Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • slivshin
    119 ( +211/-0 )
  • gen
    76 ( +83/-0 )
  • sovin1
    68 ( +50/-0 )
  • Тиа Мелик
    36 ( +83/-0 )
  • Владимир Хорошевский
    27 ( +14/-0 )
  • shadow
    27 ( +47/-0 )
  • Сергей Арт.
    24 ( +43/-0 )
  • Аркадий Голод
    12 ( +21/-0 )
  • Олег Русаков
    7 ( +7/-0 )
  • Volgski
    6 ( +6/-0 )

( Голосов: 9 )
Avatar
Легенда о Вестнике
03.11.2010 21:07
Автор: Kathrin Leifried

Глава 5. Огонь.

Ривайн оглядел труп еще раз, для полной проверки. Вроде все нормально, его вполне можно принять за Флориана. Хорошо, что Иролаг отправил в погоню за ними Темных эльфов, служивших ему. Этим он сделал Ривайну большую услугу, потому что эльфу не пришлось искать какого-нибудь разбойника, что было бы довольно трудно сделать в этих краях, чтобы убить его и выдать его труп за труп друга. Но к счастью, все получилось намного лучше. Теперь Флориан был в безопасности и мог спокойно поправляться, не боясь, что в любую минуту за ним могут прийти орки.

Хрустя по свежевыпавшему снегу, Ривайн подошел к повозке и запрыгнул внутрь. Флориан лежал на соломенном полу без сознания, весь израненный и окровавленный. Эльф достал из небольшого сундука одеяло и накрыл им друга. Нет, при таких условиях он долго не протянет. Хоть зима в этом году и не холодная, но все равно не май месяц. А если Флор ко всему прочему еще и простудится, то можно спокойно копать ему могилу.

Хорошо бы найти теплое убежище, но до ближайшего населенного пункта миль сто, не меньше, а о том, что в этом лесу кто-то отважится построить себе жилье, Ривайн даже и не думал. Что ж, придется поднажать скорости и не останавливаться на ночлег, может тогда он успеет довезти Флориана до какого-нибудь населенного пункта, где ему смогут оказать помощь.

 

Но удача определенно решила сделать Ривайна своим любимчиком. Когда эльф почувствовал запах дыма, он даже сначала испугался. У него в памяти еще стоял тот погребальный костер. Ривайн взглянул на небо, сквозь голые тонкие ветки деревьев и увидел в миле от себя струйку дыма. Это определенно был дым из трубы. Значит, здесь все-таки кто-то живет.

Мысленно молясь всем богам, чтобы этот «кто-то» не оказался слугой Иролага, Ривайн направил лошадей на восток, к дыму.

Вскоре лошадь подвезла фургон к уютному двухэтажному деревянному дому. Ривайн настороженно огляделся по сторонам. Пока ничего опасного он не замечал. Эльф спрыгнул с сиденья извозчика и подошел к лестнице, ведущей на крыльцо.

Но тут входная дверь открылась и на порог вышел… нет, не орк и не Иролаг, хотя Ривайну в первую секунду так и показалось. На крыльце стоял мужчина тридцати лет с длинными светло-соломенными волосами и странными светло-карими, почти бежевыми глазами. Одет он был в обыкновенную рубашку, а вот на ногах у него были какие-то грубые узкие штаны синего цвета и белые с черными полосками бугорчатые ботинки. В руке он держал странную металлическую штуковину, по форме похожей на бумеранг, только одна сторона представляла собой длинную трубку, направленную на Ривайна. Темный эльф усмехнулся про себя. Какой вред можно нанести этой штукой? Разве что ударить, но для этого незнакомцу нужно подойти к нему. А Ривайн не собирался подпускать его ни на дюйм, пока не убедится, что он не служит Иролагу. А то вон как похож, прямо одно лицо. Только глаза какие-то действительно странные.

Но, похоже, незнакомец не собирался убивать Ривайна, по крайней мере сейчас. Он усмехнулся и завертел своей штуковиной вокруг пальца.

- Так, кажись, Иролаг себе слишком туго корсет затянул. Так открыто подсылать ко мне убийцу, да еще и Темного эльфа. Ты хоть бы шрам замаскировал, приятель!

