Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • slivshin
    174 ( +284/-0 )
  • gen
    120 ( +116/-5 )
  • shadow
    96 ( +147/-0 )
  • Аркадий Голод
    49 ( +84/-7 )
  • Оскар Природин
    47 ( +68/-2 )
  • sovin1
    44 ( +43/-8 )
  • Владимир Хорошевский
    38 ( +19/-0 )
  • Тиа Мелик
    33 ( +83/-0 )
  • Сергей Арт.
    26 ( +60/-0 )
  • Volgski
    21 ( +38/-1 )

( Голосов: 2 )
Avatar
Старуха
12.08.2017 19:01
Автор: Еланцев Константин Викторович

     1

«КАМАЗ» медленно шёл на перевал. Антоха Федотов матерился на чём свет стоит. План, план! Вместо двадцати навалили двадцать пять тонн щебёнки, и бедный движок тянул с надрывом. Извини, мол, хозяин, не могу быстрее! Второй раз по этому перевалу и всё с «перегрузом»! Благо, гаишников на сто вёрст не сыщешь!
  За стеклом сплошная чернота. Оно и понятно – час ночи. Задержался на карьере, менял колесо. Да ещё внутреннее, «на выстрел»! Провозился порядочно.
  Курил сигареты одну за одной. Так меньше хотелось спать. Хотя, на серпантине глаз надо держать востро. Ненароком слетишь с дороги, когда ещё помощь придёт!
  Вдоль дороги – сплошная тайга. Холодная, осенняя. «Хорошо, хоть вторую печку поставил!» - довольно вздохнул Антоха.
  Вдруг что-то ударилось в боковую дверь. Федотов даже отпрянул от неожиданности. Прямо в стекло на него смотрело старушечье лицо! Морщинистое, с большими тёмными глазами. Искривлённый беззубый рот что-то шептал, но Антоха сначала ничего не разобрал. Длинные, даже неестественно длинные, пальцы, как присоски прилипли к окну. Седые космы торчали в разные стороны, что делало это лицо уродливым и страшным.
- Поехали корову искать! – донёсся булькающий утробный голос.
 Страх был так велик, что у Антохи онемели руки, и пропал голос. Он в оцепенении смотрел прямо в старушечьи глаза.
- Какую корову?! – наконец, вырвалось у него и, скорее, по инерции нажал ручку и распахнул дверь. Старуху отбросило в кювет.
  Мигом пропал сон. Зубы стучали так, что их цокот звенел на всю кабину. «Господи! – с ужасом повторял Антоха Федотов, - Пронеси, господи!»


… На автобазе Антоха неделю не рассказывал об этом случае. До тех пор, пока не получил путёвку снова на этот маршрут.
  Мужики бывалые, опытные. Слушали не перебивая, потом курили и молчали.
- Значит, и тебе довелось с ней повстречаться! – наконец, буркнул Степаныч, и мотнул головой, словно, прогоняя наваждение.
- А ты, Василь Степаныч? – спросил Антоха.
- Да она испокон веков по этому перевалу бродит! То на подножку, а то и на капот запрыгнет к кому…Страх нагоняет на шоферню. Ну, я тоже её, конечно, встречал…
- А я подумал вначале, не убил ли! Старуха, всё-таки!
- Старуха!- Степаныч крякнул,- Ведьма это, понял? Как же ты её убьёшь?!
  И ещё долго в курилке продолжался этот разговор. Но Антоха Федотов не стал слушать его продолжение. Он пошёл к машине, сел в кабину и долго сидел, обхватив голову руками.
  Завтра ждал его на пути этот злосчастный перевал. И так не хотелось ехать!

