Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    571 ( +727/-0 )
  • slivshin
    318 ( +220/-0 )
  • gen
    94 ( +51/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    82 ( +136/-0 )
  • beloborodov
    68 ( +105/-0 )
  • максим69
    55 ( +34/-0 )
  • sovin1
    54 ( +39/-0 )
  • Скволли
    50 ( +70/-0 )
  • Тиа Мелик
    49 ( +80/-0 )
  • Volgski
    45 ( +46/-0 )

( Голосов: 5 )
Avatar
Умник. Глава 22. Часть 3
16.05.2017 08:10
Автор: Сергей Арт.

* * * * *

            - По случаю нашей встречи можно было бы выпить что-нибудь и покрепче кофе, - сказал Богдан, когда они уселись за столик. - Но я за рулём.

            - Поэтому мы ограничимся кофе с бутербродами и пирожными, затем закажем моро­женое и сок. Ты же, наверное, ещё помнишь, что я большой поклонник сладкого.

            - Помню я, помню, - Богдан нетерпеливо заёрзал на стуле. - Не морочь мне голову своим сладким. Давай рассказывай!

            - О том, что тебя вывезли в Америку, я узнал случайно из газеты, когда мы с Ириной отдыхали в Испании, - начал свой рассказ Игорь. - Отдых нам пришлось срочно прервать. Мы вернулись в Лондон, где, кстати, до сих пор и проживаем. Твой арест оказался тем кнутом, который подхлестнул меня действовать быстро и, надо сказать, рискованно. Другого выхода у меня не было. Я понимал, что в скором времени могу­щественное ЦРУ отыщет меня, тем более, что теперь рядом со мной Ирина. А ЦРУ было прекрасно осведомлено, в каком положении сейчас она, даже знало сроки её беременности. Мне уже чертовски надоело находиться в бегах и жить в постоянной тревоге о том, что в любой момент заявятся агенты какой-нибудь спецслужбы и нацепят на руки наручники.  В об­щем, нужно было что-то предпринять, чтобы зажить нормальной легальной жизнью, ну и, естественно, помочь тебе выбраться из лап цэрэушников. Поначалу у меня не было никакого реального плана и, вернувшись в Лондон, я стал просто шалить в Интернете, развлекая обывателей. Как выразилась одна газета - "робингудил". Ты, наверное, читал об этом.

            - Это ты перечислял деньги номенклатуры и мафиозников на счета благотворитель­ных фондов? - догадался Богдан. - Хорошее занятие. Как говорится, приятное с полезным. Но почему решили, что это дело рук не одного человека, а тысячи Умников?

- Минуточку. Дай я поем, - Игорь быстро расправился с бутербродами. Затем занялся пирож­ными. Он откусил кусочек заварного, сделал глоток кофе и от удовольствия зажмурился.

Богдан тоже вспомнил про свой кофе, хлебнул раз, другой и, не притронувшись к пирожным, стал торопить Игоря:

- Хватит чревоугодничать. Потом брюшко набьёшь. Давай рассказывай.

- Сейчас, - Игорь расправился с заварным и, смакуя кофе, стал говорить: – Каждая структура государственного учреждения, пусть даже и разведки, всё равно какой: ФСБ, или ЦРУ – это сборище, прежде всего, чиновников, мелкого и крупного ранга, которые руково­дят своими непосредственными исполнителями. Во все времена, при любом строе, чтобы чиновник действовал в твоих интересах, нужно было…

- Дать ему взятку, - подсказал Богдан. – Ты хочешь сказать, что ты…

- Сначала мне удалось договориться с одним из чинов ЦРУ. Несколько суток я не отходил от компа, вскрывал секретные цэрэушные файлы, изучал их и подбирал себе нуж­ного кандидата. Выбрал. Не буду тебе говорить, кто он, но фигура очень влиятельная, может быть, со временем возглавит даже всё управление. В базе данных ЦРУ узнал о нём много нуж­ной и ненужной информации: от номера его кредитной карточки, до имени его любимой собаки. Затем с его банковских счетов перевёл деньги на свои.

- Ты ограбил бедного цэрэушника? – деланно ужаснулся Богдан.

