Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • gen
    123 ( +139/-3 )
  • slivshin
    112 ( +196/-2 )
  • Олег Русаков
    57 ( +64/-11 )
  • shadow
    57 ( +87/-0 )
  • Владимир Хорошевский
    46 ( +49/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    28 ( +35/-1 )
  • sovin1
    25 ( +24/-0 )
  • Volgski
    20 ( +40/-0 )
  • Тиа Мелик
    18 ( +41/-0 )
  • Сергей Арт.
    17 ( +44/-0 )

( Голосов: 5 )
Avatar
Ограниченый трафик Глава 19-20
08.01.2011 16:32
Автор: Ася

Глава 19

- Девушка аккуратней! – Воскликнула одна из клиенток кафе, в котором я работаю. Но, ведь это естественно – я же перевернула стакан с водой, который только что поставила на столик. И теперь вода стекает на её прекрасную юбку. Но сегодня слишком напряженный день еще начиная с самого утра. А потому, если бы эта девушка знала, что со мной происходило, не стала бы так громко орать – и так голова раскалывается! Но ведь дело в том, что она даже не догадывается о том, как проходил день и ей, скорее всего, просто наплевать. А потому я лишь улыбнулась, извинилась и пошла за еще одним стаканом воды, который будет уже за мой счет.

Я весь день, как на иголках. А всё из-за Влада, который пришел ко мне в университет, который учиться со мной и к тому же еще и работает со мной! Похоже, я в последнее время стала, как липкая лента для всяких там мух. Я и не заметила, что последнее предложение сказала вслух.

- Значит я для тебя муха? – Конечно же, это Влад, проходил мимо и смог услышать мою последнюю фразу.

- А мне стоит отрицать очевидное? – Отзываюсь я спокойным голосом, даже не смотря на него, беря блокнот и уже собираясь идти за очередным заказом. Но я и шага не успеваю сделать, как он хватает меня за локоть, что кажется, кости хрустнут.

- Посмотри на меня. – Требует он подозрительно сдержанным голосом. Мне не хочется сдаваться под его напором, но без этого я точно не смогу продолжить работать. А потому я поднимаю взгляд, прямо направив в его холодные глаза.

- И? – Спрашиваю я, высокомерно подняв брови.

- У тебя идеально выходит злить меня, но ты и не представляешь, чем всё может кончиться.

- Мне не страшно, - моментально отзываюсь я, и чувствую, что это правда, - я встречала типов и похуже тебя.

- Значит я плохой парень для тебя?

- Ты не всегда был таким, не правда ли? – Это был риторический вопрос, а потому, вырвав руку с его ослабевших тисков, пошла работать дальше.

Я всегда задавалась вопросом: что делает людей ожесточенными? Возможно кого-то выпивка, а кого-то наркотики; девушка (парень) бросили в трудную минуту или предали. Я всегда придерживалась теории, что каждый человек всегда добрый, но, то в каком окружении он вырастает, делает из него личность, которая или будет радовать людей, или портить им жизнь. Вот Влада я могла бы отнести ко второму. Хотя, если заглянуть глубже, то он сам не может понять, кто он и что происходит вокруг. Я понимаю его,… ведь когда-то я была точно такой же. Но помочь парню тяжелее, чем девушке. К тому же, мне помогла Диана, а она девушка, как и я. Значит логичней – Владу нужен хороший друг. Но кто? Может у него уже есть друзья, но ведь он недавно переехал сюда. Может сдружиться с кем-то из университета?

- Может, может…. – Стала я повторять вслух, надеясь, что ответ придет сам.

- Может, хватит летать где-то? – Я обернулась на резкое замечание.

- Здравствуйте Сергей Сергеевич. – Надо же было попасть именно на него. Еще уволит за не внимательность. Ох, день явно не очень удачен. Нет, просто настрой не правильный. Всё замечательно, всё хорошо!

- Ая, что это сегодня с тобой?

- Я? – Глупый вопрос! – Да это просто начало учебного года, растерялась немного.

- Тебе в первой что ли? Еще с прошлого года работаешь, как только приехала, и вдруг растерялась. Ох уж мне эти девушки. Все вы не постоянные и непредсказуемые личности! – Если так говорит, значит, беда миновала. Фух!

- Ну, извините, пожалуйста! – Я (чисто случайно) захлопала невинно ресницами. Он никогда не мог устоять перед таким напором (хотя знает, что я специально), начинает смеяться. Вообще-то Сергей Сергеевич добрый дяденька, уже в возрасте, женат и с отросшим брюшком, а так же небольшой лысиной, но все еще не поседевшими, каштановыми, волосами.

- Ладно тебе. – Отдышавшись, после смеха, обнял меня за плечи и стал со мной осматривать зал, заполненный посетителями. За окном только мол дня прошло, а мест свободных уже нет.

- Как новенький справляется? – Вдруг спрашивает меня.

- Вроде бы отлично. Никто не жалуется. – Пожимаю плечами, хотя хотелось бы, чтобы Влада выгнали, но я не такая жестокая… сегодня.

- Вы ж вроде, как вместе учитесь? – Я вся напряглась, но не врать же!

- Да. В одной группе.

- Даже так! – Воскликнул он. И чего так реагировать? Я покосилась на своего босса, но он просто довольный стоял и осматривал зал.

- Сергей Сергеевич. У меня как раз, вот сейчас, обед.

- А, ну беги-беги. – Я благодарно улыбнулась, сняла длинный фартук, прихватила рюкзак и вышла через черных вход.

Оказавшись на улице (как же без этого), вступила прямиком в лужу. По матерившись, про себя, на весь этот… не очень удачный день, пошла дальше вдыхая свежий сырой воздух. В голову сразу полезли воспоминания, как я шла с Владом на работу под одним зонтом. Мне казалось, я этого не вынесу.

Тогда, как только закончились пары (которые впервые для меня длились настолько долго), Влад первым подошел ко мне уже с зонтом в руках.

- Ну, что, пойдем? – Я стояла под карнизом и смотрела, как люди, что были столь же не догадливы (как и я), бегут по мокрым улицам, без зонта, пытаясь найти, хотя бы какое не будь, место для укрытия.

Всё что я смогла на тот момент – это зло посмотреть на Влада (за то, что именно ОН будет идти со мной), еле-еле улыбнуться и лишь кивнуть головой, потому, что если бы я заговорила, то боюсь, это были бы не совсем хорошие слова, которые стоит говорить, когда тебе оказывают помощь. А потому, когда Влад открыл зонтик, мне ничего не оставалось, как пойти с ним. Перспектива промокнуть до нитки мне не особо симпатизировала, хоть я и не сахарная. Но и идти с этим типом было не особо весело. Его мысли только и крутились вокруг данного нам задания по журналистике. Оказалось, что слова моего, многоуважаемого, профессора: «журналистское дело нашего университета», нужно было расшифровывать так: кто принесет, лучший, результат своей работы, того ждет место в нашей газете или на нашем студенческом канале университета, до самого окончания учебы в университете. А если же все будут довольны работой на данной должности, то есть огромная возможность, что после окончания университета, нам дадут престижную работу в известной газете или на известном канале (ясное дело с хорошими рекомендациями на руках). Некоторых отправляли и в другие города или даже за границу. Я всегда слышала о таком, но никогда бы не подумала, что мне выпадет возможность воплотить свою мечту в жизнь.

Пока я была занята воспоминаниями, то малость не прошла нужный мне поворот, что между домами. Про это место мало кто знает, но здесь тихо и можно хорошо перекусить. А имею в виду я, не особо заметную дверцу в доме, который, казалось бы, заброшен. Но секрет кроется именно там – находиться в подвале. Там вкусно и не дорого готовят, а постоянным посетителям, то и скидки перепадают. Я просто случайно попала в этот проулок, когда бродила после приезда сюда – местность разведывала. И работа не далеко, ведь я чисто из принципа не обедаю у нас в кафе. Хотя, похоже, придется! – больше вероятность собрать информации для задания. Сама не замечу, как придет время сдавать работу.

