Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    571 ( +727/-0 )
  • slivshin
    318 ( +220/-0 )
  • gen
    94 ( +51/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    82 ( +136/-0 )
  • beloborodov
    68 ( +105/-0 )
  • максим69
    55 ( +34/-0 )
  • sovin1
    54 ( +39/-0 )
  • Скволли
    50 ( +70/-0 )
  • Тиа Мелик
    49 ( +80/-0 )
  • Volgski
    45 ( +46/-0 )

( Голосов: 6 )
Avatar
Звонок удачи. Глава 9 (часть 1)
26.09.2016 22:02
Автор: Сергей Арт.

 

Глава 9.

К брызжущему разноцветной иллюминацией ресторану «Айвенго» мы подъехали в три минуты восьмого. Суетливо предупредительный швейцар при фуражке и ливрее с эполетами распахнул перед нами дверь и пожелал приятного отдыха. В фойе Елена подошла к гигантскому отделанному позолотой зеркалу, оглядела себя и лёгким движением руки поправила причёску. Хотя поправлять то, что и так было идеальным, совершенно не требовалось. А голубые тоненькие ленточки, вплетённые в волосы, изумительно сочетались с восхитительным вечерним платьем такого же цвета и её синими глазами - двадцать минут назад, когда мы на перекрёстке поджидали Лену, увидев её в таком наряде сказочной принцессы, я заработал очередную порцию «удара грома» и точно также ошеломлённый, как и при первой нашей встрече, чуть не позабыл вручить ей заранее купленные цветы.

Мы встретились в зеркале глазами и улыбнулись друг другу. Не знаю, как Елене, но лично мне очень понравилось это отражение: ослепительная красавица с букетом красных роз в руке и чуть позади неё элегантный белобрысый кавалер. Вообще-то я критически отношусь к своей внешности. Однако сейчас сам себе нравился – не зря потратил время, когда два часа назад заехал в универмаг и купил этот баснословно дорогой тёмно-коричневый костюм. Словно специально сшитый для меня, он волшебным образом скрадывал недостатки моей чересчур стройной фигуры, а бабочка, которую настойчиво советовал купить продавец к костюму, не только увеличивала диаметр шеи, но и придавала мне довольно-таки фешенебельно-помпезный вид. В общем, я выглядел безусловно круто - почти как какой-нибудь ультрамодный киноактёр, которому через пять минут должны вручать Оскар.

Учуявший запах щедрых чаевых, швейцар бросил сторожить вход в ресторан, подскочил к ведущим в зал дверям и, словно перед королевской четой, распахнул их перед нами.

В центре большого полукруглого зала журчал весёлый фонтанчик, радужные переливы которого освещались искусной подсветкой. Слева от него располагалась эстрада и площадка для танцев. Справа стояло несколько десятков столов. Всего за тремя из них сидели посетители. По периметру полукруглой стены были устроены небольшие кабинетики, отделённые друг от друга перегородками. От одного из таких кабинетов к нам заторопился маленький и кругленький, как колобок, Вовчик. Нет, он не бежал навстречу с угодливостью подхалима. Он шёл быстро, но как хозяин, к которому приехали долгожданные гости.

- Добрый вечер, Сергей Николаевич, - сказал Вовчик, пожимая мне руку. Затем он повернулся к Елене. – Добрый вечер.

            - Здравствуйте, - Лена протянула ладошку Вовчику и, не дожидаясь, пока это сделаю я, представилась. – Елена.

            - Володя, - Вовчик подержался за ручку Лены. – Очень приятно.

Мне тоже было приятно – Вовчик явно был потрясён красотой моей спутницы. Ещё подходя к нам, низкорослый Винни не выдержал и несколько раз мазнул восхищённым взглядом по её высокой точёной фигурке.

Мимо фонтанчика, в водоёме которого колыхались кувшинки и лилии, мы направились к заказанному Вовчиком кабинету. Возле столика стояла Ларимон. На лице ее блуждала чуть растерянная улыбка. Вероятно, она и представить не могла, что я заявлюсь в ресторан с такой королевной. Правда, надо отдать должное, и Лариска смотрелась весьма эффектно: чёрное платье с блёстками, высоченные шпильки-каблуки, на симпатичном кукольном личике макияж, каштановые волосы завиты мелкими кудряшками, как у барашка, – по-видимому, сегодня Ларимон посещала парикмахер­ский салон. В общем, выглядела Лариска – будь здоров! Но все-таки, куда ей до моей Елены – всё равно, что сравнивать яркость электролампочки со светом солнца!

            Я обернулся к охране, шествовавшей сзади нас, и взял из рук Игоря букет.

            - Здравствуй, Лариса, - улыбнувшись, я позволил себе коснуться губами её щеки и протянул розы.

