Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • slivshin
    160 ( +278/-0 )
  • gen
    100 ( +84/-3 )
  • shadow
    96 ( +145/-0 )
  • Аркадий Голод
    51 ( +90/-7 )
  • sovin1
    43 ( +41/-8 )
  • Оскар Природин
    42 ( +66/-2 )
  • Владимир Хорошевский
    33 ( +20/-0 )
  • Тиа Мелик
    29 ( +75/-0 )
  • Volgski
    24 ( +50/-1 )
  • Сергей Арт.
    20 ( +39/-0 )

( Голосов: 5 )
Avatar
Двойная агрессия
13.10.2010 14:47
Автор: Громов Вадим Александрович
Dedicated to Demi and Sinda.

Будет выпущен на волю
Живой огонь,
Скрытая смерть внутри ужасных
И страшных шаров

Мишель Нострадамус, «Центурии»



Часть 1. Надежда на миф

Лес на склоне холма освещал лишь тусклый желтоватый свет ранней луны. Величественные кроны вековых деревьев воздымались вверх, унося с собой память поколений и калейдоскоп событий, невольными свидетелями которых они стали много веков тому назад.
Под навесом могучих ветвей старого дуба тихо вздохнул человек, послышалось робкое шуршание листвы.
Человек привстал со своего ложа – пышной подстилки из вечнозеленой мягкой травы – и огляделся. Вокруг него царил сон. Убедившись, что его пробуждение осталось незамеченным, он медленно встал. Стены его жилища, реагируя на движение, на секунду тускло засветились синеватым светом. Медленно, чтобы не потревожить покой спящих, он прошел в противоположенный конец комнаты, туда, где, как он помнил еще с раннего детства, находился выход. На каждый его шаг энергетические стены реагировали мутным свечением – и чем более резким было движение, тем ярче они светились. Подойдя к невидимому обыкновенным глазом краю стены, человек протянул перед собой правую руку, сосредоточился на секунду, направляя свой взгляд в центр ладони. Освещая комнату и спящих в ней людей, в его руке быстро вырос сгусток зеленоватой энергии. Осторожно, стараясь не делать резких движений, человек направил руку к невидимому кокону стены. На секунду он исказился, открыв проход на улицу, к непроглядной чаще древнего леса. Человек медленно прошел в очерченный зеленоватой тускло пульсирующей дымкой выход и полной грудью вдохнул пахнувшей хвоей и свежей водой протекающей неподалеку реки воздух. Как только человек пересек границу выхода, кромка на коконе дрогнула и быстро сомкнулась у него за спиной в сплошную линию, которая через полсекунды исчезла.
Человек огляделся. Вокруг спали люди, казалось, ничем не защищенные от холодных лесных ветров и диких зверей. Но это была всего лишь иллюзия. Каждую семью охраняли невидимые стены их дома, готовые тотчас отразить любую атаку хищника, за доли секунды нагреваясь до очень высоких температур, предчувствуя опасность.
Человек, в свете луны было видно, что это молодой мужчина лет двадцати пяти, наизусть помня расположение коконов, медленно двинулся вглубь леса, хотя теперь никакой опасности разбудить спящих не было – оболочки жилищ не пропускали звука, лишь свет и воздух могли свободно проникать внутрь.
Достаточно углубившись в лес, человек остановился на несколько секунд, прислушиваясь, и вновь протянул перед собой ладонь. Через мгновение лес вокруг озарил мягкий голубоватый свет. Привыкая к нему, человек на секунду сощурился, затем огляделся. Вокруг рос в полудреме низкий кустарник, чередуясь с толстыми стволами мудрых деревьев. Никого вокруг. Тогда мужчина сел на траву, положил рядом с собой созданный силой его мысли яркий сгусток пульсирующей энергии и начал ждать.
Вскоре вдалеке, то скрываясь под кронами деревьев, то появляясь вновь, показалась яркая светящаяся точка. Затем послышался приглушенный шуршанием густой листвы хруст веток, и из леса на небольшую поляну, где сидел уже знакомый нам человек, вышел другой, освещая свое присутствие менее ярким, с красноватым отливом, светом. Сев напротив, гость положил свой свет рядом с собой и посмотрел на небо.
- Кай, ты уверен в своем решении? – гость посмотрел в глаза другу. В них отражалась грусть, решимость и уверенность в себе.
- Да, Сиер, я уверен. Я слишком долго прожил в мире Ордена, я устал, - Кай посмотрел на два лежавших рядом сгустка переливающегося света, - Я устал жить в этом идеальном мире, где правит природа.
Сиер кивнул.
- Тогда ближе к делу, - он снова посмотрел на небо, определяя по положению звезд время, - Скоро на место придет Сарт. Чтобы успеть, нам нужно идти уже сейчас.
Сиер встал и взял в руки свой свет. Его примеру последовал и Кай.

Когда все началось, точно не мог сказать уже никто. Только самые древние и могучие дубы в четыре обхвата запечатлели в своих недрах запахи и обстановку тех давно минувших времен. Тогда людей на планете было в четыре раза больше, тогда их возможности были ограничены только рамками умных механизмов. Техногенная эра уже давно вошла в историю человеческой цивилизации черным грязным пятном, пропахшим бензином и маслом. По сравнению с эрой Ордена Жизни, эра техники длилась очень недолго – всего четыре столетия. В те далекие времена мысль считали нематериальной, а все процессы в природе объясняли лишь с точки зрения грубой физики, не считаясь с душой человека, так как душа, мысль и остальные не поддающиеся научному объяснению, как было принято считать, феномены, были под строгим табу. И только лишь спустя двести лет после окончания техногенной эры, в самом начале эры Ордена Жизни, люди поняли наконец, что именно на этих “феноменах” и строится все сущее, а все остальные процессы – лишь производные мысли и других необъяснимых с точки зрения классической науки того времени явления.
Техногенная эра развивалась очень бурно, но, словно мотылек, канула в историческое забвение, едва начавшись. Пагубное воздействие на природу “человеком разумным” достигло высшей точки уже через три столетия после изобретения первой паровой машины. Еще через полвека нещадное расточительство земных недр привело человечество на грань гибели. Вместе с последней каплей нефти и с последним глотком природного газа перед человечеством встал вопрос, достаточно простой, чтобы его сформулировать, но слишком сложный, чтобы дать на него ответ: “Что делать дальше?”. Именно тогда было положено начало великой эре Ордена Жизни. В зависимости от того, как люди отвечали на этот вопрос, они начали подразделяться на людей, принявших гибель технической цивилизации и перебравшихся жить в леса, и людей, слишком сильно привязанных к технике и изо всех сил старающихся сохранить погибающий очаг былых времен.
И именно люди, ушедшие в лес, избрав природу, сумели через сотни лет возродить цивилизацию, но уже цивилизацию другого рода и с гордостью именовать себя Орденом Жизни.
В отличие от них, люди, избравшие путь техники, могли лишь поддерживать и сохранять полученные от предков знания классической науки, но никак не развивать их. Но так было не долго. Технократы, справившись с трудностями выживания в мире техники и немного укрепившись в своих идеалах, объединили все свои знания и достижения и создали огромный город – Мегаполис, единственный очаг технической цивилизации. И случилось это лишь на пятый век после начала Светлой Эры, то есть на пятый век после укрепления Орденом Жизни своих главенствующих позиций на планете.
Самого Мегаполиса никто из живущих под знаменем Ордена людей никогда не видел, но о нем, как о городе-мифе из века в век повествовались весьма пугающие, но тем не менее величественные поверья. Рассказывалось, что Мегаполис парит где-то далеко в небесах, что в этом городе нет людей, а только лишь мыслящие механизмы, что в Мегаполисе построены величественные замки, кишащие разнообразными механическими ловушками и западнями. Но тем не менее, все прекрасно знали о существовании Повстанцев, людей-приверженцев техники, за одну только встречу с которыми могли лишить жизни. Никто не знал, живут ли они в Мегаполисе или скрываются где-то глубоко в лесах. Для людей Ордена это не имело никакого значения, так как они твердо знали: техногенная эра никогда не возродится вновь. Так думали все. Все, кроме Кая и Сиера, двух друзей, в тайне грезивших с самого раннего детства попасть в Мегаполис и проделывающих каждую неделю огромный путь, чтобы увидеть в тайне от общины величественное и пугающее своей запретностью зрелище: древнюю автомобильную стоянку, на которой каким-то чудом сохранился насквозь проржавевший кузов древнего пикапа.
Они верили, что техника вновь победит природу, как сделала это много веков назад, и шли сейчас в мифический Мегаполис, чтобы оказать Повстанцам всю посильную помощь в достижении этой цели.
Ни Повстанцы, ни Орден никогда не показывали своих истинных возможностей. Если бы не такие как Кай и Сиер, Повстанцы возможно бы до сих пор думали об Ордене как дикарях, у которых нет своих собственных технологий. Конечно, это было не так. За долгие века, проведенные в гармонии с природой, жители Ордена догнали, а во многом и перегнали людей конца техногенной эры. Отличие было лишь в одном – для технократов материалом была сталь, топливом – все, что можно было извлечь из покалеченной ими планеты, а для Ордена материалом был вакуум, а топливом – мысль.
До людей Ордена и вовсе не доходило никаких сведений о возможностях Повстанцев, поэтому их было принято считать лишь дикарями, грезившими о возрождении технической цивилизации. Но действительно ли это так?

Кай и Сиер шли уже около трех часов. На востоке, озаряя небо бледной густой дымкой, восходило солнце. До цели – древнего, покрытого пеленой веков города, название которого с трудом могли вспомнить даже Повстанцы – оставалось совсем немного. И вот примерно через полчаса, когда лес расступился, взорам путников предстала наполненная грустью и былым величием картина: разрушенный временем город воздымал ввысь некогда величественные небоскребы, соседствующие с небольшими двух- и трехэтажными сооружениями. Асфальт и бетон покрылся, словно шрамами, глубокими трещинами, сквозь которые, будто провозглашая победу природы над техникой, пробивались уверенно небольшие кустарники. Кое-где на некогда оживленных автомагистралях, рассыпая по городу отраженный малиновый свет восходящего солнца, тысячами осколков расстилалось битое стекло. Над головами серпантином тянулось несколько рядов уходящих в небо транспортных развязок, только единицы из которых сохранили свою целостность; остальные же либо были почти полностью разрушены временем и сточены дождями, либо обрывались, пропуская свет еще не до конца скрытых сиянием утра звезд.
- Это точно то место? – Кай вопросительно посмотрел на друга, - Где Сарт?
Они оба понимали, что это их последний шанс. Если сейчас им не поверят, если по каким-то причинам эта встреча не состоится, они будут вынуждены скитаться по лесам до конца своих дней.
Внезапно в небе появилась яркая точка, которая, постоянно увеличиваясь в размерах, сопровождала свое приближение все нарастающим гулом. В изумлении, Кай и Сиер наблюдали эту картину, с каждой секундой все отчетливее различая в ней вовсе не небесное тело, творение природы, а детище классической науки давно ушедшей эпохи технической цивилизации.
- Значит… - у Кая от волнения перехватило дыхание, он едва мог говорить, - Значит, Мегаполис – не миф…
Сиер также стоял не в силах пошевелиться от охватившего все его существо изумления и благоговейного страха. Словно завороженные, они наблюдали в покорном молчании, как корабль, - сомнений быть уже не могло, - резко сбавил скорость у самой границы с землей и медленно опустился, выдвинув для посадки несколько упоров из овального корпуса. Обшивка корабля излучала сильный жар, так, что Кай и Сиер, стоя от него в двадцати метрах, испытывали невыносимое желание отойти еще дальше. На его обшивке был отчетливо виден символ Мегаполиса: в центре – треугольник, вытянутой вершиной направленный вниз и продавленный вверху наподобие хвоста ласточки; по бокам – стилизованные треугольники наподобие крыльев.
- Невероятно, - прошептал Кай, не в силах отвести взгляд от корабля, отражавшего своим корпусом, словно зеркало, заброшенный уже давно город и все более настойчивый красноватый свет восходящего солнца.
Корабль по-прежнему стоял без движения, и Кай и Сиер уже начали было сомневаться, что внутри него действительно кто-то есть, но через некоторое время в овальном корпусе появилась человеческого роста тонкая черная щель. Стремительно расширяясь, она образовала что-то наподобие прохода. Инстинктивно друзья отступили и образовали вокруг себя плотный энергетический кокон, пульсирующий у Кая синеватым, а у Сиера зеленоватым светом, готовый отразить любую внезапную атаку.
Еще через некоторое время в проходе показалась человеческая фигура, а еще через мгновение ловким движением на землю спустился смуглый мужчина средних лет. Облачен он был целиком в кожаное одеяние: тяжелый, черный, словно ночь, длинный плащ, кожаные брюки, плотно прилегающие к телу, на ногах – тяжелые полусапоги, украшенные множеством металлических нашивок. На левом предплечье – блестящий на утреннем солнце символ Мегаполиса.
Сиер, приветствуя гостя, протянул правую руку перед собой, ребром ладони указывая на него, затем приблизил руку к груди, касаясь ее ребром большого пальца. Затем он осекся и быстро опустил руки. Сарт презрительно хмыкнул и подошел почти вплотную, но все же боялся докоснуться созданного поля, так как знал: такое касание может превратить его плоть в прах.
- Приветствую вас, - Сарт разглядывал незнакомцев с интересом и некоторой подозрительностью, - Враги Ордена – наши друзья.
Он испытующе посмотрел на двух друзей, ожидая их реакции. Но те промолчали. Они уже давно свыклись со своим положением.
- Мори , - Кай кивком головы поприветствовал Сарта. Последний же явно опешил, но, взяв себя в руки, через секунду произнес:
- Вы говорите на нашем языке, - скорее для себя высказал он. В его глазах зажегся холодный интерес.
- Да, - Кай продолжал говорить на языке Повстанцев, - мы настроены очень серьезно и готовы оказать вам всю посильную помощь.
- Вы готовы бросить своих родных и друзей? Скорее всего, вы их больше никогда не увидите.
- Мы уже сделали это, - Кай повернулся к Сиеру, - а друг у меня один, и он – рядом со мной. Дороги назад уже нет. Если мы вернемся в Орден, нас, скорее всего, придадут смерти.
- Вас будут искать?
- Возможно. Но в любом случае недолго. В соответствии с Кодексом Ордена, если пропавший человек не был найден в течение суток после пропажи, он считается погибшим. Если же он возвращается сам спустя несколько дней и не может доказать существования обстоятельств, которые явились причиной его отсутствия, считается, что он по своей воле ушел из Общины и мог передать важную информацию Повстанцам. Поэтому такой человек придается смерти.
- Ничего в вашем гнилом обществе за последнюю тысячу лет не изменилось, - заключил Сарт.
- В их обществе, - поправил Сиер.
Сарт одобрительно кивнул.
- Хотя Орден и считает нас извергами и дикарями, но даже у нас нет таких жестоких законов. Смертью у нас карается только лишь убийство человека, попытка бегства из-под стражи и угон корабля.
- Возможно, потому что вас не так много? – предположил Кай
Сарт улыбнулся, явно довольный неведением Ордена.
- Скоро вы все узнаете, - он ушел от ответа.
- Вы нам доверяете? – спросил Сиер, подняв на повстанца вопросительный взгляд.
- Я доверяю фактам. А они говорят о том, что Орден крайне редко идет на контакт. Отключите силовые поля, - потребовал Сарт.
Кай и Сиер повиновались.
- Отлично, - Сарт подошел вплотную к Каю, затем достал из-за пояса пистолет, похожий отдаленно на те, которые друзья видели в древних книгах.
- Что это? – он отстранился и недоверчиво посмотрел на Сарта.
- Это к вопросу о доверии. Это – датчик. Я вживлю вам его под кожу. При попытке бегства он автоматически выбросит вам в кровь достаточное количество быстродействующего яда.
Кай и Сиер переглянулись, но отступать было уже поздно.
- Хорошо. Мы согласны, - сказал Кай и вытянул вперед руку.
- Кто бы сомневался, - Сарт довольно усмехнулся и коротким выстрелом вживил под кожу нанокапсулу-передатчик. Затем последовала очередь Сиера.
- Теперь можно отправляться в путь, - Сарт убрал пистолет обратно, резко развернулся и быстрым шагом направился к ожидавшему их кораблю.
Двое друзей чуть помедлили, но затем последовали за ним.
Оказавшись у входа, Кай остановился. Он никогда раньше не видел металл, только читал про него тайком в запрещенных древних книгах. Он протянул руку и осторожно дотронулся до корпуса корабля. За время разговора он успел остыть и теперь излучал лишь еле заметное тепло. Поверхность оказалась гладкой и твердой, словно камень; взошедшее солнце играло кровавыми бликами на гладкой обшивке. Кай словно приблизился к другому, чуждому ему, но тем не менее желанному миру.
- Изумительно, - прошептал он, с трудом отрывая руку.
Сиер также с нескрываемым любопытством рассматривал корабль.
- Довольно, - голос Сарта вывел друзей из раздумья, - Еще успеете налюбоваться.
Он нетерпеливо постучал пальцами по обшивке.
- Нравится? – продолжил он, заметив в глазах двух друзей живой огонь интереса, - Поверьте, это лишь малая часть того, что вы увидите позже. Смелее, - он исчез внутри корабля, давая возможность Каю и его другу пройти.
Вход был на расстоянии почти метра от земли, но Сарт преодолел это препятствие, казалось, даже не заметив этого.
Кай машинально сосредоточился и через секунду левитировал, с легкостью ступив на металлический пол корабля. Следом за ним точно так же бесшумно вошел и Сиер.
В полуметре от них стоял Сарт, изумленно смотря на двух друзей.
- Что-то не так? – заметил замешательство Сиер.
- Как вы это делаете? – немного справившись с собой, спросил Сарт.
- Что? – не понял Кай.
- Летаете.
- Ах, это… - левитация для жителей Ордена была умением весьма праздным. Оно было отточено десятками поколений их предков и воспринималось в общинах наравне с умением говорить и ходить, - Это умение передается из поколения в поколение. В училищах мы лишь оттачиваем его. Поверьте, это может любой, абсолютно любой человек, - Кай улыбнулся, - Это только малая часть того, что мы умеем. За тысячу лет мы научились управлять мыслью и использовать ее себе во благо.
- Только во благо? – парировал Сарт.
- Использование силы мысли во зло у нас, - Сиер осекся, - у них карается смертью.
Сарт покачал головой, словно повторив выраженное им ранее мнение об Ордене.
- Довольно болтовни, - Сарт жестом пригласил следовать за ним.
Он дважды хлопнул в ладони, и пространство вокруг озарилось ярким белым светом.
Кай обернулся на вход, но на его месте была лишь сплошная металлическая стена.
- Вам нужно переодеться. Я покажу ваши комнаты.
- А что не так в нашей одежде? – возмутился Сиер.
- Не так все, - Сарт был лаконичен, - В белоснежных балахонах у нас никто не ходит. Если хотите остаться с нами, вам придется расстаться со своей атрибутикой и принять нашу. Или вы уже передумали?
- Нет, нет! – поспешил заверить Кай, - Мы согласны.
Он одарил друга осуждающим взглядом. Тот пожал плечами.
- Ну тогда за мной.
Сарт двинулся вперед по ярко освещенному коридору. Кай пригляделся. Никаких осветительных приборов видно не было; создавалось впечатление, что яркий свет излучали сами стены, пол и потолок. Стыков между ними также заметно не было, словно коридор этот являл собой огромный монолит.
Кай неожиданно ощутил внезапное головокружение и тошноту. Но через несколько мгновений все прошло, словно и не было вовсе.
- А этот корабль снаружи кажется значительно меньше, - поделился он своим наблюдением. Сиер согласно кивнул и прибавил шаг, чтобы не отстать от гида.
По бокам примерно через каждые пять-шесть метров на расстоянии полуметра от пола, в стены были встроены небольшие прямоугольники размером с крупную ладонь, отражавшие, словно мутное зеркало, безмолвие коридора. Пройдя метров тридцать, процессия остановилась возле одного из таких зеркал. Сарт повернулся лицом к нему. Прямоугольник моментально оживился. Кай и Сиер едва устояли на ногах, увидев следующую картину: из светящегося светло-синим прямоугольника выступила полупрозрачная голова человека и ровным приятным мужским голосом спросила:
- Пожалуйста, подтвердите право доступа к жилому отсеку.
- Сартан Мун, - назвался повстанец, - Со мной двое представителей Ордена Жизни, согласившихся на сотрудничество.
- Доступ разрешен. Занести этих людей в список экипажа корабля?
- Да.
- Взять с этих людей пробы голоса для дальнейшего доступа?
- Да, - далее Сарт обратился к Каю и Сиеру, - назовите свои полные имена по очереди.
Первым к зеркалу подошел Кай.
- Кайрин Сайно.
Его место занял Сиер.
- Сиерани Андо.
Через секунду голос подтвердил:
- Пробы голоса успешно добавлены в базу голосов. Им присвоены порядковые номера 5М165К17 и 5М165К18 соответственно. В какую группу доступа их включить?
- “E”
- Готово. Будут ли дальнейшие указания?
- Нет.
Голова исчезла, а через пару секунд часть стены скользнула вбок, открывая проход в жилой отсек корабля.
- Добро пожаловать на борт, - улыбнулся Сарт, проходя внутрь.
- Кто этот человек? – немного оправившись от шока, спросил Кай.
Сарт усмехнулся.
- Это не совсем человек. Это Сид, искусственный интеллект, являющий образ нашего корабля. Он существует незримо в недрах управляющего модуля.
- Как? – не мог поверить Сиер. Для него, также как и для Кая, существующим было только то, что можно было ощутить, даже мысль, казалось, нематериальная, имела свойство материализоваться по желанию. А объяснение вроде «это не совсем человек» было невероятным, даже пугающим и чудовищным.
- Ничего, скоро привыкнете. В нашем мире много того, чего на самом деле физически нет.
Кай изумленно посмотрел на Сарта, но ничего не сказал. Ему уже было достаточно сюрпризов на сегодня, а дальнейшие расспросы и вовсе могли поставить его в полный тупик. Всему свое время, решил он.
Они прошли еще немного и оказались перед небольшой, три на три метра, округлой комнатой с прозрачными стенами. Чуть в стороне виднелся все тот же матовый прямоугольник.
- Сид, - позвал Сарт, и через мгновение появилась уже знакомая полупрозрачная голова, вопросительно взирающая на Муна.
- Семнадцатый этаж, - приказал тот. Сид кивнул и исчез.
Кай осознал, что земля уходит из-под ног. Такого он не мог предположить никак.
- Се-семнадчатый? – по его телу пробежали мурашки, – Корабль в десять метров в поперечнике и от силы в пять в высоту никак не может вмещать семнадцать этажей!
- Двадцать один, - поправил Сарт, - Может. Для нас уже лет сто нет проблемы с пространством. Мы умеем искажать его так, как захотим.
- Тогда почему бы не сделать ваш корабль размером с лепесток розы? – вполне логично предположил Сиер.
- Пространство, в котором мы находимся сейчас, занимает десятую долю дюйма. Это – предельный минимальный размер, в который мы можем свернуть фактическую площадь в сорок семь километров. Все остальное фактическое пространство корабля, то есть то, что вы могли видеть снаружи – это управляющий модуль и непосредственно установка для искажения пространства, - Сарт махнул рукой, - Потом вы поймете.
Кай и Сиер лишь приняли все это как должное и стали смотреть за пределы лифта, в его прозрачные стены.
Там находился словно другой мир: шестой этаж представлял собой обширную территорию, усеянную множеством дверей и лестниц. Центральная площадь была украшена покрывалом зеленой невысокой травы, на котором произрастали небольшие, в человеческий рост, деревья с невероятными, красно-коричневыми листьями. Вокруг этого овального оазиса посреди буйства техники находились на расстоянии вытянутой руки друг от друга скамейки, на которых через одну сидели люди в серой форме и где-то оживленно, а где-то спокойно и безмятежно разговаривали. Чуть поодаль, в тени небольшой группы деревьев, бил изящный фонтан. На расстоянии примерно в три метра над землей были словно подвешены в воздухе полупрозрачные светящиеся надписи, степенно сменяя одна другую.
- Это зона отдыха, - прокомментировал Сарт, - Вы тоже можете спускаться сюда. С вашим знанием языка общение будет не большой проблемой. Кстати, откуда вы знаете наш язык?
- Еще давно, лет десять назад, мы встретили старого повстанца, который, как он нам сообщил, ушел умирать в лес, - пояснил Кай, - Я не знаю, откуда он знал язык Ордена, да и не наше это было дело, но он согласился обучить нас. Мы почти год раз в неделю, в строжайшей тайне от общины, ходили к нему. Он говорил с нами, многое объяснял, а в один прекрасный день, придя снова, мы обнаружили лишь заброшенную хибару старика. Больше мы его не видели.
Тем временем этаж сменился следующим. На нем располагался небольшой коридор с комнатами по бокам, который заканчивался разветвлением: насколько было видно отсюда, влево и вправо от него расходились еще два коридора.
- Этот старик назвался?
- Да. Его имя Клартий. Так он по крайней мере просил называть его.
- Кларти, - про себя произнес Сарт.
- Что вы сказали?
- Нет, ничего, - Сарт, казалось, был сейчас где-то далеко. Его лицо выражало глубокую грусть.
Но, взяв себя в руки, он улыбнулся, по крайней мере попытался, и ободряюще посмотрел на двух друзей.
- Вы способные ученики. Вас поселят в стандартном жилом блоке вместе с остальным экипажем.
Кай хотел было возразить, но Сарт продолжил.
- Не волнуйтесь, в отдельной комнате. Я понимаю, сейчас присутствие кого бы то ни было в вашей каюте вам будет претить.
Сиер благодарно кивнул.
Тем временем лифт подъехал к нужному этажу и остановился, открыв прозрачные двери.
- Наш этаж, - сказал Сарт, выходя первым из лифта, - Пройдемте, ваша комната в третьем жилом блоке.
Кай и Сиер последовали за ним, рассматривая на ходу однообразный светлый коридор.
- Знаете, - Сарт неожиданно замедлил шаг, - жители Ордена мягко говоря не всегда идут на контакт, не говоря уже о помощи. Последний раз это произошло почти двадцать лет назад. Тогда Амон, так звали этого человека, встретился с нами, многое рассказал. Но в последнюю минуту не выдержал и убежал, он отказался лететь с нами.
- Я помню эту историю, - согласился Кай, - Мне рассказывали мои родители. Его тело в лесу нашли спустя трое суток после пропажи.
- Подействовала капсула с ядом, - Сарт выдержал паузу, - Надеюсь, с вами такого не произойдет.
На минуту воцарилась неловкая тишина.
- Вы сказали, яд подействует при попытке к бегству? – нарушил молчание Сиер, - Автоматически. Но как эта капсула узнает, что мы действительно хотим сбежать, а не вышли на небольшую прогулку?
- Все очень просто, - ответил Сарт, - В детстве каждому жителю Мегаполиса под кожу вживляется маяк с целью пресечь его возможные противоправные действия или измену. Ваша капсула настроена таким образом, что при удалении от ближайшего источника сигнала более чем на шесть миль ее оболочка растворяется, и яд выбрасывается в кровь. В случае смерти носителя маяка, маяк самоуничтожается.
Тем временем все трое прошли первый коридор и повернули направо, к третьему жилому блоку. Несколько метров они шли в молчании.
- А в чем заключается наша помощь вам? – спросил Кай с любопытством.
- Чуть позже, - охладил его пыл Сарт, - Отдохните сначала, примите душ, подкрепитесь. Я зайду к вам часа через два, тогда и поговорим о деле.
- Хорошо, - согласился Кай.
Они подошли к одной из «дверей» - плоскому тусклому прямоугольнику, из которого тут же вылезла голова Сида.
- Подтвердите право доступа к комнате 307, - потребовал он.
- Пусть один из вас произнесет свое имя, - подсказал Мун.
- Кайрин Сайно
- Доступ разрешен.
Голова Сида исчезла, затем открылся проход в комнату.
- Захотите выйти – просто подойдите к двери. Напоминаю, зона отдыха на шестом этаже. Одежда лежит на кушетках.
Сарт попрощался и пошел прочь из третьего жилого блока по направлению к лифту, оставив двоих друзей наедине со своими мыслями.

