Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    281 ( +294 )
  • Gosha
    159 ( +157 )
  • slivshin
    88 ( +225 )
  • gen
    70 ( +118 )
  • НАДИН
    53 ( +147 )
  • Тиа Мелик
    53 ( +148 )
  • sovin1
    43 ( +48 )
  • shadow
    24 ( +72 )
  • Соломон Ягодкин
    14 ( +13 )
  • максим69
    13 ( +43 )

( Голосов: 5 )
Avatar
Зелёный огонёк (в сокращении) (из сборника "Зелёный огонёк")
07.04.2012 15:33
Автор: Danber

 

Я буду любить тебя! Можно?
Ни год и ни два, а вечность...

(Моему братишке посвящается.)

Багровое солнце, прощаясь с городом, садилось за горизонт, окрасив крыши соседних домов в розовое. Во дворе ещё кипели страсти маленьких фанатов футбола, старушки ещё не спешили покидать скамейки на детской площадке; соседский паренёк всё ещё возился с недавно купленным «москвичонком», выслушивая комментарии приятелей. В общем, дворовая жизнь продолжалась – приближающееся лето подарило тёплый, чудный вечер. А откуда-то со стороны Воробьёвых Гор на эту размеренность уже медленно надвигалась огромная туча. Вот она остановилась над собором Василия Блаженного, повисела там и, поразмыслив, двинулась в сторону Лериного дома.
Лера стояла у окна и наблюдала, как солнце с каждой минутой становится всё меньше и меньше; как туча, разогнав всех по домам, накрыла собой весь двор и сперва неспешно, а затем, набирая темп, начала выдавливать из себя огромные капли дождя. С противоположной стороны дома улица моментально опустела; и лишь визг девчонок из какой-то запоздавшей компании напомнил о том, что жизнь никуда не подевалась, что люди всего лишь спрятались от дождя в своих домах. «Своих домах... Домах... До – мах...» - стучало в Лериных висках, витало в воздухе и барабанило дождём по стеклу.


В течение двух лет Лера взлетала и падала, падала и взлетала. Жизнь ставила всё с ног на голову и наоборот. И в сравнении с этим кавардаком, последний год был слишком уж спокойным и определённым. Иногда это настораживало, заставляло становиться в жёсткую стойку самообороны в ожидании какого-то очередного подвоха со стороны судьбы. А порой Лера просто не верила в свою удачу. Не верила тому, что заставила замолчать своих самых ярых противников. И даже Егор, который поначалу приходил в бешенство оттого, что она смогла жить без него, что она не прибежала к нему со слезами и мольбой о помощи, успокоился. Он просто исчез из её жизни. Как исчезает всё то, что было лишним.
Вместе с тем пропал и Иван. За этот год он позвонил всего пару раз. А Лера не хотела ему мешать, хоть иногда и сходила с ума от неизвестности. Она не могла забыть его, вычеркнуть из своей жизни; делала для этого, как ей казалось, всё, но не могла. И, когда-то загнанные подальше вглубь сознания, мысли о нём сейчас выплыли на передний план.


Дождь прекратился также внезапно, как и начался. И такая тишина окутала всё вокруг, что стало тоскливо и одиноко. Лера спустилась во двор, на какое-то мгновение задержалась у подъезда и, дальше не раздумывая, направилась к машине.
Трасса была пустой, на удивление по-летнему пёстро-зелёной и освещённой заходящим солнцем. Но стоило отъехать от окружной дороги на десяток километров, как всё та же, видимо, туча настигла Леру. Крупные капли дождя застучали по лобовому стеклу, стекая быстрыми ручьями на капот. Она проехала пост ДПС; и когда машина пересекла какую-то невидимую границу, будто врезалась в другой мир и в другую жизнь, Лерино сердце начало медленный ход вверх-вниз.  В ней вдруг заговорил разум: «И что. Я столько времени стучалась туда, где меня никто не ждал. Что я ему скажу? Два года назад уже всё было сказано. А теперь? Ведь он даже не звонил!» Первым порывом было - развернуться и уехать в обратную сторону. «Но я тоже хороша! Гордость видите ли! Подумаешь!»

