было почти. Чего тебе моя жизнь…
            Он изо всей силы, которая вырастала в нем во время кипущей злобы в разы, швырнул женщину от себя! Васёна, падая сорвала занавеску между комнатами и упала на пол в передней под стол, сильно ударившись о его край головой. Женщина ойкнула и застонала.
            Глеб, тяжело дыша от выворачивающей злобы, поставил бутылку на кухонный стол и двумя руками уперся в него будто бы всем своим весом, задрав голову в потолок тяжело дыша, постепенно опуская взгляд вниз. На столе лежали приготовленные на завтра три рубля в магазин, скорее всего за бутылкой для него - Глеба. В деревню должны привезти продукты в магазин… и керосин на склад.
            - Чего тебе моя жизнь, я и не жил еще совсем?.. – крикнул Глеб потерянным голосом. – Где ты там…
            - …Я ничего, Глебушка… Я ничего. Что ты делаешь, одумайся!..
            Глеб смял трешку в кулаке, одним движением вошел в комнату, где из-под стола уже вылезла, и стояла на карачках Васёна. Она снизу вверх посмотрела на злодея, и как бы защищаясь подняла на него руки. Обеими руками он схватил ее за шкирку и поставил на ноги, рубашка Васёны где-то треснула. Смотря ей прямо в глаза:
            - Деньги... деньги давай. - В этот момент трешка выпала у него из кулака и упала на пол, он проводил ее взглядом.
            Отпустив бабку, наклонился за смятой купюрой.
            - Так ведь до пенсии еще неделя, где ж я тебе деньги-то возьму – умоляюще проговорила женщина.
            Мучитель опять выпрямился, сунув трояк в карман пиджака. Глаза его были на выкате, в уголках глаз на бельках краснота злобы.
            - Што(что) с..а. Деньги где?.. У тебя всегда деньги есть. Ну!!! – Дрожащая ладонь остановилась перед лицом не молодой женщины.
            - …Господи!!! Правый верхний ящик комода… АААА – тихо, от страха, почти закричала женщина, зажмурив глаза.
            Резким движением Глеб ринулся к комоду. От судорожных движений гада, ящик вылез полностью, но он успел его перехватить и поставить на стол. В углу ящика лежали еще восемнадцать рублей.
            - Это чего, деньги чоли, – показывал он Васёне зажатые в кулаке восемнадцать рублей, – где деньги, спрашиваю?..
            - Так нету у меня больше, сынок… откуда у меня деньги, у меня пенсия сорок два рубля. А до пенсии еще неделя…
            Глеб обмяк, отпустил Васену, опустил голову посмотрев на входную дверь. В доме стало тихо, тихо.
            - …Кому скажешь, приду и удавлю. Если сразу не смогу, приду из тюрьмы и удавлю. Имей в виду Тетя Васёна… приду и удавлю. Веришь???
            Он опять смотрел ей в глаза, из которых катились слезы. И было видно, что она ничего не может сказать и, через силу только мотала головой. Но садист все равно продолжал:
            - …чо головой машешь, поняла, что тебе сказано?..
            - Да. Да… Да-а…Да-а – захлебываясь зажатыми рыданиями, еле-еле выдавливала из себя женщина.
            Глеб вышел на кухню. Постоял перед входной дверью, вышел на мост. Уже хотел закрыть дверь избы. Он очень боялся после случившегося оставлять тетю Васёну… он очень боялся взять на себя грех. В нем смертельно боролись эти два идола, похоже, что он все-таки решил уйти… но в этот момент его взгляд упал на топливный бачок для моторной лодки, точно в таком же бачке хранил керосин его отец… под лавкой лежали молотки и банки с гвоздями.
            Васёна тоже вышла на кухню, надеясь быстрее закрыть входную дверь за мучителем. Но тот опять переступил порог избы, и сходу изо всей силы ударил ее по лицу наотмашь. Она упала и на какое-то время потеряла сознание.
            Глеб опять выскочил на мост, обратно вернулся с топливным бачком для моторной лодки. Лихорадочно он разбрызгал керосин в передней. На кухню не хватило – кончился. Взяв спички с притолоки русской печи, он хотел уже выходить, но Васёна застонала. На столе возле печки лежал нож. Он медленно взял его, пальцем проверяя насколько он остер. Подошел с ним к Васёне, с верху вниз смотря на очнувшуюся женщину, та смотрела то на нож, то ему в глаза, постепенно переползая, лицом к врагу, ближе к кухонному окну. Глеб приподнял взгляд на оконные занавески, спокойно взял женщину за ноги и поволочил к печке.
            - Не надо… не надо, Глебушка… Я никому ничего не скажу, не надо, Глебушка…
            Глеб замахнулся ножом, и хотел уже вонзить его в грудь женщины…
            ... Это оказалось выше его сил, сильнее его подлючего страха.
            …Садисту не хватило внутренних сил… довести удар до цели. Подонок начал чиркать по рубашке Васёны острым, острым ножом, наточенным Валентином для того, чтобы в следующие выходные зарезать барана. В конце концов ткнув острием ножа в щеку Васёны, опять задохнувшись в огне своего безудержного гнева.
            На несколько секунд он замер, как будто опять слушая кромешную тишину.
            - У меня… в шкапу деньги…
            Он, тяжело дыша, опустил взгляд на замученную Васёну.
            - Что???
            - В шкапу… В шкапу у меня деньги лежат… под простынями. – произносила измученная отрешенным голосом.
            Подонок еще несколько секунд смотрел на изуродованное, залитое кровью лицо, женщины. Резко встал, пошел в переднюю. Васена, насколько могла быстро, поползла к окну. Было слышно, как садист со злобой выбрасывал белье из шкафа.
            - Обманула, с..а!!! – крикнул подонок и оказался в кухне… У печки Васёны не было, она уже ослабшая открыла окно и кричала – «ЛЮДИ!!!». Ее крик был очень слаб…

 

            …молодые ребята к этому времени уже расходились по домам. Два парня и сестра Глеба десятка три метров не дошли до дома моей бабушки, когда в воздухе очень слабо, как будто кто-то крикнул «люди»…
            - Вы ничего не слышали? – Спросила парней Глебова родственница.
            - Да птицы кричат, полночь же. – ответил один из мальчишек.
            И они продолжили потихонечку двигаться дальше…


            …Глеб отбросил Васёну обратно к печке, не запирая, закрыл створки окна. У печки схватил полено, подбежал ко входной двери на крыльце, закрыл засов, полено воткнул между засовом и калиткой, заклинив их насмерть, выключил свет на крыльце. На мосту захватил молоток и гвозди. Резкими движениями уложил женщину на пол, сначала прибил одну ладонь к полу, потом другую. Когда встал опять голову поднял к потолку, глубоко вздохнув зло посмотрел на Васёну, ногой загнул ближний гвоздь. Измученная женщина не произнесла ни звука. Садист запалил газету, бросил в переднюю, опять открыл створки кухонного окна, вылез на улицу, аккуратно закрыл створки…

 

 

 


продолжение:       http://stpoka.ru/proza/53549--12-.html 

 

 


09.11.2019
Русаков О. А.
г. Тверь

 

Обновлено 14.11.2019 18:11
 
( Голосов: 4 )
Avatar
Запретный плод.глава 36-40. 18+
14.11.2019 06:14
Автор: Родная

- продолжение -

- 36 -
Вот уже три недели Влад находился в СИЗО. За это время много чего произошло. Бесконечно дёргал следователь,  снова и снова требовал показаний о том, как произошло нападение, как ударил ножом, по какой причине напал и прочее. Владу нечего было добавить к ранее сказанному: был пьян, взял нож, ударил. За что - не помню. Следователь терял терпение, но Влад бубнил одно: «за что - не помню». Как ни странно, за ним с первого дня в СИЗО закрепилась кличка «придурок». Так его вызывали на допрос, давали тарелку с едой, измывались даже сокамерники, которые не верили Владу.