Ривайн облегченно вздохнул. Похоже, он наткнулся на хорошего человека.

- Я не от Иролага. – он поспешил объяснить ситуацию. – То есть, я из Тадара, но я ездил туда за другом. Он был там в плену. Пожалуйста, помогите, он тяжело ранен и долго не протянет.

Лицо незнакомца смягчилось. Он спустился по лестнице, подошел к повозке и заглянул внутрь.

- Твою мать! – воскликнул он в следующую секунду, узнав пленника, и повернулся к Ривайну. – Чего ты стоишь? Надо немедленно внести его в дом!

Ривайн, было размышлявший при чем тут его мать, дернулся к фургону.

 

Флориан медленно приоткрыл глаза. Все тело ныло, было ужасно больно. Но это была другая боль. Голова и грудь были перевязаны, и парень чувствовал, что его раны заживают и болят теперь именно поэтому.

Он был так слаб, что не мог пошевелить даже пальцем. Но он был жив. Флориан улыбнулся. Да, он выжил. Он смог пройти через все плохое, что предсказал ему Оракул. Вестник чувствовал себя заново рожденным. Как же приятно было ощущать эту легкость жизни и напряженную уверенность силы одновременно. Ошейника на нем уже не было, это парень почувствовал сразу, и сила переполняла его. Он и не предполагал, что будет чувствовать себя настолько уверенней и лучше только из-за вновь обретенной силы. Но потом на место радости пришли вопросы. Конечно, первой загадкой для Вестника являлось его местонахождение. Флориан оглядел комнату, в которой находился.

Он лежал на диване, спинка которого была встроена в подоконник. Диван находился в своеобразной нише, а окно являлось самой широкой стеной этой ниши. Сейчас оно было занавешено, но Флориан видел, что на улице был вечер. Но больше его удивил снег, большими сугробами лежавший на видимой части поляны. Неужели уже началась зима? Сколько же он был в плену, если в Тадар он отправился в октябре?

И если сейчас действительно зима, то почему не горит камин? Это была уже вторая загадка, о которой подумал Вестник взглянув на пустой и холодный очаг. Перед камином стоял большой и крепкий деревянный стол, несколько стульев и кресло с чехлом из волчьей шерсти. Но хозяев не было. В доме стояла тишина.

Взгляд Флориана упал на странную железную дверь со множеством замков. Такого он еще никогда в жизни не видел. Так же, как и разных столь же странных вещей, лежавших и стоявших на полке слева от двери. Справа от камина была лестница, которая, извиваясь, уходила на второй этаж. Нет, точно, Флориан в этом доме был впервые. Но вот о его хозяине он уже догадывался.

Ступеньки лестницы заскрипели и в комнату спустился длинноволосый блондин. Он подошел к Флориану. Вестник улыбнулся – такое заботливое, или даже озабоченное, лицо он у Алекса видел впервые.

Мужчина в свою очередь заметил, что умирающий в сознании, улыбается и даже не думает умирать, тут же сменил выражение лица на привычное гордо-беззаботное.

- Очнулся, молодец. Хорошо держался.

- Сколько я уже тут? – вопросы роем возились у Вестника в голове и он решил, что лучше задавать их по одному, не торопясь.

- Ну, три дня в лихорадке и потом еще три спал, как сурок. Но это еще ничего по сравнению с двумя месяцами в Тадаре.

Флориан закрыл глаза и застонал.

- Видимо, хорошо время проводил, раз не замечал его течения. – съязвил бывший учитель.

- Да уж, хорошо. – вздохнул парень. – Меня тут наверно уже все похоронили.

- Меня тоже там… - Алекс кивнул на железную дверь. – Похоронили. Но я к ним иногда наведываюсь. В качестве призрака.

Флориан представил Алекса, воющего и размахивающего белым саваном, и не смог удержаться от смеха. Но тут же смех перешел в стон.

- Ничего, ничего. Скоро заживет. – подбодрил парня учитель. – Поправишься и воскреснешь всем назло.