- Ну не такой уж он и бедный, надо тебе сказать. Хотя в тот момент он действительно обеднел, – на его счетах я оставил по несколько долларов, чтобы эти счета не закрыли. Когда в Нью-Йорке был вечер, я позвонил к нему домой, представился новым агентом, что его, конечно, очень удивило, попросил включить компьютер и взять с такого-то емэйла важное письмо для него. В письме я сообщил, что дело большой важности и сек­ретности. И ещё попросил его установить на компе мой шифровальный «Хаос», приложенный к письму вместе с правилом пользования. Он всё сделал. Теперь мы могли общаться с ним без боязни, что кто-то прочтёт нашу переписку. Сперва отношения наши не заладились. Узнав кто я и что его счета опустели, он жутко обиделся, не сдержался и обозвал меня русским моло­ко­сосом, очевидно намекая на мою молодость. Но я был терпелив. Пообещал, что верну его деньги, даже если мы не придём к обоюдовыгодному согласию, и что, опустошив его счета, мне хотелось показать свои возможности и умение. Затем я намекнул, что на его счета будут переведены неизмеримо большие суммы от первоначальных, если ЦРУ оставит меня в покое. Ведь моя программа «Маятник», внедрённая в сети банков и проработавшая там шесть месяцев, пятого ноября самоликвидируется, как и было ей задано при запуске. Зачем же меня ловить? Какие у ЦРУ есть доказательства, что именно русский программист Маль­цев запустил в сеть вирус-программу? Я обычный богатый человек, которых очень много на земном шарике, а его услуги готов щедро оплатить. Постепенно цэрэушник успо­коился, и наши письменные диалоги вошли в конструктивное деловое русло, но пока он колебался и раздумывал. Его смущало несколько обстоятельств: первое – это то, что меня будет продолжать искать русская разведка. Не будет, – убедил я его, с представителями рус­ской разведки я уже провёл успешные переговоры и, если меня не будут трогать американцы, то и русские оставят в покое. Второе сомнение цэрэушника, – это опять же моя программа. Ему хотелось быть уверенным, что мой «Маятник» снова не попадёт в сеть. Я его смог в этом убедить – повторно внедрять «Маятник» в сеть было бессмысленно, так как в ближай­шее время должны были поменяться схемы банковской защиты и «Маятник» стал бы бес­поле­зен.

- Ты знал, что Зильберман начнёт менять банковскую защиту?

- Догадывался, - Игорь опустил голову и Богдан не заметил весёлую искорку, промелькнувшую в его глазах. – Через два дня после нашего первого контакта Джонни, так я за глаза называю цэрэушника, дал согласие оказать мне помощь и стал действовать: в амери­канской прессе появились сенсационные сообщения о тысячах «Умниках» и о том, что ЦРУ пошло по ложному следу, взяв какого-то Владимирова. Правозащитные общества, которым исподтишка сливал информацию Джонни, подняли истерику по поводу незаконного вывоза рус­ского за рубеж, также появились критические статьи в адрес Зильбермана по поводу не­совершенных средств банковской защиты. То есть, Джонни заработал на полную катушку, зава­рил такую крутую кашу, в которой я уже сам с трудом понимал, где правда, а где вымы­сел.

- Как этот Джонни решился связаться с тобой? Всё-таки не последний чин в ЦРУ. А вдруг это провокация его же сотрудников? Неужели он такой рисковый мальчик?

- Джонни не первый год в ЦРУ, опыт у него уже есть и немалый. Наверное, он может определить, прочувствовать, где провокация, а где нет. К тому же пятого ноября мой «Маят­ник» действительно самоликвидировался, и количество транзакций в сети стало таким же, как и полгода назад. Это сразу должна была зарегистрировать их отслеживающая система. Кто же, как не действительный Умник мог знать, что вирус- программа исчезнет именно пятого ноября? Ну и самый важный фактор: Джонни – это чиновник и разведчик. В его профессии изд­ревле заложен инстинкт покупаться и продаваться. За его риск я уплатил очень большие деньги и он прекрасно знал, ради чего рискует.

- Убедил, - усмехнулся Богдан. – Что же было дальше?

