Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    310 ( +509/-1 )
  • slivshin
    213 ( +342/-0 )
  • shadow
    148 ( +280/-0 )
  • gen
    143 ( +135/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    117 ( +157/-0 )
  • Скволли
    76 ( +122/-0 )
  • Верещак Владимир Григорьевич
    61 ( +76/-2 )
  • Сергей Арт.
    36 ( +60/-0 )
  • Оскар Природин
    36 ( +55/-0 )
  • santehlit
    29 ( +3/-0 )

( Голосов: 8 )
Avatar
Судьба Человека (81)
19.01.2018 10:32
Автор: Сергей Арт.

- Я рад, что мы пришли к взаимопониманию, - первым на стул опустился Олег.

Напротив него сел полковник, его же парни остались столбами торчать у двери. Строул продолжал опираться нижней частью спины на пластик подоконника.

- Что, профессор, надеетесь доказать беспочвенность наших обвинений? – спросил Вонг, начиная разговор.

- Подозрений, полковник, пока ещё только – подозрений. И готов биться об заклад, я эти подозрения без труда развею, как восходящее солнце утренний туман.

- Попробуйте, Савицки. Вопрос первый: скажите, почему поселение на острове Веры такое странное?

- Чем же оно странное, полковник?

- Девяносто девять процентов австралийцев уже живут с вшитыми в тело инфо­чи­пами. Ваши же поселенцы, как и вы сами, отказались их вшивать. Всем известно, что такой чип отлично контролирует состояние здоровья и гарантирует защиту человека от бандитского похищения….

- Всем известно, что наличие такого чипа даёт возможность  контролировать не только здоровье человека, но и все его перемещения. Вшитый чип - это отличная возможность для спецслужбы следить за неблагонадёжным «объектом», даже когда тот сидит на унитазе или взбирается на любовницу. Не правда ли, полковник?

Жёлтое лицо контрразведчика потемнело:

- Не надо пытаться развязать со мной дискуссию. Решив сейчас поговорить с вами, я пошёл на уступки, а вы стараетесь загнать меня в угол? Боюсь, нашу беседу придётся перенести на завтра и в Сидней.

- Извините, полковник - Олег понял, что несколько перегнул палку. – Никаких дискуссий, только ответы на ваши вопросы. Вы хотите знать, почему я отказался вшивать себе чип? Он мне не нужен: я привык своё здоровье контролировать само­стоя­тельно и бандитских похищений до сих пор не боялся. За двенадцать лет на нашем острове не случилось ни только похищения, но и ни одного правонару­шения.

- А ваши люди? Неужели все жители острова так консервативны и не хотят идти в ногу со временем?

- Поверьте, я никому из них не навязывал своего мнения. Возможно, они думают точно так же, как и я. Не знаю. В конце концов, у нас демократическое государство и если человек не желает, чтобы в его тело что-либо вшивали…

- Понятно, - полковник Вонг удовлетворённо хмыкнул. – Значит, не желаете. Ни вы, ни ваши подчинённые. Почему-то все законопослушные граждане мира, которым нечего скрывать, с радостью вшили в свои тела чипы. Воздерживаются лишь некото­рые индивидуумы, в том числе и те, кому есть что утаивать от правоохранительных органов… Ладно. Продолжим нашу беседу. Скажите, почему на острове Веры живут преимущественно выходцы из России? Что, в вашем институте могут работать только одни русские?

- А вы бы кому отдали предпочтение: русскому эмигранту, который просит за свой труд весьма умеренные деньги, или учёному-австралийцу, требующему за эту же работу в четыре-пять раз большую зарплату? Кроме того, русские – это мои сооте­чественники, и я считаю своим священным долгом в первую очередь предос­тавлять работу именно им.   

- Ага, вот вы и сами признались, - полковник Вонг указал пальцем в грудь Олега, точно целился в неё из пистолета. – Ваше настоящее имя и фамилия – Олег Савицкий. Вы – русский. Как вам удалось получить австралийское гражданство и стать Ольсоном Савицки?

- В молодости я вынужден был скрываться от мафии. При содействии Интерпола и австралийской полиции мне удалось получить австралийское гражданство. В целях конспирации при оформлении новых документов мои имя и фамилию изменили. Наверняка, такая организация как ваша ASIO имеет право сделать запрос в главное полицейское управление и получить все секретные материалы по этому вопросу.

На круглом лице полковника промелькнула тень досады:

– Хорошо, мы наведём справки. Когда вы получили австралийское гражданство?

- Уже давно, а точнее, - двадцать семь лет назад.

- От какой мафии вы скрывались?

- От русской.

- Подумать только! Значит, вы преследовались русской мафией и от неё спрятались в Австралии? Но почему же спустя десять лет вы вдруг перестали бояться её и сами полетели в Россию?

- Там у меня погибли родственники.

- Мать и её муж? Как видите, мы о вас уже знаем многое. Восемнадцать лет назад вы отправились в Санкт-Петербург, где действительно погибли ваши близкие. Вроде бы поездка идеально мотивирована. Но только ли смерть родственников была основной причиной для путешествия?

