Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • gen
    123 ( +139/-3 )
  • slivshin
    119 ( +203/-2 )
  • shadow
    57 ( +86/-0 )
  • Олег Русаков
    57 ( +64/-11 )
  • Владимир Хорошевский
    46 ( +49/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    28 ( +35/-1 )
  • sovin1
    25 ( +24/-0 )
  • Volgski
    20 ( +40/-0 )
  • Тиа Мелик
    18 ( +41/-0 )
  • Сергей Арт.
    17 ( +44/-0 )

( Голосов: 4 )
Avatar
Китера
13.10.2010 14:50
Автор: Громов Вадим Александрович
"Уже скоро, - Уиллард Сомерсен очередной раз взглянул на пустеющие улицы Спрингхилл, окутанные густым смогом, - Может, оно и к лучшему." Он допил бренди с зеленым чаем и внимательно посмотрел на опустевший стакан.
В баре было немноголюдно. Прошедший недавно дождь словно смыл всех жителей с узких улочек, давая волю ветру, который, как не старался, не мог освободить переплетения проспектов и дворов от всепоглощающего смога. Он укрывал рваными краями автомобили, подхватывал, словно играя, обрывки Таймс и местной Спрингджоурнал, унося их, казалось, без всякой цели на соседнюю улицу. И вот опять на окне, выходящем на Лок Авеню, засуетились, пританцовывая, робкие капли дождя, с каждой минутой все отчетливее выстукивая свой неведомый ритм.
"Погода под стать настроению", - Уиллард положил на стойку три доллара и поставил на них пустой стакан. Так не хотелось куда-то идти, но выбора, увы, не оставалось. Водрузив на плечи небольшой рюкзак, он поднялся и направился к выходу. Стоило ему покинуть пропахший табаком бар как в лицо иглами вонзились холодные капли дождя. Уиллард поднял повыше воторник, втянул шею и быстро зашагал вверх по Лок Авеню, проклиная чертову погоду, пятницу и жизнь вообще. Иной на его месте, наверно, был бы неимоверно рад, но Уиллард, напротив, был угнетен предстоящим. Ему не хотелось покидать город. Он всегда был одиночкой, привык все решать сам, а тут за него решили другие. И как решили! У него не оставалось выбора.
Не успел он завернуть на Хинкли Роад как услышал позади себя голос, приглушенный шумом дождя.
- Мистер Сомерсен!
Уиллард чертыхнулся.
- Мистер Сомерсен! Подождите. Стойте.
Он обернулся. Перед ним стоял, переводя дух, худощавый высокий парень с очками-"лисичками", закрывавшими узкий разрез его зеленых глаз. Дождь яростно бил по широкому зонту, силясь побороть человеческую изобретательность.
- Кто вы? - Уиллард безразлично посмотрел на незнакомца, - Если то, что вы хотите сказать, мне покажется не серьезным, лучше сразу же проваливайте.
Парень замялся. Дождь поднимал смелые брызги с тротуара.
- Я Брайан Холлрой, - незнакомец внимательно посмотрел на Уилларда. Не дождавшись ответа, он начал, - Я тот...
- Я понял, кто ты, - Уиллард поправил рюкзак, - Но хоть убей не понимаю, на кой черт тебе сдался я.
Парень явно опешил.
- Ну... Мистер Сомерсен... Нам все равно по пути...
- Я привык путешествовать в одиночестве.
Уиллард повернулся и зашагал дальше. Парень постоял немного в раздумьях, затем быстрым шагом догнал Уилларда.
- Мистер Сомерсен, мы могли бы многое обсудить. У нас есть кое-что общее.
- Может ты и с радостью принял их предложение, может ты и рад как щенок, но я нет. Я хочу побыстрее отделаться от этого и продолжать жить своей обычной жизнью.
- Снова оказаться за решеткой?
Брайан осекся, поняв, что сказанул лишнего.
Уиллард остановился. Дождь потихоньку стихал.
- Да что ты знаешь о моей жизни? - сквозь зубы процедил он, - Тебе меня судить? Какого черта ты лезешь ко мне с глупыми вопросами и оцениваешь мою жизнь?
Парень сделал шаг назад.
- Мистер Сомерсен...
- И перестань меня называть "мистер Сомерсен". Меня от этого тошнит.
Уиллард отвернулся, показав, что разговор окончен, и продолжил свой путь.
- Нам еще работать в одной команде, не забывайте. От каждого из нас будет зависеть очень многое, и если не получится доверительных отношений, можно писать пропало.
Уиллард снова остановился и медленно повернулся.
- Мне кажется, ты знаешь гораздо больше, чем пытаешься показать.
"А что, в крайнем случае, можно выудить из этого Холлроя немного полезной информации... Правда, придется его потерпеть."
- Ладно, идем.
Брайан оживленно зашагал навтречу Уилларду. Солнце тем временем неуверенно пробивалось сквозь сковавшие небо тучи.

На автобусной станции было также немноголюдно. Хотя дождь и стих, люди, видимо, не хотели столь скоро появляться на улицах, дабы не попасть снова под ливень: начало июля выдалось как никогда дождливым. Уиллард и Брайан стояли в ожидании шестнадцатого маршрута, который должен был довезти их до Санрайз Парк, откуда открывалась прямая дорога на тридцатое шоссе. Уиллард сел на свой рюкзак, а Брайан стоял немного в отдалении, не желая садится на мокрые скамейки станции.
- Как ты меня нашел? - Уиллард обернулся к новому знакомому и закурил.
Вопрос вывел Брайана из раздумий, и он подошел ближе.
- Чисто случайно. Я увидел вас выходящим из бара. Я направлялся сюда, на станцию, и справедливо рассудил, что вы также держите путь сюда. Чистое совпадение.
Уиллард покрутил в пальцах сигарету. Солнце уже начало припекать, тучи растворились в голубизне неба, словно никогда их и не было вовсе.
- Невероятное совпадение, - Уиллард затянулся и, выпуская дым, продолжил, - Я в них не верю.
- Вы хотите сказать, я вас преследовал?
- Я ничего не хочу сказать. Я просто не верю в совпадения.
На минуту повисла тишина, смешиваясь с паром, лениво поднимающимся с нагретого тротуара.
- Я читал в вашем деле, что когда-то вы были копом, - нарушил тишину Брайан.
Уиллард щелчком отбросил бычок.
- Это чушь. Ты сам знаешь наверняка, я их недолюбливаю. И никогда не работал в полиции.
- Но работали НА них? - не унимался Холлрой.
- Это долгая история. И явно не твое дело. А ты, насколько я знаю, компьютерщик, - Уиллард решительно сменил тему.
- Можно сказать и так. Мне подвластно все то, что работает на логике Буля, - не без гордости пояснил Брайан.
Тем временем, к остановке подъехал небольшой автобус с табличкой "16" и распахнул свои двери. Уиллард усмехнулся.
- А по моей части то, что работает на бензине и порохе, - Уиллард подхватил рюкзак и уверенно вошел в салон.

***

- Эндрю Норст?
Напротив него стоял невысокий мужчина с короткими черными волосами, явно страдающий избыточным весом.
- Совершенно верно. Профессор Эндрю Норст, если быть точным. А вы, я полагаю... Да-да, припоминаю, вы один из них...
- Мое имя Питер Митчелл, - он протянул Эндрю руку, - Я бы сказал "один из нас". Мы с вами сейчас в совершенно одинаковом положении. Как и вы, я нахожусь в некотором замешательстве... Я и не надеялся застать вас дома, я был уверен, что вы уже на пути в Шервуд.
- Еще немного, и так бы оно и было. Я уже собирался выходить... Пожалуйста, проходите, - Эндрю проводил гостя в просторную гостинную, - У меня должно было остаться немного бренди, если желаете...
- Спасибо, не откажусь, - Питер сел в предложенное Эндрю кресло, - Вы видели остальных?
- Нет. Как и вы, я знаком с ними исключительно по их личным делам, присланным по почте, - Энрдю протянул бокал гостю.
- Вам не кажется все это странным?
- Что имено? - он отпил из бокала.
- Все это. То, как нас... вынудили ехать в Шервуд, как не дают никакой информации, кроме пяти безликих конвертов с фотографиями. Или вы в восторге от того, что посреди года вам нужно ехать черт знает куда с абсолютно неясной целью?
- Конечно не в восторге. В письме было черным по белому написано, какие последствия могут иметь место откажись я от этой затеи. Я бы принял все это за нелепую шутку, если бы не содержание письма. В нем были описаны такие факты моей жизни, о которых знаю только я. Но теперь понимаю, что, видимо, не я один.
- Именно. А догадки подкрепляла печать в виде орла и незамысловатая подпись "F.A.I.R". Вы встречались с подобной аббревиатурой?
- К сожалению, нет. Но догадки все же имеются.
- У меня тоже. Что ж, уже скоро мы узнаем, зачем так понадобились этому FAIR.
Питер поставил пустой бокал на столик. Эндрю поднялся.
- Думаю, нам пора.