С такими мыслями она всё-таки подъехала к дому Ивана, когда солнце уже практически село за горизонт.
Его дом был погружен во тьму. И только фонарь, купленный когда-то Лерой на блошином рынке в Италии и подаренный Ивану со словами «он пришёл к тебе из позапрошлого века», одиноко горел жёлтым светом в темноте. «Хорошо, что не красный», - подумалось Лере. Когда-то они с Иваном договаривались, что каждый цвет будет обозначать что-то определённое. Зелёный – он дома и ждёт её с нетерпением; жёлтый – его нет, но он где-то недалеко и скоро будет дома; красный – он где-то по очень важным делам и когда вернётся не известно. Но, может быть, он давно не играет в эту игру?


Целый год Лера сюда не приезжала. Судя по очертаниям, что-то изменилось, но в сумерках трудно было разобрать, что именно. Лера вышла из машины и, осторожно ступая – помнила, как когда-то на этом месте сломала каблук, направилась к дому.
- А там никого нет! Уехали! – услышала она рядом грудной голос.
Лера обернулась и увидела Мариву – так они когда-то с Иваном, смеясь, называли его соседку, Марию Ивановну. «Между вами какая-то нерушимая связь,- шутил Иван с серьёзным видом. - Я, пожалуй, начну ревновать!» А Лера в ответ строила такую невинную рожицу, что оба они прыскали, а потом покатывались со смеху.


Мария Ивановна, пять лет назад потеряла дочку в авиакатастрофе, потом похоронила мужа; внуков у неё не было, а Лера ей почему-то сразу приглянулась. То ли дочь напоминала, то ли её саму в молодости. И стоило Лере переступить порог дома, как Марива тут же находила предлог зайти в гости: то «свежих щец соседушке дорогому», то «а пирог-то какой знатный у меня сегодня вышел», то «помоги, Ванюш, с забором», то «Лерочка, окошко помогите-ка вымыть», то клубнички, то яблочек и так далее, и так далее. И, каждый раз, встретившись с Иваном, донимала его расспросами про Леру. Мол, что да как? Да как познакомились, да есть ли у неё дети? И не собираются ли они венчаться? Иван поначалу вежливо отмалчивался, а когда всё это ему порядком надоело, набрал в лёгкие побольше воздуха и громко так, хоть и вежливо, оборвал соседку на полуслове:
- Хватит!!!
Заметив, что у Марии Ивановны начал подрагивать подбородок, Иван чуть смягчился:
- Марья Иванна, голубушка вы наша, пожалуйста, хватит.


- Лерочка! Детка! А я сразу вас и не признала! Давненько вас что-то не было! А Ваня умчался куда-то. Видела, как он выезжал со двора. – Марива хотела ещё что-то добавить, но, видимо, передумала.
- Здравствуйте, Мария Ивановна! Я вот была в ваших краях, решила навестить старых знакомых, - смущённо ответила Лера.
- Знакомых, значит… Старых… - Марива поджала нижнюю губу. – Вон как всё поменялось… А я всё никак не могла на вас налюбоваться, так уж вы шли друг другу. Думала, на свадьбе вашей погуляю. Своих уж - никого, думала, хоть на вашей… - Её голос дрогнул и Лере показалось, что Мария Ивановна сейчас расплачется.
- Мария Ивановна, ну что вы! – Лера не знала, что ещё сказать. Да и что говорить? Права она. Выдумала тоже – «старых знакомых». Лера попыталась перевести разговор на другую тему. – Так вы говорите, Иван уехал. А давно?
- С час как уехал. Весь день дома сидел – слышала, что музыка гремела. Гости, видать, какие-то были. Может, провожает кого? А вы как? Домой поедете? Коль проездом? – Соседка Ивана внимательно посмотрела на Леру.
- Да если уж заехала, подожду немного, – решение это к Лере пришло как-то внезапно.
- Вот и хорошо! – обрадовалась соседка. – А если хотите, Лерочка, у меня подождите. Я чайку поставлю.
- Спасибо, Мария Ивановна, я в машине посижу, – ответила Лера. И, заметив, что Марива тяжко вздохнула, добавила, - пока посижу.