- Дальше нужно было выходить на контакт с ФСБ. Действовал по той же схеме, как и с Джонни, только теперь всё вышло гораздо проще, без уговоров и особых сомнений со сторо­ны выбранного мной кандидата. Наоборот, Ваня – назовём так моего нового приятеля из ФСБ, сразу понял, чего именно я хочу, и сам предложил свои далеко не бесплатные услу­ги. Сперва, правда, осведомился, будет ли меня продолжать разыскивать ЦРУ. Предложил и с ними договориться с его помощью, но уже по более высокому тарифу. Чему равен этот тариф я так и не узнал – на ту пору с ЦРУ у меня уже проблем не было. Однако тарифы у него очень крутые – когда он назвал сумму, которую мне нужно заплатить ему, то я пять минут пребывал в пол­ном шоке. Этот Ваня – хитрющий мужик, и далеко не дурак, но уж очень жадный. Попутно предложил мне погоны офицера ФСБ и должность консультанта при нём, однако я скромно отказался - мол, не достоин. По поводу оплаты между нами возник торг но, в конце концов, мы смогли договориться. Я Ване переправил куски исходника своего «Маят­ника» и приблизительно в те дни, когда тебя отправили из Америки в Россию, мой фээсбэш­ный друг стал действовать. Ты, наверное, читал о том, что ФСБ выследило китайского хаке­ра, который в момент задержания сумел скрыться?

- Читал! Значит, твой Ваня изловил какого-то китайца с рынка и…

- Никто, никого не ловил, - отмахнулся Игорь. – Ваня снял квартиру, набросал в неё различных китайских безделушек и фотографий, поставил старенький комп и загрузил в него элементы исходника «Маятника». Через недельку туда нагрянула группа захвата и вместе с ними на задержание отправилась группа журналистов. Так появился миф о китайском Ум­ни­ке и о его суперпрограмме, которая может быть растиражирована и внедрена в сеть. Среди банкиров и в массмедиа началась паника, опять полетели камни в Зильбермана: мол, ку­да годна твоя хваленая защита?

- Зильберман – молодец! Успел всё-таки создать новую систему защиты и сейчас пере­оснащает ею все банки, - сказал Богдан. – Ну да ты ведь, наверное, знаешь об этом.

- Знаю, -  усмехнулся Игорь.

- Не понял, - Богдан уставился на него удивлённым недоверчивым взглядом. – По твоему хитрющему оскалу и бесенятам в глазах чувствую подвох. В чём дело?

            Игорь рассмеялся, затем ответил:

- Эту новую защиту разработал я, не сам, конечно. Анонимно ставил задачи группам програм­мёров, а затем компоновал их решения. Принципиальную схему защиты от про­грамм типа «Маятник» я составил еще когда был в Венгрии, а в Лондоне приступил к её созданию. Последний месяц только над ней и работал, как говорится без выходных и без отдыха. Поэтому и не писал тебе, – совсем не было времени. Ты уж извини.

- При чём здесь тогда Зильберман?

- Когда программа была почти готова, я послал Зильберману принципиальный алго­ритм программы и предложил купить её. Не алгоритм, естественно, а всю уже готовую программу.

- И он согласился!?

- А что ему прикажешь делать? Кругом его чихвостят и газеты, и банкиры, аж перья во все стороны летят, клеймят позором его «RSA». А тут ещё китайский Умник объявился со своим «Маятником» – грабительской вирус-программой, которая весьма может осложнить бан­ковскую деятельность. Все криком кричат о том, что надо менять защиту. И тут эта защи­та появляется. Её алгоритм приходит к Зильберману анонимно по сети. Чтобы разработать по этой схеме всю программу нужно, как минимум, месяцев шесть даже для такого гиганта, как «RSA». А времени совсем мало – вдруг аноним, приславший схему, сам вздумает начать про­дажу своей программы? Зильберману легче было уплатить деньги, чем ронять престиж своего «RSA». К тому же, продавая новую защиту банкам от своего имени, Зильберман полу­чил немалый доход и ещё остался в выигрыше.

- И он до сих пор не знает, у кого купил эту программу?

- Уже знает. Даже знает, что это я вскрыл его счёт в начале года. Правда, пока не знает, что это я сотворил «Маятник» – по-прежнему считает, что это проделка китайского Ум­ника. Мы с ним встречались четыре дня назад.