Только стоит мне зайти в этот кафе-бар, как Денис машет мне рукой, в знак приветствия, из-за барной стойки. Сажусь за стойку, бросив вещи на ближайший стул, вся обратилась в слух. У этого непоседы всегда есть новости.

- Привет красавица! Давно не видел тебя. И так скучно – сама видишь – народу что-то все меньше с каждым разом. – И он был прав. Я оглянулась по всему помещению – было занято пару столиков, а в основном – пусто.

- Ну, Денис. Это только обед. Может вечером больше будет народу? Помнишь, как в прошлом году?... – Не успела я договорить, а он меня уже перебивает:

- Так это было в прошлом году. Ты же знаешь, мне тяжело немного удержать бар на плаву. Я ведь так люблю эту работу! А теперь еще и посетителей маловато.

И тут в мою голову стукнула одна замечательная мысль! Я поспешила поделиться ею с Денисом. Похоже, ему понравилась моя затея, а потому мне придется хорошенько постараться поговорить с профессором. Хоть бы он не оспорил моей идеи!

- Может по пиву?

- Денис!!! Я же на обед пришла – еще не вечер. Но вечером с тебя причитается. – Хитро улыбнувшись, он меня прекрасно понял.

- Ладно, сейчас принесу тебе перекусить – обед твой, ведь, не вечно длиться.

Похоже на сытый желудок даже думается лучше. Особенно когда я подумаю, что мне еще полдня работать с Владом…. О Боже! Заберите меня от сюда. Может реально согласиться с Динисом и пойти работать к нему? Он мне давно предлагал, но нет гарантии, что зарплата всегда будет стабильная. А на одну стипендию не проживешь. На моей работе хотя бы зарплата более-менее, но сойдет. Но теперешний новый напарник похоже своим поведением заставит меня все же уйти от туда.

Секундочку! А чего это я должна уступать какому-то там Владу. Я раньше тут работала – пускай сам катиться! И так я размышляла пока шла обратно на работу, пока обслуживала клиентов, даже когда смотрела, как у Влада все ладно получается, а сама так и хотела, чтобы он споткнулся, и опрокинул заказ на клиента или лучше на клиентку – крику больше будет. При такой мысли улыбка сама появилась на моем лице. Видимо, старый дедуля, которому я принесла заказ, принял это на свой счет и заулыбался мне в ответ своим не полным набором зубов, но похоже с полным набором запахов. Я скривившись, ответила на его улыбку, и поспешила к барной стойке. Влад все дальше обслуживал посетителей, но я позволила себе немного расслабиться и осталась стоять, поджидая новых клиентов.

В основном я стараюсь не давать себе передышки, чтобы голова не была забита лишним. А вернее Владом. Моим Владом. Я себя загружаю специально, чтобы быть чем-то занятой, но полностью я не отключу мозги от этих воспоминаний и мыслей о том, что могло бы быть, будь я немного смелее. Расскажи я все ему…, а потом слушай, что он о тебе думает и смотреть, как он развернется и уйдет? Ну, нет. Вот именно поэтому я все правильно сделала. Да, я все правильно сделала!

- Ая! Ты будешь двигаться вообще сегодня!? – От неожиданности я чуть не уронила поднос.

- Да. Извините, Сергей Сергеевич. – И поспешила дальше делать свою работу.

***

Хорошо, что после работы удалось пойти самой домой. Даже к Денису не было сил забежать. Влад еще не умеет, как я, быстро смываться с кофешки, в которой, работая целый день, ноги ломит и хочется поскорее стать под душ. О, при одной только мысли, об этом, я еще быстрее поднимаюсь по лестнице на десятый этаж – лифт сломался. Я почему-то не удивляюсь. Вот сейчас у меня отменное настроение, но стоит зайти в квартиру, как наваливает такая усталость, что только и могу, как побросать всю одежду на кровать и отправиться в ванну.

Теплая вода это просто подарок с небес. Тщательно вытирая волосы, я вошла в комнату и на кровати заметила свой телефон. Кстати – давно не ставила на подзарядку. Но стоило только взять его в руки, как я вспомнила:

когда я возвращалась домой с Владом, после наших не долгих каникул, появилась сеть на телефоне, и пришло сообщение от моего врача: «Долго не жди. Тебе срочно нужно быть у меня!».

А я и забыла потом совсем. Уже столько времени прошло. Завтра же нужно к нему съездить. А пока…, пока можно отдохнуть и не думать о лишних заботах. Лишь только я легла, все мое тело дало мне понять, что невероятно радо мягкой постели и полному спокойствию, но вот мозг. Он решил свести меня с ума. Стоит только мне закрыть глаза, как появляются картины, где я вместе с Владом. Или мы плаваем, или как он помогал мне вытереть волосы, когда у меня не было сил. Ворочаясь в постели, мало, что помогало забыть такие воспоминания. Казалось, время тянется невероятно долго и мне уже никогда не уснуть. Когда же я открыла глаза, то поняла, что уже утро. Похоже, я незаметно уснула. Так, сегодня надо отправиться к Алексу. Его сообщение навеяло на меня небольшой страх.

Но когда Влад был рядом, этот страх не мог подобраться ко мне. И сейчас я снова стала беззащитной перед правдой. Я могу умереть. Вопрос только во времени и насколько мой организм готов выдержать эти пытки. Думаю не зря приступы начались снова. Это предупреждение, что спокойно я не смогу долго протянуть. Почему-то подумав о том, что возможно я больше не смогу увидеться с Владом, ведь я его так обидела, мой страх вдруг исчез. Я четко поняла для себя – без него мне больше ничего не нужно. И как бы это не звучало, но уж лучше смерть, чем терпеть то, что твориться в моей душе. Я сама поразилась своим мыслям. Не знаю, сколько времени я вот так простояла: посреди комнаты в майке и шортах, в которых спала, и с растрепанными волосами, которые вылезли с косы. Я очнулась от странного чувства. Такое сильное жжение, что кажется, сейчас грудь загорится, а комок который стоит в горле – задушит. Я люблю его. Никогда не думала, что мне придется на самом деле испытать это чувство. Хотя я знала вроде бы это давно, но сейчас поняла это полностью и бесповоротно.

Собравшись морально и физически, я собралась вызвать такси – ведь нужно спешить. Но… так вдруг захотелось проехаться в городском транспорте. Даже если будет толкучка. Мне все равно. Прийти на остановку, сесть в троллейбус, чувствовать его гудение и скрип колес. Посмотреть на людей, которые едут по своим делам или как молодой парень уступает, только что зашедшей, пожилой женщине, место. Ее улыбку в благодарность. Все такое простое и часто встречающиеся, но для меня это было, как первый раз – ехать в обычном транспорте. У меня достаточно денег чтобы заказывать такси – мама позаботилась об этом. Но ничего не сравниться с чувством, что ты просто человек, один из великой толпы, цепочки на которой держится страна, ее процветание….

Иногда мои мысли заходят уж слишком на философские темы. Я сама себе усмехнулась. И постаралась взять себя в руки.  Мне уже выходить. Хотя тут все выходят – конечная. Теперь еще немного пройтись пешочком и я у цели. И вот теперь, когда я уже вижу вход в больницу, то понимаю, что я не позвонила Алексу. Будет не очень хорошо если у него нет сейчас смены. В который раз я подхожу к девушке у входа и спрашиваю доктора Каптуру. К моему счастью он оказался на месте.

