Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    569 ( +733/-0 )
  • slivshin
    316 ( +219/-0 )
  • gen
    94 ( +51/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    82 ( +136/-0 )
  • beloborodov
    68 ( +105/-0 )
  • sovin1
    54 ( +39/-0 )
  • максим69
    54 ( +33/-0 )
  • Скволли
    50 ( +70/-0 )
  • Тиа Мелик
    49 ( +80/-0 )
  • Сергей Арт.
    46 ( +75/-0 )

( Проголосуй первым! )
Avatar
Даре`эльмир
20.10.2018 15:25
Автор: Фауст424

Пролог

 

                Эй, кэп! Что это за милая мордашка на плакате? - крикнул бармену молодой парень в боевой экипировке.

До этого вопроса, день на Американской Межзвездной Космической станции тек спокойно. Даже слишком спокойно для космической стоянки, к которой ежедневно причаливают корабли наемников и пиратов. Как известно, Америка - единственная страна, где патриотами служат головорезы всех сортов. С её переходом на космический этап ничего не поменялось.

Уже немолодой бармен, умудренный опытом, бросил взгляд на парня, в котором сразу признал Джонатана Клинблэйда, довольно молодого, но подающего большие надежды наемника. Данный субъект был главарем небольшой группировки с красивым названием «Сапфировый ястреб» и зарабатывал в основном тем, что охотился за головами опасных преступников, до которых суровая рука американских законов не дотянулась. Неудивительно, что плакат, под которым красовалась кругленькая сумма в несколько миллионов долларов его сразу заинтересовала.

                Это Джера, - ответил ему бармен, - Найдете её на Аракте.

                Джера? Что же она такого наделала, что за её голову платят аж три миллиона? - встрял в разговор другой наемник, старше Джонатана и состоящий в конкурирующей группировке «Красный орел».

                Тут всё просто. Насколько я слышал, она не дает основать новую колонию на Аракте. А Аракт очень богат драгоценными металлами. За её голову нам дадут миллионы, а с материка получат десятки миллиардов, - подключился четвертый.

Джонатан присвистнул.

                Аракт, да? Три миллиона?.. Заманчиво... На редкость заманчиво.

                Что, славы захотелось, Клинблэйд? - усмехнулся «Красный орел», - Сиди здесь, молокосос. Судя по тому, что мне об этой красотке говорили, ты ей в подметки не годишься. Если кто её и посадит на цепь — так это я.

                Ну да, конечно. Да пока ты штаны будешь менять, она тебе тридцать раз успеет кишки выпустить... Вот увидишь, я её живьем возьму и развлекусь с ней до самого утра. Раз она в бою такая горячая, то и в постели наверняка не спасует, - усмехнулся Клинблэйд, - Вы все можете сидеть тут и глотать без продыху виски, а я вам говорю — к четвергу я вам эту красотку на коротком поводке приведу.

                Ну-ну. Ждем-с.

 

Выйдя из бара, Сарфировый ястреб немедленно направился к своим. Те предложение командира приняли с радостью — три миллиона деньги немалые. Такая сумма заглушила сомнения даже вечных скептиков.

 

Впрочем, если кто-то и надеялся, что по прибытии на Аракт Джера будет лежать перед ними на блюдечке с голубой каемочкой, их ждало разочарование. Чтобы сразиться с легендарной Дочерью Даре`эльмира, её нужно было сначала найти. А задача это была непростая. Аракт хоть и был довольно мал в географических масштабах, выследить на нем такую вольную хищницу не было делом одного дня.

Сначала наемники направились к её дому, который оказался пуст. Они прождали до вечера, но никто не пришел. Как оказалось позже, искомая девушка далеко не всегда ночевала в своем особняке, иногда оставаясь в лесу. На другой день, она всё же вернулась домой, принеся с собой убитого оленя. Чтобы не выдать себя, наемники оставили в окрестностях разведчика, а сами отошли к своему кораблю.

Через два дня связь с разведчиком прервалась. Не успели Ястребы занервничать, как их приборы засекли Джеру на территории равнины Террит. Девушка неторопливо прогуливалась по ней. Может, ждала их. А может, просто гуляла. В любом случае, люди, уже слышащие мнимый хруст свежих денежных  купюр в своих ушах, собрались и направились в путь.

 

Джера им нисколько не удивилась. Она спокойно стояла и смотрела, как людские бойцы окружают её, приготовив оружие.

                Так ты и есть знаменитая Джера? - крикнул ей Джонатан, ухмыляясь.

Девушка улыбнулась в ответ.

                Ты натворила много нехорошего, знаешь об этом? А знаешь, сколько платят за твою прелестную головку?.. Так что, пойдешь сама, или мы тебя понесем? Нам всё равно, красавица.

Воительница молчала, всё так же улыбаясь.

                Ладно, как хочешь. В бой! - закричал Клинблэйд соратникам

Люди, кровожадно оскалившись, бросились в бой. На лезвиях вычищенных до блеска клинков засверкало солнце. Ястребы были готовы разорвать тело жертвы в клочья, вгрызаться клинками в её плоть, однако девушка стояла совершенно спокойно.

«Не понимаю... Чего она ждет? Ей что, жить надоело?» - подумал глава ястребов, бегущий вместе с ними в бой.

Но вот один молодой солдат уже достиг врага. Заревев, он прыгнул на неё с мечом в поднятых руках. Всё произошло за долю секунды. Джера взмахнула рукой и парень упал на землю, рассеченный надвое. С только что призванного меча убийцы капала его кровь. Стремительно развернувшись, девушка сделала еще взмах, перерезав горло сразу троим. Горячая кровь из перерезанных артерий хлынула ей в лицо.

Теперь по равнине раздавались крики не ярости, а боли и страха. Джера была безжалостна. В чудовищном ритме смертельного танца её меч рубил плоть, заставляя холодную от страха кровь солдат бить наружу фонтаном. С ужасом, прижимая левой рукой обрубок, в который превратилась правая рука, Клинблэйд смотрел, как его товарищи один за другим падают на землю, изуродованные клинком девушки.

 

Но вот, последний из ястребов простился с жизнью. Джера сделала несколько глубоких вздохов, чтобы восстановить дыхание. Она уже сделала шаг в сторону дома, как Клинблейд нашел в себе силы приподняться с земли.

                Зачем? - прохрипел он девушке, - Зачем всех?.. Ты ведь могла... Могла пощадить хоть кого-то... Чего бы тебе это стоило?..

Джера развернулась и направилась к нему.

                Чего бы мне это стоило? - спросила она, останавливаясь рядом с наемником, - А чего стоило вам остаться там, откуда вы пришли? Вы знали, на что идете, разве нет? Знали, что моя семья творила на Аракте. Знали, что мы не щадим никого, кто держит в руках оружие, направленное против нас. Захотелось славы? Так посмотри, к чему вас привело это желание.

                Но почему... всех?

Джера промолчала, занеся руку для пронзающего удара.

                Кто... Кто мог породить такое чудовище? - хрипя от ярости, произнес истекающий кровью наемник.

Одним резким движением Джера пронзила ему сердце. Клинблэйд издал тихий стон и опустился обратно на землю. Карие глаза бессмысленно смотрели в красное арактарское небо. Девушка вынула лезвие из его тела, повернулась на север и неторопливо направилась к дому.

 

Глава I

 

Эта история началась много лет назад, задолго до рождения Джеры, когда Вселенная была молода и населена только двумя глобальными видами разумных рас: Темными и Светлыми. Тогда еще не было таких глобальных войн, Нулевая ступень[1] только формировалась богами более могущественного плана мироздания — Первой ступени. Они поделили Вселенную на автономные районы, каждый из которых контролировался с одной стороны Светлыми, а с другой Темными богами.

Время шло, созданный богами мир начал обретать четкие очертания. Первые расы робко ступили на долгий путь эволюции. Наблюдая за своими подопечными свысока, Темные и Светлые боги решились на эксперимент: смешать энергии двух глобальных видов, создав тем самым новую, совершенно уникальную расу.

В разных районах Вселенной к решению этого вопроса подошли в разное время, но итог для всех был один: нейтральные существа были созданы, но представляли собой полное разочарование. Они не отличались ни избытком ума, ни силой, не имели способностей к магии, хотя в будущем стали причиной появления совершенно нового типа развития: техногенного.

Однако вскоре боги оказались озабочены другой проблемой, связанной с нейтралами: в какой мир должны переходить их души после смерти? Раньше в этом плане всё было как нельзя четко: темные души переходили в темные миры, светлые души в светлые. Но в какой мир должны были переходить души существ, энергии которых нейтральны?

Для таких душ сильнейшие мира Первой ступени создали особенные микромиры, чьи владыки судили погибших нейтралов по их жизненным деяниям. В частности, для района, который контролировали боги темного мира Керофар и светлого Хаасинтер, для людей и анкселов были созданы микромиры Ад и Рай.

Как планы Керофара и Хаасинтера находили своё воплощение в мире Нулевой ступени, так и порожденные ими микромиры существовали на просторах Вселенной, представленные двумя огромными планетами, где жили представители двух рас: ангелов и демонов. Души же нейтральных существ после смерти переходили в Ад и Рай Первой ступени.

Для контроля за микромирами были созданы посредники между Нулевой и Первой ступенью — десять Драконов. Изначально их было девять, и они составляли собой единый Совет, но потом пять Драконов во главе с Восьмым откололись от Совета и стали единоличными правителями Рая. Оставшимся ничего не оставалось, кроме как уйти в Ад. Чтобы силы между полубогами Рая и Ада стали равны, Седьмой дракон, самый могущественный из адских владык, искусственно создал Десятого.

А потом начались долгие века противостояния двух драконьих коалиций.  Два микромира по сути представляли собой те же Темные и Светлые миры, просто отличавшиеся своей сутью и масштабами. Войны не на жизнь, а на смерть сменялись короткими периодами хрупкого мира и каждый из драконов намеревался достигнуть в этом противостоянии как можно большей власти.

А затем, совершенно внезапно для всех, на несколько лет Драконы исчезли.   Война прекратилась.

Но затишье не могло длится вечно. Полубогов разбудила демонесса по имени Саффира. Участь свершить такое великое дело выпала ей по праву рождения, ведь она, как и её вскоре обнаружившаяся сестра-близнец Нисфират, была тайным ребенком Десятого дракона и мага-предателя Гаттемира. Драконами демонессы считаться не могли, но в награду за пробуждение и службу на благо Ада, Седьмой дракон пожаловал им материк Аракт, на котором вскоре, стараниями сестер, возникли два прекрасных города.

Однако, долгим и спокойным время их правления назваться не могло. Война Ада и Рая попросту не могла обойти Аракт. И она наступила. Пожалуй, ни для одного другого района Чистилища она не была столь разрушительна. Конечно, и захватчикам пришлось несладко, но к концу войны от процветавшей некогда Демонической империи ничего не осталось, а сестры были убиты

 

В дальнейшем, судьба опустошенного и мертвого материка перешла в руки потомка Нисфират — демонессе Миранде. И для Аракта это ничего хорошего не сулило. Убив мать и отца, покалечив сестру, предав демонов и встав на сторону союза ангелов и людей, девушка по сути добила агонизирующую Демоническую империю, чтобы из пепла почившей создать свою, Империю Нового Солнца. Аракт перешел в руки людей.

Без особого труда отбив атаки ослабевшего за годы войны Седьмого дракона, Миранда стала наращивать свою мощь. Построила города, привела туда поселенцев-людей, стала добывать драгоценные металлы, чем обогатила новую страну. Но вот главным развлечением кровожадной особы были охоты. Охоты на уцелевших демонов.

Это хобби ей ужасно нравилось. Пыточные полнились пойманными демонами, многие из которых в жизни своей не брали в руки оружие. Но с особым азартом императрица охотилась за собственной и без того искалеченной сестрой Лючией, у которой по воле Миранды были отрублены руки.

Естественно, в одиночку Лючия долго бы не продержалась против целой империи. В своё время ей повезло встретиться с демоном-врачом Камирой и молодым воином Винсентом. Вместе им долгое время удавалось выживать, сражаясь против любимчика Миранды — главы карательного отряда, человека по имени Кайрон.

Винсент и Лючия, тем временем, всё больше сближались. Вскоре, произошло событие, ставшее началом длинной цепочки, результаты которой для Аракта были колоссальны.

 

Глава II

 

Винсент что есть сил бежал по арактарскому лесу. Разразилась страшная гроза, небо затянуло черными как зола облаками. Земля под ногами мгновенно превратилась в противную скользкую грязь, ледяные капли дождя безжалостно били по лицу и одежде, а демон всё бежал и бежал, молясь успеть. Сноп выпущенных магией красных искр над их домом мог означать только две вещи: или Лючия и Камира в опасности, или, учитывая прошедшие девять месяцев, его любимая готова родить на свет ребенка.

Когда он влетел в дом, чуть не выбив дверь, всё уже кончилось.

                Винсент, ты с ума сошел. На улице такая буря, а ты даже не удосужился закрыть как следует дверь, - услышал он из закрытой комнаты голос Камиры.

Захлопнув входную дверь, демон вошел в комнату. Лючия тепло посмотрела на него, качая на металлических руках новорожденного младенца. Даже вечно холодные голубые глаза Камиры смотрели на молодых родителей с выражением искреннего счастья.

                Это мальчик, Винсент... Наш сын... Почему ты так смотришь, разве ты не рад? - спросила его возлюбленная.

Демон молчал, широко раскрытыми от ужаса глазами смотря в глаза сына. Волосы зашевелились у него на голове, когда он увидел вертикальные зрачки зелено-голубых глаз младенца.

                Ну, и как вы назовете его? - спросила Камира.

                Он такой необычный... Пусть и имя его будет отражать эту необычность. Я назову его... Даре`эльмир, - сказала Лючия

 

Десять лет спустя

 

                Как у тебя дела сегодня, Даре`эльмир? Ты какой-то отрешенный... Неразговорчивый, - спросила у сына Лючия, когда они прогуливались около дома.

                Нет, всё хорошо, - ответил мальчик, не поднимая головы. 

Лючия тяжело вздохнула, остановилась, присела на землю и повернула к себе сына.

                Даре`эльмир, посмотри на меня. Я же вижу, что что-то не так.

Даре`эльмир поднял на неё свои необычные глаза.

                Что-то плохое должно сегодня произойти... Не спрашивай, почему, я просто... Знаю...

                Сын... Раз уж мы заговорили о плохом... Твой отец настоял на этом, несмотря на все мои протесты. Я должна дать тебе это, - демонесса протянула ему тяжелый, обернутый белой тканью предмет

Мальчик взял его из рук матери и осторожно убрал ткань. Теперь на его ладони лежал пистолет.

                Это на крайний случай. Надеюсь, в ближайшие несколько лет он тебе не понадобится. Он заряжен, так что осторожно, хорошо? Завтра отец поучит тебя стрельбе. Спрячь его пока что.

Страшному приобретению десятилетний мальчик, казалось, ничуть не удивился и не ужаснулся.

                Ветер... - тихо сказал он, повернув голову навстречу потокам воздуха, - Пойдем домой, он, наверное, усилится.

«Винсент прав: с ним тяжело общаться... Сложно его понять... И что мы для него? Любит ли он нас?.. Даре`эльмир...»

Лючия тяжело вздохнула, встала, хотела уже повести мальчика домой, но тут увидела в небе сноп красных искр — сигнал тревоги.

                Даре`эльмир, быстро домой! Спрячься в комнате и не высовывайся!

 

Сидеть у себя в комнате и ждать было для Даре`эльмира не ново. Вот и сейчас он сидел на кровати, забившись в угол и прижимая к себе подаренный матерью пистолет.

Звуки стрельбы за окнами не утихали, только приближались. Мальчик невольно занервничал. Осторожным движением он снял пистолет с предохранителя.

Внезапно он услышал звон разбитого стекла и незнакомый мужской голос, затем шаги. Шаги по направлению к его комнате.

Незнакомец будто чувствовал, что в комнате кто-то есть. Одним мощным пинком он выбил дверь. Даре`эльмир увидел перед собой крепкого мужчину в боевой экипировке.

                Так-так, и кто тут у нас? - широко ухмыльнулся военный, глядя на мальчика.

Он направил дуло автомата на ребенка.

                Ты уж прости, маленький выродок, но вам, отродьям, на этой земле места нет.

                Даре`эльмир! Нет! - услышал мальчик далекий голос отца.

Солдат крепче схватил оружие и был готов уже нажать на курок, но Даре`эльмир был быстрее. Молниеносно он выхватил пистолет и, практически навскидку, выстрелил. В глазах головореза на мгновение блеснула тень удивления. Медленно, он повалился на пол с раной в груди.

 

Тут в комнату ворвался подоспевший Винсент. Увидев труп, он с ужасом посмотрел на сына. Легкий сизый дымок, исходящий от дула оружия, отвечал сам за себя.

За Винсентом влетела Лючия.

                О боже мой! Даре`эльмир! - воскликнула она.

Девушка подбежала к сыну, обняла его, закрывая вид мертвого тела.

                Не смотри... Клянусь Седьмым Драконом... Не смотри, Даре`эльмир, - шептала ему Лючия, трясясь от слез.

Из-за её плеча Даре`эльмир смотрел, как растекается по полу алая кровь солдата. Несколько секунд он разглядывал отдающую смертью красную жидкость, потом закрыл глаза и уткнулся в куртку матери.

 

Пятнадцать лет со дня рождения Даре`эльмира

 

                Может всё-таки выберешь себе менее... специфичное оружие? - спросил у сына Винсент, когда они в очередной раз сошлись на тренировочном поединке

Даре`эльмир улыбнулся. Огромная катана в его руках выглядела внушительно, однако Винсент относился к этому оружию скептически. Он сам всю жизнь сражался обычным длинным мечом — чему он мог научить выбравшего такой клинок сына?

                Нет, отец. Всё хорошо, - стоял на своем молодой парень.

Он всё еще был очень молод, но уже начал походить на себя взрослого. Длинные серебряные волосы доставали уже до лопаток, он уже был не по возрасту умен и серьезен, хотя не было еще тех рельефных мышц и холода во взгляде, да и прошедший с ним через всю жизнь клинок сейчас отдавал девственным блеском.

Винсент хмыкнул и напал на сына. Сразу стала видна неопытность Даре`эльмира, хотя для новичка он был неплох. Но всё же, его движениям недоставало стремительности, точности, силы.

                Честно тебе скажу — не знаю, как ты будешь драться таким мечом.  Даре`эльмир, мы ведь сражаемся не потому, что можем, а потому, что иначе не выжить. И твоя задача сейчас: как можно быстрее стать боеспособным воином. И выбери ты, например, саблю — я бы смог тебе помочь, обучить тебя, а так... Любой солдат Миранды сможет отрубить тебе голову, если ты в кратчайшие сроки не сравняешься с ними в мастерстве.

                Я понимаю тебя, отец. И все же, совершенно сознательно, остаюсь при своем мнении.

«Ну хорошо. Через пару недель ему надоедят сложности, и он возьмет-таки оружие попроще. Нужно только подождать...», - подумал отец, смотря на катану сына.

                Поступай как знаешь... О, Лючия идет.

Девушка действительно целеустремленно шла к ним с улыбкой на лице.

                Доброе утро, - сказала им Лючия, выглядя совершенно счастливой.

                Доброе утро, красавица, - ответил ей Винсент, прижимая девушку к себе, - Ну, как дела?

                У меня для вас новость, - улыбнулась девушка.

                Даже так? И какая же?

Лючия повернула голову к Даре`эльмиру.

- Я сегодня была у Камиры... У тебя будет братик, или сестренка, Даре`эльмир, - рассмеялась Лючия, - Вы рады?

                Ну конечно, любимая... Конечно, - улыбнулся Винсент, целуя возлюбленную в темя.

 

Двадцать лет со дня рождения Даре`эльмира

 

                Эх, отец... Я уже устал смотреть, как ты проигрываешь раз за разом, - усмехнулся Даре`эльмир, протягивая Винсенту руку.

Отец посмотрел на него со злостью. Сын догнал его в мастерстве через четыре года, после начала обучения, а теперь у старого воина и вовсе не было шансов выиграть. Даре`эльмир тоже прекрасно это осознавал. Более того, он стал расценивать воинские умения Винсента как весьма посредственные, что било по самолюбию последнего, хотя разумных контраргументов у демона не было. Стиль Даре`эльмира сочетал в себе красоту и смертоносность и прекрасно работал не только на тренировках с отцом, но и на практике, в реальном бою против нескольких противников.

Винсент может и порадовался бы умениям сына, да только такая феноменальная скорость обучения Даре`эльмира его не на шутку пугала. Масла в огонь подливали способности молодого воина в магии и необычная внешность.

Тут к ним подбежала маленькая девочка с темно-красными заплетенными в косу волосами и глазами чистого голубого цвета, но бросилась она первым делом не к Винсенту, а стала дергать Даре`эльмира за рукав кожаного пальто.

                Братик!

Даре`эльмир, улыбаясь, взял смеющуюся девочку на руки. К сестре он, казалось, относился куда теплее, чем к обоим родителям вместе взятым, да и сама сестренка очень его любила. Забавно было наблюдать их вместе — на фоне высокого и крепкого брата она смотрелась совсем крохотной. Впрочем, явные различия ничуть не мешали им быть дружной семьей.

                Фейрана! Всё никак не можешь дождаться, пока я с тренировки вернусь? - улыбнулся Даре`эльмир, играя с девочкой.

                Даре`эльмир! - крикнула им издалека вышедшая из дома Лючия, - Если вы с отцом закончили, погуляй с сестрой, пожалуйста! Ей свежий воздух не помешает.

                Братик, ну пожалуйста! - сделала жалобные глазки Фейрана.

                Ладно, я как раз хотел пройтись... – улыбнулся Даре`эльмир, - Пойдем?

                Пошли, - ответила девочка, нехотя слезая с рук брата.

 

                А что там, на востоке? - спросила Фейрана, когда они стали отходить от родного дома.

                Что-то вроде руин демонического храма, но я вчера не успел подробно их осмотреть.

Фейрана немного помолчала.

                Вот бы война закончилась, - задумчиво сказала она.

                Боюсь, тебе долго придется ждать этого, сестренка, - хмыкнул Даре`эльмир, - А тебе не нравится на войне?

                Конечно нет! Вдруг тебя убьют... Или маму. Или Камиру.

                А что отец? Ты его не упомянула.

                Папа... Папа тебя не любит. Мне иногда страшно из-за этого. Это неправильно. Почему ты ему не нравишься?

                Что поделать, Фейрана... Родители не всегда могут предугадать, какими будут их дети... Отца пугает, что я не такой, как он, не такой, как мама, но рано или поздно ему придется смирится с этим. Кто же виноват, что я таким родился?.. Но, хорошо, что ты плохо относишься к войне... Мы пришли. Иди поиграй, только не отходи далеко.

                Хорошо.

Храм, к которому подошли брат с сестрой, явно переживал далеко не самые лучшие времена. От него, по сути, остался только фундамент и частично обрушившаяся стена напротив входа, на которой можно было различить фрески. Они-то и интересовали Даре`эльмира прежде всего. Частично из любознательности, частично от невольного желания найти истоки своей необычности.

Однако, эта фреска, как и многие другие, всего лишь рассказывала о одном из множества героев Седьмого дракона, который был из тех, у кого зрачки были округлыми, а волосы в градациях от рыже-красного до черного, но никак не серебряными.

Изучив рисунки и бегло осмотрев развалины, Даре`эльмир дал немного времени поиграть сестре.

«Душно... Может, будет гроза?», - подумал он, вдохнув воздух полной грудью.

                Фейрана! Возвращаемся! - крикнул он сестре.

Счастливая девочка подбежала к нему, держа в руках небольшой, но довольно яркий цветочный букет

                Это тебе, - сверкая от счастья, сказала она, протягивая брату половину букета.

                Спасибо, сестренка, - улыбнулся Даре`эльмир, целуя Фейрану в лоб, - А эта половинка кому? Матери?

                Нет. Камире.

                За то, что она тебя вылечила от простуды? Действительно, ты уже даже не кашляешь.

                Да. А тебе за то, что погулял со мной.

                Ну ладно, идем. Горло у тебя все еще болит? - спросил Даре`эльмир, беря сестру за руку и начиная идти вперед.

                Чуть-чуть.

 

Они спокойно шли по дороге домой. Фейрана была ребенком и, что закономерно, иногда отвлекалась, замечтавшись, или побежав за бабочкой. Впрочем, даже в последнем случае она не отбегала от брата слишком далеко.

Брат с сестрой уже подходили к дому, когда увидели сноп красных искр.

                Фейрана! Быстро сюда! - крикнул Даре`эльмир сестре.

Фейрана подбежала к нему, и он заключил её под магический барьер.

                Не смотри, - сказал ей брат, смотря в сторону приближающегося к ним людского отряда.

                Я уже привыкла к крови, братик, - ответила девочка, теребя стебель цветка в руках.

Даре`эльмир ничего не ответил. Он призвал магией свой меч и бросился навстречу людским солдатам. Фейрана вздохнула, села к сражению спиной и стала напевать какую-то песенку, чтобы не слышать людских солдат, которые кровожадно смеялись, увидев её брата.

Впрочем, Даре`эльмир тоже чувствовал невольную отраду, предвкушая битву. Молниеносно достигнув ближайшего солдата, он одним мощным ударом разрубил его от плеча и до сердца, затем вынул меч, замахнулся и размашистым ударом смертельно ранил сразу троих. Людские воины один за другим падали на землю, став жертвой его меча. Люди не могли противопоставить демону ничего, разве что один из них изловчился и ударил Даре`эльмира рукояткой сабли по лицу, однако его враг быстро пришел в себя, заблокировал последовавший удар клинком и контратаковал, распоров солдату живот. Этот несчастный был последним из отряда и Даре`эльмир добил его почти сразу, не заставив жертву страдать

                Даре`эльмир, с тобой всё в порядке? - подбежал к нему отец с окровавленной саблей в руках.

Кровь на одежде было первым, что ужаснуло Винсента. Пальто сына было всё перемазано ею. Вокруг лежали изувеченные, окровавленные тела. Но окончательно Винсент потерял дар речи, когда поднял глаза на лицо отпрыска.

                Кто... Что ты такое? - прошептал он пораженно.

Даре`эльмир только сейчас заметил текущую из разбитой губы жидкость. Он дотронулся до влажной кожи. На пальцах осталась кровь. Черная.

Даре`эльмир посмотрел на отца неприязненно.

                 Что я такое? Я твой сын, отец.

«Отец» он произнес с явным презрением. Вопрос Винсента оскорбил его. Воин очистил плащ и лицо от крови магией и пошел за сестрой. Фейрана только выйдя из-под барьера, обняла его, однако было видно, что настроения играться с ней у брата уже не было. Он через силу улыбнулся и повел её к дому, стараясь обойти место сражения.

 

                Ничего не понимаю... - стала говорить ему Камира, взяв на анализ его кровь, - Она же еще недавно была красной!

                Это на что-то повлияет? - спросил Даре`эльмир.

                Я... Я не знаю. Понимаешь, я всего лишь врач-хирург, но никак не гематолог... А такую кровь я вообще в первый раз вижу.

                Ты заболел, братик? - спросила Фейрана

                Нет, Фейрана, не беспокойся, - ответил Даре`эльмир, взъерошив ей волосы.

                Даре`эльмир! - сразу возмутилась девочка, пытаясь увернуться от его руки.

Воин рассмеялся. Сестра отбежала от него так, чтобы он не достал её и обиженно насупилась. Она терпеть не могла, когда брат портил ей аккуратную прическу. Впрочем, обида эта была довольно недолговечной, Даре`эльмир прекрасно знал это.

                Пойду, немного отдохну, - сказал парень, вставая со стула.

 

Глава III

 

Предсказанная Даре`эльмиром гроза действительно началась к вечеру. Небо затянул толстый слой черных как зола туч, сверкали молнии, стекла окон едва выдерживали натиск холодных как лед капель. С такой погодой, неудивительно, что за ужином демоническая семья пребывала в скорбном расположении духа. За столом царило молчание.

                Не бойся так, Фейрана. Это всего лишь гроза, - ободряюще улыбнулся дрожащей от страха сестре Даре`эльмир.

Фейрана неуверенно улыбнулась в ответ

                Да... Прямо как в день рождения Даре`эльмира... - как бы невзначай произнес Винсент, смотря в окно.

Даре`эльмир нервно дернулся и злобно посмотрел на отца.

                Отец... Я тоже от тебя не в восторге, но... Держи свои мысли относительно меня при себе, - спокойно ответил он, пытаясь скрыть злобу в голосе.