***

Шервуд оказался гораздо меньше, чем предполагал Брайан. Номера гостиницы неподалеку, как следовало из письма, были уже забронированы, и ничего другого не оставалось, кроме как направиться туда: оставался еще час до назначенного времени.
Брайан был не в восторге от своего немногословного спутника, который довольно остро реагировал на любой его вопрос. Разговора не получилось, поэтому в дороге Брайан обдумывал содержание письма, полученного им накануне. Достаточно интересно получалось: программист, бывший коп-одиночка с криминальными замашками, профессор физики, химик, биолог и математик собираются вместе. Зачем? И кому понадобилась такая пестрая команда, почему именно они? И кто такие FAIR? Брайан предполагал, что это некая государственная структура, правда ее предназначение для него, впрочем, как и для остальных, оставалось загадкой.
Брайан предполагал также, что работать вместе придется долго. Нет, это было не предположение, а скорее предчувствие. Еще он чувствовал, что наверняка Уиллард станет среди них неким лидером, иначе что делает в компании ученых самых разных профилей наемник?
До гостиницы они добрались быстро - искать долго не пришлось, она была единственной в городе. Судя по всему, на сколь-нибудь значительные удобства расчитывать не приходилось. Их встретил пожилой седой мужчина, протянув с озадаченным видом ключи. Вскоре его недоумение стало понятно и Брайану. Подойдя к двери, к своему удивлению он услышал мужские голоса, что-то горячо обсуждающие в номере. Немного помедлив, они вошли. Разговоры разом стихли, новоприбывших с любопытством рассматривали четыре пары озадаченных глаз. Повисла неловкая тишина.
Брайан сразу же припомнил фотографии, полученные им по почте, и смог сопоставить кое-какие факты. Среднего возраста мужчина, сидящий за столом напротив двери, очень смахивал на коршуна своими резкими чертами лица и манерой держаться. Это был физик. Брайан припомнил его имя - Эндрю. Напротив него сидел полный невысокий человек с короткой стрижкой - это математик, Питер. У окна чуть в отдалении стояли двое - высокий статный биолог Том и ничем не примечательный химик Рональд, возраст которого определить было практически невозможно.
Первым тишину нарушил Уиллард.
- Я полагаю, представляться не имеет смысла, мы и так заочно знакомы, - он подошел к стулу слева от двери и сел, оглядывая собравшихся, - Хотя и не понимаю, на кой черт нас всех здесь собрали. Мне начинает надоедать вся эта игра в шпионов.
Брайан закрыл за собой дверь и прошел ближе к столу.
- Меня зовут Брайан. А это, - он указал на всем своим видом выражающего свое недовольство Уилларда, - Уиллард Сомерсен. Мы прибыли из Спрингхилл. И, так же, как и вы, не понимаем сути происходящего.
- Мое имя Эндрю, - он встал из-за стола и подошел к Брайану, протягивая руку, затем хотел было поприветствовать и Уилларда, но, наткнувшись на его безразличный взгляд, быстро охладел к этой затее.
- Я Питер, - встал второй человек и также приветствовал Брайана, - Мы из Оуквилля. Был бы рад предложить выпить, но, увы, в этой гостинице едва найдешь даже полотенце.
Поочередно Брайан познакомился с Томом и Рональдом, после чего сел за стол.
- Осталось полчаса, - заметил он, - Хотелось бы только знать, до чего.
- Может, это шутка, - предположил Рональд, - Какой-то розыгрыш?
- Едва ли, - ответил Эндрю, - Вы читали письмо? Маловероятно, что какой-нибудь подросток знает такие вещи о нас. О нашей жизни. В конце концов, он не стал бы подписываться ничего не говорящей нам подписью FAIR.
Рональд уныло кивнул.
- Очень скоро мы узнаем, с какой целью нас собрали в этом номере. По крайней мере, очень на это надеюсь.
- Никто не слышал раньше о FAIR? - спросил Брайан, скорее для поддержания беседы, нежели чтобы получить ответ. Он и так догадывался, каким он будет.
- Нет, - ответил Том. Остальные также покачали головой.
- А какие-нибудь предположения?
- "F.A.", возможно, расшифровывается как "Федеральное Агенство", - предположил математик, - Хотя это только догадки...
- Если здесь замешаны федералы, то дело дрянь, - со своего места изрек Уиллард, бесцеремонно закуривая.
- Не могли бы вы... - Питер умоляюще посмотрел на Сомерсена.
Тот лишь ругнулся про себя и затушил только зажженую сигарету.
- Спасибо.
Уиллард буркнул что-то вроде "не за что" и снова принял безучастный вид.
- Если это федеральное агенство, - продолжал тем временем Брайан, - то к чему такая секретность? Почему бы не вызвать повесткой или объяснить в конце концов, в чем дело?
Повисла минутная пауза.
- Может, - предположил Том, - здесь дело какое-то... - он понизил голос, - секретное, что ли?
- Ой, не смешите меня, - Рональд снова подошел к окну, - Секретность? Да кому мы нужны? Тем более, для каких-то государственных дел. Мы ученые, профессора, сидим на своих кафедрах и никого не трогаем. Если это какое-то секретное мероприятие правительства, то почему бы им не привлечь для этого своих людей, а не выдергивать из жизни ничего не подозревающих обычных граждан? И вообще, какое нам дело до их секретных разработок?
- В таком случае, больше вариантов у меня нет, - закончил Питер, разводя руками.
Брайан посмотрел на часы. Оставалось чуть больше десяти минут.
- Смотрите! - образовавшуюся тишину взорвал возглас Рональда.
Все разом бросились к окну. Даже Уиллард, безучастно наблюдавший за разразившейся дискуссией, сорвался с места.
- Бьюсь об заклад, это по нашу душу.
К гостинице подъехала черная тонированная машина и остановилась у входа. Прошла еще минута, но ничего так и не произошло.
- Может это... - начал было Рональд, но, так и не придумав объяснения, умолк.
- Машина явно не отсюда. Смотрите, на ней номера округа Колумбия, - заметил Эндрю, - И слишком уж она не вписывается в этот захолустный городишко.
- Так и знал. Федералы, - констатировал Уиллард, всматриваясь в безмолвную сцену за окном.
- Может, это все-таки шутка, - не унимался Рональд.
- Не думаю, - Брайан кивком головы указал вниз.
Следом также беззвучно подъехала вторая машина, точная копия первой, и остановилась чуть сзади. Пассажирская дверь подъехавшей машины открылась, и вскоре на тротуар вышел высокий человек в черном костюме и портфелем в руках.
- Наконец-то хоть что-то происходит, - Уиллард отошел от окна и привычным жестом запустил руку за спину, словно что-то проверяя.
- Не смейте! - Брайан сделал шаг ему навтречу.
- Парень, я сам разберусь, - тоном, не терпящим возражений, отрезал Уиллард.
К программисту подошел Том, все же держась чусь сзади.
- Может, вы и разберетесь, но позвольте вам напомнить, что это дело касается не только вас. Если вы выкинете какой-нибудь фокус, который не понравится им, отвечать будем все мы. Поэтому, пожалуйста, без глупостей.
По выражению лица было видно, что Уиллард еле сдерживает себя, чтобы не проучить этого самоуверенного биолога, который посмел делать ему замечания. Но воплотить свои желания он так и не успел: дверь в номер отворилась, и на пороге возник уже знакомый высокий "пиджак". Он бегло осмотрел присутствующих, и, видимо, удостоверившись, что все на месте, сделал несколько шагов вперед.
- Может, вы объясните, что за чертовщина здесь происходит?! - Уиллард был в гневе.
- Я ничего не буду говорить, даже своего имени, пока вы все, ВСЕ, - он посмотрел на Уилларда, - не подпишите необходимые бумаги.
- Какие еще бумаги? - глотая комок в горле, спросил Питер.
"Пиджак" положил свой портфель на стол. Щелкнули замки. Уиллард незаметно направил руку за спину.
- Я бы не советовал, - сказал гость, не отрывая взгляда от содержимого портфеля.
Сказанное неожиданным образом возымело над Уиллардом свое действие, и он опустил руки. Подействовали скорее даже не слова, а интонация, с которой они были произнесены.
- Мы не враги, - сказал гость, выкладывая на стол одну за одной шесть пачек документов, - Скорее, партнеры. Я отвечу на любые ваши вопросы после того, как каждый из вас подпишет свой набор документов.
- Вы можете хотя бы сказать, что это за документы? - робко поинтересовался Том.
- Это соглашение о неразглашении. Все, что вы увидите или услышите после того, как подпишите эти бумаги, является государственной тайной.
Питер присвистнул. В группе раздался оживленный шум, который, все же, в скоре стих.
- Я знал, что этим все закончится, - безразлично констатировал Уиллард.
- Если кто-то не согласен, он может покинуть эту комнату. Сейчас это возможно. У вас есть минута на размышления.
Все опустили глаза, давая понять, что таких среди них нет. Даже Сомерсен не стал пользоваться этим правом. Видимо, любопытство было все же выше его вольнолюбия.
- Раз никто не хочет покинуть команду, прошу по очереди подходить ко мне.
Добровольцев не оказалось.
- Хорошо. Я буду вызывать в алфавитном порядке, чтобы ни у кого не было претензий. Итак, Холлрой.
Брайан вышел из группы и подошел к столу.
- Подпишите здесь, внизу, на каждом листе, - пояснил агент.
- Можно я сначала прочитаю?
- Вроде бы юристов мы не приглашали, - он ухмыльнулся, - Конечно, читайте, это ваше право.
Брайан перевел взгляд на документ. На каждой странице красовался большой красный штамп "совершенно секретно", что не внушало оптимизма. Довольно скоро стало ясно, что сразу же после визирования этого документа ему под угрозой высшей меры запрещается говорить кому бы то ни было, за исключением членов группы, где он находится или будет находиться до завершения "процесса". На третьей странице глаза резанула весьма пугающая строчка: "в случае успешного возвращения нижеподписавшийся обязан хранить в тайне все увиденное и услышанное. В случае нарушения одного из пунктов данного Соглашения будет применена статья 65/1, пункт d, без предварительного уведомления и решения суда". "Возвращения?! - Брайан опешил, - откуда? И что это за статья, которую применят без решения суда?"
Человек в пиджаке наотрез отказался что-либо комментировать по поводу "возвращения", но охотно разъяснил другое:
- Статья 65/1 предполагает исполнение смертного приговора силами особых федеральных служб. Это все, что вам нужно знать в данный момент.
- Вы заставляете подписывать себе смертный приговор! - возмутился Уиллард.
- Я говорил уже, что никого не принуждаю подписывать эти бумаги.
- Да, не принуждаете! - продолжал Уиллард, - вспомните хотя бы содержание письма. Вы вынудили нас приехать!
- Если бы не такие меры, скажите, приехали бы вы сюда? - он внимательно оглядел присутствующих, - Думаю, едва ли. Нам было необходимо собрать вас вместе, чтобы именно сейчас вы приняли решение.
- А кто это "мы"? - спросил Питер.
- Это я смогу вам сказать только после принятия вами соглашения. Советую не тянуть с этим.
Брайан понял, что испытывать терпение агента больше не стоит, и быстро подписал все листы.
- Видите, это совсем не страшно, - заключил тот, - Мне продолжать вызывать по алфавиту или добровольцы все же появились?
Из группы вышел Уиллард.
- Давайте свои чертовы бумаги.
Он неглядя подписал свою копию. Еще через несколько минут все шесть стопок документов были подписаны, и человек в пиджаке сложил их обратно в портфель.
- Теперь я могу представиться. Мое имя Рой Спенсер, я специальный агент FAIR.
- Может объясните наконец, что такое FAIR? - не унимался Уиллард.
- FAIR означает "Федеральное Агенство по Инновационным Исследованиям" (Federal Agency of Innovation Research - здесь и далее прим. авт.). Остальная информация - по приезду в штаб.
- И на том спасибо, - Уиллард закурил. К удивлению Брайана Питер не обратил на это ни малейшего внимания.
- Не будем терять времени, - продолжал Рой, - нас уже ждут.

