Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    583 ( +744/-0 )
  • slivshin
    332 ( +231/-0 )
  • gen
    102 ( +55/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    89 ( +137/-0 )
  • beloborodov
    68 ( +105/-0 )
  • sovin1
    58 ( +41/-0 )
  • максим69
    52 ( +33/-0 )
  • Скволли
    49 ( +69/-0 )
  • Volgski
    46 ( +53/-0 )
  • Оскар Природин
    45 ( +54/-0 )

( Голосов: 6 )
Avatar
Умник. Глава 2. Часть 4
12.01.2017 10:57
Автор: Сергей Арт.

* * * * *

            А Миша говорил. Он начал говорить нерешительно, плавно и медленно, словно пассажирский состав, постепенно набирающий ход. И видя, что его все слушают и не перебивают, никто ему не перечит, Миша разошёлся. Словно великий актёр в театре, знающий себе цену и восторгающийся собственным мастерством, Миша исполнял свой монолог. Это выступление усиливалось разнообразной мимикой красивого лица и изящными жестами рук. Миша чувствовал, что он сейчас чертовски прекрасен и, словно со стороны, сам любовался собой. Он с упоением рассказывал о тех душевных муках и переживаниях, которые он испытал при виде сбитого его автомобилем человека, как он горел желанием хоть чем-то помочь потерпевшему и сколько раз он приезжал в больницу.

            - Конечно, я тоже виноват, - печально сказал Миша, заканчивая речь. - Водитель должен в любой момент быть готовым к любой ситуации. Хоть я и ехал с небольшой скоростью, затормозить не успел - шёл снег и асфальт был мокрым.

Миша замолчал и, как бы в подтверждение своих слов, задумчиво, с оттенком грусти покачал головой.

            Миша врал. Врал беспардонно и бессовестно. Единственной правдой в его выступлении было то, что он действительно в последние мгновения перед столкновением пытался тормозить, что шёл снег и асфальт был мокрым. Остальное было всё враньё: и что он ехал на зелёный сигнал светофора, и что скорость его «Вольво» была небольшая.

            Ту пятницу Миша рассчитывал провести в спокойной и тихой обстановке на квартире своей очередной пассии - её муж возвращался из командировки только поздно вечером. Но день не задался с утра. Ни с того ни с сего сразу после завтрака отец Миши решил затеять серьёзный разговор и стал читать ему морали. Нравоучения папика как всегда сводились к тому, что хватит ему, в смысле Мише, сидеть на родительской шее и пора уже самому зарабатывать на хлеб насущный, всё-таки не ребёнок, как-никак уже двадцать семь лет. Миша числился на родительской фирме и даже появлялся там, правда, обычно именно после таких поучительных разговоров. Не мешает ведь иногда слегка успокоить отца и заодно выдоить из него деньжат на карманные расходы. В этот раз разговор затянулся и носил весьма нервный характер: предок разгорячился, несколько раз хватался за сердце и сосал валидол. И самое главное, он твёрдо пообещал сынуле не давать просто так ни одной копейки. Мише пришлось употребить всё своё красноречие, чтобы хоть как-то успокоить папу. Даже пришлось дать твёрдое обещание, что он исправится и примется за работу, только не сегодня, естественно, а завтра. Кое-как уняв родителя, Миша выскочил из дому и побежал на автостоянку, откуда через минуту выехал на своей «Вольвушке», как любовно он называл машину - подарок папы к двадцать пятому дню рождения. На всех парах он помчался на рынок за цветами, затем в супермаркет за сладостями, а оттуда - на Ленинский проспект, где в одном из домов-девятиэтажек изнывала от ожидания темпераментная Маринка. Михаил уже сильно опаздывал, поэтому его мощный автомобиль значительно превышал допустимую скорость, лихо маневрировал и рискованно шёл на обгон. На кольце, как всегда в это время, потоки машин двигались медленным черепашьим ходом и Миша, матерясь от бессилия, надолго застревал в дорожных пробках у светофоров и на перекрёстках. Чтобы хоть как-то наверстать потерянное время, он свернул с кольцевой и поехал по боковым улицам, где движение было не таким большим.

            Светофор на пешеходном переходе замигал жёлтым, когда Мише до него оставалось метров двести. Но на переходе виднелся только одинокий старушечий силуэт. Цвет светофора покраснел. «Пока бабуля разгонится, я прошмыгну», - решил Михаил и увеличил скорость. Бабуля готовилась к передвижению и даже поставила одну ногу на проезжую часть, но идти не решалась, а бдительно всматривалась в мчащийся автомобиль.

- Молодец бабулька, понятливая, - усмехнулся Миша и вдруг, к своему ужасу, увидел парня, непостижимо быстро выскочившего из-за спины старушки на дорогу.

            - ... твою мать, - выкрикнул Миша, втаптывая в пол педаль тормоза.

Но по скользкому мокрому асфальту машина продолжала мчаться вперёд и через мгновение раздался удар. Парня оторвало от земли, развернуло в воздухе и, словно кусок тряпки, кинуло на асфальт далеко впереди. А «Вольво» по инерции продолжала ползти и остановилась в двух метрах от головы поверженного пешехода.

