Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • slivshin
    506 ( +697/-5 )
  • tango62
    312 ( +472/-161 )
  • gen
    234 ( +244/-26 )
  • Скволли
    185 ( +336/-5 )
  • Blackwal
    153 ( +231/-15 )
  • sovin1
    150 ( +148/-43 )
  • МОТОЁЖ
    141 ( +229/-2 )
  • максим69
    123 ( +215/-3 )
  • DINA
    113 ( +189/-18 )
  • shadow
    105 ( +204/-1 )

( Голосов: 5 )
Avatar
Мастер и Маргарита. Новое явление (5)
04.07.2017 08:12
Автор: Сергей Арт.

Из-за приоткрытой в коридор двери донёсся дружный многоголосый хохот.

            - Хлопцы уже все собрались, - сказал дежурный. – Я вызвал двенадцать человек. Два водителя и две группы по пять человек.

            - Зачем столько? – спросил Ольха. – Хватит и одной группы.

            - Я ведь не знал характер операции, - оправдываясь, ответил Иван. – А когда не знаешь что и как, лучше перебрать, чем недобрать.

            - Всё правильно, - поддержал Ивана Дзюба и посмотрел на Ольху: - Ты же сам говоришь, что там может быть целое кодло. Пусть две группы и едут. Одна работает, другая ждёт возле дома и страхует, на всякий случай. А ты с какой хочешь, с такой и поезжай.

            Из раздевалки, где переодевались бойцы, снова раздался дружный заразительный хохот. 

            - Да что они там,.. как жеребцы на конюшне, - беззлобно сказал Дзюба.

            Он, а за ним и Ольха вышли из дежурки и, пройдя дальше по коридору, открыли дверь в раздевалку.

            - Слава Украине! – поздоровался с бойцами Дзюба и после их ответного приветствия поинтересовался: - Чего веселимся?

            - Да анекдоты прикольные Кроха рассказывает, - сказал старший одной из групп с позывным Грач. – Хочешь, Сергеич, он ещё раз расскажет?

            - В другой раз, - ответил Дзюба. – Значит, одна группа работает, другая ждёт на подстраховке. Где и кого брать, знает Илья Леонидович. Он пойдёт с вами… А где Мироненко?

            Двухметровый боец с позывным «Кроха» кивнул на дверь в глубине комнаты и ответил:

            - В сортире. 

            Как раз из-за закрытой двери послышался далёкий шум сливаемой воды, а через несколько секунд из секции подсобных помещений, где располагались умывальники, душевые и туалет, вышел старший второй группы - Мироненко. В руках он держал мобильник.

            - Ты, Мирон, и в туалете с телефоном не расстаешься? – решил пошутить Дзюба.

            Мирон уж было открыл рот для ответа, но его опередил остряк Кроха:

            - А он на унитазе селфи делал.

            - Какое селфи? Жена позвонила, - попытался объяснить Мирон, но грянул такой хохот, что в раздевалку прибежал дежурный Иван.

            - Совсем уже охренели? – спросил он. – Ржёте так, что у меня в дежурке уши заложило.

            - Всё, хлопцы, - сказал Дзюба сквозь смех. – Пошутили и хватит. Настраивайтесь на работу.

            Он вышел из раздевалки и вернулся в дежурную комнату. С ним вместе туда зашли Иван и Ольха.

            Как и обычно перед уходом домой Дзюба просмотрел регистрационные записи в журнале дежурного – нет ли чего-нибудь важного, о чём ему позабыли доложить.

            - Я поехал. Если что-то будет нужно…  - он не договорил, услышав телефонный звонок из барсетки.

            Звонил его боевой побратим Аксён. Они плечо к плечу воевали под Донецком. Но после сильнейшей контузии Аксён весной уехал домой в свои родные Черкассы.

            - Павло, у нас несчастье, - медленно выговаривая каждое слово, произнёс Аксён. После ранения ему было тяжело говорить. – Бабика больше нет.

