Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    246 ( +286 )
  • Олег Русаков
    74 ( +74 )
  • slivshin
    49 ( +107 )
  • shadow
    29 ( --9 )
  • gen
    28 ( +41 )
  • sovin1
    28 ( +41 )
  • ArtIrina
    17 ( +11 )
  • Макс мартини
    13 ( +26 )
  • santehlit
    11 ( +1 )
  • Соломон Ягодкин
    9 ( 0 )

( Голосов: 6 )
Avatar
Мавка.Глава3. Гадина
22.03.2013 13:07
Автор: Алина Навротски

Мавка.

Глава 3. Гадина.

Она забилась в угол. Маленькая, худая , с черными глазами. И смотрела на него. Этого большого  мужчину с волосатой грудью, что был в ночной рубашке с колпаком. И, улыбаясь, подходил к ней. И ей от этой улыбки весьма страшно. Весьма.

Она кричит. Но он, бросившись к ней, зажимает ей рот рукою.

- Молчи, маленькая дрянь! Никто тебя не услышит! Да и кому ты нужна? Жалкий подкидыш! Думаешь, я даром забрал тебя у твоей тетки? Нет! Она продала тебя! Продала! И теперь ты моя!  И я буду делать с тобой все, что захочу!

-Нет! Нет! – кричит она.

Но он хохочет. Он срывает с нее рубашку, обнажив худое детское тело. И бросает ее на пол. Она от отчаяния и стыда только приглушенно стонет.

Но вот он бросается на нее. И осыпает поцелуями ее худое тело. И ей это противно, но как-то странно любопытно. Она уже слышала об этом. Но вот, похоже, это случилось и с ней.

Но любопытство быстро проходит. Ведь на деле все гораздо сложнее и страшнее, чем на словах. Ей стыдно и страшно. И противно! Но он не отпускает ее. Он словно издевается над ее беспомощностью.

Она сопротивляется. Она едва  не теряет сознание от этого запаха, этого голоса и этих прикосновений. Она не выдержит, не выдержит.

Но выдержать пришлось многое.

Прошла неделя. Она ходила как чумная. Ей хотелось умереть. Ведь жить далее казалось невозможным. Она работала на него весь день. Шила, стряпала, мыла. А по ночам он вновь и вновь приставал к ней. Стыд, усталость и боль.

Зачем жить?

Умереть бы! Умереть! И уйти хоть так от этого чудовища.

А может просто сбежать?

Но куда? И как?

Ведь он ее никуда не выпускает. Да и кого она встретит? Еще одного такого же? А другим до нее нет дела. Ведь ее тетка тоже заставляла ее работать. И била. Нет. Умереть. Умереть.

Но. Страшно. И грешно. Так говорил священник. Самоубийцы могут попасть в ад. И там их будут мучить. Мучиться? Еще и после смерти? Тогда может потерпеть? Все равно она долго не протянет.

Так ей казалось.

Прошло несколько месяцев. Но она была еще жива. И даже немного привыкла. Но что, так теперь жить все время?

Как-то раз он пришел не один. С тремя приятелями. И ей пришлось делать это и с ними. Они нагло смеялись над ней. Такого позора и обиды она еще не испытывала никогда. Никогда.

В ней вдруг что-то сломалось. Или встрепенулось. Какая-то злость. Ненависть.

И ей вдруг стало все равно.

Она перестала их бояться.

Пусть ее убьют. Ведь она и сама хотела смерти. Больше она ее не боится.

Они ответят за это унижение. Она отомстит. Обязательно отомстит.

Но она просчиталась.

Через несколько дней эти скоты опять пришли к ней. Но она терпела. Ведь она должна отомстить. Но вдруг к ним ворвались какие-то люди и начался шум. И какая-то женщина стала бить ее и кричать:

- Гадина! Распутная маленькая дрянь!

Мужчины поспешно одевались. На них кричали и возмущались. На нее же смотрели с каким-то отвращением.

- Гадина! Распутная гадина! – говорили вокруг.

Она же теперь и виновата?

И что теперь делать?

Они остались вдвоем с ее мучителем. Он был как-то раздражен и смущен. Но ее больше не трогал. И стеречь перестал. Зачем? Ей и так нельзя никуда выйти! Ведь она для всех теперь – гадина!

Вскоре ее мучитель пропал.

Она осталась одна.

Ей нисколько не было жаль. Ведь часть мучений, да и рабства, с нее были сняты.

Но ей было нечего есть. Запасы уже закончились.

А клеймо ее позора осталось.