- Я вас не понимаю, полковник.

- А я объясню. Вскоре после возвращения из России ваш счёт пополнился двумя миллиардами долларов – сумма довольно-таки немалая. Нами установлено, что деньги эти получены от Ивана Брагина. А Интерпол, между прочим, считал этого господина одним из крёстных отцов русской мафии.

- Да, я получил два миллиарда долларов согласно завещанию Ивана Брагина. Жизнь иногда делает невероятные зигзаги, меняет свой курс на сто восемьдесят граду­сов: тот, кто хотел десять лет назад меня убить, решил стать моим спонсором. 

- Вы получили деньги, чтобы финансировать международные русские органи­зации, связанные с криминалом?

- В моём сейфе национального банка Австралии хранится выписка из завещания господина Брагина, которую я вам обязательно предоставлю, мистер Вонг. Прочитав её, вы узнаете, на какие цели мне были завещаны деньги. Кстати, завещание Брагина – это ещё одна причина, из-за которой я принимаю на работу только своих сооте­чественников.

 - Хорошо, мы ознакомимся с содержанием завещания. Когда вы в последний раз были на континенте?

- Я недавно вернулся из Сиднея - неделю назад.

- В какой гостинице вы останавливались?

- Обычно я предпочитаю «Миллениум», но там сейчас ремонт. Пришлось остановиться в «Медузе».

Полковник Вонг кивнул:

- Именно, что в «Медузе». Какова была цель вашей поездки?

- В университете проводился семинар, посвящённый…

- Да, мы установили, что ваш приезд совпал с проведением научного семинара. Мы даже знаем, что вы выступали на нём с докладом. Но вот что странно, профессор, за четыре дня до взрыва Башни на Маркет-Стрит вы останавливаетесь в той же самой гостинице, в которой за день до этого поселился Ашот Амбарцумян.

- Кто это такой?

- Конечно, не знаете?! А вы вспомните, это ваш соотечественник и террорист, расстрелявший Башню из ручного ракетомёта. В «Медузе» вы с ним жили на одном этаже, даже номера ваши располагались напротив.

Жаловаться на память Олегу не приходилось. Перед глазами сразу встал  черня­вый юнец, вышедший в гостиничный коридор из соседнего номера. Парень сильно торо­пился и, впопыхах поднимая с ковра оброненные тёмные очки, тихонько употре­бил крепкое исконно русское выраженьице, а затем быстро шмыгнул в двери уже закры­вающегося лифта. Олег спустился на другом лифте и поехал в университет, а вечером, после трёх суток пребывания в Сиднее, отбыл обратно на остров Веры. О трагедии на Маркет-Стрит, случившейся в полдень следующего дня, он узнал в море, находясь за двести миль от континента.

- Ну как, вспомнили? Сознайтесь, Савицки, вы его знаете.

- В гостиницах живёт множество разных людей, но это не значит, что я должен всех их знать. Я не знаю никакого Ашота Амбарцумяна и впервые о нём услышал толь­ко сейчас от вас. Он ведь уже арестован и…

- Откуда вы знаете, что он арестован?

- О том, что террорист вчера пойман, напечатано в сегодняшних газетах. Допро­сите его и вы поймёте, что ни я, ни мои подчинённые…

- Допрос пока не возможен. При задержании Амбарцумян оказал сопротивление и был тяжело ранен. Сейчас он находится в критическом состоянии.

- Чёрт побери. И надо же было мне остановиться в этой «Медузе», будто в Сиднее нет других гостиниц? - вырвалось досадливо у Олега. Он не удержался и хлопнул себя по коленям.

От этого резкого движения подчинённые полковника напряглись и подались впе­рёд. «Чёрт побери, - повторил Олег уже мысленно. Обычно ему удавалось контро­лировать эмоции. – Что это за нервные вскрики? Что за всплески ручонками? Я, ка­жется, начинаю терять самообладание? Откуда такое раздражение? Ну-ка, немедленно успокоиться!» Но странно, спокойствие не приходило. Наоборот, росло безотчётное беспокойство. «Подумаешь, проехаться в Сидней и поговорить со следователями. Ну, потеряю несколько дней, может быть, неделю. Ничего страшного», - Олег заставил себя беззаботно улыбнуться и спросил:    

- Скажите, полковник, неужели я выгляжу таким дураком?

- Почему же дураком?

- Какой мало-мальски думающий законспирированный резидент-террорист бу­дет открыто поселяться в одной гостинице со своим исполнителем накануне планиру­емой акции? В Сиднее полно укромных мест, где можно назначить встречу.