Спустя час каждый лежал на своей кушетке и размышлял. Казалось, они попали в сказку, это был совершенно незнакомый им мир, но безудержно манящий. Прошло время, и Кай, и Сиер начали скучать по привычной для них обстановке, боясь себе в этом признаться. Они ушли из Ордена навсегда, дороги назад больше нет. Бежать, если бы кому-нибудь из них и пришла в голову такая мысль, было бессмысленно: либо смерть от яда, либо жизнь в Мегаполисе и помощь в порабощении Ордена. А разве это не то, о чем они мечтали? В глубине души Кай надеялся все же, что завоевание лидерства Повстанцами пройдет без жертв, но, прислушиваясь к своему здравому смыслу, понимал, что такое вряд ли возможно. «Почему, в конце концов, Орден и Повстанцы не могут сосуществовать в мире?!» - этот вопрос посещал Кая уже давно, но исчерпывающего ответа на него он так и не смог найти. Наверное, потому, что это два совершенно разных подхода к мировосприятию. Судьба словно сделала непоправимую ошибку – позволила двум совершенно разным ветвям эволюции человеческого общества сосуществовать одновременно. Как известно, лидерство, доминирование – это то, из-за чего завязывались все войны Новой Эры, эры техники. Как оказалось, за десять веков люди мало изменились. Кай прекрасно знал, что и Мегаполис, и Орден при любой удобной возможности уничтожили бы друг друга ради одной-единственной цели – стать лидером, доказать, что именно их ценности и их мировоззрение верны, что именно они – единственно верная ветвь эволюции человеческого общества. Так устроены люди.
Кай отогнал от себя дурные мысли и повернулся к другу, который с безразличным интересом смотрел в светящийся потолок.
- Слушай, Сиер, может спустимся на шестой этаж, перекусим?
- Можно, - оживился тот и поднялся со своего ложа.
- Как тебе новая форма? – поинтересовался Кай.
- Ничего, непривычно немного, но удобно.
Кай улыбнулся и подошел к двери.

Без особого труда уговорив Сида спустить их на шестой этаж, они оказались в зоне отдыха. Появления двух новых членов экипажа, казалось, никто не замечал – люди сновали по своим делам, даже не поднимая на них глаз.
Проследовав вперед мимо ровного ряда скамеек, Кай и Сиер направились к надписи «Столовая», мерно светящейся в двух метрах от земли. Напротив нее под тенью достаточно высоких пышных деревьев располагалась дюжина столиков, рядом с каждым - по четыре стула. Кай огляделся в поисках самой столовой. Ничего похожего, только в стене напротив столиков – Сид, точнее, тусклый прямоугольник. Под ним, небольшое, тридцать на двадцать сантиметров, окошко неизвестного назначения. Ничего не оставалось, кроме как пообщаться с Сидом. Кай подошел к прямоугольнику.
- Добро пожаловать, - полупрозрачное лицо растянулось в улыбке, - Что будете заказывать?
- Э-э… - Кай замялся, - Ну, что обычно заказывают?
- А-а, Кайрин, новенький, - улыбка Сида стала еще шире, - Заказ для вас и вашего друга Сиерани?
- Да, - Кай несколько удивился смекалке Сида.
- Хорошо, сейчас будет готово.
- А как мы будем платить? – справедливо поинтересовался Сиер.
- С этим вопросом обратитесь к Сартану, он вам все объяснит, - подсказал Сид.
Через секунду в окне показался поднос с дымящимися ароматными блюдами. Кай взял его, а на его месте тут же возник второй.
- Приятного аппетита, - сказал Сид и исчез.
«Не совсем человек», - Кай улыбнулся про себя, - «А не отличишь. В разговоре точно».
Друзья сели за столик и поставили подносы, с интересом изучая блюда Повстанцев.
- К вам можно? – раздался голос у них за спиной.
Кай и Сиер обернулись. К их столику подходил Сарт, неся в руке прозрачный стакан с неизвестным напитком.
- Конечно, присаживайтесь, - Сиер показал на один из незанятых стульев.
- Как вам наша обстановка? – поинтересовался Сарт, присев и отпив из стакана.
- Очень… уютно, - кивнул Кай, - И непривычно.
- Это один из лучших наших кораблей.
- Конечно лучший, если на его борту лидер Повстанцев, - заметил Сиер.
- Не совсем так, - Сарт сделал еще глоток, - Моя официальная должность – старший поверенный по особо важным делам в Мегаполисе. Я сначала представился вам более понятным для Ордена лидером Повстанцев, чтобы не раскрывать существования Мегаполиса.
- Зачем такое уточнение – «в Мегаполисе», если это единственный ваш город? – Кай вопросительно посмотрел на Сарта.
- А кто вам это сказал? - Сарт подался вперед, - Если вы не против, то перейдем сразу к делу.
- Хорошо, - Кай подался вперед, - Что требуется от нас?
- Для начала расскажите о возможностях Ордена, о его, так скажем, военном потенциале.
- Ну, - начал Кай, - Я многого не знаю, но кое-что все же рассказать могу. Существует несколько, точнее, пятнадцать, крупных военных подразделений, в каждом из которых занято по двадцать – двадцать пять тысяч человек. Они располагаются по всей планете, на каждом крупном материке. У каждой общины, коих насчитывается с десяток тысяч, есть группа первичной обороны, состоящая из тридцати-сорока, в зависимости от размеров общины, специально подготовленных человек.
Сарт кивнул, осмысляя информацию. Кай тем временем продолжал.
- Как вы понимаете, техники у Ордена нет. Для перемещения на дальние расстояния по воздуху используются создаваемые силой мысли коллектива людей, обычно, двенадцати, поля, - Кай с трудом подбирал слова в языке Повстанцев, чтобы описать обстановку, - В это поле помещается человек или группа людей. При этом вокруг… корабля создается специальное защитное поле, наподобие того, что вы уже видели у нас, но в сотни раз мощнее. Благодаря специальным тренировкам люди внутри капсулы могут воздействовать силой мысли, в физическом плане, на любые внешние предметы, создавая вокруг них обратнонаправленные силовые поля, которые нагревают предмет внутри него до очень высоких температур. Такой корабль управляется также силой мысли специально назначенного для этой цели человека – капитана корабля, но в случае его смерти это право передается другому находящемуся в капсуле человеку – и так, пока не останется никого. В одиночку специально обученный человек может левитировать на высоту до пятидесяти метров и пролететь до десяти километров. Остальные же – на высоту не больше двух метров и на очень небольшие расстояния. Капсула может подняться на высоту до тысячи километров и пролететь не менее двух тысяч. Любое физическое воздействие на защитную оболочку бесполезно, она пропускает только воздух и свет.
- На такой случай у нас есть лазер, - парировал Сарт.
- Но это не все, - продолжал Кай, - существуют поля и другого рода, которые не пропускают ничего, даже свет, тепло и воздух. Такими полями владеют только люди Особого Отдела, которые, находясь внутри такого поля, силой мысли воздействуют на пустоту и получают пригодный для дыхания воздух. При этом они могут выходить из своего тела и видеть все, что происходит вне оболочки. Таких людей всего около пятисот тысяч. Таким образом, военной силы в Ордене – около полутора миллионов человек.
- Ясно, - Сарт ожидал, видимо, меньшей цифры, - А что по поводу средств связи?
- Связь между нами – исключительно телепатическая, причем мы общаемся так, что сообщения не перекрывают друг друга.
Сарт ненадолго задумался.
- То есть для нас серьезной проблемой может стать только Особый Отдел Ордена, - Он сделал паузу, - А у них есть слабые стороны?
- Мне этого неизвестно, - Кай пожал плечами, - А сколько человек с вашей стороны готовы к атаке?
- В принципе, все. Каждый знает, как управлять кораблем и как пользоваться практически всеми видами оружия. Этому учат с раннего детства. Но специально подготовленных людей у нас всего около двухсот тысяч. Большего мы не можем себе позволить в силу нашего скрытного существования.
Минуту все молчали, охваченные своими размышлениями. Тишину нарушил Сиер.
- А где располагается Мегаполис?
- Пойдемте, я покажу вам, - Сарт встал.
- Давайте все-таки пообедаем сначала, - запротестовал Кай, который так почти и не притронулся к еде. К его удивлению, за время разговора она ничуть не остыла.
- Хорошо, я буду ждать вас у лифта.
Кай кивнул, и Сарт медленным шагом пошел по направлению к выходу с этажа.

Закончив трапезу, двое друзей направились за ним. Сарт сидел на одной из скамеек, расположенных у самого выхода. Увидев их, он встал и подошел к лифту.
- Только будьте готовы, - предупредил Сарт, - То, что вы увидите, может вас, мягко говоря, удивить.
Заинтригованные, друзья следом за ним зашли в кабину. Сразу же появился Сид и поинтересовался, на какой этаж их следует отвести.
- Командная рубка, нулевой этаж. И откройте на время моего пребывания там доступ двум новеньким.
- Сделано. Будут еще распоряжения?
- Нет.
Сид исчез, а лифт начал свое плавное движение вниз.
Когда двери кабины раскрылись, взорам предстала воистину удивительная картина: обширный овальный зал был заполнен сидящими по периметру людьми. Перед ними светились полупрозрачные парящие в воздухе надписи и числа, кое-где также виднелись голографические макеты Солнечной системы с пересекающими ее красными пунктирными линиями, и макеты Земли с пульсирующей точкой на ее поверхности. Но самым удивительным было то, что огромные окна, занимающие практически всю поверхность стен, отображали… черное полотно космоса, усеянное ковром из ярких точек.
- Мы в… - Кай попытался произнести то, что никак не могло уложиться в его голове.
- Да, друзья, мы на Земной орбите, в безвоздушном космическом пространстве.
В ступоре Кай и Сиер не могли произнести ни слова.
- Пойдемте, я вам покажу, - Сарт направился к крайнему окну слева, - Смотрите.
Не веря своим глазам, они увидели на черном фоне безвоздушного пространства часть голубого окутанного прозрачной белой дымкой шара.
- Мегаполис располагается в Тихом океане, - Сарт указал на обширную территорию на поверхности планеты, наполненную густой синевой, - На самом его дне. Поэтому для Ордена Мегаполис – лишь миф. На самом деле город сменил уже два места расположения. Его иногда называют Мегаполис-3.
Кай нашел в себе силы подавить охвативший его ступор.
- И как давно Мегаполис под водой?
- Добрую сотню лет. Сначала его строили в сжатом пространстве, он был размером с игольное ушко. Затем это «семя» поместили в океан и отключили установку сжатия материи. Город принял свои истинные размеры, породив несколько огромных цунами. Площадь в несколько десятков километров прибрежной зоны была затоплена.
- Да, я помню эту историю, - Сиер не мог оторвать свой взгляд от бело-голубого шара на фоне мерцающих звезд, - Мне рассказывали об этом. Тогда несколько общин были полностью уничтожены водой. Орден до сих пор не знает истинных причин случившегося.
- А вы теперь знаете, - Сарт улыбнулся.
Кай двинулся вправо вдоль линии огромных окон, рассматривая бесконечные дали холодного пространства. В крайнем правом окне он заметил желтоватый диск Луны и скопление черных, с желтыми прожилками, объектов неправильной формы размером в среднем по два-три километра. Их он насчитал около сотни.
- А это что? – Кай обратился к Сарту.
- Космический мусор. Астероиды. Остатки древних планет и звезд. Они в огромном количестве встречаются в пространстве. Они не опасны. Разве что с ними можно столкнуться. Но нам это не грозит, они слишком далеко.
Сарт улыбнулся. Его объяснение было исчерпывающим, но Кая никак не покидало странное чувство.
- Пойдемте, - Сарт направился к лифту, - Не будем мешать работе Командной рубки. Мы будем на месте уже через час.

