Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    595 ( +769/-0 )
  • slivshin
    330 ( +237/-0 )
  • gen
    104 ( +55/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    90 ( +143/-0 )
  • beloborodov
    68 ( +105/-0 )
  • sovin1
    61 ( +41/-0 )
  • Скволли
    51 ( +70/-0 )
  • максим69
    51 ( +33/-0 )
  • Сергей Арт.
    48 ( +78/-0 )
  • Оскар Природин
    45 ( +54/-0 )

( Голосов: 9 )
Avatar
Инкассатик (глава 4 - начало)
23.04.2016 19:00
Автор: Сергей Арт.

Глава 4.   День четвёртый (понедельник)

- Ты ещё хочешь меня? - улыбаясь, спросила Наталья и приблизила ко мне своё сказочно прекрасное лицо. 

- Ещё как! – ответил я и постарался отыскать губами её губы.

Но она отодвинулась, скорчила отвратительную гримасу и заорала:

- Мя-я-у-у-у!

- Натаха, не кричи, - попробовал я урезонить её.

- Мя-я-у-у-у!..

Я открыл глаза и сел на диване, ещё не до конца осознав, что это был всего лишь сон.

За окном стояла темень, по подоконнику стучал дождь, а табло будильника показывало: 6:45. Я зевнул и снова опустил голову на подушку. 

- Мя-я-у-у-у! – раздалось из коридора.

- Мышка, не кричи! – самым грозным тоном приказал я кошке, хотя и знал, что это бесполезно.

- Мышка, маленькая, не нужно плакать, - сказала и Светка из своей спальни.

- Мя-я-у-у-у!.. – ответила Мышка низким нутряным голосом.

- Светик, дай ей «Вискас» или рыбы, - попросил я.

- Папа, неужели ты не понимаешь, ей не еда нужна. Ей нужен котик.

Этого ещё не хватало! Спать мне перехотелось. Минуту я ещё крутился с боку на бок, затем слез с дивана и побежал в санузел удовлетворять свои естественные физиологические потребности.

- Пап, может ты днём отнесёшь Мышку к соседям, - предложила Светка, когда я возвращался обратно в комнату.

Она тоже уже встала и убирала в шкаф постель. 

- К каким ещё соседям? – зло спросил я, хотя сразу понял, каких соседей имеет в виду Светка.

- К Петровым, в сорок седьмую квартиру. У них же есть кот Барсик. Я прошлой зимой Мышку к нему относила. Помнишь?

Ещё бы мне не помнить! После встречи с этим самым Барсиком, Мышка родила троих котят. Я тогда сразу обзвонил своих друзей и знакомых. Нет, никому котята не были нужны. Создавать домашнюю котоферму я тоже не собирался. Ждать, когда они повзрослеют и выбросить их на улицу – это жестокость. Более гуманным, мне казалось, их утопить. Пока они ещё совсем крохотные и слепые. Во всяком случае, так всегда принято было поступать с ненужным собачье-кошачьим приплодом. Никогда не забуду, как тонули эти три беспомощных бело-сереньких комочка. Несколько раз я порывался вытащить их из воды, но всё же смог пересилить себя. А потом неделю курил, хотя до этого лет пять даже не помышлял о сигарете.      

- Никаких Барсиков, - гаркнул я. – Ты слышишь, Светлана?

- Как скажешь, папочка, - торопливо заверила меня Светка. – Ты только не волнуйся так . Дать тебе что-нибудь успокоительное?

- Ты Мышке дай успокоительное, - я порылся в серванте, достал коробочку «ЭКС – 5Т» и протянул Светке: – Растолчёшь таблетку и подсыплешь в «Вискас».

- Средство для регуляции половой охоты у кошек и собак, - прочитала Светка на коробке предназначение таблеток. – Ты молодец, папуль! Догадался их заблаговременно купить, у тебя есть эта,.. как же его… дальнозоркость.

- Дальновидность, - поправил я её.

- И, вообще, мой папочка - самый лучший. 

- Всё понятно, - сказал я с притворным вздохом. – Сколько? 

- Что, сколько? – Светка напустила на себя невинную наивность.

- Сколько денег нужно? – я открыл конверт, который мне вручил Серёга Долбышев.

- Ну, - замялась Светка. – Поездки в универ, покупка продуктов – у нас холодильник совсем пустой… То-сё,.. пятое-десятое...

- Короче, бери сама, - я положил конверт на стол. – Но без фанатизма. 

Валяться на диване и пытаться заснуть было уже бесполезно. Тем более, что поликлиника начинала работать с восьми утра.

