Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • slivshin
    193 ( +129/-0 )
  • Лена Пчёлкина
    187 ( +270/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    59 ( +71/-0 )
  • gen
    55 ( +41/-0 )
  • Скволли
    46 ( +80/-0 )
  • Тиа Мелик
    40 ( +67/-0 )
  • максим69
    33 ( +32/-0 )
  • Оскар Природин
    30 ( +32/-0 )
  • olivka
    26 ( +26/-0 )
  • shadow
    18 ( +33/-0 )

( Голосов: 6 )
Avatar
Судьба Человека (24)
02.12.2017 09:20
Автор: Сергей Арт.

* * *

- Молодой человек, приехали, - кто-то тронул за плечо Олега.

Он вскинул голову и, ещё не совсем проснувшись, спросил:

- Куда приехали?

В уже опустевшем салоне у его сидения стоял водитель и улыбался:

- Куда куд-куда. В Москву. Вон метро «Речной вокзал», видишь? Дальше я не еду.

Потирая спросонок глаза, Олег вышел из автобуса. Свежий морозный воздух окончательно прогнал остатки сна. Хотя утро только начиналось - всего восемь часов, задерживаться в Москве не было особой нужды. Тем более, что после бессонной и такой насыщенной событиями ночи хотелось побыстрее вернуться в свою квартирку в Протвино и поваляться в горячей ванной. Спускаясь на эскалаторе в подземелье метро, Олег решил ехать на Курский вокзал – если постараться, он мог успеть на девятичасовую Серпу­хов­скую электричку.

Из туннеля с грохотом и свистом вынырнул ещё совершенно безлюдный после конеч­ного разворота поезд. Остановился, распахнул автоматические двери перед мало­чис­лен­ным отрядом садящихся на «Речном вокзале» пассажиров. Вместе с Олегом в четвёр­тый вагон от головы поезда вошла девушка, очень похожая на Виту: такие же длинные золотистые волосы, большие глаза, миловидное кукольное личико. Она села напротив, закинула ножку на ножку, выставив для обозрения свой красивый коричневый сапожок с высоким каблучком-шпилькой, достала из пакета журнал «Vogue». Перелистнув страни­чек пять с рекламой верхней женской одежды и парфюмерии, девушка закрыла журнал и уставилась в пол вагона задумчивым взглядом. Олег не удержался и принялся «ска­ни­ро­вать» мысли симпатичной попутчицы: «…должны были с пятого, а уже тринадцатое. Неделя! Уже целая неделя, а их всё нет. Неужели залетела? От кого? От Вадика или от Игоря? От Юрки точно не могла…». Олег мысленно ругнулся и от нечего делать стал изучать висевшую над головой девушки схему линий московского метрополитена: «Где мне выходить? На «Театральной». Потом перейти на «Площадь революции» и всего одна остановка до «Курской». Успею? На девятичасовую вряд ли. Следущая электричка что-то около десяти. Придётся час слоняться по вокзалу. Может, сразу рвануть на автобус? Ладно, поживём – увидим. Всё равно, как ни крути, выходить на «Театральной». Доеду до неё, а там уже точно определюсь, чем ехать».

            После «Войковской» и «Сокола» пассажиров в вагоне значительно прибавилось. Рядом с девушкой села вполне обычная, ничем не привлекательная женщина средних лет. Трудно сказать, почему Олег обратил на неё внимание. Может, потому что на девушку смотреть ему не хотелось, а пялиться на схему метрополитена и рекламные наклейки над окнами уже надоело. Женщина вызывала сочувствие: чёрное видавшее виды кожаное пальто, под стать ему изношенные сапоги, слегка сбившийся на сторону нелепый вязаный берет, из-под которого видны жёлтые, явно крашенные дешёвенькой краской волосы. Но, главное, это лицо - усталое, бледное и какое-то безжизненное. Миндалевидные глаза смотрят вперёд, направлены в одну точку как бы сквозь Олега, смотрят  отрешённо, ниче­го перед собой не видя. Вот они заблестели, наполнились влагой. Кажется, сейчас жен­щи­на заплачет. Да, так и есть, две слезы выкатились из глаз и потекли по щекам. Она встре­пе­нулась, смахнула слёзы рукой и пугливо глянула по сторонам – не наблюдает ли за ней кто-нибудь? Не наблюдают - Олег успел отвернуться. Женщина успокоилась, опять уставилась в одну точку, и её глаза снова заблестели от слёз. «О чём она так горюет?», - Олег отнюдь не страдал любопытством, но опять-таки, кто знает почему, в третий раз за это утро решил прибегнуть к своим парапсихологическим возможностям. Может быть, сыг­ра­ло чувство досады - ведь вовремя прочитай мысли Красиной несколько часов назад, он ни за что не дал бы ей увести Виту на «творческое собеседование». А может, благодаря упраж­нениям из тетради прадеда, в нём впервые сработало предчувствие опасности?