Кай был, мягко говоря, под впечатлением от всего увиденного и услышанного. Он только отдаленно слышал о некоей космической программе Ордена, но это были всего лишь слухи. А Повстанцы, живя в строгой изоляции от остального мира, сумели развить свои технологии так, что даже полет в космос не вызывал у них никаких сильных эмоций и был делом, по-видимому, весьма привычным. Нужно отдать должное упорству и мужеству этих людей. С каждой минутой, узнавая все больше и больше о Повстанцах, его сомнения в том, что техника вновь встанет выше природы, рассеивались.
По словам Сарта, лететь оставалось меньше часа, поэтому Кай и Сиер спустились в жилой блок и стали смиренно ждать прибытия корабля в мифический Мегаполис.

Кая разбудил мягкий толчок. Он потянулся, открыл глаза и сел на кушетке. Подле него, на своем ложе, мирно спал Сиер, закрыв голову подушкой. Кай не сразу вспомнил, где он и какие события предшествовали этому, но через минуту мысли прояснились, и его сердце заколотилось в бешеном темпе. «Мы, должно быть, прилетели», - в порыве нетерпения он резко встал, - «Я увижу Мегаполис». Внезапно в комнате раздался голос Сида, хотя самого его нигде видно не было:
- Вниманию экипажа. Корабль совершил посадку на платформе Морилич Мегаполиса. Просьба всем, за исключением отдела Управления, покинуть борт.
Сиер застонал и еще сильнее прижал к себе подушку.
- Вставай, проспишь кульминацию, - Кай подошел к кушетке, - Мы в Мегаполисе, дружище!
Тот нехотя открыл глаза и сел. Через секунду взгляд просветлел, и в глазах зажегся огонь интереса и ожидания. Ожидания, наверное, чуда.
- Где Сарт? – последовал вопрос.
- Не знаю, я сам задремал. Я думаю, он будет нас где-нибудь ждать, ведь мы города совсем не знаем.
Словно услышав их разговор, дверь в каюту скользнула в сторону, и на пороге возник Сарт, с интересом взирая на двух друзей.
- Мы на месте, - заключил он, - Идите за мной, мне многое нужно вам рассказать и показать. Я уверен, вы не привыкли к городской жизни, я же помогу вам немного освоиться.
Те повиновались и, охваченные сладким чувством ожидания, последовали за повстанцем.
Выйдя из каюты, процессия направилась к лифту. По коридорам жилого блока не спеша шли люди и оживленно о чем-то беседовали. Лифт был один, но, к удивлению Кая, очередь перед ним почти не задерживалась, хотя он вмещал не более десяти человек, а желающих было в десяток раз больше.
- Курсирует не один лифт, - заметив вопрос во взгляде Кая, пояснил Сарт, - На самом деле их семьдесят. Они движутся по окружности, словно вагоны поезда. Поочередно сменяя друг друга, они движутся почти без остановки, задерживаясь только на каждом этаже. Между ними словно натянута резина – пока один стоит и высаживает пассажиров, другой движется к нему навстречу. Затем тот останавливается, а другой продолжает движение. Задержка минимальна, ждать лифта, при отсутствии очереди конечно, придется в худшем случае пять секунд, - Сарт посмотрел на Кая, - Надеюсь, я понятно объяснил?
- Достаточно, - улыбнулся тот и вошел в открывшиеся перед ним двери.
Когда они закрылись, Сарт обратился к двум друзьям, уже серьезно:
- Когда мы спустимся, на платформе нас будет ждать человек. Это ваш, если хотите, куратор, она поможет вам освоиться в городе…
- Она? – Сиер с недоумением посмотрел на Сарта.
- Да, ее зовут Морити, Морити Мун. Она знает ваш язык, ваши обычаи и культуру, насколько это, конечно, возможно. Она специальный агент Службы Реабилитации. Будьте с ней вежливы, она хороший человек.
- Мун? – заметил Кай, - Она ваша родственница?
- Она моя дочь.
Кай и Сиер переглянулись.
Когда двери лифта скользнули в стороны, перед ними оказался уже знакомый им небольшой коридор, ведущий к выходу с корабля.
- Вы говорили, что все пространство корабля сжато, - спросил Сиер, выйдя следом за Сартом из кабины, - А когда происходит… сжатие людей, вошедших на борт?
- Вопрос, достойный восхищения, - Сарт ухмыльнулся, - Обычно люди просто заходят на корабль и такими вещами не интересуются.
- Возможно, потому, что эти люди всю жизнь прожили в Мегаполисе и принимают такие вещи как должное, - заметил Кай.
- Возможно.
- Ну а все же, - не унимался Сиер.
- Превращение, так мы это называем, происходит в этом коридоре. Мы только что его испытали.
- Как? – Сиер изумленно оглянулся, - Где?
Кай сразу же вспомнил внезапное чувство головокружения и тошноты, которое он испытал именно на том месте, ступив на корабль впервые.
- Эта процедура доведена нами практически до совершенства. Видите, в метре у нас за спиной в стены и потолок внедрены датчики движения и генератор ;-поля, - Сарт остановился и обернулся, - За сто лет мы научились делать это практически незаметно. То, что вы видите за пределами генератора – коридор в метре от нас и далее – является искусственной голограммой. На самом деле, там в специальном ;-поле содержится сжатое пространство корабля, которое не увидишь не вооруженным глазом.
Сарт с надеждой посмотрел на спутников.
- Вам ясно?
- В общем и целом, - подвел итог Кай.
- Ладно, нам пора идти, Морити наверное уже заждалась.
К выходу из корабля был подведен трап из пяти ступеней, поэтому ни Каю, ни Сиеру левитировать не пришлось, чем они даже немного огорчились. Но, выйдя на платформу, оба остановились в изумлении. Перед ними величественно предстал Мегаполис, загадочный город-миф.

Часть 2. Другой мир

Свет Солнца уверенно выхватывал из мрака окружающего пространства испещренную кратерами и выбоинами поверхность Луны. В ее тени, казалось, безмятежно и спокойно, в сиянии звезд, повинуясь незримому приказу, плавно приближались друг к другу безмолвные слуги – черно-желтые гиганты вели свои последние приготовления.

* * *
Спустившись с трапа, Кай застыл в изумлении. Окружающий мир был словно нереален, он до такой степени не укладывался в привычные Каю рамки, что его первым желанием было сбежать, повернуться и скрыться… Где? Он прекрасно осознавал, что бежать уже некуда, да и незачем. Он не замечал людей, толпившихся у трапа, людей, выходивших из корабля и бросавших на него вопросительные взгляды. Он не замечал ничего. Ничего, кроме невероятной картины, простиравшейся перед ним до горизонта и дальше. Мегаполис.
Картина эта внушала величие. Огромные широкие башни тянулись бесконечно вверх, скрываясь в густой синеве. Нигде не было видно низких построек. Самая низкая башня воздымалась как минимум на сорок этажей вверх. Везде доминировали округлые формы, сама платформа, на которой стоял Кай, находилась на возвышении и также была овальной. Отсюда просматривался если не весь город, то немалая его часть. Он увидел сотни летающих машин, которые неслись между небоскребами по невидимым магистралям. Некоторые из них садились, словно древние величественные птицы, на специальные округлые платформы, повсеместно выступающие из стен башен. Внизу, на улицах, не замечая бурлящего океана машин у себя над головой, по своим делам шли люди, казавшиеся с трапа маленькими муравьями. То тут, то там с неба спускались машины и приземлялись на очерченные желтым стоянки. Из них выходили люди и присоединялись к общей массе жителей Мегаполиса.
Кай почувствовал, что кто-то коснулся его плеча. Он обернулся и увидел Сарта.
- Добро пожаловать в Мегаполис, город, в котором будет положено начало новой технической эре!
Он ничего не ответил, только снова повернулся к незнакомому городу, завороженный. Сарт подождал немного, затем прошел немного вперед и встал напротив двух друзей.
- Я понимаю, что для вас сейчас очень… непривычно видеть технический город, - он с трудом подбирал слова, - но вы должны собраться. Морити поможет вам в нем освоиться и постепенно привыкнуть.
Кай с усилием перевел взгляд на повстанца.
- Пойдемте.
Сиер, зачарованный таким обилием техники, коротко кивнул, и все трое двинулись вперед по трапу к небольшой летающей машине, наподобие тех, которые в большом количестве парили над городом. Кай обернулся и увидел капсулу их корабля, с горячей обшивки которого исходил пар. Все казалось нереальным, словно во сне, полет на этом корабле уже казался ночной иллюзией.
Когда они подошли к машине, им навстречу вышла молодая девушка лет двадцати с каштановыми волосами до плеч, мягкими чертами лица и глубокими светло-голубыми глазами. Одета она была в свободный кардиган и черные блестящие брюки. На груди – прикрепленный металлический знак Службы Реабилитации – серебристый квадрат, вписанный в золотой круг.
Поравнявшись с процессией, она улыбнулась.
- Добро пожаловать в город. Меня зовут Морити, я помогу вам освоиться здесь.
Она протянула руку. Кай и Сиер не знали обычаев и законов этики Повстанцев, а для Ордена пожатие руки было плохим тоном, поэтому Сарт первым подал пример. Двое друзей сделали то же, назвавшись. После того, как знакомство было завершено, Морити подошла к машине, и дверь автоматически скользнула вверх, открывая просторный салон. Кай и Сиер уселись в мягкие кожаные сиденья сзади, а Сарт сел рядом с водительским местом. Дверь закрылась, и зажегся неяркий желтоватый свет, освещая приборную панель напротив Морити. Кай поискал взглядом руль, но его нигде не было видно, только под правой рукой водителя светился синим небольшой экран. Морити бегло пробежалась пальцами по его поверхности, и машина поднялась в воздух, увлекая прибывших в сердце Мегаполиса.
- Я отвезу вас на вашу квартиру и расскажу основное из того, что вы должны знать для того, чтобы жить здесь, - она бегло обернулась на друзей, следя за дорогой, - Я временно поселюсь в соседней квартире, поэтому по любым вопросам, пусть вопрос вам даже кажется глупым, обращайтесь ко мне в любое время. Моя задача – сделать ваше проживание здесь комфортным для вас.
Кай смотрел из окна на проплывающий внизу город. Он до сих пор не мог поверить в происходящее. Он почувствовал, что безумно устал. Сказывалась не физическая усталость, а усталость другого рода. Он был буквально перегружен информацией и новыми впечатлениями.
Тем временем они подлетели к одной из башен и плавно опустились на выступ на уровне двадцатого этажа. Отсюда была видна платформа и стоящая на ней капсула корабля. Кай заметил, что они удалились от нее не очень далеко – всего на шестьсот-семьсот метров.
Когда двери открылись, Морити и Сарт вышли первыми и подождали, пока выйдут гости. Затем процессия подошла к двери – входу в башню – и Морити, приложив черную с золотым прямоугольную карточку к специальному устройству рядом с дверью, открыла проход. Они попали в просторный коридор, в конце которого была видна прозрачная кабина лифта. По бокам ровным рядом шли двери квартир с табличкой с номером на каждой. Они остановились возле номера 2156.
- Я вынужден вас оставить, - Сарт обратился к Каю и Сиеру, - Если я вам понадоблюсь – дайте знать Морити, она свяжется со мной, - он улыбнулся, - Приятного вам вечера. Увидимся завтра.
Он протянул руку и попрощался поочередно со всеми. Затем он коротко кивнул и уверенно направился к выходу из башни.
Морити проводила его взглядом и открыла дверь той же карточкой. Кай поймал себя на мысли, что ждет появления Сида, и усмехнулся.
Не успела дверь открыться, как в комнате зажегся яркий белый свет. Они вошли внутрь, и Морити с тихим щелчком захлопнула ее. Она прошла немного вперед и повернулась к гостям.
- Вот ваши апартаменты. Здесь гостиная, - она обвела рукой пространство вокруг, - Справа кухня, слева – комната. Давайте пока присядем и поговорим.
Она указала на широкий диван напротив круглого стеклянного стола посреди гостиной. Кай и Сиер прошли вперед и сели, ощутив мягкость и тепло кожи.
- Я приготовлю чего-нибудь, вы наверное голодны? – она улыбнулась белоснежной улыбкой, в которой чувствовалась без малого материнская забота.
- Было бы неплохо, - Сиер подался вперед, - Спасибо.
Она повернулась и направилась к кухне, распахнув стеклянные двери входа, затем скрылась из вида.
Кай тем временем осматривал гостиную. Достаточно просторная, пять на пять метров, она вмещала в себя уже знакомый стол, диван, кресло напротив и несколько растений в прозрачных горшках, причем таких, которых ни он, ни его друг, раньше не видели, что было удивительно, ведь они прожили в окружении природы всю свою жизнь. Позади дивана находились двери комнаты, а справа от него – вход в саму квартиру. Напротив – двери кухни, из которых вышла Морити, неся поднос с дымящейся едой и напитками. Она подошла к столику и поставила блюда на его прозрачную столешницу. Затем она села в кресло напротив Кая и Сиера и заговорила.
- Для начала я расскажу вам о самом городе и о порядках, которые в нем существуют, - она отпила из прозрачной чашки. Кай тем временем подвинул блюда себе и своему другу, - Мегаполис – это самый крупный наш город, в нем проживает около ста тысяч человек. Существуют еще семь городов, но они размерами поменьше, с населением в среднем по двадцать-сорок тысяч.
Кай поперхнулся, отпивая сладкий темный напиток из своей чаши.
- Семь?! – Сиер также был ошарашен.
- Не считая нескольких небольших поселений на поверхности. Все наши города находятся глубоко под водой, - она посмотрела на гостей, но вопросов не последовало, - Люди проживают в домах наподобие этого. Вы, наверное, заметили, что все сооружения в нашем городе многоэтажные и широкие? Это сделано для того, чтобы разместить как можно больше человек на небольшом участке земли. Двери в квартиру открываются ключом, - она протянула две черно-золотые карточки. Кай и Сиер охотно их взяли, - Для того, чтобы открыть дверь, их нужно просто приложить к считывающему устройству рядом с дверью.
- Мы видели, как вы это делали, - кивнул Кай.
- Хорошо. Но без сопровождения вам выходить пока опасно, поэтому если захотите прогуляться – зовите меня: просто подойдите к двери в мою квартиру, и я выйду.
- Боитесь, что мы заблудимся? – улыбнулся Кай.
- Да, но больше я боюсь фанатиков.
- Фанатиков? А кто это? – Сиер вопросительно посмотрел на Морити.
- Это подпольная организация, которая выступает против всех, кто не родился в Мегаполисе, против всего, что даже отдаленно касается Ордена Жизни, и за чистоту рода Повстанцев. Если они встретят вас на улице и узнают, что вы прибыли с поверхности – они попытаются вас убить. Несколько раз такое им уже удавалось, - Морити замолчала на секунду, - Поэтому выходите на улицу только в сопровождении меня, либо Сарта. Они не посмеют напасть в нашем присутствии. И если увидите человека с символом фанатиков – шесть окружностей, вписанных друг в друга, - держитесь от него подальше.
Кай кивнул. По его телу пробежали мурашки при мысли о толпе фанатиков, гонящихся за ним. Он отогнал от себя наваждение и продолжил слушать.
- Внизу, в городе, почти полностью пешеходная зона, за исключением стоянок, очерченных желтой краской, поэтому опасности быть сбитым автомобилем нет. У нас существует своя валюта – соши. На ваши карточки зачислено по двадцать тысяч.
- На какие карточки? – не понял Сиер.
- На те, которые я вам дала.
- Ключи?!
- Такая карточка является одновременно ключом от квартиры или квартир, кредитной карточкой, удостоверением личности, водительским удостоверением и разрешением на детей, если таковое имеется. Денег как таковых у нас нет.
Слушая Морити, Кай все больше удивлялся этому миру.
- Разрешение на детей?!
- Как вы понимаете, город весьма ограничен в своих географических рамках. Он может вместить не более ста тысяч человек. Строить дома больше негде, поэтому введен строгий контроль над демографической ситуацией. Когда кто-то умирает своей смертью, появляется право родить одного ребенка, и это право достается первой в очереди женщине, и ей выдается разрешение.
- А вы какая в списке? – поинтересовался Кай.
Морити немного смутилась.
- Мне повезло. Я нахожусь на государственной службе, поэтому у меня уже есть такое разрешение, - она быстро сменила тему, - Давайте лучше поговорим про быт.
Кай улыбнулся.
- Давайте.
- Пойдемте, я покажу вам кухню.
Морити встала и, жестом приглашая последовать за ней, направилась к прозрачным дверям. Пройдя на кухню, друзья увидели небольшой стол у стены слева, ряд незнакомых им приборов напротив и в углу – светящийся дисплей и небольшую дверцу с кнопкой внизу.
- Насколько я знаю, у вас пищу добывают охотой, - Морити облокотилась на столешницу.
- Ну, в некотором роде, - кивнул Кай.
- У нас же еду заказывают. Этот экран, - она указала на светящийся прямоугольник, - является как бы меню. В нем вы выбираете то, что будете заказывать.
Морити подошла ближе к экрану.
- Смотрите.
Она коснулась его поверхности, и в нем сразу отобразился список блюд, разделенный на группы.
- Нажимая на блюдо, вы отмечаете его. Видите, он стал отображаться другим цветом, - Морити дотронулась до пункта «Апельсиновый сок» в группе «Холодные напитки», - Чтобы прокрутить список вниз или вверх, проведите пальцем здесь. Когда выбор завершен, нажмите вот сюда, - она снова коснулась экрана, и кнопка под дверцей засветилась красным, - Заказ принимается. Когда все будет готово, кнопка засветится зеленым, и, нажав ее, вы сможете открыть дверцу и достать свой заказ.
Она нажала кнопку, и дверца открылась. На подносе стоял прозрачный стакан с оранжевым напитком.
- Если заказ не помещается на подносе, на экране будет видна соответствующая надпись. По очереди вам будут выданы все заказы, - она посмотрела на гостей, - Вам понятно?
- Вполне, - Сиер был под впечатлением от увиденного.
После того, как гостям показали азы использования душа и уборной, все трое снова собрались за столом.
- На сегодня пока хватит, время уже позднее, завтра я расскажу об остальном, - Морити улыбнулась.
- Поздно? – Сиер удивился, - Два часа назад было восемь утра.
- Да, но вы не учли, что пролетели почти восемьсот миль. У нас уже почти ночь.
- Точно, - Сиер осекся, - Не подумал про часовые пояса. А как у вас сменяется день и ночь в городе, ведь вы на большой глубине, и свет солнца едва ли доходит до сюда?
- Давайте оставим этот вопрос до завтра, - Морити допила сок, - Если что – зовите, - она поднялась, - И повторяю: не выходите на улицу одни. Тем более ночью. Хорошо?
- Обещаем, - Кай тоже поднялся из-за стола.
Они проводили Морити, а сами направились в комнату, переоделись и легли Кай на кровать по левой стене, Сиер – по правой.
Сон отступил. В голове Кая проносились картины последних трех часов: темный лес, община, встреча Сиера, затем Сарта, полет на корабле, прибытие в Мегаполис, манящая картина технического города, знакомство с Морити.
Морити…
Он не заметил, как уснул.