* * *

Чтобы попасть на приём к врачу пришлось попариться в очереди около часа. Наконец, я вошёл в кабинет. Врач – женщина лет тридцати пяти бегло прочитала историю моей болезни и осведомилась:

- Бинты и вату принесли?

- Зачем?

Она посмотрела на меня, как взрослый смотрит на неумное дитя.

- Вам перевязка нужна?

- Да.

- Так чего вы такие вопросы задаёте – зачем?

- Извините, но мне давно не приходилось бывать в поликлинике. С детства привык, что медицина у нас лучшая в мире и бесплатная.

Врач опять одарила меня взглядом, намекающим на мою ущербность.

- Вы, молодой человек, спускайтесь с небес на землю, - посоветовала она. – Бесплатно сейчас только кошки родятся. А медицина наша хоть и бесплатная, зато умирающая. Мы что, все медикаменты покупать должны за свою зарплату? Скажите спасибо, что поликлинику ещё пока не закрыли.

- Спасибо, - послушался я. Затем достал из кармана бумажник. – Могу ли я вместо ваты и бинтов…

- Можете, - не дала мне договорить врач и положила передо мной лист бумаги. – Пишите заявление.

- Какое?

- Такое: в целях благотворительности я жертвую поликлинике номер 9… Какую сумму вы можете пожертвовать?

Чтобы не выглядеть жмотом, я смог пожертвовать пятьдесят гривен. Когда финансовый вопрос был таким способом разрешён, пожилая медсестра сняла с моей головы старые бинты. Врач осмотрела рану, расспросила меня о самочувствии и начала делать новые записи в истории болезни.

Прежде чем я опять попал в руки медсестры, мне удалось полюбоваться собой в висящем на стене зеркале: волосы центральной части головы ото лба к макушке были выстрижены под «ноль», а посредине этой лысины пролегла багрово-синяя десятисантиметровая полоса, аккуратно прошитая нитками: вроде бы гигантская сороконожка взобралась на лесную лужайку и заснула на ней, раскинув в разные стороны свои лапки-нитки.

Медсестра обработала рану-сороконожку какими-то лекарствами, наложила на неё тампоны, ловко закрепив их слоем бинтов. У женщины явно было плохое настроение. Пока она возилась с моей головой, сам того не желая, я узнал об угнетавшей её проблеме: «Муж уволен с завода и если закроют поликлинику, как тогда мы будем жить?»

* * *

После ночного дождя совсем не по-осеннему ярко светило солнце, а лёгкий ветерок изрядно подсушил асфальт. До полудня ещё оставался час и я решил прогуляться пешком. Благо, идти к Северному отделению можно было не только по загазованным автомобильными выхлопами улицам, но и по парку, где воздух гораздо чище. Обычно Наталья выходила на перерыв около половины двенадцатого. Иногда, когда в будний день я бывал выходной, мы встречались у отделения и шли в парк пройтись по аллейкам или посидеть на лавочке. А потом заходили в кафешку выпить кофе.  

«Сейчас позвоню ей и предложу сделать наш обычный променад», - решил я и вызвал на мобилке номер Натальи.

Прозвучало три гудка вызова, а затем пошли короткие гудки сброса. Всё понятно, Наталья занята - обслуживает какого-то очередного банковского клиента. «Работа – есть работа! Не стоит ей сейчас мешать. Если она сама не позвонит, перезвоню минут через пятнадцать», - подумал я, свернул с центральной аллейки и пошёл по боковой.

В парке народу было немного: по левой от меня дорожке две молоденьких мамаши толкали перед собой коляски с детьми и курили сигареты, справа среди деревьев прогуливался собачник со своим пудельком, невдалеке от него три бомжика разложили на лавочке газетные свёртки и жевали какую-то снедь. Прямо по ходу моего движения лавочка тоже была занята. На ней, повернувшись друг к другу, сидели мужчина с издалёка заметной лысиной и женщина. Мужчина громко рассмеялся. «Старый ловелас привёл даму в парк и теперь окучивает анекдотами, - насмешливо подумал я. – Ясное дело, путь к сердцу женщины лежит через её уши. Бог тебе в помощь, дядя». Сначала мне была видна только лысина мужчины и спина. Но вот мужчина отклонился немного в сторону и, не доходя метров пятнадцать до лавочки, я увидел лицо его собеседницы.

Наталья Пальцева! Моя Натаха! Увы, это она приятно улыбалась и смотрела на своего ухажёра таким знакомым мне игриво-загадочным взглядом. Автоматически я сделал ещё несколько шагов. Вот голова мужчины чуть повернулась…

 - Ба, кого я вижу! – захотелось заорать мне во всё горло. – Да это же Илья Семёнович Пузач, собственной персоной!