Лера осталась одна в полной тишине. «И что дальше?» - опять разум заговорил в ней. «Раз приехала, сиди и жди!» - ответила она сама себе. Она снова взглянула на одинокий жёлтый огонёк. «А, может, игра не закончилась?» - мелькнула обнадёживающая мысль.


...Тогда стоял холодный ноябрьский вечер, Лера возвращалась с работы.
- Я вам сегодня ещё нужен, Валерия Олеговна? – спросил водитель, не зная, что задал пророческий вопрос.
- Что ты, Жень! – Лера взглянула на часы. – Уже девять, тебе завтра в такую рань вставать.
Поднявшись домой и что-то перекусив, она решила набрать номер Ивана. Но телефон молчал. «Наверное, уже отдыхает, - подумала Лера, - он так выматывается». Но через минут десять её телефон зазвонил.
- Лер, привет! Ты где? – услышала Лера такой знакомый, но такой непонятный его голос.
- Привет, Вань! Дома. А что у тебя с голосом?
- Голос как голос! – как-то раздраженно ответил Иван.
- А ты, вообще-то, где? – непонимающе спросила Лера.
- У Серёги. Сидим вот, пьём, – голос Ивана погрустнел.
- А почему так грустно? – Лера добавила напускной весёлости в интонацию. Она поняла, что с Иваном что-то не то и попыталась подбодрить его.
- Лерка! Мне так плохо! – вырвалось вдруг у Ивана то, что он никогда себе не позволял.
Лера пришла к выводу, что действительно дела плохи, раз Иван начал раскисать.
- Хочешь, я к тебе сейчас приеду? – спросила она уже тише.
- Правда? Прямо сейчас? Ты можешь? Ведь так поздно! Как ты доберёшься? – Иван сыпал вопросами. – Очень хочу! – в итоге ответил он.
- Хорошо, – уже совсем тихо выдохнула Лера и нажала кнопку «отбой».
Она тут же набрала номер водителя:
- Женя, ты мне срочно нужен! – спокойно, но твёрдо сказала она, краем глаза наблюдая за стрелкой часов, приближающейся к половине десятого.
- Понял. Через двадцать минут буду у вас, – ответил водитель.
Когда они въезжали в городок, где жил Иван, было около одиннадцати ночи. Лера ему позвонила:
- Ваня, Ты где?
- Лера?! – удивлённо воскликнул Иван. – А ты? Ты уже выехала?
- Вань! Я уже успела приехать. Где тебя искать?
- Так ты … Правда?... – Иван объяснил, где он находится.
Они подъехали к дому, где он коротал этот вечер. Ждали недолго, минут пять. Иван вышел из подъезда пошатывающейся походкой – Лера его таким ещё никогда не видела, без шапки и в пальто нараспашку. Она вышла из машины ему навстречу.
- Лерочка! Я не думал, что ты… сможешь приехать… ко мне. А ты… Так поздно… Я так рад! – Иван, не смотря на свою нетрезвость, крепко обнял её, приподняв над землёй. – Как ты добиралась? Автобус уже не ходит, – пришёл он в себя. – Тебя никто не обидел? – Он отстранился и внимательно посмотрел на Леру.
- Ванька! Какой же ты глупый! Такой большой и такой глупый!
- Что? – не понял Иван.
- Как я могла не приехать? – произнесла Лера.
Иван опять обнял её и начал целовать лицо, казалось, что своим приездом Лера вернула ему утраченную уверенность в чём-то очень важном. Она попыталась вырваться, но он так крепко её прижал к себе, что Лера чуть не задохнулась:
- Ваня! Водитель!
Иван ослабил объятья, непонимающе посмотрел на неё:
- Где?
- В машине, – спокойно ответила Лера.
Потом она, как маленького, затащила его за собой на заднее сидение машины, ничего не объясняя. Она почувствовала, что здесь ему нельзя сегодня оставаться, что именно сейчас она ему очень нужна. А он и не сопротивлялся. Только и сказал:
- Лер! Я у Серёги всё оставил: и свитер, и шапку, и сумку с деньгами…
- Да ладно, - ответила Лера, - разберёмся.
А потом всю дорогу он целовал ей руки и говорил, что никто и никогда ещё ради него ничего такого не делал.
- Чего? – не понимала Лера.
- Я же говорю – ни-че-го! – отвечал Иван.
Посидев какое-то время, она включила в салоне свет, открыла бардачок и начала оттуда всё извлекать. В конце концов, её рука наткнулась на металлические предметы. Лера достала два ключа от его дома, которые почти год назад она бросила в машину, чтобы при случае вернуть их Ивану. «Вот и подходящий случай», - подумалось.
Лера беспрепятственно вошла во двор, поднялась на крыльцо, дрожащей рукой открыла входную дверь и нерешительно переступила порог. Включила свет, взгляд её тут же выхватил из множества вещей знакомый туесок. Сердце её дрогнуло; она подошла к корзинке поближе и заглянула внутрь; там лежали две лампочки: зелёная и красная.