            Никогда не думал, что Ларимон может так смущаться! Покраснела, как маков цвет, покосилась на Вовчика, принимая цветы. Впрочем, смущение Лариски было недолгим.

 - Привет, Сержик, - сфамильярничала она и, сверкнув мне в глаза своим зелёным взглядом, посмотрела на Лену. – Я смотрю, ты времени зря не теряешь.

            Ну, что ты будешь делать с таким ядовитым существом?! Хотя мне что-либо с ней делать уже не придётся. Пусть теперь этого аспида в юбке укрощает Вовчик. Может, со временем ему и удастся сделать из Лариски кроткую благовоспитанную супругу. Мне это не удалось, о чём сейчас уже не сожалею. Бедный Винни-Пух! Испепеляюще смотрит на свою невесту, побагровел весь, на лысинке испарина выступила. Как бы между ними сейчас скандал не вспыхнул.

            - Замечательно выглядишь, - отвесил я Лариске комплимент, пропуская мимо ушей её укол на счёт не зря потерянного времени. - Знакомьтесь, девочки.  

- Елена.

- Лариса.

Девочки сообщили друг другу о приятности этого знакомства, обменялись улыбками и оценивающими взглядами.

- Разрешите, - мимо нас проскользнул официант в белоснежном одеянии и с большой высокой вазой в руках.

- Позвольте, - с учтивым поклоном он принял букеты у дам, и поставил цветы в углу нашего кабинета.

   Мы уселись за стол и углубились в изучение меню. Лариска, засыпая официанта градом вопросов о ресторанных фирменных блюдах, сделала заказ первой. Я не гурман какой-нибудь, не кулинарный эстет. К тому же мне больше нравилось наблюдать за Еленой, чем изучать экзотические названия местных деликатесов. Поэтому, не мудрствуя лукаво, подождал, пока Лена сделала заказ, и выбрал то же самое – эскалоп с грибным соусом и жюльен.

            - Что будем пить, Сергей Николаевич? – спросил Вовчик. – Коньяк, водка?

            - В последнее время я не пью крепкие напитки, - слегка приврал я, невольно вспоминая мой пьяный бенефис трёхдневной давности. – Пришлось отказаться от вредных привычек, – при нашей с вами работе лучше вообще не пить. А если уж пить, то хорошее вино. Так что, я воздержусь от водки и коньяка, и вместе с нашим женским коллективом буду баловаться вином. 

            - Как пожелаете, - развёл руками Вовчик и заявил: - Если я остался в абсолютном меньшинстве, то лучше вовремя перекинуться к большинству. Сегодня и я тоже буду баловаться только вином. 

* * *

            Вначале ощущалась некоторая скованность, разговор не клеился. Мы перебрасывались пустыми фразами, и часто за столом возникало неловкое молчание. Но постепенно лёд скованности и неловкости стал таять, наверняка этому способствовало и выпитое вино, и искромётный юмор Вовчика. Всё чаще он отвешивал разные удачные шуточки, и наша компания заливалась смехом. Некоторым диссонансом в веселом застолье звучало его обращение ко мне по имени-отчеству. Было даже как-то неловко: я его – «Владимир», а он меня – «Сергей Николаевич». Поэтому я проявил инициативу и предложил нам с ним перейти на «ты».

Участвуя в общем разговоре, я частенько посматривал на Лену. Да что там - частенько?! Я смотрел только на неё! А она, встречаясь со мной взглядом,  смущённо отводила глаза в сторону и улыбалась чарующей, полной загадки улыбкой, от которой становилась ещё прелестней.

            Тем временем  зал постепенно заполнялся всё прибывающими любителями вечернего ресторанного отдыха. Почти все кабинетики и половина столиков у фонтана уже были заняты. За ближайшим к нашему кабинету столиком сидели Игорь и Славик. Завершив трапезу, они о чём-то оживлённо беседовали и периодически посматривали в нашу сторону: всё ли у нас в порядке? На эстраду поднялись трое парней, один из которых объявил о начале «долгожданного музыкального вечера». К ним при­сое­динилась дородная девушка лет сорока и хорошо поставленным голосом спела о том, что важней всего погода в доме, а всё остальное – суета. На площадке перед эстрадой появились первые танцующие. Лариска выразила желание к ним присоединиться и Вовчик, по слегка приунывшему лицу которого я понял, что танцевать ему неохота, вынужден был отправиться на танцплощадку. Мы с Еленой остались вдвоём. Вообще-то, мне очень хотелось пригласить её танцевать, но я больше привык барабанить пальцами по клавишам компа, чем дрыгать ногами и поэтому боялся, что в тан­цеваль­ном процессе отдавлю Лене её замечательно стройные ножки.

            - Это муж и жена? – спросила она, имея в виду Вовчика и Лариску.