Время шло, а Влад оставался в неведении о своей жене и о самочувствии Димки Скорина. Это бесконечно нервировало, несколько раз Влад закатывал истерику на допросе у следователя. Его крики были слышны на всё СИЗО. Пришлось следователю даже вызывать с успокоительным тюремного врача. После таких выпадов сокамерники сделали вывод, что «придурок» просто хочет «откосить по несознанке». Это означало не реальный срок, а принудительное лечение в психиатрической лечебнице.

Истерики Влада и его нежелание давать показания, всё же возымели действие. Ему назначили адвоката, который пришёл на встречу с информацией о том, что потерпевший жив, и это значительно снижает уголовную ответственность Влада. И ещё адвокат сказал, что уже назначен день суда, где он будет представлять интересы ответчика.

Приходил юрист, который оформил генеральную доверенность на жену Влада. Теперь на Ольгу ложилась ответственность за выплату ипотеки на их однокомнатную квартиру. Юрист убедил Влада, что таким образом им удастся сохранить квартиру, половину стоимости которой была уже выплачена Владом. Юрист ещё сказал, что Ольга вернулась на прежнее место работы. Возмутившись, Влад спросил, почему Ольга ни разу не навестила его в СИЗО, а что юрист ответил совершенно спокойно:

- Свидания в СИЗО запрещены. Скоро суд, на нём и увидите свою супругу.

После встречи с юристом Владу было о чём подумать. По всему, Ольга платит ему той же «монетой», ведь их последняя встреча в палате реанимации была отнюдь не тёплой. Да и не позаботился он о жене, оставшейся в беспомощном состоянии. Только теперь проснувшееся чувство вины перед Ольгой показывало ему всё происшедшее в ином свете. Ругая себя за роковую ошибку, Влад осознал наконец-то всю глупость положения, в котором оказался, но теперь оставалось только ждать решения суда.

- 37 -
Димка Скорин выписался из больницы лишь три недели спустя. Время, проведённое на лечении, было тягостным. Ему пришлось уйти в отпуск за свой счёт, чтобы сохранить за собой место работы, благо у него был некоторый запас денег, чтобы заплатить за съёмную квартиру и купить продукты. Несколько раз к нему приходила менеджер Ниночка из их отдела, приносила «вкусняшки» и «витамины», но её посещения не радовали Дмитрия, так как, Ниночка не отличалась тактом и была крайне, до неприличия, любопытной.

Дмитрий молчал, как партизан, мотивируя тем, что врач запретил ему долго разговаривать. Это объяснение разочаровало Ниночку, но не заставило молчать. Она без умолку рассказывала ему о том, что происходит в отделе в его отсутствие, чем несказанно раздражала Димку, не чаявшего скорее выписаться.
Наконец-то на обходе врач остался доволен состоянием Дмитрия и сказал, что его скоро выпишут.

Выписку ускорила повестка в суд.

Выйдя из больницы, Дмитрий, неожиданно для себя самого, пошёл в храм. Под куполом церкви, дал волю эмоциям. Теперь, когда он чудом остался жив, пришло осознание нелепости случая, чуть не приведшего к потере самой жизни.

Стоя с зажжённой свечой у иконы Николая Чудотворца, припомнились Димке события из своего недавнего прошлого, из-за которых он потерял жену и ребёнка. До слёз было обидно за то, что не хватило ему благоразумия сохранить семью.
Робея перед ликом Чудотворца, сурово взирающего на него с иконы, Димке стало стыдно, что он не умеет молиться. И, поставив свечу перед иконой Святого, Дмитрий совершенно искренне к нему обратился.

- Прости меня, отче, - прошептал смущённо, - благодарю тебя, за то, что жив остался. Прошу только об одном – верни мне семью и ребёнка. Век за это свечки тебе буду ставить. Прости...

С этими словами Дмитрий перекрестился, и смущённо вышел из храма. 
Как ни странно, он вдруг ощутил невероятное спокойствие, впервые за долгое время, которое было для него пустым и безрадостным.

- 38 -
Прошёл месяц с тех пор, как Ольга вернулась на своё прежнее место работы. За это время она успешно разобралась с документацией фирмы и получила свою первую зарплату.

Сергей Михайлович сдержал своё слово, и действительно помог Ольге закрыть вопрос с ремонтом квартир соседей, а так же, с переоформлением ипотеки. С вычетом аванса и ипотечного кредита денег она получила не очень много, но этого вполне хватало на то, чтобы прожить до следующей зарплаты без долгов.

 Алтынин, ежедневно контролирующий работу своих подчинённых, сказал Ольге, что её зарплата через два месяца будет побольше, так как, ему пришлось оплатить стройматериалы и работу ремонтников. Это объяснение порадовало Ольгу, так как она всё ещё чувствовала неловкость за хлопоты директора.

Скоро должен был состояться суд, повестку Ольге доставили заблаговременно. Новость о грядущем заседании выбило из колеи Ольгу, несколько дней она ходила сама не своя, а накануне суда совсем пропал сон. В эту бессонную ночь Ольге многое передумалось. Оглядываясь назад, на события шестинедельной давности, ей казалось, что прошла целая вечность. За это время Ольга с головой погрузилась в работу, которая напрочь вытеснила из её головы негативные события.

Сейчас, накануне суда, когда жизнь её стала налаживаться, Ольга с ужасом осознала, что её любимый муж, с которым она была так счастлива, угодил за решётку. Её смятение было слишком велико.

С одной стороны Ольга жалела мужа, который, неизвестно за что, напал с ножом на своего сослуживца. С другой стороны, трезво оценивая ситуацию в целом, она понимала, что вернуть прежнее семейное счастье уже невозможно.
Теперь, когда Ольга вновь почувствовала себя уверенной, молодой женщиной, ей уже не хотелось возвращаться к прошлому, в котором не учитывались её интересы и желание иметь ребёнка.

- 39 -
В зале суда, кроме адвоката, секретаря, судебного исполнителя, Дмитрия Скорина и Ольги, присутствовали ещё два свидетеля – молодой парень и девушка, которые оказались на месте преступления.

Как только под конвоем ввели в зал суда Влада, и усадили в «обезьянник», секретарь объявил:
- Встать, суд идёт!

В зал вошли ещё трое: судья и, видимо, его помощники. Все трое были в мантиях, которые прибавляли некоего трепета перед «вершителями судеб».

Влад выглядел неважно. Исхудавший, с измученным лицом, он был почти не узнаваем. Ольга была подавлена его видом. Она сидела бледная, со слезами на глазах. Подойти к мужу ей можно было только после решения суда. Димка Скорин держался спокойно, искоса наблюдая за Ольгой и Владом.

Судья долго и монотонно зачитывал судебный иск, затем слово взял адвокат.

- Ваша честь, и уважаемые присутствующие в зале суда. – спокойно начал адвокат, - Мой подзащитный, в момент нападения, находился в невменяемом состоянии алкогольного опьянения. История умалчивает об истинных причинах агрессивного поведения ответчика, но возможно, имела место ревность - потерпевший является сослуживцем моего подзащитного, а состояние аффекта, это уже другая статья. Прошу, так же, уважаемый суд, учесть, что мой подзащитный не имеет судимости и по месту работы характеризуется положительно. Я закончил.

- Суд удаляется на совещание! – провозгласил секретарь.

Дмитрий и Ольга недоумённо переглянулись. «Какая ревность?!» - читалось в глазах обоих. Влад сидел молча, отрешённо глядя прямо перед собой.

- Встать, суд идёт! – снова призвал к порядку секретарь.

Судья и его помощники садиться не стали, поэтому все присутствующие остались стоять при зачитывании приговора.

Речь судьи, после зачитывания общего текста, была предельно лаконичной.
- … учитывая пожелания адвоката, суд приговорил… к трём годам лишения свободы… потерпевший может обжаловать…

После оглашения приговора все трое в мантиях сразу же удалились в комнату для совещания. Пока секретарь и делопроизводитель собирали на столе документы, адвокат и Ольга подошли к Владу. Ольга не смогла сдержать слёз, всхлипывая, смятенно повторяла:
- Как же так, Влад?! Как же так?!