Немного подождав в коридоре, пока его пациент уйдет, я вошла в такую уже мне знакомую комнату. Алекс стоял спиной ко входу и перебирал какие-то бумаги на столу, явно что-то разыскивая. Не оборачиваясь и не прекращая своих поисков, он спросил, как только услышал, что дверь закрылась:

- На что жалуемся? – И пробубнил себе под нос. – Где же заявление?...

Я не сразу ответила, что это я. Особенно когда увидела рядом на тумбочке лист бумаги, на котором крупными буквами было написало «ЗАЯВЛЕНИЕ ОБ УХОДЕ». Меня пробрала дрожь. Алекс собирается уйти? Бросить меня?

- Не это ищите? – Спросила я, кладя заявление ему на стол подходя с боку.

- О, спасибо. – Он поднял голову и похоже не ожидал увидеть именно меня.

- Ая! – Воскликнул он. – Как отдых? Понравился?

«Лучше не напоминай» - мелькнуло в голове.

- Нормально, спасибо. – Я не стала углубляться в подробности, а лишь хотела расспросить его об интересовавшем меня в данную минуту вопросе:

- Ты уходишь? – Я не ожидала, что в моем голосе будет интонация похожая, что скоро будет поток слёз.

- Возможно. – Уныло ответил он. – Видишь ли, у нас тут начали многое менять и большинству персонала это не по душе. Я еще не относил заявления. Но уже есть другое место, на пожарный случай.

- Где это? – сразу же спросила я.

- В другом городе. За много километров отсюда.

- Что? – От удивления я плюхнулась на рядом стоящую кушетку. – Алекс, я думала, что смогу хоть иногда приезжать к тебе. Как ты можешь? Ведь ты сам говорил, что ты хочешь заняться исследованием моей болезни. Почему теперь всё бросаешь? Есть что-то еще, верно? Кроме этих глупых слов об смене начальства или, что там у вас?

- Ну там зарплата больше, - я не удержалась и понимающе фыркнула, - а так же там больше возможностей.

- Ты поэтому просил меня быстрее приехать? Чтобы я тебя еще успела застать на рабочем месте?

- Не совсем. На первом месте у меня были побуждения на счет твоего сканирования.

- И что же?

- Не утешительно, - сказал он после долгой паузы, присев на стул напротив, - болезнь прогрессирует в худшую сторону.

- Я и не сомневалась. – Уныло отозвалась я. – И что же теперь? Ты уедешь и у кого мне теперь наблюдаться? Ты ведь практически с рождения наблюдал за мной! Я не хочу никого другого!

Вдруг я отчетливо поняла, что больше никогда не смогу его увидеть, послушать его утешительные речи или послушать, как рассуждает о своей профессии – гематологии. Иногда было очень интересно, а иногда и страшно: никогда не думала, что я еще легко отделалась. Из мыслей меня вернул Алекс:

- Ая, рано или поздно это произошло бы. Я понимаю тебя – ты привыкла ко мне. Но и я тоже не хочу расставаться. Я видел как ты растешь, борясь со своей болезнью. Я хорошо помню, как ты мучилась болью в костях в свои маленькие годы и боль эта была, как моя собственная! – Для большего эффекта Алекс был себя в грудь кулаком. Я почувствовала себя собственницей (ужасное чувство), я просто слишком привыкла к нему. Скорее Алекс был мне больше отцом чем тот, который жил со мной. И теперь я могла спокойно сказать:

- Для тебя любой пациент дороже всего на свете и если бы мог, то забирал бы все их болезни себе. Ты всегда был и остаешься замечательным человеком. Я тебя не виню и думаю, что новое место – это вознаграждение тебе за твои тяжкие труды. – Я подошла и нагнувшись, обняла его, и зашептала. – Ты всегда был мне больше чем просто доктор – ты заменил мне отца. Я тебе очень благодарна.

Выпрямившись, я посмотрела на лицо Алекса и поняла, что засмущала его. Чтобы хоть, как-то отвлечь его я наконец спросила:

- Так что же мне теперь делать? Дай последний совет.

После небольшого раздумья, он встал, обошел свой стол, взял листок и что-то записав, передал мне.

- Принимай это, как сочтешь нужным: пить или колоть. Утром и вечером или по столовой ложке или по полтора кубика, ели будешь колоть. Побочные действия опасны. Я бы рекомендовал уйти с работы.

- Но я люблю работать! – Запротестовала я. Хотя вспомнив, кто там сейчас устроился работать, вдруг весь задор спорить… пропал.

- К тому же, - продолжил он, - с учебой тоже поаккуратней. Желательно, чтобы кто-то был рядом. Потому, что головокружение, анемия конечностей и возможно помутнение в глазах – немного опасные признаки во время ходьбы по улицам. – Он выразительно посмотрел на меня.

- Ну, хорошо! – Я улыбнулась ему и собралась уходить, но он остановил меня.

- Так у тебя есть кому присмотреть за тобой?

- А я не говорила, что Диана вернулась в город?

- Нет, - удивился он, - ну тогда передашь ей привет от меня и всего наилучшего. Она хорошая подруга. Сколько я помню, со дня вашего знакомства она всегда была рядом, навещала тебя в больнице. И если ты попросишь ее присмотреть за тобой, то я могу со спокойной душой поехать на другое место. Но обещаю поддерживать связь. – Улыбнулся мне и сразу же его немного осунувшееся лицо, на которое я как-то не обращала внимание до этого времени, стало красивым.

- Хорошо, - я открыла дверь и практически выйдя из комнаты проговорила, - до свидания Алекс.

Я спешила на улицу, свежий воздух и возможно я не расплачусь. Алекс действительно был и останется одним из дорогих мне людей. Надеюсь, я доживу до дня, когда он сможет вернуться сюда. Ведь он так любит этот город! Мне совершенно не хочется возвращаться в тесные стены квартиры. И я вдруг решилась – пойти к тому месту которое недавно пугало меня. Сейчас светло и возможно я смогу спокойно там прогуляться.

***

Я снова здесь. На том месте от которого пыталась сбежать. Но это часть моей жизни, а от нее не убежишь. Я сделала неуверенный шаг к тропинке, что тянулась через алею. В ушах зазвенело, но я не обратила внимания. Так же, как не обратила внимания на бегающих детей с воплями и визгами, переговоры родителей сидящих дальше, на лавочках. Для меня сейчас всё это не имело никакого значения. Вся моя сущность была сосредоточена лишь на воспоминаниях и чувствах испытанных тогда.

Мне было 13 лет. Мама привела своего одного, из не многих, ухажеров. В очередной раз она познакомилась с ним на ее выставке картин. Да, моя мама была художницей и получалось у нее довольно таки хорошо, ее картины любили и прилично продавались. Именно с помощью такой работы у меня осталось столько денег после.... Не важно. Вообщем этот человек мне сразу как-то не понравился. Хоть я еще и была ребенком, жизни толком не знала, и на новых людей я всегда реагировала с опаской. Хоть я и знала, что первое мнение может быть обманчивым, но непонятный страх появлялся каждый раз, когда я смотрела в его холодные глаза. Казалось, что в нем нет жизни. Конечно мама опьяненная любовью к нему, ничего не замечала. А когда я начинала разговор о том, что он совсем ей не подходит, она отмахивалась от моих слов, как от назойливой мухи и не желала больше ничего слышать.

- Перестань Ая! Чтобы больше я такого не слышала от тебя! - Как-то накричала она на меня, после моей очередной попытки уразуметь ее.

- Но мама, - возражала я, - это правда. В нем нет жизни. Он злой. Ты просто не видишь, как он смотрит на меня. Мне иногда кажется, что он маньяк какой-то.