Гадина. Гадина.

Она голодала. Но выходить из дому не решалась. Ведь один вид ее у них вызывал отвращение. Но как-то раз она увидела в окно одного из тех мужчин. И его жену, что рядом с ним прохаживалась. И все с ними здоровались! Как будто ничего и не было! А она должна тут сидеть? И позориться? Ведь виноваты они! Они!

В ней закипала отчаянная ярость.

Нет! Больше она своего клейма носить не будет! И она расставит всех по своим местам. Пусть только Бог ей поможет! Ведь она до сих пор себя не убила. Хотя голод гложет ее. И она скоро умрет.

- Можешь отомстить, - говорит Голос. – Можешь разоблачить их. Но после – сразу уходи.

- Но как?

- Скоро у тебя будет возможность.

Вскоре она умерла.

Она лежала мертвая на полу. Маленькое иссохшее тело. Огромные глазницы и щек как будто нет вообще.

Но вот она встала. Она была мертва. Но она могла ходить. И она пошла. Пошла на улицу. Прочь от своей тюрьмы.

Был уже поздний вечер.

Мертвая гадина шла по улице. Те, кто попадались ей на дороге, ее не видели.

Ведь она умерла.

Но ей нужно разоблачить. И отомстить.

Она видит дом одного из тех мужчин. И его жены, что обозвала ее гадиной. И она идет в него.

Ее никто не видит. Пока что.

Уже поздно. Она слышит голоса в спальне. Они там.

И она идет туда.

Она видит их. И он вдруг орет от ужаса. Она видит зеркало. И видит себя. Да, тут есть, от чего перепугаться. Но ничего! Так даже лучше! Чем сильнее ее боятся, тем лучше она отмстит!

- Он не один! – слышит она Голос.

Она грозится пальцем перепуганному мужу недоумевающей жены и уходит. Уходит к другим. Чтобы напомнить о себе. Затем вернулась в дом. И вновь стала мертвой.

- Она мертва! – воскликнул один.

- Но я видел ее! – воскликнул второй.

Среди них был и священник. Он подошел к ней.

- Нет. Она мертва уже третий день. Ее нужно похоронить.

- Но я видел…

Священник холодно взглянул на него.

- Вы видели душу, если вам не показалось.

- А что?

- Вам виднее, почему. Ведь вы лишили ее покоя.

- Но что же делать?

- Для начала похоронить, а там… Посмотрим, успокоится ли сия «гадина» после всего, что ей пришлось тут вынести.

Но она не успокоилась.

Она вылезла из могилы. И вновь пошла к ним. Но показываться не стала. Она поняла, что умеет делать это по своему желанию. Зачем? Ведь ее уже видели. Нужно кое-что другое. Да! Другое!

Она находит деготь. И на воротах каждого из них пишет дегтем «похотливая скотина». Она делает это ночью. Затем прячется и наблюдает. Что будет?

Наутро был ажиотаж. О ее проделке узнало все поселение. Они ходили, едва дыша от страха и стыда. На них как-то странно косились. Но, что это? Может, чья то злобная проделка? Но чья?

- Это она! – испуганно шептал один из «скотин» другому. – Это она!

- А может кто из живых?

- Она, она!

- Пойдем к священнику!

И они пошли.

- Вы должны защитить нас! – потребовали они.

- Я должен? От кого?

- От гадины!

- А может, наоборот? – сурово спросил священник.

- Что?

- Чего вы от меня хотите? Чтобы я изгнал от вас призрак той, с коей вы блудили? И судя по вашим рассказам  она не была сим довольна?

Они смутились и молчали.

- Да, я должен вас защищать! От злых духов. От грехов. Но не от справедливого возмездия! Коего вы, судя по всему, не получили. Разве я не призывал вас не грешить? Не прелюбодействовать? Не злословить? Не нарушать законов Божьих? Почему же вы не слушаете? А затем, когда приходит расплата, начинаете требовать защиту? Чтобы и дальше грешить безнаказанно? Уходите прочь!

Им пришлось покориться.

Они весьма боялись. Весьма. Ведь она, видимо, вернется. Но…прошло несколько дней, а ее не было. Может, отстала? И они успокоились.

Но слишком рано.

***

Он был со своей женой на кухне, когда услышал шум на улице.

- Убит! Убит! – кричали вокруг и бежали к дому одного из «скотов».

У него обмерло в груди. Неужели все повторяется?

Он не решается выйти. И посылает жену. Та, нехотя, соглашается.

И он остается один. И вдруг цепенеет.