Я сделал ещё шаг и остановился. Что делать? Идти дальше? Возможно они меня даже и не заметят, уж очень увлечены друг другом. Ладонь Ильи Семёновича нежно поглаживает ручку Натахи. А она её отнюдь не отдёргивает и коленки в чёрных колготках не отодвигает от прижимающегося колена Пузача. Того и гляди, их уста сейчас сольются в страстном поцелуе.

А если всё-таки заметят? С отмороженной миной прошествовать мимо или поздороваться? Может быть, затеять непринуждённый разговор о замечательной погоде? Или, набычившись, сказать что-нибудь обидное Пузачу. Не хватало ещё и драку завязать! «Уймись, Отелло хренов!» - осадил я самого себя.

Нет, вступать в контакт с этими влюблёнными не следовало: зачем создавать идиотскую ситуацию?

Я повернул на сто восемьдесят и, обогнув злополучную лавочку по центральной аллее, направился к Северному отделению.  

* * *

Наш банковский психолог Роман Владимирович оказался совсем ещё молоденьким юношей. На вид ему можно было дать максимум двадцать лет.  

- Моя фамилия Брагин, - представился я. – Департамент перевозки ценностей и инкассации. Мне бы тестирование пройти.

 - Я в курсе, - Роман Владимирович лучезарно улыбнулся. – Проходите, присаживайтесь за компьютер, пожалуйста. Смотрите, всё очень просто! Что такое тестирование? Это ответы на вопросы. На экране появляется вопрос, вы читаете его и курсором выбираете ответ: «да», «нет» или «затрудняюсь ответить». Вопросов много – около пятисот, но они довольно-таки простенькие, некоторые из них повторяются в той или иной интерпретации. На это не стоит обращать внимание – на каждый появляющийся вопрос вы обязательно должны дать ответ. И ещё, будьте добры, отключите свой мобильный телефон, чтобы не отвлекаться… Всё понятно?.. Тогда приступайте. Если у вас возникнут какие-либо затруднения – позовёте меня или мою ассистентку. Мы в кабинете напротив.  

Оставшись один, я уселся поудобнее, накрыл ладонью мышку и приступил к тестированию. «И на кой мне это только сдалось?» – подумал я через час, ответив только на треть вопросов. Многие из них и в самом деле повторялись. На эти вопросы можно было отвечать, даже не дочитывая до конца. После второго часа тестирования у меня уже гудела голова, словно в ней поселился пчелиный улей. Захотелось встать, послать всё к чёрту и уйти – всё-таки у меня больничный и я должен соблюдать постельный режим. Но было жалко уже потерянных двух часов.

- Заканчиваете? - поинтересовался Роман Владимирович.

Он зашёл в комнату, когда мне осталось ответить всего на два последних вопроса. Будто бы следил за ходом тестирования по какому-то подключённому к моему компьютеру другому монитору.

- Заканчиваю, - я ещё два раза щёлкнул мышкой и устало откинулся на спинку стула. – А что теперь? 

- А теперь – всё! – Роман Владимирович подарил мне очередную лучезарную улыбку. – Вы свободны.

- На счёт свободы – большое спасибо. Хотелось бы знать, зачем вообще нужно было это тестирование?

- Целью тестирования являлась проверка вашей профессиональной пригодности.

- Вот как? – неприятно удивился я, но вспомнив, что Пузач назвал тестирование пустой формальностью, успокоился. - И когда же будет известен результат?

- Завтра или через день, мы обязательно сообщим результат тестирования вашему руководству, - заверил меня психолог, провожая до двери. – Желаю удачи.

* * *

На улице воздух хоть и загазованный, но всё-таки посвежее и попрохладнее, чем в помещении. Я постоял несколько минут на крыльце Северного отделения  и, благодаря глубоким вдохам и резким выдохам, гудящий пчелиный улей быстро выветрился из головы. До остановки моей маршрутки нужно было пройти кварталов пять. Я пошёл не более короткой дорогой, а через парк. Зачем? Сам не знаю.

Вот она – эта лавочка, где ворковали Наталья и Пугач, стоит сейчас – пустует. Очень захотелось пнуть её ногой. Интересно, как бы это выглядело со стороны: долговязый тип с перебинтованной макушкой лягает пустую лавочку. Представив себе это, я даже рассмеялся, а затем вспомнил, что по рекомендации юного Романа Владимировича отключил свою мобилку. Лишь только я её включил, мне сразу позвонила Светка. 