                Это ты от меня не в восторге? За то, что я все эти годы держал тебя под своей крышей? Невзирая на опасность, исходящую от тебя? - с ненавистью взглянул на него отец

                Опасность? - начал злиться сын, - Да с тех пор, как я взял меч в руки, вы живете, как не жили уже много лет! Мать уже пять лет не имеет нужды сражаться, ты можешь спокойно охотится в лесу, не опасаясь людей, даже Фейрана находится в абсолютной безопасности, когда я рядом! Это та опасность, о которой ты говоришь? Может, моя опасность заключается в том, что мать смогла спокойно родить Фейрану, пока я сражался с людьми? Или в том, что спас сестру, когда люди вломились в дом, хотя был ранен?

                Ты с такой же легкостью нас всех перережешь Даре`эльмир! Разве нет? Ты в первый раз убил солдата, когда тебе было десять!

                Но кто допустил это? Разве не твоя обязанность следить, чтобы дом оставался в безопасности! Что я должен был делать? Умереть? Ты умер бы на моем месте?

                Ты не похож на нас, Даре`эльмир! И ты опасен для нас! Опасен для Фейраны!

                О чем он говорит, братик? - испуганно посмотрела на отца Фейрана.

                Камира, уведи Фейрану, пожалуйста. Незачем ей это слушать, - шепнул Даре`эльмир Камире.

                Ничего в тебе от нас нет! Твои глаза, волосы, кровь... - продолжал Винсент.

                Зачем вообще тогда вы решили завести ребенка?! - не выдержал сын.

                Я никогда тебя не хотел! - сорвался в крик отец.

                Винсент! - осуждающе крикнула Камира.

Даре`эльмир замолчал, плотно сжав губы. Боль как острый нож резанула его сердце. Винсенту от его взгляда стало не по себе, он отвел глаза, но продолжил говорить, понизив голос.

                Мы зачали тебя случайно... Я был против... Мы бы сделали аборт, будь у нас нужные инструменты...

                ВИНСЕНТ! - сорвалась Камира, - Мерзкий ублюдок! Как ты можешь так говорить! Тем более сыну! Да чем ты лучше Миранды после этого!

Фейрана, заплакав, бросилась на шею брату. Даре`эльмир обнял её.

                Посмотри, что ты натворил, - прошипел он отцу, - Как ты мог поступить так с ней? Почему моя сестра должна была это слышать?.. Камира, пожалуйста. Дальше этот разговор будет только хуже.

Воин опустил сестренку на пол. Камира кивнула ему и повела её из комнаты. Очень скоро она вернулась.

                 Не подозревала в тебе такой сволочности, Винсент...- прошипела она, садясь на свое место, - А ты, Лючия? Почему ты молчишь? Даре`эльмир и твой сын тоже!

                Или ты тоже не хотела меня?

                Нет... Даре`эльмир, я... Но твой отец прав... Ты необычен и...

Даре`эльмир сжал веки. Ложка в его руке, казалось, согнется пополам, так сильно он держал её. На несколько секунд все замерли, застанные врасплох таким, прежде невиданным, состоянием воина и невольно боясь того, что может за этим состоянием последовать. Но, в конце концов, молодой воин нервно усмехнулся и открыл глаза.

                Что ж... Вы своего добились. Я вас теперь действительно ненавижу, - со злобой и презрением произнес он родителям.

Еще несколько секунд длилось молчание. Когда стало ясно, что Даре`эльмир не собирается немедленно всех уничтожать, Винсент холодно произнес:

                Сейчас же собираешь вещи и уходишь. И чтобы больше я тебя даже поблизости не видел.

Даре`эльмир язвительно улыбнулся.

                 Хорошо, Винсент. Я уйду, - не меняя выражения лица, сказал он, вставая со стула.

                Что? Даре`эльмир, нет! Ты не можешь! - в отчаянии крикнула Камира, безуспешно пытаясь остановить изгнанного, - Винсент, Лючия, да как вы только можете...

 

Через короткий промежуток времени, Даре`эльмир уже готов был идти. Фейрана, обнимая его, плакала.

                Даре`эльмир! Прошу тебя, подожди, - вбежала к ним Камира, которая всё не оставляла надежд избежать его ухода, - Я поговорю с ними, они извинятся перед тобой!

                Какая теперь разница, Камира? Отец сказал, что я нежеланный ребенок, что я должен был умереть еще в утробе матери... После такого уже ничто не станет прежним, ты ведь понимаешь... 

                Это неправильно... Бесчеловечно...

                Теперь уже ничего не изменить.

                Братик... Не уходи... Пожалуйста...

                Надо, Фейрана... Я бы только ради вас двоих остался, но... Не могу...

                Давай я хотя бы уговорю Винсента, чтобы ты шел утром...

                Нет, - твердо ответил Даре`эльмир, - Не хочу перед ним прогибаться.

                К чему эта бессмысленная гордость, Даре`эльмир?

                Камира, прошу. У нас нет времени на споры... Я должен сказать тебе нечто очень важное.

                Хорошо. Говори.

                Я не верю, что Винсент сможет вас защитить... И боюсь за вас... Я не знаю, что со мной случится, когда я смогу найти себе пристанище и где оно будет расположено, но я вам обещаю, что, когда я найду себе достойное жилье, я обязательно сообщу вам его местонахождение. Слушай внимательно: я не могу просто так подсунуть карту под дверь, но на востоке есть руины демонского храма. Фейрана сможет отвести тебя туда. Я спрячу карту с указаниями под одну из напольных плит и отмечу её магией... Если что-то случится, найдите меня.

                Я запомню... Иди сюда. Раз уж родители так с тобой обошлись, пусть хотя бы мы с Фейраной попрощаемся с тобой как подобает.

Камира обняла его.

                Прощай, Даре`эльмир. Может, ты сможешь найти свое счастье в мире за пределами отчего дома.

                Прощай, Камира. Прощай, Фейрана, - ответил воин, обнимая сестру, - И помните, о чем я вам сказал.

Фейрана не хотела отпускать брата, но Камира успокоила её. Даре`эльмир посмотрел на них со скорбью, но решительно повернул ручку двери и вышел, навстречу буре.

 

Глава IV

 

Очень скоро отчий дом пропал из поля зрения изгнанного, поглощенный грозой.  Даре`эльмир шел, куда глаза глядят, стараясь, однако, запоминать свой маршрут. Ледяные капли дождя били по лицу и одежде, холодный ветер пронизывал до костей, но воин продолжал идти.

Стоило ему потерять счет времени и пройденным шагам, как он наткнулся на отряд людей.

                Кто таков, отродье? - с кривой усмешкой спросил его командир отряда, поигрывая кинжалом в руке.

Что интересно, Даре`эльмир прожил на этом свете вот уже двадцать лет и командиров, подобных этому, он повидал немало, но почему-то все виданные им особой красотой не отличались. Этот человек исключением не был. Длинный вертикальный шрам, пересекавший ослепший правый глаз, жесткая щетина и особая, отвратительная до крайности жестокая ухмылка, которую, казалось, офицерам Миранды выдавали вместе с погонами.

«Да, похоже, я действительно далеко зашел. Эти солдаты меня не узнают... Да и опознавательные знаки у них другие...», - подумал Даре`эльмир, призывая меч.

                Слушай, отребье, за твою голову нам весьма неплохо заплатят. Может, даже командир даст повышение. А мы как раз возвращались на базу, попали в бурю... Вымокли, замерзли, проголодались и так далее. Так что возится с тобой не хочется никому. Может, уберешь свою железячку, а взамен поедешь в Столицу на казнь относительно целый и даже с комфортом?

Демонический воин с презрением скривился и встал в боевую стойку.

                Да что с ним возится, Хантер? В бой! - крикнул солдатам офицер, рангом пониже Хантера.

Даре`эльмир ждал этих слов. Он почувствовал, как внутри из крохотной искорки вспыхнула чудовищная ярость. Все, что накипело в нем за этот день в виде чистой злобы и ненависти влилось в клинок. И это чудовищное чувство пришлось испытать на себе первому подбежавшему на опасно близкую дистанцию солдату. Воин бросился к нему и нанес мощный удар. Клинок его катаны вошел в плечо и, описав длинную дугу, разрубил несчастного на две части. Покончив с этим, Даре`эльмир бросился к другому, и каждый удар его меча, каждая капля крови, попавшая на кожу и каждый предсмертный крик жертв трехкратно усиливали ужасное чувство. Люди поняли свою ошибку слишком поздно. Солдаты умирали с чудовищной скоростью. Хантер и вовсе лишился головы раньше, чем успел пожалеть о своем выходе на поле боя.

Хрипло дыша, Даре`эльмир повернулся к последнему выжившему солдату. Тот смотрел на него вытаращенными от ужаса глазами. Воин поднял свой меч в его сторону, но не нападал, смотря на выжившего взглядом полным остывшей злобы. Несколько секунд человек смотрел ему в глаза, не в силах пошевелится от страха. Так бы он, казалось, и умер на месте от сердечного разрыва, но внезапно боец закричал, бросил в сторону Даре`эльмира свой автомат и бросился бежать прочь, однако ледяной снаряд, наколдованный его врагом, быстро догнал бегущего и тот упал с дырой в груди.

Сереброволосый воин тяжело выдохнул и повалился на колени от изнеможения. Кровь на его одежде возвращалась в землю, смешиваясь с каплями дождя.

«Довольно... Я выбрал этот путь. Я должен пройти его...», - подумал он, подставив лицо под льющиеся с неба потоки ледяной воды.

Холод освежил его и придал решимости. Воин поднялся на ноги, взял меч так, чтобы было удобно его нести, и отправился дальше.

 

На ночь он укрылся в лесу, спрятавшись от дождя и высушив одежду с помощью магии. Ночевать в условиях дикой природы ему приходилось и раньше, однако он осознавал, что нужно найти себе нормальное жилье. В идеале — недавно заброшенный дом. В крайнем случае — дом, отбитый у людских солдат. Последнее, впрочем, могло обернуться для него фатально. Вряд ли бы людские солдаты вот так запросто простили бы ему такую наглость, а лишнее внимание к себе ему было вовсе не нужно.

Утро следующего дня встретило его необычайной свежестью. Поохотившись и насытившись за счет добычи, Даре`эльмир продолжил свой путь. К счастью, на полноценные людские отряды воин в этот раз не наткнулся. На пути ему попались только двое разведчиков, посланных, судя по всему, на поиски отряда Хантера. У одного из них Даре`эльмир нашел карту. Эта находка его обрадовала — теперь указать Камире путь к новому пристанищу стало значительно проще. С навигацией у воина проблем не было и он, определив свое местоположение, уже сейчас нанес на карту первые пометки черным маркером, позаимствованным у того же убитого солдата.

Еще одну ночь демон провел в лесу. Ложась спать, он уже сознательно приготовился к тому, что утром опять в путь.

 

Глава V

 

Однако, это утро подготовило для него сюрпризы. Он уже готов был открыть глаза, как услышал тихий, едва слышимый шорох осенней листвы. Шорох шагов, причем не звериных. Кто-то осторожно, силясь не разбудить его, ступал по земле.

«Человек? Надеюсь, он один», - подумал воин, не шевелясь.

Неизвестный, тем временем, обошел потухший костер и приблизился к Даре`эльмиру. Он присел рядом и склонился над ним. Воин ощутил на своей шее лезвие кинжала. Медлить больше было нельзя. Даре`эльмир открыл глаза и отбросил кинжал магией. Воспользовавшись эффектом неожиданности, в мгновение бросился на противника и прижал его к земле, приставив к горлу вовремя схваченный меч.

Странно, но первое, что бросилось воину в глаза — грудь неизвестного.

«Что? Женщина?», - удивился он

Подняв взгляд выше, он увидел перепуганное лицо молодой девушки. Она смотрела на него выпученными от ужаса кроваво-красного цвета глазами. Её черные волосы были заплетены в хвост, красивое лицо искажено гримасой страха.

                Нет... Пожалуйста, не надо, - лепетала она.

                Кто ты? - спросил Даре`эльмир, - Ты не из мирандовских солдат? На тебе нет формы и твои глаза...

                Моё имя Аида. Я — джемалский вампир. Некогда была бойцом элитного отряда.

                Элитного отряда? Теперь понятно, почему я с трудом услышал шаги... От меня тебе что нужно? Хотела отведать крови?

                Нет, мне просто стало любопытно! - поспешила оправдаться девушка, - Ты не был похож на других, прежде видимых мною обитателей этого мира. Мне захотелось поговорить с тобой, но я боялась, что ты можешь быть опасен.

                Правильно боялась... Но, ладно. Считай, что я тебе поверил. Я не причиню тебе вреда, если только не станешь меня провоцировать, - сказал ей Даре`эльмир, убирая в сторону меч и вставая.

Аида поднялась с земли и отряхнулась.

                А ты... Ты живешь где-то здесь? Неподалеку?

                Нет. В данный момент я... Ищу себе подходящее жилье.

                Серьезно? В таком случае, я могу тебе помочь. Я нашла себе небольшой домик, он совсем недалеко. Для тебя там места хватит, одна комната свободна... Только не вздумай говорить, что тебе стыдно, или неудобно. Я рада буду, если ты останешься у меня, а то так меня или убьют, или я сама с ума сойду в таком одиночестве.

Даре`эльмир усмехнулся.

                Да ты меня даже не знаешь. Я могу оказаться кем угодно. Да и мне откуда знать, может ты действительно работаешь на Империю.

                Конечно, окажись мы в других условиях, я бы не была столь радушна и тороплива, но поодиночке нам ведь просто не выжить. К тому же, так и свихнуться недолго, живя посреди леса без возможности хоть с кем-то поговорить... Так что...

                 Даре`эльмир, - подсказал воин.

                Так что, Даре`эльмир? Принимаешь моё предложение?

                Нет. Прости, но я не могу вот так просто доверится тебе.

                И что же ты намерен делать?

                Поищу жилье в другом месте.

                Ладно, но... Может, у тебя есть карта, или что-то вроде этого? Я отмечу местоположение моего дома на всякий случай.

                Вот.

                Если передумаешь — я всегда буду рада тебе, - сказала ему вампирка, отыскивая нужную точку на карте.

                Спасибо. А теперь, мне нужно идти.

                Да, конечно. До свидания.

 

«Кто эта девушка? Стоит ли ей доверять?», - думал Даре`эльмир, уходя, - «Я чувствую в ней что-то, что отличает её от людей, какую-то исходящую энергию... Но даже если она не человек - нет никаких причин исключать версию, что она может работать на Миранду. Хотя... Если Миранда ненавидит ангелов и демонов, зачем ей испытывать симпатию к другим магическим расам?.. Впрочем, если Аида действительно одна из магических представителей, скрывающихся от императрицы, мы, так или иначе, будем контактировать. Нам просто придётся. А раз так, рано или поздно я найду ответы на свои вопросы... Главное, чтобы Фейрана и Камира в процессе не пострадали "

Скоро стало понятно, что Фортуна Даре'эльмиру наконец улыбнулась и он наткнулся на приличный дом, стоящий на краю живописного обрыва. Свежий морской воздух, плеск волн, сосны - что ещё нужно для счастья?
          Однако, поначалу Даре'эльмир насторожился. Было странно, что такой хороший дом никому не достался. Людей вокруг не было, демонов-беженцев тоже. Осторожно, воин открыл входную дверь и вздрогнул от неожиданности. Прямо у него перед носом на одинокой ниточке паутинки висел огромный с ладонь без пальцев размером паук и смотрел на Даре'эльмира тремя парами ярко-красных глаз. Несколько секунд они смотрели друг на друга, но потом членистоногий лениво пополз по паутинке вверх, как бы говоря: «Ну, заходи, коль пришёл. В тесноте, да не в обиде, нам тут обоим места хватит». Проводив его взглядом вертикальных зрачков, Даре'эльмир переступил порог.
          Тут его удивление возросло. Несмотря на пыль, паутину и общее запустение, дом был прекрасный. Довольно просторный, неплохо обставленный, с тремя спальными комнатами. Почему же его все-таки никто не занял?
          Спустившись в подвал, он нашёл ответ. На полу лежали три иссохших и почерневших тела, а в дальнем углу гудела какая-то установка, похожая на электрогенератор, но с двумя небольшими трубами, уходящими под землю.  Даре'эльмира всё-таки больше интересовали трупы, но в тусклом свете подвала он не мог как следует рассмотреть их. Пришлось поочередно вынести их на улицу.
          Тела выглядели весьма странно. Кожа темная, на ней чётко выступали все ещё влажные чёрные пятна. Пока Даре'эльмир переносил тела, его перчатки запачкались какой-то чёрной жидкостью.
          По опознавательным знакам и одежде, Даре'эльмир понял, что двое из погибших были мирандовскими солдатами, а третий государственным учёным.

«Они пытались изучить генератор? Но что же тогда стало причиной их смерти? И опасно ли это явление для нас?.. Одни вопросы...» - раздраженно подумал Даре'эльмир, - "Пожалуй, все-таки стоит обратиться к Аиде. Тела пока убирать не буду, пусть взглянет на них»

 

Аида с радостью согласилась помочь. Хорошенько осмотрев дом и тела людей, она поспешила успокоить Даре`эльмира.

                Я думаю, никакой опасности для тебя, или для твоей семьи нет.

                Ты уверена?

                Я, конечно, не эксперт, но, насколько я могу судить, эти люди погибли от Темной энергии, что производил генератор. Они — нейтральные существа, так что не имеют защиты, которая для магических видов является естественной. Ты и твоя семья — демоны, так что не думаю, что энергия принесет вам хоть какой-то вред... Однако, мне совершенно непонятно, откуда здесь вообще могла взяться жила Темной материи, из которой генератор производит энергию. Да и сам генератор построить не так уж и легко, для этого нужно быть достаточно сильным магом.

                Возможно этот маг, как и ты, просто потерпел крушение здесь и решил остаться, а потом мирандовские псы разорвали его на части...

                Может быть. Но это не объясняет, как в Аду могла появится Темная материя...

                В любом случае, у меня не так много времени, чтобы позволить себе найти идеальное жилье... Если ты говоришь, что опасности нет, я поверю тебе, но скажи мне одну вещь: если всё же Темная энергия начнет вредить нам, как мы сможем это понять?

                Дай подумать... У людей обычно после долгого контакта начинают появляться черные пятнышки на коже, затем они превращаются в язвы, истекающие Темной материей. Ну и плюс те признаки, которые сопровождают многие другие болезни: температура, головные боли, общая слабость и так далее... Ты говоришь у тебя мало времени? Но несколько дней в запасе есть? Скажем... Три?

                Аида, ты же понимаешь, что я не могу в этой ситуации сказать наверняка...

                Понимаю, но... Я подумала, чтобы понять есть ли угроза, ты мог бы пожить в этом доме два-три дня. Насколько мне известно, именно столько времени нужно взрослому человеку, чтобы начала проявляться болезнь.

                Два дня. Не больше.

                Этого должно хватить.

                В том случае, если я всё-таки заражусь, ты знаешь, как лечить эту болезнь?

                Людям делают инъекции Светлой материи, но тебя это может убить... А кроме этого... Не знаю.

                Прекрасно... А других относительно безопасных мест в округе нет?

                Честно говоря, понятия не имею. Я не сосредотачивалась на их поиске, просто поселилась в первом попавшемся крохотном домишке, даже о существовании этого дома я не знала, хотя он всё это время был рядом... Но вообще, думаю, что поблизости ничего нет. Сюда даже людские патрули почти не заходят. Это совершенно бесполезный для государства район, здесь нет месторождений, да и от городов он расположен слишком далеко. Тем лучше для нас.

                … Если только мы не погибнем раньше от здешних мистических чудес. Но в любом случае, я согласен провести здесь два дня. Если за это время не смогу найти ничего лучше — останусь здесь. Надеюсь, что угроза, если она есть, успеет проявить себя раньше, чем заразятся дорогие мне люди... Сейчас извини, мне пора.

                Да, конечно, увидимся.

 

Даре'эльмир открыл портал к руинам храма и вошёл в него. Ослепительная вспышка - и он оказался посреди руин. Ему захотелось посмотреть, случилось ли что-нибудь с Фейраной и Камирой за время его отсутствия. Воин решил рискнуть и подобраться поближе к дому родителей. Ему повезло. Девушка вместе с его сестрой как раз гуляли рядом с домом. Фейрана выглядела очень подавленной, но по крайней мере, здоровой и невредимой.
          И всё же, долго наблюдать за ними было рискованно. Даре'эльмир не знал, как отреагирует на его появление отец. Так что он открыл портал обратно к своему новому дому и ушёл.

          С тех пор он приходил к руинам храма каждый день, стараясь попасть в одно и то же время, когда сестра выходила гулять.
          К счастью, эти несколько недель прошли спокойно. С Фейраной и Камирой всё было хорошо, люди не нападали, а Темная энергия дома, найденного Даре`эльмиром, с отрицательной стороны себя не проявляла, так что скоро он оставил карту под одной из плит демонического храма, как и обещал сделать Камире.
          Несмотря на всю замкнутость и неразговорчивость Даре'эльмира, ему тоже было тяжело без общения, так что с живущей рядом Аидой они вскоре сдружились. Она часто ходила к нему погостить. Основным занятием в это время были разговоры. Они много говорили на разные темы, то светские разговоры «ни о чем», то разговоры про войну, иногда даже шутки.
          В целом, такое дружеское общение Даре'эльмиру нравилось, но скоро он стал замечать в девушке странности. Порой у неё резко менялся взгляд, манера вести себя. Аира порой говорила такие вещи, которые боец элитного джемалского отряда знать никак не мог и при этом ошибалась в таких вещах, в которых опытный солдат, прошедший несколько войн попросту не мог ошибиться. Она прекрасно рассуждала о Высших кругах магии, а ведь этому невозможно научится просто так, из любознательности, но вот с саблей и огнестрельным оружием обращалась для ветерана очень плохо.

Но в своём «обычном состоянии» девушка вела себя совершенно наоборот. С горем пополам произносила заклинания Среднего круга, но вот с оружием справлялась превосходно.
          Даре'эльмир, конечно, был шокирован, но со временем шок сменился интересом. Лично ему вскоре куда больше стала нравится «вторая форма».  В ней с Аидой было куда интереснее общаться как на магические, так и на философско-нравственные темы. И в целом она была умнее и красноречивее. Даре'эльмиру нравился её взгляд, её манеры. Она не пыталась флиртовать с ним, хотя она иногда, забывшись, любовалась на него. Без тени похоти, просто ей нравились его глаза, его лицо, его фигура. Даре`эльмир поначалу очень старался понять, что не так с этой девушкой, но затем как-то смирился и просто стал наслаждаться общением со «второй» Аидой.

          Так и прошёл первый месяц самостоятельной жизни Даре'эльмира. А потом на него, сначала из спортивного интереса, обратили внимание люди. Даре'эльмир в дуэте с Аидой успешно отражал атаки, но вскоре ему это надоело, и он решил урезонить имперцев, нанеся ответный удар. Для начала он разгромил две ближайшие к своему дому военные базы. Тут ему здорово помогла «вторая» Аида, которая, находясь на безопасном расстоянии, устраивала на поле боя такую магическую феерию, что выступать даже против крупных людских отрядов становилось не так уж сложно.

После этого обстановка действительно несколько успокоилась, но Даре`эльмир даже не мог представить, какую цену заплатит за свои набеги.

 

Когда базы были уничтожены, воин решил один день просто отдохнуть. Только ближе к вечеру он собрался как обычно отправиться к руинам храма.

Однако, выйдя из портала, он застал не обычный покой и звуки природы, а громкие и грубые людские голоса. Внутри у него всё сжалось от ужаса.

«Что? Люди? Здесь? Так близко к дому Винсента?»

Но тут звуки голосов стали приближаться. Даре`эльмир едва успел спрятаться за стволом дерева, прежде, чем из узкой арки храма вышли два людских солдата.

                Черт, долго нам здесь еще торчать? Скукотища, даже зарезать некого, - ворчал один из них, раскуривая сигарету.

                Да вот знать бы... Кстати, а куда делся командир?

                А, вроде как пошел на разведку ближе к дому этого седого урода.

                Девочка всё молчит?

«Девочка?!», - подумал Даре`эльмир, чувствуя, как леденеет кровь в жилах.

                Да, ничего нового она так и не сказала. Как бы её там ненароком не убили, а то мы так ничего и не узнаем. Та красноволосая медичка...

«Камира?»

                ...уже ничего нам не скажет... Лежит там на полу, подыхает. С***, на них чуть подави, и они уже корчатся в собственном дерьме на последнем издыхании...

«Черт! Грязные ублюдки... Никто из вас не выберется живым отсюда! Если они убили Камиру... Фейрана... Клянусь Седьмым, надеюсь, я не опоздал... Более медлить нельзя».

За долю секунды воин призвал в руки меч. Приятели даже не успели понять, что их убило, Даре`эльмир одним стремительным рывком достиг их и взмахом меча перерезал глотки. Со всей скоростью, на которую он только был способен, демон влетел в храм, уничтожая на своем пути всё живое. Многие его враги даже не успели взять в руки оружие. Воин был верен себе: живым из солдат не ушел никто.

Но стоило только последней жертве упасть на пол, как Даре`эльмир услышал тихое, совсем слабое и тонкое детское хныканье. Скованный ужасом воин повернул голову к источнику звука.

Сначала он даже не понял, что увидел. На белых храмовых плитах лежал, трясясь, окровавленный комок. Воин бросился к нему, дрожащими руками повернул к себе и убрал липкие от крови волосы от лица жертвы. Голова его опустилась, плечи затряслись мелкой дрожью.

                Клянусь богами, нет...

Потухающими глазами, вся избитая и израненная, на него смотрела Фейрана. Едва найдя в себе силы поднять руку, Даре`эльмир усыпил её заклинанием.

                Даре`эльмир... - внезапно раздалось из темного угла за спиной воина.

Демон обернулся.

                К... Камира?

Если бы не слова солдат, Даре`эльмир даже не узнал бы её. Камира была настолько изувечена, что даже её пол сложно было определить с первого взгляда. И без того израненное тело было покрыто обширными пятнами святых ожогов, взгляд её выражал запредельные муки. Даже если бы воин и успел донести её до дома, Камира скончалась бы на операционном столе.

                Даре`эльмир... - вновь позвала его несчастная, едва шевеля губами.

Воин подошел к ней и опустился на пол, рядом с ней. Обугленной рукой она взяла его ладонь.

                Даре`эльмир... Пожалуйста... Спаси её... Сестру... Любой ценой... Спаси...

                Тише, Камира... Не трать силы...

                … И отомсти за нас... За обеих... Она не должна была... Не должна была это испытывать... - Камира прервалась, закашлявшись кровью, - Поклянись мне... что они поплатятся... И что Фейрана...

                Клянусь...

                И... прошу тебя...

                Тише... Я тебя понял. Не говори больше ни слова, - надломленным, холодным от боли голосом произнес Даре`эльмир, вставая.

Он взял с пола свой меч, повернулся к девушке и занес руку для удара.

                Спасибо... - прохрипела Камира.

 

Через несколько часов Даре`эльмир, сходя с ума от мучительного ожидания, ждал, когда же Аида выйдет из дома, где на данный момент работала с Фейраной. Он уже успел проверить лес вокруг особняка в поисках командира людского отряда, но, похоже, они с ним разминулись. Вернуться в храм, чтобы догнать его, воин не смог. Слишком свежи были воспоминания. Он боялся снова увидеть изуродованное тело Камиры, почувствовать ставшую разрушительной атмосферу отныне проклятого места.