Его разбудил яркий утренний свет. Кай не думал, что проспит столько. Но сказывалась усталость и напряжение, в котором он находился последние две недели, после встречи с Повстанцами. За это время он почти не сомкнул глаз. Он думал. Думал о том, не обманут ли его, если нет, то что будет с Орденом, а в первую очередь, с его родными и близкими. Представлял себе Мегаполис, мир машин…
Мегаполис.
Кай резко сел на кровати. Он только что осознал в полной мере, где он и что произошло с ним и его другом. Сквозь занавешенные окна пробивался желтоватый свет, в комнате каждый предмет отбрасывал уверенную тень.
Кая преследовало чувство вины. Вины перед Общиной, перед Орденом в целом, перед родственниками наконец! Спину внезапно покрыл холодный пот. “Войны не избежать”, - думал он, - “Но рано или поздно это должно было случиться, десять веков Повстанцы скрывались в лесах и под водой, терпение все же не безгранично… Но почему я? Почему именно я и Сиер должны быть посылом к кровопролитию?! Чертова любовь к технике!”. Кай отогнал от себя наваждение. Тяжело вздохнув, он встал. Ему нужно было с кем-то поговорить. Сиер мирно спал, закутавшись в одеяло, яркий свет ему нисколько не мешал.
Кай оделся и прошел на кухню. Немного повозившись с меню и вспомнив вчерашние уроки, он-таки добился от безмолвной машины стакан сока и странное блюдо, оказавшееся первым в разделе “Завтраки”.
Позавтракав, ему стало гораздо легче. Мысли прояснились, и теперь все виделось Каю в менее мрачных тонах. Настроение поднялось, и он, не раздумывая, направился к двери. Он хотел увидеть Морити.

Они беседовали в гостиной уже не меньше сорока минут. Кай успел выяснить за это время, что смена суток в городе происходит автоматически, этим управляет большой компьютер в центре города, увеличивая и уменьшая свечение купола; что купол на самом деле двойной, а пространство между слоями заполнено прозрачным веществом, яростно впитывающим ультрафиолет с поверхности, усиливая многократно его интенсивность и излучая в город необходимыми для жизни порциями. Еще он заметил, что Морити смотрит на него с нескрываемым интересом и симпатией. У женщин на поверхности и под ней все же, несмотря на многовековое существование порознь, оставалось много общего. Очень много. За свою жизнь Кай научился распознавать даже самые мимолетные оттенки эмоций во взгляде, благо при жизни “там” имел достаточное количество поклонниц.
Она чувствовала то же.
Разговор проходил мирно, степенно, нарушаемый только негромким гулким звуком пролетающих мимо окон автомобилей. Вскоре в дверях комнаты показался Сиер. Кай как раз рассказывал один забавный случай из своей жизни в Ордене, поэтому они не сразу заметили его появления. Переведя дыхания от смеха, Морити обернулась, чувствуя на себе взгляд.
- Сиер, - она улыбнулась, - Доброе утро. Как спалось на новом месте?
- Нормально, - буркнул тот и направился на кухню.
Морити повернулась к Каю.
- Что это с ним?
- Наверно стресс, смена обстановки. Он скоро придет в себя.
Кай не знал тогда, что этот день станет отправной точкой для будущей трагедии.

Шли дни, сменяя друг друга. Вместе с тем, как Кай и Сиер приспосабливались понемногу к незнакомому им миру, было заметно, что и Морити постепенно присматривалась к гостям города. Все больше времени она уделяла общению с ними, даже когда особой необходимости в этом не было. Она приходила в обед, слушала рассказы Кая, делилась с ним своими новостями. Все шло очень гладко, и через некоторое время Кай уже начал понемногу забывать о цели, с которой они прибыли в Мегаполис.
В один вечер Кай проснулся по неведомой ему причине. В комнате было темно, Сиер мирно спал напротив. Звуки улицы неохотно проникали сквозь приоткрытые окна. Присев на кровати, Кай прислушался. Повинуясь неведомому наитию, он встал и прошел к входной двери. Постояв с секунду, он открыл ее. На пороге стояла Морити, удивленная и смущенная встречей. Словно в тумане, Кай ступил вперед, взял ее за руку и приблизился. Морити дрогнула, силясь сказать что-то, но Кай приложил палец к ее губам. Их взгляды встретились, мир вокруг закружился в танце, всё исчезло, остались только двое и их чувства. Этот миг длился бесконечно. Их губы сомкнулись в долгом страстном поцелуе.
Ни Кай, ни Морити не могли заметить Сиера, в смятении наблюдающего за этой картиной из приоткрытых дверей комнаты.

Под утро Кай вернулся в свой номер. За окном занимался искусственный рассвет. Он тихо прошел в комнату и лег на кровать. В голове стояла звенящая пустота, он до сих пор ощущал нежные прикосновения Морити, ее запах, ее тепло. Кай не хотел спать. А если бы и хотел - ему бы едва ли это удалось. Он не знал, что делать дальше, как быть. Он прекрасно понимал, что Морити нравилась не ему одному - он вспомнил поведение и реплики Сиера последних дней - но что же поделаешь, выбор сделан, Кай при всём желании уже не мог повлиять на случившееся. Он не знал, как поведет себя Сиер, когда узнает. А он узнает. Обязательно. И лучше, чтобы он узнал об этом от Кая, а не из третьих рук. Он надеялся, что Сиер поймет. Он должен понять. Понять и принять. К тому же, в Мегаполисе наверняка есть множество девушек, которые могут ему понравиться. Но так ли это?

Кая разбудил резкий хлопок. Он резко сел на кровати и огляделся. Кровать Сиера была пуста. Из прихожей донесся встревоженный голос.
- Кай! Кай, ты здесь?
Двери комнаты распахнулись, и в комнату вошла Морити. Кай натянул на себя одеяло.
- Извини, я не вовремя, - она отвела взгляд.
- Нет, - Кай натянул на себя брюки, - Нет, всё в порядке, - Он встал, - Что случилось?
Он подошел и поцеловал Морити. Она обняла его, и несколько секунд они стояли в молчании.
- Кай, Сарт просил тебя и Сиера прийти. Сказал это срочно. На него это не похоже, он был очень встревожен... А где Сиер?
- Я... я не знаю, - Кай снова огляделся, - Когда я пришел, он был здесь. Ушел наверное когда я спал.
Морити встревожилась.
- Это опасно, ты знаешь. Нужно найти его...
Последовала пауза.
- Сделаем так: ты отправляйся к Сарту, а я покружу по городу, посмотрю, где он может быть, хорошо?
- Договорились, - он обнял Морити, и они направились к выходу из квартиры.
Когда Морити села в машину и исчезла из вида, Кай направился к зданию городского Совета, находящемуся в двух кварталах от гостиницы.
Войдя в прозрачные двери, он приложил свою карточку к считывающему устройству и прошел дальше в холл, к лифтам. Поднявшись на пятый этаж, он направился к кабинету 536. Не пройдя и половины пути, из коридора на него едва не налетел Сарт. Выглядел он и впрямь встревоженным.
- Кай, - переводя дыхание, произнес он, - Ты не представляешь, что здесь творится!
Увидив удивление и замешательство Кая, он добавил.
- Пойдем, друг мой, сам всё увидишь.
- В чем дело? Что случилось? - он тщетно пытался завладеть вниманием повстанца, пока они спускались на лифте. Сарт же был явно где-то далеко, горячо о чем-то размышляя.
Наконец двери лифта открылись, и они вошли в достаточно просторный зал, битком набитый людьми. Большинство из них обступили овальный стол, за которым сидел озадаченный человек, наблюдая за голографической проекцией Луны и ближайшего ее окружения. Сарт протиснулся сквозь толпу, ведя за собой Кая.
- Смотри, - он указал на голограмму.
Кай пригляделся. В удушающей тьме безвоздушного пространства выделялся диск Луны и россыпь объектов неправильной формы, черных с желтыми прожилками. Они образовывали правильный полукруг на орбите спутника.
- Что это?! – Кай в недоумении воззрился на Сарта.
- Если бы мы знали, - он с горечью пожал плечами, - Но ясно одно – эти объекты не природного происхождения, это очевидно.
- А что в таком случае они хотят?
- Тоже остается загадкой. Мы сканировали ближайшее пространство Луны во всех известных нам частотах – и ничего. Мы поставили их на “прослушку” еще два дня назад, но никаких признаков мыслящей деятельности. Но этого не может быть – чтобы притворить в жизнь такое построение, нужен хотя бы какой-то контроль, элементарные команды. Сплошное молчание.
- Вы считаете, что они могут представлять опасность?
- Да, пока не доказано обратное. Мы не знаем, есть ли у них оружие, не знаем, как долго они пробудут здесь. Будем наблюдать и ждать.
- А зачем вы позвали меня?
- Я думал, может у вас есть какие-нибудь соображения на этот счет… А кстати, где Сиер?
- Когда я проснулся, его уже не было. Не знаю. Морити поехала его искать.
- Я же говорил, НЕ ВЫХОДИТЬ БЕЗ СОПРОВОЖДЕНИЯ! – Сарт резко развернулся и пошел прочь от толпы.
Он подошел к терминалу у противоположенной стены и набрал комбинацию цифр. После небольшой паузы он произнес:
- Говорит Сартан Мун. Соедините меня с Управлением внутренней безопасности.
- Соединяю, - послышался из динамиков женский голос.
Через секунду последовал ответ:
- Управление внутренней безопасности, говорит Ансель Гин.
- Немедленно организовать поиски Сиерани Андо, если хоть один волос упадет с его головы, вы лишитесь этого места, черт возьми!
На том конце заметно занервничали.
- Считайте, что поиски уже начались.
- Чертовы идиоты! – Сарт нажал отбой, - Не могут проследить даже за одним человеком! Какая к черту безопасность, обленились совсем!
Сарт повернулся к Каю.
- Ступай домой и никуда не уходи. Я буду сообщать тебе по мере поступления информации.
Сарт опять выругался себе под нос и направился к группе людей.
- Вы, бездельники, что тупо уставились на голограмму?! За что вам деньги платят? Чтобы через час я знал всё – кто такие, зачем прилетели, чего хотят!
- Но…
- Мне плевать, как вы все это узнаете! Ты пешком до Луны пойдешь, если надо будет! Боже, с кем приходится работать!
Последнюю реплику Кай услышал уже направляясь к лифтам.

Добравшись до номера, Кай обнаружил, что ни Сиер, ни Морити не вернулись. Единственное, что ему оставалось – это разогреть завтрак (время было уже три часа, а он так и не поел) и ждать.
У Кая было такое чувство, что он уже видел эти объекты раньше, но где?.. И тут он вспомнил. Конечно! На корабле, когда Сарт провел его в командную рубку. Тогда он сказал, что это космический мусор и ничего плохого ждать от них не нужно. В душе Кая нарастала тревога и беспокойство. Сиер исчез. Теперь еще это… А все так хорошо начиналось!
Неожиданно, словно ураган, в номер влетел Сарт. Оставив открытой дверь, он на одном дыхании выпалил:
- Сиер мертв! Его тело нашли в пяти кварталах отсюда.


Часть 3. Скрытая угроза

В глазах у Кая потемнело. Слова Сарта, словно нож, вспороли ему душу. Он сидел, не в силах говорить и дышать. Словно сквозь вату, Кай услышал свои слова:
- Как?.. Как это случилось? Как он оказался в пяти кварталах от гостиницы?!
- Это мы сейчас и выясняем. Скорее всего, его тело принесли туда уже после смерти. Два ранения - в грудь и в голову, никаких шансов выжить у него не было. Следов борьбы тоже не обнаружено. Но на его теле мы нашли выжженный знак фанатиков. Это их рук дело.
- Но почему он не защитил себя?!
- Если ты имеешь в виду энергетические поля, - пояснил Сарт, - то они могут защитить вас только от механических воздействий, но не от света.
- Света?
- Лазер - это концентрированный свет. Шансов у него никаких не было. Скорее всего.
- Найдите этих ублюдков! - в душе у Кая нарастала злоба - Найдите и уничтожьте! Им не место на этой земле!
- Этим сейчас занимаются все Отделы.
Повисло тяжелое молчание.
- Кай, - Сарт нарушил молчание, - Я понимаю, сейчас не самое подходящее время, но нам нужно снять твои показания. Ты всё-таки общался с Сиером больше нас, ты знаешь его гораздо лучше... Это бы очень помогло следствию.
- Хорошо. Я согласен, - всё вокруг было словно в тумане.

Кай сидел за небольшим овальным столом в кабинете следователя. Вскоре в дверь вошел невысокий человек в сером костюме и сел напротив.
- Анис Лей, - представился он, - Следователь по делу об убийстве Сиерани.
Он говорил быстро и со знанием дела.
- Кайрин, я задам вам несколько вопросов.
- Я готов.
- Итак, скажите, не замечали ли вы что-нибудь необычное в поведении Сиерани последнее время?
Кай задумался. Если не считать его ревности к Морити и соответствующего поведения, которое, несомненно, было для него необычным, то никаких особенностей Кай больше не вспомнил. Но он не хотел, чтобы об его отношениях с Морити узнал Сарт, Кай не знал, как он это воспримет, всё-таки он повстанец, а Кай был рожден в Ордене. Даже несмотря на сложившиеся дружеские отношения, они оставались скрытыми врагами. Это было заложено в генах и длилось уже десять веков. Поэтому Кай решил рассказывать только то, что не относится к его отношениям с Морити.
- Нет.
Анис сделал заметку в блокноте.
- Скажите, в каких отношениях были с Сиерани вы?
- Вы меня подозреваете?
- Нет. Нет, конечно нет. Мне нужно выяснить все детали этого дела.
- Мы были друзьями. Хорошими друзьями. Мы знали друг друга с самого детства. Вместе уходили ночью из общины, чтобы посмотреть на развалины старых городов.
При упоминании общины лицо следователя едва заметно исказилось. Но он сделал запись и продолжил.
- Значит, отношения вы можете назвать доверительными?
- Безусловно.
- Сиерани говорил вам что-нибудь о... каких-нибудь странных или необычных событиях, которые могли с ним приключиться?
- Нет, ничего такого.
- Вы имеете представление о том, почему он ушел из номера ночью?
- Нет, никаких мыслей, - Кай солгал, - Вышел проветриться наверное, - а это уже было ближе к истине.
- Кайрин, пока вопросов к вам нет. Подпишите здесь, - Анис протянул ему лист с показаниями, - Если будет нужно, я вас вызову.
Кай поставил свою подпись и под пристальным взглядом следователя вышел из кабинета.

***

В подвале было темно. Гнетущую тишину нарушали только звуки воды, со звоном капающей на металлический пол. Послышался резкий скрежет, и из открывающейся двери хлынул яркий дневной свет. В свете проема показалась человеческая фигура. Закрыв за собой дверь, человек нашарил рукой переключатель, и пространство вокруг озарилось белым. Он прошел к центру комнаты и сел за небольшой металлический стол. Затем раскрыл принесенную с собой папку и достал оттуда распечатки. На первом листе, под фотографией молодого мужчины, были напечатаны подробные данные о его возрасте, семье и месте проживания. На втором была распечатка его перемещений по городу с датами и возможными местами появления.
Изучив эти листы, человек убрал их обратно в папку и отложил ее на край стола.
Закинув ноги на стол, человек зевнул и надвинул пониже шляпу. Потянувшись, он скрестил руки на груди и задремал. Время еще было.
Заголовок на папке гласил: «Кайрин Сайно».

***

Придя домой, Кай погрузился не в самые радужные раздумья. Он чувствовал гнетущее чувство вины за смерть Сиера. Он всё же старался скрыть их отношения с Морити, но в любом случае ему это бы вряд ли удалось. Как не скрывайся, всё равно оставалось чувство некой недосказанности между ним и Сиером.
Кай понимал, что на тот момент складывалась тупиковая ситуация, и выход из нее явил худшую из жертв. В душе зияла удушающая пустота, заполнить которую вряд ли когда-нибудь удастся. Ему хотелось кричать, он был полностью морально подавлен. За мечту детства о Мегаполисе пришлось заплатить слишком высокую цену.