                                               2

Минула, отшумела затяжными дождями холодная осень. Сковала ледяным панцирем озёра и реки наступившая зима. По знакомому перевалу всё так же сновали машины, и не было больше слухов ни о ведьме, ни о каких-либо других из ряда вон выходящих случаях.
Антоха Федотов стал забывать о своём злоключении. После встречи со старухой уже несколько раз проезжал этот перевал, но ничего  необычного не случилось. Боялся, конечно, сначала!  Всматривался до боли в глазах в лобовое стекло. Ничего… « Ну и славно!» - радовался Антоха, с каждым разом всё смелее проходя перевал.
Вот и в этот раз, не думая о неприятностях, получил путёвку, уточнил маршрут. Надо было доставить груз в соседний городок, километрах в семидесяти  отсюда. 
«Это я мигом! – рассуждал Федотов, стоя под погрузкой,- Какое же это расстояние?!»
Выехал по графику, до обеда. Рассчитывая вернуться назад как раз к концу рабочего дня, машину не гнал. Время есть, спешить некуда!
Только в этот раз, поднимаясь на перевал, вспомнилась та ведьма. Где-то подсознательно мелькала мысль, что они ещё обязательно встретятся.
«Чертовщина! – ругал себя Антоха,- И почему я такой впечатлительный?!»
Перед последним подъёмом «КАМАЗ» вдруг дёрнулся, натужено  завыл мотор, и Федотов понял, что встал. «Шлифанул!» - сердясь на себя, вскрикнул он.
Как назло, не было мимо проходящих машин. Да ещё повалил крупный густой снег. Начиналась метель. И стало ясно, что вырваться из этой круговерти вряд ли придётся в ближайшие часы.
Антоха выскочил из кабины и снова ругал себя, что ни разу не обратил  внимания, есть ли вдоль трассы кучки с песком, которые дорожники обязательно оставляют на каждом подъёме. Немного пометавшись, запрыгнул в машину.
«Ничего, соляры много, трасса не такая уж глухая!» - успокаивал себя, но страх приходящий откуда-то снаружи, становился всё сильнее. «Здесь она, здесь!» - понял Антоха, и противные мурашки побежали по телу,и мелкая дрожь прошла по плечам. А глаза всматривались в метавшуюся за окном непогоду.
Защёлкнул все двери. Теперь только шум двигателя нарушал тишину, да печки нагоняли тепло, внося в кабину уют и спокойствие.
«Действительно, чего это я? Ведь день ещё, да и какая-нибудь машина пройдёт обязательно! – на Антоху  наваливалась дремота. Склонившись к баранке, он почти заснул, как уже знакомое бульканье ударило в уши. Зная, что это значит, ещё не открывая глаз, Антоха боялся оторвать голову от руля. « Ну почему я?!» - сверлило в мозгу.
И всё-таки  он увидел её. За стеклом пассажирской двери. Те же седые космы, развевающиеся на ветру, тот же беззубый рот… Она своими чёрными глазами молча смотрела на Федотова. Потом донеслось; «Видел корову?».
« Господи! – закричал Антоха,- Да не видел я твою корову, не видел!»
И забился в истерике.


- Метель  сильная прошла. Только закончилась, я дальше поехал. Машину мотает из стороны в сторону, но поднимаюсь потихоньку. Вижу, вроде Антохина  машина стоит! Точно, она! – рассказывал в курилке Степаныч шоферам.
- А что же он стоял? – спросил кто-то.
- Да упёрся бампером в кучу песка, ну, в ту, для подсыпки! Как с трассы не слетел, удивительно!
- А дальше, Степаныч! – всех увлёк этот рассказ.
- А дальше, хотел кабину его открыть, да не тут-то было – закрылся изнутри! Я на подножку и в стекло, а там Антоха мечется, орёт благим матом! 
Меня увидел вдруг, оторопел, а потом… заплакал.
Я его долго по голове гладил, словно  ребёнка  маленького. А он уткнулся в моё плечо и трясётся.
Так-то, братцы!
- Ну и…?
- Что, ну? Отошёл потом, курить попросил. Всё про ведьму эту сказать пытался, да только я и сам понял уже. Снова она его пугала. Бедный парень!
…Когда Антоха зашёл в курилку, все разом замолкли. Кто-то удивительно присвистнул:
- А ведь ты белый весь, Антош!
- Белый… - виновато улыбнулся Федотов.

                                            3

Совсем наладилась Антохина жизнь! Шоферить перестал, в рейсы не ходил. Перевёлся слесарем. Пусть и за меньшую зарплату, зато спокойнее, без нервов.
Опять стал забывать свою старуху. Познакомился с хорошей девушкой и уже подумывал жениться. Люся увлекалась туризмом. Выманивала Антоху из общежития, и они часто бывали на природе. Жгли костёр, ловили рыбу, готовили шашлыки. А то и уезжали подальше с палаткой. Потом она привела Федотова в туристический клуб, где ему очень понравилось.
Так начинался очередной поворот Антохиной судьбы.