          Злоба кипела в жилах Даре'эльмира. Попадись сейчас ему на глаза командир отряда, воин разорвал бы его голыми руками.
          «Вот что бывает, когда успех кружит голову... Я расслабился, позволил себе передышку... Приди я к руинам в обычное время, солдаты просто не успели бы даже пальцем их тронуть... Расплачиваться за мою беспечность пришлось Фейране и Камире...»
          В приступе бессильной ярости, Даре'эльмир до боли сжал кулак.
          "Это был жестокий урок... Но теперь я ни на шаг не отпущу от себя Фейрану. Даже если Винсент придёт на коленях умолять меня. В случившемся есть и его доля вины, причём немалая. Он изгнал меня и должен был обеспечивать безопасность дома сам, но не смог. И даже не попытался отбить дочь и Камиру обратно, хотя времени было предостаточно... Я смогу сделать то, что эта мразь так и не смогла. И Миранда и её солдаты на своей шкуре прочувствуют мою ненависть и злобу. Главная ошибка Винсента - он не пытался атаковать. Те солдаты, что погибли, в попытках захватить наш дом - ничтожная частичка Мирандовских сил. Если всё время только защищаться им конца не будет. А я попытаюсь если не уничтожить Миранду, то, по крайней мере, выбить себе и своим потомкам право на жизнь, чтобы эта стерва прекратила охоту на нас... Даже если мне это будет стоить жизни и разума... "
          Тут его размышлениям пришёл конец - входная дверь особняка хлопнула и из него вышла Аида. Она подбежала к Даре'эльмиру.
          - Она спит. Я помогла ей, чем могла. Самые серьёзные раны залечила магией, остальные обработала должным образом. Угрозы её жизни, полагаю, нет... Я сделаю свою работу, но ты ведь сам понимаешь, что душевные раны залечить не смогу. Здесь всё зависит от тебя... - девушка тяжело вздохнула и покачала головой, -  Не понимаю, как можно было сделать такое с ребёнком... Для какой цели?
          - Не знаю... Я зарежу Миранду... Заставлю её страдать не меньше, чем страдала Фейрана... И отомщу этому командиру отряда...
          - Даре'эльмир...
          - Что? Только умоляю тебя, не говори мне ничего о гуманности и всепрощении, я...
          Что произошло дальше, он понял только через несколько секунд. Аида шагнула к нему, повернула голову к себе и поцеловала в губы. Даре'эльмир обескуражено смотрел на неё, не решаясь задать вопрос, который больше всего его интересовал.
          - Кто ты? - наконец спросил он.
          Девушка не стала пытаться лгать, или уклонятся от вопроса.
          - Моё имя Кендра. Я... Я вселилась в тело Аиды.
          - Но зачем?
          - Знаешь, мой дом очень далеко отсюда... В стране, которую контролирует Тёмная Богиня, жрицей которой я являюсь. Мы изучали Аракт. Точнее, пытались понять, откуда здесь появилась Тёмная энергия... Первый раз я вселилась в тело той вампирки по приказу, чтобы изучить генератор в твоём доме. Но потом... Даре`эльмир, я… Я увидела, как ты живешь, увидела войну, смерть и твоё великое желание выжить во всем этом… Ты изменил меня. Я не могу теперь просто сидеть в храме, занимаясь бесполезными, бессмысленными исследованиями, зная, что происходит здесь. А теперь, когда ты принес свою сестренку… Послушай, я не могу находиться в теле Аиды постоянно, но я буду приходить каждый день. Я знаю основы целительной магии, я могу помочь. Я… Я научилась и убивать тогда, на поле битвы... Пожалуйста, позволь мне быть рядом с вами. Я буду делать всё, что нужно. Я не подведу, обещаю.
          - Ты должна спрашивать это не у меня, а у Аиды, чьим телом хочешь пользоваться…

                Её сознание очень... Непрочно... Она, быть может, и не рассказывала тебе, что произошло до её крушения здесь, на Аракте, но, вселясь в её тело, я увидела многое. Её семья — муж и маленький сын - погибли в войне с людьми на Джемале. Как ты знаешь, она сама была солдатом, но после трагедии, сходя с ума от боли и скорби, она хотела просто бежать как от войны, так и с Джемала... Черная ирония — пытаясь сбежать с одной войны она попала в очаг другой... Ей можно только посочувствовать, но... Она не хочет больше убивать и уйдет от тебя, Даре`эльмир. Вы с Фейраной останетесь одни. Ты ведь понимаешь – без помощи твоя сестренка погибнет… А я хочу помочь.

Даре`эльмир тяжело вздохнул, потерев переносицу.

                Хорошо. Но пока только время лечения Фейраны. Там посмотрим... Не подумай, что я согласился на это только ради личной выгоды… Ты мне нравишься, Кендра. Правда, нравишься, как подруга. То, как ты говоришь, как ведешь себя... В моем понимании ты лучше Аиды, но мне не нравится эта идея со вселением в её тело...

                Значит, я могу остаться?

                Можешь.

Кендра лучезарно улыбнулась, но тут же поежилась от холода.

                Пойдем в дом. Холодает. Кроме того, тебе просто необходим отдых.

                Я хотел бы сначала навестить Фейрану.

                Ты не сможешь ей ничем помочь сейчас, но если тебе угодно — пожалуйста. Пойдем.

 

Вид израненной сестры еще больше удручил Даре`эльмира. Казавшаяся такой крохотной девочка лежала на кровати вся в бинтах и спала. Чувство вины раскаленным ножом резануло сердце Демона. Он осторожно, чтобы не побеспокоить Фейрану, сел на краешек кровати и погладил её по голове.

 

Проснулась девочка только на следующее утро, когда брат зашел к ней. Она долго рыдала, вцепившись в его кожаное пальто. Так их и застала зашедшая в комнату с приготовленным для девочки завтраком Аида. Даре`эльмир прижимал Фейрану к себе, целовал и шептал что-то, желая успокоить её.

Конечно, для пережившей такую боль девочки сложно было найти действенные слова утешения, но Даре`эльмиру всё же удалось по крайней мере убедить её поесть.

                Фейрана... Я понимаю, тебе очень тяжело, но... Расскажи, кто сделал это с вами? - спросил он девочку чуть позже.

На едва высохших глазах ребенка вновь навернулись слезы, а маленькое личико исказилось.

                Он сказал, его имя Кайрон... - сказала, захныкав, Фейрана.

                Кайрон?! Ты уверена?

                Да! Он плохой, братик! Очень плохой! - зарыдала она, снова прижимаясь к брату.

                Не плачь, Фейрана, не надо... Всё прошло, страшно больше не будет. Я лично найду этого Кайрона и отрублю ему голову. А тебя... Тебя я больше не оставлю, слышишь? Никто на тебя руку больше не поднимет. Тише...

Из комнаты он вышел в смятении.

                Что такое, Даре`эльмир? - спросила его Аида, - С Фейраной что-то случилось?

                Нет. Я успокоил её. Она отдыхает.

                Тогда что?

                Она сказала, что того, кто пытал её, зовут Кайрон...

                Это тебе о чем-то говорит?

                Я знаю только одного Кайрона. Известного карателя, мужа Миранды. Нет, этот факт не помешает мне отомстить ему, но я попросту не ожидал, что с самого начала нам придется иметь дело с такими важными противниками... Впрочем, сомневаюсь, что этот урод стал охотится за семьей Винсента из необходимости. Скорее, ему просто наскучило сидеть в своем дворце.

                Ты думаешь, он охотился за семьей Винсента? Но он ведь разведывал окрестности твоего дома. Не логичнее ли предположить, что Кайрон в большей степени был заинтересован тобой?

                Может быть, но с такой же вероятностью он мог просто случайно найти карту под плитой храма и попытаться выведать о её происхождении у Фейраны и Камиры...

                Но ведь ты для него куда интереснее. Фейрана и Камира были беззащитны и не представляли опасности, а ты уничтожил две людские базы.

                Звучит убедительно, но я не уверен, что он смог так быстро определить мою связь с семьей Винсента... Мучить Фейрану расспросами было бы бесчеловечно с моей стороны, она и так многое пережила...

Даре`эльмир устало потер глаза.

                Аида...

                Что?

                Посмотришь за Фейраной, ладно? Я отойду на какое-то время.

                Куда?

                Я хочу вернуться в тот храм... Забрать оттуда тело Камиры. Она была прекрасным человеком и заслуживает быть похороненной, как подобает. Я просто не могу оставить её гнить там, понимаешь?

                Понимаю... Но если Кайрон еще там?

                Я абсолютно уверен, что он ушел. Что ему делать среди трупов своих головорезов?.. Хотя, вполне возможно, что перед уходом он оставил мне какой-нибудь «сюрприз».

                Будь осторожен, хорошо?

                Само собой.

 

Глава VI

 

Вернувшись в храм, Даре`эльмир увидел, что со времени его предыдущего посещения ничего не изменилось. Тело Камиры лежало в том же углу и в той же позе, в которой оставил её воин.

Даре`эльмир медленно опустился на колени перед телом девушки. Когда он с тяжелым сердцем входил в храм, ведомый чувством долга, он и представить не мог, какое чувство проснется в нем теперь, перед обезображенным телом Камиры. Чувство теплоты. Он видел перед собой не уродливый труп несчастной целительницы, а девушку, которая была едва ли не единственным его другом на протяжении стольких лет, которая пожелала ему счастья, когда родители проклинали и которая даже перед лицом смерти думала, прежде всего, о них, брошенных Лючией и Винсентом детях. Ей всегда было всё равно, какого цвета кровь в жилах Даре`эльмира, она просто любила его, как тетя любит племянника и искренне желала защитить Фейрану, пусть даже ценой собственной жизни.

Но от тёплых воспоминаний Даре'эльмира отвлекла раздавшаяся за спиной мелодия. Он обернулся. Источником звука служил лежащий на полу смартфон, слишком чистый, чтобы предположить, что он просто выпал из кармана одного из солдат во время резни. Воин осторожно встал и подошёл к телефону. На экране жизнерадостно мигал неопределенный номер. Даре'эльмир взял трубку, уже подозревая, кого услышит.

                Не беспокойся, этот телефон не взорвется у тебя в руках, - раздался из динамиков холодный насмешливый голос.

                Ты меня видишь?

                Я смотрю на тебя в оптический прицел винтовки. Но я не собираюсь тебя сейчас убивать. Слишком просто. Ты, наверное, уже узнал меня.

                Кайрон, - прошипел Даре'эльмир.

                Молодец, мальчик... А ты тот самый сереброволосый ублюдок. Ты перебил весь мой отряд, мразь.

                Судя по тому, что я видел, мир скажет мне за это спасибо. Как ты мог тронуть девочку? - со злостью в голосе спросил Даре`эльмир, оглядываясь вокруг в поисках удобных снайперских позиций.

                А ты про свою сестренку? Кстати, как она? Надеюсь, ей понравилось, как мы развлекли её и её подругу? Впрочем, для тебя я подготовил нечто куда серьезнее.

Даре`эльмир почувствовал, что сейчас раздавит смартфон. Невероятным трудом он сдержал в себе оскорбления и нравоучения — никакой пользы они бы всё равно не принесли. Вместо этого воин спросил:

                Откуда ты узнал, что она — моя сестра?

                А ты не теряешь самообладания, я смотрю... Я надеялся, что ты задашь этот вопрос. Думал, уйдешь из дома и мы не найдем твоих связей с семьей? А ведь ты неплохо наследил, пусть этого и не заметили предыдущие руководители операций по твоей поимке, которых ты успешно перерезал. Отряд Хантера, помнишь? Двое разведчиков из близлежащей военной базы, которых послали на поиски? Кровавый след тянется от окрестностей твоего бывшего дома и прямо до особняка, в котором ты осел сейчас. Чтобы убедится в твоей связи с Лючией и Винсентом, я взял в заложники эту стерву Камиру и твою любимую сестренку, благо, это было несложно. Медичка молчала как немая, но вот твоя сестра кое-что нам рассказала. Например, что ты её брат, что тебя изгнали из дома, что они с медичкой шли сюда, чтобы найти карту с местоположением твоего дома и что ты даже больший выродок, чем она сама. Черная кровь, да? На месте Винсента, я бы зарезал тебя еще в колыбели, гнилокровная тварь.

                Когда я до тебя доберусь, посмотрим на твою кровь. Думаю, ты понимаешь, что мы еще встретимся. Ты еще вспомнишь мою окровавленную сестру и изувеченную Камиру... А потом будет очередь твоей супруги. Точнее, на тот момент уже вдовы.

                Миранды? - рассмеялся Кайрон, - Ты многого хочешь, тебе не кажется, кретин? Эта красавица нас с тобой переживет. Беспокойся лучше за свою сестренку. Скоро ко мне прибудут подкрепления, и я уверен: скоро ты будешь сидеть на стуле в пыточной и своими глазами смотреть, как пытают эту маленькую сучку. Будешь умолять меня, чтобы ты занял её место!.. А потом, когда эта тварь, наконец, сдохнет, мы приведем твою подружку. Как её... Аида?  И когда ты со всей искренностью пожалеешь, что родился на свет, перейдем к тебе. Это будет приятное зрелище. Насколько я успел тебя узнать, держатся ты будешь долго.

                Кто знает? Может ты и победишь меня, а может я располовиню тебе голову в первой же нашей схватке.

Из динамиков снова раздался смех Кайрона.

                Мечтай об этом, пока у тебя есть возможность. Послушай меня, парень, ты не всемогущ. Пока я могу посылать против тебя крупные отряды, с которыми ты вроде как научился справляться, хотя командиры этих отрядов не использовали против тебя хоть сколько-нибудь сложных тактик. Я — профессионал, я перерезал больше демонов, чем твой разум готов осознать, и такие как ты среди них тоже были. Но даже если я тебя недооцениваю, и ты победишь меня — Миранда будет в ярости. И она пошлет против тебя все свои силы. Огромную многотысячную армию отъявленных головорезов и убийц, оснащенную современными видами техники. Думаешь, ты и против этого выстоишь? Да она просто сотрет тебя с лица земли, прихлопнет как комара. Дам тебе совет: лучше зарежь сестру и подружку, а потом убей себя. И помни: в пыточной для вас троих уже заказаны места.

Со стороны карателя послышались гудки. Даре`эльмир со злобой отбросил от себя телефон.

 

Впрочем, злость не дала воину забыть об истинной цели возвращения в храм и скоро рядом с его домом появилась свежая могила. Из уважения к Камире, он копал могилу вручную, без использования магии. Труд отвлек его от негативных мыслей и помог сосредоточится. Отдав честь благородной девушке, он стал думать о том, как ему бороться с Кайроном.

Как раз в разгар его раздумий, к нему подошла Кендра.

                Как Фейрана? - спросил он в первую очередь.

                Всё хорошо. Я перевязала её, она отдыхает... - сказала она, садясь на стул рядом с ним, - Ты бы видел, какими глазами она смотрела, как ты роешь могилу...

                Её мучитель за всё заплатит.

                Я прочитала воспоминания Аиды и знаю про Кайрона... Так что, у тебя есть мысли как с ним бороться?

                Сегодня, когда я пришёл в храм, Кайрон связался со мной... Он редкостная сволочь, но нельзя не признать одного: их легион, а я один... Если я не решу, что с ними делать, нас просто сомнут.

                Ты не один, Даре'эльмир. Магия может сделать многое и здесь я в твоём распоряжении.

                Не уверен, что это полностью поможет. К тому же это опасно для тебя самой...

                Я смогу брать энергию для заклинаний из генератора. Благо, Тёмной энергии он вырабатывает предостаточно.

Даре'эльмир повернул голову к Кендре и внимательно посмотрел на неё.

                Тёмная энергия... Она ведь опасна для людей? Вызывает  у них болезни?

                Да, но не так заразительна, чтобы широко распространится... Хотя... - задумчиво протянула Кендра, задумавшись, - Были ведь такие проекты, когда из Темной материи создавали вирус и заражали им людскую армию. Келайн именно так смог победить захватчиков-людей. Проблема в том, что для келайнского вируса уже разработано лекарство.

                Но ты знаешь, как его создать?

                Нет, но это магический процесс. Значит, в архиве нашего храма всё есть.

                А не опасно ли держать записи о таком опасном явлении во всеобщем доступе? - усмехнулся Даре`эльмир

                Ну, во-первых, опасен он только для людей и Светлых рас, а, во-вторых, с изобретением лекарства этот вирус даже для них стал не опасен не более, чем обычная простуда, тем более, что обнаружить его несложно даже на ранних стадиях... Я неплохо разбираюсь во многих науках, в том числе в магической вирусологии... Возможно, у меня получится модифицировать келайнский вирус.

                Ты уверена? Это очень трудоемкий процесс. Само собой, я не стану отказываться от помощи, ведь мы с Фейраной просто не в том положении, но... Я не хочу, чтобы ты страдала из-за нас.

                Даре`эльмир, я сама так решила. После того, что я видела... После Фейраны... Я не могу просто так вас оставить. Ты мне нравишься, Фейрана мне нравится, и я убеждена, что вы не заслуживаете той участи, что приготовил вам Кайрон. Никто не заслуживает... А один ты не справишься, признай. Ты даже не сможешь выходить Фейрану, да и людские полчища ты побороть один не сумеешь — вас сомнут в первой же схватке. А я могу и должна вам помочь.

                Тебя могут схватить на родной планете.

                 Могут. А еще, тело Аиды может пасть жертвой шальной пули. Ты можешь на секунду отвлечься на что-то, и людской солдат зарубит тебя саблей, а в комнату Фейраны может залететь граната. Кусок черепицы может отколоться и пробить тебе голову, и ты умрешь наиглупейшей из смертей, закончив тем самым свой поход против Миранды. Есть еще великое множество разных трагичных событий, которые могут произойти, или не произойдут никогда. Но разве ты трясешься из-за того, что у людей есть готовое убить тебя оружие, когда идешь в бой? Нет, потому что знаешь, что если сдашься, вас с сестрой ждет наказание, куда хуже смерти в бою... То же и со мной. Если я оставлю вас умирать здесь — как же я буду жить дальше, зная, что вы погибли из-за меня? Да даже если ты скажешь, что понимаешь меня и готов будешь простить — я себя простить не смогу. Я, возможно, даже не буду знать, живы вы, или нет, но совесть изо дня в день будет точить меня изнутри, я буду скорбеть по вам, буду видеть перед глазами ваши лица и молить свою Богиню о наказании за грехи, как молю её сейчас за то, чтобы меня не поймали[2]...

Даре`эльмир смотрел на неё, ощущая, как в груди рождается какое-то новое, раннее неизведанное чувство. Он смотрел на печальное лицо Аиды и видел совершенно другую женщину. Даже не смотря на возраст джемалской вампирки и её немалый жизненный опыт, он никогда не видел в её глазах такой серьезности, твердой решимости и не наблюдал в ней способности к самопожертвованию, какие были сейчас в глазах девушки намного младше, чем Аида. И его влекло к этой девушке. Он ощущал уважение, восхищение, благодарность, но всё это было лишь дополнением, усиливающим основное, самое важное чувство — чувство любви. Да, несомненно, он полюбил Кендру. Сердце говорило ему об этом. Впервые за эти невыносимые тяжелые, наполненные только болью и страданиями дни, он почувствовал внутри себя свет, источником которого была она.

                Кендра... У тебя золотое сердце. Тебе, наверное, много раз говорили это...

Девушка улыбнулась, смотря, как покачиваются на ветру длинные стебли травы.

                Нет. Ты первый.

                Спасибо тебе. За всё, что ты для нас делаешь. Далеко не каждый на твоем месте так бы поступил...

                 Не стоит, Даре`эльмир...

                … Возможно, за это я и полюбил тебя.

Рука Кендры, которой она поправляла волосы, замерла на месте. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, еще даже не веря в услышанное.

                Что?.. Ты сказал... Повтори.

Даре`эльмир мягко улыбнулся.

                Я люблю тебя, Кендра.

                Клянусь Богиней, Даре`эльмир... - прошептала она, бросаясь ему на шею.

Воин улыбнулся и обвил руками её талию.

 

Свою угрозу напасть Кайрон скоро выполнил, однако блицкрига не получилось. Даре'эльмир и Кендра вырезали его отряд подчистую. Впрочем, Кайрон не преминул сообщить им по захваченному Даре'эльмиром телефону, что первое нападение было лёгкой разминкой, что каратель просто проверял их силы.

Это было похоже на правду. В любом случае, на следующий день на особняк демона напала куда более крупная и организованная группа людей. И вновь победа осталась за демонической семьей.

Но вечно так продолжаться не могло. Кендра, понимая это, приступила к разработке вируса. Даре`эльмир в это время стал усердно заниматься магией, чтобы самостоятельно отражать атаки больших групп людей и не отвлекать от исследований Кендру. Параллельно со своими обязанностями, оба старались не оставлять без внимания Фейрану, которая постепенно выздоравливала. Причем, в этом плане Кендре было куда сложнее. Девочка пережила страшнейший шок и боялась её как незнакомки. Сломить этот барьер получилось не сразу, но со временем Фейрана всё-таки привыкла к девушке, хоть и немного ревновала Даре`эльмира к ней.

Они были бы прекрасной семьей, если бы не бесконечные нападения Кайрона. После нескольких атак, Даре`эльмир предложил ему перенести поле боя на большую равнину неподалеку от особняка, где было куда просторнее. Там они и стали впредь выяснять отношения. Вскоре Кайрон потерял счет неудачным попыткам, а Даре`эльмир павшим врагам. Один бой сменялся другим, десятки трупов сотнями, поле боя не успевало хоть сколько-нибудь зарасти травой. Сражение, сражение, передышка — и по новой. Причем, мужу Миранды всё время удавалось уходить от возмездия сереброволосого Демона, даже когда из сотни выживал только он один. Особняк демонической семьи оставался неприступен. Из-за этих двух причин смертям простых солдат не было конца — ведь никто из противоборствующих сторон не мог приблизиться к победе

 

Глава VII

 

Спустя три года

 

Даре`эльмир сидел за столом в кухне, задумчиво смотря в чашку крепкого чая. За эти три года он мало изменился. Стал старше, сильнее, постиг многое из области магических искусств, но внешне он был всё тем же неустрашимым воином, об которого Кайрон обломал немало зубов.

Его раздумья прервала Кендра, вышедшая из своей комнаты, потягиваясь.

                Здравствуй, Даре`эльмир, - улыбнулась она, поцеловав его в висок, - Прекрасное утро...

                Здравствуй, Кендра. Ты сегодня рано. Обычно ты вселяешься в тело Аиды ближе к вечеру.

                Тут нет никакой мистики. Просто сегодня у нас в храме своеобразный «выходной». Ни служб, ни занятий. Так что я решила весь этот день побыть с тобой...

                Опять будешь мучить Фейрану пентаграммами? - усмехнулся воин.

                Нет, пусть тоже отдохнет. Это будет своеобразным поощрением — она весьма усердно занимается в последнее время... Ты какой-то мрачный в последнее время, Даре`эльмир. Что-то не так?

                Терпеть не могу жаловаться, но, похоже, у меня депрессия.

                По какому поводу? Кайрон?

Даре`эльмир кивнул.

                Три года мы стараемся уничтожить друг друга. Три года... Я уже пролил столько крови, что хватит на маленькое озеро, он потерял уйму единиц техники, уйму солдат, перепробовал сотни тактик — всё впустую. Господи, неужели так сложно отрубить голову одному единственному человеку? Почему же не получается ни у него, ни у меня?.. Но самое главное, что меня убивает, это вопрос, который я постоянно в последнее время себе задаю: так ли я сам отличаюсь от Кайрона?

                Даре`эльмир, это действительно уже хандра. О чем ты говоришь? Ты куда лучше, нравственнее Кайрона!

                Чем?

                Да... Можно ведь сотни примеров привести на этот счет! - с жаром бросилась в спор Кендра, - Ты сражаешься за семью, а Кайрон ради забавы, ты не мучаешь своих жертв, ты способен на сострадание, на...

                Да, это сильно меня облагородило, - с сарказмом вымолвил Даре`эльмир, - Какие бы не были наши с этой сволочью мотивы и методы — итог один: сотни и тысячи трупов, медленно остывающих на поле боя.

                Но ты ведь понимаешь, что не ты начал эту войну. Если бы Миранда не преследовала надуманную цель уничтожить тебя, эти люди остались бы живы...

                Я понимаю, Кендра, но... Война всегда разрушает человека изнутри и неважно — дерешься ты за семью, или за звездочку на погонах. Да, в этой ситуации я изменить ничего не могу: пока люди нападают, я буду сражаться, даже если придется усеять трупами путь отсюда и до самой Столицы... Но я боюсь, что к концу войны стану вторым Кайроном. Что думаешь, этот урод так и родился с ножом в руках и с детства освоил пыточное дело? Может, конечно, у него и были психические отклонения, но убийцей и карателем он стал только через много лет...

                Кайрон был один. У него ведь явно не было близких людей, которых он по-настоящему любил и которые не позволили бы ему опустится до такого уровня, на которых он бы всегда оглядывался, принимая то, или иное решение. К тому же, образ жизни наемника... Он ведь был наемником в молодые годы, да?

                Если мне не изменяет память.

                Ну вот. А среди наемников добропорядочных и нравственных людей очень немного, ты сам прекрасно это понимаешь. Потом он перешел на службу Миранде, и та тоже стала давать ему довольно грязные дела... Ты не станешь таким, как он никогда. Частично, может быть. Но ты не станешь его копией хотя бы из-за Фейраны.

                Время покажет...

                Вот именно. А пока, поспешу тебя обрадовать, - улыбнулась девушка, доставая из кармана ампулу, где в белковой основе бултыхался черный комочек, - Ваша с Кайроном война скоро окончится.

                Это тот вирус? Ты его разработала? - удивленно проговорил Даре`эльмир, - Ты же говорила, что зашла в тупик.

                Ты не поверишь, но всё решилось, когда я стала исследовать твою кровь. Ты в курсе, что концентрация Темной энергии в ней совершенно невообразимая?

                Наверное, из-за генератора.

                Генератор — чушь собачья. Он прекрасно изолирован.

                Когда я только сюда приехал, то нашел в подвале три тела.

                Знаешь, эти люди могли умереть просто из-за неосторожного обращения с Темной материей, над которой проводили исследования, машина тут не причем... В любом случае, я смогла выделить у тебя из крови некоторые элементы, что помогли мне закончить его. Я уверяю тебя, я всё предусмотрела, вирус не выйдет за пределы армии Миранды. У императрицы останется достаточно времени, чтобы заметить угрозу и закрыть города, а незараженное мирное население сможет в кратчайшие сроки покинуть Аракт. Воспроизвести вирус в лаборатории невозможно без твоей крови, так что повторно использовать его для сомнительных целей не удастся.

                Прекрасно, но меня интересует немного другой вопрос: ты носила биологическое оружие массового поражения в кармане?

                 Ну естественно я закляла ампулу магией, чтобы случайно не повредить. Кстати, вирус убивает людей быстро, практически без мучений, но в сочетании с этим, - Кендра достала из кармана вторую ампулу, - Приносит ужасные cтрадания.

                Это для Кайрона?

                Да. Этот эффект не передается, так что все заразившиеся от карателя будут умирать как обычные зараженные. Лекарство к вирусу разрабатывать будет сложно, так что я думаю о большей части армии Миранды можно забыть. Для меня и для тебя вирус безвреден, даже в какой-то степени полезен из-за содержания Темной энергии. Насчет Фейраны я не уверена, но у неё врожденная защита. Возможно, она может заразиться, только если ввести вирус непосредственно ей в кровь. Предупреждаю сразу: вакцину я разработать не смогу, тут нужны представители Светлых рас... Кажется, это всё, что тебе нужно знать.

                Хорошо. Теперь осталось только поймать Кайрона.

                А сражение будет сегодня?

                Думаю, нет. После вчерашнего поражения люди сидят, забившись в своем лагере от страха. Скорее всего, битва будет завтра, когда к супругу нашей дражайшей императрицы подойдет подкрепление.

                Значит, сегодня отдыхаем? - с надеждой сказала Кендра.

Глядя в её загоревшиеся глаза, Даре`эльмир не мог ответить «нет».

                Честно говоря, я хотел наведаться к людям, но... К черту это всё. Знала бы ты, как я устал от всего этого за эти годы. По крайней мере один день я могу побыть с тобой и с Фейраной... А вечером обсудим план, как нам расправится с Кайроном. Такой порядок дня тебя устраивает?

                Ты издеваешься. Да я ждала этого все эти три года!

Но тут их разговор прервала Фейрана, вошедшая, зевая, на кухню. По сравнению с братом, она за это время сильно изменилась. Подросла, повзрослела, похорошела собой. Несмотря на пережитое в пять лет, теперь она выглядела милой и жизнерадостной.

                Привет, Аида. Привет, братик, - улыбнулась она, обнимая Даре'эльмира.

                Привет, сестренка.

Фейрана отпустила брата и хотела уже отойти к кухонному столу, чтобы налить себе чай, но Кендра остановила её и сама налила две чашки себе и ей.

                Спасибо. Аида, а мы сегодня что будем проходить? Пентаграмму Дитера?

                Нет, мы сегодня ничего делать не будем. Отдыхай.

                Что, правда?

                Правда.

                Здорово, спасибо Аида! А ты, Даре'эльмир, что делать будешь? Генеральное сражение?

                Генеральное сражение будет завтра. Я сегодня тоже отдыхаю.

                Чего?! - с досадой возмутилась Фейрана, - Вот если бы я решила самовольно дать себе выходной, ты бы сказал: "А люди что, тоже выходной возьмут"! Что за двойные стандарты!

