Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    278 ( +447/-1 )
  • slivshin
    217 ( +327/-0 )
  • shadow
    133 ( +259/-0 )
  • gen
    117 ( +106/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    116 ( +154/-0 )
  • Скволли
    67 ( +107/-0 )
  • Верещак Владимир Григорьевич
    47 ( +54/-2 )
  • Оскар Природин
    38 ( +57/-0 )
  • Сергей Арт.
    36 ( +63/-0 )
  • santehlit
    31 ( +3/-0 )

( Голосов: 6 )
Avatar
Смех и слёзы, часть 3
22.01.2018 17:01
Автор: Семён Лившиц

Слушая историю тестя, связанную с воровством на железной дороге, я вспомнил другую историю на ту же тему, рассказанную моей бабушкой. И, как только тесть закончил, я подхватил эстафету.

Бабушка рассказывала, что в довоенные годы на железной дороге орудовали воры, которые забирались на крыши вагонов и специальными крюками вытаскивали через открытые окна чемоданы с самой верхней, багажной полки. Бабушка вспоминала, как однажды она ехала в поезде и какой-то мужчина лёг на верхнюю, багажную полку. Он уже успел заснуть, когда просунутый в окно крюк зацепил его за шиворот и потащил в окно. Это произошло настолько быстро, что, только когда голова и плечи пассажира были снаружи, а живот, к счастью, застрял в узком окне, бедняга окончательно проснулся и заорал дурным спросонья голосом. Над головами пассажиров тут же раздался грохот: не ожидавшие такой добычи воры с перепугу бросили свой крюк и помчались по крышам подальше от этого вагона.

Мы долго смеялись, представляя комизм ситуации и понимая, что всем её участникам было не до смеха.

Отсмеявшись, мы заметили, что моя тёща загрустила.

- Что с тобой, Алла? - спросил её муж.

- Ваши рассказы навеяли воспоминания о том, как мы с мамой ехали во время войны к папе в Оренбург, - ответила Алла. - Шла весна 1943 года, мне было двадцать лет. Жили мы тогда в городке Верхний Уфалей на Северном Урале. Мама тяжело болела. Мой единственный брат Борис в самом начале войны, не успев защитить диплом, ушёл добровольцем на фронт. Я всё время искала папу, и наконец узнала, что он живёт в городе Чкалов, так тогда назывался Оренбург. Я списалась с папой, и он начал хлопотать о пропуске для нас, без которого билеты не продавали. Но это было делом нелёгким и долгим. Тем временем маме становилось всё хуже, и она повторяла, что ей будет легче умереть, зная, что я живу с папой. Я решила рискнуть и поехать без пропуска, но денег у меня тоже не было. До станции было далеко, а мама передвигалась с большим трудом.

Тогда я пошла к заместителю директора никелевого завода, который был нашим соседом. Я часто заходила к его жене, сменять кусок хлеба на четвертинку молока для мамы. Эта добрая русская женщина хорошо ко мне относилась, и её муж тоже знал меня. Я объяснила, что хочу попытаться поехать, не дожидаясь пропуска, и он, зная о болезни мамы, согласился помочь.

- Я дам тебе лошадь с телегой, чтобы доехать до станции, - сказал он. - Возница подождёт; если вам не удастся сесть на поезд - он привезёт вас обратно.
Я поблагодарила и поспешила домой, сообщить маме, что назавтра мы поедем к папе. Она была счастлива, не зная, что без пропуска и денег шансов доехать у нас было не густо.
На следующий день я уложила маму на телeгу, погрузила туда же пару узлов, села сбоку, и мы доехали до станции.

Подошёл поезд, и счастливчики с билетами пошли на посадку. Проводники строго проверяли билеты, и я не знала, что делать. Наконец мой взгляд остановился на молодой проводнице, которая показалась мне симпатичной. Я взяла узлы, и мы с мамой подошли к вагону.

- Билеты, пропуск, - привычно потребовала она.

- Послушай, у нас нет пропуска, поэтому не купить билеты, - ответила я. - Но у нас есть хлеб, сало, водка и деньги. Посади нас, и мы в долгу не останемся.

- А если контролёр? - спросила она, недоверчиво глядя на меня.

- Мы тебя не подведём. Надо будет - с поезда спрыгнем, - продолжала упрашивать я.
Поезд должен был вот-вот отойти, и она решилась.

- Ладно, залезайте.

Вдвоём мы помогли маме взобраться по высоким ступенькам, и я, повернувшись, махнула нашему вознице, чтобы он уезжал.

Поезд тронулся, и мы прошли в вагон. Свободна была только одна боковая верхняя полка. На нижней лежал мужчина лет тридцати. Обладатели четырёх полок у окна, трое молодых мужчин и молодая женщина, играли в карты.

- Мы на пол сядем, - сказала я, понимая, что на верхнюю полку маму не поднять.

- Подожди-ка, - сказала проводница. - Слышь, командировочный, - обратилась она к лежавшему мужчине. - Уступи нижнюю полку больной бабуле. Тебе всё равно скоро выходить.

"Бабуле" в то время было всего 56 лет. Но в связи с болезнью и недоеданием она так выглядела, что командировочный, взглянув на неё, тут же залез на верхнюю полку. Мама легла на нижнюю полку, а я села у неё в ногах.

 

                                               Окончание следует

Обновлено 22.01.2018 17:07
 

Комментарии  

 
+2 # slivshin 22.01.2018 17:05
 
 
# Blackwal 22.01.2018 17:57
Хорошо пишешь, Семён,не вымученно.
Слог лёгкий и доступный.
Любая жизнь любого человека - книга. Но не все могут описАть её, жизнь.
good hi
 
 
+3 # slivshin 22.01.2018 17:59
Спасибо, Валера!
 
 
+1 # Blackwal 22.01.2018 18:02
 
 
+2 # Скволли 24.01.2018 09:54
good
 
 
+1 # slivshin 25.01.2018 07:39
Спасибо!
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1104 гостей и 1 пользователь онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
5906
5724
2932
2703
2383
1767
1666
1641
1451
1179

Комментарии