Флориан опять улыбнулся. Да, вот такой он был, Алекс, любимый учитель всего Эльвиделя. Как же все дети обожали его язвительные шуточки, такого чувства юмора они еще ни у кого не встречали. Сейчас Вестник как будто вернулся в школу, в то время, когда все еще было хорошо.

Но вспомнить о настоящем все-таки пришлось. Алекс потянулся к камину, взял оттуда полено и протянул Флориану.

- Вот, ждал, пока ты очнешься. – ответил он на вопросительный взгляд ученика. – Мы сами развести огонь не можем. Я испробовал все, даже вещи из моего мира, огня нет. Последняя надежда на тебя. 

- А когда именно исчез огонь? – спросил Вестник одним касанием уверенно зажигая полено. Алекс бросил деревяшку в камин, огонь разгорелся. В комнате сразу стало тепло и уютно. Учитель зажег сигару и закурил.

- Через день после того, как тебя принес Ривайн. Огонь по…

- Так это действительно был Ривайн? Он меня спас? – перебил Вестник мужчину. – А я уж думал, что окончательно сошел с ума и у меня начались галлюцинации. Сначала Ксандр, потом Ривайн.

- Ты что, видел Ксандра? – удивленно вскинул брови Алекс.

Флориан пожал плечами:

- Я же ведь его Вестник. Имею некоторые привилегии. – он усмехнулся. – Если мою жизнь можно назвать привилегией. – он задумался на мгновение, но тут же вскинул голову. – Но как бы то ни было, что произошло с огнем?

- Так вот, огонь погас внезапно. Мы пытались его развести всеми известными нам способами, но ничего не получалось. Поэтому, как только лихорадка у тебя прошла и Ривайн убедился, что ты в безопасности, он поехал в ближайшую деревню. Но, честно говоря, я не думаю, что там есть огонь. Я не думаю, что он вообще есть где-нибудь в королевстве. Догадываешься, о чем я?

- Иролаг.

Алекс кивнул:

- Он думает, что ты мертв. Ривайн над этим поработал. Теперь Иролаг думает, что ему нечего бояться – тебя он убил, огонь украл, да, все-таки он в каком-то смысле бог и может творить даже такие пакости. Иролаг знает, что без тебя и без огня у эльфов и людей нет ни единого шанса и собирается развязать войну. Но он не знает, что ты на самом деле жив и вскоре сможешь в полной мере противостоять ему.

Флориан улыбнулся и посмотрел на бывшего учителя:

- Алекс, а ты когда-нибудь встречал Иролага?

Мужчина удивленно посмотрел на ученика:

- С чего ты взял?

- Ну, просто ты… похож на него. Сильно.

Алекс кашлянул:

- Флориан, мне надо тебе кое-что сказать… - но закончить он не успел, входная дверь отворилась и в комнату вошел Ривайн. Он шумно и облегченно выдохнул и похлопал себя по плечам, стряхивая снег с плаща.

- Там такая метель разыгралась! Но, кажется, я успел вовремя. – он снял капюшон, расстегнул застежку и наконец, повесив сам плащ на крючок, повернулся к собеседникам.

Ничего себе! Это было первым, что подумал Флориан, увидев Ривайна. Встреться эльф ему раньше, Вестник ни за что не узнал бы в нем друга детства. И никогда не сказал бы, что этот эльф – Темный. На него смотрел высокий стройный брюнет с волосами до плеч и большими карими глазами. Картошка превратилась в обыкновенный нос с горбинкой. Лишь два шрама через правую щеку давали знать о дальнем родстве с орками, но не портили, а наоборот, украшали юношу, придавали ему мужественности. Да и выражение лица эльфа говорило, что перед Вестником стоит смелый и решительный человек.

Ривайн увидел, что друг в сознании, потом перевел взгляд на пылающий камин и радостно улыбнулся.

- О, я, кажется, вовремя. У нас найдется что-нибудь перекусить? Я ужасно голоден! Я побывал в трех деревнях, и ни в одной огня нет.  – он сел за стол и протянул руки к камину. – Это просто ужасно. Люди голодают, многие простужены.  – он посмотрел на Флориана. – Слышал бы ты, что они говорят про тебя!

Вестник нахмурился и приподнялся, опершись на правый локоть:

- Что?