                Фейрана, не умничай. Аиде недолго и занять тебя чем-нибудь. Тем более, что это будет тебе на пользу.

                Молчу-молчу. Вы лучше думайте, как бы людские солдаты ваше счастье не обломали.

                Не обломают, не переживай.

 

Но, выходной выходным, а от ежедневных тренировок Даре'эльмир себе не мог позволить отказаться. И так, взяв с собой меч, он вышел на улицу, подошел к своему обычному полю для тренировок и призвал магией с десяток фантомов, созданных по образу солдат Кайрона. Победив их, Даре'эльмир призвал новых, числом в два раза больше. Вскоре их число приблизилось к сотне. И даже их воин смог побороть, хвала магии и мастерству.

Кендра поначалу стояла поодаль и смотрела на него, любуясь пируэтами и магическими вспышками, потом взяла какую-то книгу, затем вообще пропала из поля зрения. Закончив и выдохнув после тренировки, Даре'эльмир отправился искать её и успешно нашёл.

                Греешься на солнышке? - улыбнулся он, ложась рядом с ней на траву.

                Греюсь, - улыбнулась она в ответ.

Она подвинулась поближе к нему и положила голову ему на плечо.

                Я надеялась, что ты придёшь.

Он промолчал, поцеловав её в темя. Некоторое время они так и отдыхали на солнце, ни о чем особо не говоря и ни о чем глубоко не задумываясь, однако потом лицо Даре'эльмира накрыло чёрное пятно тени.

                Опять обнимаетесь?

Демон недовольно открыл глаза и увидел лицо сестры, ясно выражавшее «опять эти ваши телячьи нежности».

                Опять обнимаемся. И что?

                Я видела, как к людскому лагерю подходит большой отряд солдат.

                Но сюда ведь они не собираются?

                Нет, но я подумала, что тебе следует знать. А то вы тут прохлаждаетесь на солнышке, а вдруг они сейчас на нас пойдут.

                Не пойдут, не беспокойся.

                Ну а вдруг?

                Фейрана, лучше отойди. Солнце загораживаешь.

                Ладно, пойду погуляю.

                Иди-иди. Только не уходи далеко от дома, слышишь?

                Хорошо.

Девочка бодро, вприпрыжку, поскакала к дому.

                Фейрана так подросла за эти годы, - задумчиво произнесла Кендра.

                Мне кажется, она немного низкая для своего возраста. И очень худая... То, что сделал с ней Кайрон, начинает сказываться на её физическом развитии.

                Да нет, рост у неё вполне нормальный. Хотя, насчёт худобы я с тобой согласна. Она совсем тонкая... Как начнется переходный возраст, вытянется и совсем исчезнет... - улыбнулась Кендра, - Всё-таки ей повезло с тобой. Ты ей и друг, и защитник, и отец. И не вздумай спорить.

Даре`эльмир усмехнулся.

                Хорошо, не буду. Но в одном ты права: с Винсентом она бы пропала. В этом у меня нет ни капли сомнения.

                Твой отец... - начала было девушка

                Кендра, прошу тебя, - резко дернулся, как от неожиданного удара током Даре`эльмир.

                Извини. Винсент... Я его никогда не понимала и не пойму, пока во мне не испарится последняя капля человечности. Конечно, моё отношение к тебе несколько предвзято, ведь я люблю тебя, но чтобы вот так выбросить тебя из дома на верную гибель... Если ему это удалось с такой легкостью, наивно было бы ожидать, что с Фейраной он будет обращаться лучше.

                В последнее время я всё чаще думаю, что если бы Винсент меня не выгнал, я бы ушел сам. Возможно, не сразу, а через несколько лет, дождавшись, пока Фейрана вырастет. Я бы просто не вытерпел, понимаешь? На нас нападали чуть ли не каждую неделю, а что делал он? Оборонялся, зажавшись в углу как крыса и даже не пытаясь бить в ответ. Миранде при таком раскладе нечего было бояться, и она нападала снова и снова. Разумеется, рано или поздно их всех убили бы. А ведь попросту необходимо отвечать на удары, заставить людей бояться тебя, уничтожить источник этих нападений — только тогда нас оставят в покое. И если уж суждено умереть — то сделать это с честью... Впрочем, я всеми силами буду цепляться за жизнь, ведь за моей спиной Фейрана. Я просто не имею права умирать, прежде чем не смогу должным образом подготовить её.

Кендра задумчиво хмыкнула.

                А ты никогда не задумывался о том, что станет с Арактом, после твоей смерти? Вот представь: завтра на генеральном сражении ты попадешь под пулю и мгновенно умрешь. Или даже нет, не завтра, а через десять лет, когда Фейрана будет взрослой, а от Кайрона останется только тлен?

                А Миранда по твоей версии всё еще будет жива?

                Какая разница? Ведь на место Миранды придут другие. Аракт — очень богатый материк. Думаешь, желающих занять его не найдется?

                Возможно, после Миранды придет Седьмой дракон и...

Кендра рассмеялась.

                Седьмой дракон? Этот слабоумный, вырождающийся полубог, который возомнил себя царем небесным? Даже после войны с Раем он не смог взять под контроль свои же земли, не смог остановить Миранду. Ты думаешь, Аракту на благо пойдет такой правитель?.. А ты? Разве это справедливо, что ты, все эти годы рвавшийся через кровь, через боль, чтобы спасти семью, умрешь вот так запросто, не оставив после себя ничего?

                Вполне. Мне достаточно будет того, что я останусь жить в вашей памяти.

                Ты достоин большего.

                Нет. Вы с Фейраной возносите меня на пьедестал как героя, не замечая, что стоит он на костях

                Всё в этом мире стоит на костях, Даре`эльмир. Даже наши с тобой жизни. За всю историю разумных рас войн было множество, и несчетное количество защитников отдало свои жизни, что дать жизнь нам, следующим поколениям. И твои кости тоже станут фундаментом для будущего как минимум Фейраны.

                Прекрасно, если так, - произнес Даре`эльмир, вставая с земли.

                Даре`эльмир... - произнесла Кендра, приподнимаясь.

                Хорошо, конечно, так просто лежать на траве и говорить на разные темы, но нужно ведь и еще чем-то заниматься, - сказал он, потянувшись, - Что касается этой войны... Пожалуй, лучше всего будет просто взять в руки меч и делать всё, что в своих силах ради достижения главной цели. А все эти душевные метания... Пока что они только мешают... Пока люди атакуют, я буду сражаться до последнего, пусть даже к концу войны окажусь по шею в солдатской крови.

                А я, Даре`эльмир? - улыбнулась, встав рядом с ним Кендра.

Демон улыбнулся в ответ.

                А ты будешь стоять рядом со мной. Ты ведь сама так захотела и решила, верно?

                Верно...

Даре`эльмир погладил её по щеке и, как бы неуверенно, на мгновение поколебавшись, поцеловал её в губы.

                Ах, эти твои неловкие ухаживания, - улыбнулась Кендра, - Можешь по полю боя бежать без страха, без сомнений, скрещиваешь клинки с опаснейшими из людей Миранды, но стоит тебе только оказаться в романтичной ситуации...

                Что поделать, на войне и в сражениях любовь не нужна, как, например, навык владения оружием. Вот и приходится учиться самостоятельно, на собственных ошибках...

                Да нет, это ничуть не плохо. Может ты и не ведешь себя, как любимец женщин, зато твои чувства искренни и идут от сердца, а не от... Сказала бы от чего, да статус жрицы не позволяет

Даре`эльмир усмехнулся.

                Не говори, я понял. Пойдем в дом?

                Пошли.

Они неторопливо направились к дому.

                Кендра... В вашем культе ведь запрещено завязывать романтические отношения? - спросил Даре`эльмир, когда они шли.

                Кто сказал?

                Ну, это ведь запрещено во многих религиях, вот я и подумал...

                Во многих — это в каких? В людских? В людских религиях чушь несут, по-моему. Не знаю, наша богиня очень даже поощряет любовь. Только не разврат и не извращения, а нормальные, здоровые отношения, крайне желательно с рождением детей... Это, конечно, немного богохульно, но ведь и наша богиня уже давно не девственница. Об их отношениях с богом Деротаром легенды ходят, да и детей от простых смертных у неё достаточно

                Но зачем богине зачинать детей от смертных?

                Это выгодно со многих точек зрения, особенно с политической. Те полубоги, что рождаются от таких союзов, куда могущественнее обычных людей. Они могут стать великими деятелями... Или погрузить подвластные им планеты в кровь. Но, у моей богини обычно такого не происходит. Она провидица и прекрасно знает, что делает, когда занимается любовью с избранным смертным.

                И много у неё было таких любовников?

                Учитывая, что она правит уже третье тысячелетие, можешь себе представить, что не так уж и мало.

Даре`эльмир хмыкнул

                Мне вдруг стало жаль твою богиню... Рожать детей только ради исполнения своих прихотей на политической арене...

                Любовь нашей богини к своим детям велика... И за те страдания и труд, что они проявили в своей смертной жизни, она всегда дает значительную компенсацию... В отличие от того же Седьмого дракона.

                Седьмой дракон всегда был мне безразличен. Не понимаю, чему так зачитывается сестренка в трактатах, посвященных ему. В конце концов, где был Седьмой дракон, когда Миранда со своими головорезами сжигала эту землю?

                Твоей сестре просто нужна вера. Вера — великое чувство, оно сплачивает людей, дает силы. К тому же, Фейрана многое пережила, а так её раны заживут быстрее. Не лишай её этого.

                Я и не думал этого делать. Это её выбор — верить, или нет.

                Может, настанет момент, и ты тоже постигнешь своего Бога? Не обязательно Седьмого, - улыбнулась ему Кендра.

                Может быть, кто знает? Но не в ближайшее время, это точно.

 

Вечером они, как и договаривались, стали планировать тактику решающего боя с Кайроном. Решено было не ждать атаки мужа Миранды на особняк, а самим напасть на лагерь людей рано утром. Как обычно, со стороны демонов главной силой должен был выступить Даре`эльмир, а Кендра обеспечивала магическую поддержку. В самом начале битвы она должна была атаковать магией с воздуха, а затем, черпая силу из Темной энергии генератора, покрыть поле боя непроницаемым барьером, чтобы не дать сбежать Кайрону. На последнее девушка согласилась с трудом, ведь при таком раскладе она ничем не смогла бы помочь Даре`эльмиру, если бы что-то внутри барьера пошло не так. Однако, демон настоял на своем, и девушка согласилась, хотя и без энтузиазма.

 

Глава VIII

 

Утро встретило их теплыми лучами адского солнца. Было только шесть часов утра, а Даре`эльмир и Кендра уже подходили к лагерю.

                Не забыл инъекционный пистолет, что я тебе дала? - спросила у воина чародейка.

                Он со мной. Ну что, будем начинать? Готова?

                Конечно.

                Тогда дай им понять, что мы здесь. Только без жертв. Дадим им время подготовится, чтобы потом сразится на равных.

                Благородство? - улыбнулась девушка.

                Возможно. Не хочу, как последняя мразь, нападать на них, не дав им возможности ответить.

Впрочем, когда Кендра выпустила в небо яркую вспышку, оказалось, что, скорее всего, Кайрон догадывался о их прибытии и подготовил солдат. Очень уж быстро и организованно они выступили.

                Ты хотел сражаться по-честному — пожалуйста, - усмехнулась Кендра, - Вперед. Я помогу магией.

                Пожелай мне удачи.

Вскоре раздались первые крики солдат. Как и прежде, рука Даре`эльмира была тверда, а сердце холодно. Хотя и не было в нем фанатизма и кровожадности, он без сомнений разил врагов, зная, что права на ошибку у него нет.

«Быть может, поэтому Кайрон не может его одолеть? Даре`эльмир сражается ради сестры, поэтому действует на пределе и иногда даже за пределами своих возможностей. Он попросту не может проиграть и прекрасно знает это... Но, к сожалению, этот расклад не так идеален, как кажется. Будь на месте Даре`эльмира обычный человек, очень скоро он бы погиб, пусть даже изрядно навредив врагу. У Даре`эльмира есть незаурядный талант и сила, которые только усиливаются от стремления защищать то, что ему дорого», - думала Кендра, готовясь обрушить на людских солдат шквал магического огня.

                 Даре`эльмир, осторожно, - передала она ему телепатически.

Снаряды черного огня сотрясли поле боя. Демон легко уходил из опасных зон, людям же было куда сложнее. Очень скоро среброволосому воину пришлось замедлится, начать действовать более тактично и тщательнее выбирать позицию - поле боя покрылось окровавленными телами и кусками тел словно ковром, двигаться по которому было куда сложнее.

                 Кендра, пора. Покрой поле барьером, - услышала чародейка телепатический голос Даре`эльмира.

                Хорошо. Заклинаю тебя, будь осторожен,

                Разумеется.

Поле боя затянула светло-голубая пелена в форме полусферы. Кендра внимательно всматривалась в происходящее под магическим куполом. К счастью, пока с Даре`эльмиром всё было хорошо, и она стала искать глазами Кайрона. Очень скоро девушка его увидела. Он только выходил к полю боя. Чародейка применила заклинание, чтобы разглядеть его получше.

Сейчас Кайрон был безупречен внешне. Прекрасно начищенное снаряжение, бликующая на солнце сабля, даже светлые волосы расчесаны и уложены. Он с улыбкой смотрел, как Даре`эльмир вырезает его отряды, как падают на землю изуродованные тела. Чародейка вдруг отшатнулась от чудовищного чувства отвращения к этому человеку, вышедшему как на парад, в то время, как его солдаты бессмысленно отдавали свои жизни ради смерти Демона, который рад бы оставить их в покое. По главнокомандующему ясно было видно, что он хочет выйти и лично сразится с Даре`эльмиром, убить его и получить ордена и награды, а солдат использует как пушечное мясо, просто ради того, чтобы изнурить своего врага. Вся эта война для него — развлечение, способ развеять скуку. Отвратительно смотрелось его позерство, чистота и парадность на фоне крови, грязи и разорванной, еще живой, плоти.

Кендра перевела взгляд на Даре`эльмира, который как раз отрубил голову последнему солдату. В противоположность мужу Миранды, сереброволосый воин выглядел совсем иначе. Одежда, лицо и волосы его перемазаны красной жидкостью, сапоги в грязи, при виде врага лицо исказилось гримасой ярости. Никакой праздности, или парадности.

«Да он сейчас этого Кайрона просто зубами порвет. Такой ненависти в его глазах я еще не видела»,- подумала Кендра.

Даре`эльмир, тем временем, выправился, восстановил дыхание и магией стер с себя всю кровь и грязь. Жгучая злоба в его глазах остыла и уравновесилась силой разума. Телепортировавшись подальше от поля боя и поближе к Кайрону, воин спокойным шагом пошел навстречу врагу.

                Вот мы и встретились лицом к лицу, выродок... Да... Теперь я понимаю, почему твои родители изгнали тебя. Будь у меня в семье такой урод, я бы тоже не сдержался, - усмехнулся Кайрон.

Если на Даре`эльмира и подействовал этот выпад, он того не показал.

                Хватит болтать. Не хочешь поскорее закончить нашу войну? Мне лично за три года она изрядно надоела, - холодно проговорил воин.

                Будь по-твоему. Вперед.

Они скрестили клинки.

«С ума сойти, сколько в Даре`эльмире энергии. Он только что расправился с несколькими крупными отрядами людей, однако его движения не потеряли ни в стремительности, ни в точности... Или ярость дает ему эти силы?»

Тут Даре`эльмир пробил защиту Кайрона и мощным пинком опрокинул его на землю. Кендра почувствовала злорадность, когда увидела, как главнокомандующий встает, весь в грязи, с невозвратимо испорченным внешним видом. Тут уже не до безупречной прически и красивого мундира.

Демон, тем временем, теснил его, карателю становилось всё тяжелее сражаться, и его враг это чувствовал. Кайрон на последнем издыхании отражал атаки, не в силах атаковать в ответ. Все присутствующие понимали, что рано или поздно он сделает ошибку.

И вскоре это случилось. Яростно захрипев, воин Миранды замахнулся, стремясь покончить с Даре`эльмиром одним мощным ударом. Демон увернулся и контратаковал, отрубив противнику кисть левой руки, в которой тот держал меч. Кайрон завыл от боли и упал на колени, с ужасом смотря на кровоточащую культю.

                Наконец-то ты хоть отчасти понимаешь боль своих солдат, которых отправляешь против меня.

Кайрон выл, как наказанный ребенок, плача от боли. Даре`эльмир смотрел на него с презрением.

                Хотел бы я прямо сейчас отрубить тебе голову и закончить с этим, но, к сожалению, ты был прав, когда говорил, что Миранда не оставит нас в покое после твоей смерти. Поэтому мне придется сделать кое-что похуже, - сказал он, доставая инъекционный пистолет.

 

Через какое-то время Кайрон едва держась на ногах шел к другому своему лагерю за помощью. Рука его была наскоро перевязана какими-то грязными тряпками.

«Почему... Почему же он не убил меня? Он ведь хотел этого так долго... Почему...», - думал военначальник, - «И что же он ввел мне в кровь?»

Не в силах больше идти, он упал на землю.

«Думаю, я отошел уже достаточно далеко».

Он достал из кармана аварийный маячок, включил его и тяжело выдохнул, не поднимаясь с земли.

 

Следующее утро было для Даре`эльмира не совсем обычным. В день сражения, вечером, к нему зашла Кендра. То, что произошло дальше стало неожиданностью для них обоих, но теперь, открыв глаза, Даре`эльмир понял, что всё закономерно. Они с Кендрой встречались вот уже три года. Должно же было это когда-нибудь случится.

И вот теперь он лежал на кровати, а рядом, пригревшись к нему, спала обнаженная Аида. Он осторожно встал с постели, стремясь не разбудить её.

«Господи, влетит же Кендре из-за меня, если её поймают», - думал Даре`эльмир минуту спустя, стоя под горячими струями душа, - «Клянусь Седьмым, поскорее бы она пришла. После того, что мы сделали, наши отношения просто не могут остаться прежними... Так хочется увидеть её, обсудить с ней всё...»

Он выключил воду и схватил с крючка полотенце.

«Хм... А Фейрана спала в это время? Не хватало еще, чтобы она это всё увидела и запомнила... Когда ко мне пришла Кендра? Нет, рано. Слишком рано. Фейрана ложится спать позже... Хотя, нет. Кажется, Кендра в какой-то момент наложила заклинание Изоляции, так что ни видеть, ни слышать нас сестренка не могла. Всё хорошо...»

Даре`эльмир вернулся в комнату и посмотрел на часы. Еще было очень рано, но он осознавал, что уснуть уже не сможет. От нечего делать, он вышел на улицу и начал тренировку.

 

                Братик, а что вы вчера с Аидой вечером заперлись? - спросила у него за завтраком Фейрана, - А я хотела тебе спокойной ночи пожелать.

                Прости, Фейрана. Нам с Аидой просто понадобилось кое-что срочно обсудить.

                Что такое можно обсуждать в девять вечера? - насупилась девочка.

                Что поделать, у взрослых много проблем.

Аида хихикнула. Заклинание работало так, что она хорошо помнила, что случилось вчера, но не помнила ничего, связанного с Кендрой.

 

Сама же чародейка пришла ближе к вечеру. Она зашла к Даре`эльмиру в комнату, когда он разбирал книги в шкафу и села на краешек кровати.

                Здравствуй. Прости, что я так поздно. Дел в храме сегодня было очень много... А ведь мне еще нужно было отойти от вчерашнего, соблазнитель мой, - улыбнулась она.

Даре`эльмир бросил свое занятие, подошел к ней и сел на стул напротив.

                Почему сразу «соблазнитель»? К слову, ты не слишком мне сопротивлялась, - усмехнулся он в ответ.

                Я всего лишь женщина! Могу поддаться греховному желанию! А тебе стоило меня образумить!

                Ты же сама говорила, что в вашей религии секс позволителен? Так где здесь грех?

                Мой храм — исключение. Там даже платоническая любовь не приветствуется... А ты, между прочим, меня девственности лишил, изверг!

                Думаешь, я сам до вчерашнего только и делал, что купался с обнаженными демонессами при свете луны? Так что не жалуйся, всё справедливо.

                Да ладно, я же шучу. Признаться, я уже нарушила столько догматов, что, по сравнению с ними, наша вчерашняя шалость всего лишь маленький проступок... И... Мне было хорошо с тобой. Может, как-нибудь, повторим? - усмехнулась Кендра, глядя на него.

                Я думаю, вполне возможно.

                Только, в следующий раз нужно начать немного пораньше. Я вчера и так вернулась в свою комнату в храме слишком поздно... А ведь мне еще очень хотелось поговорить с тобой...

Даре`эльмир встал со стула, сел рядом с Кендрой и обнял её за плечи.

                Хорошо.

Она улыбнулась и поцеловала его в губы.

                Я так люблю тебя, Даре`эльмир, - сказала она, положив голову ему на плечо.

                Я тебя тоже... Вы с Фейраной - два единственных светлых пятна в моей жизни...

Некоторое время они молчали, потом Кендра спросила:

                Кстати, а что Кайрон? Было ли что-то необычное сегодня? Может, ты что-то видел?

                Я пока не могу ничего с уверенностью сказать, но сегодня было очень тихо. От людей не слышно ни слова, никто даже не пытался на нас напасть... Но делать выводы очень рано, сама понимаешь. Это может быть и никак не связано с вирусом.

                Да...

Она крепче прижалась к нему.

 

Глава IIX

 

То, что вирус подействовал, стало понятно через несколько дней. Все эти дни люди не пытались атаковать и Даре`эльмир сам решил наведаться к ним.

Могильный холод прошел по его спине, когда он увидел вблизи вражеский лагерь. Около сотни тел, из носа, рта, глаз и ушей которых всё еще текла черная жидкость. Некоторые из солдат всё еще трепыхались, но всё говорило о том, что жить им оставалось недолго.

Кендра взяла себя в руки быстрее, чем Даре`эльмир. Она подошла к одному из тел и перевернула его на спину и опустилась на землю рядом.

                Этот вирус работает даже лучше, чем я ожидала... Убивает за несколько дней, без мучений, - задумчиво произнесла она, осматривая труп

                Пожалуй, мне пока стоит поискать Кайрона, если его еще не эвакуировали отсюда. Ты будешь здесь?

                Да. Осмотрю пока этих солдат.

                Только будь внимательна. Возможно, кто-то еще жив.

                Сомневаюсь...

Кайрона в лагере не обнаружилось. Должно быть, его успели увезти при первых признаках болезни. Кендра еще какое-то время повозилась с телами солдат, потом вместе с Даре`эльмиром отправилась домой.

 

Результаты заражения Кайрона стали проявляться очень скоро. Еще через два дня Даре`эльмира атаковали войска разъяренной Миранды. Элитные войны сражались хорошо, но всё же были смяты, правда и Даре`эльмиру и Кендре пришлось полностью выложиться против них. Воин боялся, что следующей битвы им не выстоять.

Но и она оказалась им по силам, не считая того, что Кендра чуть не упала в обморок к концу сражения. Обходя поле боя на следующий день, Даре`эльмир обнаружил, что некоторые солдаты были заражены.

Это дало свои плоды. Когда войска императрицы атаковали особняк в третий раз, их ряды заметно поредели, а на лицах у половины бойцов явно проступали признаки заражения. Многие из них с большим трудом держали в руках оружие.

Этот бой был далеко не так сложен. Демон ожидал и четвертой атаки, но её всё не было. А потом в стороне лагеря Императорских войск появились огромные дымовые столбы. Там жгли тела.

Миранда предприняла еще множество попыток достать воина и его семью, но очень скоро оказалась просто не в состоянии этого сделать. Армия таяла на глазах. Кто не умирал от вируса, тот дезертировал, болезнь угрожала мирному населению, а казна таяла, отрезанная от главных источников дохода — шахт, на которые Даре`эльмир стал нападать, когда оборона особняка перестала быть проблемой. Исследования вируса не давали результата, только требовали всё больше денег, которых и так становилось немного, а стенания Кайрона слышал весь императорский дворец.

Так что в войне воцарилось долгое затишье. Миранда собрала все свои оставшиеся силы в Столице и забаррикадировалась там. Даре`эльмир не мог пробиться туда при всем желании.

 

Глава IX

 

Спустя два года

 

Когда Фейране исполнилось десять лет, случилось одно важное событие. Началось всё с того, что в дверь их дома постучалась молодая, одетая в строгую мантию демонесса, которая вежливо попросила в присутствии всей семьи обсудить с ней некий важный вопрос.

                Благодарю за уделенное мне время, - мило улыбнулась девушка, сев за стол.
          Кендра усмехнулась - Даре'эльмир смотрел на миловидную девушку с могильным холодом в глазах.

                Так какой вопрос вы хотели с нами обсудить? - спросила Кендра

                Дело в том, что я представляю крупнейший в Аду храм культа Седьмого дракона, который находится на центральном материке Заратт. Мы проводили исследования, изучали магические энергии, имевшие место на Аракте . Мы обнаружили, что эта девочка обладает необходимыми навыками и талантами, чтобы поступить к нам на обучение, - улыбнулась Фейране девушка.

                Фейрана?

                Да. Обучение будет проходить в стенах храма. Он совершенно безопасен, ведь внутри собраны сильнейшие пироманты Ада.

                Мы сможем с ней видеться? - спросил Даре'эльмир.

                По выходным - разумеется. В эти дни мы специально для учеников открываем порталы домой, потом из дома обратно в храм, так что безопасность гарантирована. Кроме того, девочка в любой свободный от учёбы момент сможет написать вам письмо, весточку - что угодно.

                У нас будет время подумать?

                Я вернусь к вам через три дня. Этого, думаю, достаточно.

Далее, Кендра задала девушке несколько вопросов касательно программы обучения. Когда вопросы закончились, жрица Седьмого дракона откланялась и ушла.

                Ну, Даре'эльмир, что думаешь? - спросила у него Кендра.

                Если они гарантируют безопасность и хороший уровень проживания - почему нет? Фейрана, ты сама как на это смотришь?

                Было бы здорово! - обрадованно воскликнула девочка, - Я очень хочу!

                Аида?

                Я тоже думаю, что это лучшее решение... Я, конечно, многому могу научить Фейрану, но все мои заклинания идут от Тёмной энергии, Фейрана же демонесса. Пиромантия куда естественнее для неё.

                В любом случае, у нас ещё три дня, чтобы всё обдумать и всё окончательно решить.

Через несколько часов, ближе к вечеру, Кендра и Даре'эльмир решили прогуляться по берегу реки.

                Мне показалось, тебя что-то коробит в предложении той девушки, - заметила Кендра

                Мне не нравится чисто политическая сторона этого... культа. Если они такие могучие пироманты и чародеи, почему не помогли нам в борьбе с Мирандой, это ведь даже для Седьмого выгодно. А эта девушка пришла к нам с таким видом, как будто делает нам великое одолжение

                Знаешь, по-хорошему, она вообще не должна была ничего спрашивать. Не будь на Аракте войны, вас с ней бы просто забрали, ни у кого не интересуясь, хотите вы становится магами, или нет. Так заведено во всех магических странах.

                А я тут причём? С Фейраной понятно, у неё талант.

                Ты с лёгкостью освоил Средний круг магии и успешно осваиваешь Высший. Такие способности часто бывают у женщин, но очень редко у мужчин. Обычно, мужчины, способные освоить даже Средний круг считаются гениями и история подтверждает это. Такие маги зачастую делают потрясающие открытия. Вообще, я удивлена, что та девушка не предложила ничего тебе.

                Я бы всё равно не согласился

                Меня бы это не остановило. Взяла бы что-нибудь тяжёлое, огрела бы тебя по голове, замотала бы в ковёр и увезла

                В ковре обычно возят трупы, - усмехнулся Даре`эльмир

                Что поделать, в мешок бы ты не влез со своим ростом под два метра и косой саженью в плечах. Вот Фейрана бы поместилась.

                Угу. Вместе со всеми своими игрушками и учебниками... И не жалко было бы тебе увозить нас с родной земли?

                Нет, конечно. Не терять же такой ценный экземпляр.

                Какой ты оказывается циничный человек...

                Что поделать? Все жрицы - маги, а все маги - немного ученые. Так что определенная доля циничности определена мне по профессии, - улыбнулась девушка, - Шучу. К вам с Фейраной я просто не могу относиться цинично.

                Кендра... Ты ведь веришь в свою Госпожу... Почему же ты тогда с такой легкостью нарушаешь правила своего храма?

Кендра посерьезнела.

