Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    567 ( +738/-0 )
  • slivshin
    331 ( +227/-0 )
  • gen
    100 ( +54/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    87 ( +137/-0 )
  • beloborodov
    68 ( +105/-0 )
  • sovin1
    58 ( +41/-0 )
  • максим69
    51 ( +32/-0 )
  • Скволли
    50 ( +70/-0 )
  • Тиа Мелик
    49 ( +81/-0 )
  • Volgski
    46 ( +53/-0 )

( Голосов: 8 )
Avatar
Инкассатик (глава 4 - окончание)
23.04.2016 22:36
Автор: Сергей Арт.

* * *

 

Я усадил Елену на стул. Размял пальцы и, разогревая руки, похлопал в ладоши.

- Итак, приступим! Зажмурь глаза, Леночка, и представь, что боль выходит из тебя. Мысленно прогоняй её. Параллельно с этим старайся думать о чём-то приятном: как ты рыбкой плаваешь в море или птицей летишь по небу.

Мои ладони стали кружить над её головой. Сначала медленно, затем быстрее и быстрее. Сконцентрировавшись, мне удалось уловить основные мысли Лены: сперва она усердно прогоняла головную боль, затем представила себя беззаботным облачком плывущим по небесным просторам. Но несколько раз эту радужную мысль затеняла другая, более приземлённая: «Не звонишь, Олег? Замечательно! Теперь я и сама не хочу, чтобы ты мне звонил. Век бы тебя, кретина, не видеть».

- У меня волосы электризуются, - прошептала она, не открывая глаз. – И боль… Боль исчезает… Очень приятное состояние.

- Вот на что способна бесконтактная терапия! – провозгласил я и решился: – Давай, Леночка, всё-таки закрепим положительный лечебный эффект элементами контактной терапии.

Елена приоткрыла один глаз и поинтересовалась:

- Это как?

- А вот так! – я опустил руки ей на плечи, нагнулся, и дотронулся губами до её щеки.

Она не отстранилась и, по-прежнему сидя с закрытыми глазами, подняла вверх лицо. Уже более уверенно я поцеловал её в другую щеку, затем в шею и, наконец, в губы.

- Это и есть контактная терапия? – уточнила она, улыбнувшись.

- Это только её начало, - я поцеловал её снова и предложил: - Давай перейдём на диван. Проводить лечение, согнувшись в три погибели, мне не очень удобно.

Она послушно пересела со стула на диван. Я присел рядышком с нею. Сначала Елена застенчиво отвечала на мои ласки, но постепенно вошла во вкус и, подарив долгий нежный поцелуй, расслабленно откинулась на подушку. Когда «контактная терапия» стала закономерно приближаться к своей завершающей фазе, она предупредила меня: 

 - Я за безопасный секс.

- Аналогично, - пробормотал я и, выхватив из потайного уголка серванта изделие для безопасного секса, снова запрыгнул на диван.

- О, Виктор, ты не только экстрасенс, но ещё и,.. ещё и,.. ещё, ещё, ещё… – зашептала Елена через несколько минут и издала умопомрачительно страстный стон, затопивший всего меня жаркой волной наслаждения.

 

* * *

 

- Всё, больше не могу, - едва слышно прошептала она.

Признаюсь, меня тоже изрядно утомил наш любовный марафон. Но это была приятная усталость. Я оставил Елену в покое и, блаженно растянувшись на диване, принялся размышлять о том, что в жизни иногда бывают счастливые моменты. 

- Мяу, - тихонько раздалось откуда-то из-под потолка.

Я включил висящий над диваном бра, посмотрел на книжную полку и встретился с изумрудно-зелёным кошачьим взглядом.

- Кис-кис-кис, - позвал я.

- Мяу-мяу-мяу, - ответила Мышка, со своего наблюдательного пункта.