- Всё это так, профессор. Но факты упрямая вещь. Согласитесь, слишком много случайностей и совпадений. Русский террорист почему-то жил рядом в одной гости­нице с австралийским учёным-физиком. Что тут такого? Вроде бы ничего. Но в част­ном институте этого физика почему-то работают одни русские. Русские, как и тер­рорист! Причём институт находится на отдельном Богом забытом острове. Почему про­фессор и его люди решили жить на острове? Странно? Очень странно! Мы стали наво­дить справки о профессоре, и вот наш повышенный интерес к нему сменился недо­у­мением: оказывается, его брат –  эмигрант из России, его жена – тоже русская. Так кто же он такой – этот Ольсон Савицки?! Оказывается, он вовсе не Ольсон Савицки, а Олег Савицкий! Как же этот Олег стал гражданином Австралии? Совершенно непонятно. А разве понятно, почему господин Брагин передал ему два миллиарда долларов? А упорное нежелание вшить чип? Если всё это вместе сложить, получается неприглядная картина, тут уж недоумение уступает место подозрению, - на губах полковника Вонга появилась ответная, но ехидно-ласковая улыбка. – Поверьте, Савицки, лично против вас я ничего не имею. Возможно, вы  ни в чём и не виноваты. Возможно, вы и не террорист. Но моё руководство просто-таки уверено в том, что взрыв Башни на Маркет-Стрит – дело рук русских с острова Веры. Так что вам придётся поехать с нами.

«Никуда не денешься, придётся ехать», - Олег и сам уже смирился с этой мыслью, даже пошёл бы сейчас на катер службы безопасности с радостью, лишь бы пропало такое острое и непонятное беспокойство. Оно обволакивало сознание, оно давило, оно продолжало возрастать, причиняя почти физическую боль.

- Пойдёмте, Савицки.

- Сейчас, мистер Вонг, - Олег прижал к вискам пальцы и попытался разобраться в этих ощущениях. – Одну минуту.

- Вам плохо? – участливо спросил полковник, поднимаясь со стула. – На нашем катере имеется врач. Всего несколько сотен метров до причала и…

Дверь распахнулась от удара, едва не зашибив одного из стоявших возле неё контрразведчиков.

- Сделайте что-нибудь! – закричал Кирилл.

Он ворвался в кабинет, обвёл всех присутствующих диким взглядом и остановил его на полковнике:

- Я прошу, быстро свяжитесь с командованием ВВС, пусть они уговорят этого сумасшедшего вернуться. Быстрее, дорога каждая минута.

Подчинённые Вонга кинулись к Кириллу с двух сторон, но он даже не заметил их и закричал уже по-русски, обращаясь к брату:

- Он уже близко! Неужели ты ничего не чувствуешь?!

Олег вскочил, опрокинув стул. Теперь он всё понял! Причина того беспокойства, что росла в них с Кириллом со вчерашнего вечера и сейчас должна воплотиться в жут­кую реальность, мгновенно вспыхнула в сознании, заполнила каждую клетку ужасом, вырвала из груди хриплый стон:

- Нет, только не это.

Азиатские глаза Вонга испуганно округлились. Но реакция у полковника всё же оказалась отменной. Он быстро отпрыгнул в угол кабинета и выхватил из кармана брюк  пистолет:

- Не двигаться, Савицки. Какая муха вас укусила? Что это за придурок сюда ворвался? Стоять, стрелять буду!

Не обращая внимания на полковника, Олег кинулся к столу и схватил телефон. Сбивчиво произнёс нужные цифры. Трубка ответила неторопливым попискиванием автоматического набора. Он повернулся к двери, возле которой агенты безопасности держали Кирилла:

- Отпустите! Отпустите его, я сказал!

Подчиняясь этому неожиданному приказу, ничего не понимающие парни неволь­но ослабили хватку и Кирилл легко стряхнул их с плеч.

- Кирюха, звони Ирине, звони в институт. Мы должны успеть.

Из динамика телефона зазвучал первый сигнал вызова.

- Машенька, быстрее,.. – взмолился Олег вслух.

- Алло! - На экране телефона возникло лицо Маши, её очерченные помадой пухлые губы улыбались.

- Машенька, ничего не спрашивай, я потом всё объясню, - Олег старался говорить спокойно, но зубы стучали, словно в лихорадке. – Быстро в школу, выводи Димку и всех детей в лес подальше от посёлка. Бегом, Маша!

- Ирина, хватай Игорька и быстро в лес. Немедленно, слышишь?! Все кого сейчас встретишь, пусть бегут в лес, - услышал он рядом отчаянный крик Кирилла.

В трубке послышался нарастающий шум.

- Олег, я тебя плохо слышу, - сказала с экрана Маша. – Здесь какой-то гул. Похоже, что самолёт. Точно самолёт. Сделал полукруг и летит сверху вниз прямо на нас, будто хочет совершить посадку. Олег, он...  

 

Телефонный динамик оглушительно взревел и смолк, а на экране воцарился серый мерцающий фон.

 

Комментарии  

 
+3 # Скволли 19.01.2018 14:30
Five Star
 
 
+3 # slivshin 19.01.2018 14:39
Ничего себе!
 
 
+2 # Тиа Мелик 23.01.2018 23:02
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 922 гостей и 3 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
5251
5153
2601
2402
2294
1646
1537
1441
1434
1001