Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    370 ( +482 )
  • Олег Русаков
    221 ( +341 )
  • slivshin
    153 ( +341 )
  • gen
    97 ( +125 )
  • shadow
    84 ( +127 )
  • sovin1
    67 ( +63 )
  • Тиа Мелик
    30 ( +49 )
  • максим69
    17 ( +31 )
  • Соломон Ягодкин
    14 ( +19 )
  • olivka
    13 ( +26 )

( Голосов: 10 )
Avatar
О том, как это было на самом деле.
10.03.2012 04:36
Автор: Журавлёв Владимир Николаевич

 Они появились вместе,— туман и вечер. И сразу едва приметные мазки темноты легли на песок под ногами, а выцветшее небо проткнула игла первой звезды. Туман был ржавый и липкий.

Человек шёл сквозь туман и его ноги погружались в сыпучий холод песка. Эти ноги не знали обуви. Они знали дорогу. Их покрывали шрамы, мозоли и обломанные ногти. И тело, которое они несли,— тоже не знало уюта. Одежда нищего, копна спутанных волос над худым лицом. Диковатое сияние из-под полуопущенных век…

Ему ещё надо пройти до самого моря, сквозь большую песчаную пустошь, мимо чахлых деревьев и встречных ходоков, которые как-то сразу шарахались в сторону. Потому, что глухой инстинкт им шептал: «Это сумасшедший». Ходоки попадались только встречные,— человек шёл легко и быстро.

Впрочем, сам он не видел никого и ничего из окружающего. Он бредил. Разноцветные пятна, играя перед глазами, сплетались в рой навязчивых видений…

…Воины, окованные железом, несут знамёна с крестами. Острия их мечей и копий сверкают кровью и страхом…

…Страх заполняет серый подвал. Бледный тусклый свет, мерцают свечи и глаза людей, одетых в чёрное. Серые, убогие лица. Забитые и уверенные в себе. На скамье сидит какой-то оборванный человек в тяжёлых цепях. Сидит и дрожит. Потому что в другом углу подвала палач уже готовит орудия пыток. Тишина. Слышно только, как стучат зубы сидящего, да капает вода на сырых стенах…

И вдруг всё перечёркивает безобразный женский визг, переходящий в звериное хрипение. А пламя костра несёт запах жжёного человеческого мяса.

Нет, это не пламя! Это невыносимо яркая вспышка и гигантский клубящийся гриб дыма. И от женщины, недавно шедшей по улице, остаётся лишь тень на белой стене дома…

Да, тень на белой кухонной стене, среди блеска мытой посуды, останется от девочки, которая сейчас весело играет мячом…

А потом он увидел себя самого, привязанного к деревянному кресту. Его вывихнутые суставы болят. Зной, жажда и большие жирные мухи медленно убивают его тело. А те, кто считают себя его учениками, глядят из толпы, и уже сочиняют удобную сказку о том, что он обязательно воскреснет. «…О чём это они? О чём? Я здесь, перед ними, у них на глазах, умираю мучительной смертью. И сказки все кончились. Кончились! Мне только больно и страшно».

— Или! Или! Лама Савахвани!

Один из учеников плачет. Слёзы блестят в глазах, на лице. И серебряные монеты блестят сквозь его жадно зажатый кулак.

Очнувшись, он увидел, что небо над головой наполняется густой фиолетовой краской, низвергая на землю недоступно блистающий звёздный поток. А воздух, земля и деревья,— всё живое и неживое,— замерло в закатном ожидании чего-то несбыточного. «Боже, Боже, сколько уж лет, веков? Ведь каждый вечер всё застывает вот так, как сейчас, забывая и мир и себя… и ждёт… ждёт… Но каждый раз приходит одна только ночь. Просто ночь… Когда же? Когда?»

— Когда?— прошептала волна. Море было уже совсем близко. Лодка качалась в опасливом отдалении от берега. Рыбаки сразу узнали его длинную тощую фигуру, и погребли к нему. Он тоже пошёл быстрее. И уже не чувствуя, почти не касаясь ногами песка,— перешагнул через распухший труп большой рыбы, выброшенной штормом. В лицо ударила вонь, что-то больно укололо сердце,— он увидел, как рыба умирала. Рыбаки были ещё далеко, но они знали, через что перешагнул человек и неодобрительно зашептались: рыба была священной. А он всё шёл, погружённый в себя и в них, читая в их мыслях совсем не это, а то, чего ещё не прочли они сами. Наверное,— он не знал и не умел понимать мелких деталей; наверное, он мог воспринимать одну только сущность вещей…

Он слышал музыку, ещё не написанную, видел картины, ещё не созданные. И глаза человека, который первый узнал, что свет нельзя перегнать… «Нет ничего быстрее Света! Нет ничего быстрее света!» — мелькнула последняя мысль и всё остальное как-то сразу поблекло, стало пустым и ненужным. Потому что его сердце вдруг распахнулось лучистым цветком Света. И цветок этот был большим, просто огромным. Лепестки  пронзили небо и землю и ещё, ещё великое множество Небес и Земель. И этот Свет был искрящийся и прекрасный. Сама Природа смиренно склонилась в его сиянии…

А человек всё продолжал идти к людям, не зная о том, что идёт уже по воде. И вода, полная каким-то своим, языческим восхищением, не смеет коснуться его ног…

Рыбаки бросили вёсла, тяжело бухнулись на колени и забормотали никому непонятные молитвы…

Когда Он сел в лодку, все затихли, упали ничком, закрыв лица руками. Кто-то всхлипывал, кто-то дрожал… Но вот Он положил руку на плечо Иуды,— самого сильного, и самого напуганного. И сразу всем стало тепло и уютно. А Он сидел неподвижно и кротко,— продолжая думать о своём… А потом улыбнулся. Наивно и безмятежно. Так, как улыбаются дети.

Обновлено 10.03.2012 05:55
 

Комментарии  

 
+3 # shadow 26.03.2012 12:55
«…они способны на любые крайности, на самую крайнюю степень тупости и мудрости, жестокости и жалости, ярости и выдержки. У них нет только одного: понимания. Они всегда подменяли понимание какими-нибудь суррогатами — верой, неверием, равнодушием, пренебрежением. Как-то всегда получалось, что это проще всего. Проще поверить, чем понять. Проще разочароваться, чем понять. Проще плюнуть, чем понять»
братья Стругацкие, "Улитка на склоне".
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1835 гостей и 2 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
9011
7872
5195
4745
3185
2473
2390
2364
1991
1845

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de