Показалось мне или нет, но это её троекратное «мяу» прозвучало как-то уныло и укоризненно. Словно Мышка, вдоволь налюбовавшись на мои постельные забавы, хотела теперь высказаться: «Что же ты, хозяин, так бессовестно поступаешь? Таблетки мне покупаешь для регуляции половой охоты и травмируешь этими химикатами мою печень. А сам, значит, свою половую охоту естественным способом регулируешь? Где же справедливость?» 

- У тебя есть кошка? – спросила Елена, не открывая глаз.

- Есть.

- Как зовут?

- Мышка.

- Кошка Мышка? Прикольно! А почему Мышка?

- Потому, что серенькая и хвост у неё длинный.

- А который сейчас час?

            Я взглянул на табло часов:

- Без двадцати восемь.

- С ума сойти! Ночь на дворе. Мне уже дома давно нужно быть, - Елена повернулась на бок и положила на мой живот руку. – Как не хочется вставать. Давай, ещё минут пять полежим, а потом… Ты меня проведёшь?

- Ага, - сонно ответил я.

Пять минут пролетели словно одна секунда, затем ещё пять. Мы оба лежали неподвижно. Мне даже стало сниться что-то приятное.

- Витя, кто-то двери открывает.

- Что? – сон мгновенно улетучился и я услышал щелчки дверного замка.

Елена натянула на себя одеяло. А я схватил валявшиеся на полу брюки и попытался побыстрее в них запрыгнуть. Не получилось. Запутавшись ногами в штанинах, я чуть не грохнулся на пол. В каком-то диком скачке, мне удалось-таки приземлиться на диван. Входная дверь открылась и в прихожей включили свет. Чтобы хоть как-то прикрыть свою наготу, я набросил на себя попавшуюся под руку простыню. 

- Папуль, ты спишь? – поинтересовалась Светка, щёлкая дверным замком уже изнутри.

- Сплю, - каким-то неестественно козлиным голосом проблеял я и попросил: – Светик, посиди пока на кухне.

- Что принести из кухни? – не расслышала Светка, заглянула в комнату и замерла на пороге с открытым ртом.

Из её руки выпал пакет с какими-то свёртками и торчавшей наружу палкой колбасы. Как в гоголевском «Ревизоре», наступила немая сцена.

- Мяу, - решила нарушить её Мышка и сиганула с полки на сервант, с серванта на стул.

Вместе с обнаглевшей кошкой со стула соскользнула на пол одежда и нижнее бельё, от которого я несколько часов назад столь успешно освобождал роскошное тело Елены. 

- А я решила пораньше домой прийти. Вот в универсаме еды накупила. Подумала, всё-таки нельзя тебя одного оставлять больного и голодного, - как-то отстранёно произнесла Светка и затем вдруг поздоровалась: - Привет, Ковальчук. Как дела?

– Привет, Брагина, - откликнулась с дивана Елена. – Дела мои - нормально. А твои?

Из-за непредвиденного появления Светки, мне и так было очень не по себе, а в этот момент стало вообще дурно.

- Откуда вы друг друга знаете? – спросил я всё тем же дегенератски-блеющим голосом.

- По школе, - нахмурясь, пробурчала Светка. – И в секции по волейболу мы вместе тренировались. 

- Значит, учились вместе и тренировались? – снова проблеял я.

Елена прекрасно поняла, что меня так взволновало и попыталась успокоить:

- Не терзай себя, Витенька. Мы хоть и из одной школы, но не из одного класса. Я старше твоей дочери на целых четыре года.

- Прекрасный возраст, - зло бросила Светка. – Как раз годишься мне в мачехи. Кого думаешь подарить своей падчерице? Братика или сестричку?  

Я взял себя в руки и заговорил уже почти без всякого блеянья:

- Прекрати издеваться, Светлана. Мы с Леной, в некотором смысле, коллеги. Случайно сегодня встретились и вот… так получилось. Ты уже взрослый человек и всё должна понимать сама.