Во взгляде Влада читалось отчаяние и растерянность. Единственное, что он успел сказать, пока его не увели из зала суда:
- Прости меня, Оля… - и заплакал.

Из здания суда Дмитрий и Ольга вышли вместе. Оба были расстроены и ощущали неловкость от «свершившегося правосудия».

Дмитрий предложил Ольге зайти в ближайшее кафе, выпить чаю. Ольга чувствуя странное недомогание, согласилась, благо заведение оказалось рядом со зданием суда. Заходя в кафе, Дмитрий, придерживая дверь, пропустил вперёд Ольгу, которая вдруг стала оседать на пол. Димка едва успел подхватить её и крикнуть официантке, вытиравшей стол:
- Скорую! Быстро!

- 40 -
Дмитрий Скорин вот уже целый час сидел в приёмном отделении «скорой помощи», куда привезли по «неотложке» Ольгу. Медсёстры суетились возле неё в кабинете дежурного врача, куда его не пустили. Пришлось ждать, пока прояснится ситуация. Дмитрий наблюдал, как одна из медсестёр занесла в кабинет капельницу, другая вышла с набором колбочек, наверное, у Ольги брали на анализ кровь, ещё двое мужчин в белых халатах, видимо тоже врачи, несколько раз входили и выходили из кабинета с озабоченным видом.

Через полтора часа, наконец-то, подошёл к Дмитрию дежурный врач.
- Вашей супруге уже лучше. Сейчас прокапают ей витаминчики и можете забирать домой.
- Что с ней, доктор? – нетерпеливо озаботился Димка.
- Ничего особенного, - устало улыбнулся врач, - обычное дело для её положения.
- Какого ещё положения? – озадачился Дмитрий.
- Беременна ваша супруга, шесть недель. Поздравляю, папаша. – и, пожав руку растерянному Дмитрию, врач, улыбаясь, удалился в свой кабинет.

Ох… ни хрена ж себе!.. - только и смог вымолвить Дмитрий. Мысли его путались. То, что доктор по ошибке принял его за мужа Ольги - ерунда, но то, что Ольга беременна – это было для него полной неожиданностью. Знает ли об этом Влад? Вряд ли… Шесть недель… Учитывая, что месяц Влад находился в СИЗО, скорее всего не знает. Да, не повезло Ольге… Муж в тюрьме, а она беременна. Ну и ну…

В этих размышлениях его застала Ольга. Она тихо вышла из кабинета врача под руку с медсестрой. Лицо её было бледным и растерянным, когда они подошли к Дмитрию, медсестра передала ему Ольгу что называется «из рук в руки», посоветовав по приезду домой сразу же уложить её спать.

Оставшись наедине с Ольгой, Дмитрий спросил её адрес и вызвал такси. Ехали молча. Так же молча вышли из такси, Дмитрий подал Ольге руку, зашли в лифт, поднялись на этаж, молча зашли в её квартиру. Ольга пребывала в странном состоянии, которое определённо можно было назвать «ступором». Она остановилась на пороге комнаты, прислонившись к дверному косяку.

- Оля, как ты себя чувствуешь? – прервал молчание Дмитрий.
Словно очнувшись, Ольга медленно повернула голову в сторону Дмитрия, и тихо произнесла:
- Как же я устала…
- Понимаю, - сказал Дмитрий, прошёл в комнату, разобрал постель, затем подвел к кровати Ольгу, - ложись, Оля, тебе нужно отдохнуть.
Ольга послушно легла, не раздеваясь, свернулась «калачиком» и закрыла глаза. Заботливо укрыв Ольгу одеялом, Дмитрий вышел из комнаты, тихо прикрыл за собой на защёлку входную дверь.

Пока добирался домой, из головы не выходило известие о беременности Ольги. Вымотавшись за день эмоционально и физически, Димка тоже чувствовал себя не лучшим образом. Вспомнив о том, что завтра нужно идти на работу, он с наслаждением принял душ и лёг в постель. Поворочавшись в постели какое-то время, разозлился.

- В конце концов, какое мне дело до беременности Ольги? Никакого. Это их с Владом проблема, а не моя. Всё. СПАТЬ. Завтра на работу. – приказал себе Дмитрий и почти мгновенно уснул.

- продолжение следует -

 
( Голосов: 2 )
Avatar
Запретный плод.глава 31-35. 18+
14.11.2019 05:16
Автор: Родная

- продолжение -

- 31 -
В течении нескольких дней Ольга тщетно пыталась попасть в палату к Дмитрию Скорину, но её категорически к нему не пускали, мотивируя плохим самочувствием пациента и тем, что лечащий врач запретил любые посещения, в целях скорейшего его выздоровления. Как ни старалась Ольга, но все её попытки были пресечены бдительными медицинскими сёстрами, и потому, увидеться с Дмитрием ей больше не довелось.

При выписке Ольги выяснилась пикантная подробность - она оказалась в больнице без одежды и без денег, не говоря уже о белье, тапочках и элементарных средствах гигиены. В своё единственное посещение, Влад не проявил элементарной заботы о жене, и Ольга вынуждена была смириться с тем, что всё это время на ней была лишь казённая хлопчатобумажная безразмерная сорочка в мелкий цветочек и огромный, фланелевый больничный халат неопределённого цвета. Выручила Ольгу нянечка – женщина, убиравшая палаты. Она принесла Ольге не Бог весть какую одёжку из собственного гардероба, но это было, по крайней мере, приличнее, чем больничный халат. Казённые тапочки на босу ногу тоже оказались кстати. Денег на такси дали медсёстры, искренне сочувствуя ей в такой неординарной ситуации. 

После недельного пребывания в больнице, Ольга вышла наконец-то во дворик, примыкающий к зданию больницы. Звенело птичьими и детскими голосами жаркое лето, а у неё от слабости кружилась голова и подкашивались ноги. Опасаясь упасть в ожидании такси, Ольга присела на скамью. У неё было странное ощущение, как будто она стоит перед незнакомой дверью, в которую ей предстоит войти. Что там за этой дверью? На этот вопрос никто не мог ей ответить, и потому чувство растерянности и внутреннего дискомфорта нарастало, до дрожи.

Усаживаясь в такси, Ольга перехватила недоумённый и настороженный взгляд водителя, поспешила оправдаться, что её выписали из больницы, а родственники задержались с доставкой пакета с вещами… Ложь была унизительной, и всю дорогу Ольга подавленно молчала, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями.

Уже стоя перед дверью своей квартиры, глубоко вдохнула прежде, чем переступить порог… То, что она увидела не поддавалось объяснению. Создавалось впечатление, что квартира была безжалостно разгромлена – от уютного гнёздышка, в котором она с любовью обихаживала каждый уголок, ничего не осталось. Сразу от порога начинался паркет, который после затопления превратился в кучу непригодного хлама. Дверь в ванную отсутствовала. Квартира была прокуренной и неопрятной. На полу в комнате были разбросаны вещи Влада, а на кухне несколько пустых бутылок из-под водки, гора немытой посуды, на полу валялась кастрюля с комком засохшего теста. 

Едва сдерживая крик отчаяния, Ольга присела на табуретку и, закрыв лицо руками, по-детски расплакалась. Всхлипывая, пыталась понять, что произошло в квартире и с Владом за время её отсутствия. Можно ли было придумать большее потрясение в её положении? Вряд ли… 
Ольга со страхом думала о своём завтрашнем дне, лихорадочно соображая, с чего начать.