Довольно утомительно ехать в машине в качестве пассажира, тем более, если поездка продолжается уже полтора часа. Эндрю сидел на заднем сиденье в компании с Питером и Томом. Водитель был неразговорчив, да и говорить, если честно, совершенно не было желания. В мыслях вертелась только лишь одна фраза: "мы - это FAIR", произнесенная Роем, этим странным человеком словно бы из другого мира.
"Федеральное Агенство по Инновационным Исследованиям". Эндрю никонда о таком не слышал, что, впрочем, нисколько не мешало ему существовать все это время. Он терялся в догадках. Что за исследования они проводили, если за разглашение любой информации могли легко лишить жизни? Сколько он не строил догадки и не фантазировал, ничего более или менее правдоподобного он вообразить так и не смог. Может, они нашли что-нибудь в одном из кратеров например? Едва ли. Такими вещами должно заниматься NASA, тем более в этом случае могла понадобиться помощь физика и биолога, но никак не математика и программиста. Здесь что-то другое, гораздо более серьезное. Но что?
Тем временем необычный картеж проезжал безграничные поля Маунтин Спрингс. Солнце уже клонилось к западу, редкие высокие деревья отбрасывали длинные призрачные тени на низкую траву. Небо украшали белые рваные пятна - облака, подобно лоскутам бархата, брошенным на голубой ковер неведомым мастером, тут и там украшали безбрежный лазурный океан, уходящий наверху к самому горизонту. Эндрю сразу же вспомнил, как он, будучи еще мальчиком, уходил вечером вот в такие поля, только лишь для того, чтобы полюбоваться чарующим закатом.
Но сейчас даже не поддающиеся описанию красоты природы не могли затмить волнения и предчувствия чего-то... волнующего и устрашающего одновременно.
- Эй, Том, - позвал Эндрю сидящего рядом биолога.
Тот, оторвавшись от раздумий, повернулся к физику.
- Том, как ты думаешь, что за испытание нам приготовила судьба?
Через несколько секунд он ответил, наблюдая за пейзажами снаружи.
- Не знаю, Эндрю. Я не знаю.
Вскоре поля сменились газонами, а редкие деревья - домами. Они въехали в город. Точнее в одно из небольших поселений, которое едва ли можно было найти на карте. Табличка при въезде гласила: "Боулдер. Население ок. 3 тыс. человек".
Ехали молча. Все нарастало чувство необъяснимой тревоги, ожидания неизбежного.
Скоро уютные домики закончились, открывая взору полуразрушенные шахты и ветхие трехэтажные общежития. Но то, что Эндрю увидел чуть позже заставило его привстать со своего места. Площадь в несколько сот квадратных ярдов была огорожена высоким сплошным забором с колючей проволокой, а въезд в охраняемую зону обозначали массивные ворота и двое военных в форме, появившихся вдруг из ниоткуда с автоматами в руках. Подойдя к машине, они перекинулись парой фраз с водителем, после чего, оглядев гостей, один из военных вернулся к воротам, и те стали медленно раздвигаться в стороны, обнажая логово секретной организации FAIR.
Это был город в городе. Доминировали небольшие, словно из стекла, постройки, располагающиеся четко по кварталам: четыре дома - улица - снова четыре дома. Над ними возвышалось всего одно здание. Оно располагалось в центре " города" и имело еще два этажа. Оно к тому же занимало гораздо больше площади, наверное, целый квартал и сейчас напоминало громадного паука, заманивающего в свои сети доверчивых и беспомощных жертв. К этому гиганту и направлялся картеж.

Слева и справа подтягивались люди в форме, сопровождая новоприбыаших. Как только машины остановились возле главного входа, их окружили в плотное кольцо. Почти сразу же вышел Рой, подошел к одному из военных и сказал ему несколько слов. Тот связался с кем-то по рации, затем кивнул и отошел обратно к кольцу. Затем он повернулся к машинам и сделал знак рукой, призывая идти за ним. Вышел водитель и открыл задние двери, после чего группа ученых оказалась возле невысоких ступеней, ведущих в таинственное здание.
Рой повернулся и обратился к группе:
- Не будем терять времени, нас уже ждут в конференц-зале. Я полагаю, и вам нетерпится узнать подробности.
- Чертовски нетерпится, - Уиллард сплюнул на землю и вызывающе посмотрел на агента.
- Но прежде чем пройти, необходимо уладить один вопрос.
- Ну что еще? - В голосе Сомерсена слышались нотки раздражения.
- Вы должны отдать оружие.
- Я? - Уиллард искренне удивился, - С какой это стати?
- Вход в это здание с оружием строго воспрещен.
- Да мне плевать на ваши чертовы правила! С какой стати я долже вам подчиняться? Да кто вы такой, чтобы мне приказывать?!
- Давайте не будем нагнетать обстановку и решим все мирным путем, - Рой сделал шаг вперед.
- Либо вы позволите мне оставить оружие, либо...
Несколько человек из окружения подняли вверх дула автоматов и направили их в сторону Уилларда. Щелкнули затворы. Том, Брайан и Питер, стоящие позади него, неволньно отступили в сторону.
- Отдайте оружие, - тон Роя изменился.
- Уилл, - Брайан подался вперед, - отдай, не глупи.
- Заткнись, - прошипел тот, осознавая, что эту схватку он проиграл.
- Послушайте его, мистер Сомерсен, мы не хотим неприятностей.
- Вы за это ответите! - бросил он, сжегая взглядом Роя.
Уиллард медленно вытащил оружие из-за пояса и бросил его в ноги агента.
- Я знал, что вы будете рассудительным, - Рой поднял оружие, - Теперь можно идти.
Уиллард чертыхнулся, но все же последовал за группой.
Как только они вошли, взорам предстал обширный холл, заканчивающийся на противоположенной стороне двумя лестницами, идущими по обоим стенам: слева и справа.
- Я прошу прощения, что не даю времени отдохнуть, - извинился Рой подходя к лестнице слева, - но будет лучше провести совещание как можно скорее, дабы предотвратить нелепые слухи и вымыслы.
Они поднялись на третий этаж и оказались в холле поменьше, с множеством дверей и указателей. Напротив, подобно первому холлу, в стороны уходили два коридора, обозначенных на табличках как C1 и C2. Пройдя немного вперед, процесиия свернула в коридор справа и сновь оказались в окружении кабинетов.
- А где все люди? - поинтересовался Рональд.
- По случаю вашего прибытия был объявлен выходной.
- Наш приезд для вас как праздник? - не без иронии спросил Уиллард.
- Можно сказать и так. Но, конечно, это было сделано в целях вашей же безопасности. При отсутствии людей обнаружить возможную угрозу гораздо легче.
- А что, нам что-то угрожает? - занервничал Эндрю.
- Опасность присутствует всегда, даже тогда, когда ее, кажется, не может быть.
Тем временем они подошли к двойным дверям в конце коридора.
- Мы на месте, - Рой остановился у входа, - Постарайтесь включить воображение.
Рой открыл двери.