Словно разъярённая кошка, Светка отреагировала на мою реплику сердитым фырканьем. Тогда я обратился к Елене и, не до конца обдумав, как бы получше разрядить накалённую обстановку, ляпнул:

- Извини, Леночка. Я не знал, что ты… что ты… Ну, почти ровесница моей дочки. Мне казалось, твой возраст гораздо старше.

- Неужели я так ужасно выгляжу? – Елена попыталась сказать это шутливо, но щёки её побагровели, а из глаз так и забрызгали молнии.

Светка расхохоталась:

- Ты хотел сказать, папочка, что Леночка не моя, а твоя ровесница?

Это было уже слишком! Не зная, что и предпринять, я со стоном схватился за голову, закрыл глаза и шмякнулся обратно на диван.

Светкин смех мгновенно оборвался.

- Папа, тебе плохо? – заголосила она. – Может быть, таблетки дать? Нет, нужно немедленно вызвать скорую помощь.

- Лучше немедленно нагрей чайник, - умирающим голосом попросил я. – И завари побыстрее чай, пожалуйста.

Светка послушно убралась на кухню. Было слышно, как она наливает в чайник воду.

Елена вылезла из-под одеяла и стала собирать свои разбросанные по полу вещи. Исподтишка я наблюдал за ней. Процесс собирания одежды вёлся с грациозно-возбуждающими наклонами. Если бы мы были в квартире одни, я наверняка не удержался бы и затащил Елену обратно на диван. 

- Что, больной, глазки снова открыл? – спросила она, перехватив один из моих похотливых взглядов. – Что же ты на старуху засматриваешься?

- Леночка, ты и Светка неправильно интерпретировали мои слова, - миролюбиво ответил я, наконец-то, правильно облачаясь в брюки. –  И вообще, давайте не будем ссориться. Ты что будешь, чай или кофе? 

- Кофе, - Елена в последний раз нагнулась и подняла с пола самую пикантную часть своего белья. – Только сначала хорошо бы принять душ.

- Нет вопроса, - я достал из недр платяного шкафа чистое полотенце и провёл её в ванную.

 

* * *

 

Выражаясь языком дипломатов, можно сказать, что наше застолье проходило в тёплой и дружеской обстановке. По моей просьбе Светка приготовила с десяток бутербродов, которые я и Елена приговорили в течение нескольких минут. 

- Однако у вас и аппетит, - заметила Светка, снова доставая из холодильника колбасу и сыр. – Хотя этого и следовало ожидать: истощённый физической нагрузкой организм требует усиленного питания. 

- Конечно, - я сделал вид, что не понял Светкиного намёка: - У меня сегодня были большие физические и моральные нагрузки: поход в поликлинику, тестирование на Северном отделении. И нужно учитывать, я с самого утра ещё ничего не кушал. А про нагрузки Елены вообще лучше не вспоминать! Знаешь, Светик, кто она? Она – тот самый наш кассир, на которого напали в пятницу.

- Вот в чём дело, - вся Светкина спесь сразу улетучилась. Она чуть ли не виновато посмотрела на Елену: - Я ведь не знала этого. Значит, вы оба - друзья по несчастью? Тебе ещё сделать кофе, Лена?

Наша трапеза завершилась в начале десятого вечера. Пора было провожать мою гостью домой.

- Ты ведь, папуль, ненадолго?.. – спросила Светка, закрывая за нами дверь. – А ты, Лена, заходи как-нибудь ко мне на чашку кофе. Поболтаем.  

Когда мы проходили мимо универсама включился мобильник Елены.

- Алло, мама, - сказала она, отвечая на звонок. – Да, задержалась. Так получилось. Не волнуйся. Я уже рядом, скоро буду.

Мы молча пересекли бульвар. До серой шестнадцатиэтажки оставалось идти не более сотни метров. В сумочке Елены снова оживился мобильник. Теперь звучала другая мелодия.

- Этого только не хватало, - тихонько сказала Елена.

Я видел – она колеблется: отвечать на этот звонок или нет. Затем всё-таки достала телефон.