- С кем?

- С Зильберманом.

- Ты встречался с Зильберманом?

- Что тут особенного? Он мне предложил работать на него, параллельно с «RSA». Я отказался. Тогда он предложил работать против него, я обещал подумать.

- Не понял. Как это против него?

- Без излишней рекламы разрабатывать хакерские программы против его защитных систем. Так ему будет легче обнаружить слабые места в своих программах и это наше противо­борство значительно ускорит возникновение новых перспективных разработок. Кро­ме того, постоянная угроза хакерства облегчит выколачивание денег с банковских структур на новые разработки и технологии.

- Ты ему представлялся как русский, или…

- Или… Я и сюда приехал, как иностранный подданный. С импортным паспортом гораздо легче жить за рубежом, да и здесь в России.

            Богдан рассмеялся и весело посмотрел на Игоря:

- Умник, фээсбэшный Ваня, цэрэушный Джонни, и Зильберман. Твой рассказ напоминает метод челночной дипломатии из анекдота.

- Расскажи.

- Русский парень решил сделать карьеру. Он пришёл к Рокфеллеру и спрашивает: «Вы бы хотели иметь своим зятем здорового русского парня?» «Нет», - ответил Рокфеллер. «А если этот парень – глава швейцарского банка?» «О, тогда это меняет дело!» Пошёл парень в швейцарский банк: «Вы возьмёте к себе директором здорового русского парня?» «Нет», - ответили в банке. «А если этот парень – зять Рокфеллера?» «О, тогда это меняет дело!» Пошёл парень к дочке Рокфеллера: «Согласна ли ты выйти замуж за главу швейцарского банка?» «Нет», - ответила дочка. «А если глава швейцарского банка – здоровый русский парень?» «О, тогда это меняет дело!»

- Может, какая-то аналогия и есть, - улыбнулся Игорь. – Хотя поверь, сейчас мой рассказ выглядит, как и этот анекдот, очень упрощённым. Когда я с ними договаривался, всё было не так просто, как теперь кажется. А согласие Вани и Джонни влетело мне в хорошую копеечку. Правда, потом всё это сторицей окупилось, когда я продал программу Зильбер­ману.

- И теперь тебя не тревожит ни одна из разведок? Мне кажется, что теперь Джонни и Ване было бы выгодно, если бы ты вдруг пропал, исчез бесследно. Свои деньги они получи­ли, а живой Умник – это компромат против них.

- Не совсем так. Сейчас они видят во мне перспективного бизнесмена, с которого ещё мож­но что-то поиметь. Я им нужен, также как и они на данном этапе нужны мне. В появле­нии компромата не заинтересованы ни я, ни они. Да и нет никакого компромата, так как нет прямых доказательств, что это именно они брали взятки с Умника. Поэтому Джонни и Ване выгодно, чтобы я был цел и невредим. Кстати, я утром сегодня встречался с Ваней и, как видишь, выжил, - Игорь старательно поплевал через левое плечо и постучал по полировке стола.

В кармане его пальто пискнул мобильник.

- Слушаю, - брови Игоря удивлённо поползли вверх. – Катя? Какая Катя? Ах, Кэт! Здрав­ствуй, солнышко! Ты сейчас здесь? Да, тоже приехал. А ты откуда узнала? Иван Пет­рович, по секрету? Да, мы с ним сегодня виделись. Предложил тебе поработать у меня? Да, мне нужен референт. Нет, мне очень нравится твоя кандидатура, но я ещё должен всё об­думать. В Будапеште? Не сбежал, Катюнь, а срочно выехал на спецзадание. Ты же знаешь, какая у нас с тобой работа. Встретиться? Нет, не забыл. И я тебя часто вспоминаю. Обя­зательно встретимся, Катюнь, когда я снова буду в городе. Через недельку, может быть. Диктуй телефончик, а я тебе перезвоню.

            Поймав удивлённый взгляд Богдана, Игорь сказал:

- Вот и потревожила.

- Кто?

- Ну, ты спрашивал, тревожит ли меня разведка. Это сотрудник ФСБ звонила. Кэт зовут, или просто – Катя. Я с ней ещё в Венгрии столкнулся, когда пришлось удирать.

