Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    571 ( +727/-0 )
  • slivshin
    318 ( +220/-0 )
  • gen
    94 ( +51/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    82 ( +136/-0 )
  • beloborodov
    68 ( +105/-0 )
  • максим69
    55 ( +34/-0 )
  • sovin1
    54 ( +39/-0 )
  • Скволли
    50 ( +70/-0 )
  • Тиа Мелик
    49 ( +80/-0 )
  • Volgski
    45 ( +46/-0 )

( Голосов: 4 )
Avatar
Звонок удачи. Глава 2 (часть 4)
03.09.2016 16:40
Автор: Сергей Арт.

 

* * *

Может быть, действительно по мне психбольница плачет? Или я вчера действительно окосел после трёх рюмок Вячикиного «Барабаса» и у меня была ночью очень белая, очень горячая горячка? Неужели весь этот телефонный разговор с Колывановым мне привиделся? Не может быть! Я всё помню прекрасно! И откуда бы у меня взялся номер счёта? Вот же эта бумажка у меня в руке и на ней я писал под Витькину диктовку. Но каков гад, а?! И я тоже хорош! Осёл доверчивый! Впредь наука будет, как доверять людям. Если у меня, конечно, это самое «впредь» будет. Вряд ли мюнхенский банк, на который я перечислил двадцать тысяч, вернёт деньги - уже столько времени прошло. Всё, полный крах - алес капут, как говорят немцы. Такие бабки мне негде взять, даже если продать мою квартиру - для этого нужна хотя бы неделя. А Пономарь включит сегодня счётчик. Не успею! Уж лучше сразу с моста да в реку, чтоб долго не мучаться.

Как в полусне, я лихорадочно набирал запрос на возврат, не обращая внимания на удивлённые взгляды моих коллег. Кажется готово! Я ещё раз уставился на экран монитора, проверяя каждую циферку. Господи, помоги! Нажим на «enter» - и свифтовка отправилась в тот банк, на счёт которого были перечислены утром эти злосчастные деньги. Я перевёл дух, вытер рукавом рубахи пот с лица и стал ждать.

Ждать пришлось всего каких-то полчаса, хотя мне эти тридцать минут показались вечностью. Всё это время я без движения сидел на рабочем месте перед своим компом, тупо наблюдая, как секундная стрелка на настенных часах наматывает круги по циферблату. Голова болела у меня ещё с утра, но в минуты ожидания боль прошла и вместо боли появилось удивительное безнадёжное спокойствие. Вроде бы весь этот кошмар происходил не со мной, а с каким-то другим человеком, судьба которого меня ни капельки не интересовала. Полнейший пофигизм! Будто я совершенно сторонний наблюдатель из другого мира и слежу за всем происходящим с какого-то невидимого для обычных людей экрана. Может, такое состояние и имеют в виду, когда говорят, что душа ушла в пятки? Только моя душа, видимо, так перепугалась, что быстренько прошмыгнула сквозь пятки и вообще убежала из чахленького тельца. Витает теперь где-нибудь поблизости и ждёт развития дальнейших событий. Хорошо ещё, что ко мне не приставали с расспросами коллеги. Поняли, что случилось нечто из ряда вон выходящее. Даже Шурик затих и не отпускал свои обычные плоские шуточки. Только сердобольная Вера Петровна осторожно приблизилась ко мне и спросила:

- Серёж, может тебе кофе сделать?

Этот вопрос вывел меня из прострации и я стал приходить в себя – видать, душа посчитала, что ещё не всё потеряно и решила вернуться. Я посмотрел на Веру Петровну, отрицательно мотнул головой и уже хотел произнести ей слова благодарности, как неожиданно компьютер перегрузил картинку на экране.