- Алло, что ты хотел?.. Неужто?.. Вот так вдруг взял и - соскучился?.. Нет, не хочу… Олег, мне твои извинения не нужны… Пожалуйста, не доставай меня… Иду домой… На какой ещё машине?.. Ну так поворачивай назад… Не хочу я кататься… И говорить с тобой тоже не имею никакого желания. Всё, будь здоров!

- Друг? – поинтересовался я.

- Да пошёл он! - Елена спрятала телефон обратно в сумочку. – Разве так нормальные люди поступают? Представь себе: звонит, уговаривает вечером встретиться. Я соглашаюсь. Говорю с ним, а сама, как дура, уже прикидываю, чтобы такого одеть понаряднее. И на тебе! Он мне тут же вдруг сообщает: «Извини, зайка моя, у меня только что возникла куча проблем. Я тебе через часок, другой перезвоню». Как это понимать? Зачем звонить и приглашать, если у тебя куча проблем? Просто решил поиздеваться! Вот только на четвёртые сутки снова объявился. Пьяный в стельку приглашает на машине покататься.

Мы остановились у двери подъезда.

- Спасибо, Леночка, за этот незабываемый вечер, – начал прощаться я. – Надеюсь…

Со стороны бульвара раздался яростный моторный рёв и из-за угла во двор влетел автомобиль. Он остановился прямо перед нами, слепя глаза своими фарами. Я взял Елену под локоть и мы вышли из луча света. Правая передняя дверь автомобиля открылась и из него вылез высокий парень. На вид ему было лет двадцать пять.

- О майн гот! Да ты, зайка моя, не одна? – заплетающимся языком произнёс он и громко икнул. – Это что у тебя за прицеп с перебинтованным котелком? Извиняюсь, мужчина, может вы - её папик? Хотя нет! Для предка вы ещё здорово сохранились. И какой папаша так нежно будет держать под локоток свою доцю. Не-е, это не папик, это - залётный дятел с больной головой. Чего молчишь, Ленусик? Аль не узнала? Это же я – твоё солнышко! Поехали, прокатимся. К дятлам моя предложение не относится.  

- Послушай, солнышко, - не выдержал я. – Она ведь тебе по телефону сказала, что кататься не хочет.

Парень посмотрел на меня долгим мутным взором и нехорошо усмехнулся.

- Олег, я тебя прошу, езжай домой, - вступила в разговор Елена. – Проспись, а завтра позвонишь мне. Договорились?

- Не договорились. Так что ты там щебечешь, дятел? Ещё одну дырку в голове решил заработать? - он сделал шаг к нам и засунул правую руку в карман куртки.

Что там у него? Нож? Кастет? А если – ствол, пусть даже и пневматик? Ждать пока этот Олег вытащит руку из кармана и стать жертвой уличных бытовых разборок очень не хотелось. Нужно было бить первым. Всё равно мирным путём разрешить этот конфликт уже не представлялось возможным.

Я шагнул навстречу и, одновременно с шагом, бросил кулак ему в лицо, стараясь вложить в удар всю массу своего тела.

Угадал точно в подбородок. Колени Олега подогнулись и он мешком рухнул на асфальт. От этого удара не поздоровилось и мне: голову пронзила резкая боль, а перед глазами поплыли жёлтые круги – всё-таки, при сотрясении мозга делать резкие движения крайне не рекомендуется.

Дверь водителя открылась и из автомобиля выскочил низенький, но натоптанный крепыш. Он стал приближаться к нам, ловко перебрасывая из руки в руку пластиковую дубинку. Не буду скрывать, в эти мгновения мне стало очень тоскливо. Особенно, когда я вспомнил, что даже несильный удар такой вот дубинки легко разбивает деревянный стул.

Уверен, драка с крепышом закончилась бы для моего здоровья плачевно, но выручила Елена.

- Ты что, придурок, захотел в тюрягу присесть? – закричала она крепышу и кивнула на меня. – Так он тебя туда быстро упечёт.