Через два дня Сарт снова попросил Кая прийти. Выйдя из гостиницы, он привычной дорогой направился к зданию Совета. Пройдя квартал, он свернул в узкий проход между двумя высокими башнями. Через минуту он услышал сзади тихие шаги. Поначалу он не обратил на них особенного внимания, но затем обнаружил, что эти шаги вторят его. Он остановился. Шаги сзади тоже затихли. Тогда он резко обернулся и увидел в двадцати метрах от себя высокого человека в потрепанной шляпе. Краем глаза Кай успел заметить, как незнакомец молниеносным движением направил свою руку под распахнутый плащ. Не дожидаясь продолжения, Кай резко отпрыгнул влево, укрывшись за массивным металлическим контейнером. Над правым ухом зашипело, и в воздухе повис резкий запах гари. «Пришел и мой черед!» - Кай сжал кулаки. Поле не могло защитить его - это он прекрасно понимал - нужно было как-то обезоружить нападавшего. Он огляделся. В узком проулке едва могли разойтись два человека. Неожиданно для себя Кай заметил в метре кусок железной ржавой трубы, торчавшей из его укрытия. Не колеблясь ни секунды, он выдернул орудие и резко развернулся. Тут же он заметил тень человека, медленно подходящего к контейнеру. Затаившись, Кай дождался, пока не покажется сам незнакомец.
Удар был неожиданным. Издав приглушенный короткий крик, он выронил лазер. Тогда Кай встал на ноги, вышел из укрытия, откинул ногой оружие и создал вокруг себя мощное силовое поле.
Склонившись над незнакомцем, Кай произнес:
- Фанатик?
- Мы предпочитаем называть себя чистильщиками. - ответил тот, потирая запястье.
- Смерть Сиерани - ваших рук дело?
- Нет, - он приподнялся, с подозрением осматривая поле и самого Кая.
Сам он был, мягко говоря, озадачен.
- Ладно, расскажешь это Сарту!
При упоминании о нем лицо незнакомца побледнело.
- Выкинешь фокус - спалю заживо!
Кай создал у себя в ладони абсолютно безобидный сгусток холодного света. На нападавшего же было страшно смотреть: он побледнел еще больше, затем судорожно сглотнул и, опираясь на контейнер, поднялся.
- Идем - Кай взглядом указал на конец прохода, - И смотри, без глупостей!
Тот зло посмотрел на Кая, кипя от досады и гнева, но всё же повиновался, и они пошли по направлению к зданию Совета.
Со стороны процессия казалась как минимум странной: один - в пульсирующем раскаленном коконе держал в руке переливающийся прозрачный шар, другой - явно волновался и с опаской косился на первого. Было немноголюдно, но те, кто встречался на пути, предпочитали обходить их как минимум за квартал.
Когда они вошли в здание Совета, мало что изменилось. Люди обходили их, словно заразных, перешептываясь между собой. Перед самой дверью кабинета Сарта Кай отключил силовое поле. Незнакомец сразу же огляделся в поисках путей к бегству. Но не тут-то было: весь коридор по обеим сторонам заполнили люди, половина из которых носила форму охранников. Ему ничего не оставалось, кроме как покорно последовать за Каем.
Когда они вошли, Сарт сидел за своим столом и просматривал на галлографическом экране сводки за текущий день. Увидев прибывших, он резко встал.
- А это еще кто, черт возьми?!
- Это чистильщик, - Кай злобно посмотрел на нападавшего, - Ведь так вы себя называете?
Тот презрительно хмыкнул и отвернулся, показывая свое отношение ко всему происходящему.
- Фанатик?! - Сарт гневно воззрился на гостя.
- Да. Напал на меня в квартале отсюда.
Сарт резко встал и с огнем в глазах направился к нему.
- Сиерани тоже твоих рук дело?
- Тебе-то что?
- Мне? Огрызаться будешь на том свете! Говори! Мне ничего не стоит уничтожить тебя, это и не моя забота.
- Я не знаю! - фанатик начал понимать всю серьезность своего положения, - Говорю вам, мы здесь ни при чем.
- Тогда как ты объяснишь нападение на Кая?
Фанатик ненадолго задумался.
- Я расскажу, - угрюмо согласился он, - Только сохраните мне жизнь.
- С огромным удовольствием прикончил бы тебя прямо на это месте, - Сарт подавил в себе гнев, - Хорошо, даю слово.
Сарт обошел стол, склонился над терминалом и произнес:
- Соедините меня с Анисом Леем, - и после небольшой паузы, - Срочно ко мне в кабинет, мы нашли свидетеля, - затем он обратился к Каю, - Подожди нас за дверью.
- Но...
- Для твоего же блага.
Кай сник, но последовал соверу Сартана.

Примерно через час двери кабинета отворились, и оттуда вышли фанатик, ведомый тремя охранниками, озадаченный Сарт и следователь Лей. Кай ждал их на скамейке напротив.
- Зайди ко мне, - сказал Сарт и закрыл за собой дверь.
Когда Кай вошел, Мун с задумчивым видом пересматривал подписанные фанатиком показания. Кай сел напротив и вопросительно посмотрел на повстанца.
- Ничего, - сказал тот и отбросил бумаги, - Он уверен, что убийство Сиера не входило в их планы.
- Но кто...
- Следствие зашло в тупик. Он рассказал, что, узнав о смерти Сиера и о том, что именно они являются первыми подозреваемыми, их руководство решило устранить и тебя, «под шумок» так сказать.
- И по его словам, они не причастны к его смерти? - закончил Кай.
- Именно.
- Но откуда в таком случае символ фанатиков на теле Сиера?
- Если следовать его логике, то таким образом их решили подставить, ведь сам посуди, свалить это убийство на фанатиков - наиболее простое и «правильное» решение.
- И вы хотите сказать, что следствие возьмет именно эту версию за основную?
- Мы будем прикладывать одинаковые усилия и к той, и к другой версии. Ведь не исключено, что он прав?
- Но это же безумие! Кому выгодна смерть Сиера, если не фанатикам?!
- Это мы и хотим выяснить.

Кай смотрел на голограмму, и в его душе нарастало беспокойство, обретая все более четкие формы. Неопознанные объекты вытянулись в широкую ровную полосу, располагаясь в шахматном порядке.
- Они достигнут Земли уже через неделю, - Сарт обреченно посмотрел на прозрачную проекцию, - Мы не можем ничего сделать, их в тысячу раз больше.
- Здесь вы ошибаетесь, - Кай покачал головой.
- Что ты предлагаешь?
- Если действительно начнется интервенция, то выход только один.
- Только не говори, что..
- Другого выхода нет. Если подтвердится угроза вторжения, то вы в одиночку не справитесь, также, как и Орден.
- Но тогда мы обнаружим все свои города, мы десять веков скрывали свое существование!
- Это не тот случай, чтобы вспоминать старые обиды. На кону слишком многое! Если вы постараетесь отбить атаку в одиночку, то скорее всего будете разбиты. Это пустая трата человеческих ресурсов! Без вашей помощи Орден тоже не сможет защитить себя - вы прекрасно понимаете, если у захватчиков световое оружие, то остается только пятьсот человек Особого Отдела против десятков тысяч единиц с другой стороны.
- Объединение невозможно! - отрезал Сарт, - Ни при каких обстоятельствах! Как только мы обнаружим себя, сразу же начнется война! И неизвестно что хуже - порабощение Орденом или этими... И вообще, еще неизвестно, с какими намерениями они явились! - Сарт выдержал паузу, - Нужно подождать.
- Подождать чего? Пока они не нападут? - у Кая заканчивалось терпение, - Нужно действовать уже сейчас!
- Нет! - Сарт был неумолим, - Я рассмотрю этот вариант только при наличии реальной угрозы. Пока она слишком сумрачная.
- Хорошо. Договоримся так: при наличии хотя бы малейшей опасности, мы обращаемся к Ордену. Иначе последствия могут оказаться слишком плачевными.
Сарт задумался на секунду.
- Хорошо. Сделаем так.

Кай вернулся домой в смятении. Упрямство Сарта мягко говоря раздражало, но и его можно было понять. Тысяча лет вражды сделала свое дело. Он скорее сдастся без борьбы интервентам, нежели попросит помощи у Ордена. Слава Богу, Сарт согласился на условия Кая, и при малейшей угрозе всё-таки есть шанс объединения. Но что мешает Сарту отказаться от своих слов? Об этом Кай старался не думать.
Но было ещё кое-что, о чем Кай не мог не думать каждую минуту. Версия о причастности Фанатиков к убийству Сиера постепенно разваливалась. Если это не они, то кто? Кому была выгодна его смерть? Здесь, в Мегаполисе, друзей у него, как и у Кая, было мягко говоря немного. Единственными, с кем они общались в течение всего месяца, были Сарт и Морити... Хотя не исключалась версия о простом уличном нападении. «Нужно узнать у Сарта, - решил Кай, - кто имеет право на ношение оружия. Или хотя бы у кого оно может быть».
Уйдя в свою комнату, Кай вытянулся на кровати. Мысли непрерывным потоком проносились в его голове. Он уже начал жалеть о своем выборе.
После смерти Сиера Морити словно отдалилась от него, она почти не выходила, избегая встречи. Последние два дня Кай не имел возможности даже увидеть ее - как только он подходил к ее номеру, динамик у двери тут же оповещал, что Морити плохо себя чувствует и просила не беспокоить. Кай не думал, что смерть Сиера подействует на нее так. Он переживал за нее.

- Интересный вопрос, - Сарт подался вперед к сидящему напротив Каю, - Ответ на него уже поставил в тупик Аниса.
- В чём дело? - удивился Кай.
Сарт встал и подошел к окну, рассматривая город и россыпь мчащихся машин.
- Дело вот в чём, - он подбирал слова, - Оружие в Мегаполисе, да и в других наших городах, достать крайне сложно. Другими словами, у простых граждан его нет. Каждая единица находится под строгим учетом, дабы избежать бунтов и вооруженных демаршей.
- И?..
- Оружие есть только у руководителей Отделов, у меня например, и у Специальных агентов, вроде Морити и Аниса.
- А как же тот фанатик?
- Это известная личность, Акир Хоно, - Сарт снова сел, - Он работал на моем месте несколько лет назад, но он был уволен за превышение служебных полномочий.
- И оружие оставил себе? - догадался Кай.
- По идее, его должны были изъять. Но не сделали этого, по известной только одному Богу причине. Наверное, его боялись. Потом он перешел в фанатикам, а еще через некоторое время изменил внешность и стал наёмником. Его опознали по биометрическим данным, сохранившемся в архиве.
- И больше оружия в этом городе ни у кого нет?
- Есть. Но таких людей единицы. Всё вооружение хранится в военной зоне на окраине города, под строжайшей охраной естественно.
- А те, кто его охраняют, не могли продать несколько единиц?
- Роботы? Едва ли, - Сарт улыбнулся, - Сейчас мы допрашиваем последних людей из нашего списка и выясняем их алиби на день убийства.
- И есть результаты?
- В том-то и дело, что нет. В тот день почти всех действующих военных агентов отправили в военную зону для календарных учений. В городе оставались только агенты Службы Реабилитации и дочерних ей служб, так как они отношения к возможным военным действиям не имеют. Пока что у всех допрошенных есть алиби - их карточки были проверены и установлено их местонахождение в тот день.
- Вы хотите сказать, что и у того фанатика, Акира, есть алиби?!
- К сожалению, да. Утром того дня его задержали за драку в противоположенном конце города, и весь день и всю последующую неделю он провел в изоляторе.
- Но кто?..
- Осталось опросить Аниса, Морити и меня.

Выйдя из здания Совета, Кай направился не в гостиницу, а в противоположенном направлении, погрузившись в тяжелые раздумья. Если всё было именно так, как рассказывал Сарт, то ситуация мягко говоря не внушала оптимизма. Круг подозреваемых сузился до трёх человек, причём никто из них, Кай мог поклясться в этом, не мог совершить это чудовищное преступление. Он решил мыслить логически. Сарту была невыгодна смерть Сиера - он терял важный источник информации. Анис вообще не был в курсе последних событий, он был всего лишь следователем, одним из Специальных агентов. Тем более, Сарт сказал как-то, что приезд Кая и Сиера держался в строгой секретности, поэтому Анис не мог знать об их пребывании в Мегаполисе. А если бы и знал - смерть Сиера для него была бессмысленна. Конечно, он понимал, что сам находился под подозрением, но хотя бы тот факт, что Сиер был убит из лазера, полностью его оправдывал. Оставалась только Морити. Но зачем? Зачем ей убивать Сиера? Кай знал, что она очень положительно относилась к нему, ни разу между ними не возникало никаких конфликтов, тем более ссор. Но может дело в ревности Сиера? Кай где-то на подсознании ощущал, что именно это гнетущее чувство явилось причиной трагедии, но объяснить даже самому себе ничего не мог. Еще его настораживало и волновало поведение Морити в последнее время. Она не хотела видеть Кая, замкнувшись в себе. Это выглядело очень странно, ведь в первые дни после смерти друга Каю нужно было с кем-то поговорить, излить свою душу. Но Морити не было рядом. Только сейчас он понял, что не видел ее после трагедии ни разу. Определенно нужно было поговорить с ней.
В смятенных чувствах он добрался до гостиницы. Поднявшись на этаж, он направился прямиком к ее номеру.
- Морити не желает никого принимать. Зайдите позже, - привычно посоветовал динамик.
«Ну уж нет, - Кай был полон решимости, - Только не в этот раз!» Он настойчиво постучал в дверь.
- Морити, это Кай. Мне нужно с тобой поговорить!
Тишина.
- Морити!
Были слышны только звуки улиц.
Что-то было не так. Он был уверен в этом. «Может, она вышла на минуту?» - мысль пронеслась в голове, но Кай даже не обратил на нее внимания. Нужно было действовать. И быстро. Он знал, что что-то стряслось.
Моментально сосредоточившись, он облачил свои руки в пылающий вихрь яркого огня. Действуя быстро и чётко, он провел по двери раскаленным клубящимся полем. По коридору бысто распространился черный едкий дым. Дверь оплавилась, но не подавалась. Кай чувствовал нестерпимое жжение в руках, но всё же взял себя в руки и усилил поле. Кожу начало обжигать, боль становилась невыносимой, но Кай снова предпринял попытку. На этот раз ему повезло больше - часть двери закипела и стекла на металлический пол, образовав дымящуюся застывающую лужицу. Кай сделал еще усилие и закричал от боли. Через секунду проход был открыт. Чувство страха нервно пульсировало в его сердце. Отключив поля и не обращая внимания на дикую боль в руках, Кай ворвался в комнату. Он увидел то, чего боялся больше всего.
На диване лежала Морити, ее голова свисала к полу, открытые глаза устало смотрели на потолок.
- Не-ет! - прохрипел Кай, - Боже, нет!
Он подбежал к дивану и обожженными руками обхватил тело. Слезы крупным градом срывались с его глаз и разбивались в сотни брызг, словно его надежды.
Кай положил голову ей на грудь... и замер. То, что он ощутил, заставило его резко встать. Она была еще жива.

В палату к Каю угрюмо вошел Сарт. Перевязка была уже закончена, и он жестом попросил врачей оставить их наедине.
- Как она? - с ходу бросил Кай, приседая на кушетке.
- Пыталась покончить с собой. Она жива, но в коме. Врачи говорят, что с ней и ее ребенком всё будет в порядке. Но разве можно им верить?
Кай резко осел, ударившись спиной о стену.
- С... что... как...
Мысли бегали по кругу, не желая замедлять свой ход.
- У нее будет ребенок, Кай. От тебя. Экспертиза это показала. Срок еще небольшой - всего две с половиной недели.
Кай лишился дара речи. Он не знал, что сказать.
- Сарт, я...
- Отдохни пока. Поговорим завтра.
Сарт удалился, дав Каю возможность совладать с собой и всё обдумать.

Кай был в смятении. Сказать, что новость застала его врасплох - значит не сказать ничего. События последних двух недель полностью выбили почву из-под ног. В размышлениях Кая беременность Морити конкурировала разве что с ее попыткой самоубийства. Оба этих факта не давали ему покоя, он снова и снова возвращался в тот самый день, день прибытия в Мегаполис, и, переживая заново все события тех дней, пытался найти причину всего происходящего, ту грань, после которой всё пошло кувырком. Он перебирал множество вариантов, но неизменно всё сходилось на Морити. Не было сомнений, что ее попытка уйти из жизни и убийство Сиера каким-то образом связаны. Но как? Единственный разумный ответ на этот вопрос заставлял Кая вздрагивать: Морити причастна к смерти Сиерани.
На следующий день, как Кай и ожидал, в палату вошел Сарт, гораздо менее угрюмый чем сутки назад.
- Ты не знал о ребенке, - почти утвердительным тоном произнес Сарт.
- Нет. Я узнал только вчера, от вас.
- Но почему ты не рассказывал о ваших с Морити отношениях?
- Я был практически уверен, что вы не воспримите это положительно.
- Ты ошибаешься, Кай, - Сарт присел рядом, - За этот месяц я многое понял. Я нашел силы изменить свои взгляды. Многовековая вражда между Орденом и нами сделала свое дело. Практически все граждане Мегаполиса, да и других городов, относятся к жителям Ордена как к грязи, они не считают их за людей, сравнивая их с дикими животными, живущими в глухих лесах. Я тоже думал так. Но последние события, встреча с вами, непринужденное общение с тобой и с... с Сиером убедили меня в том, что люди, будь то Орден, мы или поселенцы других звезд, по сути ничем не отличаются. Да, у нас разное мировосприятие, да, разный общественный строй и технологии. Но это не те критерии, по которым можно судить о людях. Вчера, возвратившись домой, я долго размышлял об этом. Я вижу в тебе силу духа, храбрость и бесконечную доброту в глазах, а это именно то, что может характеризовать человека. Поэтому я не вижу никаких препятствий для ваших с Морити отношений.
Кай был безусловно удивлен таким резким поворотом во взглядах Сарта.
- Тем более, тебя обучал языку мой отец.
- Что?! - Кай был шокирован, - Как?..
- Клартий. Помнишь, ты говорил о нем?
- Старый повстанец?!
- Да. Кларти Мун. В один из дней он, по ведомой только ему одному причине, избрал уединение вместо городской жизни и в тайне отпрвился вместе с одним из плановых кораблей на поверхность. Поиски ни к чему не привели.
Только сейчас Кай смог заметить сходство Сартана и старика Клартия. Действительно, они были очень похожи. Похожи как отец и сын.
- Морити пришла в себя, - тем временем продолжал он, - И хочет говорить только с тобой.
Кай моментально оживился.
- Сейчас?! – он резко встал с койки, - Проводите меня к ней!

Кай стоял у двери палаты Морити, испытывая противоречивые чувства.
- Смелее, - Сарт ободряюще улыбнулся, - Она ждет тебя.
Кай не знал, что скажет, войдя внутрь. Он не знал, как себя вести после всего случившегося. Собравшись с духом, он ступил вперед, и дверь с тихим усилием отъехала в сторону, открывая его взору палату, похожую на сотни других и одновременно так непохожую.
Кай сделал еще шаг и справа от себя увидел койку и лежащую на ней бледную Морити, подключенную к множеству датчиков. Приборная панель у ее головы мерно гудела, отображая массу непонятной для Кая информации.
- Мори... - начал он.
- Кай... Я... - ее голос был слаб, она говорила почти шепотом, - Я убила Сиера.
На этих словах глаза ее налились слезами, она едва не заплакала.
Кай резко остановился, не в силах поверить в услышанное.