- Ва-а-а-нь! – протянула девушка, нахмурив бровки. - Давай побыстрее! Я уста-а-ала!
Иван молча вёл машину, никого не замечая. Почему-то сегодня весь день из головы не шла Лера. Уже прошло почти четыре года с тех пор, как он увидел её впервые. С самого первого мгновения он понял, что его с этой женщиной что-то связывает. «А, может, мы с тобой встречались всё-таки?» - не один раз спрашивала Лера. «Когда?» - удивлялся он; казалось, уже все возможные места встреч вспоминали. «Когда-нибудь. В прошлых жизнях», - задумчиво отвечала Лера. Иван часто вспоминал эти её слова, и с каждым разом всё больше укреплялась в нём вера, что так оно и есть, что их связывают не годы, а целые века.
Но что он мог предложить её сейчас, в этой жизни? Неустроенность быта, неуверенность в своих чувствах, мизерный доход, наконец? Всё это настолько угнетало Ивана, что он всё реже и реже звонил ей и всякий раз, когда она пыталась его расшевелить, вытащить на какой-нибудь концерт или куда-нибудь «в свет», как она говорила, придумывал какие-то несуществующие запланированные дела и встречи. Он видел, что она расстраивается, и это его угнетало ещё больше. Хотя, первое время он шёл у неё на поводу: разрешал оплачивать счета, скрепя сердце смотрел на немыслимые подарки, которые она делала. Но рано или поздно это должно было прекратиться. И однажды, когда Лера в очередной раз, приехав к нему, привезла какое-то безумно дорогущее вино и кучу всяких вкусностей, сказал:
- Лер! Ты никогда не думала, в какое положение ты меня ставишь?
- Вань! Да ладно тебе! Ты же сам говорил, что мы друзья! А друзьям разве запрещается?
Оказывается, он для неё был просто другом. И Иван ещё больше запутывался.


Он очень жалел, что судьба их свела именно так, что он без проса ворвался в её жизнь. Что тогда, почти четыре года назад, он приехал к ней на встречу с одной лишь целью – вернуть свою молодую жену, которая сбежала от него с Лериным мужем. Тогда он думал объединить силы, чтобы вразумить их непутёвых супругов. А когда он услышал от Леры, что она давно была в курсе всего происходящего и что уже полгода как в разводе, заметался из угла в угол с монологом о своей семейной жизни. Лера терпеливо всё слушала, а потом только и спросила: «Ты её до сих пор любишь и хочешь вернуть?» Он не смог тогда даже посмотреть на неё, а лишь, опустив глаза, кивнул в ответ.