Дубинка прекратила свои прыжки из руки в руку. Крепыш в нерешительности притормозил метрах в трёх от меня.

- Мент, что ли? – спросил он.

Я сунул руки в карманы и постарался придать своему голосу побольше уверенности:

- Молодой человек, твой друг был реально не прав. Ты это сам видел. Будем усугублять конфликт? Пожалуйста! Сейчас вызову патрульно-постовую машину – она здесь рядом у универсама дежурит. Прокатимся в отделение, где и продолжим наши разборки. Составим протокольчик, заодно проверим твой организм на наличие алкоголя. Согласен?

Крепыш резво повернул назад, открыл дверцу своего «оппелька» и забросил в него дубинку.

- Слышь, начальник, не нужно никаких протоколов и патрулей, - миролюбиво попросил он. – Дай только вынести тело друга с поля боя. Обещаю, мы отсюда исчезнем безо всяких эксцессов. 

- Брателло, очнись, - крепыш нагнулся и легонько похлопал Олега по щеке.

Тот застонал и приоткрыл глаза.

- Что у него там в кармане? – строго спросил я.

- Да нет здесь ни шиша, - крепыш хмыкнул и, в подтверждение своих слов, вывернул правый карман куртки товарища. – Это он на понт хотел взять. Запугать рассчитывал. Ты не думай, начальник, Олежка не урка какой-нибудь, со школы драки стороной обходит. Редкостный интеллигент! Честное слово! Дай ему нож – он и курицу не зарежет. Это по пьяни у него сейчас геройство прорезалось… Вставай, брателло, поехали домой.  

Крепыш поставил Олега на ноги и потянул к машине. Но тот, постепенно приходя в себя, заупрямился.

- Какой – домой? – пьяно промычал он и отпихнул руку крепыша. – Ты, Жбанчик, видел, как этот дятел мне по морде врезал? Так почему не помог?.. Друг называется… Нет, я обиды не прощаю. Есть конкретные люди… Порвут за меня любого… Только один звонок - и его, падлу, сейчас же в куски… А потом мы Ленку - в машину… и по очереди…    

- Закрой рот, - крепыш-Жбанчик схватил за лацканы куртку Олега и встряхнул так, что у того лязгнули зубы. – Это - мент! Включился? Поехали домой!

- Мент? – Олег пьяно расхохотался и посмотрел на Елену: - Ах ты, сучка, ментяре теперь даёшь? Правильно придумала. Умница! Браво! Поработай передком на ментов. А за это они тебе скостят те полмиллиона баксов…

- Да успокойся ты! – Жбанчик, уже не особо церемонясь, отвесил приятелю звонкую оплеуху, схватил сзади под руки и волоком подтащил к машине.

- Откуда твой Олег узнал про полмиллиона баксов? – спросил я у Елены.

- Во-первых, он не мой, - нервно ответила она. – У нас с ним почти ничего не было. А если и было, то…

- Погоди, - остановил я её. – Разве в новостях сообщали точную сумму похищенных долларов?

- Нет. И в безопасности меня с Ириной даже предупредили, чтобы мы поменьше болтали на эту тему со знакомыми.

- Так откуда твой… Откуда этот Олег мог узнать про полмиллиона?

- Сама не могу понять.

Тем временем Жбанчик уже смог погрузить своего нетрезвого друга на передней сидение и захлопнул за ним дверь.

- Минуточку, - я шагнул к «оппельку» и распахнул дверь снова.

В ноздри ударил перегарный смрад. Я посмотрел в туповато-пьяные глаза Олега и чуть ли не по слогам, внятно произнёс:

- Привет, тебе от Евгения… От Жени Лапшина. Знаешь такого? Высокий, такой же, как и ты, но худой, словно длинная щепка.

Опаньки! Точно в цель! Мало сказать, что его глаза мгновенно стали осмысленными – всего самого Олега передёрнуло, словно ему неожиданно сунули в руку необесточенный оголённый провод. Это даже заметил стоявший рядом со мной Жбанчик.