- Детка, я понимаю, что это новый для тебя человек, но попытайся привыкнуть к нему. Потому... потому, что он станет твоим папой. - Она погладила меня по щеке и ушла дальше по своим делам, а я так и осталась стоять – ничего не видя. Для меня это был шок. Я хотела крикнуть, что это огромная ошибка в её жизни, что нельзя впускать его в нашу семью и ему вообще здесь не место…. Но не смогла…. Тогда у меня случился очередной приступ, из-за слишком большого волнения, и я пролежала почти три недели в больнице, наслаждаясь общением с Алексом. Именно тогда мой будущий отец и узнал о моей болезни, но чтобы увидеть на его лице хотя бы притворное сочувствие, я увидела лишь одно ликование. Хотя думала, что показалось, а когда решила еще раз взглянуть, то он уже вышел в коридор с мамой – поговорить с Алексом.

На самом деле я должна была пролежать в больничной койке максимум неделю, но мне удалось отговорить Алекса, чтобы он не выписывал меня так рано. Ведь тогда свадьба, которая была назначена, как раз через неделю, затянется, а я тем временем что-то, но должна была придумать. Когда я поделилась своими опасениями с Алексом, то он сказал, что всё же есть в этом человеке что-то не приятное. Именно в те времена он стал для меня одним из сильнейших опор в моей жизни.

Я понимала, что сама себя обманываю – я ничего не могла придумать, чтобы помешать этому человеку (Валентину – именно так звали моего будущего отца) войти в нашу жизнь. Разве что откладывать дату свадьбы, из-за болезни, но тогда мама могла не на шутку взволноваться и решит еще, что Алекс уже не справляется со своей работой.

А потому мне ничего не оставалось, как с самой кислой миной на лице наблюдать, как у меня приобретается новый папа. Но стоило мне взглянуть на счастливое лицо матери – я тоже улыбалась. Она счастлива и может, я тоже такой буду? Возможно, я и правда просто не вижу хорошей стороны Валентина?

После свадьбы родители отправились в свадебное путешествие, но всего на неделю. Мама боялась меня оставлять надолго одну. Хотя за мной всегда присматривал Алекс. А затем,… затем появилась Диана. Мы стали хорошими подругами. Я делилась с ней всеми горестями и радостями так же, как и она своими со мной. Мы были и остаемся своеобразными дневниками друг друга. И я хорошо помню, как рассказывала ей что произошло именно на этой алее.

Я шла с отцом, мама хотела, чтобы я проводила больше времени на свежем воздухе, но не отправлять же меня одну, и попросила Валентина сходить со мной. К моему удивлению он очень даже радостно согласился провести в моей компании некоторое время. Это уже было послеобеденное время, а потому на улице в такую жару было очень мало людей, а вернее в парке вообще уже не было. Мы гуляли, не особо заботясь о том, что нужно разговаривать. Когда мы стали идти именно через эту алею, он обнял меня за плечи. Я решила, что возможно он хочет меня так поддержать или показать свою заботу, но он стал останавливаться. Его рука уже переместилась мне на поясницу. Теперь я чувствовала не руку отца, а как будь-то, змея ползет по моей спине, а затем на ягодицы. Я решила вырваться, понимая, что передо мной уже не отец, а совсем другой человек. Не прошло и месяца, а он распускает руки на свою падчерицу. Я уже хотела закричать, но слова застряли в горле. К тому же он закрыл мне рот одной рукой, а другой обхватил и прижимал к себе. Я ничего не могла поделать. К тому же от испиваемого ужаса я чувствовала приближение приступа. Впервые я была рада что сейчас он произойдет. Когда я теряла сознание я успела понять что его руки бродят где только можно и он говорил, чтобы я молчала или он навредит моей матери.

Очнулась я только в больнице на следующий день. Рядом был только Алекс. Я никогда еще так не рыдала. Не знала, сколько времени прошло. Просто рыдала, ни о чем не заботясь, и наслаждалась легкими поглаживаниями по голове моего обожаемого врача. Меня навещала мама и говорила, что у отца много работы, и он не смог прийти, а я лишь радовалась, что не увижу его еще. Я не решилась, что либо, рассказывать ей. Ведь Валентин угрожал мне. Хотя не уверена, что он может сделать какое либо зло маме. Каждый день ко мне приходила Диана. Он была единственной кому я рассказала всю правду, но взяла с нее слово, что она будет молчать. Ей можно было довериться. Уже тогда моя жизнь начинала становиться сплошной ложью. Вернее с приходом в мою жизнь так ненавистного мне Валентина.

***

Ко мне вернулись звуки города. Я очнулась от воспоминаний. Меня немного трясет, но я все же иду по этой алее. Наверное, никто никогда не узнает, что кому-то пришлось здесь пережить в 13 лет. Но я поборю свой страх, и медленным шагом пройдусь по всей алее, выгоняя из памяти неприятные моменты, связанные с этим местом.

Я осталась довольна собой. Возможно со временем я поборю и другие свои страхи – нужно только решиться на это. Меня так переполняла радость, что когда я пришла домой – поспешила позвонить Диане. Я уже отчаялась слушать гудки и упав духом хотела уже положить трубку, но наконец-то на другом проводе послышалось:

- Алло.

- Диана, я сделала это! Я прошлась по этой ненавистной алее и очень довольна собой! – Я была так возбуждена, что не сразу поняла, что голос не Дианы.

- Она забыла свой телефон дома. В магазин вышла. – Я была немного в растерянности. После небольшой паузы голос продолжил:

- Как жизнь Ая?

Я автоматом ответила:

- Хорошо Влад, спасибо. А у тебя?

- Ничего. Все учусь, а как твоя работа по журналистике? Просто ты как-то просила, если что, помочь тебе.

-Да… я… мне дали другое задание и… - я хотела сказать, что помощь мне не понадобиться, но мое сердце стучало у меня в висках, внутри все горело, а на глаза наворачивались слёзы. Я больше ничего не могла сказать и решила просто послушать его голос.

- Тогда ясно. Я надеюсь, что отлично справишься с поставленной задачей.

- Да, - еле выговорила я.

- Ладно. Удачи тебе. – Он уже хотел положить трубку, но я сама не заметила, как позвала его.

- Да? – Он похоже немного удивился.

- Я… я хотела извиниться. – Наконец-то произнесла я.

- Это ни к чему, - уныло ответил он, - у тебя должны были быть причины поступить так.

- Давай встретимся? – Я сама не поверила, что предложила такое. Но набравшись храбрости, продолжила. – Пожалуйста! Я очень хочу тебя увидеть и объяснить все как следует.

- Хорошо. Встретимся у лавочки на которой мы впервые сидели. – Я воодушевилась от его согласия и с улыбкой ответила:- Отлично. Через 20 минут.

- До встречи. – И он положил трубку.

Мне было все равно что это: судьба или чистая случайность. Я еще никогда так быстро не собиралась. Мне казалось, что я ничем не болею, что я совершенно здоровы и обычный человек, который хочет увидеть другого человека, которого так любит, но потом с унынием подумала, так любит, что боится сказать всю правду – ведь он может отвернуться. Но мне сейчас эти мысли ни к чему. Я схватила ключи, еще раз взглянула на себя в зеркало: глаза блестят, улыбка не сходит с лица, волосы спадают тяжелым рыжим водопадом. Джинсы и майка. Ничего не меняется. Но это только снаружи. Закрыв дверь, я поспешила к лифту. Раздумывая о том, что я скажу Владу при встрече и возможно именно сегодня я полностью раскроюсь пред ним. Но только после того, как полностью буду убеждена, что он никуда не сбежит, то есть, что он очень сильно любит меня, что ему будет на все наплевать, чтобы я ему не рассказала.

Да, подумала я, когда оказалась уже на первом этаже, если он сильно любит, то ему будет наплевать на все то, что я ему открою о себе. Нужно только добиться правды. Но как это сделать?