- В чём дело, папа? – дрожащим от волнения голосом закричала она. – Почему у тебя отключён телефон?

- Проходил тестирование, - кратко доложил я. – Пришлось мобилку выключить. А что?

- Ты ещё спрашиваешь? Неужели непонятно? Я волнуюсь, – прокричала Светка и, уже начиная успокаиваться, поинтересовалась: - Как ты себя чувствуешь?

- Замечательно.

- Правда?

- Правдивей некуда.

- Тогда,.. – Светка выдержала паузу. – Я сегодня задержусь. Ты не против?

- Не против. Опять курсовой? Ночевать хоть придёшь?

- Постараюсь, я тебе вечером обязательно перезвоню. Пока, папуль!

Едва я спрятал мобилку и прошёл с десяток метров по парковой аллее, как из кармана раздалась нежная «Кис-кис-кисюня». Эта мелодия была установлена у меня только для Натальи. 

- Слушаю, - резко бросил я в трубку.

- Если уж так получилось, Виктор, - сказала Наталья. – То давай поставим все точки над «и».

- А как получилось? – я постарался спросить это самым язвительным тоном, на какой был способен.

- Получилось так, что ты случайно увидел меня сегодня с Пузачем.

- Вот значит, как обстоит дело, - удивлённо пробормотал я и не на шутку разозлился: - Значит, ты сидела чуть ли не в обнимку с этим… с этим козлом. Млела, когда он гладил тебя своим копытом, и делала вид, что вовсе не видишь меня?

Наталья разозлилась тоже:

- А что мне нужно было делать? При твоём приближении спрятаться под лавку или, радостно улыбаясь, воскликнуть: «Какая неожиданная встреча! Разрешите представить, вот идёт мой бывший друг – Виктор».

- Ага, я уже «бывший друг»? – злость распирала меня. – Конечно, кто я такой? Обыкновенный инкассатор – грузчик, перевозчик чужих денег. И тут появляется он! Хоть и староват, хоть и лысоват, зато заместитель начальника такого уважаемого департамента банка. Как перед таким устоять?

- Виктор, выслушай меня. Я свободный человек и не давала тебе никаких обязательств. Точно так же, как и ты мне. Я долго ждала. Надеялась, что мы будем жить вместе, но ты… У тебя только одно было на уме: романтические ужины с последующими романтическими ночами. Мне это надоело. Хочется определённости. Я встретила мужчину, у которого в отношении меня серьёзные намеренья. 

- Ха-ха-ха, - я заставил себя дурашливо хохотнуть. – Очень серьёзные намеренья?

- Представь себе.

В нашем разговоре возникла долгая пауза.

- Постарайся меня понять, Витенька, - неожиданно ласково произнесла Наталья.

Моя злость вдруг испарилась, а её место заняла досада на самого себя и какая-то безнадёжность.

- Давно ты так меня не называла, - пролепетал я и сделал жалкую попытку поменять ситуацию: – Слышишь, Натаха, а если попробовать начать всё…

- Уже ничего нельзя изменить, - она недослушала меня и выключила телефон.

* * *

Начинался вечерний час «пик» и на остановке выстроилась пока ещё небольшая очередь.

- Вы – крайний на «сто пятую»? – пробудил меня от грустных дум девичий голос.

- Не крайний, а последний, - угрюмо ответил я.

- Вау, привет! 

Я обернулся. За мной стояла Елена – кассир с ЦРБ № 5.

- Здравствуй, - поздоровался я с ней.

- А я смотрю со спины: ты это или не ты? Судя по повязке на голове, вроде бы – ты, а ссутулился, словно какой-то старик. Ты чего такой, Витя?

- Какой – такой?

- Такой, словно в воду опущенный, - Елена улыбнулась.

Хоть на душе у меня и скребли кошки, я заставил себя тоже улыбнуться и постарался пошире расправить плечи.

- Зато ты, Леночка, выглядишь просто превосходно, - отвесил я комплимент.

- Шутишь? – она сделала вид, что сконфузилась.

 - Нисколько. Ты словно Елена Прекрасная из сказки.

Подъехала наша «105» и народ стал согласно очереди нырять в её чрево. Мы с Еленой сели вместе.