И этот неприятный пунктик, он знал, Леру расстраивал; и когда он невзначай вспоминал что-то из прошлого, видел, как тускнели её глаза, хоть она и старалась держать себя в руках и даже пыталась улыбаться. О! Он хорошо знал эту её особенную улыбку! Он знал, что за этой улыбкой последуют такие язвительные шуточки, от которых он готов был провалиться сквозь землю, исчезнуть, испариться; ему казалось, что он краснеет от ушей до кончиков волос, но только и мог произнести, что:
- Лерка! Ты просто стерва! – говорил совершенно беззлобно, даже с уважением каким-то.
А Лера победоносно усмехалась и молчала в ответ. В эти минуты он её обожал.


Когда она уезжала, он не находил себе места, в голове образовывалась такая каша, от которой он не мог избавиться. Но это продолжалось недолго; через день, два, максимум через неделю жизнь входила в своё русло, и её черты постепенно размывались, тускнели под напором будней. Но иногда среди ночи им обуревала жуткая ревность, он вскакивал оттого, что её нет рядом, бродил с сигаретой в зубах по комнатам, думая о том, как кто-то другой сейчас обнимает её. Его воображение начинало рисовать картинки, от которых он приходил в ярость и от всего этого метался по дому как безумный. Несколько раз он даже одевался и выходил к машине, собираясь поехать к ней, но вовремя останавливался.



- Ой, Вань, посмотри! Он зелёный!
- Что? – Иван задал свой коронный вопрос.
- Ну, фонарик твой! Когда уезжали, он был жёлтый, а сейчас – зелёный.
Иван нехотя перевёл взгляд с дороги на свой дом и - не поверил своим глазам! «Это она! Она! Она!» - стучало миллионом молоточков в голове. Он резко остановил машину, рискуя протаранить парапет и свалиться в овраг.
- Что с тобой, Вань?! – испуганно спросила девушка.
- Люда!.. Я сейчас вызову такси, посажу тебя в машину, и ты поедешь к себе домой! – он посмотрел на пассажирку.
- Как это?! – с расширенными от удивления глазами воскликнула Людмила.
- А вот так это! – зло выдохнул Иван. – Так надо, - сказал он уже примирительно, набирая номер вызова такси.
- Да что случилось?! Объясни! – недоумевала Люда.
- Потом… Всё потом, Людок… - казалось, Иван разговаривает сам с собой.
Через пару минут из-за поворота показался зелёный огонёк такси. Иван выскочил из своей машины, рассчитался с таксистом, объяснил ему, куда нужно будет ехать, вытащил упирающуюся и ругающуюся Людмилу из одной машины и буквально затолкал её в другую. Всё это он проделывал как в каком-то сне, механически, неосознанно; а в голове всё время стучали молоточки: «Она! Она!»


На ватных ногах он подошёл к двери своего дома, вставил ключ в замочную скважину, но дверь была заперта изнутри. Он поднял голову, посмотрел на ночное небо, усыпанное миллиардом звёзд, успел подумать, что завтра будет замечательная погода, и тут услышал, как изнутри кто-то поворачивает ключ. Ему на секунду показалось, что он перестал дышать, сосредоточившись лишь на этом металлическом скрежете. Дверь приоткрылась, и он увидел её.


- А я еду вот, смотрю – огонёк… Это… Ну… Горит… Вот, на огонёк к вам… - Иван бестолково дурачился и во все глаза смотрел на Леру. - К вам… на огонёк… Заглянул…
- На зелёненький? – улыбаясь, спросила Лера.
- На зелёненький! – выдохнул, почти выкрикнул Иван. Подхватил Леру на руки и закружил по дому.


Они не слышали как кто-то упорно звонил в дверь, потом ниоткуда возникла Марива:
- А я слышу, у соседа шум какой-то. Дай-ка, думаю, загляну... А дверь открыта почему-то...
Москва, 2006г.

 

Обновлено 10.08.2012 14:06
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 2367 гостей и 3 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
4598
2933
2397
2094
1897
1678
1612
1603
1535
1132

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de