Часть 4. Выбор вопреки

Кай почувствовал, как мир вокруг него начал рушиться, разбиваясь, словно мозаика, на тысячи осколков. Он предполагал такой ответ Морити, но все же в глубине души надеялся, что его предположения окажутся ошибочными. Правда оказалась гораздо страшнее теорий.
- Кай, выслушай меня, - она сделала усилие привстать, но была еще слишком слаба, - Умоляю, выслушай! Все случилось очень быстро… Я бы отдала все, чтобы это исправить, поверь!
Морити вытерла ладонью слезы.
- В тот день, точнее, в ночь перед ним, после того, как ты вернулся к себе, я долго не могла заснуть, размышляя о нас, о том, как быть теперь. Спустя три часа, под утро, ко мне в номер явился Сиер, он был сам не свой. Он начал кричать, говорил абсолютно неуместные вещи, говорил, что любит меня, что наши с тобой чувства ошибочны. Я пыталась объяснить ему, что я отношусь к нему, как к другу, что люблю его по-своему, но он ничего не хотел слушать. Вскоре он вышел из себя, схватил меня за руку и бросил на кровать. Я пыталась его уговорить уйти, но он словно сошел с ума. Тогда я накричала на него, думала, что он образумится. Но он ударил меня и сказал, что либо я буду с ним, либо не буду ни с кем вообще. Он схватил что-то со стола и пошел на меня. Глаза его горели чудовищным огнем. Я поняла: либо я постараюсь защитить себя, либо мне не жить! Тогда я выхватила из ящика стола лазер, который мне дали на службе, и, отвернувшись, сделала два выстрела. Когда я открыла глаза, он уже был мертв. После этого, немного придя в себя, я поняла, что мне нужно замести следы, иначе меня ждет смерть. Тогда я выжгла лазером на малой мощности символ фанатиков и просидела в углу комнаты до утра, не в силах пошевелиться. Затем мне позвонил Сарт и сказал, что хочет видеть вас с Сиером у себя. Я запаниковала. Тогда я сказала, что полечу искать Сиера, а на самом деле вернулась в номер и положила его тело в машину.
Морити сдержала порыв слез.
- Затем… Затем я оставила его недалеко от гостиницы, в безлюдном квартале и ушла к себе. Кай, мне было так плохо! Я не хотела жить! Неделю я не выходила из номера, почти ничего не ела. Потом… - ее голос поник, - потом чувство вины сломало меня. Я решила уйти из жизни.
Кай потерял дар речи. Он был слишком шокирован услышанным.
- Я знаю, ты не простишь меня. Никогда.
Она дала волю чувствам.
Кая одолевали противоречивые чувства. Он понимал, что Морити отняла жизнь у его друга, единственного и давнего, но в то же время понимал, что другого выхода у нее не было - она стала заложницей обстоятельств. Если бы Сиер проявил терпимость и хоть малую долю понимания, все могло завершиться иначе. Но он не смог. Или не захотел. В любом случае, доля, и немалая, ответственности ложилась на Кая. Он должен был заметить. Должен был предотвратить.
- Морити, - Кай подошел ближе и взял ее руку, - Ты ошибаешься. Ты ни в чем не виновата. Раньше это называлось самообороной, за нее оправдывали. Смерть Сиера – прежде всего следствие его и моих ошибок. Мне не за что тебя прощать. Не волнуйся, все образуется!
Он поцеловал ее.
- Ты… ты правда так считаешь? – Морити всхлипнула и обняла Кая.
- Да, правда.
Так они просидели несколько бесконечно долгих минут.
- Что у тебя с руками? – она указала взглядом на бинты.
- Долгая история, - улыбнулся он, - Расскажу как-нибудь при случае.

На следующий день Кай уже был у себя, но со строгим уговором врачей приходить на перевязку два раза в день. Жизнь постепенно налаживалась. Сарт, узнав подробности трагедии, прекратил расследование “за недостатком улик”. Морити тоже постепенно шла на поправку, но Сарт запретил говорить ей о ребенке, пока она находится в больнице. Кай был согласен с ним – Морити сейчас ни к чему лишние переживания, она должна сначала немного адаптироваться. Он дважды в день приходил к Морити, и они подолгу разговаривали, делясь своими проблемами и переживаниями.
Еще через три дня ее выписали, и Кай с одобрения Сарта переехал жить из гостиничного номера в квартиру Морити Мун, еще через два дня ставшей Морити Сайно. Событие было отмечено в тесном кругу наиболее близких друзей, среди которых был Анис Лей и Дари Нил, близкая подруга невесты. Особенно распространяться о союзе Кая и Морити не стали, опасаясь отрицательного отношения к этому граждан Мегаполиса и Повстанцев в целом. Для остальных, не посвященных в курс дела, переезд Кая к Морити был обоснован на соображениях безопасности, в связи с событиями, имевшими место последний месяц.
Но спокойная жизнь в городе длилась недолго. Еще через два дня Сарт пригласил Кая в здание Совета на приватную беседу.
- Кай, - его голос был напряжен, - Сегодня я могу с полной уверенностью заявить о готовящемся нападении на Землю, - он положил перед Каем отпечатанные снимки, - Посмотри сам.
Кай опустил взгляд на карточки. И ахнул. То, что было изображено на них не внушало ему и доли оптимизма. На орбите планеты, словно змея, спиралью выстроились сотни загадочных объектов, ее конусом указывая на Землю, словно предупреждая об опасности.
- Боже мой!
- Это продолжается уже два дня. Мы ничего не можем сделать, их слишком много, - Сарт развел руками, - Мы бессильны.
- Помните наш разговор?..
- Да, Кай, я помню. Я согласен на объединение.
Последовала минутная пауза.
- Если мы попросим помощи сейчас, - нарушил молчание Кай, - Орден вряд ли нас послушает. Тем более меня, ведь для них я предатель, - Кай вздохнул, - Максимум они воспримут это как тактический ход Повстанцев, посыл к войне.
- И что ты предлагаешь?
- Вариант только один, - Кай сделал паузу, - Дождаться первого удара, чтобы Орден понял, что мы не блефуем.
- Но это чудовищно! - Сарт резко встал, - Это... Этого нельзя допустить!
- Боюсь у нас нет выбора.
Терминал на столе пискнул, и из динамиков раздался взволнованный мужской голос.
- Сартан, вы срочно нужны в отделе наблюдений! Вам стоит на это посмотреть!
Кай и Сарт переглянулись.

Спустившись в отдел, они в ужасе застыли на месте, бросив лишь первый взгляд на голограмму. Спираль, по сравнению со снимками Сарта, заметно сузилась, но не это заставило их сердца биться чаще. Пространство внутри сияло ярким желтым огнем. Теперь образованная фигура была наполнена клубящимся живым светом, словно предупреждая о готовящейся атаке.
- Бог мой! – воскликнул Сарт и в сердцах ударил кулаком в стол.
- Дождались, - упавшим голосом прокомментировал Кай.
- Так, - Сарт взял себя в руки, - Есть данные, куда готовится удар? Хотя бы примерно.
Один из служащих поднялся, провел рукой по сенсору на столе, и голограмма сразу же явила подробную карту Земли. На окраине одного материка пульсировала точка, расходясь концентрическими окружностями на несколько сот километров.
- Примерно в эту область, - заключил он, - Это территория древней Франции, если я не ошибаюсь.
- Какова мощность удара?
- Неизвестно. Наши датчики указывают на то, что…
- Что?
- Внутри конуса ничего нет.
- ЧТО?
- Мы не смогли засечь волнений ни по одному известному нам диапазону. Это энергия неизвестной пока природы.
- Все гораздо хуже, чем я ожидал, - Сарт сел на стул, - То есть ты хочешь сказать, что они могут как уничтожить все живое одним ударом, так и прожечь сантиметровую дырку в дереве?
- Боюсь что так, - служащий поник, - Мы сделали все возможное.
- Нам остается только ждать… Верни проекцию Земли.
Голограмма снова изменилась, отобразив уже знакомую пугающую картину.

Прошло не меньше часа. Два десятка глаз внимательно, до боли вглядывались в проекцию, боясь пропустить решающий момент. Каждый из них чувствовал, что неизбежное приближалось. Внезапно по изображению пробежала рябь. Через секунду все повторилось, с той разницей, что помехи стали сильнее.
- Началось, - голос Сарта эхом отозвался в напряженном молчании.
Пик конуса засветился, затем вокруг него образовался колеблющийся ореол. Еще через мгновение из него быстро потянулась тонкая струйка яркого света. Вскоре она, словно набравшись сил, молниеносно обрушилась на атмосферу, пробив в ней пульсирующий шрам.
Раздался единый вздох ужаса. Кай закрыл глаза и отвернулся. Он осознавал, что в данный момент наблюдает за гибелью по меньшей мере сотен человек. Через несколько секунд он заставил себя повернуться. Конус уже перестал светиться. Все вздохнули с облегчением, если в этот момент уместно так говорить. Худший сценарий не оправдался: планета осталась в целости, никаких глобальных последствий.
Внезапно один из служащих закричал.
- Смотрите!
Кай пригляделся. Конус медленно начал распадаться, через минуту образовав на орбите планеты хаотическое скопление черно-желтых объектов.
- Они перестраиваются, - Сарт поднялся, - Вы можете приблизить зону поражения?
- Да, но ненамного.
Голограмма отобразила территорию, подвергшуюся атаке.
Сначала Кай подумал, что проекция испорчена: была видна сплошная черная область, без каких-либо ориентиров. Но затем масштаб увеличили, и Кай ахнул: зона в добрую тысячу миль была полностью выжжена, океаническая вода, омывающая берега материка, кипела и выбрасывала в воздух тонны раскаленного пара.
- Это ад, - реплика одного из присутствующих вернула Кая к реальности.
- Черт возьми, сколько же человек там сгорело заживо?!
- Там было около десяти сотен общин, - Кай сел на пол обхватил голову руками, - Боже! Это почти пятьдесят тысяч человек!
Повисло тяжелое, густое молчание.
- Кай, - Сарт присел рядом, - У нас мало времени, они перестраиваются для новой атаки. Нам нужно связаться с Орденом.
Он внимательно посмотрел на собеседника.
- Боюсь, еще несколько таких атак – и Ордена не станет. Еще час-два после этого – и не станет уже нас. Нужно действовать быстро. Ты готов?
Кай поднял взгляд. В его глазах горел чудовищный огонь ненависти и гнева.
- Да, - его голос был груб и тверд, - Я готов.
Они встали и направились к выходу, не оборачиваясь.

- Мне нужно побыть одному, - Кай посмотрел на Сарта, - Необходимо сосредоточиться и взять себя в руки. Я сообщу, когда свяжусь с Орденом.
Сарт кивнул и покинул свой кабинет.
Прошло уже достаточно много времени - месяц - но Кай ни на секунду не заколебался. Умение открывать свой разум для других и зарывать его при необходимости было выработано годами, поэтому даже через десятки лет он бы смог проделать эту операцию не задумываясь.
Обычному, неподготовленному человеку было бы, мягко говоря, непривычно общаться таким способом. Привыкшие к обмену информации на уровне понятий и слов, они бы с трудом смогли быстро приспособиться к общению чувствами и образами, без участия строгих понятий и предложений как таковых.
Справившись с волнением, Кай открыл свой разум. В его воронку ощущений сразу же устремились тысячи разрозненных мыслей тысяч жителей Мегаполиса: среди них были страх, ожидание, волнение, радость, ненависть, гнев и еще миллионы их градаций. Кай на секунду заколебался - в мире Ордена разум людей в основном закрыт, в «эфире» стоит молчание или присутствуют лишь неспешные образы и чувства. Кай собрался и отсёк большинство мыслеобразов, которые не относились по своей сущности к открытым жителями Ордена мыслям.
Среди обязанностей старшины Общины была одна, которая не раз спасала жизни людей - его разум должен быть открыт всегда, чтобы любой, знающий направление мысленного поля этого человека, мог всегда обратиться, когда нет возможности позвать на помощь другими средствами.
Кай общался с ним несколько раз, при жизни в Общине, поэтому без труда нашел адресата в общем хаосе мыслей; затем послал ему образ приветствия.
- «удивление, смятение, гнев»
- «образ спокойствия, ожидания»
- «непонимание»
- «образ Луны, загадочных объектов, клин на орбите Земли, ужас, страх, образ карты с пульсирующим регионом и чувство потери»
- «вопрос, понимание»
- «образ Сарта, власти, безысходности, единства»
- «образ размышления»
- «чувство встречи, образ разговора и обсуждения, картина боя»
- «образы людей, чувство власти и совета»
- «понимание, чувство времени, вопрос»
- «задумчивость»
- «образ следующего дня»
- «чувство согласия»
- «чувство согласия, образ прощания»
Кай закрыл свой разум. Такого рода общение всегда отнимало у него много сил, а сейчас он чувствовал себя уставшим как никогда. Там, на поверхности, в Ордене, благодаря каждодневным тренировкам Кай поддерживал себя в форме, а сейчас, после более чем месячного перерыва, он понял, что затратил слишком много сил.

Через несколько минут в кабинет осторожно заглянул Сарт. Увидев Кая сидящим на краю стола, он медленно подошел и направил на него вопросительный взгляд.
- Ты закончил?
- Да - Кая встал и подошел к окну, - Завтра мне сообщат о решении Ордена.
Сарт облегченно вздохнул.
- Хотя бы появилась надежда...
- Я не могу сказать, согласится Орден на сотрудничество или нет. К сожалению не могу. А времени у нас катастрофически не хватает. В любую минуту может последовать новая атака, - последовала пауза, - Какие новости из центра наблюдений?
- Пока все спокойно. Относительно конечно. Объекты снова выстроились на орбите в линию и не меняют своего положения последние полчаса.
- Будем молиться, чтобы так всё осталось до завтра. Иначе сообщать о своем решении будет уже некому.

Этой ночью Кай не сомкнул глаз. Его терзало беспокойство. Поверит ли Орден в то, что атака была произведена третьей силой? Не воспользуется ли он возможностью развязать войну с Повстанцами? Если тысячелетняя вражда возьмет верх над разумом, то самая важная битва в истории будет проиграна. Обе цивилизации будут либо истреблены как аборигены, либо порабощены, и в рабстве этом им придется провести вечность, не меньше. Кай всё же надеялся на благоразумие Ордена, точнее двенадцати человек, которые принимали все важные решения на поверхности. Они даже не догадывались, что от их решения сейчас зависит будущее всей планеты.

К утру сон все-таки взял свое, но заснуть Каю так и не удалось: он внезапно почувствовал присутствие. Нет, не физическое, ментальное. Он чертыхнулся про себя, но всё же открыл разум.
- «Образ приветствия»
Без сомнения, это был Азер, равный среди Двенадцати.
- «Образ приветствия»
- «Чувство встречи, образ карты с отмеченной областью на одном из материков, образ высокого солнца»
- «Понимание, благодарность»
Азер закрыл разум. Следом за ним и Кай.
«Итак, - он вздохнул с облегчением, - По крайней мере, Орден согласился пойти на контакт. Сегодня в полдень на территории древней Италии состоится встреча, коих не было уже добрую тысячу лет».

Кай осторожно встал, стараясь не разбудить Морити, которая мирно спала рядом. Затем он присел рядом и нежно коснулся ее волос. Она улыбнулась во сне и повернулась на другой бок. Кай укрыл ее одеялом, тихо прошел на кухню и заказал завтрак. Затем он связался с Сартом и сообщил ему о последних известиях.
- Отлично! – услышанное пришлось ему по вкусу, - Сейчас девять, вылетаем через час. Я жду тебя в своем кабинете.

На платформе Морилич было почти безлюдно. Сарт, боясь неадекватной реакции жителей города, будь то даже главы служб, не стал распространяться о причине отлета. Он велел на всякий случай подготовить главный конференц-зал на сто человек и джать его дальнейших распоряжений.
Корабль, до боли знакомый Каю, был готов к отлету. Сарт последний раз окинул взглядом простирающийся до горизонта город и направился к трапу. Кай понимал его мысли, даже не прибегая к своим способностям - он думал о том же: возможно, они видят этот мир таким последний раз. Сам приезд делегации Двенадцати уже изменит сложившиеся устои города, да и общества Повстанцев в целом, равно как и всего Ордена. Кай едва осознавал, какие глобальные последствия может явить сегодняшний день.
Через пятнадцать минут была дана команда на взлет, и вид из командной рубки начал резко меняться. Сначала корабль молниеносно ушел вниз, затем последовало затишье, за время которого платформа преодолела сотни метров под толщей воды, затем показалась трепещущая линия океана, а еще через секунду не осталось ничего, кроме чистого синего неба и яркого света солнца, смягченного динамичной тонировкой ветровых окон. Стояло молчание. Никто не хотел говорить. Все и так здраво понимали, что за миссия возложена них.
Через несколько минут корабль покинул пределы атмосферы и плавно скользил по орбите планеты, уверенно направляясь к своей цели. Вскоре Кай увидел то, что заставило его резко встать. Бесформенные объекты облепили часть орбиты над бывшей Азией, словно стая стервятников. Одно дело видеть это на голограмме, и совсем другое - вживую. Но не только это заставило сердце Кая биться сильнее. Расположение интервентов все больше напоминало... спираль.
- Бог мой! - не удержался он, - Вы видите?!
- Боюсь, у нас очень мало времени, - Сарт угрюмо кивнул. Как максимум пять - шесть часов до следующего удара.
- Только бы все прошло удачно!

В напряженном молчании прошло почти полчаса. Россыпь звезд на черном бездвижном полотне действовала утомляюще.
До места оставалось еще около часа, когда раздался встревоженный голос оператора слежения:
- Внимание, к нам приближаются два неопознанных объекта - 38 градусов по курсу.
Сарт встал.
- Опиши.
- Судя по данным, это астероиды, но слишком уж скорость у них большая, к тому же, оба уже дважды меняли курс. Это явно пилотируемые корабли.
Кай подошел к одному из огромных окон справа. Вдалеке явственно виднелось два объекта неправильной формы, желтых, с черными прожилками, которые с каждой секундой приближались, увеличиваясь в размерах.
- Нас атакуют, - заключил Кай, - На корабле есть оружие?
- Да, - Сарт повернулся к нему, - Но это пассажирский корабль, серьезный отпор боюсь мы дать не в силах. Силовые поля смогут защитить нас разве что на несколько минут при активной атаке.
- Не очень радужная перспектива.
Тем временем объекты подошли совсем близко, стены рубки подсветились красным светом.
- Объекты в зоне поражения. Если мы не сменим курс сейчас, не миновать столкновения, - человек за голограммой вопросительно посмотрел на Сарта.
- Это не астероиды, поэтому курс мы менять не будем. Подготовьте оружие к бою, - приказал он.
- А чем мы располагаем, если не секрет? - поинтересовался Кай.
- Два 200-миллиметровых генератора холодной плазмы.
- Это хорошо? - Кай был не в курсе военных тонкостей Повстанцев.
- Это неплохо, но, для сравнения, на боевых кораблях установлено по шесть параллельных 500-миллиметровых генератора.
- Параллельных?
- Это значит, что от каждого орудия работают по три генератора одновременно, а оставшиеся три за это время нагреваются и копят энергию для нового залпа.
- То есть в нашем случае могут работать либо одновременно два, но недолго, либо по одному, но при этом толку от них не много, - заключил Кай.
- Именно.
- Орудия готовы к атаке. Открыть огонь?
На огромных окнах командной рубки оба атакующих объекта были взяты в прозрачные красные рамки, указывая цель.
В это время оба бесформенных объекта образовали вокруг себя светящийся желтоватый ореол и остановились. Все заворожено наблюдали за этой картиной. Затем из них начали вытягиваться, словно нити, тонкие извивающиеся энергетические лучи, приближаясь к кораблю по странной замысловатой траектории.
- Самое время. Огонь! - скомандовал Сарт.
Корабль еле заметно дрогнул, и рубку на секунду озарила яркая вспышка света. Затем стало видно, как в сторону неизвестных кораблей молниеносно устремилось два ярких иссине-белых луча, окутанных клубящимся дымом. Один из кораблей сделал попытку уйти от удара, но выпущенный луч холодной плазмы изогнулся и достиг своей цели. На миг окна озарило яркое сине-желтое сияние, корабль тряхнуло, а еще через секунду все стихло. Экипаж напряженно вглядывался в таинственную черноту пустоты за пределами корабля, пытаясь оценить произведенную атаку. Когда глаза привыкли к темноте космоса, Кай увидел множество желтоватых обугленных обломков и ни одного целого корабля вокруг.
Раздались аплодисменты и общий гул радости.
- Самое время спуститься на Землю, - Сарт устало сел в свое кресло, - Но радоваться еще рано.
- Вести с Земли, - к нему подошел один из членов экипажа, - Боюсь, не самые хорошие.
- Что еще стряслось? - Сарт был суров и рассержен.
- Готовится серьезная атака. Конус уже не один. Их четыре. И каждый из них больше, чем аналогичный в прошлом нападении, в два раза.
- Что?! Господи, только этого не хватало!
Сарт резко встал.
- Сколько у нас времени?
- Судя по положению звеньев, не более семи часов.
- Такая атака уничтожит подавляющее большинство людей на поверхности...
- И еще... Один из ударов ожидается в Тихий океан.
Сарт был подавлен.
- Мегаполис сварится заживо! Весь город вымрет от теплового удара за считанные минуты!
Кай подошел к Сартану.
- Если мы не предотвратим атаку, боюсь, ни на поверхности планеты, ни под толщей воды, не останется уже никого. А те, кто останется, будут вынуждены веками прятаться или быть рабами новых хозяев планеты. Сейчас все зависит от людей. Именно людей, а не Ордена или Повстанцев отдельно. Человек как вид под угрозой.