Они оказались в просторной ярко освещенной комнате, стены которой являлись огромными видеоэкранами, отображающими эмблему FAIR - синий диск с надписью "Федеральное Агенство по Инновационным Исследованиям" по кругу с вписанным в него перевернутым стилизованным треугольником. По периметру комнаты располагались столы с встроенными в них тачскринами, а в центре находился большой круглый стол, за которым сидело два человека.
Рой подошел к ним и поздаровался поочередно с каждым, затем жестом пригласил группу пройти.
- Знакомьтесь, это руководители проекта: профессор Джон Молти, - сидящий слева мужчина кивнул. Он внушал доверие. Наверное, из-за седых волос и короткостриженной бороде; на вид ему было пятьдесят, хотя его осанке могли позавидовать многие. Рой тем временем продолжал, - и профессор Стивен Генелли.
Рой предложил гостям сесть и сам опустился на соседнее место.
- Предлагаю начать, - он внимательно осмотрел присутствующих.
Джон прокашлялся и начал.
- Еще раз добрый вечер, - он ободряюще улыбнулся, - Я думаю, вам нетерпится узнать о цели вашего присутствия здесь, но я вынужден начать издалека. Сперва немного истории. Как вам наверняка известно, люди всегда стремились познать этот мир, создавали и рушили теории, изучали физику и математику, вглядывались в недра материи и бесконечность Вселенной. Но все попытки человечеста разглядеть что-то можно сравнить разве что с муравьями, с восхищением изучающими свой муравейник и не старающимися взглянуть дальше за горизонт, узнать саму причину "всего". Благо наука не стоит на месте, и достаточно недавно, около ста лет назад, Альберт Эйнштейн предпринял попытку создать некую теорию, которая могла бы объяснить все, абсолютно все, что происходит в нашем мире. К сожалению, ему это не удалось. Но именно с теории относительности началось понимание человеком его места в структуре мироздания.
В тысяча девятьсот восемнадцатом году польский математик Теодор Калуца в письме Эйнштейну показал, что при введении четвертого пространственного измерения в теории относительности можно вывести уравнение электромагнитного взаимодействия Максвелла. Затем создавались и рушились новые теории, требующие для своего существования увеличения количества измерений. Истинное же их число так и оставалось загадкой.
Параллельно с этим ученые пытались разрешить еще одну тайну, которую обнажил обычный электрон. Было замечено, что эта элементарная частица может одновременно существовать в нескольких местах в один и тот же момент времени. Было создано множество теорий, которые могли объяснить эти явления по отдельности, но никакой теории, связывающей их воедино, не существовало. Так было до тех пор, пока не появились струны.
Существовало предположение, что все объекты Вселенной на микроуровне, будь то материя или энергия, являются ничем иным, как различными проявлениями одной, более общей субстанции. В тысяча девятьсот семидесятом году Йохиро Намбу, Тецуо Гото, Холгер Нильсон и Леонард Сиккинд показали, что при представлении элементарных частиц колеблющимися одномерными струнами решается очень много старых конфликтов и несоответствий между различными теориями квантовой физики. Причем чтобы исключить в вычислениях отрицательные вероятности, струнам нужно было колебаться в 9 измерениях. Это подтвердило некоторые гипотезы других ученых. Так родилась первая теория суперструн. Но была небольшая проблема. Таких теорий в последствии оказалось пять: I, IIA, IIB, HO и HE.
Мониторы на стенах оживились и отобазили сложную схему взаимосвязей пяти теорий. Далее последовал рассказ о многообразиях Калаби-Яу и O- и E-гетеротических и бозонных струнах, сопровождаемый сложными графиками и расчетами на экранах. Когда речь зашла о суперсимметрии, Брайан понял, что окончательно запутался в терминах и определениях, но между тем слушать горячую речь ученого FAIR было интересно. Иногда его объяснения прерывались комментариями Эндрю и Питера; порой они горячо спорили: и между собой, и с Джоном. Наконец, описание теорий закончилось, и он снова вернулся к понятному всем ненаучному слогу.
- Таким образом, у всех этих теорий была общая база, но в мелочах они все же расходились. И мелочью этой была разница в количествах измерений, и никак все эти теории связать между собой не получалось. Не получалось до тех пор, пока не была высказана гипотеза о том, что струны в этих теориях необходимо связать между собой в некое подобие полотна и увеличить количество измерений до одиннадцати. И как ни странно, это помогло. Все четыре теории объединились сами собой, исключив все противоречия, они слились в одну. Так родилась М-теория.
Именно Эдвард Уиттен в середине 1990-х обнаружил веские доказательства того, что все теории суперструн представляют собой различные предельные случаи общей М-теории. Это название дал именно он, так и не объяснив, почему именно в нем фигурирует буква "M". Одни говорят, что "М" означает "Мистическая", "Магическая" или "Материнская". Другие - "Матричная" и "Мембранная".
М-теория утверждает, что вместе с нашей существует еще множество других, параллельных, Вселенных, которые были порождены разными "полотнами" суперструн. Вибрация этого полотна и пораждает все известные нам виды энергий и материй, поэтому все, что вы видите вокруг, является ничем иным как результатом волновой вибрации полотна суперструн. В соответствии с М-теорией такое полотно имеет одиннадцать измерений, но, в силу множества причин, оно в таком виде не устойчиво и обязательно "сворачивается" до десяти измерений, а затем распадается на две части. Представьте себе лист бумаги. Если принебречь его толщиной, то можно сказать, что он двухмерный. Теперь представьте, что вы бесконечно долго сворачиваете его в трубку, пока ее радиус не станет бесконечно малым. Так двухмерный лист превращается в одномерную линию. Примерно то же происходит и с полотном суперструн, когда оно теряет одно измерение. Распадаясь на две части, оно образует два мира, две парные Вселенные, с размерностями, в случае с нашим миром, четыре и шесть. То есть параллельно с нашей, с четыремя измерениями (три пространственных и одно временное), существует еще одна Вселенная, но уже с шестью измерениями. Конечно, живя в этом мире, наш мозг просто не в состоянии представить себе мир иной, с большим количеством измерений, но все же это факт. Но к нашему удивлению, парный нам мир содержит не шесть, а пять измерений, что противоречит некоторым нашим выкладкам, но мы все же предполагаем, что этот мир потерял одно измерение, свернувшись с шести до пяти по неведомым для нас причинам. Вся сложность в том, что в параллельной Вселенной существует одновременно два измерения времени. Утешает лишь одно: пространственных координаты там также три.
Джон внимательно посмотрел на собравшихся. Было видно, что в душе Эндрю борется физик и любопытный исследователь, на его лице читалась заинтересованность и возмущение одновременно. Питер смотрел на эмблему FAIR напротив и о чем-то размышлял. Уилларда, кажется, не впечатлил рассказ Молти, и он со скучающим видом открывал и закрывал крышку зажигалки.
- Я все же остаюсь при своем мнении: это не более чем бредовые вымыслы. Подумать только - параллельные миры!
- Как говорил один мой знакомый, - парировал Джон, - М-теория настолько невероятна, что скорее всего является истинной.
- Ну и зачем нам все это знать? - Уиллард оторвался от своего занятия, - Какое отношение все это имеет к нам?
Глаза Джона победно блеснули.
- Самое непосредственное, - он хитро улыбнулся, - Я продолжу. На основании того, что материя также имеет волновую природу, была создана еще одна теория. Единая Теория Поля, или ЕТП. Она говорит о том, что все волны в нашем мире связаны между собой и имеют общую природу. Это так, если вспомнить про полотно суперструн, породившее все энергии и материи. Вибрацию, которую излучает такое полотно, назвали торсионным полем.
- Подождите! - Эндрю негодовал, - Это две совершенно разные теории, никак не связанные между собой!
- Так до сих пор считается в широких кругах. Но наши исследования показали, что ЕТП является частным случаем М-теории, точно так же, как и теория относительности.
Эндрю пожал плечами.
- Бред.
Джон проигнорировал его реплику.
- Теоретически, если повысить или понизить частоту вибрации отдельно взятого поля, можно в нулевые промежутки времени перемещать его по полотну суперструн. Я поясню. Вы все видите этот стол. Но вы видите его здесь потому, что именно в этом месте частота вибрации торсионного поля этого стола самая высокая. Это ее пик. На основании того, что торсионное поле существует везде на протяжении всего пространства и времени, было высказано предположение, что наш мир подобен голограмме. То есть обладает одним уникальным свойством: каждый атом несет в себе информацию о всей Вселенной в челом. Если разбить стекло с нанесенной на него голограммой, то в каждом его кусочке можно увидить всю проекцию целиком. Так и здесь. То есть этот стол одновременно существует во всей Вселенной, в каждой его точке, но виден именно здесь, так как именно здесь находится пик его торсионной частоты, - он сделал паузу, - Таким образом, возможно повысить или понизить частоту поля отдельно взятого объекта, и в этом случае он в нулевой промежуток времени переместится в другое место.
- Вы говорите о телепортации?! - Том опешил.
- Именно.
- Но я до сих пор не понимаю, причем здесь мы, - Уилларду вся эта болтовня начала сильно надоедать.
- Вы будете первой экспедицией, которую мы телепортируем в парный пятимерный мир.

