Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    571 ( +727/-0 )
  • slivshin
    318 ( +220/-0 )
  • gen
    94 ( +51/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    82 ( +136/-0 )
  • beloborodov
    68 ( +105/-0 )
  • максим69
    55 ( +34/-0 )
  • sovin1
    54 ( +39/-0 )
  • Скволли
    50 ( +70/-0 )
  • Тиа Мелик
    49 ( +80/-0 )
  • Volgski
    45 ( +46/-0 )

( Голосов: 4 )
Avatar
Звонок удачи. Глава 15 (часть 4)
17.10.2016 20:14
Автор: Сергей Арт.

* * *

            Веселой птичьей трелью прощебетал из прихожей звонок и Лена открыла двери. В квартиру быстро вошли двое мужчин. Один из них, стройный и подтянутый, с крючковатым орлиным носом и чёрным пушком, оконтуривающим изрядную лысину лобастой головы, показался мне знакомым. Я поднапряг память и вспомнил, что видел его несколько раз в нашем банке. Он приходил туда к покойному Колыванову. Второго гостя я видел впервые: рыжие с проседью волосы, губы растянуты в какой-то неестественной сладенькой улыбочке.

- У вас гости, Елена Викторовна? – поинтересовался “орлиный нос”, увидев меня. - Добрый вечер. Я рассчитывал поговорить с вами наедине. Хотя делать особую тайну из нашего разговора мне незачем.

- Это мой друг, - смущённо выдавила Елена. - И я хотела бы...

- Воля ваша, можем пообщаться и при этом молодом человеке, - "орлиный нос" прошёл в комнату и отодвинул от стола стул. - Разрешите, мы присядем? Сразу хочу предупредить, что этот разговор будет не из приятных. Возможно, мне следовало бы говорить не с вами, а с вашей мамой, но я сегодня узнал, что именно вы рассчитываете жить в этой квартире.

- Рассчитываю, но я не понимаю, какая вам разница...

- Сейчас вы всё поймёте, - "орлиный нос" достал из барсетки файл с бумагой, написанной от руки, и протянул его Лене. - Вы почерк своего папы знаете? Эту расписку Виктор Ильич Колыванов написал четыре месяца назад. Прочтите.

Лена взяла файл и прерывающимся от волнения голосом прочла:

- Я, Колыванов Виктор Ильич беру в долг у господина Развадовского Аркадия Борисовича восемьдесят тысяч долларов США. Если я не смогу вернуть указанную сумму до 15 мая, обязуюсь в качестве компенсации долга подарить господину Развадовскому свою квартиру. Если же я до 1 июня не передам в собственность господину Развадовскому квартиру, мой долг удваивается и составит 160 тысяч долларов, в чём и расписываюсь в присутствии трёх свидетелей.

Лена прочла расписку дважды, пока не осознала её страшный смысл. В комнате повисло тяжёлое молчание и рекламная улыбочка на лице напарника "орлиного носа" сейчас выглядела весьма издевательской.

- Если желаете, я организую вам встречу с этими тремя свидетелями, - нарушил молчание "орлиный нос". - Они подтвердят, что всё написанное - правда.

- Какой кошмар, - прошептала Лена и положила файл с распиской на стол. - Неужели папа одолжил у вас такие большие деньги?

- Ваш папа любил играть, - "орлиный нос" взял файл и аккуратненько спрятал в барсетку. - Я его предупреждал, с такой патологической страстью к азартным играм ему и на пушечный выстрел нельзя было приближаться к казино. А он всё мечтал выиграть, каждый вечер проводил за рулеткой. Вот и доигрался. Я от души сочувствую вам, Елена Викторовна, но ничем помочь не могу. Понятно, таких денег у вас нет, поэтому я хочу получить эту квартиру. Как мне говорили в агентстве недвижимости, её цена около восьмидесяти пяти тысяч долларов.

- Но имеет ли силу такая вот бумажка? - в голосе Елены появилось отчаянье. - Она не заверена у нотариуса. Ведь это же не официальный документ. Любой суд признает её недействительной.

Эти слова вызвали на лице “орлиного носа” улыбку, но не такую слащавую, как у его напарника. "Орлиный нос" улыбался снисходительно и жёстко:

- Елена Викторовна, эта бумажка и есть самый официальный документ, который имеет силу. А до суда у нас с вами дело не дойдёт. Кстати, вы совершенно не обратили внимание на последнее предложение расписки.

Он опять достал из барсетки файл и, близоруко щурясь, прочитал:

- "Если же я до 1 июня не передам в собственность господину Развадовскому квартиру, мой долг удваивается и составит 160 тысяч долларов, в чём и расписываюсь в присутствии трёх свидетелей". Вы знаете, что это значит? Почему долг вдруг удваивается?

Лена покачала головой.