            - В принципе, да. Как теперь стало модным, живут в гражданском браке.     

            - Почему же она меня ревнует?

            - К кому?

            - К тебе.

            - С какой бы стати она ревновала, - усмехнулся я. – Тебе показалось.

            - Ну, уж нет, - Елена пригубила бокал с вином. – Я почти уверена, что она живёт с этим симпатичным малышом, а сохнет по тебе.

            - Леночка, может,.. может это ты ревнуешь меня к ней? – я постарался произнести это в шутливом тоне, но голос дрогнул от волнения – уж очень хотелось, чтобы моя шутка была не шуткой, а правдой.

            Её большие синие глаза глянули на меня и озорно, и серьёзно. Опять эта загадочная, сводящая с ума улыбка:

            - Может, и ревную. Во всяком случае, как секретарь, я обязана оберегать моего начальника от цепких навязчивых баб.

Неужели?! Неужели она действительно меня ревнует? А если ревнует,.. значит?  Чепуха! Чтоб это совершенство вдруг влюбилась в меня?! Чтобы эта богиня вдруг полюбила такого гадкого утёнка, как я? Не может быть! В это невозможно поверить, об этом можно только мечтать! А вдруг это не мечта? Вдруг это сказка, воплотившаяся в реальность? Нелепо, смешно, безрассудно, волшебно… Как бы это ни было безрассудно, но экстрасенс меня сегодня предупредила: я полюблю и меня должны полюбить. Всё сходится!

Я пощупал грудную клетку, не лопнула ли она от бьющегося в бешеном темпе сердца. Голова горела огнём от предчувствия материализации мечты. Нельзя так, храбрый викинг! Ты чересчур впечатлителен. Сгоришь от этой искорки надежды, как стог соломы от огня. 

            - Тебе плохо? – О, чудо - её нежные пальчики коснулась моего лба. – У тебя, кажется, температура.

            - Что ты, - ответил я, беря в ладони её маленькую ладошку. – Мне хорошо, как никогда.

 Ещё б мгновение и я бы поцеловал свой богине ручку, причём – каждый пальчик, но мне помешали.

 - Какие душещипательные нежности! Какая идиллия! – произнесла Лариска у моего уха. – Рада за тебя, Сержик! Извините, что помешала, но я хочу пригласить вас танцевать.

            Лена поспешно освободила ладошку и сказала:

- Правда, пойдём потанцуем, Серёжа.

- Конечно, пойдём! – стервоза-Ларимон уже схватила меня за руку и чуть ли ни силком стащила со стула.

Проходя мимо стола, за которым сидели Игорь и Славик, она воскликнула:

- А вы что, служивые, носы повесили?  Пошли танцевать, шеф разрешает.

- Обязательно, - Игорь двинулся вперёд, мощными плечами освобождая нам дорогу. За ним пошла Лариска, за ней – Лена, за Леной – я.  Завершал нашу процессию Славик. Ясное дело, мои секьюрити шли не танцевать, а выполнять свою охранную миссию. Проводив нас до танцплощадки, они стали у стенки.

Солистка исполняла быструю ритмичную песенку, кажется, на итальянском языке. Мы влились в колышущееся людское месиво, стали в кружок и сами заколыхались в такт музыке. Рядом со мной резвился Вовчик – махал ручками и резиновым мячиком подпрыгивал на ножках. Лариска, словно ей попала под хвост вожжа, кружилась юлой, хлопала, вскрикивала и повизгивала. Я тоже был хорош – выписывал руками и ногами несуразные кренделя, конвульсировал так, точно мне дали подержать находящийся под напряжением оголённый провод.  Ещё я улыбался, делая вид, что мне всё это нравится. Да, мне нравилось! Мне нравилось, как танцевала Елена. И не только мне одному - многие из танцующих мужчин и женщин оборачивались к нам и с восхищением следили за её быстрыми отточенными и в тоже время плавными движениями.

Музыка стихла и после короткой паузы зазвучала вновь, на сей раз менее темпераментная и более возвышенная. Один из музыкантов красивым с хрипотцой  голосом запел «Эсмеральду». Я повернулся к Лене, раздумывая, не пригласить ли её танцевать. Но она сама шагнула ко мне и положила на плечи руки. Мы стали двигаться в медленном танце. Сквозь тонкую ткань платья я чувствовал теплоту её упругого тела и хотел только одного - чтобы этот танец никогда не кончался:

… и после смерти мне не обрести покой,

я душу дьяволу отдам за ночь с тобой…

Зазвучал последний куплет. Я решился чуть приблизить талию Лены к себе и она, словно ожидая этого, вздохнула и положила мне на плечо головку.

 

Обновлено 26.09.2016 22:21
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 890 гостей и 9 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7187
4865
4289
2690
2505
2476
2445
1789
1624
1587

Комментарии