Повисла долгая пауза. Шестеро ученых смотрели с отсутствующим выражением на руководителя проекта. Эндрю первым пришел в себя.
- Нет, - он подался вперед, - Нет, это невозможно! Каким образом вы телепортируете нас в другую Вселенную?!
- Я уже говорил, что телепортация возможна в рамках одного полотна суперструн. Не забываете, что обе Вселенные являются следствием распада именно одного полотна. С этим никаких проблем нет.
- Но... Как... Куда... - Брайан пытался собраться с мыслями, - То есть в какую точку вы выкините нас? Посреди этой Вселенной?
- Нет, друг мой, - Джон покачал головой и откинулся назад, - Телепортация стала абсолютно управляемым процессом, и мы с точностью можем сказать, где вы окажитесь.
- И где же? - Уиллард убрал зажигалку и удивленно посмотрел на собеседника.
- На Земле.
- Что?! - Том резко встал, - Какая Земля?! Это же другой мир!
- Не совсем. Парные Вселенные являются по своей сути копиями. Только копиями искаженными. Вспомните, я говорил, что оба мира пораждены одним полотном. Следовательно, их вибрация совпадает. Они были идентичными в самом начале Большого Взрыва, когда распалось полотно, за исключением количества измерений. Но затем их пути начали расходиться. Там также существует Солнце, Юпитер, Уран, Марс, Млечный Путь, но эволюция там проходила по-другому. Наша планета, точнее, ее копия, имеет место быть, но вот что НА ней, мы не можем даже предположить.
- То есть вы хотите сказать, - разделяя слова заключил Рональд, - что ее там может и не быть вовсе?
- Это маловероятно.
- И что все ваши предположения есть только на листе бумаги, - добавил Брайан.
- Мы проводили испытания установки перемещения материи в пределах этого здания. Все проходило гладко и без накладок. Это доказывает истинность обеих теорий.
- Но про то, существует ли вообще обрисованный вами мир, вы доподлинно не знаете, - подытожил Том, опускаясь обратно в кресло.
- Мы бы не стали посылать туда людей, если бы не были уверены в существовании того места, куда им предстоит отправиться.
- Черт знает что, - Уиллард достал сигарету.
- Здесь не... - начал было Стивен, хранивший все это время молчание, но, наткнувшись на его взгляд, запнулся.
- Я думаю, на сегодня достаточно, - Рой встал, - Я покажу вам ваши комнаты. У вас будет время все обдумать и настроиться на нужный лад. Встретимся завтра, и мы посвятим вас в детали.
- Я не собираюсь принимать участие в этом бреду, - бросил Уиллард, выпуская дым, - Я ухожу.
Рой вздохнул.
- Мистер Сомерсен, я давал шанс отказаться. Вы им не воспользовались. Теперь вы знаете слишком много, и мы не позволим вам уйти.
В двери вошли двое вооруженных солдат.
- Чертовы федералы, - Уиллард бросил недокуренную сигарету на пол и поднялся с места.

Мысли роились, словно стая обезумевших пчел. Брайан не мог поверить во все услышанное, для него события всего получасовой давности казались неким дурным сном. Нет, его не так сильно пугала перспектива оказаться в пятимерном мире, сколько сам факт оставления мира привычного, в котором он родился и, как надеялся, в котором и умрет. Нет, такого он ожидать не мог никак. Ладно исследование какого-нибудь необъяснимого явления, ладно помощь в проведении какого-нибудь опыта. Этого он еще мог ожидать. Но это... В какой-то мере и их экспедиция была во многом опытом, но уж слишком все это казалось невероятным. Где-то в глубине души пульсировала и успокаивала мысль: а вдруг это все ложь? Вдруг таким образом агенты FAIR хотели проверить их реакцию в такой экстремальной ситуации? Но, как не пытался Брайан развить эту идею, у него ничего не получалось. Слишком уж уверенным и складным был рассказ Джона.
Он лежал в небольшой комнате на мягком диване и смотрел в монотонный белый потолок. Мягко гудел кандиционер, а за окном нагретый асфальт поглаживал прохладный вечерний ветерок. Было уже около десяти вечера, и коридоры FAIR стихли. Брайан хотел было выключить свет, как в дверь постучали.
- Брайан, это Эндрю, - голос звучал приглушенно, - Я не поздно?
- Нет, мне не спится, - он открыл дверь, - входите.
- Спасибо. Мне тоже.
Они сели напротив: Брайан на диван, а Эндрю на небольшое кресло у стены.
- Что вы думаете по поводу всего этого? - Эндрю посмотрел на собеседника.
После небольшой паузы Брайан ответил.
- Боюсь, у нас нет выбора. Мы не можем отказаться сейчас, не можем свернуть. Они не позволят нам уйти. Мы обязаны будем согласиться. По большому счету мы уже сделали это.
- Мы вернемся?
- Я не знаю, Эндрю. Я не знаю.
Снова повисла тишина.
- Как вы думаете, что мы увидим там? - Брайан подошел к окну. Уже почти совсем стемнело.
- Все что угодно. Я не могу даже представить себе мир с двумя измерениями времени. Мы привыкли, что есть прошлое, настоящее и будущее. Получается, будет еще "почти прошлое", "почти настоящее" и "почти будущее"? У меня не хватает воображения.
- Это похлеще путешествий к звездам, - Брайан подошел к бару и налил два бокала бренди, затем жестом предложил гостю один.
- Не откажусь, - он взял бокал.
- Как думаете, там есть люди? - спросил Брайан.
- Думаю, едва ли. Человеческая раса была создана природой для мира с четыремя измерениями, а на пять эволюция, я думаю, ответила по-другому.
- И что это может быть?
- Сложно сказать, - Эндрю сделал глоток, - Чтобы примерно представить эволюционные шаги, нужно хотя бы приблизительно понимать поведение двух временных измерений. Не факт, что структура наших тел вообще подходит для того мира.
- Что вы хотите сказать?
- Может случиться так, что мы умрем сразу же после прибытия на место. Это ведь совершенно другой мир.
- Можно сказать, что мы пытаемся засунуть лазерный диск в старый трехдюймовый дисковод.
- Что-то вроде этого, - Эндрю улыбнулся, - По моим соображениям ничего критического произойти не должно. Самым трудным будет для нас адаптация к течению времени... точнее, времен. Мы не смогли бы выжить в мире, например, с четыремя или пятью пространственными координатами, так как мы созданы всего для трех. Поэтому маловероятно, что с нами что-то случится.
Брайан поставил на стол пустой бокал.
- Будем молиться. Это единственное, что нам остается.