- 32 -
После долгого пребывания в больнице, Ольга с наслаждением приняла ванну, постепенно успокаиваясь и расслабляясь. Надев на себя чистое бельё, высушила феном волосы, уже более спокойно обдумывая план действий. В своей сумочке она обнаружила остатки денег, которые дал ей муж на «экипировку» для роковой встречи с Андреем. Вздохнула, и благоразумно оставила на потом грустные свои размышления. Прошлась по квартире, собирая брошенные Владом вещи и полотенца. Запустив автоматическую стирку, убралась в квартире, вымыла посуду, вынесла мусор. По дороге домой купила продукты,  вернувшись, с горечью отметила, что паркет всё же придётся выбросить за негодностью, тем не менее, квартира в целом уже не казалась ей столь мрачной.
Заварив чай, Ольга позвонила друзьям, которые ответили ей как-то не очень любезно, и отказались занять денег, ссылаясь на хамское поведение её мужа. Объясняться и оправдываться Ольга не стала, почти сразу же перезвонила второй супружеской паре, с которой они дружили несколько лет. На её настойчивые звонки друзья не ответили, то ли их не было дома, то ли просто не захотели брать трубку. Видимо, за столь короткое время, Влад «умудрился» и с ними испортить отношения.
Грустно прикинув, что больше обратиться за помощью не к кому, Ольга вдруг вспомнила, что при увольнении с должности бухгалтера, директор фирмы дал ей свою визитку со словами:
- Если надумаешь вернуться, позвони, буду рад помочь…
- Сейчас было бы очень кстати вернуться на работу, - подумала Ольга, - надеяться ведь больше не на кого. При этой мысли слёзы непрошено навернулись на глаза, но усилием воли, Ольга приказала себе:
- Не реветь! Нужно действовать! – и стала искать визитку бывшего шефа. Искать долго не пришлось. Ольга была хорошей хозяйкой - все документы у неё хранились, аккуратно сложенные, в отдельной папке. Шеф ответил сразу же, как будто ждал её звонка. Состоялся короткий, но достаточно тёплый разговор. Ольга без предисловий сказала, что по семейным обстоятельствам, она готова вернуться на должность бухгалтера, и получила предложение с утра приехать в фирму.
Этот звонок поднял Ольге настроение. Теперь мысли её занимал лишь один вопрос – в чём пойти на собеседование…
Её размышления прервались резким и продолжительным звонком в дверь, Ольга открыла, испуганно глядя на незнакомого мужчину средних лет, по выправке и серьёзному виду, из бывших военных. Он без приглашения вошёл в квартиру, и, глядя в упор на оторопевшую Ольгу, сказал:
- Я – ваш сосед снизу. Вы залили три квартиры, и супруг ваш обещался возместить нам убытки. Ну, так мы ждём. Долго ли ещё ждать-то?
- Но я ничего не знаю об этом… - растерялась Ольга
- Ах, да… - спохватился сосед, - Как ваше самочувствие? К слову, не без моей помощи отправили вас в больницу. Я, в какой-то мере, ваш спаситель. А коль так, помогите и вы всем нам отремонтировать квартиры, как это было обещано супругом вашим, чай мы тоже не миллионеры. 
- У меня нет денег, - смутилась Ольга, и, глядя на потемневшее от гнева лицо соседа, поспешила добавить, - но я постараюсь помочь вам, как только начну зарабатывать деньги. 
- Нуу… если только так… - разочарованно протянул сосед, - то ремонт растянется неведомо на сколько лет… Вы уж постарайтесь как-то побыстрее решить этот вопрос!
- Да, конечно, - стараясь быть убедительной, произнесла Ольга,  - я сделаю всё возможное…
- Супруг ваш, - недовольно пробурчал сосед, - тоже так говорил, только уже несколько дней не вижу его – сбежал что ли?
- К сожалению, - опустила голову Ольга, - я не знаю, что здесь произошло, пока я была в больнице, но мне передали, что Влад находится под следствием. Меня утром только выписали, единственное, что я успела сделать, это немного прибраться в квартире. На днях, возможно, решится вопрос с моим трудоустройством, я сообщу вам, как только станет что-то известно.
- Оппаньки… - озаботился сосед, и почесал затылок, - неожиданный, я вам скажу, пердимонокль получается… Супруг ваш, значит, допрыгался, и угодил в тюрягу, а вам «навешал всех собак» с ремонтом квартир? Весело… Однако, выходит, что не за потопление квартир посадили его? За что же тогда?
- Я ничего не знаю, - тихо, но довольно твёрдо, ответила Ольга, - говорю же вам, только выписали меня сегодня. Когда выясню все вопросы, сама к вам зайду.
- Хорошо. – согласился сосед, - ждём вашего визита в наши «хоромы», впрочем, у вас тоже паркет поднялся, так что не перепугаетесь, увидев наш беспорядок.
И, не прощаясь, вышел из квартиры.
К своему удивлению, Ольга не очень расстроилась визитом соседа. Сейчас, как никогда прежде, она была настроена очень решительно, и, задвигая «на потом» все свои переживания, хотела только одного – начать всё сначала.
- 33 -
Утром, перед собеседованием, Ольга проснулась довольно рано. Контрастный душ взбодрил, а свежий кофе настроил её на деловой лад. Тщательно выглаженная одежда соответствовала дресс коду фирмы, аккуратная стрижка, лёгкий макияж и немного парфюма завершили образ деловой женщины.
Настроена Ольга была решительно и по-деловому. Зная, какие понадобятся документы, аккуратно сложила их в папку. Внимательно осмотрела себя со всех сторон в большое зеркало, и улыбнулась. В связи с последними событиями она значительно сбросила вес, но это было даже кстати – деловой костюм был впору, как и прежде, пять лет тому назад.
Пока добиралась на собеседование, несколько раз невольно снова и снова Ольга возвращалась мыслью к событиям последних дней. Многое в происшедшем было ей непонятно, и это неприятно озадачивало. Тем не менее, Ольге удалось сохранить на лице улыбку, когда она входила в кабинет директора фирмы. В кабинете он был не один, видимо с утра секретарша принесла документы на подпись, целая кипа бумаг лежала на столе и ещё одну папку секретарша держала в руках.
Заглянув в кабинет, Ольга смущённо извинилась, что помешала, но директор, окликнул её и пригласил войти. Отправив секретаршу за чаем, он вышел из-за стола навстречу Ольге. По свойски легонько обнял её и чмокнул в щёку, затем, немного отстранившись, с удовольствием осмотрел её точёную фигурку, цокнул языком и, улыбаясь, сказал:
- Рад видеть тебя, Оля. Выглядишь потрясающе, как будто и не было прошедших пяти лет. Ну, присаживайся, рассказывай, что там у тебя стряслось? Кому отписать благодарность за возвращение блудной дочери в родную фирму?
В кабинет вошла секретарша, забирая у неё поднос с чаем, директор сказал тоном, не терпящим возражений:
- Марина, в течении часа меня ни для кого нет. Я на совещании, уехал на переговоры – всё, что угодно. Бумаги подпишу, так же, через час.
- Хорошо, Сергей Михайлович, - улыбнулась Марина, - если ещё чаю принести, скажите.
За всё это время Ольга не успела произнести ни слова, лишь смущённо улыбалась.
Сергей Михайлович был намного старше Ольги, которая напоминала ему чем-то старшую его дочь. Возможно, потому, он по-отечески опекал Ольгу. Радовался, что она - исполнительный работник, а значит – ценный кадр. Тем более, толковый бухгалтер, каких мало. Когда Ольга собралась замуж за Влада, Сергей Михайлович не на шутку расстроился. Он планировал через годик перевести Ольгу на должность старшего бухгалтера, а тут такая поспешная свадьба, а там глядишь - и декрет недалече. Планы Сергея Михайловича рушились, Ольга же была счастлива и влюблена, а жених Ольги ему откровенно не нравился. Попытался по-отечески вразумить её, но Ольга сказала, что уже назначен день свадьбы, и на стадии оформления ипотека на однокомнатную квартиру.
- Ну, как же я теперь могу отказаться от своего счастья, Сергей Михайлович?! – смеялась Ольга, - Влад с меня пылинки сдувает! Он очень хороший! А всё остальное я, чисто по-бухгалтерски проконтролирую. Обещаю! Всё будет хорошо!
- Ладно, - смирился шеф, - твоя взяла, выходи за своего Влада, но только с детьми не спешите, тем более, если ещё и ипотека у вас будет.
Только почти сразу после свадьбы Ольга подала заявление об увольнении по собственному желанию.
- Это ещё что за новости такие?! – возмущался Сергей Михайлович, размахивая у неё перед носом заявлением, - Какая причина увольнения?
- Понимаете… - смутилась Ольга.
- Не понимаю! – повысил голос директор, - Не понимаю! Тебя не устраивает зарплата? Нашла место покруче? В чём дело? Объясни!
- Сергей Михайлович, - Ольга старалась говорить спокойно, но голос дрожал, - Влад хочет, чтобы я не работала… Он посчитал и сказал, что зарабатывает достаточно, чтобы выплачивать ипотеку и чтобы хватало на жизнь... 
- Влад хочет, Влад посчитал, Влад сказал… - злился Сергей Михайлович, хватаясь за сердце, - сама-то ты чего хочешь? Неужто со своей умной башкой и деловой хваткой ты согласна стать домохозяйкой и посудомойкой? Глупость несусветная!   
- Влад сказал, что всё посчитал… - осеклась Ольга под нахмуренным взглядом директора, - Не хочу я уходить с работы, Сергей Михайлович, но и с Владом ссориться не хочу… Знаете, у нас сейчас всё так хорошо, я такая счастливая!..
- Хорошо. Уговорила. – Мрачно подвёл итог шеф, подписывая заявление. – Раз муж сказал, надо слушаться. Иди, получай расчёт.
Ольга уже готова была выйти из кабинета, как Сергей Михайлович окликнул её:
- Подожди! – торопливо подошёл, сунул в руку визитку, хмуро глянул в ей прямо в глаза, и тихо сказал, - Если надумаешь вернуться, позвони, буду рад помочь…
У Ольги навернулись на глаза слёзы благодарности, она чмокнула шефа в небритую щёку и быстро вышла из кабинета.
И вот теперь она смущённо стояла перед Сергеем Михайловичем и не знала с чего начать разговор…