- В наше время с долговыми расписками в суд не обращаются. Судебные разбирательства действительно длинны и скучны. Поэтому сейчас с такого сорта делами обращаются не в суд. Гораздо удобнее отдать такую расписку криминальным струк­ту­рам, проще говоря, - бандитам. Сурово и дорого, зато быстро и справедливо. Они свою работу знают и сдерут нужную сумму даже с нищего. А за свои посреднические услуги криминальные благодетели берут пятьдесят процентов от стоящей в бумаге суммы. Вот почему при составлении таких расписок принято на всякий случай долг увеличивать вдвое. Если вы заупрямитесь, я первого июня отдаю расписку таким вот "судьям" и тогда у вас появится, как минимум вдвое больше проблем, чем сейчас: придётся платить мне восемьдесят тысяч и столько же - бандитам. Так что давайте не будем ждать первого июня и не будем обострять наши отношения. Ваш папа деньги одалживал и мне абсолютно всё равно, куда он их дел, хотя знаю, что все эти деньги он промотал самым разгильдяйским образом. Я хочу вернуть своё, тем более что скоро у меня предвидятся некоторые денежные затраты.

Опять наступило молчание, глаза Елены беззащитно заблестели влагой. Чтобы хоть как-то поддержать её, я преодолел свою врождённую закомплексованность и, не обращая внимания на присутствие в квартире колывановских кредиторов, обнял Лену за плечи.

- Не переживай, всё будет хорошо, - прошептал я ей на ушко.

Она смахнула слёзы, вздохнула и не оттолкнула меня. Это придало мне  уверенность, и я обратился к "орлиному носу":

- Господин Развадовский, вы бы не могли дать нам с Еленой копию этой расписки? Так же было бы желательно, чтобы мы познакомились со свидетелями, чьи подписи стоят на этом документе.

Он с интересом посмотрел на меня насмешливым прищуренным взглядом:

- Как пожелаете, молодой человек. Все свидетели пребывают в добром здравии и вы, и Елена Викторовна познакомитесь с ними, когда сочтёте нужным. Извините, с кем имею честь?

- Сергей Николаевич Савельев.

- Сергей Николаевич, - Развадовский усмехнулся и несколько пренебрежительно спросил: - Вы близкий друг Елены Викторовны и, как я понимаю, имели виды на эту квартиру?

- Вы неправильно понимаете, - ответил я, старательно имитируя его тон. - На квартиру Колывановых я видов абсолютно никаких не имел.

От хитрого прищура Развадовского и его явного чувства превосходства, которое он демонстрировал в отношении меня, я почувствовал злость и раздражение. Захотелось удивить этого самоуверенного господина, хоть как-то утереть его остроклювый нос. И в этом мне помог замузицировавший в кармане мобильник. “Наверное, Славик или Игорь, - подумал я, включая трубку. – Хотят узнать, чем мы будем заниматься завтра”. Но я ошибся.

            - Алло, Сергей Николаевич? – раздался из трубки солидный бас. – Иван Петрович Онипко беспокоит. Помните сочинскую гостиницу и поминки Фролова?

            - Поминки Фролова помню, а вас, господин Онипко, не совсем.

            - Да меня тогда там не было, - пророкотал бас. – Но мои партнёры и друзья были. Говорят, вы торгуете танками?

            В первые секунды я опешил – разве можно о торговле оружием говорить открытым текстом по телефону?! Но размышлять об этом не было времени и я решился, тем более что сам в визитке указал номер своего мобильника. Набрав в грудь побольше воздуха и плюнув на всякие предосторожности, я бросился в этот совершенно незнакомый омут коммерческой жизни, который сам же и придумал:

            - Торгую. Могу предложить модель Т-64 или более современную модель - Т-72.

            - А какие у них цены?

            - Цены зависят от количества: чем больше вы закупаете единиц, тем выгоднее для вас цена.

            - Для начала мы с моим дружком хотели бы взять небольшую партию – около двадцати танков и запчасти к ним, а если товар понравится, докупим ещё.

            - Сколько вы хотите взять?! – удивлённо переспросил я. Мне показалось, что я ослышался: неужели кому-то может понадобиться два десятка старых танков.

            - Двадцать штук. А что? У вас столько не будет?

            - Будет. Мы вообще-то занимаемся оптовой торговлей, - брякнул я, - и двадцать единиц техники – это небольшая партия. Но, если вы рассчитываете сделать повторную закупку, давайте попробуем. Куда присылать товар?

            Господин Онипко сообщил, где бы он хотел получить танки.

            - Кубанские казаки решили сменить лошадей на танки? – пошутил я, узнав, что танки должны направляться на Кубань.

            - Почему бы и нет? - гулко отозвалась трубка. – Нам эта идея с “новорусскими казаками” очень даже понравилась. Мы ведь потомственные казаки и механизаторы экстракласса. Вот и задумали с дружком провести первый танково-казацкий праздник. Пусть наши мужики в степи на танках порезвятся и народ порадуют. Да и вообще, шашка на стене – хорошо, а танк в гараже – ещё лучше. Так какая будет стоимость?

Вспомнив цены, которые час назад сообщил мне Ларискин Вовчик, я мысленно ввёл в них свои коэффициенты и продиктовал “новорусскому” казаку Онипко.