На следующий день ученых снова собрали в конференц-зале. Их встретили Рой, Джон и Стивен - среднего роста мужчина со смуглой кожей и глубоко посаженными глазами.
- Друзья мои, - начал Рой, поприветствовав гостей, - Сегодня Стивен посвятит вас в детали предстоящей экспидиции. Прошу внимания и терпения.
Прокашлявшись, Стивен заговорил с заметным акцентом, происхождение которого, впрочем, оставалось загадкой.
- В отличие от Джона, я отвечаю за практическую реализацию проекта. Нам необходимо было решить очень много проблем и предусмотреть как можно больше внештатных ситуаций, которые могут иметь место после вашей... высадки, - он обратился к ожившим экранам, - Прошу, знакомьтесь: Китера.
Мониторы отобразили трехмерную модель корабля, во многом напоминающего шаттл. Справа от него на экранах сменялись информационные строчки, описывающие его размеры, расход топлива, запас кислорода и продовольствия и еще дюжину параметров.
- Эта машина по своему устройству даже сложнее космического корабля, - продолжал Стивен, - Длина его составляет сорок метров, полезная ширина - двенадцать метров, - экраны отобразили схематичный каркасный вид, - Он снабжен шестью отдельными каютами плюс управляющий отсек. Каждая комната является по сути отдельной независимой капсулой с собственным генератором энергии и запасами провизии, воды и воздуха. Благодаря своей конструкции, Китера может передвигаться как по суше, так и по воде (в том числе и под ней), а также по воздуху. В поперечнике, от крыла до крыла, ее ширина составляет сорок два метра. В сухопутном режиме крылья корабля складываются над верхней ее частью, что позволяет им работать в качестве солнечных батарей на случай внештатных ситуаций. Все цепи многократно продублированы, что практически исключает их сбои.
- Существует одно "но", - вмешался Рой. Стивен с осуждением посмотрел на него, но тот все же продолжил, - Они имеют право знать.
- В чем дело? - Том не на шутку взволновался.
- Мы, конечно, делали попытки отправить туда автоматические зонды, но... Но каждый раз терпели неудачу.
- Они ломались сразу после перемещения? - предположил Брайан.
- И да, и нет. Они не передавали никаких данных в Центр, пока находились там. Как только мы возвращали их обратно, они исправно начинали передавать данные об окружающем их пространстве.
- То есть, - закончил Эндрю, - они работали только в нашем мире?
- Именно так.
По спине Брайана пробежал неприятный холодок.
- Но в чем была причина их... неисправности?
- После проведенных нами исследований мы исключили возможность аппаратных ошибок. Дело было, скорее всего, в программном обеспечении.
Брайан начинал понимать.
- Вот зачем вам понадобился программист для группы.
- Именно так, - подтвердил Стивен, - По прибытии на место вы должны будете понять причину происходящих ошибок в ПО и в самые короткие сроки устранить их. На бортовом компьютере Китеры есть все, что для этого необходимо, включая исходный код всех подсистем.
Брайан кивнул. Работа предстояла не из легких: не так просто копаться в миллионах строк чужого программного кода в поисках неведомой ошибки, которой может и не оказаться вовсе.
В разговор снова включился Рой.
- После того, как Брайан наладит подсистемы корабля, Эндрю в паре с Питером, Том и Рональд могут приступать к своим исследованиям.
- Что мы должны там найти? - справедливо поинтересовался Питер.
- Нас интересует все, - ответил Джон, - Но в особенности поведение двух временных измерений и то, как они влияют на жизнь на планете в целом. Хотя, о жизни планеты я ожидаю услышать от биолога, - он посмотрел на Тома.
- Сделаем все от нас зависящее.
- А какого черта там нужен я? - Уиллард встал и подошел ближе к столу.
- Ваша экспедиция очень рискованная, - начал Рой, - и необходим человек с холодным расчетом, который не растеряется в критической ситуации. Можете смеяться, мистер Сомерсен, но от вас зависит очень многое.
Несколько секунд Уиллард испытующе смотрел на агента.
- Так я вам и поверил, - Уиллард вернулся и сел в кресло.
- Что же, рассказы закончились, пора приступить к практике, - Стивен потер руки, - С сегодняшнего дня начинаются практические занятия по освоению Китеры. График очень плотный - вам необходимо за неделю фактически освоить управление космическим кораблем. Брайан, для вас задача еще сложнее. Вы должны ко всему прочему изучить исходный код Китеры, так как по прибытии на место времени на это у вас, увы, не будет.

Корабль был воплощением мощи и величия. В огромном ангаре, куда ученых привели спустя час, горел яркий свет, отражаясь бликами от обшивки Китеры. Ее крылья были сложены, но даже несмотря на это в ее чертах угадывалась грация, словно бы перед их взорами предстал мифический грифон в своей немой красоте. Шестеро человек смотрели на творение гениальной инженерной мысли не в силах отвести взгляд. Плавные линии завораживали, каждая мелочь была вписана очень органично, ничто не выделялось, но в то же время и не терялось в общей картине. На серебристо-белой обшивке стилизованными буквами было выведено имя корабля - "Kythera".
- Вживую она гораздо симпатичнее, - не без гордости в голосе заметил Стивен, - Над ее конструкцией мы работали три года. И еще год отдельно над дизайном.
- Почему вы дали ему такое имя? - Брайан задал вопрос, интересующий, наверное, каждого из группы.
- Китера, или Кифера - это название одного из островов в Греции, откуда я родом. Его часто называют жемчужиной греческих островов, поэтому я решил дать кораблю такое название: он как-никак тоже является жемчужиной инженерной мысли.
Они обошли корабль. Он имел два основных выхода, расположенных в передней его части слева и в хвостовой части справа. Стивен по ходу пояснил, что каждая комната также имеет отдельный выход на поверхность, но все они являются аварийными и использовать их нужно только в случае крайней необходимости.
Чем больше Брайан узнавал о корабле, тем сильнее становилось его удивление: целых четыре года стролся этот корабль, а значит уже минимум столько же здесь, в этом здании, группа ученых знала самую важную, наверное, тайну со времен появления человека, но все это время тщательно это скрывала. Секретность делала свое дело. Еще Брайан поражался упорством и целеустремленности этих людей. Сколько же нужно было разрешить проблем и преодолеть преград, чтобы сейчас вот так легко рассказывать про другой мир и предстоящую экспидицию к нему.
После общего знакомства с кораблем их наконец-то провели в салон. Они зашли со второго, заднего, входа и оказались в длинном светлом коридоре. Сказать, что Брайан был под впечатлением, значит не сказать ничего: белые стены, серебристый пол и потолок создавали эффект бесконечности и нереальности виденного. Через равные промежутки времени по обеим сторонам коридора располагались круглые двери, ведущие в каюты экипажа. Стивен подошел к одной из них и приложил ладонь к считывающему устройсту рядом, совершенно незаметному издалека. Круглая дверь сразу же разделилась на четыре равных сегмента, каждый из которых скрылся в обшивке в своем направлении, обнажая небольшую, пять на шесть метров, комнату с кушеткой, небольшим шкафчиком, парой стульев и круглым столиком с прозрачной столешницей. Напротив двери располагался иллюминатор - небольшое, тридцать на сорок сантиметров овальное окошко в мир, пока что привычный. Справа, сразу после кушетки, было видно считывающее устройство: точная копия виденного недавно. Как пояснил Стивен, оно открывало аварийный выход. Никаких излишеств, только все самое необходимое.
Как оказалось, шкаф также таил в себе сюрприз: под его дном оказался контейнер с запасом воды и провизии на неделю также на случай непредвиденных обстоятельств. В целом комната оставила о себе очень приятное впечатление.
После осмотра каюты пришел черед командного отделения. Это было просторное овальное помещение с шестью креслами по периметру. Ощущение открытого пространства создавали огромные окна, точнее, единственная прозрачная внешняя стена, пронизывая по окружности все помещение. Перед каждым креслом располагались широкоформатные тачскрины, никаких кнопок и переключателей. Все управление, как следовало из пояснений Стивена, происходило в интерактивном режиме через эти экраны. Напротив входа, перекрывая половину высоты ленты окна, располагался огромный монитор, назначением которого была визуализация окружающего пространства в различных диапазонах: инфракрасном, ультрафиолетовом, ультразвуковом, в диапазоне других низких и высоких частот. Пульт управления этим экраном выходил к центральному креслу, окруженному тачскринами на прозрачных подставках так, чтобы сидящему в нем человеку было удобно не меняя положения задействовать любой из них.
- Это кресло первого пилота, - пояснил Джон.
- И кто же им будет? - справедливо поинтересовался Питер.
- Все зависит от того, кто из вас лучше и быстрее освоит эту пташку.
"Главный среди равных" - усмехнулся Брайан.
В хвостовой части располагалась небольшая лаборатория, снабженная множеством приборов и реактивов. Для экономии пространства все они располагались на полках, встроенных в стены. Громоздкие установки, как, например, рентгеновский аппарат, стояли непосредственно в лаборатории, в некотором удалении от плоского, два на два метра, металлического стола с нависающими над ним плоскими лампами. В общем, Том, Эндрю и Рональд остались довольны увиденным. Остальным же нетерпелось приступить к освоению корабля, который уже скоро должен был отправить их в невиданный доселе мир.