Глава 20

На улице оказалось очень душно и похоже, что польет дождь. «Осень еще не полностью вступила в свои права. Постоянная борьба, как и в моей душе…». Я думала, что достаточно быстро собралась. Но оказалось, что не очень – Влад уже ждал меня. Когда он встал с лавочки, я поняла, что слишком долго его не видела. Он казался еще выше и шире в плечах. А лицо… всегда такое, как будто с насмешливым выражением, теперь было напряженное. А так мною любимые тепло-карие глаза, теперь напоминали холодный камень. От моего радостного настроения не осталось и следа. «Боже! Что я наделала!» Мне захотелось расплакаться, от понимания того, что скорее всего, я потеряла его. Но собравшись с духом, подошла ближе.

- Привет. – Робко произнесла я, сама не узнавая своего охрипшего, от волнения, голоса. А потому прокашлявшись, спросила.

- Давно ждешь?

- Нет. Только пришел. – Мне хотелось схватить его за плечи и хорошенько потрясти, таким кукольным казался он. Но я сама виновата в его теперешнем состоянии. А потому, нужно все наладить.

- Садись. – Предложил он. Я села рядом с ним и не знала с чего начать.

- Я хотела…

- Я хотел… - Произнесли вдруг мы вместе. Он ясное дело, попросил меня сказать первой, но я уговорила его сказать, что он хотел.

- Я только хочу понять, что такого произошло, что ты вдруг отвернулась от меня?

- Я не отворачивалась! – Горячо запротестовала я.

- Тогда, как ты объяснишь свое поведение в последний день нашего райского отдыха? Что я такого сделал не так?

«Неужели он винит себя?» - пронеслось в голове, но я ответила лишь:

- Ты, совсем здесь не причастен. Это все мои страхи.

- Передо мной? – Удивился он.

- Нет, нет, - запротестовала я, - не перед тобой, а перед тем… - тут я вдруг поняла, что настал мой час, нужно рассказать правду, ведь возможно другого раза уже не будет.

- Перед чем? – Настаивал Влад, когда я поняла, что уже довольно долго молчу.

- Перед… - перевела взгляд с крепко сцепленных собственных рук, на его лицо. Примет ли он правду?

- Я не могу! – Вдруг отозвалась я. Меня била нервная дрожь. Я подорвалась с лавочки и поспешила прочь. Я не могу сказать ему о своем прошлом. Мне самой иногда противно и стыдно думать об этом, а тем более рассказать Владу – это слишком большая пытка. Но ведь пытка для меня, а какая наверно пытка для него – быть в неведении? Почему я раньше не задумывалась над этим? Я резко остановилась от такой догадки. Медленно повернувшись я увидела, что Влад не так и далеко от меня, а в глазах его боль. Я догадывалась почему, но он сам мне объяснил:

- Ты не доверяешь мне. – Это был факт, и ни что не могло этого оспорить. Взглянув на него сейчас, то кажется что он очень постарел за считанные минуты. Я была поражена: как же ему трудно! Я глупая дура! Никому не доверяю, пытаясь тем самым защитить, а приношу одну лишь боль. Я не заметила, как слезы потекли по моим горящим щекам. А Влад вдруг заговорил, будто не замечал во мне перемен:

- Знаешь ли ты, что я переживал в своей душе все то время, что не видел тебя? – Он подошел ко мне в плотную и мне пришлось поднять на него взгляд. Я хотела видеть его глаза, когда он так откровенно стал говорить со мной. Он всегда был таким открытым, а я…. Мне стало стыдно – мои щеки еще жарче стали гореть. Влад продолжал шепотом с хрипотцой от переполнявших его чувств:

- Я не знал, что можно так медленно сходить сума. В любой девушке я видел тебя, и мне казалось, что еще немного, и я завою о своей боли на весь мир. Мое сердце готово было разорваться. Я все думал, что же я мог сделать не так, что ты решила отвернуться от меня. – От переполнявших чувств он часто дышал. - Неужели я совсем для тебя ничего не значу, раз ты так просто и с такой жестокостью отогнала меня прочь, как назойливую комаху?

- Нет! – Вырвалось у меня. Я думала, что прокричала это, но из-за слёз, душивших меня, я лишь еле смогла пропищать отрицание. Но, похоже, Влад полностью решил выговориться, совершенно не обращая на меня внимания:

- Затем я думал, что ты со всеми так поступаешь, но впервые я прислушался к Диане. Она говорила, что ты ранима и просто боишься, что тебе причинят боль. Ты никому не хочешь довериться. Что же такого страшного произошло в твоей жизни, что ты воздвигаешь вокруг себя такие огромные плотные стены? Я же открылся тебе. – Уныло и с обидой закончил он.

Я рыдала и не могла успокоиться. Закрыв рот рукой, чтобы не закричать я все продолжала рыдать, от слёз я уже ничего не видела. «Сколько боли я причинила ему! Я ведь совсем не этого добивалась».

- Я не хотела… - шептала я сквозь рыдания, - прости… прости меня… - я никак не могла остановиться, Влад прижал меня к себе, но я все продолжала просить прощения не разбирая сколько времени проходит и где я уже нахожусь. Понимая, что мои ноги уже не держат меня, я стала опускаться на землю, но Влад вовремя меня подхватил и понес к моему дому. «Ведь это я причинила боль, а рыдаю, вроде боль причинили мне». Но я рыдала из-за своих глупостей, которые пришлось применить к Владу. И стоило мне представить, что приходилось ему переживать, то боль от собственного эгоизма терзала меня еще больше.

Не успел он перейти дорогу от парка к дому, как полил дождь. Я уже не понимала где мои слёзы, а где капли дождя.

- Отпусти меня. – Еле выговорила я. Мы уже были под моим парадным, козырек прятал нас от ливня. Оказывается, вода была ледяной – я сначала не обратила внимания, но пар изо рта давал понять, как похолодало на улице. Мои нервы были напряжены. Я не хотела двигаться с места и не знала, что мне предпринять дальше. Я призналась сама себе, что боюсь впустить Влада к себе домой!

- Я... я не хочу домой. Давай здесь постоим? - Наконец решилась произнести я, неподвижными губами.

- Хорошо. - спокойно ответил он, вроде бы это было нормально, вод так - стоять промокшим на холодной улице и просто смотреть, как струйки дождя льются с козырька на асфальт, а брызги от них долетают до наших ног. Мы оба промокли до нитки в считаные секунды, но похоже только я одна дрожала, как осенний лист.

- Идем, - вдруг сказал Влад, хватая меня за руку и начиная вести под дождь, - раз не домой, то хоть кофе попьем, чтобы согреться.

Я не стала возражать и позволила ему вести меня. Мы пробежали мой дом и свернули на лево. Здесь был кафетерий. Когда горячий латте был в моих руках, я вышла на улицу и села на ступеньках, что были под козырьком, а потому оставались еще сухими. Холод не заботил меня. Вскоре я услышала, как Влад стал за моей спиной, облокотившись об стену, стал медленно попивать свой кофе. С каждым глотком своего кофе я чувствовала, как тепло растекается по моему телу и все напряжение понемногу проходит. На улицах уже никого не было видно, лишь машины медленно передвигались по, очень быстро, затопленным дорогам. "Давно не было настолько обильного дождя".

- Скажи мне, Влад, на кого именно ты учишься? - Спросила я, как будто ничего не произошло недавно.

- На врача.

- Это я поняла, - усмехнулась я, вертя в руках стакан и тщательно изучая его крышку, - но на кого именно?

- На гематолога. - Это было, как гром среди ясного неба. Внутри меня все перевернулось, но я надеялась, что внешне не подала виду.

- И почему ты решил выбрать это направление? - Я не верила. Почему именно гематология? К тому же он сейчас должен проходить практику вроде бы в одной из больниц. А единственная где это возможно, так это та, в которой я сама наблюдаюсь. - Ты ведь учишься, ну, то есть практику проходишь, верно?