- 34 -
Глядя на смущённую донельзя Ольгу, Сергей Михайлович сразу понял, что разговор предстоит серьёзный, потому и предупредил секретаршу не беспокоить в течении часа.
От его внимания не укрылось, что Ольга выглядит болезненно уставшей с потухшим взглядом, а её стройность была скорее излишней худобой.
- То-то муженёк хвастался, что зарабатывает, - подумал недовольно, - небось не хватает деньжат-то, а то может и совсем без работы остался, ипотека зависла и жену довёл до истощения. Перехватывая инициативу, сам стал говорить.

- Ольга, времени у нас в обрез, как видишь, - сказал шеф почти официально, - поэтому, мы с тобой не должны потерять ни минуты. Я буду фиксировать вопросы, по мере поступления, а ты будешь на них отвечать коротко и ясно. Эмоции и слёзы сейчас не к месту. Будет время, поговорим более подробно.

- Вопрос первый: почему ты решила вернуться?
- Влад остался без работы, - почти не соврала Ольга, - теперь вся надежда на моё трудоустройство.
- Странно, что Влад не работает, - задумчиво протянул Сергей Михайлович, - это он под сокращение попал или какая-то другая причина?
Ольга покраснела, и, помолчав несколько секунд, выпалила:
- Я не знаю.
- Как это не знаешь? – удивился шеф, - муж без работы остался, а ты не знаешь по какой причине? Странно…
- Дело в том, что я была в больнице, - оправдываясь, начала Ольга, - а Влад вдруг оказался под следствием…
- Вот как?! – опешил Сергей Михайлович, - интересно девки пляшут… А ну-ка, давай всё, как на духу, без утайки рассказывай. Пока будешь говорить, я подумаю, как тебе помочь.

Ольге ничего не оставалось, как рассказать о том, что произошло, благоразумно умолчав о приключениях с Андреем и причине ссоры с Владом. Шеф молча слушал, записывая что-то в столбик на форматном листе бумаги. Когда Ольга замолчала, он глянул на часы, отхлебнул остывшего чая, с минуту посидел молча, обдумывая услышанное. Затем внимательно посмотрел на Ольгу и сказал:
- Удивила и расстроила. Я даже не предполагал масштабы твоей катастрофы. Наломал дров твой муженёк, а тебе теперь расхлёбывать? Ну и ну…
И помолчав ещё немного, продолжил.

- Начнём с того, что с завтрашнего дня ты выходишь на работу на своё прежнее место – мы как раз неделю ищем нового бухгалтера, та девочка, которая вместо тебя работала, ушла в декрет. С зарплатой не обижу.

Второе. Ипотеку нужно будет переоформить на тебя – с нашим юристом завтра этот вопрос обсудим в деталях. Сегодня, ближе к вечеру, заеду к тебе домой, сходим к соседям – хочу увидеть объём работ. Если будет возможность решить вопрос ко всеобщему удовольствию и с малыми затратами, считай, что повезло тебе.

Третье. К Владу пока не ходи. Есть у меня знакомый в УГРО, он пробьёт твоего муженька на предмет невиновности, потом будем думать. Хотя, я б ему и сам врезал бы за то, что он на тебя руку поднял.

И последнее. Если ты сейчас совсем без денег, я распоряжусь, чтобы выдали тебе авансом необходимую сумму. Вопросы есть? Я ничего вроде не упустил?
- Спасибо Вам самое пребольшущее… - прошептала Ольга, едва сдерживая слёзы.
- Пока не за что. - резко оборвал её директор, глядя на часы, - Наше время вышло. Сейчас пойдёшь в бухгалтерию, затем в кассу, и завтра без опозданий на работу. Включайся в рабочий ритм, Ольга, некогда тебе расслабляться.

- 35 -
Сергей Михайлович Алтынин был человеком слова и хорошим руководителем. Он заботился о своих подчинённых, которых отбирал сам лично, подписывая приказ о принятии на работу, после тщательной проверки, потому, случайных людей в компании не было. Серьёзный бизнес научил его быть осмотрительным, Сергей Михайлович имел дело только с надёжными партнёрами и компетентными профессионалами.

Ольга пришла к нему на работу не случайно, по рекомендации знакомого преподавателя, который имел представление о способностях Ольги ещё в период обучения бухгалтерскому делу. Одна из немногих, она проявляла непосредственную смекалку, училась легко и без напряга, а самое главное – вникала в тонкости, была аккуратной и исполнительной. Кроме всего прочего, Ольга не была замечена в компании «нехороших» девочек, живя в общежитии, об этом знали из уст заведующей общежития. В общем, Ольга  по всем параметрам обладала необходимым набором качеств, чтобы стать хорошим бухгалтером. По окончании учёбы этот преподаватель и направил её к Алтынину. За четыре года работы в фирме Ольга не получила ни одного нарекания, и Сергей Михайлович не безосновательно рассматривал её кандидатуру на должность старшего бухгалтера.

Сейчас, когда у Ольги случилась беда, Сергей Михайлович даже несколько обрадовался, понимая, что надёжнее, чем Ольга, главного бухгалтера найти ему будет трудно. Она не испорчена большими деньгами, и чиста, как белый лист, ибо за наличие судимости у бухгалтера Алтынин отметал всех кандидатов.

В течении дня Сергей Михайлович связался с приятелем из УГРО, а так же, поговорил со своим юристом насчёт переоформления ипотеки на Ольгу и предполагаемые при этом нюансы. Заручившись его поддержкой, Алтынин имел все основания стать поручителем для Ольги.

Вечером, как договаривались, Алтынин приехал к Ольге домой, которая встретила его смущённая - под ногами хрустел паркет, а в ванной не было двери, но в остальном в квартире был идеальный порядок. Это для Сергея Михайловича тоже было важным «пунктиком» - он сам был чистюлей до педантичности.

Вместе с Ольгой Алтынин спустился к соседям снизу. Поговорил с бывшим военным и другими соседями насчёт ремонта. Сошлись на том, что он пришлёт нескольких рабочих, которые сделают пол и потолки, а так же, переклеят обои. Этот вариант устроил обе стороны. Соседи пообещали снять свои претензии, как только закончится ремонт во всех трёх квартирах.