Обучение проводилось в достаточно быстром темпе. Как объяснил Стивен, всего будет два этапа: первый - это общие навыки управления и контроля корабля, на втором этапе "специальности" будут расходиться. Брайан займется изучением исходных кодов систем, Рональд, Том и Эндрю будут больше времени проводить в лаборатории. Питер и Уиллард будут тем временем посвящаться во все более специфические нюансы, придавая особое внимание действиям при непредвиденных ситуациях. Весь курс обучения был расчитан на месяц.
"В этом и во век не разобраться", - Брайан сидел зе терминалом и перелистывал исходный код подсистемы запуска двигателя. Он, конечно, ожидал, что фронт работы будет большим, но при более детальном изучении появилась еще одна трудность: все подсистемы были написаны я языке F# (F-sharp), точнее, его модификации, с которым Брайан сталкивался только поверхностно. Он знал его синтаксис, но некоторые конструкции порой просто ставили в тупик. Был, наверное, единственный плюс - это грамотно построенное наследование и общий набор классов, имеющих схожую структуру. Спустя три часа сине-черные строки кода уже начали сливаться в сплошное пестрое полотно, и Брайан понял наконец, что стоит отдохнуть. Он прошел в свою комнату и с удовольствием растянулся на мягком диване. Перед глазами проплывали сотни комманд вроде "let opRenderEngine _ = match readThread () with | Some (IOThread, Buffer) -> setThread IOThread; setBuffer Buffer| None -> ()", поэтому Брайан, дабы отделаться от осточертевших исходников, решил думать о чем-нибудь другом. Например, последнее время его настораживало поведение Уилларда. Он был спокоен и сдержан, что ну никак на него не походило. Было всего два объяснения этому: либо он свыкся с мыслью о том, что ему все-таки придется принимать участие в этой экспидиции, выполняя волю других, либо он, словно пантера перед прыжком, затаился на время, вынашивая какой-то крамольный план. Второе было больше на него похоже, но в таком случае Брайан не понимал, что именно задумал Уиллард. Сорвать эксперимент? Но как? Сам телепорт никто из группы еще не видел, видимо, он стого охранялся. Навредить кораблю? Маловероятно. Любая цепь, как говорил Стивен, многократно дублировалась, за состоянием корабля в целом следило неусыпное око электронных контролирующих систем. Других вариантов Брайан не мог предположить, что не мешало, впрочем, гнетущему беспокойству и дурным предчувствиям зреть где-то глубоко в его душе.

Их провели в уже знакомое помещение. Ничего не изменилось, кроме того, что корабль был не подвешан на огромных опорах, а стоял на земле с распущенными крыльями. У левой стены несколько человек в халатах суетились возле большого устройства, напоминающего чем-то лазерный излучатель. Оставалось несколько минут. Уиллард курил чуть в стороне, остальные же стояли рядом и нервно переговаривались. Только теперь стало ясно, точнее, ощутилось в полной мере, что же предстоит пережить. К чувству страха перед неведомым подмешивалось и нетерпеливое ожидание, опьяняя и волнуя.
Вскоре к ним подошел Рой.
- Удачи, ребята, - он пожал каждому руку и дружески похлопал по плечу, - Мы верим в вас, в вашу настойчивость и целеустремленность. Я уверен, несмотря ни на что вы вернетесь, неся новые открытия и давая пример всем людям.
"Экипажу корабля просьба занять исходную позицию. Старт через три минуты." - объявили по громкой связи, и Рой, еще раз оглядев команду, улыбнулся на прощание и отошел за пределы жирной белой линии, обозначающей границу зоны действия телепорта.
Молча, говорить никому не хотелось, группа двинулась к кораблю, облаченная в серебристые облигающие комбинизоны с именными надписями на спинах. Брайан последний раз окинул взглядом ангар, напряженные лица ученых, и вошел на борт. Кресло первого пилота занял Питер, остальные сели полукругом: Эндрю, Том, Рональд, Уиллард и Брайан. Пристегнувшись ремнями, он проверил готовность всех систем к старту и, доложив по внешней связи Стивену, стал ждать. Удивительно, но самое далекое и невероятное путешествие в истории человек совершит, не потратив ни капли бензина или керосина.
"Тридцать секунд", - объявил Стивен.
Брайан закрыл глаза.
"Пятнадцать"
"Десять"
Через опущенные веки он ощутил ослепительный свет излучения телепорта, обволакивающего, словно масло, корабль, его экипаж, каждый атом...
"Старт!"
В это же мгновенье Брайан открыл глаза. Сильно мутило, голова словно была забита ватой, в ушах звенело. Лиловый свет заливал салон...
"Лиловый?!" - Брайан рывком попытался встать, но ремни вернули его на место. "Получилось!" Сердце бешено колотилось. Он огляделся. Том и Эндрю ошалело осматривались, Питер сидел с закрытыми глазами, пытаясь понять, мертв он или нет. Уиллард расстегивал ремни безопасности. Руки его едва заметно дрожали.
За окном все пространство было усеяно острыми длинными каменными пиками, уходящими далеко в ярко-желтое небо. Никаких признаков жизни. Все статично... Внезапно Брайан краем глаза заметил какое-то мимолетное движение - фигуру? - но когда повернулся, увидел снова лишь безмолвный пик. "Почудилось". Ничего необычного не ощущалось. Никакого раздвоенного времени... Может, они ошиблись?
Брайан перевел взгляд на тачскрин... и замер. Изображение было словно вывернуто наизнанку. Цвета были инверсированы, все шкалы показывали ноль. "И все же этот мир чем-то разительно отличается от нашего".
- Получилось, - прошептал Питер, словно завораженный разглядывая причудливый пейзаж, - Как же здесь красиво!
Брайан понял, что команду нужно как можно быстрее выводить из ступора.
- Эндрю, Питер, осмотрите корабль. Мне интересно, все ли цело. Никому не выходить наружу, пока я не исправлю основные системы.
К его удивлению, физик и математик действительно послушались и пошли исполнять поручение. Уиллард же, на которого Брайан в свое время возлагал надежды как на руководителя группы, сидел в кресле и смотрел на желто-лиловое окружение. Брайан пожал плечами и открыл исходный код - желто-белые команды на черном фоне.

Брайан уже шестой раз вводил простую команду в окне отладки. В соответствии с логикой Буля и таблицей истинности ответ не должен быть ложным, но он оказывался таковым. Самая простая команда - "? true && true" ставила Брайана в тупик своим результатом. На экране мигала строка: "False {Boolean: False}". "Этого не может быть", - пытаясь не сойти с ума, повторил про себя он и в отчаянной попытке ввел следующую команду: "? false || false". И снова невероятный результат - "True {Boolean: True}". Он отодвинулся в кресле и потер глаза.
- Корабль в порядке, - голос Питера вывел Брайана из раздумий, - Все на своих местах. К счастью, путешествие завершилось без последствий.
Брайан только кивнул.
- Что-то случилось? - Эндрю подошел ближе и взглянул на монитор, - Ничего себе! Это что, шутка?
- Если бы, - Брайан повернулся спиной к монитору, - Если и шутка, то злая. Логические цепи словно бы вывернуло наизнанку. Причем на низком уровне все в порядке - система запускается, отладчик тоже.
Несколько секунд было слышно только напряженное дыхание.
- Давайте вскроем эту штуку, - Эндрю присел рядом с центральным блоком управления, - Есть одна мыслишка...
Работа продолжалась около трех часов, хотя Брайан успел потерять счет времени. По команде Эндрю он то и дело проверял значение выражения, знакомого еще со школьной скамьи: такого простого, но в то же время наделавшего столько шума. Порой результат вызывал взрыв смеха, например когда на выражение "? true && false" терминал выдал ответ "Unknown {~Unknown: -0}". За процессом собрался наблюдать весь экипаж, помогая поочередно приносить различные инструменты Эндрю. К удивлению Брайана, даже Уиллард не остался в стороне. Когда же был получен желаемый результат, командный отсек выглядел уже не так привлекательно как раньше. Везде валялись обрывки и мотки проводов самых разных цветов а также микросхемы и платы. Уставшие, но довольные успехом, все шестеро смотрели с победной улыбкой на монитор, на экране которого мигала строчка: "? true || false" и ниже ответ: "True {Boolean: True}". После перезагрузки системы тачскрины отобразили привычные цвета, а шкалы сдвинулись с мертвой точки.
- Поздравляю, друзья, - улыбнулся Эндрю, - Теперь можно начинать исследование этого мира.
По общему согласию был объявлен часовой перерыв, и каждый направился в свою каюту отдохнуть после пережитых приключений. Но Брайан решил сначала зайти в лабораторию и лично проверить, все ли в порядке. Он прислонил ладонь к считывающему устройсту, и круглая дверь, разбившись на четыре сегмента, почти бесшумно отворилась. Брайан сделал шаг вперед... и замер на месте, не в силах даже дышать.