- Да. - Наконец ответил он. В голосе его слышалось подозрение. - А к чему такой интерес к моей персоне? - Голос прозвучал вызывающе. Похоже, он все еще злиться на меня, но это и так понятно, я ведь еще ничего не сделала, чтобы он простил меня. Значит, пора приниматься за дело: или сейчас или уже никогда.

- Я расскажу тебе кое-что. Но пообещай, что ты не станешь меня перебивать.

- Ладно. - С напускным безразличием ответил он, спустя мгновение.

- Хорошо, - прошептала я сама себе и набрав побольше воздуха начала свой рассказ:

- Меня удочерили. - Выпалила я, но затем сразу же продолжила. - Моя мама была бесплодна, а потому решила удочерить младенца. Я была видимо слишком хорошенькой раз она взяла меня. Её бесплодность стала причиной её развода. Тогда мы жили еще в другом городе. Она никогда не скрывала от куда я, но и всегда показывала, как сильно она любит меня. Мы жили вполне достойно. Моя мама была художницей, и это хорошо обеспечивало нашу маленькую семью. В четыре года стало ясно, что я больна. Мои кости ломило, мне было тяжело ходить. Конечности немели. Для ребенка моего возраста это было невыносимо. У меня оказался дрипаноцытоз или его еще называют "Серповидно-клеточная анемия". Думаю, ты сам понимаешь, что это. Ведь этой болезнью занимаются доктора именно твоего направления. - Я думала, что Влад что-то скажет, но похоже он решил сдержать данное мне слово, а потому я продолжила:

- Возможно, о болезни знали и раньше, я имею ввиду, биологических родителей, и может, поэтому они подбросили меня в детский дом. Но я рада судьбе, что именно моя мама взяла меня. Возможно, никто больше не любил меня так, как она. Вообщем, со временем моя болезнь стала не так прогрессировать. Но остались периодические провалы в памяти или же онемение. Иногда болели кости, но на сегодняшний день этого не случается. Вместо этого у меня стала особенно прогрессировать анемия и амнезия. Думаю, ты помнишь тот случай в магазине, когда я не удержала бутылку. Именно тогда у меня онемела рука. Или к примеру, когда мы отдыхали я просила тебя напомнить мне как проходил прошлый день. Я забывала некоторые моменты нашего отдыха, а в место них моя память играла со мной злую шутку и придумывала что-то совсем иное, чего на самом деле не было. Ты так же понимаешь, что никакой бабушки у меня нет - то лекарство я покупала для себя. И сознание я потеряла на празднике, как раз из-за плохого притока крови, ведь мои кровеносные тельца повреждаются с каждым днем. Потому и назвали серповидо-клеточная: кровяные тельца превращаются из обычных круглых в серповидные и рушат обычные-здоровые.

- Я знаю. - Впервые отозвался Влад, но тихо, вроде бы нечего и не говорил. Я усмехнулась, оказывается эту часть истории не так и сложно рассказывать.

- Я не хотела тебя обтягивать своим состоянием и потому ничего не сказав, решила отгородиться от тебя. Не хотела видеть жалость в твоих глазах. К тому же за последними данными моя болезнь еще больше стала прогрессировать, а собственный врач, что наблюдал меня с детства - уволился. Он прописал мне, - я вытащила влажную бумажку из кармана джинсов, - "Хлорохин". Ты знаешь, что это?

- Да, - он сел рядом со мной, но не стал касаться меня или пытаться обнять. И я была благодарна ему. Иначе я бы не сдержалась и снова разрыдалась. - Это лекарство вполне подойдет тебе. Не вылечит к сожалению, но это самый оптимальный вариант в твоем случае. Но почему ты не рассказала мне раньше или хотя бы намекнула, что больна? В этом нет ничего страшного. Я не испытываю к тебе жалости. Я горжусь, что ты смогла столько преодолеть. Хотя я уверен, что Диана тебя поддерживала. Так и видно, что у вас общий секрет. Но почему такая таинственность?

- Просто... - ну вот, пришло время тяжелой части, - моим положением воспользовались и уничтожили мой хрупкий мир и мою семью.

- То есть? – Влад произнес это таким тоном, что я поняла – ему действительно интересно. Стоило мне взглянуть на него за это долгое время, и я поняла, что он готов разделить мою боль. Его глаза как будто говорили: «Не бойся мне открыться. Я не обижу. Лишь доверься». И я поверила в себя и в его поддержку.

- Моя мама во второй раз вышла замуж.

- И он не понравился тебе. – Догадался он.

- Да. – Для большей уверенности я покачала головой. – Но дело было не в том, что он мне не понравился, а в том как он вел себя со мной.

- Что это значит? – Насторожился Влад. От его резкой перемены настроения, мне стало не по себе, но нужно было довести все до конца.

- Он… уделял мне особое внимание. – И не давая Владу перебит меня сразу продолжила:

- Мама была полностью влюблена в него и ничего не замечала. Валентин был с виду вполне нормальным, но внутри у него был сплошной мрак. Я думала, что это мое детское воображение играет со мной, ведь всего 13 лет, мало чего в голову прейдет. Я же всегда была только с мамой и новый человек в семье… ясное дело, что никому не понравиться. – Усмехнулась я. – Он еще не знал, что я больна. Но когда приступ случился, в его глазах не было намека на сочувствие. Даже Алекс – мой врач, говорил, что Валентин ему не нравиться. И приступ случился по его вине. Именно на той алее в парке, из-за которой я и звонила Диане, а ты все слышал, он впервые стал распускать руки. От сильного волнения кровь сильнее циркулирует, а тельца сильнее повреждаются, от этого и приступ. Хотя, кому я рассказываю, - снова усмехнулась, мельком взглянув на Влада, - ты же изучаешь это.

Я допила кофе, поставила рядом с собой пустой, картоновый, стакан и стала рассказывать дальше, тщательно рассматривая свои руки:

- Когда же прошло недели две, после того, как я пролежала три недели в больнице, он снова стал уделять мне внимание. Но только когда не было мамы дома. Все это время я часто колола себе лекарство, что прописал мне Алекс. От него я немного заторможена. В школе все думали, что я под наркотой, но как-то меня эти слухи обходили боком. Только некоторые учителя знали, чем я больна, но по моей просьбе, не распространялись об этом. Мне ни к чему сочувственные взгляды или чтобы меня обходили стороной, как прокаженную.

Короче говоря, так продолжалось довольно долго. Я умудрялась ускользать от домогательств отчима, но это очень сильно выматывало меня. Однажды я все же решилась намекнуть маме, что происходит, пока её нет дома. Ясное дело, что она и не стала меня слушать.

- А почему же он дома был в такое время? – Вдруг прервал меня Влад.

- Мама работала допоздна на выставках своих или своих учеников – она иногда давала частные уроки. А отец был дома, чтобы присматривать за мной пока она зарабатывала для нас деньги. Я не особо удивилась, когда Валентин предложил, что будет работой заниматься из дома. Но это вселяло в меня ужас. Ведь теперь мой собственный дом стал для меня адом. Когда он узнал, что я проговорилась маме, даже за простой намек, он избил меня. – Я услышала, как Влад резко втянул в себя воздух. – По лицу, - продолжила я, - маме сказала, что с девчонкой не поладила в школе. Мама думала, что такое иногда бывает, не стала ходить разбираться. Хоть я и болела, но могла за себя постоять. Конечно не против отчима. После этого случая Валентин говорил, что еще одна такая выходка и страдать буду не я, а мама. Мне ничего не оставалось, как слушаться его. Из-за того, что после школы я специально гуляла несколько часов, дома он не успевал дойти до крайности. Я упиралась, не могла позволить ему овладеть мной, чего он так хотел и не скрывал своих намерений, а потому я постоянно была побитой. Но на лице уже ничего не было видно. Отчим хорошо все просчитывал с каждым мелким провалом.