Стоял яркий полдень. Корабль остужал обшивку на прохладном западном ветерке. Вокруг простирались густые зеленые просторы, обнажив, словно специально для гостей, небольшую зеленую поляну, где и разместились Повстанцы.
Кай уже успел связаться с Азером и уточнить место встречи. Он точно указал на поляну посреди буйного сочного леса. Теперь оставалось только ждать. Ждать и надеяться на благоразумие Ордена. От этой встречи зависело слишком многое.
Вскоре с восточной стороны послышалось густое шуршание, и на край поляны вышли двенадцать человек в белых одеяниях, моментально создав вокруг себя единое золотистое защитное поле. Кай поприветствовал гостей привычным жестом Ордена.
Поравнявшись с Каем и Сартом, из процессии вышел высокий статный светловолосый человек и начал говорить уверенно и твердо.
- Я Азер, равный среди Двенадцати. Мы очень удивлены и обеспокоены этой встречей с вами - либо на такой шаг есть действительно веская причина, либо это тактический ход, и в этом случае знаете: нас большинство, и мы с удовольствием примем ваш вызов.
Сарт стоял и внимал в мелодичные трели непонятного ему языка Ордена.
- Я Кайрин Сайно. Смею заявить от имени всех Повстанцев - причина, по которой мы имеем этот разговор, вовсе не является военной или тактической уловкой с целью развязать войну. Наоборот, сейчас мы должны сплотиться для отражения общего врага. Чтобы вы имели более полное представление о происходящем, я вам кое-что покажу.
Кай сделал знак одному из помощников. Тот прошел вперед и поставил на землю переносную голограмму, загрузил в нее последние снимки планеты и ее окрестностей и запустил первую сцену.
Азер отступил, боясь подлога.
- Не бойтесь, это всего лишь проекция. Смотрите, - Кай указал на прозрачное изображение.
То, что там было изображено, заставило Азера и остальных отвести взгляд. Запись первого нападения говорила вместо тысяч слов.
- Это случилось несколько часов назад. Сейчас, - Кай переключил сцену, - готовятся одновременно четыре атаки, каждая из которых сильнее первой в два раза.
- Почему мы должны вам верить?
- Господи, стали бы мы публично встречаться с Орденом, напоминать о себе, кода можно было бы напасть незаметно и внезапно, если бы была такая необходимость?! Мы обратились к вам за помощью. Обратились потому, что сейчас опасность, причем реальная и серьезная, грозит всем людям, и Повстанцам, и Ордену. Пришло время забыть, хотя бы на время, старые обиды и разногласия, и объединиться перед лицом внешней силы! Иначе гордость и упрямство людей приведет только к гибели обоих цивилизаций, и Повстанцев, и Ордена!
Кай замолчал, переводя дыхание. Азер отступил к группе. Внутри Двенадцати начались тихие обсуждения всего услышанного. Кай тем временем перевел все произошедшее взволнованному Сартану. Он улыбнулся и похлопал Кая по плечу.
- Молодец.
Тем временем к ним подошел Азер.
- Ордену нужно принять решение.
- Боюсь, у нас нет времени. Уже через шесть с половиной часов на планете останутся только пара общин, да дымящиеся убежища Повстанцев.
- Сколько?! - Азер был поражен.
- Максимум семь часов до новой атаки.
- И что вы предлагаете?
- Я предлагаю проверку дождем.
Так называемая «проверка дождем» практиковалась в судах Ордена в самом начале Светлой Эры. Это был единственный, хотя и не совсем гуманный, способ сказать с достоверностью, говорит правду этот человек или лжет. Примерно пятьсот лет назад он был запрещен решением Двенадцати и больше никогда не применялся, хотя в большинстве школ его преподавали до сих пор. На всякий случай. И сейчас, Кай был уверен, этот случай настал. Способ заключался в одновременном проникновении в мозг испытуемого нескольких человек. Они непрерывно посылали ему вопросы, касающиеся интересующего их дела, на которые не удавалось просто физически обдумать каждый ответ и найти способ облачить его в ложь. Мозг начинал отвечать автоматически, почти без участия разума и логики, сообщая тем самым правду. Было только одно «но»: подвергающийся проверке человек мог сойти с ума - он мог не выдержать такой атаки.
- Нет! - отрезал Азер, - Это запрещено.
- Сейчас не тот момент, когда нужно думать о гуманизме. Я требую проверку. Завтра никого из нас не станет, если мы не успеем принять меры сейчас.
Азер снова отошел к группе.
- Что ты им сказал? - Сарт был взволнован.
- Сейчас я пройду одну небольшую проверку. Это необходимо для того, чтобы они убедились наконец, что я говорю правду.
- Детектор лжи?
- Что-то вроде того.
Тем временем Азер подошел к Каю.
- Мы согласны.
- Отлично! - Кай облегченно вздохнул, - Не будем терять времени. Начинайте!
Кай сел на мягкую траву и закрыл глаза. Сначала он ничего не чувствовал, но спустя несколько секунд он ощутил присутствие. Один... два... трое уже вошли в его сознание, и число их увеличивалось. Когда последний, двенадцатый, проник в него, Кай почувствовал сильное головокружение и тошноту. Началась атака. Вопросы поступали все с нарастающей скоростью - это были образы, сменявшие друг друга. Кай попытался расслабиться, чтобы дать свободу своим мыслям - ему нечего было скрывать. Внезапно он ощутил давление, нарастающее и постоянное. Кровь пульсировала в висках: атка возобновилась с новой силой. Словно капли дождя, образы сыпались на него, превратившись в ливень, затем в ураган, затем в тайфун... Кай потерял сознание.

Очнувшись, Кай огляделся, не понимая, где он и что произошло. Рассудок возвращался медленно и мучительно. Над ним склонились Сарт и Азер. Беспокойство на их лицах сменилось облегчением, когда Кай произнес:
- Теперь вы верите? - его голос был едва слышен.
- Да.
Его голова раскалывалась от боли, но это было ничто. Если бы он не выдержал этого испытания, если бы спятил или умер, всё равно оно стоило того. Половина дела сделана. Орден согласится помочь.

Спустя несколько минут Кай уже мог стоять без посторонней помощи. Он поблагодарил Азера за понимание и мудрость, которую тот проявил.
- И как будет выглядеть наше... сотрудничество? - теперь Азер говорил гораздо раскрепощеннее, уверовавшись в добрых намерениях Повстанцев.
- Пройдемте на борт, я вам все объясню по дороге. Вы должны успеть выступить перед жителями Мегаполиса и других городов с призывом сделать все возможное для защиты планеты.
- Мегаполиса?! - почти хором воскликнули Двенадцать.
- Да, и не только. Пройдемте, времени катастрофически мало, а нам нужно успеть еще очень много. И отключите силовые поля. Они теперь ни к чему.

Не успел корабль оторваться от земли, как в небе показалось несколько полупрозрачных шаров, чью оболочку покрывала переливающаяся рябь. Следом за ними из гущи леса молниеносно поднялись еще несколько, отнюдь не похожих на остальные. То были абсолютно плоские черные пятна, черные до такой степени, что глядя на них болели глаза. Создавалось такое впечатление, что это ничто иное как дыры в толще планеты, пронизывающие ее насквозь до самого космоса.
Сарт не замедлил поинтересоваться об этих предполагаемых противниках.
- Это сопровождающие, - пояснил Кай, - Двенадцать никогда не появляются одни.
- А что в таком случае это? - Сарт указал на два черных пятна по правому борту.
- Это корабли Особого Отдела. Я говорил вам о них. Наша единственная надежда в борьбе с захватчиками, если у последних конечно световое оружие. Иначе наши шансы резко возрастают.
- В том-то и дело, что мы не можем определить природу их излучений. Будем исходить из худшего варианта.
Азер и остальные в это время с интересом осматривали командную рубку. Они выглядели одновременно и заинтересованными, и озадаченными. Их можно было понять. Такое внезапное появление Повстанцев, которых пытались забыть добрую тысячу лет, могло породить любые, самые смелые предположения у Ордена в целом и Азера в частности.
- Скажи им, что мы выходим за пределы атмосферы. Пусть не пугаются сильно, - Сарт усмехнулся.
Кай перевел. И добавил от себя, что скоро они воочию увидят то, из-за чего создается их военный союз.
Еще через несколько минут сопровождающие исчезли из поля зрения, не имея возможности подняться на такую высоту следом за кораблем. Азер начал нервничать. И не только он один. Среди Двенадцати начались суетливые переговоры и короткие дискуссии. Кай решил отвлечь их от столь бесполезного занятия и объявил:
- Смотрите, вот причина недавней гибели тысяч людей и нашей столь поспешной встречи, - Кай указал в направлении узкого конуса. «Узкого, - Кай поймал себя на этой мысли, - Время неумолимо уходит». Двенадцать тем временем не могли оторвать глаз от неведомой им доселе картины: бело-голубое полотно Земного шара, беспощадная спираль из загадочных объектов неправильной формы и отчетливо различимый диск Луны в покорном удалении. Все разговоры и споры тут же прекратились, началось оживленное обсуждение увиденного. Так прошло несколько долгих минут.
- Мы верим вам, - неожиданно Азер подвел итог их спорам.
Кай перевел дыхание. Это было то, за что он молился последние дни всем известным ему Богам.

По прибытии на платформу Морилич Азер и остальные члены делегации чувствовали примерно то же, что и Кай месяц с небольшим назад. Неуверенность сменилась сначала шоком, затем чуть ли не суеверным страхом и тихой паникой. Кай как мог помогал и успокаивал гостей, пока Сарт собирал Совет в большом конференц-зале. Уже через полчаса после прилета всё было готово, и многочисленные представители власти города внимали речи Сарта. Всё происходящее транслировалось в прямом эфире жителям Мегаполиса и по внешней сети - в остальные города.
- Уважаемые сограждане и жители других технических городов! Сегодня я обращаюсь к вам от лица представителей высшей власти Мегаполиса. Все вы знаете о недавних трагических событиях на поверхности. Нападение, имевшее место несколько часов назад, унесло жизни тысячам людей. И не имеет значения, что пострадали от этой атаки члены Ордена - я могу смело и со всей ответственностью заявить: опасность грозит всем людям, и на поверхности планеты, и под толщами воды. К сожалению, угроза настолько сильна, что мы были вынуждены обратиться за помощью к Ордену.
Кай мог поклясться, что услышал единый гул негодования жителей всех городов Повстанцев. Сарт тем временем продолжал.
- Сейчас мы должны, хоть это и непросто, отбросить все предрассудки и разногласия и объединить все наши силы против внешнего врага, который ставит на карту человечество как вид. Друзья мои, именно от вас сейчас зависит будущее, мы должны хотя бы на время объединить усилия с Орденом, ибо наши технологии, равно как и технологии Ордена, в отдельности не могут противостоять силе захватчиков. И только объединившись, мы сможем добиться успеха, - Сарт выдержал паузу; в зале стояла полная тишина, - Сегодня в Мегаполис прибыла делегация Ордена. Это наиболее уважаемые и властные люди на поверхности. Сейчас их представитель, Азер, скажет также несколько слов в дополнение.
Кай перевел гостям все сказанное Сартом, и Азер поднялся. Все внимание тут же заострилось на нем. Его белое свободное одеяние явно говорило о происхождении.
- Я Азер, равный среди Двенадцати, - он становился, давая возможность Каю перевести, - Сегодня воистину знаменательный день. Встреча эта войдет в историю как пример мудрости и ответственности. Услышав приглашение на эту встречу вчера, Орден решил сначала, что Повстанцы готовят хитрый тактический ход, тем самым пытаясь восстановить свои права на этой земле. Но поразмыслив над этим вопросом и проанализировав все сообщенные нам факты, мы пришли к выводу, что просьба эта скрывает под собой отнюдь не злой умысел. Скажу больше: для проверки истинности намерений Повстанцев Двенадцать впервые за пятьсот лет нарушили Закон, применив проверку дождем. И проверку эту они достойно выдержили. Признаюсь вам, еще в начале пути сюда я не осознавал всех масштабов происходящего. Я призываю вас отнестись со всей серьезностью и ответственностью к нашим словам и подтвердить их не менее ответственными действиями. Я уже предупредил жителей Ордена, и на поверхности приготовления уже идут полным ходом. Осталось совершить всего один шаг на пути спасения всех людей.
Азер умолк и опустился на кресло. Сарт тем временем встал.
- Все подробности огласит Кайрин Сайно.
Кай встал.
- Спасибо, Сартан. Вы только что услышали выступления представителей обоих сторон. Я призываю вас сделать правильные выводы и принять свое решение. Между тем хочу сообщить вам весьма важную информацию. До нового удара осталось около пяти часов. За это время мы должны объединить наши военные силы и нанести упреждающий удар. Шанс у нас только один, и мы обязаны его использовать. Через пять часов ожидается не один удар, а сразу четыре, в разные точки планеты, один из них придется на Тихий океан. Этот удар скорее приведет к мгновенной гибели Мегаполиса, - Кай замолчал, давая возможность остальным осмыслить услышанное, - Итак, теперь я сообщу непосредственно о ходе подготовки военных сил. В течение получаса после окончания этого заседания все желающие должны явиться на платформы Морилич, Гасиле, Соминик и Труци. Там будет происходить посадка прибывших на корабли, после чего они отправятся на поверхность для подготовки военных единиц. За процессом буду следить я, Сартан Мун, Анис Лей и Морити, - Кай замялся на мгновение, - Мун. Всего создано четыре тренировочные базы. Солдаты со стороны Мегаполиса уже ждут вас на поверхности. У меня все.
- Спасибо, Кайрин, - Сарт поднялся, - Время терять нельзя. Я надеюсь на ваше благоразумие. Уже через четыре часа мы должны нанести удар по захватчикам!
После окончания заседания к Каю подбежала взволнованная Морити.
- Кай, мне страшно, - она обняла его.
Он нежно поцеловал ее и прошептал:
- Не волнуйся, все будет хорошо, мы сумеем выстоять!
- Я боюсь за тебя, - на ее глазах были слезы, - Боюсь.
- Сейчас мы должны быть сильными. Сильными как никогда. Поверь, к вечеру всё уже закончится.
Он старался успокоить Морити, но и сам испытывал стойкое беспокойство и страх. Он изо всех сил старался гнать от себя все сомнения. «Мы обязаны победить!»

Спустя еще десять минут Мегаполис больше походил на большой муравейник. Началось то, чего и Кай, и Сарт боялись больше всего. Буквально на каждой улице группы Фанатиков устраивали беспорядки, отлавливали и избивали добровольцев, направляющихся на платформы. На улицы были выброшены сотни отрядов Отдела Порядка, которые как могли пытались предотвратить противоправные действия. Несмотря на все преграды, которые чинили Фанатики и просто люди, не согласные с решением властей города, еще через двадцать минут корабли, наполненные добровольцами, взяли курс со всех четырех платформ на поверхность. Одновременно с этим с закрытой платформы Хорни в военной зоне на поверхность также взяли курс десятки военных кораблей с интервалом в сорок секунд. Кай в сопровождении Двенадцати, Сарт, Морити и Анис, возглавляя группы добровольцев, с нетерпением ожидали высадки на поверхность, молясь, чтобы все прошло благополучно.
Для экономии времени корабли ложились на курс всего в трех километрах над поверхностью, так как теперь резона скрываться у Повстанцев не было. Благодаря этому время пути сократилось почти в два раза, и уже через час горожане должны были высадиться на землю при свете яркого солнца.

Кай в нетерпении смотрел на проплывающие далеко внизу пейзажи. Он погрузился в раздумья по поводу предстоящей военной операции, взвешивал все возможные варианты развития событий, когда рядом с ним раздался встревоженный голос одного из помощников:
- В пассажирском отсеке чрезвычайная ситуация, - с ходу выпалил он, - Нужно срочно принимать меры!
- В чем дело? Кай резко обернулся.
- Один из добровольцев пронес на борт оружие и взял в плен почти сотню людей. Мне сообщили только что.
- У него есть требования?
- Да. Он просит прекратить военную операцию и расторгнуть союз с Орденом.
- Чертов фанатик! Почему при посадке людей не проверяли на предмет оружия?!
Помощник занервничал еще больше.
- Все... Все силы были брошены на восстановление порядка в городе. Отдел Порядка и так немногочисленный...
- Теперь не важно. Насколько реальна угроза?
- Он клянется убивать по заложнику в десять минут, если его условия не будут выполнены в течение двадцати минут.
- Он что, не понимает, что это невозможно?! В любом случае, он должен осознавать, что прекрати мы сотрудничество с Орденом, всех нас ждет неминуемая смерть или в лучшем случае бессрочное рабство! Черт.
- Это фанатик. И действует скорее всего по поручению верховных сил их сообщества. Иначе откуда у него оружие?
- Акир Хоно, - Кай чертыхнулся про себя.
- Что?
- Неважно. Отведите меня к нему.
Помощник кивнул и быстро направился к выходу из командной рубки. Кай следовал за ним.