- Чего ты, брателло, задёргался? – удивился крепыш и обратился ко мне: - От кого привет? Мы не знаем никакого худого Жени Лапшина.

- Может быть, ты его и не знаешь, а вот твой приятель с ним наверняка знаком. Правда, Олежка? – сказал я, продолжая следить за реакцией Олега. – Женя, он же Евгений Николаевич Лапшин в пятницу ограбил отделение «Социалбанка». Не подскажешь, Олежка, кто ему в этом помогал? 

- А чего вы у меня об этом спрашиваете? – испуганно выкрикнул трезвеющий прямо на глазах Олег. – Жбанчик, поехали отсюда!

- Вот, сволочь! – Елена вдруг отпихнула меня и вцепилась в лицо Олега своими довольно-таки длинными накладными ногтями. – Это же ты всё подстроил, мразь!

- Лена, прекрати! Не порть себе маникюр! – я обхватил её талию и не сразу, но всё же сумел оттащить от машины.

По-щенячьи поскуливая и всхлипывая, Олег закрыл лицо руками. Из-под его пальцев показалась кровь. Не зная, что и делать, сзади у багажника машины застыл вконец растерявшийся Жбанчик.

- Я только сейчас всё поняла, - Елена не выдержала и тоже всхлипнула. – Как я - дура сразу не догадалась? В пятницу этот мудак позвонил мне днём и пригласил встретиться. Мы стали договариваться о времени. И тут мне звонит по нашему банковскому телефону начальница. Я этому уроду говорю: «Подожди», кладу мобильник на стол и начинаю разговаривать с ней. Всё ей рассказываю: что у меня в кассе полмиллиона зелени, что страшно сидеть с такой суммой без охраны, что инкассация приедет поздно вечером… А он же всё слышал, оказывается! Поэтому и отказался встречаться, тварь. Сразу у него вдруг, видите ли, возникла куча проблем!

- Да, у меня в пятницу неожиданно возникли проблемы, - сказал Олег дрожащим голосом. – Ну, и что? Причём здесь мои проблемы к твоим деньгам? У меня полная презумпция невиновности.

- Теперь у тебя полная презумпция виновности, - как можно спокойнее ответил я ему, хотя мне в этот момент очень захотелось подскочить к машине и поиграть его головой в футбол. – Ты влип, солнышко. Достаточно навести справки у операторов-телефонистов, чтобы сопоставить время начала и окончания двух разговоров Елены: с тобой и с её начальницей. А там уже - дело техники! Ты думаешь, наши доблестные уголовный розыск и прокуратура не смогут доказать твою виновность? 

- Уголовный розыск? – Олег на секунду оторвал ладони от глаз. – Я не уголовник какой-нибудь, чтобы меня разыскивать.

- Ты есть наводчик организованной преступной группы, – я продолжал говорить с ним почти ласково: - Можешь сейчас трепаться о своей презумпции невиновности сколько хочешь, но на допросах ты запоёшь совсем по-другому.

Его всхлипывания переросли чуть ли не в рыдания.

- Ишь, как рассопливился, - Елена достала из сумочки сигареты и закурила, сделав подряд несколько нервных затяжек: - А когда меня своим дружкам сдавал, мачо херов, не плакал? Может, они уже удосужились рассказать тебе, как меня за волосы по полу таскали, или как Ирине губу  расквасили?

- Я не думал, что всё так будет, - проговорил Олег, по-прежнему закрывая лицо руками. – Женька мне пообещал, что всё произойдёт… как это сказать… гуманно: забежали в кассу, схватили деньги и – ходу.

Осознав, что он уже полностью раскололся, я быстро спросил:

- А кто ещё был с этим Женькой?