                Меня никто не спрашивал, хочу я быть жрицей или нет. Моя мать просто подкинула меня к дверям храма, когда я была еще младенцем... Понимаешь, я люблю Богиню как созидателя, как наставницу, но жизнь жрицы не для меня. Тем более, что конкретно у нашего храма довольно странные догматы. В любом другом храме после окончания обучения молодой жрице дается выбор: продолжить служить, либо пойти своей дорогой. В нашем же, я оказалась закреплена за своим обиталищем с того момента, как меня подобрали с порога... Я хочу жить, хочу любить, хочу быть рядом с вами — всё это мой храм мне запрещает... Будь моя воля, я бы стала обычной чародейкой, независимой от государства, или религиозных верхов. Жила бы вместе с вами, исследовала бы материк, молилась бы Богине, как ни в чем не бывало.

                Кто знает, может всё еще сбудется.

                Каким таким образом интересно?

                Тебе лучше знать. Ты ведь сама мне как-то говорила, что в мире, где есть магия всё возможно.

                Возможно, да. Но, к сожалению, на некоторые вещи просто не хватает сил...

                Иди сюда, - шепнул ей Даре`эльмир.

Она подошла к нему, он обнял её за талию и поцеловал в губы. Кендра прижалась к его груди.

                Холодает, - шепнула она, отрываясь от него, - Давай вернемся...

 

Через три дня мнение членов семьи относительно обучения Фейраны не изменилось и девушка из культа забрала девочку с собой. Без активной и жизнерадостной юной колдуньи дом сразу опустел, причем даже отвлечься от факта её отсутствия толком не получалось. Даже через неделю привыкнуть к тишине дома ни у Даре`эльмира, ни у Кендры не удалось, так что эти дни были для них тяжелыми и долгими

Но вот, спустя семь дней, Кендра решилась на серьезный шаг. В тот день было очень холодно, на улице дул ледяной ветер, так что они с Даре`эльмиром и носа из дому не показывали, а просто отдыхали вместе на диване. Чародейка устроилась на коленях возлюбленного и сидела, задумавшись над чем-то, положив голову Демону на грудь. Даре`эльмир же просто сидел с закрытыми глазами, обняв её. Невозможно было понять, спит он, или нет. Несколько раз Кендра приоткрывала рот, как бы пытаясь что-то ему сказать, но потом в неуверенности останавливалась.

Вдруг, Демон встрепенулся.

                Черт возьми... Из-за этой могильной тишины даже расслабиться не получается... - сказал он, устало потирая переносицу.

«Ну, всё. Сейчас, или никогда», - подумала чародейка, собрав в кулак всю свою решительность.

                Даре`эльмир... Давай... Давай заведем ребенка?

Сонливость Даре`эльмира как рукой сняло.

                Ребенка? Кендра, ты ведь понимаешь, что идет война. Хочешь, чтобы он рос, как Фейрана, для которой кровопролитие уже не кажется чем-то ненормальным?

                Но ведь сейчас затишье...

                Затишье не вечно. И неизвестно, когда оно закончится.

                Но Даре`эльмир!.. Послушай меня, умоляю!  Посмотри правде в глаза: ты можешь умереть в любой момент, меня в любой момент могут поймать... Помнишь, я говорила, что будет несправедливо, если ты умрешь просто так, ничего после себя не оставив? Посмотри, это же наш шанс! Миранда дрожит от страха у себя в покоях, войны нет, и мы в безопасности... А этот наш конфликт с императрицей — ты понимаешь, что он не закончится ни завтра, ни послезавтра. Он может продлиться еще на десять, на двадцать лет и чем дольше мы ждем, тем больше рискуем... А я хочу стать матерью, Даре`эльмир... Пусть даже мне утроят тяжесть наказания за это. Я люблю тебя и только от тебя желаю родить ребенка. Хочу смотреть на него и видеть в нем частичку от меня и от тебя, хочу смотреть в твои глаза и осознавать тебя уже не только, как дорогого моему сердцу человека, но как и отца своего сына или дочери...

Из глаз Кендры брызнули слезы, она затряслась. Даре`эльмир прижал её к себе и почти машинально погладил по голове

                 Кто... Что ты такое?.. Ты с такой же легкостью нас всех перережешь Даре`эльмир!.. Ты не похож на нас!.. Мы бы сделали аборт, будь у нас нужные инструменты... - внезапно зажглись, потревоженные в памяти Даре`эльмира, страшные слова его отца.

Воин зажмурился и тихо, еле слышно застонал, словно от боли. Кендра всё тряслась у него на груди.

«Она куда лучше и благороднее их... Из неё выйдет прекрасная мать, не то что мои... хм... «родители»... Быть может, это и есть наш с ней смысл жизни, или хотя бы его отдельный пункт — стать отцом и матерью? Причем, такими, чтобы наш ребенок искренне любил нас, мог гордится нами и правильно построил свою жизнь, ориентируясь на наш и свой собственный опыт? Не стать такими, как Винсент и Лючия?..»

                Кендра... - гладя её по голове, спросил он, - Скажи мне только одно: генетически ребенок будет твой?

Девушка подняла голову, резко перестав плакать и всхлипывать. В её глазах засветилась надежда.

                Изначально нет, но я... Я знаю один способ, как это можно будет сделать... Только носить ребенка будет Аида...

Он погладил её по щеке.

                Хорошо. Только пойдем сначала в душ, тебе нужно успокоится.

                Что? Даре`эльмир, ты правда...

Даре`эльмир кивнул, улыбнувшись. Кендра рассмеялась, крепко обняла его, осыпая поцелуями.

                Я сейчас. Пойду, умоюсь, смою слезы... - засуетилась она.

                Иди. Я буду ждать в спальне.

 

Через несколько часов, в спальне, когда всё закончилось, Кендра стала творить какие-то заклинания. Даре'эльмир не отвлекал её, просто наблюдая за магическими вспышками.

                Ну? Всё получилось? -  спросил он, когда она закончила.

                Кажется, да. Но узнать наверняка можно будет только позже... Я могла бы провести один тест прямо сейчас, но, извини, я совершенно вымотана… Твоя любовь очень уж страстная, Даре`эльмир, - улыбнулась Кендра.

                Конечно, отдыхай, - улыбнулся он в ответ

Она обняла Даре'эльмира и тяжело вздохнула, восстанавливая дыхание.

                Даре'эльмир... Я... Я хотела кое-что тебе ска... - внезапно фраза Кендры прервалась леденящим душу криком.

                Кендра! - бросился к ней Даре'эльмир.

                НЕТ! НЕТ! ДАРЕ'ЭЛЬМИР! - металась она, продолжая кричать.

Чародейка вцепилась Демону в плечи, как будто он был единственной вещью, что спасала её от падения в глубокий обрыв. Лицо Кендры выражало ужас.

Вдруг глаза её озарились магическим светом, и она обмякла в руках воина. Её руки опустились, и по коже Даре`эльмира побежали струйки черной крови из ранок на плечах. Ему было всё равно.

                Кендра? - ещё раз потряс девушку за плечи Демон.

Она открыла глаза.

                Даре'эльмир? Что... Мне вдруг стало... как-то...

В её глазах и интонации он узнал Аиду.

 

Глава X


          Кендра с тех пор не приходила, хотя Даре'эльмир невольно ждал её, понимая, однако, что скорее всего её поймали на родной планете.
          Без Кендры жизнь стала совсем безрадостной. После стольких лет общения с чародейкой, Аида казалась ему совсем пустой. Она испытывала к нему чувство привязанности, но не более. Причём, это чувство скорее всего было лишь отголоском той любви, которую чувствовала к нему Кендра. Сам же Даре'эльмир к Аиде был совершенно равнодушен. Когда обнаружилось, что оплодотворение прошло успешно, он стал ухаживать за ней, но это было ему в тягость. При каждом удобном случае он рвался в бой, или шёл на охоту, часто стал ночевать в лесу.
          Должное внимание к девушке он стал демонстрировать только когда подошли средние сроки, и ребёнок в её утробе более или менее вырос. Но даже в этом случае забота уделялась не Аиде, а ещё не рожденному младенцу. Даре'эльмир стал ждать этого ребёнка, полюбил его. Он часто дотрагивался до её живота, слушал его. Он часто заставлял Аиду гулять по меньшей мере час в день, больше отдыхать. С утроенной тщательностью он контролировал передвижение немногих оставшихся людских войск по Аракту, чтобы не допустить их нападения на дом. Однако, ему по-прежнему не хватало Кендры, а ведь она как никто другой хотела почувствовать себя матерью. Было несправедливо, что девушка с таким сердцем не имела возможности быть сейчас рядом с ним и со своей мечтой.

          Так и протекли девять месяцев жизни с Аидой. Скоро должны были начаться роды, однако Даре'эльмиру не было суждено их увидеть. Когда уже казалось, что ничего не могло помешать тихой жизни, воин попал в засаду. Необычайно крупный отряд императорских войск взял его в кольцо. Даре'эльмир отчасти даже обрадовался - наконец-то серьёзный бой.
          Людям пришлось несладко. За три года затишья Даре'эльмир не растерял сноровки. Элитный отряд нес тяжёлые потери, но, когда победа Даре'эльмира стала казаться неизбежной, на поле боя вышла сама императрица. Тогда он и увидел впервые своего главного врага. Она была в чёрной стилизованной под доспехи броне, её длинные чёрные волосы с отдельными красными прядями были заплетены в хвост. Для женщины, не имеющей никаких родственных связей с Кайроном, она была очень на него похожа. Даже красивое лицо Миранды портила та же, что и у мужа, жестокая усмешка.

Однако, сразу «полюбоваться» на императрицу всея Аракта, Даре`эльмиру не удалось. Она застала его врасплох своим появлением и без труда отбросила силовой волной. Воина попросту отшвырнуло, и он со всей силы врезался в толстый ствол старого дерева. Он упал на четвереньки и раскашлялся. Злобно хрипя, Демон попытался встать, но тут же Миранда подбежала к нему и ударила кинжалом в живот.

                Это тебе за моего мужа, ублюдок, - прошипела она Даре`эльмиру.

Черная кровь хлынула изо рта воителя. Миранда вынула кинжал, и он повалился на землю, чувствуя, как бежит из раны горячая кровь.

«Я проиграл... Черт... Как же теперь Аида и её ребенок…», - думал он, прижимая рану пальцами.

Императрица смотрела на него с довольной усмешкой.

                Что стоишь, сволочь? - прохрипел поверженный воин, - Добивай... Или ждешь... что я заплачу, как... твой жалкий муженек, когда я... отрубил ему руку?

Он раскашлялся кровью. Миранда подошла к нему, схватила за волосы и повернула к себе.

                Хотела бы я сделать тебе по-настоящему больно, но ты, выродок, нужен мне живым, - сказала она, вцепившись пальцами в его рану, - Не волнуйся, когда мы доставим тебя в нашу лабораторию под дворцом, и когда твоя рана заживет, тогда я с тобой и позабавлюсь. Неужели ты думал, что эта крохотная дыра у тебя в животе станет единственным наказанием за долгую и мучительную смерть Кайрона?

Даре`эльмир поморщился от боли. Он чувствовал, что теряет сознание.

 

Даре'эльмир очнулся в стерильной белой комнате, прикованным к стене. Каналы, сковывавшие его, были сделаны из металла, блокирующего магию. Рана была профессионально обработана. Миранда явно не хотела допустить его преждевременной смерти.

Только он успел осознать этот факт, как дверь в его комнату открылась. Вошла императрица, а за ней невысокого роста брюнетка в белом халате и очках в черной оправе. Эта девушка осталась стоять у двери, а королевская особа подошла к Даре`эльмиру.

                С добрым утром тебя, мразь, - прошипела она, с силой ударив его по лицу.

Воин выплюнул кровь на пол и презрительно усмехнулся.

                Конечно. Теперь, когда я скован, ты и твои приспешники могут издеваться надо мной, не боясь возмездия. Твой муженек явно порадовался бы такому повороту, будь эта мразь жива.

Миранда ударила его еще раз.

                За Кайрона ты еще ответишь... Ах, знал бы ты с какой я радостью сейчас вырвала твои уродливые глаза, чтобы потом плеснуть в глазницы Святую воду. Поверь, ты бы орал похуже, чем Кайрон от того вируса... Но нет. Глаза тебе еще пригодятся. Знаешь, зачем?

                Догадываюсь. Вы с Кайроном настолько похожи, даже ваши больные фантазии мало отличаются одна от другой.

                Я бы всё-таки советовала бы тебе заткнуться и послушать. Знаешь, что я сделаю в первую очередь? Навещу твою возлюбленную Аиду. Но не затем, о чем ты подумал. Я предложу ей жилье в городе и статус полноценной гражданки Империи Нового Солнца. Мир, хорошие условия существования, шанс жить спокойной жизнью — что еще нужно этой дурочке? И я выполню свои обещания. Она получит всё это и станет жить, как мечтала все эти годы, вскоре родит ребенка от тебя. Еще одну грязную крысу... Это отродье будет расти у меня в городе, получит всё, что нужно. Ты ведь так хотел этого, Даре`эльмир? - с каким-то безумием в глазах улыбнулась Миранда, гладя воина по щеке.

Даре`эльмир с отвращением мотнул головой.

                Ты ведь хотел, чтобы твой ребенок жил? Хотел стать отцом?  Поэтому ты так ухаживал за Аидой. Да, я знаю и про это. У моих разведчиков хорошие глаза... Твой выродок будет жить, не зная войн и битв, не умея сражаться, такой безобидный и беззащитный. А когда он достигнет совершеннолетия, мы приведем его к тебе, вместе с Аидой и той мелкой тварью Фейраной. С двумя последними я с радостью разберусь сама. На твоих глазах заставлю их умолять меня убить их. Поверь, они будут готовы на любые унижения, лишь бы я прекратила пытки. Кстати, ты еще помнишь Камиру? То, что мой муж с ней сделал, этим двум свиньям покажется мелочью... Когда они наконец сдохнут, придет черед твоего отпрыска. И знаешь, кому я отдам честь прервать гнилокровный род? Моему сыну от Кайрона, Джекилу. Ему всего несколько недель от роду сейчас. Ты спросишь: как я могла родить его, ведь Кайрон умер два года назад, промучившись несколько месяцев. Ответ на самом деле прост: я попросту взяла один из его образцов спермы, сохранившийся в Императорском госпитале... Но это всё неважно. Я сделаю так, чтобы твой ребенок и Джекил сошлись как можно плотнее. Если у Аиды родится дочь — расклад будет просто идеален. Молодые девочки ведь так хотят, чтобы у них был роскошный принц? - Миранда рассмеялась, - Воображаю, какая трагичная сцена возникнет здесь, в этой комнате. Впрочем, даже если у тебя будет сын, это не слишком помешает такому развитию событий. В конце концов однополые отношения в наше время не новость.

Девушка у входа почему-то улыбнулась, смотря на императрицу.

«Если эта извращенка не заткнется, меня вырвет прямо на её чистенький мундир», - подумал воин.

Ему было до невозможности противно смотреть на главное лицо Империи. Хуже было бы только опустить голову в гной.

                Если мой сын станет педерастом, я его сам зарежу, сволочь, - презрительно произнес Даре`эльмир, подавив тошноту.

                Хм, ну да. Такой расклад не годится. Такого сына тебе будет далеко не так жаль, как непорочную дочь... В любом случае, когда и твое отродье отдаст свою грязную душу Седьмому, мой сын перейдет к тебе. К убийце его отца. Интересно, увижу ли я в глазах сына тот же блеск, что и у Кайрона, когда он засыпет раскаленные угли тебе в глазницы? Мой бедный муж просто обожал пытать таких, как ты... У него была бурная фантазия... Впрочем, что я тебе рассказываю — ты всё прекрасно мог наблюдать пять лет назад, когда нашел свою сестру полумертвой в храме. Как думаешь, Джекил будет так же изобретателен?.. Я уже вижу его с раскаленным прутом в руках, склонившегося над твоей дочерью... - Миранду даже затрясло от предвкушения тех событий.

«Если я до этого не выберусь отсюда и не задушу тебя вместе с сыном», - в ярости подумал Даре`эльмир.

Императрица злобно рассмеялась.

«Впрочем, о чем я думаю? Аида, конечно, пуста внутри, но она ведь не дура, чтобы так просто повестись на слова Миранды... За эти годы она должна была понять, что эта стерва готова на любую мерзость и подлость».

 

«Похоже, всё-таки дура...», - со злобой подумал Даре'эльмир через несколько дней, когда Миранда зашла в комнату с широкой улыбкой

                Спешу тебя поздравить, Даре'эльмир. Всё идёт точно по моему плану. Пришлось немного поуговаривать эту идиотку, но она всё же согласилась. Её уже привезли в один из наших родильных домов. Теперь-то я их уже не выпущу. А если ты вдруг попробуешь выбраться - убью обоих... Кстати, как там твоя рана? Мне уже не терпится опробовать на тебе новые пыточные инструменты...

 

Ещё через несколько дней к нему зашёл врач и осмотрел рану, от которой теперь остался только шрам. За ним зашла служанка, катя перед собой небольшую тумбочку, на которой в разных отсеках лежали аккуратно разложенные пыточные инструменты всех мастей. Только потом зашла императрица.

                Что, рана затянулась? Превосходно. Знаешь, сегодня произошло знаменательное событие. Аида родила дочь, Джеру. Я подумала, что это отличный повод, чтобы отпраздновать это с тобой, - усмехнулась она, беря в руки скальпель, - Ну, начнём с азов.

 

Глава XI

 

                Надо же. Ты неплохо держишься, - удивлённо проговорила Миранда.

Скальпель ей надоел очень скоро, так что мелких порезов на теле Даре'эльмира было немного. Зато ногти на руках были вырваны, а от обгоревших ран от кнута, смоченного Святой водой на спине у Демона не осталось живого места. От некоторых из них ещё исходил лёгкий дымок. Были и чёрные выжженные пятна ожогов от той же Святой воды.  Боль была невыносимая, всё тело безжалостно жгло огнём, но Даре'эльмир молчал, сжав зубы, только хрипел от злобы.

                Не обольщайся, мерзкая сволочь. Инструментов у меня ещё много, да и нетронутых мест на твоём теле достаточно. Будь уверен, вечно молчать у тебя не получится. Будешь рыдать не тише своей пятилетней сестры.

                Посмотрим, - прохрипел воин.

Миранда хмыкнула, магией раскаляя длинный металлический прут.

 

Через несколько часов она злобно отбросила от себя один из инструментов и взяла в руки телефон. Даре'эльмир всё так же молчал, опустив голову. С его губ капала на пол чёрная кровь. К ранам на груди добавились длинные узоры обожженной раскаленным прутом плоти, рваные раны на боках.
Миранда тем временем набрала номер и прижала телефон к уху.

                Зайдите, - коротко сказала она в трубку.

Зашёл тот самый врач, что осматривал Даре'эльмира до пыток.

                Делайте что хотите, но постарайтесь, чтобы его раны затянулись как можно быстрее, - сказала она ему.

Врач кивнул. Императрица подошла к Даре'эльмиру.

                Мы продолжим позже, грязный ублюдок, - прошипела она, схватив его за подбородок.

Даре'эльмир плюнул ей кровью в лицо

                Сукин сын! - выругалась она, яростно вырвав из рук слуги торопливо поднесенную влажную салфетку, - Радуйся, что на твоём теле живого места не осталось, тварь! Я бы тебя поучила вежливости!

                Вы что уставились?! Делайте свою работу, - повернулась она к врачу, вытирая кровь с лица.

Миранда вышла, злобно хлопнув дверью.

                Так, посмотрим... - протянул врач, подходя к Даре'эльмиру

 

С тех пор всё существование Даре'эльмира сводилось к пыткам, которые перемежались восстановительными периодами, когда израненному телу Демона требовалось залечить нанесенные Мирандой повреждения.

Несколько месяцев он так и прожил, но потом врачи, подгоняемые разъяренной Мирандой, требовавшей ещё больше ускорить процесс регенерации тканей Даре'эльмира, решили вводить ему вирус Кендры. Результат оправдал ожидания. Раны заживали на Демоне куда быстрее, чем обычно.

Но оказалось, что эта разработка оказалась не так идеальна, как мечтала Миранда. Вирус не просто залечивал раны, он понемногу давал Даре'эльмиру силы. Скоро воин стал замечать, что ему стало легче переносить страдания, что причиняла ему императрица. А ещё через несколько недель он смог преодолеть свойство наручников блокировать магию. После этого ничего не стоило расколоть их заклинанием и предпринять попытку побега. В итоге Даре'эльмира остановили, но невероятным трудом. Будучи измучен пытками и тяжелыми условиями плена, он умудрился голыми руками перебить немало солдат и искалечить пыточных дел мастера. Будь он немного сильнее, ему удалось бы вырваться.

Побег не удался, Даре'эльмира успокоили новой порцией пыток и ввели в кровь Святую воду. Вода причинила ужасные страдания и ослабила его. Впрочем, легче приспешникам императрицы не стало. Спустя несколько дней после побега, у учёных и врачей, работавших с Даре'эльмиром, из глаз начала течь чёрная жидкость. Их пришлось расстрелять и сжечь тела. Но после этого стало ясно, что дальше Даре'эльмира держать в императорском дворце нельзя, так что его усыпили и перевезли под вооруженным конвоем в одну из секретных лабораторий. Миранде пришлось отказаться от своих развлечений с ним. Теперь она посещала его только в особых случаях.

А потом, через месяц, эпидемия Тёмной болезни захватила и эту лабораторию. Подавив распространение вируса, Даре'эльмира заключили в особо разработанной капсуле. По сути, погрузили в анабиоз. Но даже в таком состоянии срок безопасного содержания его в камере был ограничен. По расчетам, капсула должна была сдерживать пленника примерно девятнадцать лет.

Время в анабиозе текло незаметно. Странное и страшное ощущение он испытывал когда он засыпал, как ему казалось, на день, а, проснувшись, видел перед собой довольное лицо Миранды, которая говорила ему, что Джере уже пять лет, хотя, когда он засыпал, она была ещё младенцем.

 

Глава XII

Но одно из пробуждений было особенным. Начиная с того, что никто не торопился «бодрить» его Святой водой, введённой в вены, как это обычно делала Миранда. 

                Даре'эльмир... - услышал он знакомый голос, звучащий неуверенно и даже виновато

«Этот голос... Это... Неужели... Фейрана? Только... Повзрослевшая...»

                Ты слышишь меня? Брат...

Даре'эльмир внезапно ощутил невыносимое желание ответить ей, но жидкость, заполнявшая капсулу, не давала ему открыть глаза, а дыхательная маска не позволяла говорить.

«Господи, сколько же лет прошло с моего последнего пробуждения? Фейрана... Сколько ей сейчас? И что с моей дочерью? Что с Аидой?»

                Даре'эльмир... Боже, что эта тварь с тобой сделала... - по интонации в голосе, он понял, что Фейрана с трудом сдерживает слезы. 

Она всхлипнула и сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться.

                Прости... Я только что узнала где ты, при первой возможности бросилась к тебе... У меня не так много времени, но я постараюсь рассказать тебе обо всем, что произошло.

Она ещё раз сделала глубокий вдох и начала рассказ.

 

«Как ты, наверное, уже знаешь со слов этой стервы Миранды, Аида предала нас - ушла к людям, вместе с твоей дочерью Джерой... Она оставила после себя только короткую записку, в которой предлагала переехать в Столицу и мне. Я, разумеется, даже думать об этом не стала... Я не приходила так долго потому, что всё это время думала, что ты мертв... Я нашла то место, где на тебя напали и обнаружила там твое тело... А, буквально три месяца назад, захватив одну из военных баз Миранды, я обнаружила упоминания о тебе. Я сразу же бросилась домой, раскопала могилу, где похоронила «тебя» - гроб был пуст. То тело, что я обнаружила, было лишь иллюзией, созданной императрицей. Тогда я бросилась искать тебя и, наконец, обнаружила...

Но давай поговорим лучше о твоей дочери. Мне... Мне трудно и больно тебе об этом говорить, но ей уже завтра исполнится восемнадцать лет... Жаль, что ты не смог воспитать, нет, даже просто увидеть, как она растет сама... Я пыталась, честно, я старалась всеми силами забрать её из Столицы. Восемь лет я не могла этого сделать, ведь я сама тогда была еще ребенком, но потом я довольно скоро смогла найти Аиду. Сначала попыталась договориться с ней мирным путем, потом хотела выкрасть девочку, но украсть восьмилетнего ребенка оказалось не так просто. Тем более, что Миранда была настороже. Её прихвостни постоянно были рядом с Джерой... Всё, что мне оставалось — просто следить за ней и ждать подходящего момента, который всё никак не желал наступать...

Знаешь, твоя дочь стала прекрасной девушкой. Она очень похожа на тебя, в том числе определенными чертами характера... Она не слишком общительна, настоящим другом считает только одного человека. К сожалению, этот человек — Джекил, сын Миранды. Эта сволочь придумала поразительно четкий и изощренный план, как отомстить тебе за Кайрона и один из пунктов этого плана — свести вместе Джеру и Джекила. Причем, я сомневаюсь, что развязка этих отношений будет светлой и радостной...

К счастью, план Миранды хоть и умен, но не всё пошло так идеально, как она хотела. Главное её разочарование — Джекил. Она рассчитывала увидеть в сыне своеобразную реинкарнацию Кайрона. Такую же сволочь, как и он, которая пусть и будет мило щебетать с Джерой, но с куда большей радостью причинит ей страшную боль и страдания. Однако, расчет императрицы оказался ошибочным. Джекил вырос во вполне обычного парня, который вместо того, чтобы душить маленьких котят, предпочитает гулять вместе с Джерой по набережной. Думаю, он даже любит твою дочь, хотя насколько крепка их любовь - неизвестно.

Боюсь, что сейчас освободить тебя я не могу. Я боюсь за Джеру, она сейчас в городе и, если я попытаюсь тебя выпустить, Миранда наверняка успеет сделать с ней что-то ужасное. Я проникну в город за ней завтра, завтра же мы и нападем на лабораторию.

Но, должна тебе сказать, учить эту красавицу тебе придется с самых азов. Она упорная, физически сильная, воля к жизни у неё не меньше, чем у тебя, но когда дело доходит до самозащиты — она просто начинает действовать на инстинктах, не думая. Она не владеет даже начальными навыками ведения боя, не говоря уже о магических навыках. Всё вышеперечисленное в полной мере проявилось три года назад, когда Миранда послала к ней какого-то психопата, чтобы тот искалечил её и заставил страдать. Сама я этого не видела и не была там, но Миранда прикрепила к воротнику рубашки этого маньяка крохотную камеру. Видео с неё и камер наблюдения в подъезде, где произошло нападение, сохранилось в одном из архивов, и я смогла выкрасть его и посмотреть дома. Не переживай, физически твоя дочь тогда не пострадала, но ей пришлось в первый раз в жизни убить человека. Но как она его убила! Зарезала флаконом духов, который предварительно разбила о стену. Если бы этот психопат был чуточку бдительнее, ему бы не стоило труда увернуться и выбить флакон у неё из рук. Тогда бы Джере уже ничего не помогло. По сути, её спас эффект неожиданности, вот и всё».

 

                Ах, черт. Время... - тяжело вздохнула Фейрана, подходя, судя по звуку шагов, к панели управления капсулой, - Прости меня еще раз, что не могу освободить тебя здесь и сейчас... Мне придется снова погрузить тебя в сон, но этот будет совсем недолгим. Просто потерпи немного, хорошо? Твое заключение скоро закончится.

На панели управления что-то противно запищало и разум Даре`эльмира вновь погрузился в небытие.

 

Глава XIII

 

Однако, проснуться ему было суждено немного раньше, чем он ожидал. Сначала он подумал, что Фейрана пришла к нему, но в комнате царила гробовая тишина. Да и жидкость, заполнявшую капсулу, никто не торопился спускать. Вместе с этим, Даре'эльмир чувствовал колоссальные объемы Тёмной энергии, окружавшие его.

«Я... Надо же... Мне удалось проснуться самостоятельно... Что ж... Если план Фейраны провалится, я вскоре смогу выбраться сам. А пока... Постараюсь помочь им», - подумал он, подчиняя энергию себе и направляя её в нужное русло.

 

Когда Фейрана и Джера наконец достигли лаборатории, они обнаружили, что встречать их некому. Чародейка, идя туда, ожидала столкнуться на своём пути с элитными солдатами Миранды, но не встретила никого. Только подойдя к входу она поняла, что случилось. Элитные солдаты лежали мертвыми у дверей. На их лицах очевидно выделялись симптомы заболевания вирусом Кендры. Только эти успели умереть намного раньше, чем обычные зараженные.