Есть!!! Возврат! Хладнокровные и рассудительные немцы вернули деньги. Ну спасибо, товарищи-камрады! Первые секунды я просто пялился на монитор и глупо улыбался - со стороны точный шизик. Затем немного успокоился и стал уже осмысленно изучать пришедшую платёжку: так, взято со счёта, который продиктовал мне Колыванов, и отправлено нам. Всё правильно! Двадцать тысяч долл... Стоп! Я уставился на графу «Сумма» и стал пересчитывать нолики. В графе стояла двойка, за ней шесть нулей - 2000000. Два миллиона вместо двадцати тысяч! Дублируя цифровую запись, прописью также сообщалось, что нашему банку переведено два миллиона долларов. Может у меня действительно белка?! Снова и снова я изучал полученную платёжку, чувствуя, как опять покрываюсь потом. Сомнений быть не могло: хладнокровные и рассудительные камрады прислали вместо двадцати тысяч два миллиона. Ошибся оператор - снял со счёта колывановского друга-депутата на миллион девятьсот восемьдесят тысяч больше. Торопился, наверное, немец на обед, вот в спешке и лопухнулся. А может, пива вчера перепил своего баварского, вместе со шнапсом? Или, причина не в спешке, не в похмелье, а в чём-то другом? Да какая мне разница, из-за чего ошибся тамошний оператор. Хотя удивительно, что хладнокровные и рассудительные тоже могут ошибаться. Ну, а мне-то что теперь делать? Оставить нужную сумму, а остальное вернуть назад? И мой похмельный немецкий камрад, с лихвой вернувший деньги, получит от своего руководства по шапке за расхлябанность и разгильдяйство. А вдруг колывановский депутат сегодня утром удостоверился, что ему перевели двадцать тысяч и теперь долго не будет интересоваться своим счётом? Будет пользоваться другими своими счетами. Наши депутаты парни ушлые и открывают в заграничных банках десятки счетов, уж я-то это знаю! Может, пройдёт неделя, другая, или даже месяц, пока друг-депутат вознамерится заглянуть на свой обедневший счёт и обнаружит пропажу? За это время... Интересно, успею ли я за это время потратить миллион девятьсот восемьдесят тысяч?

Мысль, нежданно-негаданно посетившая меня, была такой дерзкой, что я даже воровато огляделся - вдруг за мной наблюдают, или я вдруг стал говорить вслух? Но все были заняты своими делами и не обращали на меня внимания. Поэтому мысль об изъятии депутатских долларов, сперва так испугавшая меня, становилась всё более назойливой и, в конце концов, прочно поселилась в голове.

Брать, или не брать? Вот в чём вопрос! Пять минут я ещё колебался, но потом решился: быстренько открыл на себя счёт в том же банке, откуда пришли деньги, и отправил на этот счёт все два миллиона, оформив их как возврат ошибочного платежа. Затем перебросил оттуда двадцать тысяч на счёт нашего банка, – вернул нужную сумму, что и требовал от меня мой, увы, уже бывший, патрон. Дальше я стал дробить на мелкие куски свою добычу, отправляя со счёта в немецком банке по 100-150 тысяч долларов на счета, тут же открываемые в разных интернет-банках. Скоро уже мои (или пока ещё мои) миллион девятьсот восемьдесят тысяч были разбросаны по разным банкам мира и надёжно припрятаны, – попробуй их теперь отыскать!

Когда в комнату вошёл Пономарь, я как раз доставал распечатку из принтера. На ней было подтверждение, что наш банк получил назад отправленные в зарубежный банк двадцать тысяч долларов. Генеральный подошёл и молча уставился на меня свинцовым взглядом.

- Вот, Константин Федорович, - я протянул ему бумагу. - Возврат, двадцать тысяч долларов.

Томительные секунды он изучал распечатку, затем пошёл на выход и уже с порога сказал:

- Тебе повезло, Савельев. Очень сильно повезло. Свободен. Расчёт получишь в конце месяца.