- Я уже тысячу раз говорил, что не изменю своего решения, - Акир направил дуло на молодого человека в углу. Тот вжался в стену еще сильнее, - Я начну казнить заложников уже через десять минут. Вам стоит поторопиться.
Его глаза горели яростью и презрением.
- Вы, жалкие подобия людей, словно крысы, поджав хвост решили перевалить все на других. И на кого! На Орден! Эти дикари сбежали в лес и там превратились в зверей, в жалких вонючих овец, которые стадами оскверняют поверхность, вынуждая нас, истинных последователей рода человеческого, прятаться под водой и в пещерах! А теперь мы должны просить помощи у этих тупых ублюдков?! Я лучше сдохну в огне, чем позволю людям общаться с этими слабоумными животными!
Кай пытался оставаться спокойным, но волна негодования и гнева неумолимо уносила его, сломляя его волю. Он не мог просто так слушать дикие оскорбления полусумасшедшего наемника в адрес своего народа. И тогда Кай потерял контроль над своим разумом. То, что произошло, не поддавалось никакому описанию. Внезапно Акира окружила бушующая стена огня. Он вскрикнул и выстрелил наугад. Луч раскаленного света, выпущенного фанатиком, внезапно изогнулся, изменил свою траекторию и ударил его в ногу. Тот снова вскрикнул, но теперь уже от боли, и осел на пол. Уже через долю секунды огненная стена превратилась в яркий пылающий золотистым светом кокон, в котором беспомощно бился Акир, выкрикивая чудовищные проклятья. Кай сделал быстрое движение головой, и фанатик резко поднялся в воздух, с силой ударился о потолок и упал вниз. Кай снова поднял его над землей.
- Животные?! - он буквально рычал от гнева, - Это мы животные?! Вы, жалкие подонки, чтите свои гнилые принципы, ставя под угрозу жизнь всех. Всех, особенно тех, кто не согласен с вами, тех, кто любой ценой старается спасти жизни - свою и своих близких. Разве вы похожи на людей, избивая невинных горожан только потому, что они больше чтят жизнь и безопасность, а не принципы, устаревшие еще пять веков назад? Разве не вы, трусы, пытаетесь спрятать голову в песок перед лицом опасности, прикрывая свою трусость нежеланием сотрудничать с Орденом? Я надеюсь, после окончания атак и восстановления мира мы выжжем вас и с поверхности, и из-под воды, уничтожая вам подобных прилюдно, чтобы больше никогда и ни у кого не возникло таких грязных мыслей!
Кай с грохотом бросил наемника на пол.
- Арестуйте его и поместите туда, откуда он никогда не выберется. Мы будем судить его публично.
Кай осел от истощения. Он никогда еще не открывал в себе таких возможностей, которые продемонстрировал только что. Но этот порыв ярости отнял у него слишком много сил. Он потерял сознание.


Кай пришел в себя через двадцать минут в одной из кают лежа на кушетке. Он чувствовал слабость, сухость во рту и головокружение. Сделав усилие, он поднялся. Затем постоял немного, борясь с тошнотой, и прошел к выходу. Покинув пределы каюты, он увидел одного из помощников сидящим слева от двери.
- Вы пришли в себя, - он встал, - Как ваше самочувствие?
- Бывало и лучше. Сколько прошло времени?
- Минут двадцать. Мы уже подлетаем. Посадка вот-вот начнется.
- Отлично, - Кай направился к лифту.
- Вам нельзя...
- Сейчас не та ситуация, когда нужно заботиться о здоровье.
Он вошел в кабину.
Через минуту его уже встречали аплодисментами в командной рубке. Кай театрально поклонился и сделал жест рукой. Воцарилась тишина.
- Итак, друзья мои, как видите, фанатики не в силах помешать нашим планам. Куда поместили наемника?
- Он на нулевом этаже под постоянной охраной. Мы установили его личность. Это Акир Хоно...
- Я знаю, - на этих словах помощник удивленно посмотрел на Кая, - Меня интересует только одно: как он смог выбраться из тюрьмы?
- Вполне вероятно, что некоторые тюрьмы оставили практически без охраны – в городе не хватало людей для наведения порядка. Он скорее всего воспользовался этим…
- Ладно, сейчас уже не важно, - Кай посмотрел за пределы корабля, - Когда начнется снижение?
- С минуты на минуту. Примерное время посадки – четырнадцать сорок одна, то есть через восемь минут.
- Отлично, - Кай сел в свое кресло и закрыл глаза, собираясь с мыслями.
Сегодня нужно было сделать как никогда много.

Корабль приземлился на сочных зеленых лугах, бескрайне простирающихся за пределы горизонта, заключая в свои объятия ласковый золотистый свет солнца. К концу полета Кай переоделся в свою старую одежду - свободный белый балахон, чтобы остальные представители Ордена как можно больше доверились ему, увидев в нем своего. Когда есть доверие, гораздо легче донести свои образы до других.
Кай первым вышел из корабля и огляделся. На небольшом удалении от них группами сидели люди в таких же белых одеяниях, с интересом и некоторой тревогой оглядывая прибывших. В каждой группе Кай мог насчитать по тридцать-сорок человек, видимо, лучших из каждой общины. Теплый настойчивый ветер развивал его волосы и белоснежные одежды.
«Пора» - он вышел вперед и открыл свой разум.

Подготовка была очень динамичной и, как оказалось, плодотворной. Благодаря общению на уровне мыслей Кай мог образами сообщать всем общинам, даже тем, которые находились за тысячи миль от него самого, то, что он хочет получить как результат. Со стороны это выглядело непривычному к таким вещам человеку довольно странно: на несколько минут все внезапно замирали, охотно воспринимая информацию, затем почти что без взаимных обсуждений резко принимались за дело. Вначале люди разделились на группы по двенадцать человек и создали вокруг каждой из них мощное энергетическое поле. За работой членов Особого Отдела и вовсе наблюдать было страшновато - поле покрылось огромными черными непроницаемыми пятнами, внутри которых находились люди Отдела. Затем группы Ордена взяли в свой состав добровольцев из технических городов. Это был второй этап. Не обошлось конечно и без инцидентов: некоторые непривычные добровольцы обжигались, порой серьезно, о поля, созданные Общинами. Но это были единичные случаи, и таким людям сразу же, на месте, оказывалась первая помощь.
Третий этап был уже сложнее. Необходимо было пустить на борт каждого из кораблей по пятнадцать представителей Ордена наряду с двадцатью Повстанцами - основным экипажем корабля; Особый Отдел в этом этапе учений участия не принимал. Затем взошедшие на борт должны были образовать защитное поле, но уже вокруг корабля, и поддерживать его в силе в течение десяти минут. Получилось это не с первого раза: часто участники неверно растолковывали размеры корабля и создавали поля либо больше, либо меньше чем нужно. Во втором случае обшивка корабля в некоторых местах плавилась, но техники, оценив масштабы бедствия, заключали, что ничего страшного в полете приключиться не должно. Это «не должно» порой сильно Кая беспокоило.
Несмотря на все имевшие место неудачи и промахи уже через два с половиной часа первые корабли с защитными полями Ордена поднялись в воздух для пробного полета. Но оставалось самое сложное - соединить корабли Повстанцев с Особым Отделом Ордена. Так как поле, создаваемое ими, не пропускало даже свет и воздух, понятно замешательство Повстанцев, которым было разъяснено, что лететь они должны буквально вслепую, по указаниям членов Отдела на корабле. Поэтому обучение такого экипажа было разделено на два этапа: краткий курс телепатии и азы управления кораблем по памяти для Повстанцев. С первой задачей было справиться нелегко. Для непривычного человека присутствие кого бы то ни было в голове мягко говоря пугало, но уже через полчаса тренировок экипаж начал понимать и верно растолковывать команды Отдела.
Оставалось полтора часа.
Последний этап - полет вслепую - прошел более спокойно. Были отобраны самые лучшие пилоты из рядов Повстанцев, которые в общей своей массе удачно и с первого раза совершили пробный полет с завязанными глазами. Последний, пятый этап, был уже отрепетирован, правда, частями, что не помешало пилотам справиться с пробным заданием на кораблях в окружении непроницаемого поля Особого Отдела.
Еще через час подготовка была признана в целом успешной, и Кай дал команду на построение и взлет.
Оставалось полчаса.

Поднявшись на борт, Кай тут же запросил информацию из Отдела Наблюдений в Мегаполисе. В голове сейчас кружила одна лишь мысль: а что если уже поздно? Ожидая ответа, он приказал подняться в воздух и взять курс на один из клиньев противника. На каждую спираль приходилось всего по сорок кораблей, но Кай верил, что силы этой хватит для отражения атаки. Примерно через десять минут они должны были вступить в бой с интервентами. Пугало то, что никто не знал, с кем или чем имеет дело, насколько сильна их техника и не ждет ли их еще дюжина подобных спиралей где-то вдалеке, выжидая момента для сокрушительного удара. Об этом Кай старался не думать.
Уже через полторы минуты Кай узнал сводки наблюдений из города. Вести были не утешительные. Все четыре спирали полностью сформировались и уплотнились, удара можно было ожидать в любую минуту. Кай сейчас молился лишь об одном: лишь бы успеть, впрочем, как и все, и Орден, и Повстанцы. Вопреки категорическому отказу Морити, но по строгому наставлению Кая, она в сопровождении нескольких наблюдающих была отправлена в Мегаполис, где должна была остаться до завершения военной операции. Место Морити как командующего Третьей эскадрильей занял опытный и почитаемый Руйни Нори, один из Двенадцати, что по началу было воспринято в штыки советом Повстанцев, но из-за нехватки во-первых времени, во-вторых достойных профессионалов, этот вариант был единогласно одобрен. “Тем более, - утешали себя Повстанцы, - неплохо иметь хотя бы одного командующего с иным мышлением, нежели мышление горожан". Как известно из далекой практики Новой Эры, такие люди зачастую спасали не только себя и своих людей, но порой и всех остальных.

Времени на составление каких-либо специальных стратегических планов катастрофически не хватало, поэтому было решено нанести упреждающий удар сразу. Поддерживая постоянную связь, четыре командира эскадрилий почти одновременно дали команду на окружение и огонь. Тут же спирали были взяты в плотные кольца обороны, корабли включили как свои защитные поля, так и поля, порожденные мыслями Ордена. Корабли Особого Отдела пока оставались в стороне, выжидая момент для последней, сокрушительной атаки. На глазах спирали начали распадаться, высвобождая из своих недр похожие на бесформенные куски космического мусора корабли, которые пока что хаотично двигались навстречу оборонительной живой стене. Этим не преминули воспользоваться атакуемые. Пока единицы противника не сгруппировались для атаки, они были в высшей степени уязвимы, пребывая сейчас в некотором замешательстве, явно не ожидая от людей такой прыти. Десятки кораблей одновременно в четырех точках орбиты открыли огонь по вражеским кораблям. В ответ противник выпустил уже знакомые Каю энергетические нити, которые, извиваясь, неумолимо приближались к кораблям людей. Лучи холодной плазмы пронизали пространство, создавая яркий контраст с непроглядным полотном космоса. Несколько причудливых нитей достигли кораблей, вонзились в слои защитной энергии Ордена, породив яркие вспышки по всей их поверхности. Так продолжалось несколько мгновений. Атакуемые корабли сделали маневр, но вражеские щупы и не собирались их отпускать, извиваясь и удлиняясь. Свечение коконов постепенно ослабевало, а через мгновение они и вовсе исчезли. Вторая линия защиты кораблей – естественное механическое поле – приняла удар на себя.
Наблюдая за этим, в бой включились корабли Особого Отдела. Подлетев на небольшое расстояние к противнику, каждая из групп телепатов на борту нацелила свои мысли каждая на один из атакующих кораблей, а через секунду на месте них возникли черные, чернее космоса, плоские пятна. Моментально сбившись с курса, они пикировали вниз, с огромной скоростью уносясь на сближение с Землей по круглой орбите. Спасенные корабли тут же отступили, уступив дорогу новым. Воспользовавшись моментом, кольцо обороны начало массированную атаку на немного поредевшие ряды безмолвных захватчиков. Десятки вражеских кораблей были захвачены врасплох и уничтожены. Оставшиеся внезапно сгруппировались и одновременно из четырех точек орбиты взяли курс в сторону Луны.

Кай связался с кораблем Сартана, командующего западной эскадрильей.
- Что произошло?
- Они внезапно капитулировали, - его голос был напряжен.
- Мне это очень не нравится!
- Мне мягко говоря тоже.
- Даем команду на соединение. Я свяжусь с Севером, вы – с Востоком. Скорее всего, главный бой нам еще предстоит!

На сплочение боевых рядов Земли воедино потребовалось около двадцати минут. За это время противник не только не объявился, но и все локационные устройства упрямо показывали пустоту в радиусе ста миль. Наступило гнетущее ожидание.
Кай до боли в глазах всматривался в густую даль чернеющей пустоты, пытаясь уловить хотя бы малейшее присутствие. Но всё, что он видел - это глубокая чернота пространства, усеянная россыпью мигающих звезд. Спокойствие было обманчивым, Кай мог поклясться в этом.
Он срочно созвал совет по межбортовой связи из командующих подразделениями. В результате недолгого живого обсуждения сложившейся ситуации было принято решение сплотить всю мощь воедино и ожидать возможной атаки. То, что она состоится, ни у кого не вызывало сомнений.
Первые признаки готовящейся атаки появились лишь спустя час. Со всех сторон, на равном удалении друг от друга, приближались вражеские корабли, желающие окружить и планету, и обороняющихся. По их, казалось, беспечному ходу никто не мог сказать, что было у них на уме. Но ясно было одно: просто так сдаваться они не желали.
Кай, скоординировав свои действия с остальными, дал команду образовать шестнадцать небольших групп из кораблей, равномерно распределив их по всей орбите планеты. Между тем наступление продолжалось. Каждое звено вытянуло по четыре извивающихся энергетических щупа, связав тем самым все корабли противника в подобие светящегося каркаса идеально ровной сферы.
Через пятнадцать минут перестроение кораблей союза Ордена и Повстанцев завершилось, но было потеряно много драгоценного времени, и Кай боялся, что потеря эта может привести к весьма печальным последствиям.
Тогда было решено незамедлительно открыть огонь. Не успели первые потоки холодной плазмы устремиться к неприятелю, как произошло то, чего Кай ожидал меньше всего. Сфера начала вращаться. Удивительно, но сотни кораблей при этом держали идеальное построение.
«Черт возьми! - Кай в сердцах ударил приборную панель, - Огонь на поражение такой огромной подвижной мишени бесполезен». Он заметил, нет, ощутил, что движение сферы с каждой минутой ускорялось. «Разрази меня гром, если эта чертова махина не контролируется кораблем извне!» - Кай был уверен, что такое слаженное действие сотен кораблей должно управляться неким контрольным пунктом, чем не замедлил поделиться с Сартом.
- Но где он?
- Его нужно найти как можно скорее. И уничтожить, - Кай понимал, что промедление в геометрической прогрессии уменьшает их шансы на победу.
- Мы прочесали все известные нам спектры. Кроме этих... мелких мы не нашли ничего.
- Может, один из них?.. Нет, вряд ли, - Кай осознавал, что время безвозвратно утекает, вместе с их шансами. Если даже это был один из кораблей построения, то вероятность того, что уничтожен будет именно необходимый, была ничтожно мала. Нужно было найти ответ. Немедленно. Холодные щупальца отчаяния проникали в душу. Кай смотрел, как сфера все быстрее вращалась и... «Что?!»... и сужалась в диаметре!
Волна гнева обрушилась на него. Он не имеет права, просто не имеет права сдаться сейчас, в то время, когда диалог природы и техники только робко начинался. Он не мог оставить людей там, внизу, плечом к плечу смотрящих с надеждой в небо, ожидавших прибытия именно кораблей Повстанцев, а не бесформенных черно-желтых захватчиков. Он не может оставить Морити... Его сердце сжалось.
Внезапно он понял. Стоило лишь на секунду отвлечься от угнетающих мыслей как решение само собой пришло в голову. Это же так просто!
- Кай! - голос Сарта вывел его из ступора.
- Я знаю, что делать.
Кай открыл свой разум.

Всё было готово. Кай сделал соответствующие распоряжения и ждал.
Наблюдения за движением объектов сферы с Земли показали, что каждый составляющий ее корабль проходит неизменно несколько раз через одни и те же точки. Установив на их пути преграду, можно было добиться успеха. Теоретически.
- По-моему пора, - Сарту не терпелось как можно быстрее покончить со всем этим.
- Еще не время, - Кай хотел этого не меньше, но вынужден был ждать подходящего момента.
«Еще рано».
Сфера ужалась уже вполовину, и щупальца захватчиков слились в сплошную стену, четко очерчивая ее границы в бешеном вращении.
- Пора! - Крикнул Кай, хотя было достаточно ментальной команды. Дальше всё зависело лишь от сплоченности и профессионализма ребят из Особого Отдела.
На границе сферы образовалась черная, всепоглощающая плоскость, пересекая ее, словно клин. Стена четко выделялась даже на фоне космоса - настолько темной она была. Кай скрестил пальцы и начал молиться. Если его идея не сработает, схватка будет проиграна: было рассчитано, что поверхность бешеной сферы достигнет поверхности планеты уже через двадцать три минуты. Одному Богу известно, что может произойти, но, вспоминая первый удар интервентов, можно было примерно это представить. Корабли противника врезались в плоскость на бешеной скорости своего демонического танца и пропадали в небытие навсегда. Еще не успев понять, что происходит, тем более принять какие-то меры, последний черно-желтый захватчик исчез в бездонной тьме плоскости, беспомощно испуская конвульсирующие светящиеся нити. Еще через секунду всё было кончено.
Молчание сохранялось несколько секунд - никто не мог поверить в увиденное. Наконец черное полотно исчезло, и в эфире началась ликующая суматоха. Пространство было пронизано возгласами радости, восхищения и облегчения.
«Всё закончилось, - Кай устало улыбнулся».

Эпилог

Спустя еще час корабли устало, но гордо и величественно опускались на родную планету. Толпы людей собрались вокруг, ликуя. Позабыв о былой вражде, жители Ордена встречали Повстанцев как героев. Повстанцы обнимали и подкидывали в воздух тех, кто еще недавно был их злейшими врагами. Предрассудки были разрушены. Но должно пройти еще немало времени, прежде чем люди до конца свыкнутся с этой мыслью. Кай верил, свято верил в то, что цель эта достижима как никогда. Теперь достижима.

***

Они стояли на высоком величественном холме. Звезды освещали, пританцовывая, пологий склон, томный кустарник и лес, скрывающийся за горизонтом. Деревья спокойно покачивались под легкими порывами теплого ветра, уходя прочными рядами в даль.
Говорить не было необходимости. Обнявшись, Кай и Морити смотрели на ковер из звезд, переполненные чувствами беззаботности и любви. Она склонила свою голову на его плечо. Кай нежно поцеловал Морити и обнял крепче.
Соглашение о примирении было уже подписано, большинство Повстанцев перебралось на поверхность, где для них руками Ордена были созданы все условия для жизни. Остальные тоже поднимутся, Кай был уверен. Жаль только, что примирение далось такой ценой, но видимо люди не могут иначе - только в ситуациях крайней опасности исчезают все предрассудки и старые обиды.
- Пап, смотри, смотри! - к Каю подбежал светловолосый радостный мальчишка. На его ладони сиял небольшой комочек белого света, - Смотри, что я сделал!
Он с нескрываемой гордостью протянул его Каю. Тот опустился на одно колено и взял теплый яркий шарик.
- Молодец, Лаири, хорошая работа, - похвалил Кай.
Морити потрепала сына по голове.
- Ты быстро учишься.
Они, обнявшись, посмотрели на небо. Упала звезда, оставив лишь тонкую призрачную полосу. Кай знал, что Морити загадала то же, что и он. Он чувствовал это.
Небо было таким чистым, таким знакомым и спокойным. Но надолго ли?
Обновлено 13.10.2010 15:47
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 976 гостей и 9 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7851
3372
3219
2830
2112
1894
1726
1654
1568
1544

Комментарии