Когда маршрутка выехала на Цветочный проспект, Елена придвинулась ко мне и зашептала на ухо:

- Представляешь, вчера вечером включаю телек, а там новости уже начались. И как раз показывают фотографию. Я смотрю и не верю своим глазам – это же тот самый худосочный тип, который к нам в ЦРБ вломился. Затем показывают «Москвич» и в нём труп на месте водителя. Потом полковник-мент даёт интервью и говорит: «Пока нами установлена личность только одного из преступников напавших позавчера на отделение «Социалбанка» - это Лапшин Евгений Николаевич. По факту смерти Лапшина, проводится ещё расследование, но уже с высокой долей вероятности можно заключить: его убил второй сообщник».      

- Скажи, Лена, - не удержался я от вопроса: - А вас с Ириной безопасность прессовала по поводу телефонных звонков: кому вы звонили в ту пятницу, кто вам звонил? 

- Ещё как прессовали! У нас же мобилки забрали на проверку сразу после ограбления. Вчера вернули. И докладные мы писали об этом. Ирине, как назло, её ухажёры в пятницу целое утро и целый день звонили. Пришлось ей – бедняге строчить докладную аж на пять страниц. А я утром сделала всего два звонка один – подруге, другой – маме, и днём мне один друг позвонил. 

Маршрутка свернула с набережной на бульвар.

- Мне сейчас выходить, - сказал я, поднимаясь с сиденья. – Был рад тебя видеть, Лена.

- Так и мне сейчас тоже выходить, - ответила она, тоже поднимаясь.

- Ты что, в гости к кому то приехала? – поинтересовался я, когда мы вышли из маршрутки.

- Почему, в гости? Живу я здесь, – Елена указала на серую шестнадцатиэтажку: - Вот мой небоскрёб: улица Универсальная, дом 8, квартира 41.

- Надо же! Как тесен мир! А вот моё жилище, – я указал на свой дом, верхние этажи которого скромно выглядывали из-за здания универсама. – Мы хоть и живём на разных улицах, но почти соседи.

Чтобы идти домой, Елене нужно было сразу от остановки пересекать бульвар. Но она не торопилась уходить.

- Ты знаешь, наш ЦРБ пока закрыли, - стала рассказывать она. – И меня поэтому с завтрашнего дня направляют в Центральное отделение. Конечно, там работы побольше, очереди в кассу с самого утра. Но, мне это даже на руку. После такого ужаса, лучше в отделении работать, чем в ЦРБ.

Я слушал, кивал и поддакивал, а сам исподтишка рассматривал её. Симпатичная, длинные волнистые волосы, чем-то напоминает Наталью, но помоложе и брюнетка, а не блондинка. «Не пригласить ли мне её домой на чашечку кофе? - родилась у меня шальная мысль. – Светка всё равно раньше ночи не придёт. Но как же Наталья?.. Тьфу ты, причём здесь Наталья? Кто она уже для меня? Моя бывшая женщина. Бывшая! Час назад она объявила себя свободным человеком, не имеющим никаких обязательств. Отлично! Значит, я тоже свободен и всё будет честно… Решено, пробую пригласить к себе Елену! Авось получится. Но, как сделать это получше? Просто так, без обиняков? Чисто по-соседски? Нетактично. Скажет: «Я не такая» и обидится?.. Да, вполне может обидеться. Хорошо бы найти какой-нибудь более-менее приличный предлог».

Предлог нашла сама Елена. Она потёрла виски и пожаловалась:

- Что-то у меня голова разболелась. С этой злополучной пятницы каждый день теперь болит. Наверное, на нервной почве. А тут ещё в маршрутке бензином здорово пахло. Я этот запах терпеть не могу. Сейчас зайду в аптеку цитрамон куплю.

- Зачем же глотать какие-то таблетки, если у нас есть метод бесконтактной терапии, - напомнил я, тщательно скрывая свою заинтересованность и, чего там греха таить, радость. – Да вот беда, на холоде этим методом лечить не рекомендуется. Давай, Леночка, проведём терапию в каком-нибудь помещении. Например, в универсам зайдём… Хотя, нет! Там полно людей. Будут пялиться, как я руками над твоей головой размахиваю. Ещё спасать тебя начнут от хулигана с перебинтованной головой. А почему не пойти нам ко мне домой… Идём?

Елена задумчиво подняла глаза к небу, затем стрельнула в меня таким же, как и у Натальи, игриво-загадочным взглядом.

- Терапия точно будет бесконтактная? – уточнила она.

- Ты меня обижаешь, - обтекаемо ответил я и взял её за руку. – Пойдём, побыстрее вылечим твою мигрень.

(продолжение следует)

 

Обновлено 04.11.2017 21:46
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 2461 гостей и 10 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
8261
5689
4727
2945
2898
2688
2445
2077
2004
1937

Комментарии