 

Очень скоро Даре`эльмир услышал в своей комнате шаги.

                Даре`эльмир! - услышал он голос Фейраны.

Она торопливо подошла к панели управления. Однако, кроме её шагов были и другие. Кто-то неуверенно стоял у входа, не осмеливаясь ступить хотя бы на шаг ближе. Сердце у Даре`эльмира сжалось.

«Неужели...»

Но тут жидкость из капсулы ушла, маска и прикрепленные к его венам трубки автоматически отсоединились, стеклянная панель спереди открылась.

Даре`эльмир едва успел схватиться за стенку капсулы, чтобы не упасть. Он заходился в кашле, жадно глотая воздух.

                Даре`эльмир! - снова окликнула его Фейрана, подходя к брату.

Еще несколько секунд он стоял полусогнувшись, приходя в себя. Потом выпрямился. Правда, сестра чуть не опрокинула его, бросившись ему на шею. Она сильно повзрослела, но во многом всё же осталась той самой девочкой, что и многие годы назад. Всё такая же, симпатичная, но не сказать, чтобы особо красивая. Маленький рост, совсем худая, если не сказать костлявая. Всё такая же аккуратная до идеальности темно-красная коса, а чистые голубые глаза светятся искренним безмерным счастьем.

                Фейрана... - сказал он хриплым голосом, обнимая её

Но тут Демон поднял взгляд и увидел третьего участника этой милой семейной сцены. Слабость сразу покинула его, как будто он и не был всё это время в анабиозе, перемежавшимся пытками.

Успокоившись, сестра представила стоявшую у входа незнакомку, но в этом не было необходимости. С шоком в глазах он смотрел на эту совсем молодую девушку, которая казалась бы здесь совершенной лишней, если бы не её глаза. Зелено-голубые с узким черным вертикальным зрачком смотрели на него с испугом и удивлением. Даре`эльмир смотрел на её лицо и узнавал себя. Такое же худое лицо, тонкие губы, глаза, отдельные серебряные пряди среди густых черных волос. К тому же, он долгое время сомневался, удалось ли Кендре осуществить свой план и сделать так, чтобы генетически Джера стала её дочерью. Теперь, глядя на девушку, он мог с абсолютной уверенностью сказать: да, удалось. Он смотрел на неё и не видел ничего от Аиды.

Однако, если закрыть глаза на внешние схожести девушки с Даре`эльмиром, понять, что она делает здесь, незнакомому человеку было бы крайне сложно. Черный жакет сделанный под кожу, расклешенные черные брюки, белая блузка, черные сапоги на высоких каблуках, маленькая сумочка, старательно нанесенная косметика — ну что делать такой городской моднице здесь, в тюрьме для крайне опасного для страны демона? Сейчас, правда, её безупречный вид был несколько испорчен отразившимся на её лице шоком. Было заметно, что Фейрана вырвала её из лап Миранды, ничего толком не объясняя, в страшной спешке. Теперь глаза несчастной ясно выражали «Господи, зачем я здесь? За что мне всё это?». На отца она смотрела с искренним ужасом.

«Воображаю, чего ей про меня наговорила Аида... Да и Миранда тоже, наверняка не стеснялась высказать ей всё... Кого она теперь видит, смотря на меня?»

Так они и смотрели бы друг на друга целую вечность, но Фейрана отвлекла их.

                Даре`эльмир... Нам нужно идти. Миранда наверняка уже отправила сюда своих солдат.

                Да, конечно, - очнулся Даре`эльмир, поворачиваясь к сестре, - Наш старый дом вы, надеюсь, Миранде не сдали?

                Нет. Я сейчас открою портал, - ответила Фейрана, поворачиваясь к стене и делая пас руками.

                Кстати, а Аида... - спросил Даре`эльмир, уже догадываясь, какой ответ получит.

                Прости, но я не успела её спасти. Когда я пришла за ними, она уже была мертва.

Джера вся сжалась у входа и зажмурилась, пытаясь сдержать слезы. Даре`эльмир посмотрел на неё с сочувствием. Пусть Аида и была предательницей, всё же он был благодарен ей хотя бы за то, что она выносила в своем чреве Джеру и заботилась о ней всё это время.

Но тут портал озарил комнату красным светом. Даре`эльмир вошел.

 

Их особняк за всё время ничуть не изменился. Всё такой же одинокий, но родной. Приятно было вернуться в этот дом, с которым столь многое было связано.

                В вашей с Аидой комнате я ничего не трогала. Только убиралась там время от времени... Джеру поселим в той комнате, где жила её мать до того, как вы стали делить одну спальню. Все бумаги, которые я там нашла, я сложила на стол в твоей комнате. Думаю, будет справедливо, если именно ты, её любимый человек, станешь распоряжаться ими... А сейчас, думаю, нам всем не помешало бы хорошенько отдохнуть.

 

Глава XIV

 

Впрочем, долго отдыхать Даре`эльмир не стал. Он и так прекрасно «отдохнул» в капсуле за последние 18 лет. Так что очень скоро воин встал с кровати и прошел на кухню, где обнаружил мирно пьющую крепкий черный чай сестру.

                                    Тоже не спишь? - спросил он, садясь рядом.

                                    Угу... Сегодня за день столько всего случилось... Пока впечатления не остынут, точно не усну.

                                    А Джера? Она у себя в комнате?

                                    Да. Бедняжка, вся её жизнь рухнула в один миг... Жила себе эти восемнадцать лет такой милой городской модницей. Ходила в школу, общалась с друзьями, встречалась с Джекилом... А теперь мать её мертва, Миранда объявила за ней охоту, а жить ей придется с нами. Совершенно чуждыми ей людьми.

                                    Не позавидуешь, это верно... Здесь ей придется очень нелегко. Там, в Столице, она, максимум, хорошо занималась на уроках физкультуры в школе, но здесь ей придется выкладываться в полную силу, а ценой ошибки может стать нечто куда большее, чем плохая оценка в школьном журнале...

                                    Всё-таки будешь учить её?

                                    А как же иначе? Только дам ей пару дней на адаптацию, чтобы отошла от шока и хоть немного привыкла к нашему обществу и ритму жизни. К тому же, эти несколько дней не помешают и мне. Нужно прийти в форму.

                                    Тогда и мне не помешает сдуть пыль со старых учебников по магии. Физическая атака — это, конечно, хорошо, но и магия в бою часто оказывается не лишней, думаю, за эти годы ты имел шанс убедится в этом.

Даре`эльмир кивнул.

                Наша задача в том, чтобы сделать из неё боеспособного воина в кратчайшие сроки. Миранда не собирается ждать, пока мы закончим обучение Джеры, она будет бить сильнее всего именно сейчас, поскольку считает мою дочь слабым звеном. Она понимает, что если Джера сравняется, или, по меньшей мере, приблизится к моему уровню мастерства, нас уже будет не остановить.

                 Умно. Но Даре`эльмир, - на лице Фейраны появилась хитрая ухмылка, - Как ты думаешь, кого она поставит в авангарде своего войска? Кто, как она считает должен принести ей на блюдечке наши головы?

Даре`эльмир хмыкнул.

                Неужели Джекил?

Фейрана указала на него пальцем, как бы говоря «в точку».

                А Джекил «любит» её и не хочет причинять ей вред? Тогда война может интересно обернуться.

                Ты как-то странно выделил слово «любит». Думаешь, они только думают, что испытывают друг к другу высокие чувства?

                Знаешь, Фейрана... Я, конечно, могу ошибаться, но в семье Миранды низменные чувства всегда преобладали над высокими. Возможно, сын императрицы и любит мою дочь, но я уверен, что его стремление отомстить мне за отца пересилит это благородное чувство... Вероятно, он даже будет готов переступить через труп Джеры, лишь бы добраться до меня... Однако, пока эта влюбленность может сыграть нам на руку.

                Может ты и прав, но... Я видела их вместе. Поверь, Джекил ничуть не похож на своего отца, или мать. Впрочем... Вряд ли стоит ожидать счастливой развязки этой истории. В этом ты прав... Слишком уж много боли наши семейства нанесли друг другу.

                Дело даже не в этом. Дело в Миранде. Союз Джеры и Джекила мог бы стать основой для мирного разрешения нашего конфликта, но Миранда этого не допустит. Единственный наш шанс установить мир на этих землях — убить её. Но её сын и так зол на меня за убийство Кайрона. Если я убью еще и его мать... Он совершенно точно забудет о своей любви к Джере и постарается смести нас с лица земли всеми силами, которые у него будут в наличии.

                Но он убьет только нас с тобой. А Джера?

                Ну, даже если она не слишком расстроится из-за наших смертей, и убийца заберет её себе, то со временем он просто возненавидит её. Он будет смотреть в её глаза и видеть меня. Убийцу его родителей. Рано или поздно его чаша ненависти переполнится, и кто знает, что он сделает с Джерой. В лучшем случае, отошлет её подальше, сделав невольной затворницей, а в худшем... Даже не хочу об этом думать.

                 Мой бедный муж просто обожал пытать таких, как ты... У него была бурная фантазия... Как думаешь, Джекил будет так же изобретателен?.. Интересно, увижу ли я в глазах сына тот же блеск, что и у Кайрона, когда он засыпет раскаленные угли тебе в глазницы? - вспомнились Даре`эльмиру слова Миранды.

                В общем, Джере лучше поскорее разочароваться в своем любимом, так по-твоему? - спросила у него Фейрана.

                Да. И поскорее избавиться от иллюзий. Впрочем, ей придется это сделать и без нашей помощи. Когда она окажется посреди жестокой битвы, будучи по колено в крови, ей будет уже не до них.

                Господи, кажется даже нам не выпало за жизнь столько испытаний...

                Ну конечно, Фейрана. Уже забыла, как плакала мне в плащ, когда я уходил из дома Винсента и Лючии? Или как Кайрон на твоих глазах пытал Камиру и потом перешел к тебе?

                Нет, но мы уже тогда понимали, что жизнь полна жестокости и боли, а Джера... Она совершенно не готова к тому, что ей придется пережить, и к тому, что ты ей пророчишь. Она все эти годы жила в достатке, все её лелеяли и берегли, боясь лишний раз грубое слово сказать. А сейчас Джера попала в совершенно другой мир, где никто не собирается с ней возиться. Солдаты Миранды с радостью надругаются над ней, отрубят голову и отправят её в Столицу, ты будешь беречь дочь всеми силами, но я уверена, что учить её станешь по своим спартанским методам.

Даре`эльмир усмехнулся.

                Это точно. Но что делать, иначе ей не выжить...

Несколько секунд они молчали.

                Что ты так смотришь? - спросила Фейрана у Даре`эльмира.

                Просто... Всё не могу поверить, что ты так выросла... Последний раз я видел тебя маленькой девчонкой, а теперь ты... Совсем взрослая.

Сестра улыбнулась.

                Зато ты ничуть не изменился, хотя должен был на порядок постареть.

Даре`эльмир тепло обнял сестру.

 

                Джера! Поднимайся! Сколько можно спать?

Девушка недовольно заворочалась и открыла глаза. Увидев над собой лицо отца, она посмотрела как бы удивленно, но сразу же отвернулась.

                Что? А сколько времени? - рассеяно спросила она.

                Ужасно поздно. Шесть утра.

                Сколько?!

                Давай поднимайся! У нас еще много работы. Ты же не думала, что будешь прохлаждаться, пока мы с Фейраной не уничтожим Миранду? Вставай, одевайся, и поскорее! Я подожду тебя у входа в комнату.

Джера раздраженно посмотрела на него, но вторжение отца было настолько внезапным, что она не нашла слов, чтобы высказать свое негодование и послушно поднялась с кровати. Даре`эльмир вышел.

 

                Ну, нет. Так не пойдет, - сказал он позже, увидев гламурный «прикид» дочери, - Другой одежды у тебя нет?

                У меня не было времени на сборы, когда тетя пришла за мной! - злобно ответила Джера.

                Всё ясно. Фейрана! - крикнул Даре`эльмир в коридор.

Из кухни послышалось какое-то копошение. Вскоре всё затихло и из дверного проема высунулась сестра Даре`эльмира, держа в руках чашку кофе.

                Клянусь Седьмым, что такое? Я чуть печеньем не подавилась...

                Сладкого есть меньше надо. Но, неважно. Ты можешь отвлечься и помочь Джере подобрать одежду? Создай ей с помощью магии какой-нибудь практичный наряд, хорошо? Она только из-за одних каблуков себе ноги переломает.

                Ладно. Мне не сложно.

Фейрана с Джерой закрылись в комнате, а Даре`эльмир вышел во двор. На специальной отдельно изготовленной стойке уже красовалась новая, созданная специально для Джеры катана, по свойствам неотличимая от меча её отца. Воин взял меч и выполнил несколько простых приемов, чтобы лишний раз убедиться, что магические навыки не подвели его и клинок, созданный для дочери, ни в чем не уступает его собственному мечу.

Но опасаться было нечего. Качество меча было великолепным, так что Демон вернул его на стойку, взял свою катану и начал разминаться. Не сказать, что в этом была какая-то страшная необходимость, просто он хотел хоть чем-то занять себя, пока Джера не подошла. 

Когда его дочь наконец-то вышла из дому, она была одета примерно, как и он сам. Похожее черное пальто с серебряными наплечниками, перчатки, черные же штаны и сапоги с невысоким каблуком, не то, что её прежние туфли.

                Ну что, так лучше? - спросила вышедшая вместе с ней Фейрана, показывая на новый наряд девушки.

                Намного. Спасибо, Фейрана.

Чародейка развернулась и ушла обратно в дом.

«Опять сметет с кухни всё сладкое...», - усмехнувшись, подумал Даре`эльмир, - «Восемнадцать лет прошло, а ничего так и не изменилось...»

                Джера! Не стой просто так, подойди сюда, - сказал он дочери.

Девушка неуверенно направилась к нему. Воин взял её меч со стойки и протянул его ей.

                Возьми.

Джера, без толики энтузиазма на лице, взяла из его рук оружие.

                Ты там, в людском городе, вообще проходила хоть какую-то физическую подготовку? - спросил Даре`эльмир, отходя от дочери на нужную для ближнего боя дистанцию.

                Ну... В школе по физкультуре у меня была твердая «пять».

Даре`эльмир усмехнулся.

                Превосходно. Ладно, посмотрим, как ты будешь держаться.

 

В первую же тренировку Демон выжал из Джеры все силы. Даже когда она падала на колени и говорила, что больше не может, он заставлял её встать, взять в руки меч и продолжить. Эта тренировка почти не принесла никаких значительных плодов, чего Даре`эльмир от неё и не ждал. Но всё же, это был первый и несомненно важный шаг для превращения Джеры в воительницу.

                Ладно, хватит на сегодня, - бессердечно сказал ей отец, заканчивая тренировку.

Джера, даже не скрывая своего облегчения, шумно выдохнула.

                Отдохни полчаса, потом тобой займется Фейрана.

                Что? Еще и...

                А ты что ожидала? Конечно, будет тяжело. В конце концов ты теперь не представительница золотой молодежи, а объект охоты, не забывай об этом.

 

На следующий день тренировка повторилась. Даре'эльмир упорно не желал проявлять сострадание к дочери, сколько бы она не жаловалась на боли в мышцах. Сначала обучение основным приемам фехтования, потом долгие и изнурительные физические упражнения на выносливость, силу, гибкость и черт знает, что ещё. Когда же Даре'эльмир делал вывод, что на сегодня он измучил дочь достаточно, то передавал её в руки Фейраны, где Джера могла отдохнуть физически и просто сосредоточится на изучении магической теории.

 

Глава XV


          Джера поначалу просто страдала, не в состоянии выполнить хоть что-то, из того, что требовал её отец. Однако, со временем она начала привыкать к каждодневному напряжению и нагрузкам.

                Отец! У меня получилось! Получилось! - однажды обрадованно закричала она отцу.

                Не прошло и года, - улыбнулся Даре'эльмир, - Молодец. Давай ещё раз.

После этого случая, у Джеры появился азарт. Она с двойным усердием стала тренироваться, уже не жаловалась на трудности. Теперь, если у неё не получалось выполнить тот, или иной приём, она раздраженно морщилась, но брала в руки меч и пробовала снова. Появился энтузиазм, а вместе с ним и новые успехи. Даре'эльмиру нравился её настрой.

Зато Фейрана стала неистовствовать. Очень скоро стали случиться первые стычки с солдатами Миранды. Однажды, возвращаясь с одной из таких стычек, Даре'эльмир застал такую картину: Джера с его сестрой сидели в одной комнате, причём Фейрана с явной злобой что-то ей говорила, втирая ей в ладони какую-то мазь.

                Господи, руки у тебя стали... - только успел он услышать её ворчание.

Увидев его, её глаза полыхнули злобой. Она встала со стула, взяла в руки первый попавшийся учебник по теории магии и набросилась на брата.

                - Тиран! Изверг! Да как так можно с родной дочерью! На ней же живого места нет! Варвар! - ругалась она, сыпя на него ударами со всех сторон.

Джера вскочила.

                Тетушка!

                Сиди! - злобно крикнула на неё Фейрана, - А тебя, братец, я сейчас самого на ремешки пошью! Гад! Диктатор!

                Фейрана! Успокойся! - Даре'эльмир выхватил из её рук учебник.

                Не расслабляйся! У женщин подручные средства не единственное оружие! - сказала ему сестра, бросаясь в бой со своим маникюром.

Джера хотела уже броситься к ним, но Даре'эльмир остановил её.

                Джера, не лезь. Это просто обычные проявления сестринской любви, - сказал он с улыбкой, уклоняясь от фейрановских когтей.

Вскоре Фейрана более или менее успокоилась и уже не лезла в бой, а просто стала злобно глядеть на него.

                Как так можно? Да ты же её скоро совсем замучаешь! Ты видел её руки? Да на них кожа как кора! На ней живого места не осталось, всё в синяках, ссадинах! И нет, чтобы дать ей хотя бы передышку! На один день! На один! Не наступит же конец света, если она один день не будет заниматься!

                Тетушка! - не выдержала Джера, - Отец же хочет, как лучше, в конце-то концов!

                Ага, как лучше! Этот изверг тебя совсем искалечит скоро! И вообще, сядь обратно, у тебя ещё крем на руках не высох!

                Джера, стой. Вот скажи мне: ты сама хочешь себе выходной? Фейрана, молчи, я сейчас к дочери обращаюсь.

                Нет! У меня только стало хоть что-то получаться! Я просто не могу сейчас позволить себе это.

                Вот, видишь? - сказал сестре Даре'эльмир, показывая на дочь.

                Да ты её запугал просто... - с досадой ответила Фейрана.

                Она взрослая и самостоятельная девушка, имеет право сама решать, что ей делать и что говорить. И уж наверное, она лучше нас с тобой знает, нужен ли ей перерыв.

                Ну... Ладно... Но я всё равно не успокоюсь, ты же знаешь.

                Знаю. Теперь, если разговор окончен, я бы хотел сходить в душ.

                Иди. Тиран кровожадный.

 

Но, как бы не буйствовала Фейрана, тренировки продолжились. Джера всё больше совершенствовалась, становилась сильнее, быстрее, опытнее. Боялась она только одного: реального боя, убийств. Но, убивать вооружённых людей оказалось не так сложно, как она ожидала. Конечно, первые сражения давались ей нелегко, но раскаяние наступало уже после боя, когда все враги уже лежали мертвыми, а выстрелы и крики сменялись затишьем. Сражалась же она весьма неплохо для своего уровня. Судя по всему, девушка всё-таки унаследовала часть талантов от отца.

Для Даре'эльмира же в плане военщины ничего принципиально не поменялось, он даже разочаровался. Он ожидал по меньшей мере перевооружения мирандовской армии. Но нет. Всё осталось на своих местах. Впрочем, как он позже признал, это было закономерно. В конце концов первая война изрядно потрепала Империю и первоприоритетной задачей императрицы было всё же отстроить города и наладить экономику. На переоснащение армии, очевидно, попросту не хватило казны.

                Ой, города она отстраивала, - с сарказмом ответила на его выводы Фейрана как-то перед завтраком, с решительным видом стоя позади Джеры с расческой в руках, - Ей бы со своими любовницами разобраться. Знаешь же, что после смерти Кайрона у неё в мозгах что-то заклинило и с ориентацией начались проблемы?

                Чего уж тут удивительного? - пожал плечами Даре`эльмир, отпивая из кружки горячий чай, - Женщина не должна заниматься пытками и тем более получать от этого удовольствие, постоянно думать о ведении военных действий и вместо вечернего платья подбирать доспех покрепче. Неудивительно, что она стала забывать, к какому полу принадлежит. К тому же, её муж тоже был ярым охотником за удовольствиями и не чурался откровенных извращений. Так что в этом плане у неё был превосходный пример для подражания.

                Вполне вероятно, что ты прав. Так что смотри, а то родную дочь доведешь до такого же состояния.

                Перестань. Вы с ней постоянно занимаетесь этими вашими женскими причудами. Что думали, я не замечу, что на вчерашней тренировке Джера была с накрашенными ногтями? И все эти крема, косметика...

                Что делать, если вы, мужчины, так неприхотливы? Ты вот побреешься утром — и всё, красивый. А у нас, у женщин, целый ритуал.

                Мне кажется, вы себе только лишний раз жизнь усложняете. Ну вот красишься ты, Фейрана, каждый день — для кого? Для имперских солдат?

                Даре`эльмир, ты такой наивный. Если женщина красится — то только для себя родимой!

                Ладно, делай, что хочешь...  Кстати, что там люди? Не было каких-то крупных передвижений войск, или чего-то подобного?

                Да нет. Сидят себе в лагерях, да трясутся от страха. После вчерашней битвы, вы с Джерой сильно поубавили их пыл.

                Вот и прекрасно. Будет больше времени на тренировки. Так, Джера? Или не будем ничего делать сегодня? Ты последних две недели полностью выкладываешься и результаты при этом впечатляют. Думаю, выходной ты заслужила.

                Ага, заботливый какой. Да он просто меня боится, потому-то и предлагает тебе отдохнуть. Да чтобы этот садист среброволосый добровольно дал кому-то передышку... Ха! - ехидно высказалась Фейрана.

                Да чего тебя боятся! Что ты меня, по голени бить будешь?

                Почему именно по голени?

                Да потому что выше ты не дотянешься.

                ДАРЕ`ЭЛЬМИР! Я тебя сейчас этой расческой...

                Тетушка, не отвлекайся, пожалуйста, - поспешила предотвратить очередную эпическую битву Джера.

                Тоже мне, понимаешь, гиганты нашлись... - со злобой в голосе Фейрана вернулась к расчесыванию джериных волос, - Сами ростом под два метра, честному демону жить не дают... Ну ничего, зато я юркая и в меня попасть сложно.

                А нам окрестности осматривать легко, - усмехнулась Джера.

Даре`эльмир улыбнулся, Фейрана рассмеялась.

                Ладно, закончила я с твоими волосами. Давайте завтракать.

 

Примерно три года война шла примерно так же, как большую часть времени до убийства Кайрона. Миранда атаковала, Даре`эльмир отбивал атаки и огрызался в ответ, но вырваться вперед не мог никто. Причем, первый год, когда охоту возглавлял Джекил, война шла совсем тихо. Сын Миранды хотя и жаждал отомстить за своего «отца-героя», всё же боялся нанести вред любимой Джере

Тот факт, что на Аракте разворачивается демоническая версия пьесы «Ромео и Джульетта», Даре`эльмира ничуть не радовал и с каждым днем тяготил всё больше. Сам он весьма скептически относился к искренности чувств принца.

Но вот Джера всё не желала признавать, что ей так или иначе придется поднять меч против своего возлюбленного, хотя это разногласие не мешало ей всё больше сближаться с отцом и Фейраной. Если первые дни своего проживания среди них, она по возможности старалась их избегать, сидела подолгу у себя в комнате, то теперь стала считать себя полноценным членом их небольшой семьи. Она стала уважать их, была благодарна отцу за его уроки, причем не только по фехтованию. Даре`эльмир открыл ей глаза на очень многие вещи. Его жизненный опыт был немалым и он охотно делился им с Джерой.

Сам Демон тоже сблизился с дочерью. В его глазах всё чаще можно было увидеть чувство гордости за Джеру, а порой и искреннюю родительскую теплоту. По обыкновению, он не проявлял своих эмоций слишком ярко, но дочь уже научилась различать их по скудным признакам, проявлявшимся на его лице.

 

Глава XVI

 

И вот однажды, спустя три года после освобождения Даре`эльмира, состоялась очередная стычка его семьи с людьми Миранды на территории одного небольшого поля близ вражеского лагеря. Ничего примечательного в этом сражении не было, Демон видел уже многие сотни таких схваток. Он мог бы отправить на этот бой одну Джеру, но всё надеялся, что Миранда покажется из своего укрытия и скрестит с ним клинки, однако нет. Только Джекил всё пытался достать его, но сыну императрицы явно не хватало опыта и мастерства даже для того, чтобы продержаться в бою с Даре`эльмиром больше минуты. Вот и в этот раз он отчаянно пытался нагнать Демона, но Джера отвлекала внимание мстителя на себя. В этом не было необходимости, хотя воин понимал, почему его дочь каждый раз делает это. Она понимала, что он не посмотрит на то, что Джекил её возлюбленный и разрубит его напополам при первой возможности. Так что она, как могла, пыталась разделить их, отводя одного от другого. Что ж, это работало. Обычно, к концу боя Джекилу удавалось сбежать, а Даре`эльмир не хотел тратить время на его поимку, так как не видел в молодом парне серьезной угрозы.

                Джера! Не лезь! У меня с твоим отцом свои счеты! - услышал он в очередной раз позади себя голос императорского наследника.

Джера молчала. Даре`эльмир зарубил ближайшего к себе солдата и воспользовался мгновением, чтобы обернуться и посмотреть, как там его дочь. Людских солдат к тому времени осталось очень немного и Джера могла сосредоточится на Джекиле, которого уверенно теснила, стараясь увести подальше от отца.

Но тут Демон услышал яростный крик еще одного солдата, который бежал к нему с саблей наголо. Ему пришлось отвлечься на него и двух его друзей, норовивших атаковать следом. Когда же он обернулся к дочери в следующий раз, дабы удостоверится, всё ли в порядке, то в этот раз ситуация оказалась не так удачна для Джеры. Джекил, похоже, набрался решимости и хотел прикончить Даре`эльмира здесь и сейчас. И он с удвоенным упорством стал отвечать на её атаки, постепенно заставляя её перейти в защиту. В груди у Даре`эльмира похолодело от ужаса, когда он пробил её блок и ударил девушку кинжалом куда-то под ребра.

                Джера! - крикнул он, слыша как еще двое солдат бегут к нему.

В душе его закипела жгучая ярость. Он одним рывком развернулся и ударил, убив сразу обоих. Потом бросился к Джекилу, который склонился над раненой, что-то ей говоря.

«Ублюдок! Убью на месте!», - со злобой подумал Даре`эльмир, занося руку для удара.

Джекил обернулся в последний момент. Лезвие катаны было уже в милиметре от его щеки. Даре`эльмир уже готовился ощутить горячие брызги крови на своем лице, но парень, чуть не поседев от страха, всё же успел применить заклинание Телепортации. Меч Демона прошел по пустому месту.

Впрочем, это было уже не важно. Даре`эльмир бросился к дочери. Джера лежала на траве, тряслась и тихо стонала.

                Тише, тише... Убери руки, покажи рану...

Увидев рану, нанесенную Джекилом, воин облегченно вздохнул.

                Не бойся. Она выглядит страшнее, чем есть на самом деле... Фейрана лечила и похуже... Только зажми её. Вот так...

Джера взвыла от боли. В глазах её был страх. Это была её первая более или менее серьезная рана за всё время.

                Потерпи немного. Сейчас я позову сестру, она поможет.

Даре`эльмир выпрямился и пустил в небо сноп красных искр. Не успел он опустить руку, как в его шею что-то вонзилось. Это был дротик с какой-то белой жидкостью. Демон сразу вытащил его, но большая часть жидкости всё же успела войти в его вены. Он поднял голову по направлению к источнику выстрела и увидел её. Миранда стояла на холме на безопасном расстоянии и смотрела на него. Рядом с ней лежал снайпер, держа в руках, похоже, транквилизаторную винтовку. Даре`эльмиру даже не пришлось подходить ближе, чтобы представить себе ухмылку на лице императрицы, с которой она смотрела на них.