- Неужели мама совершенно ничего не замечала? – Шокировано спросил мой слушатель.

- Тогда уже началась зима и в такой сезон она была особенно занята. Рассчитывая на то, что за мной присматривают, мама могла позволить себе закончить все дела. А когда приходила, то совершенно уставшая, валилась спать. Кто бы мог подумать, что обычная художница может работать как служащий офиса? Я сама поражалась, где она так долго задерживается. Как только Валентин вошел в нашу жизнь, мама полностью отдалилась от меня. Я была совершенно разбитая. В любом значении этого слова. Мне некому было пожаловаться на свои проблемы и переживания. К тому же я была уже достаточно запугана и даже не могла надеяться на чудо, что когда-то смогу кому-либо открыться. Но затем появилась Диана. Она была общительна и очень понравилась мне. Как я раньше её не замечала? Со временем мы очень сдружились. Я часто ночевала у нее. Постепенно её дом стал для меня более родным чем собственный. И настало время, когда я рассказала ей о своих проблемах в семье. Она поддержала меня и делала именно все то, чего мне в те моменты так не хватало: любовь, участие, понимание и просто давала понять, что ее дружеское плече всегда к моим услугам.

Мы дружили уже около полгода. Дома я появлялась практически в то же время что и мама. К тому же, как ты знаешь, я занималась рисованием у одной маминой знакомой. Сама мама меня не обучала, у нее и без меня, было много работы. Так и было все время: или со школы к Диане или на занятия рисованием. Так я могла держаться подальше от отчима. А потому прекрасно себя чувствовала и решила, что жизнь стала налаживаться. Но ничто не может длиться вечно. Как-то раз в школе у меня случился очередной приступ, но болели кости ног, а потому я сильно кричала, хотя и понимала, что пугаю всех и нужно успокоиться, но лишь Диана и учитель понимали, что происходит. Меня забрала «скорая».

Когда я вышла из больницы все вокруг уже не так смотрели на меня, как раньше. Диана потом рассказала, что по всей школе пошел слух, что я действительно принимаю наркотики, а учителя просто якобы смотрят на это сквозь пальцы. В моем классе приходилось тяжело: некоторые просто отвернулись от меня, а другие, наоборот, очень сильно давили. Унижали. Я пыталась им объяснить, но, похоже, - усмехнулась я, вспоминая те времена, -  мысль о наркотиках их больше прельщала, чем правда.

Оглянувшись по сторонам, совершенно не понимала, когда успел закончиться дождь, а холодно становилось с каждой минутой. Но я не особо замечала перемены вокруг. Просто меня поглотили, мои воспоминания, и уже ничего не имело значения, пока я полностью не откроюсь. Вздохнув глубоко холодный воздух, я продолжила:

- Как-то, за такое долгое время, я впервые пришла домой сразу после школы. Отчим ясное дело был дома. Первое, что он спросил, как только я вошла в квартиру это: "Как прошел день в школе?" Я удивилась его вопросу. Его никогда ничего не интересовало, что-либо связанное со мной, кроме того, когда именно я буду дома, чтобы снова начинать ко мне приставать. А взглянув в его довольное лицо, я сразу все поняла. Он ухитрился настроить против меня моих друзей, так званых, в школе. Все, что изменилось в отношении меня в школьных стенах - его рук дело. После такой догадки мое тело отказывалось мне повиноваться, я не понимала что творю. Я стала бить его чем только могла: руками, портфелем, любым предметом, который попадался мне на глаза. И сквозь мои ругательства и крики я слышала лишь его победный смех. От него у меня даже сейчас мурашки пробегают по коже. Ясное дело, что он смог меня остановить. И мне совершенно не понравилось, как именно он это сделал. В конечном итоге я оказалась под ним на родительской кровати. - Тут мое горло вдруг схватила судорога, стало тяжело дышать, но я не останавливалась.

- В его глазах можно было увидеть ликование и победу. Мне тогда уже было на все наплевать, но его слова.... - Я судорожно вздохнула.

- Какие? - Решился спросить Влад.

- Я... похоже, что я не смогу. - Еле выговорила я.

- Сможешь. Ты сильная. Ты уже столько рассказала, ты сможешь, ты сильная. - Его слова дали мне сил.

- Он говорил: "Сейчас мы поиграем, а ты молчи и не брыкайся. Или тебе же хуже будет". - На каждом слове мой голос готов был сорваться, но я снова взяла себя в руки. - Я сильно испугалась и стала вновь вырываться. У меня получилось, но Валентин схватил первую попавшую вещь и ударил меня по голове. Я свалилась на пол, но была еще при сознании. А потом догадалась, что он ударил меня круглым зеркалом, и теперь я лежала на осколках. В мое голове все перемешалось. Но стоило мне почувствовать в своей руке один из осколков, мои мысли быстро завертелись. Я уже занесла осколок над отчимом, чтобы, наконец, прекратить все, что так долго мучило меня, чтобы отплатить ему за причиненную боль и страх, который он вызывал у меня. Даже не испытывала угрызений совести, когда думала, что могу и убить его. Но я не успела - в комнату вошла мама. По ее глазам я поняла, что она все прекрасно понимает, что происходит, а когда она взглянула на мое заплаканное лицо то, я уверена, она вспомнила все мои предупреждения на счет Валентина. Мама даже не успела сказать и слова, как Валентин подошел к ней и схватил за горло. Я была так шокирована, что ничего не могла поделать. Мама уже задыхалась и отчим, будто вспомнил о чем-то, резко отпустил её. А затем, меня до сих пор удивляет его поведение, он стал извиняться перед ней, говорил, что любит её одну. Мама сквозь кашель говорила, что это недоразумение, но просила отвезти её в больницу. Я не понимала, зачем ей это, но она, похоже, просто хотела забрать отца подальше от меня. Когда они уехали, я все убрала и поспешила за своим лекарством. Мне нужно было его вколоть еще раньше, но из-за произошедшего мне было некогда. У меня, как раз, оставался последний шприц на тот день, но его не оказалось на месте. Я все обыскала. В том виде, в котором я была, волосы в крови, голова болит и небольшой стресс, в аптеку не выйдешь, а пока я привела себя в порядок, мне уже было вполне нормально и ничего не оставалось, как лечь спать и пытаться ни о чем не думать.

Та ночь была первой, когда мне стали сниться кошмары, которые продолжаются, посей день. Наутро ко мне позвонили из больницы и с превеликим сожалением сообщили, что мои родители мертвы, но мне нужно приехать и опознать тела. Не особо помню, что происходило в тот день, но причиной аварии стало то, что в крови отца, который был за рулем, нашли следы моего лекарства, а маминой руке был мой последний шприц. Они упали с моста в реку и оба утонули. Все говорили, что жена с мужем не поладила, но жалко ребенка. Я думала это они про меня, но оказалось, что мама была беременна. Она пожертвовала всем, лишь бы спасти меня. Под свою опеку меня взяли родители Дианы - кроме них мне никого не нужно было, а когда я стала совершеннолетней, то стала вести собственную жизнь. Мне досталось хорошее наследство, и я могла ни о чем не заботиться. Я продала квартиру в том городе и переехала сюда. Тогда мы с Дианой и расстались впервые. Она всегда незаменима. Даже когда её саму обвиняли в том, что она и есть поставщицей моих наркотиков, она не сдавалась и продолжала защищать меня. Из-за этого у нас было полно врагов, а друзья только мы двое и никого более. Затем все улеглось, но осадок так и не прошел после стольких лет. - Я глубоко вздохнула и не могла поверить, что все рассказала Владу. Но оставалось еще кое-что.