Ривайн улыбнулся:

- Они пошли бы за тобой хоть в сам Тадар, если бы ты был жив. Все их молитвы сейчас обращены только к Ксандру. Представляешь, сколько будет радости, когда ты воскреснешь.

Флориан улыбнулся. Он и подумать не мог, что все так нуждаются в нем, что все так любят его. Приятно было чувствовать себя знаменитым. Всенародным героем. Ведь именно таким ему и суждено было стать.

Алекс тем временем быстро разогрел еду и сел рядом с Флорианом с миской в руках. Вестник удивленно посмотрел на него:

- Ты что, собираешься кормить меня? Я себя чувствую уже намного лучше. Думаю, справлюсь сам.

Алекс недоверчиво посмотрел на него, но все-таки отдал парню миску и ложку. Флориан принялся поглощать содержимое миски и было видно, что ему действительно намного лучше, чем было час назад.

- Да, хорошо быть Вестником. – произнес Алекс. – Сила – действительно полезная штука.

Флориан улыбнулся.

- С такими темпами через неделю ты уже бегать будешь. – усмехнулся Ривайн.

- Раньше. – с набитым ртом ответил Флориан.

Друзья радостно засмеялись.

 

Глава 6. В пути.

Вестник Ксандра действительно очень быстро шел на поправку. Ведь это было нужно не только ему, но и всему королевству. Алекс опасался, что без огня и тепла люди заболеют и может начаться эпидемия. Только от одной этой мысли у Флориана пробегали мурашки по коже и поэтому уже через три дня после того, как он очнулся, Вестник был готов  отправляться в путь.

Обсудив с Алексом план действий, друзья решили ехать прямым ходом в столицу, по пути возвращая огонь во все встречные поселки и города. Если населенные пункты будут находиться далеко от пути их следования, то нужно будет послать туда кого-нибудь с факелом. Потом, добравшись до столицы, нужно будет добиться аудиенции у королевы, собрать Совет и готовиться к войне. Флориан не собирался ждать, пока Иролаг нападет первым, и Алекс его в этом поддерживал. Лучшая защита – нападение. Поэтому самым хорошим было решение собрать армию в столице и двинуться к Тадару. Дальнейшие действия Флориан и Ривайн решили обсудить на самом Совете.

Ну а теперь, пока наши герои собираются в путь, можно ненадолго оставить их в покое и рассказать о самом королевстве, где они живут, о его устройстве и географии. Итак, как мы уже знаем, на севере королевства находились Горы Мрака, самой высокой из них была Темная гора – место расположения Тадара. Горы Мрака были окружены с северной стороны Холодным морем, с других трех – Северным лесом. Несколькими сотнями миль южнее Тадара располагалась столица королевства – Окталиан.  Она являлась самым большим городом королевства и, конечно же, самым красивым. Но о ней мы расскажем немного попозже.

У Окталиана было четыре города-соседа: на юге, севере, западе и востоке. Каждый из этих городов являлся центром одной области. Андласт – Северной, Веннес – Восточной, Леммилиан – Западной и Элеред – Южной. Родной поселок наших героев Аревин относился к Западной области и находился пятидесятью милями южнее Леммилиана. Вот пожалуй и все, что можно рассказать об этом королевстве. Разве что добавить, что все оно управлялось молодой королевой, но о ней мы тоже расскажем немного попозже.

Итак, теперь вернемся к двум нашим друзьям. Они уже давно простились с Алексом и сейчас были на пути в Андласт.

По пути друзья разговаривали немного, потому что каждого одолевали свои мысли, да и погода испортилась. Путники ехали по безжизненным, занесенным снегом полям. Кое-где из-под снега выглядывали голые ветки кустов и маленьких деревцев, трясущиеся от каждого порыва ледяного ветра. Казалось, что мир уснул вечным сном холода и покоя. Оба путника кутались в плащи, но все равно холод порой пробирал до костей. При такой погоде охота разговаривать пропадала сама собой и плохие думы приходили в голову помимо воли.