После визита Ольга опять еле сдержалась чтобы не расплакаться от радости за то, что директор проявил такую о ней недюжинную заботу, но Алтынин пресёк слёзы, сурово нахмурившись:

- Вот только не нужно разводить сырость, и так паркет поднялся! – и добавил снисходительно, - к тебе тоже пришлю ремонтников, если ты готова потерпеть беспорядок в квартире.
- Ой, нет, не нужно, - вспыхнула Ольга, - мне сейчас не до ремонта, пусть хотя бы у соседей сделают, а потом посмотрим.
- Ну, потом так потом, - согласился Алтынин, - тебе сейчас в работу нужно будет вникнуть. А с соседями я сам разберусь. Завтра не опаздывай, не люблю я этого.

- продолжение следует -

 
( Голосов: 2 )
Avatar
Запретный плод.глава 26-30. 18+
14.11.2019 04:50
Автор: Родная

- продолжение -

- 26 –
Влад уже несколько часов сидел в засаде возле дома Дмитрия, снова и  снова мысленно прокручивая ленту катастрофического своего провала.  Алкоголь содействовал его решимости убрать виновника всех бед, наверное,  желая волшебным образом вернуть всё на круги своя, как знать?  Озлобленный донельзя Влад, воспалённым своим сознанием уже не  представлял иного выхода из ситуации, хотя трудно говорить о сознании  пьяного человека. Скорее всего, Влад уже плохо соображал, что делает,  ибо за прошедшую неделю его мозги просто «оплавились» от нервного  перенапряжения в стрессовой ситуации. К моменту появления Дмитрия, ярость Влада стала просто  беспредельной.

Вот уже несколько дней Димка Скорин пребывал в глубокой задумчивости.  События, происшедшие с Владом и Ольгой, заставили его посмотреть другими  глазами и на свою собственную жизнь. Он вдруг почти физически ощутил ту  душевную муку, которую могла испытывать жена, зная о его супружеской  неверности. Снова и снова всплывали в памяти сцены бракоразводного  процесса, застывшее от напряжения лицо жены и растерянные, полные слёз,  глаза сына. Пожалуй, сейчас, он вряд ли пошёл бы на поводу у своей  похоти, зная о таких глобальных для себя последствиях. Собственно, что  дали ему эти оргии? Ничего, кроме опустошения, разочарования и  недовольства собой, а вспоминая «страстную Элю», испытывал омерзение,  как будто довелось прикоснуться к чему-то грязному, что до сих пор ещё  не смыто.

Почти каждый день по дороге с работы, Дмитрий приходил во двор дома, где  по-прежнему жила его жена и четырёхлетний сын. Первое время после  развода он пытался наладить отношения, искал встреч с сыном, приносил  ему дорогие игрушки, но бывшая супруга настолько категорически пресекла  эти попытки, что не помог даже приход участкового, который выслушав  гневную, обличающую тираду жены, поспешил удалиться.

Теперь Дмитрий довольствовался лишь ролью наблюдателя. Зная распорядок  дня жены, он приходил в то время, когда она возвращалась домой. Жена шла  уверенно и не торопясь, крепко держала сына за руку, который всегда  увлечённо ей что-то рассказывал. Однажды Дмитрий не выдержал и подошёл к  ним, преграждая путь в подъезд. Сын бросился к нему с криком «папочка» и  повис на шее. Обнимая сына, Дмитрий не смог сдержать слёз волнения, на  что супруга отреагировала с ледяным спокойствием. Невозмутимо забирая  сына из его объятий, она сказала только одну фразу, как припечатала:

- Ещё раз подойдёшь близко, больше не увидишь сына никогда!

С тех самых пор Димка занимал неподалёку свой «наблюдательный пост»  таким образом, чтобы видеть весь короткий путь жены и сына до подъезда.  Изо дня в день он видел как взрослеет сын, как меняется его речь и  походка, но подойти близко не смел. Когда они заходили в подъезд, Димка  ещё некоторое время он стоял возле дома, смотрел на окна их квартиры,  отчётливо представляя себе, как жена готовит ужин, как укладывает спать  сына. Каждый раз эти встречи оставляли Дмитрию столько боли, чувства  вины и сожалений, но оставалось только надеяться, что время изменит  неприятную ситуацию.

Дмитрий не оставил без внимания, сегодняшние события с увольнением  Влада, и искренне расстроился, глядя на то, как Влад, словно ошпаренный,  выскочил из кабинета начальника отдела. Какое-то подспудное чувство  вины зрело все эти дни у Скорина, и мысль о том, что он оказал влияние  на ситуацию в целом, не давало ему покоя. Но теперь, когда Влад повёл  себя, мягко говоря, не адекватно и лишился работы, был даже благодарен  другу, за отказ в выплате довольно внушительной суммы.

Сидя на своём «наблюдательном пункте», задумавшись, Дмитрий чуть было не  пропустил приход жены и сына. В этот раз они почему-то не появлялись  дольше обычного. Уже начало смеркаться, когда из-за угла соседнего дома  вышли трое. Димка сначала даже усомнился в том, что увидел. Жена шла с  мужчиной. Между ними шёл его сын и держал за руки обоих. Мужчина по виду  был не намного старше Дмитрия, далеко не красавец, но чувствовалось,  что это уверенный в себе человек, а жена была улыбчива и спокойна. Все  втроём они весело о чём-то болтали и выглядели со стороны счастливой  семьёй. Это было настолько неожиданно, что Дмитрий даже не успел как-то  отреагировать, когда все трое скрылись в подъезде.

В окнах квартиры загорелся и вскоре погас свет, а Дмитрий всё ещё сидел  на лавочке возле дома в каком-то ступоре. Он не мог дать определение  своему состоянию. Долгие месяцы после развода Дмитрий всё ещё надеялся  на то, что отношения с семьёй наладятся и, рано или поздно, жена простит  его. Сейчас глядя на её счастливое лицо, он вдруг с горечью понял, что у  них не было таких моментов. И даже удивился этому для себя открытию.  Как он мог упустить это? Как? Но кто же мог ему ответить на этот вопрос…

Ближе к полуночи, совершенно подавленный, Дмитрий едва доплёлся пешком  до дома, где жил всё это время после развода на съёмной квартире.  Проходя мимо целующейся парочки, невольно вздохнул.

- Старею, наверное… - подумал грустно, - целую вечность ни с кем не целовался…

Возле подъезда, пока он доставал из кармана ключи, из кустов мелькнула  тень. Ощутив резкую боль в спине, Дмитрий со стоном, как в замедленном  кино, опустился на землю и замер в неестественной позе, прислонившись  лицом к металлической двери подъезда…
Выждав момент, когда его «жертва» беззащитно подставится  для удара, Влад  бесшумно подскочил к двери подъезда и воткнул нож в  спину Дмитрия.  Когда тот со стоном упал возле двери, Влад кинулся  бежать, но вдруг  кто-то ловко выбил нож и так скрутил ему руку, что от  боли он рухнул на  колени…