«Если доживу», - подумал я, вспомнив, что до конца месяца ещё далеко. Сложив в пакетик свои нехитрые пожитки: чашку, летние туфли и записные книжки, я стал медленно натягивать курточку, чувствуя на себе сочувственные взгляды наших отделовских.

- Турнули?! - резюмировал Шурик. - За что?

- У этой сволочи спроси, - кивнул я на как раз вошедшего в комнату Колыванова.

- Пошёл вон, - громыхнул Витька. - Чтоб ноги твоей в моём отделе не было и вообще в банке.

- Но пасаран! - у двери я обернулся и, сжав в прощальном приветствии кулак, посмотрел на своих бывших коллег.

- Будь здоров, амиго, - отозвался со своего места Шурик. - Твой светлый образ всегда сохранится в наших сердцах.

- Мерзавец ты, - ещё раз напомнил я Колыванову и закрыл за собою двери.

* * *

Итак, я стал вором! И каким! Украл аж два миллиона долларов без малой мелочи - без двадцати тысяч. Испытывал ли я угрызения совести, что обокрал всенародно избранного депутата? Отнюдь! Ему-то что?! Раз на его счету такие деньги, то он ещё сможет получить свои не очень законные миллионы, ещё уворует у избравшего его электората, не упустит своего кровного - на то он и депутат! Бедным он никогда не будет. А вот как быть со мной? Если этот депутат обнаружит пропажу и поднимет шумиху, тогда вора вычислят в течение одного часа, даже быстрее. Узнают, что эти деньги взял я, безусловно узнают. Узнают легко и просто, а когда узнают... Как сказал сегодня Пономарь - долги сдирают вместе с кожей. Значит, пока с меня не начали сдирать деньги вместе с кожей, эти миллионы надо успеть потратить. Пожить в своё удовольствие недельку-другую, а уж потом... потом пусть ошкуривают, свежуют.

Нет, угрызениями совести по поводу кражи денег у депутата я не мучался, а чувствовал жуткий и одновременно приятный страх. Удивительное чувство! Я – миллионер!

Когда я ещё учился в университете, на одной из нашей студенческой пирушке, которые частенько устраивались в общаге, Женька Красавцев стал угощать нас шампанским: сначала притащил из своей комнаты бутылку, затем ещё одну. Когда он сделал третью ходку, я не выдержал и спросил:

- Откуда?

Он улыбнулся беззаботной хмельной улыбкой:

- Украл. Шёл мимо магазина, смотрю - фура с шампанским разгружается, и грузчики как раз отвлеклись. Схватил я ящик и ускорился. Потом из-за поворота выглянул, а они даже ничего и не заметили.

Я обомлел - зачем? Зачем Женьке, который был существенно побогаче других ребят из нашей группы, нужно было воровать это шампанское? Во имя чего этот риск? Ведь могли догнать, избить, сдать в ментуру и выгнать из универа! Я уж не говорю о моральном аспекте кражи: с детства я запомнил знаменитую фразу сыщика Глеба Жиглова о том, что вор - это преступник, который должен сидеть в тюрьме.

- Что ты понимаешь?! - важно заявил тогда Женька. - Люди воруют не только из-за бедности. Есть даже болезнь такая, только я забыл, как она называется по-научному: когда миллионер может стащить какую-нибудь безделушку, совершенно ему не нужную.

- Зачем? - ещё больше удивился я.

- Чтобы испытать это экстремальное чувство и поднапустить адреналинчика в кровушку.

- Какое чувство?

Женька задумался, потом ответил:

- Ты когда-нибудь стоял над обрывом или на крыше дома? Испытываешь ужас и одновременно неимоверный кайф, аж мороз по жилам дерёт: упадёшь или нет?! Тоже самое я испытал, когда удирал с шампанским: попадусь, или нет?!

Тогда я с Женькой поссорился, мне были до лампочки его кайфы вместе с ощущениями. Я ему заявил, что он вор, бросил на стол деньги за выпитое мною шампанское и ушёл...

