Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    657 ( +892/-0 )
  • slivshin
    294 ( +280/-1 )
  • Владимир Константинович
    165 ( +88/-0 )
  • sovin1
    162 ( +141/-0 )
  • gen
    153 ( +110/-0 )
  • Аркадий Голод
    125 ( +251/-1 )
  • Соломон Ягодкин
    94 ( +167/-1 )
  • максим69
    65 ( +38/-0 )
  • Сергей Арт.
    53 ( +88/-0 )
  • Платон Расцветаев
    49 ( +34/-0 )

( Голосов: 3 )
Avatar
Судьба Человека (39)
11.12.2017 10:18
Автор: Сергей Арт.

* * *

Медленной вереницей потянулись дни плена. По обрывкам мимолётных разгово­ров и, главное, благодаря чтению мыслей обитателей особняка, Олег успел составить пред­ставление о том, чем занимались люди Иван Иваныча в Африке. Наряду с легаль­ным бизнесом – ввозом в ЮАР, Намибию и Мозамбик металлорежущего оборудования, торговое представительство «Роспромпоставки», директором которой являлся Денис Альбертович Гладышев, снабжало неспокойные западные и центральные страны кон­ти­нен­та различной военной техникой. Кроме торговли оружием, хороший доход прино­си­ла и торговля «живым товаром» - в публичных домах портовых Мапуту, Дурбана, Ист-Лондона, Порт-Элизабет и Кейптауна проститутки-славянки пользовались огромным успехом. Офис «Роспромпоставки» находился где-то в порту. В восемь утра водитель Сер­гей выводил из гаража кремовый «БМВ» и Гладышев вместе со своим замом Тара­ка­но­вым уезжали решать насущные коммерческие вопросы. Днём кроме Олега в двух­этаж­ном особняке оставались шестеро русских: пять охранников и повар, а также чет­ве­ро африканцев. Негры старательно сторонились нового жильца, особенно один из них – долговязый Чача. Женщин в доме не было, а для удовлетворения текущих мужских потребностей постояльцев, как правило, прибегали к услугам самых молодых и симпатичных путан, новые партии которых не реже чем раз в месяц регулярно пребывали в Кейптаун с далёкой родины.  

 Олег не был арестантом или пленником в классическом смысле этих понятий. Охранники, двое из них изображали полицейских при захвате,  не держали его под зам­ком и не бродили за ним по пятам. Кроме спальни, ему разрешалось свободно ходить по  пер­вому этажу дома и даже гулять по двору, ограждённому от улицы двухметровым забо­ром.

- Учти, физик, - предупредил Гладышев в первый же вечер, когда они после телефонного звонка в Санкт-Петербург и разговора Олега с мамой, вышли на неболь­шую лужайку перед особняком. – Для тебя перепрыгнуть через наш забор – плёвое дело. Это даже я смогу сделать, с моей-то шарообразной комплекцией и лилипутским ростом. Если ты захочешь удрать, ты удерёшь. Но куда? В российское консульство? Я и Тара­ка­нов там свои люди. К тому же, мы в Кейптауне живём не один год и у нас здесь много знакомств. В случае чего, один звонок – и тебя начнёт искать всё полиция города как са­мо­го злостного преступника. Так что, хоть ты и гипнотизёр, удрать тебе от нас вряд ли удастся. Я уж не говорю о том, что случится в случае побега с твоей матерью в Питере. Поэтому лучше не ищи на свою задницу излишних приключений.

Олег и без предупреждения Гладышева понимал, что при таком раскладе убегать ему никак нельзя: решать за себя и рисковать только собой – это одно, однако совсем другое подписывать своим решением смертный приговор людям, ближе которых нет для тебя на свете. Хотя жить в узде московского Иван Ивановича и работать на него тоже никак не хотелось. Олег искал выходы из этой ситуации, но ничего путного не приходило в голову кроме одного: он вырвется из липких лап криминогенной струк­ту­ры, а мама и маленький брат останутся при этом живы, только в случае его смерти – какой смысл бандитам убивать родственников умершего? Умереть он должен, конечно, не по- настоящему, а понарошку. Но как это сделать? Внушить Гладышеву, Тараканову и ос­таль­ным обитателям особняка, что он погиб? Например, он поднялся на второй этаж, случайно перегнулся через перила, грохнулся вниз и в результате сломал шею. Такое шоу можно было бы устроить, введя всех присутствующих в гипнотический транс. Но не будешь ведь всё время стоять у них над душой и держать под гипнозом. Рано или поздно нужно бу­дет уходить. А когда он уйдёт, вся компания придёт в себя и не увидит труп. Что тогда? Тогда сразу же последует звонок в Москву о том, что гипнотизёр использовал свои поганые чары и сбежал. При этом есть ещё одно препятствие – видеокамера. Она будет передавать изображение и голоса гипнотизируемых, и диспетчер мафиозного Иван Ивановича сразу заподозрит, что с группой Гладышева происходит что-то неладное.

