Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • gen
    128 ( +115/-1 )
  • slivshin
    106 ( +182/-0 )
  • Олег Русаков
    65 ( +54/-0 )
  • Скволли
    61 ( +74/-0 )
  • Оскар Природин
    39 ( +69/-0 )
  • sovin1
    37 ( +24/-0 )
  • Volgski
    32 ( +52/-0 )
  • Владимир Хорошевский
    31 ( +28/-0 )
  • shadow
    31 ( +66/-0 )
  • Тиа Мелик
    22 ( +52/-0 )

( Голосов: 8 )
Avatar
Любимое время года
14.10.2010 16:32
Автор: Наталья Юрьевна Царева
Что особенно хорошо осенью – это запах опавшей листвы; если бы можно было собирать этот запах в разноцветные сверкающие флаконы и продавать в магазинах по умеренным ценам, Валерия вместо духов носила бы его в сумочке.
Осень – это ежегодное напоминание о собственной смерти, но осенью так хорошо чувствовать себя живым, дышать прелой листвой, улыбаться проходящим мимо мужчинам – не ищуще, не призывно, но даря мгновенные ложные надежды и тут же их отнимая... какая-то чистая, острая радость была в этом и никакой пошлости.
Был конец рабочей недели, она очень устала, а вечер пуст, как барабан, как голова шестнадцатилетней размалеванной дурочки, летящей ей навстречу; Валерии захотелось отдохнуть и, возможно, выпить немного вина...
Она посмотрела на часы. Семь.
Да, сегодня у нее много времени.
Она подумала позвонить Лиле: нет. Плевать на Лилю.
На всех плевать.
«Токио» - бросилась в глаза яркая вывеска. Значит, японская кухня.
Впрочем, здесь готовили и традиционные блюда.
Она скривила губы. Почему бы и нет...
Внутри было полутемно и накурено, но народу совсем немного – ей это понравилось.
Валерия действительно взяла белого вина, какое-то мясо с гарниром и пачку сигарет – надо же было соответствовать антуражу.
Имеет красивая молодая девушка право раз в неделю немного расслабиться или нет?
Вино принесли сразу, мясо пришлось ждать; она бездумно курила, расслабленно и некрасиво осев в своем кресле.
Усталость.
Хроническая усталость, синяки под глазами и клонит в сон, а когда к этому добавить еще немного алкоголя, к общей размягченности тела придет еще и размягченность мозга.
Наверное, нужно взять отпуск.
Она очень много работает.
Внутренне ее рассмешила эта мысль. Работа - это, конечно, да, но то, без чего она совершенно никак не могла обойтись – это маленький отпуск от самой себя, крошечный уикенд, скорость наступления которого находится в прямой зависимости от того, как быстро она выпьет первый бокал.
- За свободу! – был ее тост. – За свободу от всех и каждого, в том числе от такого анахронизма как чувство вины!
Порой ей нравилось кривляться – это было хоть и не весело, но по крайней мере не скучно.
Не успели еще принести мясо, когда в столику подошел приятный мужчина лет пятидесяти:
- Разрешите?
Ее почему-то вдруг стало тягостным одиночество, и она с радостью согласилась.
- Надеюсь, я вам не помешал...
- Что вы!
- Очень рад, что вы позволили составить вам компанию.
Она улыбнулась.
- Какая ерунда.
- Ну как же, одна встреча с такой красивой девушкой – сама по себе праздник, а уж возможность побыть с ней рядом, почти тет-а-тет...
«Седеющий Дон Жуан», - определила про себя Валерия. Опять ей стало скучно.
Впрочем, это было лучше, чем возвращаться домой, бороться с депрессией, звонить Лиле или кому-то еще, пожалуй, чего доброго, есть финазепам...
«Ну, конечно, гораздо легче напиться в хлам в обществе симпатичного толстячка, не так ли», - ехидно подсказал внутренний голос.
Стало страшно. Она и вправду много пила в последнее время. И дело было даже не в этом, само желание выпить, забыться стало настойчивым, почти неотвязным.
А ведь уже год прошел.
Долгий год, полный изматывающих рабочих будней, коротких, бесперспективных романов, оглушающих, казавшихся бесконечными ночей.
Эти ночи нужно было непременно чем-то согреть, заполнить, хоть чужим телом, хоть вином, эти ночи имели страшную разрушительную силу, она засыпала под утро, разбитая, исстрадавшаяся, измотанная до последней степени...
В эти ночи она не имела власти над своими мыслями, и рефлексия медленно разрушала самое ее, все, что она привыкла относить к своей личности: чувства, желания, волю.
Рефлексия – тягостный дар пробужденного сознания – одновременно отстраняла ее от прошедшего и укрупняла и делала невыносимой ее вину, причиной которой был весь склад ее характера, темперамента, воспитания.
...Седеющий Дон Жуан балагурил, рассказывал что-то, сыпал комплиментами, она не вслушивалась, ей было трудно, почти невозможно выкарабкаться из своих мыслей, раковины, в которую ее загоняли она сама и вино.
- Что же такая красивая девушка может праздновать в одиночестве? – не унимался он.
- Годовщину развода, - грубо ответила Валерия.
Тогда и вправду стояла осень – это нежно ненавидимое и любимое время года.
Жуир сразу как-то съежился от ее ответа.
- Развод, - смущенно закряхтел он, - это неприятно, конечно, да... Я сам пять лет как разошелся с женой.
Она первый раз заинтересованно взглянула на него.
- Разошлись? Почему?
- Она меня обманула.
Валерия вздрогнула.
- Как это?
- Обыкновенно. Завела себе любовника, ну а я терпеть не стал...
Ее лицо было как сморщенное мороженое яблоко, углы рта хмуро и брезгливо опустились вниз.
- И вы не простили ее?
- Ее? Нет. Человек, обманувший раз, обманет еще. Прощать – значит поощрять... Я, знаете ли, в некотором роде старых правил...
- Ну а если она увлеклась, потеряла голову?..
- Увлеклась! Хм... Каждый из нас вообще-то в ответе за свои поступки
- Да. Сам...
Она залпом осушила бокал. «За свободу от всех и каждого!» Ей не хотелось домой, там было пусто и холодно, она могла придти хоть в три часа ночи, и никто в целом мире не имел бы ничего против, но почему-то именно это и было самым неприятным.
Она просидела с седеющим ловеласом еще час, доела мясо и приговорила вино, немного опьянела и не стала оставлять номер телефона. Какой-то это был грустный вечер, уикенд не удался, она думала все больше и больше, а это значило, что нужно пить еще и еще, иначе ее ждала еще одна полная жалости к себе и самоедства ночь, но пить больше не хотелось, ничего ей не хотелось, и она все-таки поехала домой.
Она взяла такси, не торгуясь, заплатила: привычки считать деньги у нее так и не появилось, - под обескураживающим осенним дождем добежала до подъезда.
Лифт. Поворот ключа в замке. Дом.
Позвонить?..
Она так долго боролась с этим желанием.
Позвонить.
Подошла к телефону. По памяти набрала номер.
- Алло, - заспанный женский голос в трубке. – Алло, алло, говорите.
Она помолчала.
- Алло!
Прервала связь.
За окном хлестал дождь – ледяной, ожесточенный.

Псков,
2007-08 гг.
Обновлено 14.10.2010 16:53
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1274 гостей и 3 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
6356
4629
3188
2653
2145
1694
1582
1435
1279
1161

Комментарии