Один. Он один.

А если она придет?

Но ее пока не было.

Уйти. Прочь из дома.

Ему нельзя оставаться одному.

Он выходит прочь. Закрывает дверь и вдруг…

Он видит ее. Видит гадину. Она тихонько идет. Крадется. И заходит в его дом. Худая, страшная, в разорванной рубашке. Это она. Она.

Он колеблется. Что делать? Что? Почему она пряталась? Ведь ей нечего бояться? А может, она жива? Не мертва? Но нет, это же безумие! Ведь он видел труп? Хотя. Нет! Нет! Это сказал пастор! И хоронил он ее с тремя своими прихожанами! А может, это все розыгрыш? Может, они специально это подстроили? Чтобы их боялись и слушали? Чтобы не грешили? Да-да, видимо, так и есть! Она жива. Жива и хочет отомстить. Но что делать? Что? Пойти и убить ее? Убить? Но как? А вдруг она таки мертва? Ведь она же раз показалась ему, будто из ниоткуда. А может, она ведьма? Да-да! Ведьма! Эта девчонка – ведьма! Но как ее убить?

Сжечь.

Да-да, сжечь. Так избавляются от всех ведьм. Но… Нет! Нет! Не то она убьет его. Или сведет с ума.

Сжечь ее вместе с домом.

Только так от нее избавишься.

И он это делает.

Он поджигает свой дом. Вместе с ведьмой. Может, от этого она умрет?

Но она умерла раньше.

Вокруг крики ужаса. Все бегут к его дому. Но он стоит, как безумный, с горящим факелом в руках. И не подпускает никого к своему дому.

Жена бросается и кричит:

- Безумец, что ты наделал?!

Но он никого не слушает. И вдруг…

Хохот. От которого оцепенели все вокруг. Смертельный страх обуял толпу.

Гадина. Она хохочет. Она бегает по горящему дому. Вот, она уже на крыше. Все видят ее. Худую,  страшную, в горящей одежде. Но она не горит. Она мечется среди огня и хохочет. Хохочет над ними.

 

 

 

Хозяин дома и его жена кричат от ужаса. Отчаяние настигает их. Толпа стоит, парализованная страхом.

Но вот выходит пастор.

- Уходи! – властно кричит он.

Гадина смотрит на него. И колеблется.

- Уходи!

- Но еще один… Не наказан!

- Он наказан. Уходи!

Гадина исчезает. Уходит и пастор. Толпа еще нескоро придет в себя от ужаса.

Хозяева дома тогда обезумели.

***

Он ходил по своей комнате. Из угла в угол. Остался еще один! То есть он! Двое уже готовы! Один с колом в животе, второй – нищий, бездомный и безумный. Еще один! Еще один!

Она не отстанет! Не отстанет!

Входит жена. И испуганно смотрит на него.

- Чего тебе? – кричит он.

- Пастор..

- Что?

- Его нет. Он куда-то исчез!

- Как? Куда? – в отчаянии кричит он. – Ведь я велел тебе найти его!

- Но его нет!

- Тогда мне конец! Конец! Она придет. Ведь ее некому прогнать! Некому!

- Нам нужно уходить!

- Куда? Она нас везде найдет!

- Не от нее.

- Что?

- На нас косо смотрят. Боятся. Ведь она приходит к нам. Другие боятся ее мести.

- Тогда уходим!

Поспешно собравшись в путь, они вышли из дому.

- А-а-а-а-а-а! – кричит жена.

На дереве возле их дома висит женщина. Жена того, которого убили. Она сделала это. Убила своего мужа. Она не хотела этого делать. Просто хотела защитить его от гадины. Но кол, который она схватила, пронзил их обоих. Только вот гадина и так была мертва. А мужа своего она убила.

Она не созналась. Она кричала, что это сделала гадина. Что она его убила. Но сейчас перепуганной толпе было все равно. Гадина могла вернуться. И продолжить свое мщение. Нужно ее задобрить. И изгнать ее обидчиков. Может она успокоится? И уйдет?

Куда пропал пастор?

Они в страхе уходят. Третий из четверых и его жена. На них кричат. Их гонят прочь. Прочь!

Они выходят из поселения. И бегут в лес. Скорее! Пока их тоже не убили!

В лесу было страшно. Но оставаться среди людей еще опаснее.

Они сидят под деревьями. Им холодно. И страшно. Холодно. Надо согреться.

- Пойди, насобирай дров для костра, – велит он жене.

- Нет!  - испуганно шепчет та.