В целом, условия заточения были довольно сносными: спальня с телевизором, прекрасное питание, небольшой тренажёрный зал на первом этаже и уйма свободного времени, так как работы, на которую его ориентировали,  пока не было. Как оказалось, к тай­ной радости Олега и к величайшему огорчению Гладышева, американский дедушка-мил­лионер укатил на месяц к себе на родину. Юристы и менеджеры Иван Иваныча тоже пока не приезжали, они в Москве продолжали шлифовать проект договора с «Бирсом» и их поездка откладывалась со дня на день. Свой каждодневный досуг Олег заполнял, упражняясь по методикам из тетради прадеда, много читал и изредка смотрел телевизор. Днём прогуливался вокруг особняка, иногда подходил к дворовой беседке и наблюдал, с каким азартом режется в покер доблестная охрана. Он даже, чтобы вникнуть в правила этой карточной игры, сыграл с ними несколько партий и, естественно, выиграл – ведь ему ничего не стоило узнать карты партнёров. Сейчас после стольких лет тренировок видеть без помощи глаз ему было гораздо легче, чем в детстве читать тексты с завя­зан­ными глазами. По вечерам к нему заходил Гладышев, осматривал спальню, заглядывал в шкаф, под кровать – как бы чего не удумал гипнотизёр, и звонким голоском задавал одни и те же вопросы:

- Значок, физик, носишь? А как дела вообще? Чем днём занимался? Свои гипно­ти­зёрские качества восстанавливаешь?

- Восстанавливаю. Скоро уже дойду до кондиции.

- До какой кондиции?

- До нужной.   

- Ну-ну, давай доходи быстрее.

- Быстрее не получается – свободы маловато. Вы бы меня в город погулять от­пус­кали, пусть даже и с охраной…

- Ишь, губу раскатал. Вот Иван Иванович разрешит, тогда и отпущу, а пока по двору гуляй.

На седьмые сутки плена Гладышев приехал из офиса раньше обычного и сразу пошёл к Олегу в комнату. Не заглядывая в шкаф и под кровать, он деланно возмутился:

- Что, физик, бока на постели отлёживаешь, от телевизора балдеешь? Ты когда до нужной кондиции дойдёшь?

- А что?

- Что-что?! Сидишь здесь на дармовых харчах и в хобот не дуешь. Пора тебе делом заняться.

«Неужели приезжают? – тоскливо подумал Олег о юристах из Москвы. – Несёт их сюда нелёгкая». Он хотел «просмотреть» мысли Гладышева, но не успел. Коротышка плюхнулся на стул и пропищал:

- Я говорю, чем валяться перед телеящиком, занялся бы ты лучше Тараканом.

- В каком смысле?

- В смысле выпивки. Он две недели у меня не пил, а сегодня опять нажрётся. Днём с одним нашим партнёром зашёл в японский ресторан кое-что обсудить. И чёрт того дёрнул предложить Таракану с ним выпить. Таракан не удержался и пропустил пару рюмок саке. Теперь без продолжения не обойдётся. Я его знаю как облупленного: если он хоть стакан пива выпьет, тогда без удержу хлебать начнёт весь день, пока не скопытится. А у нас на завтра две важные встречи запланированы, и он должен быть как огурчик. Какие теперь могут быть встречи, если обычно он по утрам после пьянки лыка вязать не в состоянии, скотина. Сможешь его закодировать?

- Никогда не кодировал алкоголиков, - честно признался Олег. – Даже интересно попробовать. Но есть одна загвоздка, мне ваш московский шеф запретил ставить гипно­ти­ческие опыты над его людьми.

            - Да Иван Иванович разрешит. Сейчас я с ним договорюсь, - уверил Гладышев и достал из кармана мобильный телефон. – Алло, Иван Иванович, извините, что отры­ваю… Хочу при помощи нашего гипнотизёра раз и навсегда решить одну небольшую проблемку…

Против решения «проблемки» таким способом московское начальство не возра­жа­ло - Иван Иванович велел Гладышеву передать Олегу трубку и лично попросил его закодировать Тараканова:

- Попробуй-ка, Олег Александрович. Не дай окончательно опуститься нашему заблудшему Тараканчику. Жалко будет его убирать из Африки. Исполнитель он непло­хой, только в рюмку стал частенько заглядывать. Окажи нам услугу.

- Я постараюсь, - пообещал Олег. – А если у меня получится, могу я рассчи­ты­вать на вашу ответную услугу?   

- Это какую же?

- Разрешите иногда в сопровождении охраны выходить в город.

 

- На усмотрение Дениса Альбертовича, - кратко ответил Иван Иванович и положил трубку.

 

Комментарии  

 
+3 # Скволли 11.12.2017 10:37
Five Star
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1242 гостей и 4 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7061
5595
4267
3673
2268
1782
1725
1630
1487
1249

Комментарии