            - Приемлемо, - кратко ответил он. – Будем брать: десять Т-64 и десять Т-72.

- Только эти цены без железнодорожного тарифа, - предупредил я. – Ещё нужно уточнить стоимость перевозки до вашей станции. Завтра ближе к вечеру мои сотрудники вышлют вам типовой договор на куплю-продажу и окончательные цены.

            Когда я окончил разговор с господином Онипко, в комнате царило что-то весьма схожее на немую сцену из знаменитого гоголевского “Ревизора”: Лена, погружённая в свои мысли, неподвижно сидела в кресле, красивая и печальная, как мадонна на иконе, с дивана продолжал улыбаться неестественной улыбкой напарник Развадовского, сам же “орлиный нос” продолжал смотреть на меня. Но каким взглядом! Куда делись его пренебрежительность и насмешливость? Даже хитрый прищур исчез! Сейчас во взгляде его округлившихся глаз читалось крайнее недоумение.

            - Извините, - небрежно сказал я и выключил трубку. – Деловой разговор с покупателем.

            - Да, я слышал, - кивнул носом Развадовский, этим жестом напомнив большого говорящего попугая. – Вы что, оружием торгуете?

            - Иногда. Удовлетворяю тягу наших богатых граждан к дорогому и прекрасному.

            - К прекрасному?! Танки – это прекрасное? Что за бред? Как можно частным лицам продавать танки? Зачем?

            Теперь я позволил себе снисходительно улыбнуться:

            - Уважаемый Аркадий Борисович, вы ведь знаете, как ценят в нашем обществе понятие, называемое – престиж. Так вот, теперь у нас престижно иметь не только шикарную квартиру, крутой коттедж, пышногрудую любовницу и импортную машину. Последний писк этого самого престижа - танк! Да, не надо так удивляться. Русские танки всегда были лучшими в мире. Покупка русского танка – это прекрасный ответ российских патриотов засилью иномарок на наших дорогах.

            Глаза Развадовского стали ещё круглее:

            - Чепуха! Кто разрешит ездить на танках по улицам?

            - Никто не разрешит, - обрадовал я его. – Пока. А там видно будет! Вы ведь знаете непредсказуемость наших государственных деятелей: если им адекватно заплатить, они примут любой неадекватный закон, который взбредёт в голову платящему. Естественно, гражданские танки на улицах – это дело будущего. Сейчас же богатые люди покупают танки просто так, чтобы в гараже стоял рядом с “мерседесом”. Дарят друг другу на дни рождения, своим детям, внукам. Один мой приятель подарил танк жене. Она у него любит острые ощущения - имеет более ста парашютных прыжков. Вот он ей и подарил танк. По его убеждению, танк гораздо безопаснее парашюта. Сейчас его супруга с удовольствием ездит на танке по домашнему полигону и не помышляет о новых парашютных подвигах. А почему у нас так бурно возрождается казачество? Потому, что многие наши состоятельные граждане мечтают иметь свою личную армию. Хобби у людей такое оригинальное! Поэтому сейчас и вводится новая мода: пересаживать казаков с коней на танки. Такие войска теперь будут называться “новорусские казаки”. А вы разве про эти “новорусские” игры не слыхали?

            - Не слыхал, - очумело произнёс Развадовский. – Идиотизм какой-то! Бессмыслица.

            - Ну почему же? – возразил я, радуясь, что довёл его до некоторой прострации. – А проигрывать восемьдесят тысяч в рулетку не идиотизм? У нормальных богатых людей свои причуды, особенно у русских. И я рад, что мой бизнес может эти причуды удовлетворить. Что бы вы, Аркадий Борисович, хотели приобрести: Т-64 или Т-72? Я вам, как старому приятелю папы Леночки сделаю существенную скидку.

            - Что? Мне скидку на танк? – неожиданно Развадовский весело расхохотался. Вдоволь насмеявшись, он обратился к своему напарнику. – Ты слышал, Эдя, я пришёл получить за долги квартиру, а мне в ответ предлагают купить танк?

            - Поверь мне, Аркадик, у этого молодого человека большое будущее, - впервые подал голос Эдик, продолжая неестественно улыбаться. – Он мне напоминает одного моего родственника из Одессы.

            - Только не надо нам сейчас рассказывать поучительные истории про твоих родственников. Я и так знаю, что их в Одессе у тебя предостаточно. Нам пора домой, - Развадовский положил на стол визитку. – Я рад, что познакомился с вами, Сергей Николаевич. Желаю вашему бизнесу успешного процветания. Кстати, я вам буду весьма полезен при оформлении документов на железнодорожные перевозки. Я это сделаю гораздо быстрее и дешевле, чем многие государственные мужи, даже быстрее и дешевле, чем нынешний министр транспорта… Но долг Елена Викторовна всё-таки должна отдать. Вы деловой человек и поэтому прекрасно знаете, что в наших кругах ценится честность и порядочность. До встречи!

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 902 гостей и 9 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7187
4865
4289
2690
2505
2476
2445
1789
1624
1587

Комментарии