- 27 –
Лечащий врач, осматривая Ольгу, впервые за всё время сдержанно улыбнулся:
- Ну вот… Судя по всему, через несколько дней можно будет готовить вас на выписку, а уже сегодня переведём в общую палату. – и, кашлянув, добавил, - Муженёк-то вас совсем не навещает, а вам сейчас апельсины-витамины необходимы… - и внимательно глядя на смущённую Ольгу продолжил, - В обиду себя не давайте. Здоровье – хрупкая вещь, его ни за какие деньги не купишь. А потому, нет необходимости сокращать свою, и так недолгую, жизнь до минимума. В крайнем случае, разводы у нас не запрещены.
Ольга слушала молча, закусив губу, готовая вот-вот расплакаться. В этот неловкий момент в дверь палаты негромко постучали, и вошла женщина в военной форме, поверх которой был небрежно наброшен белый халат. Это была та самая Светлана Ивановна из прокуратуры.
- Простите, я невольно услышала ваш вердикт о выписке Ольги. Если позволите, мне нужно поговорить с ней…
- Да-да, - спохватился доктор, - я не возражаю, тем более, что нашей пациентке уже значительно лучше.
Оставшись с Ольгой один на один, Светлана Ивановна изучающее разглядывала её, как будто видела впервые.
Не выдержав этой паузы, Ольга заговорила первая:
- Зачем вы пришли? Я же сказала, что не буду подписывать заявление…
- А кто вам сказал, что я пришла за вашим заявлением? – удивилась женщина из прокуратуры, - Я пришла к вам совсем по другому вопросу, хотя он тоже касается вашего мужа. – и, грустно усмехнувшись, добавила, - Если бы вы знали, Ольга, как иногда хочется ошибаться, но опыт, не пропьёшь, как говорится…
С этими словами Светлана Ивановна достала из кармана кителя связку ключей и показала её Ольге.
- Вам знакомы эти ключи?
- Да… - удивлённо подтвердила Ольга, - это ключи Влада от нашей квартиры. Откуда они у вас?
- Эти ключи изъяли в СИЗО у вашего мужа, после попытки убийства своего сослуживца…
- Нет! Это неправда! – вскрикнула Ольга! – Он не мог! Это неправда! Это неправда! … - и разрыдалась.
- Глупая, глупая девочка… - сочувствующе произнесла Светлана Ивановна, - я тоже рада бы сказать, что это неправда, но прошлой ночью ваш муж совершил преступление - чуть не убил человека. Причём сделал это хладнокровно, ножом в спину. И если вы мне не верите, то можете сами убедиться: в этом же отделении, в другой палате реанимации, лежит пострадавший мужчина, который чудом остался жив. Даже странно: что оба пострадавших от одного человека оказались в одной больнице…
Ольга притихла, поражённая новостью.
- Этот пострадавший лежит в этом отделении? – спросила с сомнением, - а мне можно к нему?
- Можно, Ольга, можно. – подтвердила женщина из прокуратуры, - Только не вздумайте уговаривать этого человека выгородить вашего муженька! Не выйдет! Уголовное дело уже заведено, и ваш муж ответит по всей строгости закона. – С этими словами Светлана Ивановна оставила на прикроватной тумбочке ключи и, не прощаясь, молча, вышла из палаты.   
Ольга сидела на больничной кровати, до боли сцепив руки. Посреди лета, в душной палате ей вдруг стало холодно до дрожи. Она прилегла, укутавшись в казённое одеяло с головой, испуганно замерев от пережитого ужаса. Поворот событий был для неё неожиданным, как гром среди ясного неба, и как реагировать на происходящее Ольга пока не знала.

- 28 –
В следственном изоляторе, Влад как-то уж быстро отрезвел. Это произошло сразу после того, как его доставили в ближайшее отделение полиции и, не особо с ним церемонясь, поздней ночью провели первый допрос. Молодые, накачанные ребята в форме, по сравнению с Владом выглядели богатырями. Когда Влад стал прикидываться не понимающим о чём идёт речь, один из полицейских хрустнув пальцами, двинул ему пару раз по почкам. Дожидаясь, когда Влад разогнётся от дикой боли, оба полицейских, как ни в чём ни бывало, обсуждали момент задержания. На столе следователя в целлофановом пакете лежал «вещ.док» - тот самый злосчастный нож, которым Влад чуть не убил Димку Скорина.
- Ты записал данные того парня, который скрутил этого придурка? – вопрошал один.
- Да, конечно, - спокойно отвечал второй, - он вместе со своей девчонкой ещё дают свидетельские показания.
Ну и добре. – задумчиво ответил первый, - похоже, что «глухаря» не будет – всё как в сказке складывается.
- Угу, хороша сказочка, - подтвердил второй, - если тот мужик не оклеймается, этот придурок по мокрухе сядет. По сказочному сроку.
- Ну, ты прямо жалостливый такой, как я погляжу, - усмехнулся первый, - может в адвокаты к нему пойдёшь?
- Да ладно тебе! – разозлился второй, - С чего бы мне жалеть этого хмыря? Ты на рожу его дебильную глянь, небось завтра и не вспомнит чего натворил…
- Ага! Конечно! – подхватил первый, - А то ты не знаешь, какие тут песни поют про «несознанку», прямо заслушаешься и крылышки каждому безгрешному на память подаришь. – Ну что, говорить будешь? - спросил зло, обращаясь уже к Владу. 
- А что говорить? – неуверенно пробормотал Влад, морщась от боли и с опаской глядя на первого, который всё ещё стоял со сжатым кулаком, готовым приложиться, - спрашивайте…
- Ишь ты, покладистый какой, - с издевательскими нотками в голосе произнёс первый, - ну, рассказывай, за что пришил мужика?
- Не знаю… - тихо пробормотал Влад, виновато опустив голову - не помню… пьяный был… дурак потому что…
 - Ишь ты! – развеселился первый, - нет, ну ты посмотри на него! Под дурака скосить уже не выйдет, ты понял? Отвечать придётся по полной программе. И молись, придурок, чтобы «клиент» выжил, а не выживёт – ты из тюряги по гроб жизни не выйдешь, я тебе обещаю. 
После допроса Влада поместили в следственный изолятор, где уже находилось четыре человека. Один из них – мужчина лет под шестьдесят, сидел немного поодаль. Видимо из «приличных» - чисто одетый, в сером костюме, светлой рубашке и галстуке, узел которого был ослаблен. Мужчина сидел, опустив голову, закрывая ладонями лицо, всей своей позой выражая отчаяние.
Второй, по всей видимости - наркоман, парень лет двадцати пяти слонялся по камере. Было очевидно, что у него «ломка». Парня трясло, он страшно таращил глаза и что-то бессвязно бормотал. Время от времени он подходил к двери и начинал стучать, требуя выпустить его в туалет. Дежурный полицейский говорил с ним через дверь, предупреждая, что если тот не прекратит «нарушать», вынужден будет применить силу. Наркоман на несколько минут отходил от двери, затем снова начинал стучать и диалог повторялся снова и снова.
Ещё двое сидели в углу камеры и тихо о чём-то разговаривали, впрочем, это не мешало обоим пристально следить за происходящим в помещении. На первый взгляд, эти двое в футболках и трениках были из «быков», парни, которых Влад всегда обходил стороной. Криминальное прошлое читалось не только по их лицам, но и по обильным татуировкам на руках и пальцах.
Когда Влада завели в камеру, все четверо повернули головы, с любопытством его разглядывая. Затем внимание переключилось на наркомана, который с каждой минутой становился всё более агрессивным. В конце концов, когда он стал непрерывно стучать в дверь головой и обеими руками, двое полицейских вдвоём вывели его из камеры, и с обеих сторон приложили резиновыми дубинками. Тщедушное тело наркомана обмякло, и полицейские волоком потащили его куда-то по коридору.
Глядя на происходящее, у Влада зашевелились на голове волосы. Остатки алкоголя уже выветрились из его головы, и пришло осознание всего ужаса положения, в котором он оказался. Паника, которая началась ещё на допросе, теперь стала невероятных размеров. Влад сидел на деревянной скамье застывший, как истукан, с вытаращенными от ужаса глазами.
- Привет, братан… - сдержанно обратился к нему один из «быков», - за что попал на нары?
- гм… - смущённо кашлянул от неожиданности Влад, - за нападение с ножом попал…
- оббан-на! – озадачился «бык», - и за что пришил?
- Не помню… пьяный был… - поспешил оправдаться Влад.
- Дуру гонишь, братан… - усомнился «бык», - я те – не следак, как было спрашиваю?
- Так и было, - виновато протянул Влад, - выпил, разозлился и ударил ножом… за что теперь уже и не помню…
- Ну, ты придурок, в натуре, - оскалился в улыбке «бык», - на мокруху пошёл и не помнишь… дуру не гони – тут тебе мозги быстро вправят.
С этими словами «бык» вернулся на место.
Отчасти Влад говорил правду. Теперь, на фоне всего происходящего, конфликт с Дмитрием казался ему не столь значительным, чтобы оказаться за решёткой, но как говорится, «после драки кулаками не машут», и что сулил ему день завтрашний, было неизвестно…

- 29 –
Медленно, словно освобождаясь от тяжкого сновидения, Дмитрий пришёл в себя от ощущения боли. Казалось, она пронизывала его насквозь и затрудняла дыхание. Силясь принять более удобное положение, Дмитрий попытался повернуться, но сделать это совсем не удалось, и ощущая себя бабочкой в коконе, он едва смог повернуть только голову. Разглядывая помещение, Дмитрий с удивлением понял, что находится в больнице. Какой-то звук привлёк его внимание, и медленно повернув голову в другую сторону, Дмитрий увидел рядом с кроватью, сидящую на стуле, девушку. Она тихо плакала, закрыв лицо ладонями, и от всхлипов вздрагивали её худенькие плечи. Это было неожиданно и непонятно. Дмитрий наблюдал за девушкой и силился понять, кто она и почему плачет? Но, по всей видимости, они не были знакомы, и это тем более было непонятно.