- Делай, что я сказал!

Ей пришлось покориться. Она весьма неохотно идет в чащу леса, уже начинающую темнеть вечерними сумерками.

Ей холодно и обидно. Она очень боится. Спотыкаясь о завалы сучьев, она собирает их. Не стоит отходить далеко, ведь…

Вдруг она видит мужчину. И она знает его. Это тот самый тип, у которого жила эта гадина. Но ведь все думали – он мертв?

Но он оказался жив.

- Это вы…ты? – вдруг как-то фамильярно заговорил он. – Что ты тут делаешь?

Она замялась. Он смотрел и улыбался.

- Ты одна? Или с мужем?

- С мужем!  - быстро и как-то угрожающе говорит она. Ведь оставаться наедине с этим мужланом ей вовсе не хотелось.

Но тот как-то особенно улыбнулся.

- С мужем? И все?

- Да, с ним! – уже кричит та. – И не смей…

Но в этот момент он ударил ее по лицу и швырнул на землю.

- Ну, твоего муженька можно не опасаться!

Она перепугано смотрит  на него. Что он делает?

- Сюда! Ко мне! – кричит она.

- Он не придет! – хохочет тот, избавляясь от мешавших ему вещей. – Твой муженек – редкостная тряпка. И ты, визгливая тварь, сейчас поймешь, кого ты на него променяла!

- Нет! Нет! Пощади!

- Дура! Сейчас я доставлю тебе удовольствие! Такого ты со своим слабаком и тюфяком еще не испытывала!

- Помогите! – кричит та. Почему муж не идет? Ведь он совсем недалеко!

- Он не придет! – смеется насильник. И срывает с нее одежду.

Она кричит. И стонет. Отчаянно кричит. Почему? Почему нет помощи?

Он услышал ее крики. Но спасать ее не рискнул. А вдруг ее поймали их соседи? Ведь и его могут убить. Вместе с ней. Крики не прекращались.

Он нервничал и колебался. Нужно пойти и посмотреть. Только осторожно. Чтобы его не заметили.

И он видит. Видит своего приятеля. Который насилует его жену. Но подойти не решается. А вдруг, он его убьет? Странно. Все это странно. Ведь думали, что он мертв. Жена кричит. И зовет его на помощь. Он видит ее голое худое тело. И слышит ее крики. Но не спешит на помощь.

Он сидит в кустах и смотрит на то, как его приятель насилует его жену. И слушает оскорбления в свой адрес. Это длится около часа. И все это время он сидит и смотрит. И ничего не делает. Как завороженный. Как будто это то, что он всегда хотел увидеть, но никогда не решался.

Но вот, приятелю надоело. Он встал и толкнул ее ногою.

- Иди к своему тюфяку!

Она ползет голая и на четвереньках. Туда, где был ее муж.

Насильник некоторое время колеблется. И идет за ней. Она встает и бежит. Туда, где оставила мужа. Но его нет. Где он? Где? Она роется в вещах и достает нож. И, когда насильник подходит ближе, вонзает нож ему в живот. Он смертельно ранен, но еще жив.

- Ах ты, тварь! – яростно хрипит он и, вытащив собственный нож, корчась от боли, хватает ее за волосы. И вонзает свой нож ей в живот. Она дико кричит.

Муж крадется следом. И видит их. Мертвы! Оба! Его жена и он. Тот, у которого жила гадина.

Он холодеет. Все, связанные с ней, умирают. Остался только он. Нет! Надо спастись! Но как?

Его жена лежит со вспоротым животом. Он смотрит, смотрит и вдруг… Дико закричав бросился прочь. Прочь! Прочь из этого леса! К себе! К своим! К пастору! Да, к нему! Надо бежать в церковь! Ведь только там можно спастись от нее. Только пастора она слушается и боится! Скорее! Скорее!

Он бежит. Бежит, как безумный. Бежит в свое поселение. Его видят. Слышатся недовольные выкрики. Он вернулся! И им вновь грозит опасность! Вновь! Но он бежит прочь! Скорее, к церкви! К церкви!

Но церковь заперта.

Он отчаянно колотит в двери руками.

В ответ лишь молчание и пустота.

Его настигают и хватают. Он опасен. Его нужно уничтожить. Вдруг, гадина вернется?

Его тело висело на дереве рядом с телом той женщины.

Может, гадина не станет мстить? Ведь прогнать ее некому.

Пастора здесь не было.

    

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 2217 гостей и 3 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
13434
6002
4055
3724
2901
2622
2112
1867
1644
1518

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de