Сначала на фоне далёких гор он увидел подворье сельского дома и на нём двух игра­ющих ребятишек: мальчика и девочку. Затем возник нарастающий свист и что-то грохнуло. Испуганно залаяли собаки, раздались автоматные очереди. Из небольшого сарайчика выскочил чернявый мужчина, схватил в охапку детей и бросился к дому. На ходу мужчина закричал. Эту фразу на неизвестном языке Олег прекрасно понял. Потому что, физически пребывая в вагоне метро, мысленно находился на крыльце сельского дома вместе с женщиной, в чьи воспоминания сейчас погрузился, испытывал тот же ужас, который испытывала тогда она.

- Тамара, - кричал мужчина. – Быстрее в погреб.

Снова жуткий свист, грохот, вставшая на дыбы и стремительно летящая в глаза, земля. Вслед за этим успокаивающая бессознательная чернота.

Картинка сменилась: спальня с пёстрым ковром на побеленной стене, у кровати сидит пожилая женщина в чёрном. Она вытирает платком заплаканные глаза.

- Мы ждали, пока ты хоть немного окрепнешь и поправишься, Тамара, – женщина всхлипывает и опускает голову. – Рано или поздно, но ты должна об этом узнать. Выжила только ты. Ренат и дети погибли…

Олег почувствовал, как его грудь наполняется мучительной безысходной болью. Захотелось зарыдать, удариться головой об стену, закричать яростным истошным криком. Ещё мгновение и он бы не выдержал, «отключил» бы своё сознание от этих страшных воспоминаний сидящей напротив него несчастной. Но картинка снова сменилась: покры­тая травой, освещённая солнцем лесная поляна. На толстом сухом стволе дерева от време­ни покрытого длинными продольными трещинами и с полностью облезшей корой, сидит широкоплечий мужчина в камуфляже, его наголо бритая голова повязана зелёной ленточкой. Мужчина поглаживает свою чёрную бороду и говорит:    

            - Это русские гяуры виноваты в смерти твоего мужа и детей. Ты чеченка, Тамара. И значит, ты должна отомстить, иначе после смерти никогда не встретишься с ними. Они ждут и зовут тебя. Отомсти, и Аллах соединит на небесах ваши души.

Новая картинка: вполне современная городская квартира. На стуле сидит рыжеволосый мужчина в дорогой дублёнке. В окольцованных золотыми перстнями пальцах он держит  широкий, толстый и по всей видимости тяжёлый кусок ткани.  Рыже­во­лосый ласково улыбается:

- Я рад за тебя, Тамара. Скоро ты отправишься на небеса и там соединишься со своими близкими. Ничего не бойся и мсти – это твой святой долг. Давай, Аслан, поможем надеть ей пояс. Он очень тяжёлый, но это святая ноша, Тамара. Теперь надевай пальто и застегнись. Готово. Ты можешь идти, Тамара. Аслан проводит тебя до входа в метро. Напоминаю, ты садишься в любой центральный вагон. Когда на станции «Театральная» - запомни «Театральная» поезд остановится и начнёт раздвигать двери, ты просунешь под пальто руку и нажмёшь на кнопку, как учил инструктор. Всего через час ты встретишься с мужем и детьми, Тамара. Ты совершишь подвиг, а наш народ будет гордиться тобой.

Картинка сменилась. Опять на фоне далёких гор Олег увидел подворье сельского дома и на нём играющих мальчика и девочку. Мальчик повернулся к нему лицом, весело рассмеялся и помахал рукой...

- Подожди ещё немножко, Тимур, - услышал Олег женский голос. – Сейчас мы встретимся, на следующей остановке.

Эта последняя мысль женщины заставила его вернуться в действительность: «На следующей остановке?! Какая следующая?».

- Осторожно, двери закрываются, - раздалось из вагонного динамика. – Следующая станция – «Театральная».

- «Театральная»! – Прошептал вслед за голосом-автоматом Олег.

Поезд набрал ход. За окнами с упругим лихим посвистом отлетали к стенкам тон­неля воздушные вихри, на стыках рельсов весело постукивали колёса. В четвёртом вагоне было много пассажиров: все места заняты, в проходах и на площадках перед дверьми стояли люди. Рядом с террористкой по-прежнему сидела симпатичная девушка и листала свой «Vogue». «Дура! – Чуть было не заорал Олег. – Бросай эту журнальную бурду и быстрее уноси ноги на своих высоких каблучках-шпилечках. Куда-нибудь! Хоть в другой конец вагона». По его лицу заструился холодный пот, мозг парализовал панический страх. Словно кадр из боевика, перед глазами вспыхивало одно и тоже - то, что должно было случиться всего через какую-то минуту: яростный огненный смерч и разбросанное месиво стекла и пластика, тряпья и человеческого мяса.

Как при замедленной съёмке, темнота туннеля промелькнула назад и за окнами поплыла станция, стоящая на перроне людская толпа.