- Не знаю. Я и с Женькой познакомился всего месяц назад, случайно. Несколько раз потом вместе выпивали. А в прошлую среду опять с ним встретились возле ночного клуба. Когда травку курили, разговорились. Женька мне и похвастался, что у него новый друг появился. Приезжий каратист какой-то: не пьёт, не курит, башкой кирпичи ломает и кулаками стены пробивает. Парень-огонь! Грабить ночных прохожих в своём городе ему уже стрёмно и масштаб не тот – если уж рисковать, то по-крупному. Вот он к нам сюда и приехал, чтобы какой-нибудь крутой магазин выставить и хорошее бабло взять, - Олег замолчал. 

- А тут такое везенье! – с сарказмом продолжил я рассказ Олега: – У твоей знакомой на работе куча баксов вдруг нарисовалась! Как же не поделиться такой информацией с Женей и его другом-каратистом. Естественно, за хорошее вознаграждение.

- Какое там вознаграждение? – Олег оторвал ладони от окровавленного лица и отчаянно замотал головой: - Не было никакого вознаграждения. У Женьки с вечера пятницы мобилка вне зоны доступа. И в ночных клубах он третьи сутки уже не тусуется. Поделил бабло между собой и каратистом, а теперь скрывается, гад, где-нибудь на югах.

            Мы с Еленой переглянулись и прекрасно поняли друг друга: пусть менты или банковская безопасность сами сообщают ему, на каких «югах» теперь находится Евгений Николаевич Лапшин.      

            Застывший невысоким столбиком у багажника «оппелька» крепыш-Жбанчик вдруг шагнул ко мне и спросил: 

- Я вам ещё здесь нужен?

            - Нет.

            Он схватил Олега за воротник куртки и легко выдернул его из сидения.

- Жбанчик, ты чего? – завопил тот, приземляясь в не успевшую засохнуть после утреннего дождя лужу.

- Моя тачка не для таких гнойников, как ты, - заявил Жбанчик, садясь в машину. – Посадят тебя или нет, мне абсолютно не важно. Ты для меня уже не существуешь. Понял, чмо?

Разворачиваясь, «оппелёк» испортил воздух выхлопным чадом и исчез за углом.

- А мне теперь что делать? – потерянно спросил Олег из лужи, ни к кому не обращаясь. 

- Вали отсюда, - сказала Елена. - Чтобы мои глаза тебя больше не видели.

Дважды Олегу повторять не пришлось. Он поднялся на ноги и, не очищая одежду от налипшей грязи, чуть ли не бегом покинул такой негостеприимный для него двор.

Елена достала сигареты и снова закурила.

- В голове не укладывается, как этот урод мог меня так подставить, - сказала она. – Что посоветуешь делать, Витя?

- Что тут советовать? – я пожал плечами. – Вариант только один: завтра утром пойдём в безопасность и всё им расскажем.

- А ты-то чего туда пойдёшь? – Елена сделала глубокую затяжку. – Я и сама уже не маленькая. Тем более, что Олег – чисто моя проблема. Это я с ним говорила в пятницу по телефону и так лоханулась. Всё правдиво расскажу, как дело было. За решётку меня всё-таки не должны посадить.

- Посадить не должны, - ответил я. – Но с работы турнуть, могут запросто. А с трудоустройством сейчас не так уж легко.

- Ты думаешь, в кассе с баблом работать – это мёд? – Елена бросила окурок в лужу. – Ладно, Виктор, утро вечера мудренее. Устала я. Умираю, как спать хочу. Да и ты, наверное, тоже. Пока!

Она чмокнула меня в щёку и, дотронувшись брелком-ключом до замка двери, вошла в свой подъезд.

- Долго же ты её провожал, - заметила Светка, когда я вернулся домой. – Никак не могли расстаться?

- Никак, - эхом отозвался я, закрываясь в ванной.

Горячий душ разморил меня полностью. Засыпая на ходу, я добрёл до дивана и вырубился окончательно, когда моя голова ещё не достигла подушки.

(продолжение следует)

 

 

 

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 731 гостей и 6 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7604
5346
4671
2789
2749
2596
2445
1919
1868
1705

Комментарии