Девушка немного успокоилась, вытерла слёзы, и глаза их встретились. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга, затем Дмитрий, сделав усилие, тихо спросил:
- Кто вы? …
- Меня зовут Ольга, - так же тихо ответила девушка, - я – жена Влада, вашего сослуживца. Мне сказали, что он хотел убить вас, но Влад не мог этого сделать! – глаза девушки вновь наполнились слезами и голос задрожал, - И ещё мне сказали, что если вы умрёте, то Влада посадят в тюрьму! Не умирайте, пожалуйста! – и девушка опять закрыла лицо ладонями и заплакала.

Дмитрий изумлённо молчал. Каким образом здесь оказалась Ольга? Как узнала, что он в больнице? Что ответить ей, если даже он сам не понимает что произошло?
- Ольга, я не понимаю, о чём вы говорите… - произнёс с удивлением.
- Мне сказали, что Влад напал на вас с ножом и хотел убить, - всхлипывая, объясняла Ольга, - но он не мог этого сделать! Я не верю!
- Кто сказал? – тихо уточнил Дмитрий.
- Сказала женщина из прокуратуры. – вытирая слёзы, объяснила Ольга, - она сказала, что если вы умрёте, то Влада посадят! А он сейчас в следственном изоляторе… вот… Но вы же не умрёте, правда? Если нужно, я буду ухаживать за вами, чтобы вы скорее поправились… - говоря это, Ольга продолжала всхлипывать и жалобно смотрела на Дмитрия.
- Мои дела так плохи, что я могу умереть? – грустно спросил Дмитрий.
- Я не знаю, - так же грустно ответила Ольга, - я ничего не знаю… Но меня скоро выпишут и я смогу приносить вам фрукты и ухаживать за вами… Вам же нужна моя помощь?
- Ольга, - удивлённо разглядывая девушку, произнёс Дмитрий, - вы тоже лежите в этой больнице?
- Да, - смутилась Ольга, - но я уже поправилась, и меня сегодня перевели в общую палату. Если вам что-то нужно, вы не стесняйтесь, скажите мне и я помогу вам… - и смущенно покраснела.

Дмитрий испытывал странные чувства. Ему было жаль эту несчастную, плачущую девочку, которая отчасти и по его вине оказалась в такой непростой ситуации. С другой стороны он был возмущён тем, что Влад переступил некую грань человеческих отношений и, как вор, напал на него сзади. Наверное, куда проще было бы набить друг другу морды, чисто по-мужски, и исчерпать конфликт, но теперь, когда в историю вмешалась прокуратура, мордобитием вопроса уже не решить. Впрочем, что ещё врачи скажут? Какой вердикт вынесут по состоянию здоровья? Вдруг он останется прикованным к постели на всю оставшуюся жизнь?

Тысяча вопросов возникло у Дмитрия, и смущённый донельзя своей беспомощностью, он пообещал Ольге, что обязательно скажет, если что-то ему понадобится.

- 30 –
Как только за Ольгой закрылась дверь палаты, Дмитрий вздохнул с облегчением. Общение с ней оказалось для него тягостным и неприятным. Обдумывая то, что он услышал от Ольги, Димка поймал себя на мысли о том, что сожалеет о своём провокационном поступке в отношении Влада. Слишком опрометчиво было предлагать такую авантюру людям, которые совершенно не искушены разнообразными сексуальными утехами.  По всему и Ольга совсем не похожа на развратную девицу – обычная девушка, может быть даже робкая, домашняя и немного наивная.
Вспоминая лицо Ольги с грустными заплаканными глазами, Димка почувствовал укоры совести. Он не готов был к последующему общению с ней, и тем более не готов был раскрыть истинную причину нападения Влада.
- Кто знает, как отреагирует Ольга на то, что я, так нечаянно, разрушил их «семейную идиллию»? Связался с дураками на свою голову, и сам в дураках остался!  – спохватился с опозданием, - Кто ж знал, что теперь они «навешают на меня всех собак», за эксперименты секса втроём. – каялся Димка, - Кто знает, чем для меня закончится эта история. Хорошо хоть жив остался, и на том спасибо…
А Влад «сдурковал», конечно, - раздумывал далее Дмитрий, пытаясь повернуться на кровати, - и кто ему теперь виноват, что он оказался под следствием?! А я ещё чуть было не поручился за него на кредит, вот уж воистину: Бог миловал! – вздохнул, вспоминая слова однокашника, - Как же Игорь был прав насчёт Влада…
В палату вошла миловидная медсестра с капельницей. Улыбнулась, увидев, что Дмитрий лежит с открытыми глазами.
- Ну что, милый, оклеймался маленько? – спросила так же с улыбкой, - Если нужно чего, скажи – пришлю к тебе нянечку нашу – она поможет.
Ловко поставив капельницу, медсестра вышла. Почти сразу после неё в палате появилась пожилая женщина с ведром и шваброй. Аккуратно сделав уборку, женщина подошла к Дмитрию. Заботливо, по-матерински поправила подушку, подала утку без смущения и лишних слов. Уходя, из палаты посмотрела на Димку долгим взглядом и мягко сказала:
- Поправляйся, сынок! Не сетуй на то, что случилось, радуйся, что жив остался. Одному Богу известно, где найдёшь и где потеряешь. Выйдешь из больнички, сходи в храм, Николаю Угоднику свечку поставь, будет тебе от него помощь великая… А я пока тут тебе помогу, что в моих силах…
Немного позже, когда медсестра убрала капельницу, а нянечка накормила Дмитрия обедом, в палату пришёл лечащий врач. Долго озабоченно осматривал его, затем вынес вердикт.
- Жить будете, молодой человек. Угораздило же вас попасть под горячую руку, но видимо в рубашке довелось родиться. Ранение ваше хоть и не назовёшь лёгким, но молодой организм справится. Мы поможем только, что называется медикаментозным лечением. Если есть какие-то просьбы или пожелания, говорите, персонал у нас отзывчивый.
- Доктор, - смутился Дмитрий, - можно вас попросить об одолжении?
- Да, конечно, слушаю вас, - с готовностью ответил доктор.
- Ко мне сегодня приходила в палату Ольга - жена моего бывшего сослуживца, который на меня с ножом напал. Она здесь у вас тоже лечится, сказала, что вы её в общую палату сегодня перевели… Прошу Вас, оградите меня от её посещений. Не знаю как себя с ней вести – ситуация, сами понимаете, неоднозначная…
- Так-так-так… - озаботился доктор, - Ольгиного мужа я видел однажды - пренеприятнейший он тип я вам скажу! К слову, после того, как жену в больницу привезли, он ни разу её не навестил. И значит, это он на вас с ножом напал? Любопытно… Какая связь не пойму: ревность?
- Ну что вы, доктор?! – изумился Дмитрий, - Ну какая ревность?! Сегодня, здесь я впервые увидел Ольгу.
- Хм… - неопределённо хмыкнул доктор, - Тогда остаётся только сожалеть о том, что такие неадекватные и социально опасные типы разгуливают на свободе!..

- продолжение следует -

Обновлено 14.11.2019 04:53
 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 7 из 8247

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 666 гостей и 14 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
6058
3309
2981
2937
2299
2264
1993
1583
1486
1242

Комментарии