            - Сейчас, Тимурчик, сейчас я к тебе приду, - повторил полный слёз взгляд сидящей напротив Тамары.

Страх не пропал, просто сдвинулся, ушёл на второй план. В эти решающие мгно­ве­ния, как и десять лет назад, когда его собирался душить убийца отца, сквозь миндале­вид­ные глаза террористки Олег увидел сердце. Оно ритмично сокращалось, гнало по сосудам кровь, давало жизнь тому человеку, который этой жизни хотел себя лишить. Хотел умертвить и себя, и сотни других случайных людей. Вот оно, это сердце живое и без­за­щит­ное. И Олег прекрасно знал, что может его остановить, остановить своим взглядом, просто следует приказать ему остановиться, и оно обязательно остановится.

- Ну же, - прошептал он самому себе, уже понимая что этого не сделает: пусть террористка сама хочет смерти, но ему было жалко несчастную, у которой война забрала детей и мужа.

Вагон остановился.

- Станция «Театральная», - сообщил динамик.

Двустворчатые двери начали разъезжаться в разные стороны.

- Я иду, Тимурчик,.. – рука женщины поползла к пуговице на кожаном пальто.

- Не надо, Тамара, - попросил Олег.

Боковым зрением уловил на себе удивлённые взгляды в метре стоявших от него двух парней. Значит, сказал он это вслух. Но, какая разница?! Главное, что её рука замер­ла! Шок вдруг прошёл и Олег вспомнил о своём бесценном сейчас даре воздействия на людей. «Нельзя касаться кнопки на поясе, Тамара, - мысленно приказал Олег. – Ты не должна касаться кнопки. Вставай и выходи». В числе других пассажиров они вышли из вагона. Тамара прислонилась к колонне. Боясь не потерять из виду её лицо, Олег стоял рядом. «Теперь, Тамара, ты подойдёшь к милиционеру и скажешь ему о том, что хотела сделать», - отдал он ей новое приказание, когда поезд уехал.

Один из дежурных ментов прогуливался по перрону. К нему-то и направил свою подопечную Олег.

- На мне пояс шахида,.. – зашептал он. 

- На мне пояс шахида, - усталым безжизненным голосом сказала сержанту Тамара. – Я должна была взорвать поезд на этой станции метро. Но я передумала. Сообщите обо мне своему начальству, и пусть они пришлют…  

«Кого пришлют? – На секунду Олег задумался, подыскивая нужный термин. В голове закрутился вовсе не подходящий к  этому моменту  военный         термин - «снайпер»: -Снайперов? Нет. Кого же? Этих… Минёров? Ещё лучше! Ну, как же их? Сапёров! О, это уже ближе, но тоже не то. Мы скажем по-другому…».

- Пусть пришлют людей из соответствующих служб, чтобы с меня сняли пояс, - закончила Тамара. - Я хочу сдаться.

При её первых словах совсем ещё молодой сержантик с простым деревенским ли­цом замер, застыл каменным изваянием: глаза на выкате, губы растянуты в какой-то неес­тест­венной недоверчиво-ошеломлённой улыбочке. Но когда террористка попросила доло­жить о ней начальству, парень включился в ситуацию: его кадык судорожно дёрнулся, с лица пропала улыбка, а рука нащупала висевшую на плече рацию.

В служебное помещение станции «Театральная», куда сержант и капитан привели тер­рористку, зашёл и Олег – до снятия пояса её нужно было держать под визуальным контролем. Сейчас Тамара подчинялась его командам, но как бы она себя повела, остав­шись без влияния Олега? А двум милиционерам он просто внушил, что обязан присут­ст­во­вать в комнате – впервые Олег попробовал воздействовать на трёх человек сразу, и это у него получилось.

Соответствующие службы сработали оперативно. Не прошло и пятнадцати минут, как прибыло несколько бригад различных военизированных структур и даже видеоопе­ра­тор с включённой камерой в руках. Пиротехники сноровисто освободили Тамару от её смертоносного груза.

- … твою мать, - не сдержался один из них, рассматривая взрывчатку, нашпиго­ванную в  пояс. – Как она только на себе тащила такую тяжесть? «Театральную» точно бы разнесла в пух и прах.

 

 Террористку тщательно обыскала упитанная женщина в униформе, но больше ничего подозрительного не нашла. Олег, сидевший на стуле в уголке комнаты, встал – его миссия была окончена. У двери он оглянулся на Тамару. Она стояла у стола бледная и ко всему безучастная в своём нелепом вязаном берете и наброшенном на плечи стареньком кожаном пальто. Кто-то из круживших вокруг неё мужчин в штатском пытался задавать ей первые вопросы.

 

Комментарии  

 
+2 # Скволли 02.12.2017 10:11
Five Star , очень интересно написано, читаю с удовольствием.
 
 
+2 # slivshin 02.12.2017 16:39
Сильно!
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 614 гостей и 4 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
2007
1878
1740
1508
1231
1086
900
799
798
786

Комментарии