            Горький комок подкатил к горлу Дзюбы, перехватил дыхание. Он привык к смертям, не раз уже хоронил товарищей. Но каждый раз с трудом осознавал потерю близкого человека. Бабик – двадцатипятилетний Женька Бабенко, участник Майдана и АТО, весельчак и душа их боевого подразделения. Он не расклеился и шутил даже после ранения, когда стал инвалидом. Пять месяцев назад - весной, лишившись ноги и кисти правой руки, с навсегда оставшимся осколком в области сердца, Бабик смеялся и говорил навестившему его в больнице Дзюбе, что поставит металлопластиковые протезы, как в кино у терминатора, и ещё положит не одну сотню сепаров. Последний раз они общались по телефону недели две назад. Дзюба сам позвонил Бабику и поинтересовался его делами. Тогда впервые после их знакомства Бабик пожаловался и попросил: «Корочки «Участника АТО» до сих пор никак не могу получить. Сестра обивает пороги кабинетов с кучей бумажек, а там сидят холёные рыла и культурненько её бортуют: у вас такой-то справочки не хватает, а здесь печать другая стоит. Помогите, Павел Сергеевич». Конечно, сразу после этого разговора Дзюба позвонил, кому следует. Его заверили, что дело не стоит и выеденного яйца и документы воина-инвалида максимум через пять дней будут готовы без всяких проволочек.      

- Он заболел? – с трудом проглотив воздух, спросил Дзюба. – Раны воспалились? Может заражение началось?

- Взорвал себя РГДэшкой, - ответил Аксён. Он продолжал говорить, неестественно растягивая слова и делая длинные паузы: - Его сестра поехала за удостоверением в город. Вроде бы оно уже было готово. А там ей сказали, что время действия какой-то справки истекло. Нужна новая справка, но для её получения необходимо пройти медкомиссию в областной больнице, которую проходят по записи в порядке очереди. Сестра позвонила Бабику и всё это ему рассказала, да ещё – дура расплакалась, запричитала о том, как ей надоела волокита с его инвалидностью. Вот он и взял костыли, вышел на огород, а там выдернул из гранаты чеку. Ты бы помог, Павло, с похоронами. Родители у него уже немолодые, да и сестра без работы. Да какая сейчас работа в селе...

- Сергеич, может вам воды? – участливо спросил Иван, когда Дзюба отключил телефон и сунул его обратно в барсетку. – У меня в холодильнике двухлитровая «Миргородская» стоит, ещё не начатая, сильногазированная.  

            - Паша, посиди, - сказал Ольха, пододвигая ему стул.  – На тебе же лица нет!

            В мобилке Дзюбы динамик был включён на полную громкость, и Ольха, и Иван слышали всё, что рассказал сейчас Аксён.

            Дзюба залпом осушил чашку с ледяной водой и в ярости заскрипел зубами. Он редко ругался, но сейчас не выдержал и изрёк несколько отборных русских матюгов. Затем встал со стула и, направляясь к двери, сказал:

            - Я домой. Если нужно, Иван, звони.     

            - Сергеич, может водиле сказать, чтобы он вас отвёз? – спросил Иван.

            - Сам доеду! Пока!

            Проезжая мимо продуктового, Дзюба остановил джип и купил бутылку водки. Зайдя на кухню, поставил её стол.

            - Может быть не нужно, Павлик? -  сделала попытку отговорить его жена: - Сам ведь знаешь, тебе нельзя пить. Опять в запой уйдёшь.

            - У меня побратим погиб.  

            Жена вздохнула, поставила тарелки с едой на стол и молча вышла из кухни.

            Есть не хотелось. Он открыл бутылку и почти до краёв наполнил гранённый, ещё совдеповский стакан. Взял его в руку, поднёс ко рту, но так и не выпил.

            - Да, мне пить нельзя, - сказал Дзюба самому себе и вылил водку в мойку.

 

            Затем, не притронувшись к ужину, пошёл спать.  

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1424 гостей и 15 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7925
7839
7547
5492
3440
3060
2972
2386
2313
2289

Комментарии