Сейчас таким же вором, как Женька, стал я. Ну, нет! Разве можно сравнить два миллиона баксов с каким-то ящиком шампанского?! Я гораздо круче, чем Женька и если попадусь, меня не сдадут в милицию и не выгонят из университета. Всё будет гораздо хуже. И сейчас, Женька, я испытываю гораздо более острое чувство, чем ты!

* * *

Выйдя из банка, я сразу пошёл к троллейбусной остановке. Хотелось побыстрее добраться домой и упасть в кровать - сказывались бессонная ночь и то неимоверное напряжение, которое испытывал в течение дня. Даже зрение ухудшилось и, как я не протирал очки, изображение мутнело и расплывалось. Да, я теперь миллионер и могу швырять деньгами направо и налево. Но не сейчас. Утро вечера мудренее! Сначала нужно как следует выспаться, а уж потом на свежую голову...

Я подходил уже к своему подъезду, когда услышал сзади знакомое:

- Серенький.

Хоть сейчас я видел плохо, но Колыванова узнал без труда. Улыбаясь наглой улыбочкой, он подошёл ко мне вплотную.

- Не ждал? – оскаленный в улыбке рот придавал Витьке сходство с жестоким опасным хищником.

- Что тебе нужно? - спросил я.

- Ничего. Просто решил проводить тебя.

- Зачем?

- Вдруг на тебя кто-нибудь набросится в подъезде. А я тебя спасу. Пойдём, теперь меня не надо бояться.

- А я тебя и не боюсь, - я повернулся и зашагал к подъезду.

- Конечно! Зачем меня бояться? Ведь сегодня все видели, как ты меня оскорблял, - Витька пошёл следом за мной. - Не дай Бог что-нибудь с тобой, и все решат, что это я тебе отомстил.

«Что за чушь он несёт?» - подумал я.

Спустился лифт и я вошёл в него. Следом за мной в лифт шагнул и Витька.

- Предупреждаю, к себе в квартиру я тебя не пущу.

- А я и не собираюсь идти к тебе в квартиру, - хмыкнул Витька. - Проведу до дверей и всё. Ты же на седьмом?

Он нажал на кнопку седьмого этажа. Откуда он знает, что я живу на седьмом? Ведь он у меня ни разу не был. Лифт остановился и я, на ходу доставая ключи, пошёл к своей двери.

Где прятался тот здоровенный детина, я сперва не понял. Понял потом - он стоял на площадке между этажами, где у нас находятся мусоропроводные люки. Я только успел услышать топот бегущего по лестничному маршу человека и когда обернулся, увидел, что Витька заслонил меня от крепкого здоровяка, сжимавшего в руках палку, завёрнутую в газету. Причём палка эта была вряд ли деревянная и метил ею здоровяк как раз в мою голову.

Сначала я даже не успел испугаться, просто не успел.

- Не надо, - сказал Витька амбалу. - Уходи.

- Почему?! - спросил тот осипшим голосом. - Вот же он: длинный, белый и в очках.

Коричневое лицо здоровяка было покрыто недельной щетиной, и когда он заговорил, я услышал устойчивый запах перегара. Одет он тоже был не ахти как - обычный рыночный барыга.

- Уходи, - повторил Витька. - Всё отменяется.

Барыга рассвирепел:

- Отменяется?! А как же бабки? Ты обещал! Что, я зря тут у мусоропровода полдня торчал?

- Уплачу, как и договорились.

Здоровяк повеселел и опустил свою газетную палочку:

- Значит, завтра на том же месте в тот же час?

Колыванов кивнул, и барыга, вставив палочку под мышку, подмигнул мне, словно старому знакомому, и стал спускаться по лестнице.

Поражённый, я глянул на Колыванова:

- Это что же... Ты меня... Ты меня заказал?