- Видать, сильное было у вас... – Богдан многозначительно кашлянул. – Сильно, ви­дать, вы столкнулись, если она тебя теперь часто вспоминает.

- А ты как думал? – не растерялся Игорь. – Она разведчица, настоящий профессионал! У них память – дай Бог каждому.

- Слушай, а Архип тебе случаем не звонит? Вроде бы он тоже из разведки.

- Сбежал Архип. Он же Пловец, он же полковник ФСБ Валерий Грушевский. Это он вычислил и сообщил цэрэушникам, что ты увёз Ирину в Латвию. Об этом я от Джонни уз­нал.

- Значит Архип, работая в ФСБ, был и агентом ЦРУ?

- Работал сразу на двух хозяев. А Ирину решил освободить, чтобы помочь американ­цам взять меня. Разумеется, не безвозмездно. Но с нами он просчитался, мы его всё-таки пере­хитрили. Зато потом… Три недели назад ЦРУ заказало ему достать чертежи какой-то уж очень секретной и сверхновой российской ракеты. Архип уверил заказчиков, что чертежи поч­ти у них в кармане, или в тубусе. Только необходим чемодан долларов, якобы на взятки. С этим чемоданом он и удрал. Деньги со счетов тоже снял. Я проверил. Сейчас с ним очень хочет встретиться и ЦРУ, и ФСБ. Джонни также удалось убедить своих коллег, что Архип, указав на русского Умника, сознательно пустил американцев по ложному следу.

- Такого пройдоху не отыщут, - убеждённо сказал Богдан.

- Мне тоже так кажется, - подтвердил Игорь. – Но ведь спецслужбам надо же чем-то заниматься. Вот пусть и ищут Архипа, да ещё китайца.

- Какого китайца?

- Умника, который изобрёл «Маятник».

            Они рассмеялись. Снова в кармане Игоря раздался звонок.

- Слушаю, - Игорь ответил на русском, но затем перешёл на английский. – Ну и что!? Всё равно покупай. Не волнуйся. Делай, что я тебе сказал. Покупай!

- Судя по твоим репликам, это звонили с биржи? – Богдан опять смотрел на Игоря удивлённо.

- Да, мой брокер. Сегодня торги. Надо же как-то зарабатывать на хлеб насущный.

            - Ну и как? Получается?

            - Вроде бы.

- Там ведь можно и разориться!

- Можно, если не владеешь информацией, или владеешь ею не полностью, не знаешь создавшейся конъюктуры. Но можно и крупно выиграть, если знаешь, как играть.

- Ты знаешь, как играть?

- На акциях своих фирм я уже заработал хорошие деньги. Через подставных лиц я соз­дал три фирмы по компьютерному обеспечению. Выставлял их акции на торги, а мои броке­ры эти акции скупали.

- Ага, я понимаю. Такая покупка искусственно поднимает цену акций.

- Совершенно верно. Я их выбрасывал на торги, сам же скупал, поднимая их цену, и добился неплохого результата – на предыдущих торгах мои акции скупили по цене в десять раз превышающей их начальную стоимость.

            Опять раздался трезвон мобильника, на сей раз у Богдана.

- Почему удрал? – осведомился он у трубки. – Да, не на работе. Встретил старого друга и зашли с ним в кафе, поговорить. Не выдумывай, я же за рулём. Ой, совсем забыл! Прости, Натали! Скоро приеду! Можешь собираться! Пока!

- Жена, - виновато пояснил Богдан. – Просила сегодня в консультацию отвезти. Я и за­был совсем. Надо ехать. Сам понимаешь, седьмой месяц.

- Святое дело, - согласился Игорь. – У нас уже девятый начался. Кого хотите?

- Хорошо бы мальчика, но и девочка тоже подойдёт, - усмехнулся Богдан.

 

- Пойдём. Ты сейчас за женой? Значит, нам по пути – проедусь с тобой, зайду в свою квартиру. С марта в ней не был. Может она уже и не моя.

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 892 гостей и 9 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7187
4865
4289
2690
2505
2476
2445
1789
1624
1587

Комментарии