Они бы еще долго «любовались» друг на друга, если бы не открылся портал и Фейрана не засуетилась бы над Джерой. Миранда повела рукой и они со снайпером исчезли в яркой вспышке магического телепорта. Даре`эльмир почувствовал злобу, но сразу подавил её и бросился помогать сестре.

 

Рана, нанесенная Джере, действительно оказалась не такой уж серьезной. Фейрана даже решила не штопать её, а потратить побольше усилий и полностью исцелить ранение магией. Ей это неплохо удалось, но шрам всё равно остался, чего у опытных целителей обычно не происходит.

                 Ну знаешь, Школа Исцеления — отдельная, очень объемная и сложная в изучении отрасль магического искусства. Некоторые всю жизнь тратят на то, чтобы полностью постичь её и всё равно к концу своего существования осознают, что всё изученное ими — маленькая капля в океанских водах. А меня вообще учили как мага Школы Уничтожения, для общего развития давая начальные знания из других Школ! Так что не жалуйся. Есть шрам, ну и что? Заживет, - устало рухнула в кресло Фейрана.

                Ну, тетушка, я бы не сказала, что ты однозначно принадлежишь только к Школе Уничтожения, а другие Школы изучаешь поверхностно. Судя по тому, что я успела увидеть, ты владеешь довольно сложными заклинаниями, например, из Школы Изменения.

                Ну да, но всё это я изучала уже после окончания основного курса. Когда я достигла совершеннолетия, но еще не знала о том, что твой отец томится в заточении, у меня было несколько лет, чтобы всерьез заняться магической техникой Расширения Сознания. Эта техника невероятно сложна. Её суть заключается в том, чтобы сначала несколько месяцев готовить свой разум с помощью не самых простых умственных упражнений к особому магическому ритуалу, причем для послушника риск остается велик, даже не смотря на самую усердную подготовку. Зато если ритуал проходит успешно, просыпаешься ты уже совсем другим. Это потрясающее чувство, когда ты впервые ощущаешь, как раздвигаются границы твоего сознания. Те заклинания, которые ты считал самыми сложными, произносить становится так же легко, как пускать магические искры в небо, так как теперь твой разум может контролировать несколько сложных процессов одновременно. Все эти разрозненные, сложные для понимания элементы заклинания вдруг складываются в единую, идеальную систему. И ведь это только первая ступень техники. Я прошла несколько ступеней, пока не поняла, что пора остановится.

                Ты остановилась из-за высокого риска? И что же угрожает тем, кто не смог пройти ритуал?

                Сумасшествие в большинстве случаев. Зачастую не нужно быть чародеем, чтобы понять, что происходит с такими послушниками, достаточно обладать знаниями в психиатрии. Различные психозы, шизофрении, ты сама себе можешь это представить. И вернуть несчастного к нормальному состоянию невозможно никоим образом, по той простой причине, что мы достигли уже Седьмой знает каких вершин и в магическом искусстве и в технологиях, но до сих пор затрудняемся даже предположить, что же такое разум, что такое душа, представляют ли они собой единое целое, или существуют параллельно друг другу, иногда пересекаясь.  Впрочем, когда мы наконец постигнем эти истины, нас не будет ожидать ничего, кроме вымирания.  Понятия «разум» и «душа» неразрывно связаны и, несомненно, для смертных постижение их можно приравнять к постижению Бога. Но такого не должно случится. Помнишь, как в людских религиях? «Мы бедные овечки, идущие за пастырем». И так должно остаться. Зачем нам станет нужен пастырь, если мы постигнем всё, что знает он? Более того, мы ведь поймем, что он, скотина такая, нас всё это время сначала состригал с нас всю шерсть, а потом безжалостно расчленял в сарае на шашлыки!.. Всё эти явления и закономерности одинаковы, что здесь, что в планах выше. Бог — он как король, или император, которому выгодно, чтобы землю пахали необразованные крестьяне, не знающие своих прав и истинных возможностей. 

                Но почему же ты тогда продолжаешь верить в них?

                Потому что от них по-прежнему зависит очень многое в нашей жизни. Они создали нас, подталкивали на пути развития, наказывали за проступки. Да, их при всем желании нельзя назвать великими гуманистами, но только они поддерживают нашу жизнь и обеспечивают наше существование. Я считаю, что их следует чтить хотя бы за это. А вот для моего брата та часть про овец и необразованных крестьян кажется более весомой в этом вопросе. Я не виню его, ведь это его выбор и его собственная философия, которая тоже имеет право на жизнь. В конце концов никто из ныне живущих не может сказать, что постиг Бога, следовательно все наши догадки и предположения могут оказаться в корне неправильны. Может права я, может прав Даре`эльмир, а может мы оба ходим впотьмах, даже не подозревая о истинной сущности божественного. На эту тему создано уже бесчисленное множество теорий — все они могут оказаться неправильными. Или могут сложиться в единую идеальную систему, как сложное заклинание, смысл которого непонятен для непосвященного, - улыбнулась Фейрана.

Но тут в дверь постучался Даре`эльмир. Услышав сестринское «Входи, не стесняйся», он вошел.

                Ну, у вас всё в порядке?

                Да, я даже полностью залечила рану Джеры. Отдохнет, выспится — и завтра будет как новенькая. Так что я думаю, наш план обучения не сорвется из-за её нездоровья. Завтра смело сможешь вести её на тренировку.

                Прекрасно, - Даре`эльмир попытался улыбнуться, но вдруг болезненно поморщился и коснулся виска.

                Что с тобой? - обеспокоено спросила Фейрана.

                Ничего страшного. Голова что-то разболелась, ерунда.

                Иди отдохни.

                Нет. Нужно еще кое-что доделать, - ответил он, выходя из комнаты.

 

Но легче ему не становилось. Под вечер он почувствовал себя невыносимо плохо и лег спать на несколько часов раньше обычного. Дочь и сестра тогда не придали этому значения — Даре`эльмир постоянно запирался у себя в комнате и черт знает чем там занимался. Точно можно было утверждать, что он что-то внимательно изучал и делал какие-то записи — его запасы бумаги и пишущих приспособлений постоянно уменьшались и он часто пополнял их. Другое дело, что свои записи он всегда успевал прятать, прежде чем в его комнату зайдет Фейрана. Причем прятал он их в стол, замок в котором был сделан из металла, блокирующего магию, так что заклинания чародейки тут были бесполезны, взлому её никто не учил, а куда брат прятал ключ было той еще загадкой.

 

Беспокоиться девушки стали на следующий день. Они уже сели завтракать, а из комнаты Даре`эльмира не было и звука, хотя обычно он просыпался по меньшей мере на час раньше них. Зато, когда он всё-таки вышел, Фейрана побледнела как мел. Она никогда не видела брата таким. Вид у него был совершенно измученный, черные круги под глазами, и без того бледная кожа теперь казалась совсем белой. В таком состоянии он казался совсем худым, кожа словно туго обтягивала череп. Он поднял на девушек свои глаза, его взгляд был затуманен, но в нем всё еще можно было разглядеть рвущийся к жизни разум.

                Прости, Джера, - прохрипел он чужим голосом, - Боюсь, сегодня придется обойтись без тренировки... Я, похоже, сегодня из комнаты вообще не выберусь...

                Даре`эльмир, клянусь Седьмым, что с тобой? - вернула себе дар речи Фейрана.

Демон устало потер виски.

                Не знаю... Вернусь к себе...

Он ушел, с явным трудом переставляя ноги и держась за стену. Фейрана вскочила.

                Черт возьми, да он даже в детстве никогда не болел! Даже когда я кашляла на него всевозможными заразами...

Она бросилась за братом. Джера проводила её обеспокоенным взглядом.

 

Фейрана ворвалась в комнату брата. Он сидел на кровати, сжимая пальцами виски.

                 Даре`эльмир!

                Фейрана, ради Седьмого, не кричи...

                Попробуй не кричать, когда родной брат выглядит, как ходячий труп.

                Что, всё настолько плохо? - мрачно усмехнулся воин.

                Ты смотрелся в зеркало?.. Хотя, конечно нет. Иначе заметил бы вот это, - сказала Фейрана, доставая карманное зеркальце.

Тут Даре`эльмиру поплохело окончательно. На его шее, как раз на том месте, куда во время вчерашней битвы попал дротик, появились маленькие белые пятна. Демон посмотрел на сестру неожиданно для своего состояния серьезным и сосредоточенным взглядом.

                Джеру в мою комнату не пускать ни при каких условиях.

                Тот дротик, про который ты мне говорил, он у тебя?

                Да. На столе.

                Я немедленно пойду к Джере и попрошу её захватить одну из лабораторий, где изучается вирус Аиды, и набрать его там побольше. Если твоя болезнь имеет Святое происхождение, есть только один шанс её излечить.

Даре`эльмир кивнул.

 

С тех пор в их доме не утихала работа. И Даре`эльмир и Фейрана прекрасно осознавали, что их семью ждет тяжелая борьба за жизнь первого. Мало кто выживал после Святой болезни. В своё время Святой мор предопределил победу Миранды в войне, вырезав большую часть демонического населения Аракта. Выживали единицы и мало кто их них выздоравливал, не получив осложнений разной степени тяжести, вплоть до увечий.

Но семья встретила испытание с решительностью. Не показав признаков паники, Фейрана и Джера приступили к неутихающей работе. Сестра Даре`эльмира проводила бессонные ночи, ухаживая за братом, изучая Святой вирус и наблюдая, помогает ли больному вирус Кендры и инъекции Темной материи. Сама девушка при этом сильно рисковала заразится самой, но она была единственным, кто хоть как-то мог помочь брату выжить. Джера же в основном занималась налетами на лаборатории Миранды, из которых крала образцы вируса Кендры.

И всё-таки самое тяжелое досталось Даре`эльмиру. Он страдал, болезнь старалась разрушить его изнутри. Светлые пятна на коже горели адским пламенем, мучила лихорадка. Виски разрывало непрекращающейся болью. Но он упорно цеплялся за жизнь, не желая умирать ни при каких условиях.

 

На четвертый день болезни Даре`эльмир начал бредить. Фейрана пыталась успокоить его словами, но он даже не слышал её. Сестре было больно видеть его в таком состоянии. Переломив себя, она села работать, закрыв глаза на бессвязный шепот брата. Но внезапно она отложила ручку и резко обернулась к Даре`эльмиру.

                Кендра... - шептал он, - Кендра... Почему же так вышло... Разве ты заслужила такой участи... Кендра...

Фейрана сорвалась со стула, села на край кровати и склонилась к Даре`эльмиру.

                Кто такая Кендра, брат?

Воин заметался во сне.

                Я ведь всегда тебя любил... Единственную... Ты не дала мне окончательно превратится в чудовище... Ты дала мне Джеру... Думаешь, я забыл тебя? - Даре`эльмир усмехнулся, - Мы с тобой договорились, чтобы я не винил себя, если с тобой что-то произойдет... Что то, что ты делаешь — это твой осознанный выбор... Но я не знаю... Джера появилась на свет, благодаря тебе и ты спасла нас с Фейраной давным-давно... Ценой страшного наказания... Винишь ли ты меня в этом?.. Если бы ты могла сказать мне хоть слово... И если мне суждено умереть, я умер бы спокойно... Но ты далеко... Я даже не могу предположить насколько... Быть может, ты забыла меня... Нет, мы с тобой пережили слишком многое... Я люблю тебя... Всё бы сейчас отдал, лишь бы увидеть тебя... Или, по меньшей мере, познакомить тебя с дочерью... Нет, не суждено... Разве может моя прогнившая и насквозь пропахшая кровью душа заслуживать встречи с такой, как ты? Нет... Нет, я подохну здесь, на Аракте... Ты даже не узнаешь об этом... И это прекрасно... Такой Темный ангел, как ты, не должен печалится о Демоне с Аракта... Но Джера... и Фейрана... Помолись за них своей Госпоже.

Он повернул голову набок и затих, дрожа от озноба. Фейрана встала с кровати и заботливо накрыла его одеялом.

                Спи. Я буду рядом... - прошептала она, поглаживая его по голове.

Чародейка выпрямилась и села за стол.

«Но кто же такая эта Кендра, о которой он говорил?.. Может, он по каким-то причинам стал так называть Аиду? «Джера появилась на свет, благодаря тебе»... Но почему он тогда говорил о маловозможной встрече с ней? Ведь по факту, встреча с Аидой вообще невозможна, она мертва... Да и не стал бы он с такой горечью метаться, говорить ей о своей любви. И кто такая эта Госпожа, черт возьми?», - думала она, - «Ладно, конкретно сейчас это всё не важно. Сначала Даре`эльмира нужно вытащить из могилы, потом уже разберемся и с Кендрой, и с Госпожой...»

 

Через два часа, когда Фейрана уже собралась делать ему очередную инъекцию вируса Кендры, приступ повторился.

                Кто же я такой?.. Рожденный демонами, но не демон... Вертикальные зрачки, черная кровь... Грязное отродье, выродок... Сколько раз я слышал в свой адрес такое?.. Но почему же я родился таким?.. Во мне нет ничего от них... Даже Фейрана... Я люблю её как сестру, она столь же дорога мне, как Джера, но... Имею ли я право назвать её своей сестрой?.. Что сделало меня таким?.. Не демон, не человек, не ангел... Моя черная кровь разъедает их белые крылья... Меч разрывает алую человеческую плоть... Без жалости, без раскаяния... С самого своего детства я несу смерть... Почему?.. Я чувствую, что-то иное... Что всегда жило во мне... Три стороны: демоны, ангелы, люди... Но Кендра говорила о Госпоже... Четвертая...

Увидев, что приступ прошел, Фейрана села на край кровати, взяла его руку, и повернула её к себе. Вены Даре`эльмира были исколоты. Она делала ему инъекции всё чаще и чаще, но белые пятна на коже не исчезали, а лучше Демону не становилось.

Все же ей удалось найти небольшой участок, где уколов было меньше всего и ввести в кровь брата вирус Кендры. Она села за стол и вернулась к своим записям, запомнив, однако, слова Даре`эльмира.

 

Еще через какое-то время, вечером, Демон пришел в себя. Лицо его было похоже на посмертную маску, глаза потускнели. В таком состоянии воин казался куда более худым, чем был на самом деле. Болезнь безжалостно точила его и выпивала все силы.

Он поднял измученный взгляд на сестру.

                Бредил? - спросил он хриплым голосом.

                Да, - ответила девушка, вставая из-за стола.

                Много?

                Немало. Вот, выпей, - Фейрана подала ему стакан воды и помогла пить.

                И что же я наговорил?

«А, беспокоится всё-таки, как бы не сболтнуть лишнего», - мысленно усмехнулась чародейка.

                Неважно. Лучше не загружай себя лишними размышлениями. Как встанешь на ноги, обсудим всё.

                Если встану... - мрачно заметил Даре`эльмир.

                Куда ты денешься. Столько лет с Мирандой сражался, шел один против целой орды, теперь собрался помирать от какой-то болячки?

Даре`эльмир посмотрел на сестру со строгостью.

                Ты же понимаешь, что это не тот случай. Не обижайся, я знаю, что ты стараешься, не спишь ночами, но инъекции вируса и Темной материи не помогают ни на йоту, а мне всё хуже... Так что давай смотреть здраво на вещи.

Фейрана посмотрела на него с горечью. Брат отвернулся. Он терпеть не мог, когда его жалели.

                Даре`эльмир... Может, стоит позвать...

                Нет! Мы уже это обсуждали, ни в коем... - речь Демона прервалась кашлем.

Девушка подала ему платок. Воин приложил его к губам, кашляя, потом вернул его сестре.

                Может... Может это твой последний шанс встретится с дочерью, - сказала она, разглядывая свежие следы черной крови на платке.

Даре`эльмир тяжело вздохнул, думая.

                Ну... Хорошо. Только сделай ей инъекцию Материи. Это должно дать кратковременный иммунитет незараженной, так ведь?

                Да. Судя по моим исследованиям, твою болезнь сложно передать воздушно-капельным путем, она передается только бытовым и половым путями, а также через кровь.

                Ты что, на крысах это исследовала? - усмехнулся воин.

                Такой же болезнью Миранда убила свою мать. Материалы о ней сохранились в имперских архивах. Так что Джере не составило труда пробиться туда и выкрасть данные. Я вообще поражаюсь, как ты в таком состоянии умудряешься проявлять сарказм. Кстати, среди других демонов болезнь стала распространятся от служанки, которая контактировала с вещами больной и, то ли из-за невнимательности, то ли из-за неграмотности, не попыталась хотя бы помыть руки, чтобы обезопасить себя... Ладно, не буду тебя загружать. Пойду за Джерой.

                Иди. Только прошу тебя, сделай всё, чтобы она не заразилась.

                Будь покоен, постараюсь.

 

Фейрана вышла. Вскоре дверь в комнату открылась и вошла Джера. Увидев отца, она была шокирована и сначала отвернулась, но затем снова подняла на него голову. В её глазах сквозила боль.

                Джера... Подойди, - сказал он, с жалостью смотря на неё.

Внезапно Даре`эльмир стал в полной мере осознавать близость смерти.

«Неужели я вижу дочь в последний раз? И неужели она запомнит меня таким? Немощным, иссушенным долгой борьбой с этой чертовой заразой ничтожеством, которому даже руку поднять сродни подвигу... Черт возьми, не так я хотел умереть, измучив и их, и себя...»

Джера торопливо подошла к нему и села рядом.

                Почему так происходит, отец? Разве ты заслужил такой смерти? Таких страданий? - произнесла она с горечью в голосе.

Даре`эльмир усмехнулся.

                Ты говоришь прямо как своя мать... Она постоянно это повторяла... А я постоянно спорил с ней.

                Разве это не очевидно?  Ты столько сделал для нас с Фейраной и для моей матери, как бы она к тебе не относилась. Я знаю, ты ненавидишь себя за все эти убийства, но ты ведь доказал, что умеешь приносить в мир не только это. Ты подарил нам жизнь и защитил нас от Миранды, которая, уж точно, кроме боли ничего не несет с собой.

                Допустим, я спас вас троих. Но те солдаты тоже были отцами, братьями и сыновьями и тоже несли с собой много хорошего. Не все ведь из них были садистами и кровожадными убийцами. Многие шли в рядах армии просто потому, что им приказали... А я убивал их тысячами... То, что у меня не было выбора, на практике ничего не значит. Своими оправданиями я не накормлю и не утешу сотни оставшихся без мужской руки семей... Да и вас я заставляю страдать. Будь у меня выбор, умер бы от пули. Вы с Фейраной погоревали бы, да забыли. А так, лежу тут, выкашливая собственные легкие вот уже неделю, а вы мучаетесь, с пеной у рта пытаетесь помочь, хотя понимаете, что шанс выжить у меня меньше, чем крохотный... Всё надеетесь, зная, что надеждой здесь не помочь.

Джера молчала, держа его руку.

                Джера... У меня к вам с Фейраной одна просьба — не хороните меня, пока моё сердце будет способно хоть на что-то. Я знаю, что нахожусь одной ногой в гробу, но... Я не хочу вас бросать. А раз так, буду цепляться за данный мне шанс, пока тело не сдастся окончательно...

                Хорошо, отец.

                 Но и с энтузиазмом не переусердствуйте... Хотя, мой внешний вид вряд ли способен настроить на позитивные эмоции... Да, и еще одна важная деталь: мне бы очень не хотелось, чтобы вы воевали с Мирандой без меня. Это наше с ней противостояние. За всё эти годы оно стало настолько личным, что вы с Фейраной тут ни к чему. Это не ваш конфликт... Проблема в том, что императрица вам не даст покоя даже после моей смерти, несмотря на то, что моя погибель равносильна её победе. Если бы я не знал, насколько она стервозна, я бы сказал вам уезжать, но она не даст вам это сделать... Так что, боюсь, новая война неизбежна. Но молю вас: если всё же появится возможность – уезжайте. Здесь, на Аракте, вы не сможете жить, как понимают это слово моралисты и философы. После Миранды придут и другие, они не дадут вам ни времени, ни сил, чтобы нравственно исцелиться. Здесь станете такими же, как я... Машинами смерти, псами войны, называйте как угодно... Поэтому, уезжайте. Найди себе любимого человека, создай семью, Джера. Да и Фейране уже давно пора, иначе так и останется старой девой... Только не дайте войне стать вашей жизнью, как это стало со мной...

Даре`эльмир вдруг стал чувствовать себя хуже. Стало холодно, в висках запульсировала боль.

                 Черт возьми, опять начинается... Иди, Джера. Очень скоро я уже не смогу сказать ничего вразумительного, а смотреть на меня в таком состоянии нужды нет. Будет только хуже... Иди к Фейране, она проследит, чтобы после контакта со мной, ты не смогла заразиться...

Джера внезапно наклонилась и обняла его.

                 Мы сделаем всё, как ты сказал, отец... Ты только держись, хорошо?

Напоследок, она поцеловала его в лоб. У Даре`эльмира уже не было сил, чтобы остановить её и даже просто упрекнуть за риск.

«Надеюсь, из-за этого невинного проявления родственной любви Фейране не придется копать две могилы...», - подумал он.

Джера ободряюще улыбнулась ему, уходя.

 

Этот приступ оказался куда более тяжким, чем ожидал приготовившийся к обычным страданиям Даре`эльмир. Начался он, действительно, как обычно. Озноб, температура, светлые пятна начали гореть болью. Однако уже к полуночи его состояние приблизилось к критическому. Он начал слепнуть, каждую клетку тела разрывала боль. Била лихорадка. Фейрана испробовала всё и теперь сходила с ума, не зная, как ему помочь. На ватных ногах она прошла в свою комнату и рухнула на колени перед иконой Седьмого дракона.

                 Седьмой дракон, вестник Бога... Молю тебя... Даре`эльмир умирает... - из последних сил проговорила она, дрожа всем телом.

Джера, стоявшая в это время в проходе, ахнула. Фейран повернулась к ней

                 Джера... Сядь со мной... Знаю, ты неверующая... Но я не знаю, чем еще могу ему помочь...

Слезы отчаяния покатились по щекам чародейки.

 

Проснувшись рядом с братом на следующее утро, девушка готова была закричать от горя. Даре`эльмир лежал неподвижно. Она бросилась к нему, стала щупать пульс, но руки тряслись и не желали слушаться. Наконец, ей это удалось, и она с явным облегчением выдохнула. Даре`эльмир жил.

Но весь этот день он так и пролежал, совершенно тихо. Он не просыпался, даже приступов новых не было. Фейрана начала всерьез опасаться. Неизвестно, чего можно было ждать от болезни. Что если она необратимо поразила нервную систему? И Демон никогда больше не проснется?

«По крайней мере, он жив», - успокаивала она себя, - «А такое состояние... Что ж, после того, что случилось вчера, оно вполне справедливо. В любом случае, остается только ждать. Я ничего не смогу для него сделать, гадая.».

 

К счастью, опасения оказались беспочвенными. На следующий день, рано утром, Даре`эльмир всё-таки проснулся. Причем, выглядел он явно лучше прежнего. Только бледнота, черные круги под глазами, да больной взгляд напоминали о болезни.

                 Даре`эльмир! Ты выглядишь лучше. Как самочувствие? - воодушевленно бросилась к нему сестра.

                 По сравнению с тем, что было пару дней назад... Неплохо... Только давай не будем торопить события, хорошо? - прохрипел Даре`эльмир

                 Как скажешь. Хотя, думаю, после того, что ты пережил, болезнь вернуться уже не сможет... Ладно, не буду тебе докучать. Отдыхай. Если нам повезет, через три-четыре дня встанешь на ноги.

                 Посмотрим.

 

Глава XVII

 

Несмотря на просьбу больного подождать с празднованием, Фейрана очень скоро стала такой, какой была. Как будто и не металась всю эту неделю в отчаянных попытках хоть что-то предпринять. На её лице теперь всё чаще сияла улыбка, в глазах зажглись огоньки. Она видела, что брат выздоравливает и радости её не было предела. Джеру Даре`эльмир категорически отказывался впускать в свою комнату, но он догадывался, что Фейрана ей уже всё рассказала.

Ему действительно становилось лучше. Сильных приступов больше не было, а те, что были, переносились почти без усилий. На границах белых пятен появился темно-серый обод — главный знак того, что болезнь отступает. Очень скоро Даре`эльмир смог встать. Фейрана, увидев его, чуть не поседела и сразу бросилась укладывать его обратно.

                 Ты с ума сошел! Только что с того света вытащили! - возмущалась она, - Лежи! Тебе еще рано!

Он всё еще слабым, но уверенным движением отпихнул её.

                 Фейрана, я всю эту неделю так пролежал. Больше мне, поверь, не хочется.

                 Не ляжешь сам, я тебя уложу!

                 Уложила бы, будь у тебя роста побольше, а так... - усмехнулся он.

                 ДАРЕ`ЭЛЬМИР! Я сейчас тебе за это сама ноги переломаю! Тогда точно не встанешь! - как обычно взбесилась она, при намеке на её миниатюрный рост.

В конце концов ей удалось вернуть брата на место.

                 Одно хорошо: раз есть силы надо мной подшучивать — значит точно скоро будешь носиться по полю боя, как прежде, - проворчала она, вводя ему в кровь очередную порцию Материи.

Даре`эльмир усмехнулся в ответ.

 

Через несколько дней войска Миранды подошли к дому Демона. Должно быть, императрица рассчитывала, что Даре`эльмир уже покоится в могиле, а это значит, что осталось только ворваться в дом и без особых хлопот захватить сломленных горем Джеру и Фейрану.

Каково же было её «удивление», когда она увидела спокойного и уверенного Демона, вышедшего вместе с Джерой из дверей дома, крепко держа в руке возлюбленную катану.

                 К-какого черта?! - трясясь от злобы, прошипела она, до боли сжав руку в кулак, - Ублюдок! УБИТЬ ЕГО! СЕЙЧАС ЖЕ!

«Будем надеяться, болезнь достаточно его ослабила... А если нет, он пожалеет о своем выздоровлении, я об этом позабочусь!» - подумала она, уходя к поджидавшей её машине.

За императрицу! За Империю! - слышала она крики, позади себя.

«Кого я обманываю? Эти тупые, грязные молокососы даже против полумертвого Даре`эльмира не выстоят...», - думала она, сидя в машине, отъезжающей с поля боя и смотря через окно, как Демон раскидывает её солдат, «Черт! Черт-черт-черт! Эта болезнь вырезала почти всё демоническое население и даже мою мать-полудракона! Что же с этой мразью не так? Почему эта чертова тварь не может никак сдохнуть! Сукин сын!»

 

                 Отец! Она уезжает! - крикнула Джера Даре`эльмиру, найдя удобный момент в гуще сражения, - Не хочешь покончить с ней?

                 Нет. Пусть побесится эту пару дней, а мы позлорадствуем. Видела, как её перекосило? Черт возьми, ради этого стоило бороться со своей болезнью! - крикнул в ответ Демон, разрубая очередного солдата.

Клинок вошел жертве в правое плечо, у основания шеи, описал дугу и вышел ниже левой руки. Кровь горячим фонтаном брызнула воину в лицо. Теперь Даре`эльмир чувствовал себя по-настоящему здоровым. Тело наполнилось силой, разум посвежел, сердце забилось чаще. Он резко развернулся и отрубил голову подбежавшему на опасную дистанцию солдату. Позади этого несчастного стоял другой. Боец трясся от страха, выпученными глазами смотря на Даре`льмира. Он едва держал в руках саблю. Лицо Демона исказила жутковатая улыбка.

                 Ну, что же ты стоишь? Нападай! Покажи, на что способен! - крикнул ему Даре`эльмир.

                 Отец! Осторожно! - услышал он голос Джеры за спиной.

И действительно, воспользовавшись моментом, очередной солдат с криком бросился к воину. Даре`эльмир выпустил ему кишки, даже не посмотрев на нападавшего. Стоящий в нескольких метрах трус побелел, с ужасом смотря на беспомощно трепыхающегося сослуживца. Демон, всё так же не отводя взгляда от трусливого солдата, добил свою жертву.

                 Что же ты не нападаешь? Умирать за свою императрицу оказалось не так приятно, как ты думал? Что, убивать детей и насиловать девушек куда лучше и веселее, чем столкнуться лицом к лицу с тем, кто может дать отпор? Так возьми себя, наконец, в руки и атакуй! По крайней мере, умрешь мужчиной! Давай, чего ждешь!

«Ах, кровь бьет в голову, я знаю... Как монах сдерживает себя от соблазна, так и я каждый раз сдерживаю в себе этого зверя... В бою чувства должны быть холодными и никакой жажды крови... Но только не в этот раз...»