Вестник Ксандра постоянно всматривался вперед, в надежде увидеть хоть какую-нибудь деревеньку. Хоть он и знал, что ближайшим к ним городом является Андласт и что до него еще пару дней пути, Флориан все-таки надеялся  встретить хоть какое-нибудь поселение, чтобы хоть кому-нибудь дать огонь и тепло. Все сильнее одолевало его чувство страха за соотечественников, в голове вертелись слова Алекса про эпидемию и смерть. Поэтому юноша все сильнее хмурился и постоянно подгонял лошадь.

А Ривайн, глядя на нахмуренное лицо друга, думал совсем о другом. О своем проступке. Эльф никак не мог набраться смелости, чтобы рассказать Флориану, что это он открыл ворота тогда во время праздника и соответственно, стал причиной стольких страданий друга. Ривайн постоянно утешал себя тем, что он сделал и что-то хорошее для Флориана. Он вытащил его из Тадара. Ривайн усмехнулся, видимо, там он и оставил всю свою смелость. А ведь рассказать когда-нибудь придется. И эльф молился всем богам, чтобы этот момент подольше не наступал, ведь он не хотел терять своего единственного друга.

Так, одолеваемые совершенно разными проблемами, к вечеру следующего дня наши странники с радостью увидели посреди белого пространства снега возвышающуюся тень  Андласта. Но по мере приближения их радость сменялась страхом и разочарованием.

Большой город, обнесенный высокой каменной стеной по причине опасной близости Тадара, который обычно встречал всех путников огнями, теплом и смехом, чувствуя себя уверенно за своей каменной защитой, теперь напоминал город-призрак. Вокруг не было слышно ни звука, ворота были наглухо закрыты, света не было ни в одном окне. У путников появилось чувство, что все жители вымерли, что они опоздали.

Флориан оглядел стену в поисках хоть какого-нибудь признака того, что кто-нибудь выжил и, ничего не увидев, судорожно вздохнул. Ривайн подумал, что друг предложит ехать дальше, но тот вдруг резко и уверенно вскинул голову и громко крикнул:

- Эй, есть кто-нибудь живой?

Сначала было тихо, только вороны, каркая, взлетели с ближайшего дерева, но потом послышался слабый шорох и чьи-то шаги, и наверху стены показалась чья-то голова. Лица не было видно, и Ривайн на всякий случай вытащил меч.

Незнакомец хотел что-то ответить, но тут же закашлялся. Лишь через минуту сильного кашля он спросил сиплым голосом:

- Чего вам? Огня нет.

Ривайн увидел, что несмотря на грубость, лицо Флориана озарила самая радостная из всех улыбок.

- Скажите, много ли у вас выживших?

- Не знаю. Мы не считали. Стараемся обогреть детей и женщин, но без огня это пустое занятие. Все болеют, так что помочь вам ничем не можем. Молитесь Ксандру, может, он что-нибудь наконец сделает.

Вестник еле сдерживался, чтобы не рассмеяться в полный голос от радости. Они не опоздали, они смогут помочь!

- Ксандру можно больше не молится. – усмехнувшись, произнес он и зажег огонь вокруг своей руки. – Он уже обо всем позаботился.

У мужчины вырвался крик удивления и радости.

- Вестник! Вестник жив! – он обернулся назад и стал спускаться по лестнице со стены, продолжая кричать. – Вестник Ксандра жив!

За стеной города послышалось оживление. Флориан и Ривайн переглянулись, улыбнувшись, - видимо, в общей радости никто не вспомнил, что ворота в город по-прежнему закрыты. Но, наконец, заскрипели замки и толстые деревянные створки раскрылись. Народ собрался на площади и радостно приветствовал Вестника, теперь все знали, что это еще не конец. Флориан зажигал каждый факел, каждую свечку, каждый кусок дерева, который ему протягивали и ободряюще улыбался каждому человеку. Так хорошо он себя еще никогда не чувствовал. Постепенно в Андласте зажигались окна и огни, готовилась еда, кипятилась вода, в город возвращалась жизнь. Наиболее здоровые мужчины отправились с факелами в ближайшие деревни. Но самой главной, конечно, была новость: «Вестник жив!»      

 

Обновлено 04.11.2010 00:55
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 439 гостей и 10 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
9995
5516
3651
2793
2737
1740
1606
1349
1148
1041

Комментарии