Об этом походе на Соболиные озёра они мечтали с Люсей давно. Приятель рассказал о красивейшем Синем водопаде, который замерзает зимой, ниспадая в эти озёра, о замечательно речке Снежной, о ночёвках в зимовье среди гор.
И когда несколько человек из турклуба решили «дикарями» отправиться в эти места, Антоха с Люсей были обязательными участниками этого похода.
Видели и водопад, правда, летний, и речку, и озёра. Они подолгу сидели на берегу и планировали свою семейную жизнь. Ночевали в зимовье, где смолистый запах стен пропитывал насквозь и радовал душу!
Потом Антоха нечаянно подвернул ногу, и лодыжка болела неимоверно. Группа уходила в однодневные маршруты по окрестным горам, а Антоха оставался кашеварить, благо, холостяцкая жизнь научила его этому искусству! Люся сначала хотела оставаться с ним, но Антоха объяснил, что не стоит из-за этого отказываться от массы впечатлений, и лишать себя удовольствия побыть на свежем воздухе.
Вот и в этот раз группа ушла в поход. Антоха поцеловал Люсю, помахал вслед рукой и, посидев на берегу, ковыляя, зашёл в зимовье.
…Оцепенение долго не отпускало его! Онемевшие ноги не хотели сгибаться. Антоху трясло, как когда-то на «гребёнке» в пору шоферской жизни.
Возле окна, облокотившись костлявыми руками об стол, сидела… старуха! Антоха не поверил своим глазам. За столько километров, в таёжном зимовье – и она! Наконец, приложив усилие, он сдвинулся с места и присел на нары.
- Кто ты, бабушка? – еле ворочая языком, спросил Антоха, с трудом унимая дрожь своего тела.
Старуха резко повернулась, долго смотрела, не мигая, своими обжигающими глазами. Сначала клокотание вырывалось из её горла. Потом всё стихло. И вдруг она заговорила. Скрипучим старческим голосом. Но голосом ровным, с чётко произносимыми словами.
- Ты Антон? – спросила ведьма.
- Да!- ничего не понимая ответил он.
- Не барина Костомырского  родственник?
- Какого барина? Ты откуда, бабушка?- Антоха совсем осмелел.
Та кое-то время сидела молча. Шевелила своим беззубым ртом и сверлила Федотова своим взглядом.
- Кто я? – наконец, произнесла старуха, - Кто я… Я, милок, память из прошлого…
Антоха уже не боялся. Он понимал, что сейчас услышит то, что мучило его все эти годы. Услышит ответ на все вопросы, связанные с этой ведьмой.
- Не ведьмой! – услышал он старухин голос, - И не была ей никогда!
- А как здесь… перевал… корова…
- Услышать хочешь? Слушай. Я тогда молодой была, красивой. Служила барину Костомырскому в прислугах. Ты точно не слыхал о таком? – вдруг опять усомнилась она.
- Точно! Точно не слышал!
- Очень уж ты похож на сынка его. И зовут так же – Антошей. Я тебя ещё тогда, на перевале, рассмотрела.
Вот этот сынок барский и положил на меня глаз. А я гордая, боевая! Он ко мне и так, и этак – всё впустую. Неприступная! То ли пожаловался батюшке, то ли ещё что, но только отослал князь Костомырский меня на дальнее село, да заставил коров пасти!
Антоха с замиранием сердца слушал этот рассказ. Поглядывал на старуху и удивлялся. Что в ней страшного?
Горбатый нос – так это от старости. Сверлящий взгляд? Да мало ли на земле людей с таким взглядом?! Космы торчат? Так где же ей расчёсываться, если всё по тайге да перевалам бродит?!
- А дальше? – уже с интересом спросил он.
- Дальше? А дальше, милок, беда пришла… Сын этот барский даже там меня нашёл! Вот тогда и сказала я, что не пара мы. Мол, отец не позволит. А просто так, для баловства, не отдамся ему. Его убью, себя убью, а не отдамся! Ох, и вспылил барский сынок! Ох, и закричал на меня! Погрозил  пальцем и уехал.
А потом пропала у меня корова. Чёрная, дорогая. Барин её откуда-то из-за границы привёз. Несколько дней я бегала, всё искала, да всё без толку!
Пошла к барину и всё рассказала.
Рассвирепел  князь Костомырский и повелел меня плетьми для наказания отхлестать. А немой кат его по кличке Говорун от удовольствия руки потирал да подмигивал мне из-подтишка!
Антоха представил вдруг юную девушку, привязанную к столбу, дворню, согнанную посмотреть на экзекуцию, что б не повадно было барское добро транжирить, и ему стало жалко и эту ведьму, и потерянную корову, и жизнь нескладную дворовых холопов…
- А потом, бабушка?
- А потом, милок, я умерла…. Не выдержала. Слишком много плетей наказал барин! Да только знала я, что ту корову барский сынок увёл и продал её за три рубля где-то на стороне. Знала, а промолчала. Нравился он мне всё-равно! Вот с тех пор и хожу по земле. Очень уж хочется найти свою бурёнку!  Может, и её душа бродит где в этих местах, меня ищет….
- А говорят, покойники не стареют…- Антоха вопросительно посмотрел на старуху.
- Это те говорят, кто никогда не был покойником. Стареют…. Ну ладно, Антошенька!- ведьма встала во весь рост. Маленькая, морщинистая. Как живая! Вот только холодком от неё тянуло, да затхлый запах тлена витал по зимовью.- Больше я тебя не потревожу! А теперь поспи, устал ты…. 
У Антохи стали слипаться глаза. Он ещё что-то пытался сказать в ответ, но язык перестал повиноваться. Сладостная дремота опустилась на его голову. Антоха откинулся на нары и мгновенно уснул, уже не думая о произошедшей встрече и о не сваренном  ужине, которым непременно хотел удивить уходящую в маршрут группу.


Антоха Федотов женился на Люсе. Через несколько лет он уже работал механиком на своей родной автобазе. А вечерами, когда зимние сумерки опускались за окнами их с Люсей квартиры, Антоха рассказывал своим сыновьям сказку о ведьме, бродящей по перевалу, о пропавшей двести лет назад корове и о своих напрасных страхах, испытанных в такой уже далёкой молодости….
Да и старуху эту больше никто никогда не встречал.

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 841 гостей и 2 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
8646
3782
3724
3426
2696
1990
1972
1958
1639
1608

Комментарии