Эндрю смотрел в окно своей каюты сидя на стуле и запрокинув руки за голову. Этот мир был необычным, он был полон красок, хотя и непривычных. "Подумать только, это же Земля!"
Ему хотелось прямо сейчас броситься к приборам и начать измерения, но многочасовое копание в микросхемах отняло много сил, и он чувствовал себя выжатым до последней капли. Час отдыха - это как раз то, чего ему сейчас нехватало.
Еще его тревожило возвращение. Телепорт на борту был только один, второго шанса выбраться у них не было. По инструкции один из членов экипажа должен был вынести установку за пределы корабля, настроить ее на трехминутный старт и затем, возвратившись обратно, ждать ее действия. Любая неисправность или ошибка в расчетах могла стоить жизни всей группы. А в их мире, так и не дождавшись возвращения команды, могут решить, что экипаж погиб сразу же после высадки, так и не успев ничего предпринять. В таком случае интервенция в парные миры откладывалась на неопределенный срок, пока ученые не поймут, что дело было вовсе не в несовместимости миров. Таким образом, от исхода этой экспидиции зависело, наверное даже больше, чем на нее возлагали изначально.
Неожиданно краем глаза Эндрю заметил какое-то движение позади себя и обернулся. У входа стоял Брайан и нервно оглядывался.
- Брайан, - Эндрю повернулся к гостю, - Я не заметил как ты вошел, наверное я...
Программист не обратил на слова ни малейшего внимания. Он постоял немного и подошел к столу, казалось, не замечая присутствия Эндрю. Тот отшатнулся. В глазах Брайана был страх. Страх на грани безумия.
- Брайан...
Гость посмотрел на физика. Его взгляд был направлен именно на него, но так, словно бы он смотрел сквозь Эндрю. Так, словно бы его не существовало вовсе.
- Брайан, ты слышишь меня? - Эндрю не на шутку испугался.
Но тот ничего не ответил и, постояв так еще пару секунд, быстро повернулся, открыл дверь и вышел из каюты.
Эндрю стоял, не в силах произнести ни слова.

- Где он?! Где эта мразь?!
Уиллард стоял у стены своей каюты и с опаской наблюдал за обезумевшим Брайаном.
- Уиллард, сукин сын, ты где? - в его руах блестел нож.
Последний же в ступоре наблюдал за программистом, пытаясь понять хоть что-то. Ему так и хотелось крикнуть "Да здесь я, попробуй, подойди!", Но Брайан словно ослеп. Он уже с десяток раз прошел мимо Уилларда, но не обратил на него ровным счетом никакого внимания. Еще через минуту, бормоча про себя проклятия, Брайан вышел из каюты.
Не успел Уиллард прийти в себя, как дверь снова отворилась, и на пороге появился... Брайан, взволнованный и белый как полотно. "Опять этот чекнутый".
- Уил... - он не успел договорить, как был свален на пол мощными ударами в живот и спину.
Затем Уиллард снял с себя ремень и связал руки за спиной стонавшему на полу программисту.
- Ну все, сосунок, доигрался.
Он перетащил сопротивляющегося Брайана на кровать и отошел на два шага спиной к двери. Тот ошалело озирался, приходя в себя.
- Что... Что черт возьми здесь происходит? - Брайан говорил сдавленно.
- Это у тебя надо спросить.
- Или у тебя, - голос третьего человека заставил Уилларда резко обернуться.
На пороге стоял Питер, держа в руках увесистый кусок длинной железной трубки из лаборатории. За его спиной стояли Эндрю и Том. Лица их отражали отнюдь не дружелюбие.
- Вы что, рехнулись все?! Сначала Брайан полез на меня с ножом, теперь пришли вы. Что происходит?!
- Брайан? С ножом? - Эндрю усмехнулся, - Последние пять минут он спокойно спал у себя в каюте, я заходил буквально только что.
Глаза программиста округлились.
- Спал?! - он начал приходить в себя.
- Я пока еще в здравом уме, - сообщил Эндрю, - и могу отличить спящего человека от сумасшедшего с ножом.
- Я был в лаборатории!
- И кто здесь не в своем уме? - Уиллард усмехнулся, - Что вы замышляете?
- Мы? - Том вышел вперед, - Нет, лучше объясни ты, что ты делал возле телепорта.
- И чью кровь отмывал в лаборатории, - вставил Брайан.
- Что?! - все разом посмотрели на него.
- Какую кровь? Что вы несете?! - Уиллард сделал шаг назад.
Трое двинулись вперед.
- Надо брать его, пока не натворил что-нибудь еще, - предложил Питер.
Уиллард решил действовать. Он выгадал момент и ринулся вперед. Застав врасплох, он сбил с ног стоящего по центру Эндрю и выскочил из каюты.
- Ты в порядке? - Том наклонился над ним.
- Да, все нормально.
Питер выглянул в коридор, но, обнаружив там только пустоту, вернулся и начал развязывать руки Брайана.
- Удрал, сукин сын.

Уже с полчаса Уиллард сидел в темной небольшой комнате и пытался собраться с мыслями. Он никак не мог взять в толк, с чего вдруг весь экипаж корабля ополчился против него. Может, это как-то связано с двумя временными измерениями? Он прислонился к стене и заставил себя мыслить трезво и логически. "Итак, Эндрю видел Брайана спящим в своей каюте, но в то же время я видел его с ножом в руках в своей. Затем сам Брайан сказал, что все это время находился в лаборатории... Чушь какая-то." Уиллард потер виски. "Дальше - больше. Брайан видел меня оттирающим чью-то кровь в лаборатории, но сам-то я знаю, что этого не делал. Я вообще в лабораторию не заходил. Еще Том заявил, что видел меня возле телепорта. Это тоже полная чушь. Может, они подцепили какую-нибудь местную заразу и воспринимают галлюцинации за действительность? Но тогда как объяснить многоликость Брайана, которую наблюдал я? Нет, здесь дело совсем не в этом. Все эти явления можно объяснить только наличием второго течения времени, но тогда встает другой, очень важный вопрос: то, что я наблюдал, взять например Брайана, это будущее или альтернативное время? И если это будущее, то можно ли как-нибудь его изменить? Или я при любых стечениях обстоятельств я буду оттирать чью-то кровь в лаборатории, а Брайан с бешеным взглядом и ножом в руке будет искать меня по всему кораблю?" К сожалению, все эти вопросы оставались без ответов.
Стук шагов немедленно вывел Уилларда из раздумий. Он находился в небольшой комнате, именововшейся "Служебное помещение", абсолютно пустой, если не считать нескольких рядов труб, уходящих в пол и потолок. Дверь здесь была обычная, на привычном всем замке с металлической ручкой. Уиллард повернул ручку и раскрыл дверь на дюйм. Вначале он не увидел ничего - глаза привыкали к яркому свету, но затем он различил силуэт человека, двигавшегося в направлении лаборатории. В нем он узнал Эндрю, но... Заросший многодневной щетиной, с длинными слипшимися волосами, он безумным взглядом смотрел перед собой и не замечал ничего вокруг. Уиллард отпрянул.
Подождав, пока человек скроется за дверью лаборатории, он бегом кинулся к командной рубке. "К черту все. С этим надо кончать!"

- Нам нужно поговорить, - Уиллард нашел всех пятерых исследователей там, где и ожидал.
Они стояли у огромного окна и смотрели наружу. Брайан, не отрываясь от созерцания, спокойно ответил.
- Зачем? - в его голосе звучало безразличие.
- Нам нужно сматываться из этого мира. И поскорее! Может случиться что-то ужасное...
- Ужасное? Вроде убийства Питера или самоубийства Тома? Мы все это уже видели.
- Это можно предотвратить!
Брайан неразборчиво промычал что-то вроде "угу" и снова погрузился в свои мысли.
- Что значит "угу"?! - Уиллард был в бешенстве, - Запускайте телепорт!
- Уже запускали, - так же безразлично бросил Брайан.
- Что... что значит "запускали"? - упавшим голосом спросил Уиллард.
- Он не работает, - Брайан наконец повернулся спиной к окну, - Погорела плата D5. Основная процессорная плата. Замены нет.
- Как... Что... - Уиллард пытался осмыслить сказанное, - И... и что теперь?!
- Смотри сам, - Брайан снова повернулся к окну, - Нас ждет страшная голодная смерть.
Уиллард подошел ближе и выглянул наружу. Увиденное заставило его отшатнуться. Четверо человек без скафандров, обросшие и грязные, заживо разделывали пятого. Даже сквозь мощные звуковые фильтры корабля Уиллард узнал свой крик.
Обновлено 13.10.2010 15:49
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 778 гостей и 7 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
5640
5588
4210
3333
2750
2276
1793
1680
1676
1618

Комментарии