            - Куда же ты лезешь под колёса, придурок? - выкрикнул Миша и злобно хлопнул руками по рулю, в горячке ещё не осознавая, что произошло. - Меня же Марина ждёт! 

Рождённый ползать - летать не может! Это высказывание Миша знал давно. Кто из великих сказал такие прекрасные слова, Михаил точно не помнил – может Гоголь или Лермонтов. Впрочем, какая разница чьему перу принадлежит эта фраза? Главное, что она очень точно отражала Мишино мировоззрение: если тебе суждено передвигаться только на своих двоих, значит, ходи осторожно, сопя в две дырочки, и уступай дорогу более быстрым людям, не мешай их движению. А этот идиот даже не удосужился повернуть голову и осмотреть улицу!

            Миша вылез из машины и еле сдержался, чтобы не пнуть ногой лежащего на боку парня. «Такой день мне испоганил!» - подумал он с ненавистью. Однако ледяной осенний ветер и собиравшиеся вокруг люди отрезвили Мишу. Теперь им овладел панический страх. «А вдруг он умер? - ужаснулся Миша, покрываясь холодным потом. - Я ехал на красный, а это тюряга! Даже папик не поможет!» Послав подальше и Маринку, и её благоверного супруга вместе с его командировкой, он стал лихорадочно прокручивать ситуацию и соображать, как из неё выпутаться.

            Но Мише повезло! Точно видели, что он ехал на красный только эта бабуля и двое мужиков. Один из мужчин побежал в ближайший магазин вызывать скорую и больше у машины не появлялся, второй видно тоже куда-то опаздывал. Он постоял в толпе минут десять, даже не разрешил Мише переворачивать пострадавшего, но, не дождавшись приезда милиции, растворился в толпе. В этой жизни и в наше время деньги решают если не всё, то уж во всяком случае, очень многое: с помощью всего лишь трех тысяч рублей Миша быстро превратил бабушку из своего злейшего врага в преданного союзника. Приехавшие к месту происшествия гаишники, тоже оказались нормальными ребятами и с ними Миша быстро нашёл общий язык. Папины связи также здорово помогли. Оставалось ждать, когда очухается этот Мальцев - вдруг он начнёт качать права и настаивать, что он шёл на зелёный свет. Но и эта проблема только что разрешилась благополучно для Миши - потерпевший не помнил цвет сигнала светофора.

            Делая вид, что он задумался, Миша продолжал стоять у кровати Игоря. Исподтишка рассматривая аудиторию, он чувствовал, что его слова возымели успех - не хватало только аплодисментов. Все присутствовавшие в палате: и Юля, и больные смотрели на Мишу. Даже непрерывно кашляющий Кирилов забыл про свой кашель и только дышал тяжёлым свистящим дыханием.

            - Хорошо рассказываешь, командир. Душевно. Тебя послушал – точно роман-газету прочитал, - изрёк он и закашлялся.

            Игорь смотрел на Мишу и в нём боролись два противоречивых чувства: с одной стороны вроде бы этот парень всё говорил правильно и красиво, но с другой, в его речи ощущалась какая-то поддельность и фальшь. В свои двадцать лет Игорь ещё, конечно, плохо разбирался в людях, однако что-то в Мише настораживало. Что? Игорь пока не мог определить, да и сейчас он был не в том состоянии, чтобы разбираться в этом. Если свидетели показали, что он шёл на красный, значит, виноват только он. Мальчишка! От радости позабыл про всё на свете.

            - Извините, что доставил вам, Михаил Борисович, столько беспокойств. Во всём происшедшем виноват только я, - сказал Игорь. - Большое спасибо за медикаменты. Я вам верну деньги...

            - Что ты, Игорёк! Какие деньги? - Мише даже стало немножко стыдно. - И не думай про это! Лучше поскорее выздоравливай.

            - Да, Михаил Борисович, большое спасибо вам за лекарства, - с едким сарказмом сказала Юля от окна.

            «А она ничего! Премиленькая девочка. Студенточка, наверное», - подумал Миша и, сделав вид, что не понял Юлиной иронии, ответил:

            - Какие благодарности? Я всегда готов помочь вам, ребята. Ну, не буду досаждать своим присутствием. Надеюсь, в дальнейшем мы подружимся. Поправляйся, Игорёк!

            Миша галантно поклонился и направился к двери.

            - Слышь, командир, - остановил его Кирилов. - Угости сигаретой, а то здесь меня на курительной диете держат.

            - Без проблем, - из бокового кармана модного пиджачка Миша достал светлую пачку «MALBORO». - Бери все. У меня в машине ещё есть.

            - Ну, спасибо, командир, - радостно сквозь кашель произнёс Кирилов.

Он схватил почти полную пачку сигарет и быстро спрятал под подушку.

            - Ты что, Паша, - толстенький Илья Петрович отложил свою газету. – Тебе же Виталич строго-настрого...

            - Успокойся, - отмахнулся от него Кирилов. - Не маленький.

            - Да вы не волнуйтесь. Это облегчённые сигареты, безвредные, - обнажил в улыбке белоснежные зубы Миша. - Кури на здоровье, приятель.

            Он подмигнул Паше Кирилову и вышел из палаты.

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 2220 гостей и 3 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7816
5514
4687
2891
2773
2596
2445
1968
1929
1745

Комментарии