- Гениально придумано, правда? - оскалился он. - Ты отправляешь двадцать штук. Об этом никто сперва не знает, а вечером ты погибаешь у своей двери от бытового разбойного нападения. Единственный свидетель, он же и исполнитель  убит, двадцать тысяч переведены, а я здесь абсолютно не причём.

- Значит ты, когда звонил, и не думал отдавать банку эти деньги?

- Конечно, не думал. Зачем лишать себя двадцати тысяч?!

- Ну ты и гад, Колыванов! - я сжал кулаки, хотя и знал, что мне с ним не справиться. Витька был со мной одного роста, но весил больше ста килограммов.

- Ша, ша! - он предостерегающе поднял свои лапищи. - Не надо сжимать кулачки, Серенький. Я с тобой полностью согласен, ты прав: я гад, мерзавец и ещё сволочь, редкостная сволочь. А что делать? Как-то же надо выживать в этом сволочном мире?! Вот и я думал выжить за счёт такого лоха, как ты. Человек человеку друг, товарищ и волк. Естественный отбор - закон природы! Твоя смерть сохранила бы мою репутацию и двадцать тысяч. Где мне их теперь брать, просто ума не приложу?

- Этот счёт... чей он? - спросил я поражённый таким цинизмом.

- Моего нового друга-депутата. Тут я тебя не обманул! Как мы с ним красиво отдыхали! Просто шарман! А когда я оказался на мели, он мне двадцать тысяч одолжил, словно это и не двадцать тысяч баксов, а двадцать рублей. Богатый парень! Но какой он не богатый, однако, долг с меня стребует, вот я и решил воспользоваться тобой. А ты счастливчиком оказался - это ж надо было Пономарю в этот момент проверку устроить?! Все мои задумки - коту под хвост.

- Из-за двадцати тысяч ты хотел меня убить?

- Гордись! - усмехнулся Витька и опять продемонстрировал свой хищный оскал. - Других и за сто баксов мочат, даже из-за какого-то пустяшного мобильника могут молотком по башке навернуть.

Я вспомнил того грязного здоровяка с газетной палочкой:

- И ты нанял этого барыгу...

- Ну не бригаду же киллеров заказывать для такого чмо, как ты?! С пистолетами, винтовками и оптическими прицелами. Они стоят дорого. А тебе бы и этого барыги сполна хватило. Получил бы раз пять трубой по голове и всё. А кому ты нужен такой наивный и бедный?! Бедных в этом мире не любят, от тебя даже баба ушла, как я слышал.

Мне опять захотелось двинуть в эту сытую наглую рожу и я сжал кулаки.

- Спокойно, - предостерёг он и отступил на несколько шагов к лифту. - Ты, Серёнький, должен мне быть благодарен за то, что я тебя сейчас от смерти спас, а ты, вон, на меня с кулаками готов кинуться. Нехорошо.

- Я тебя очень скоро отблагодарю, - пообещал я. - Ты действительно редкостная сволочь.

Он презрительно хмыкнул и показал мне средний палец:

- Плевал я на твои благодарности вместе с угрозами. Радуйся, что жив остался. Да, никому не надо рассказывать об этом разговоре. Тебе никто не поверит и вообще: закрытый рот помогает сохранить зубы и... голову. Бывай, чамор, береги здоровье!

Колыванов сел в лифт и уехал. В подъезде стояла тишина, только равномерно ворчала лифтовая подъёмная машина. Я слышал, как лифт спустился на первый этаж и открылся. Перед глазами снова возник этот злобный грязный здоровяк с трубой завёрнутой в газетку и я содрогнулся. Сейчас лучше ни о чём не думать. Быстрее спать! Когда я вошёл в квартиру, у меня только хватило сил раздеться и принять горизонтальное положение на диване.

 

Обновлено 03.09.2016 17:09
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1177 гостей и 7 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7187
4865
4289
2690
2505
2476
2445
1789
1624
1587

Комментарии