- Знаешь, я не все сказала. - Он вопросительно посмотрел на меня. - Меня обвиняли в смерти собственных родителей, что это я их напичкала и отправила покататься на машине. Вокруг меня было полно похожих слухов, но... я иногда чувствую виноватой себя. Ведь если бы я приняла лекарство, а не набрасывалась на отчима - ничего бы этого не случилось.

- Ты не права! - Горячо запротестовал Влад.

- Что? - Недоуменно спросила я.

- Если бы не случилось все так как случилось ты бы до сих пор могла бы быть под влиянием отца. И не только ты, но и твоя мама, и её ребенок. Все случилось, как должно было быть. Да, конечно жалко твою маму, но она знала, на что идет. Она делала это исключительно для тебя, и ты должна быть ей благодарна за такой отчаянный поступок. И еще, чтобы там про тебя не говорили - мне все равно. Хоть мы и недолго знакомы, я знаю тебя настоящую и мое мнение не исправить никакими слухами. - Он обнял меня и я поняла насколько устала не только физически, а особенно морально. Закрыв глаза, я могла полностью расслабиться. Никогда еще так себя не чувствовала, хоть я и сжата его крепкими объятьями, но чувствую себя полностью свободной. Я всегда думала, что Диана разделяет со мной мою ношу, но похоже только сейчас я смогла полностью от нее избавиться. Не переложить это на кого-то другого, а просто избавиться.

- Ты как? - Наконец подал голос Влад.

- Лучше еще никогда не было. - Улыбнулась я и встала. - Идем. Я продрогла до костей и думаю ты не в лучшем состоянии. - Он лишь усмехнулся и, взяв меня за руку, пошел со мной.

Только мы зашли ко мне домой, я стразу уставилась на свое отражение в зеркале. "Мокрая курица. Кажется, так говорят?" Влад засмеялся. Вот только не знаю с чего. С моего вида или моего выражения лица? Я нахмурилась.

- Не переживай. - Говорил он сквозь смех, обнимая меня сзади, - я тоже похож на мокрую курицу. Если ты об этом думала. Ну, вернее на питуха.

- Ого. - Притворно возмутилась я. - Питух значит?! - Я развернулась, чтобы толкнуть его в бок, но он быстро увернулся и побежал в сторону кухни. Ему стоило сделать всего пару шагов, а мне пришлось в действительности бежать за ним. Когда я вошла в кухню, то нигде его не увидела. Странно, но я была уверена... Но мысль не успела полностью сформироваться. Влад подошел сзади и резко поднял меня на руки не слушая мои протесты стал ходить по квартире, явно что-то разыскивая. Я не могла остановиться и все смеялась - его выражение лица было просто не описуемо. Он делал вид, что в руках у него совершенно ничего и никого нет, но продолжал сосредоточенно искать.

- Что ты ищешь? - Наконец спросила я, когда мой живот уже болел от смеха.

- Ванну. - Очень серьезно спросил он.

- Зачем?

- Ты вся мокрая и холодная. Так и простудиться можешь.

- Поставь меня и я покажу. - Он опустил меня на пол, после чего я наконец показала ему где ванна.

- Иди, грейся, а я поставлю чайник. С этим, думаю, я справлюсь сам. - Усмехнулся он. Мне ничего не оставалось, как послушаться его. К тому же теплая вода - это именно, чего мне сейчас особенно не хватает. Кроме, разве что, всегда теплых, рук Влада. Я улыбнулась своим мыслям и закрыла дверь в ванну на защелку. Когда я уже была готова выйти, то поняла, что кроме полотенца и мокрой одежды у меня больше ничего нет. Я не особо стеснительна, я так думаю, даже не смотря на мое прошлое. Но мне нужно пройти мимо кухни, чтобы попасть к себе в комнату. Но собрав свою волю в кулак, я открыла дверь и поспешила к себе в комнату. Оказавшись за закрытой дверью в собственную комнату, мне вроде бы… полегчало (?). Похоже, я была в напряжении. Возможно, от мысли, что Влад может увидеть меня в таком виде. Я отвернулась от закрытой двери собираясь снять полотенце, но похоже хорошо, что я не поспешила этого делать – Влад стоял на расстоянии вытянутой руки. И как я его не заметила?

Мне ничего не оставалось, как тупо смотреть на него и раздумывать, как я смотрюсь с влажными волосами и в одном зеленом полотенце.

- Я зря зашел. – Вдруг сказал он напряженно. – Я тебя до смерти напугал.

Ничего не понимая, я нахмурилась. Похоже, Влад читал мои мысли.

- У тебя выражение лица было, будто я с пилой тут стою, готовясь тебя убить. Прости. Я просто хотел посмотреть, как ты тут обжилась, и вообще было интересно. Стоило тебя подождать, а не ходить, как у себя дома. – Его извиняющийся тон дал мне понять, что стоит его успокоить, но слова застряли в горле, а тело не двигалось. Мне было страшно. Я облокотилась об дверь, чтобы немного успокоиться и унять бешеное биение сердца. Но теперь Влад не мог выйти. Разве, что силой оттаскивать меня от выхода.

- Ты разрешишь выйти? – Аккуратно спросил он. Я не заметила, как моя голова отрицательно замоталась против моей воли. Влад, похоже, сильно удивился такой реакции. Но меня пригвоздило к полу, а голос пропал. Я вцепилась в края полотенца, как в спасательный круг. Но все не двигалась с места. А затем… чувство, что по тебе бежит не кровь, а расплавленное железо. Чувствуешь любую часть своего тела, но это было не возбуждение, а состояние перед приступом, но слишком сильным. Со мной было такое только однажды. Вообще мне говорил Алекс, что я не так сильно больна, чтобы во мне проснулись такие фазы – именно когда такие ощущения. Я испугано взглянула на Влада. Он сразу все понял, и резко подхватив меня на руки, опустил на кровать и приказным тоном говорил дышать глубже. Я закрыла глаза и слушала его голос.

- Если хочешь, я выйду. – Шептал Влад, гладя меня по голове. – Думаю, ты так быстрее прейдешь в себя.

- Нет, - впервые отозвалась я. – Это было не совсем, как обычно. Возможно это и правда дело в твоем присутствии, но сомневаюсь, что могло быть хуже. Я просто испугалась и всего. – И сделала очередной глубокий вздох. Ну, вот. Все, как рукой сняло.

- Но чего или кого испугалась? – Вдруг спросил Влад.

- Нет, не тебя. А того, что творилось со мной. И мне уже лучше. Теперь можешь выйти и дать мне одеться. – Улыбнулась я.

- Точно? – Наиграно спросил он вставая. – А вдруг понадобиться моя помощь?

Но он понял, что ему пора выйти, особенно когда подушка полетела ему в голову.

Когда я пришла на кухню, в своем спортивном костюме, который иногда носила дома, на столе уже стояли чашки с чаем и кулек с печеньем.

- Похоже, ты рылся в ящиках. – Заметила я, указывая на кулек и садясь напротив него.

- Я совсем немного решил похозяйничать. – Он поднял руки в извиняющемся жесте. – Надеюсь, ты не забьешь меня до смерти подушками? – И посмотрел так жалостно, что меня прорвало на смех.

- Я подумаю. – Сказала я посмеявшись немного, что очень помогло расслабиться. – Но смотри не наделай чего не стоит, чтобы я вдруг решения не изменила. – Он энергично закивал головой в знак согласия.

- Не буду. – Произнес он, и закончил загадочно, перед тем, как приступить к чаю. – Только если сама не попросишь.

 

Комментарии  

 
+1 # 1vikt4kh6aritonoff 29.04.2012 22:36
Интересно, и написано профессионально . Только шрифт желательно более крупный, а то читать очень тяжело - глаза сильно напрягаются.
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1100 гостей и 2 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
5640
5588
4210
3362
2750
2276
1793
1680
1679
1618

Комментарии