Даре`эльмир рассмеялся негромким смехом. Трус стоял, не в силах шевельнуться даже для того, чтобы стереть со лба капли пота, стекающие по лицу. Демон вынул меч из груди предыдущей жертвы и направился к нему.

                 Надо было тебе сбежать из армии в первый же день, друг мой. Ты ведь знаешь, я всё равно тебя убью.

Солдат хотел бежать, но Даре`эльмир достиг его одним рывком и разрубил голову горизонтальным ударом. Врагов поблизости больше не оказалось. Демон развернулся, ища глазами дочь. Когда он её увидел, она как раз убивала последнего солдата.

                 Всё хорошо? Ты не ранена? - подошел воин к дочери.

                 Нет, - покачала она головой, тяжело дыша, - А ты? Может, болезнь?

                 Нет, я в порядке. Пойдем к ручью, надо умыться. В таком виде Фейрана нас домой не пустит.

 

                 Вообще, я удивлена, что ты дал Миранде бежать. Мне кажется, это был прекрасный момент для атаки. Разве это не твой стиль — использовать все преимущества? - спросила Джера, умывая лицо от брызг крови.

                 Ничего, это не фатально. Бежать ей очень скоро станет некуда. Если она захотела убить меня с помощью болезни, лишив себя радости наблюдать за моей агонией, значит ресурсов для ведения войны у неё осталось немного. Она зажата в угол, а значит, пойдет на любые меры, чтобы нас уничтожить. И допустит какую-нибудь ошибку... И тогда я снесу ей голову. У меня нет сомнений, что так и будет. Боюсь только одного: потерять контроль над собой... Со мной это и так бывает очень редко, но когда эта стерва будет у меня в руках... Я боюсь, что не вынесу, впаду в ярость и не успокоюсь, пока от её трупа не останется лишь кровавое месиво.

                 Ты всегда умел сохранять самообладание. Даже, когда мне угрожала смертельная опасность, ты был холоден. Думаю, и в этот раз ты не позволишь себе проявить эмоции на поле боя

                 Ты не понимаешь, Джера. Миранда — особый случай. Я ненавижу её. Ненавижу всей душой. Мне иногда кажется, я твою мать так сильно не любил, как ненавижу эту стерву. Я еще не родился, а она уже начинала ломать мою жизнь. Из-за неё мы с Фейраной стали убийцами, из-за неё вынуждены страдать. Я говорил тебе это много раз, Джера, насилие — это болезнь. Если ты причиняешь боль, тем более, если убиваешь — ты разлагаешься. Какой бы ни был мотив... Я уже не смогу жить в мире. Всю свою сознательную жизнь я убивал. Я стал жаден до крови. Эта красная жидкость стала настолько привычной вещью, что воспринимается как нечто необходимое, без чего прожить уже нельзя... Я психически болен — и всё из-за одного человека — из-за неё. Миранда... Уже из-за одного этого имени в душе просыпается что-то страшное... Поскорее бы встретится с ней на равных и покончить со всем.

                 Я бы сказала тебе, что ты слишком категоричен в своих суждениях, что в тебе осталось много хорошего, за что мы с тетушкой тебя любим, что ты всё преувеличиваешь... Но ты ведь меня всё равно не послушаешь, верно? - улыбнулась Джера.

Даре`эльмир усмехнулся.

                 Ты опять говоришь прямо как мать... У тебя даже тон такой же. Только голос чуть больше похож на мой... Она постоянно корила меня за ненависть к самому себе. Знала бы ты, как мне не хватает этих колких упреков...

                 Отец... Что случилось между тобой и матерью? Почему вы стали так друг к другу относиться? Знаешь, перед тем, как умереть, она отдала мне письмо... Она... Она писала, чтобы я бежала от Миранды. Бежала, куда угодно, но только не к Фейране, если та найдет меня. Она говорила, что Фейрана почти точно высвободит тебя... Мать просто умоляла меня в этом письме не слушать ни тебя, ни её. Писала ужасные вещи... Что ты безжалостен, бесчувственен, что готов убить даже меня, если я вдруг буду сопротивляться, потому что лучше убить меня собственноручно, чем ждать, пока я попаду в руки Миранды. Она говорила, что ты даже в близких видишь инструмент и что ты даже Фейрану отдал обучаться магии для того, чтобы она ради исполнения твоих целей убивала людей... Сам понимаешь, с какими чувствами я входила в ту лабораторию, где ты был заперт... Но потом, знаешь, чем больше проходило времени, тем более я сомневалась в этом письме. Теперь я смотрю на тебя и понимаю, что всё, каждое слово, в нем — неправда. Ты любишь, ты чувствуешь, разве не так? Иначе, зачем тебе всё это? Разве будет бесчувственный человек ненавидеть себя за убийства, придерживаться принципов, бороться за свою семью? И ты любишь меня, любишь Фейрану, и... И я верю, что ты любил мою мать, иначе бы и меня не существовало... Но что могло между вами случиться? За что она так возненавидела тебя? Скажи мне, пожалуйста!

Даре`эльмир с горечью в глазах посмотрел на дочь.

«Что ты со мной творишь, Джера?.. Я ведь не могу рассказать ей о Кендре, о той любви, что нас соединяла... А ей нужно об этом знать...»

                 Может, когда-нибудь я расскажу тебе, Джера. Но сегодня явно не время... Касательно Аиды, тебе нужно знать только, что я действительно поступил с ней не лучшим образом... Сейчас понимаю, что тогда был жесток... Так что не принимай меня за невинного... Давай не будем возвращаться к этой теме, хорошо? Когда придет время, я сам подниму этот вопрос... А сейчас, нам лучше вернуться обратно, - ответил воин, вставая с земли.

 

Предсказания Даре`эльмира относительно Миранды сбылись. Императрица отчаянно пыталась уничтожить Демона, отправляя на самоубийственные задания те крохотные остатки армии, что у неё оставались, с каждой неудачной попыткой всё больше погружаясь в пучины безумия. Она истерила, её обычные приступы ярости теперь были особо страшны. Однажды она даже зарубила ни в чем не повинного солдата, принесшего весть об очередном поражении в бою с Даре`эльмиром. Неудивительно, что многие её приближенные начали сбегать. Не будь её армия столь обескровлена, начались бы бунты. Авторитет главы Империи стремительно падал, очень скоро опустившись значительно ниже нуля, точно так же, как и боевой дух армии. Солдаты, казалось, были уже настолько измучены этими бесконечными сражениями, что с какой-то неестественной покорностью шли на убой, даже не пытаясь дать отпор Даре`эльмиру.

Сам же Даре`эльмир, наоборот, чувствовал себя живее всех живых. Ощущая долгожданную победу, он ангелом смерти летал по полям сражений, без оглядки разя деморализованных солдат. Едва ли не первый раз в своей жизни он чувствовал чудовищное нетерпение. В свободное от сражений время он метался в ожидании, когда же Миранда наконец бросит ему вызов, и у него появится возможность закончить войну.

И вскоре Императрица действительно решила это сделать. Она осознала, что выход у неё один — выйти на смертный бой с ненавистным соперником. Она знала, что Даре`эльмир ждет этого боя и что сражаться он будет не на жизнь, а на смерть, да и ей самой придется полностью выложиться. Это сражение должно было стать итоговым, выжить в котором мог только один.

Миранда была абсолютно уверена в своей победе. Это было даже удивительно, учитывая сколько поражений она потерпела с начала войны. Однако, рассудок её всё же не потонул в океане самомнения окончательно, так что она отдала приказ увести большую часть оставшейся армии обратно в Столицу, чтобы в случае её смерти Джекил, её наследник, не оказался перед лицом Даре`эльмира с пустыми руками.

Закончив со своей стороны все приготовления, Миранда отправила к Даре`эльмиру письмо. Ночью её разведчик подкрался к дому демонической семьи и оставил на пороге аккуратный конверт. На обратном пути ему, впрочем, не повезло, и он наткнулся на Джеру, которая проверяла работает ли барьер, созданный с целью обнаруживать проникновение солдат Миранды на территорию дома. Если бы девушка увидела, как разведчик кладет письмо на порог, она, может быть, и отпустила его, а так несчастному пришлось расстаться с головой. Только поднявшись по ступенькам на порог, Джера увидела, с какой целью солдат Империи шнырял по их территории.

                 Посмотрите, что я нашла на пороге, - сказала девушка, показывая родным конверт.

Даре`эльмир закрыл книгу и повернулся к дочери, Фейрана перестала мыть руки и спешно схватила с крючка полотенце.

                 Что это? Миранда решила написать нам письмо? - несколько удивился такому милому со стороны Миранды жесту Демон.

                 Это... Это так трогательно, брат... Как мило, когда родные тебя не забывают... - притворно захныкала Фейрана, - Я не могу слезы сдержать, настолько это душевно...

                 Угу, сейчас откроем, а там обычные мирандовские фразы: «когда же вы сдохнете, грязные, паршивые свиньи, жду не дождусь выколоть ваши нечестивые глаза, посмотреть на вашу агонию...», - усмехнулся Демон, взяв письмо из рук дочери и начиная распечатывать его.

                 Ты не слишком торопишься его открывать? - обеспокоено спросила его сестра, - Вдруг там какой-нибудь «сюрприз» в лучших традициях нашей дражайшей правительницы?

                 Нет, вряд ли. Конверт очень тонкий, там только письмо.

                 Оно может быть заражено.

                 Может быть, но проверить, не открывая его, мы никак не сможем.

                 Мне кажется, ты слишком опрометчив. Ты же прекрасно знаешь Миранду, ну не было никогда такого, чтобы она упустила возможность как-нибудь нам подгадить, извини за выражение.

                 Знаешь, письмо, подкинутое на порог — это слишком очевидная ловушка.

                 Но ты же всё-таки собираешься его открыть, игнорируя мои опасения.

                 Фейрана, я уверен, что с этим письмом всё в порядке. Миранда настроена серьезно, ресурсов у неё почти не осталось...

                 Вот поэтому ей ничего не стоит нашпиговать этот несчастный кусок бумаги какой-нибудь гадостью... Ты так наивен, Даре`эльмир, я просто поражаюсь. Как будто с этой стервой только вчера познакомился.

                 Если не хочешь вскрывать его, иди лучше на улицу. Чтобы не заразиться.

                 Да ладно уж... Умирать, так с вами, - тяжело вздохнула девушка, подходя ближе.

Письмо оказалось совершенно обычным. Выделяло его только качество бумаги, краски и поистине королевское оформление.

                 Надо же. К концу войны Миранда вдруг решила стать честной и благородной? - удивилась Фейрана.

                 Я ведь говорил тебе, что с письмом всё нормально.

                 Да, должна признать, твоя интуиция редко тебя подводила, Даре`эльмир... Но всё равно это было слишком опрометчиво.

                 Хватит уже спорить. Давайте лучше посмотрим, что нам желает сказать «Её Величество», - не вытерпела Джера.

                 Вот, Джера — единственный разумный человек среди нас троих. Тебе бы с неё пример брать, Фейрана, - усмехнулся Даре`эльмир, разворачивая письмо.

Написанное вручную каллиграфическим почерком письмо содержало следующий текст:

 

Дорогой Даре`эльмир!

 

Война между нами тянется вот уже много лет. Одному Богу известно, сколько мы пролили крови, сколько боли нанесли друг другу. На твоей совести смерть моего мужа Кайрона, на моей гибель твоей возлюбленной Аиды. Но сколько еще будет продолжаться это кровопролитие? Сколько жизней еще будет принесено в жертву?

Я предлагаю тебе сойтись в честном бою один на один завтра (11.08.2607) в 12:00 на нашем обычном поле боя, рядом с твоим домом. Сразу предупреждаю: я возьму с собой нескольких доверенных солдат, дабы гарантировать честность поединка. Ты тоже можешь взять с собой спутников, при условии, что на протяжении дуэли они будут стоять в стороне, не принимая участия непосредственно в самом поединке. Сражаться будем насмерть. Пора уже прервать этот порочный круг.

Желаю тебе удачи в грядущей схватке.

 

Миранда де Аракт, императрица Нового Солнца

 

                 Знаешь, мне кажется, это не она писала, - усмехнулась Фейрана, закончив чтение, - Это писал секретарь под диктовку, фильтруя ругательства и оскорбления и редактируя предложения, чтобы они казались вежливыми и уважительными.

                 Да нет, авторство принадлежит Миранде. Она знала, что меня начнет тошнить от этого мерзкого письма. Перечитай первый абзац: «... сколько мы пролили крови, сколько боли нанесли друг другу», «... на моей совести гибель твоей возлюбленной Аиды», «сколько жизней еще будет принесено в жертву». Я смотрю, она так страдала всё это время, через силу своих солдат отправляла против нас, плакала по ночам в подушку от содеянного... Вот только что-то я не помню слез на её лице, когда она пытала меня в своем замке, или когда в ярких красках описывала мне расправу, которую мечтала учинить над вами... Какая же она мразь всё-таки, - поморщился Даре`эльмир, с отвращением отбросив от себя письмо и вставая из-за стола, - Одно хорошо: насчет поединка она настроена действительно серьезно. Послезавтра я наконец её прикончу и дело с концами. Жду не дождусь убить эту тварь.

                 Послезавтра? А сегодня 9-ое? Почему она тогда писала «завтра»?

                 Думаю, Миранда просто рассчитывала, что мы найдем письмо утром, однако на сто процентов быть уверенной в этом она не могла, поэтому и поставила дату в скобках. Так что здесь всё просто и без неожиданностей... Ладно, сейчас уже поздно. Обсудим всё завтра, - сказал Даре`эльмир, уходя в свою комнату.

 

Глава XVIII

 

Весь следующий день не происходило ровным счетом ничего. Те немногие люди, что остались с императрицей в её лагере сидели смирно и не пытались нападать на Даре`эльмира. Демон был солидарен и потому провел день, тренируясь с дочерью. Тренировка прошла весьма удачно. Даре`эльмир не мог не почувствовать чувство гордости, когда наблюдал, как Джера прекрасно выполняет сложнейшие фехтовальные приемы, а когда пришло время скрестить клинки, с приятным удивлением заметил, что этот бой с дочерью едва ли не самый сложный за всё то время, что он воевал с Империей.

Бой улучшил его настроение, так что Демон чувствовал себя прекрасно. Ощущение скорого завершения войны еще больше радовало его. Но вот Джера была довольно мрачна. И отец догадывался почему.

Когда Фейрана с братом собирались ужинать, Джера от еды отказалась, надела свое кожаное пальто и вышла на улицу под предлогом подышать свежим воздухом. Даре`эльмир видел, что ей тяжело и, прождав пару минут, пошел за ней.

Девушка нашлась быстро. Она сидела неподалеку от дома, на том же самом месте, где много лет назад Даре`эльмир и Кендра грелись на солнце и говорили о своих судьбах.

«Она словно чувствует, что это место было для нас чем-то большим, чем просто кусочек земли...», - улыбнулся Даре`эльмир, увидев дочь.

Услышав его шаги, Джера повернула к нему голову.

                 Смотришь на звезды? - спросил отец.

                 Угу...

                 Составить тебе компанию?

                 Если хочешь... Вообще, думаю, так будет даже лучше, иначе одна я просто с ума сойду...

Даре`эльмир присел рядом с ней.

                 Всё боишься за Джекила?

                 Да... Скажи, что всё-таки ты решил сделать с ним, когда Миранды не станет?

                 Я думал об этом... Знаешь, почему мы с Мирандой всё еще сражаемся?

                 Ну, она хочет отомстить тебе за смерть своего мужа, отца Джекила, так? А ты не можешь простить ей, что она убила мою мать, издевалась над тобой в плену и чуть не убила меня.

                 Именно. То есть, мотивы у нас личные, но это только одна сторона вопроса. Кроме желания отомстить, уничтожая империю, я хочу обеспечить вам с Фейраной хоть сколько-нибудь светлое будущее, которого вы на Аракте не найдете.  Поэтому я вас с Фейраной заклинаю: если вдруг я умру от руки Миранды, либо по какой угодно другой причине, до конца войны — продолжайте сражаться с Империей, но уезжайте отсюда при первом же удобном случае. Я уже говорил тебе об этом, когда меня терзала Святая болезнь, но я не устану это повторять... Извини, что отвлекся, мы говорили о Джекиле. Давай рассуждать «по справедливости»: с Мирандой у нас конфликт старый и сугубо личный. Джекил же не сделал мне ничего. Так что, я думаю, выбор за ним. Если он предложит нам мир — мы оставим его и Империю в покое. Если же решит нападать - извини, Джера - я не успокоюсь, пока от Империи не останется кучка тлеющих углей. Такой расклад тебя устраивает?

                 Вполне. Это справедливо... Уверена, Джекил примет правильный выбор. Всё-таки я верю, что он вспомнит всё, что у нас с ним было, то безмятежное время, нашу любовь...

                 А что, у вас с ним было что-то слишком серьезное? - напрягся Даре`эльмир.

                 Отец! Ну что ты сразу всё портишь! Тебе не стыдно?! - возмутилась Джера, - Как ты вообще мог такое подумать? Мне тогда еще восемнадцати не было, естественно любовь между нами была непорочной!..

                 Знаешь, для современных девушек факт «мне тогда еще восемнадцати не было» не значит ровным счетом ничего... Я надеюсь, что у вас с ним ничего не было, учитывая, какая у него мать...

                 Я ведь тебе уже сотню раз говорила, что Джекил другой. Так что перестань, если не хочешь со мной разругаться в пух и прах.

                 Извини меня, Джера, но... скажем так... некоторые факты говорят не в его пользу.

                 Например?

                 Ничего, что он, беспрекословно выполняя указы матери, уверенно вел тебя на эшафот?

                 Знаешь, если бы твоей матерью была Миранда, ты бы тоже побоялся идти против её воли...

                 Это не повод так поступать с тем, кого любишь. Если бы Миранда убила тебя, я бы сделал всё, чтобы найти его и отомстить. И поверь, тот факт, что у него якобы не было выхода, не помешал бы мне это сделать.

                 Откуда ты знаешь, что он хотел, чтобы желание его матери исполнилось? Может, у него был план? Может, он хотел сбежать со мной в последний момент?

                 Почему же тогда он не предупредил тебя? Насколько я помню, Фейрана нашла тебя в подъезде трясущейся от ужаса и отчаяния, не знающей, что будет дальше, что делать и куда идти, а за дверью подъезда уже стояли солдаты, готовые ворваться в дом и схватить тебя, и опоздай моя сестра хотя бы на минуту...

                 Я знаю, отец, - раздраженно, но не повышая голоса прервала его Джера, - Но я уверена, что Джекил не стал бы сидеть сложа руки, зная, что меня собираются убить. А что не предупредил... Может, Миранда предвидела, что он попытается это сделать, и приставила к нему слежку.

                 Что он, не мог незаметно подсунуть записку тебе в карман? Мне кажется, если бы мы с твоей матерью оказались в подобной ситуации, я бы сделал всё, что мог...

                 Может, он решил не рисковать? Если бы его поймали, он бы точно не смог ничего сделать.

                 Ладно, допустим... Но всё равно, я бы на твоем месте не надеялся, что он после завтрашнего боя просто пожмет мне руку и предложит мир. Не забывай, я собираюсь убить его мать. Ты думаешь много ли на свете людей, способных простить подобное?

                 Не знаю... - сказала Джера, отвернувшись.

Даре`эльмир обнял её за плечи.

                 Джера, ты же знаешь, я говорю всё это не потому, что хочу обидеть тебя, или причинить тебе боль. Я хочу тебя сберечь. Ты знаешь, как вы с Фейраной дороги мне. Я не хочу, чтобы вы пострадали из-за него. Признай, ты давно его не видела, кто знает, кем он стал сейчас и на что он способен. Ты можешь быть уверена, что он всё такой же, каким был раньше, но мне такую уверенность взять неоткуда. Поэтому я буду видеть в нем потенциального врага до самого последнего момента. Поэтому я и не успокоюсь, пока он не перестанет представлять угрозы... Просто потому, что хочу защитить тебя. Фейране всё равно на то, с кем воевать. Что Мирана, что Джекил, она видит одно — Империю... Но Джекил знает о твоих чувствах к нему. И если он решит ударить туда... Я бы хотел, чтобы всё кончилось хорошо, но... От наших желаний зависит не столь многое. Лучше послушаться голоса разума, чем потом сходить с ума от чувства вины и смотреть на твои страдания... Меньше всего я хочу, чтобы ты страдала сверх того, что тебе пришлось пережить за эти четыре года.

Джера повернулась к отцу и обняла его.

                 За себя я боюсь меньше всего... Джекил меня не тронет... Я боюсь, что он сглупит и нападет на тебя. А ты ведь церемониться с ним не станешь... Отрубишь ему голову, он даже понять ничего не успеет... Или вдруг он придумает, как убить тебя и сможет это сделать... Я боюсь этого. Я не хочу терять никого из вас двоих... Потому, мне страшно идти завтра на поединок... Господи, хоть бы он не стал мстить... Мне кажется, я этого не переживу...

                 Успокойся, Джера... Есть ведь еще такой вариант, что Миранда победит меня. Вот тогда действительно хуже уже не будет...

                 Да нет, ты насадишь её на меч через минуту, в этом у меня нет сомнений.

                 Как знать... В прошлый раз она пырнула меня кинжалом в живот.

                 Тогда у неё было преимущество за счет эффекта неожиданности.

                 Нет, Миранду не стоит недооценивать. Она умелый боец.

                 Но ведь и ты не вчера взял в руки меч. Нет, я в тебя верю, всё будет хорошо.

Даре`эльмир усмехнулся.

                 Хорошо, что хотя вы с Фейраной в меня верите.

 

Когда на следующий день семья достигла места встречи, Миранда вместе со своим эскортом уже ждала их.

                 Будьте начеку, хорошо? Нет никакой гарантии, что её сопровождающие не нападут на нас, когда станут понимать, что императрица проигрывает, - сказал Даре`эльмир Джере и Фейране.

                 Я тебе больше скажу: будет удивительно, если они на нас не нападут, - усмехнулась Фейрана.

                 Откуда вы знаете, может Миранда на склоне жизни захотела исправиться и стать благодетельной? - хмыкнула Джера.

                 Возможно. Но проверять, пожалуй, не будем. Моя жизнь мне всё еще слишком дорога.

                 Не проверяй, не надо. Просто иди и убей её. Пора уже закончить это кровопролитие. Идем, - Фейрана сделала шаг вперед по направлению к «арене», где должен был состояться поединок.

Даре`эльмир двинулся за ней. Он выглядел совершенно спокойным.

                 Ты как раз вовремя, - поприветствовала его Миранда, - Не ожидала от тебя такой пунктуальности.

Демон сделал несколько шагов вперед, заходя на арену, границы которой люди уже обозначили. Джера и Фейрана остались стоять вне обширного круга.

Джера вдруг вздрогнула от неожиданности, увидев на противоположной стороне Джекила. Тот тоже заметил её. Это была первая за четыре года возможность увидеть друг друга в относительно спокойной обстановке. Джекил смотрел на девушку с тревогой и сожалением. Теперь он мог во всех подробностях разглядеть результат воссоединения Джеры с отцом. И этот результат, похоже, совсем его не радовал. Сам сын Миранды с тех времен, когда они с Джерой тесно общались, изменился ненамного, но он с ужасом смотрел на фигуру возлюбленной, её новый взгляд. Теперь лицо девушки выглядело куда более серьезным, она уже не была такой милой и не казалась такой юной, как в прежние времена. Впрочем, на бывшего парня она смотрела мягко, как бы говоря: «Я не забыла всё, что было между нами, не волнуйся. Я не зла на тебя. Не ты виноват, что так вышло».

Но тут они оба переключили внимание на дуэлянтов. Миранда усмехнулась Даре`эльмиру, доставая меч из ножен.

                 Готов умереть сегодня? Дочь уже подготовила тебе могилу? - спросила императрица, вставая в боевую стойку.

                 Прекрати, Миранда. Твои фразы звучат настолько банально, аж зубы сводит. Даже твой недоумок Кайрон был оригинальнее, - усмехнулся в ответ Даре`эльмир, призывая свой меч

Джекил яростно сжал кулаки, при упоминании отца. Он с искренней ненавистью смотрел на Демона.

                 Ничего. Сегодня я вырву твой гнилой язык, - продолжая улыбаться, ответила сопернику императрица.

Она немного подняла голову вверх, закрыв глаза. Даре`эльмир ощутил нарастающую в воздухе магию. Внезапно, демоническое красное пламя, начав  с запястий, охватило императрицу. Оно полностью покрыло её тело. Когда же пламя угасло, Миранда выглядела совсем по-другому. Теперь на ней был черный доспех, кроваво-красные перепончатые крылья красовались за спиной, глаза горели ярким пламенем, а голову венчали красные демонические рога.

«Показала свое истинное лицо, значит. Что ж, буду солидарен. Не зря я в конце концов всё это время копил силы», - подумал Даре`эльмир, насмешливо улыбнувшись.

Он закрыл глаза, чувствуя, как закипает в сердце магия. Из его спины вырвались два черных крыла. Одно — материальное, другое — сотканное из Темной энергии. На лезвии меча запылал черный огонь, по венам струилась сила. Демон открыл глаза, всё с такой же насмешкой смотря на противницу.

Джера шокировано смотрела на преобразившегося отца.

                 Э-это нормально? - спросила она у Фейраны.

Чародейка, впрочем, была ненамного меньше удивлена.

                 Ну... Что-то подобное было с ним и раньше. Твоя мать тогда весь день от него не отставала, хотела как можно подробнее изучить этот феномен.

                 А она в этом понимала?

                 Да. Хотя, понимаю тебя — по ней этого не скажешь.

Миранда, тем временем, бросилась в бой. Противники скрестили клинки. 

Темп боя сразу начал нарастать, а удары с обеих сторон становились всё яростнее. И Миранда, и Даре`эльмир были опытными бойцами. Опытными настолько, что одна единственная ошибка в этом бою стала бы решающей. Тем более поражало удивительное для данных обстоятельств самообладание Демона. Императрица периодически шипела, хмурилась, скалилась, когда её выпад был неудачен, или когда приходилось блокировать особенно сильный удар врага. Даре`эльмир же был почти неестественно спокоен, разве что усмехался время от времени. Всё остальное время его лицо ничего не выражало. Однако, было заметно, что это спокойствие обманчиво — удары воина ничуть ни теряли ни в силе, ни в точности. Ни один из них не был нанесен просто так, вслепую, в каждом был смысл. Демон был сосредоточен, внимателен, не допускал ошибок.

А скорость сражения, между тем, всё нарастала. Джера нервно кусала губы, не сводя глаз с отца.

                 Джера, да не сходи ты с ума! - сказала ей Фейрана, когда девушка невольно ахнула, увидев, как в последнюю секунду Даре`эльмир увернулся от особенно опасного выпада, - Твой отец родился с мечом в руках. Не буквально, слава Седьмому. Сейчас он покрасуется перед публикой, да зарубит эту стерву.

                 Тетушка, да как так можно! Он же твой брат, разве ты за него не волнуешься?

                 Я за него волновалась, когда на него из зарослей вылез медведь во время нашей совместной охоты. Вот тогда я чуть не поседела в свои восемь лет. Поверь, Миранда по сравнению с демоническим медведем вообще ничто.

                 Что, хочешь сказать, отец его убил в одиночку? - спросила Джера, не сводя глаз с битвы.

                 Да. Но далось ему это очень нелегко. Ты что, шрамов у него на правом плече и на животе не видела?

                 ОТЕЦ! - крикнула Джера в отчаянии.

                 Тебе не до меня, понятно... Да не трясись ты так, он увернулся, даже прическу не испортил. Пижон проклятый. Говорила же ему сотню раз: ну кто идет на сражение в кожаном пальто! Так нет. Тоже мне, стиляга...

                 Тетушка!

                 Молчу-молчу. Даре`льмир, что ты там возишься? Убей её уже! - крикнула чародейка брату.

«Вот пришла бы сама и убила!», - подумал Даре`эльмир, отражая очередной удар, - «Нашлась мастер меча...»

Миранда просто осыпала его ударами. Демон вполне удачно уворачивался, понимая, однако, что вечно стоять в защите не может.

«Интересно, где она научилась так сражаться? Кайрон ей в подметки не годится, он сражался раза в три хуже... Черт. Надоело!»

Он парировал удар Миранды и контратаковал. Такой наглости императрица не ожидала. Теперь уже ей самой пришлось блокировать удары, не имея возможности ответить. Отразив несколько ударов, она удачно увернулась и взмыла в воздух. Даре`эльмир бросился за ней.

В воздухе бой стал яростнее и зрелищнее. Желание убить Даре`эльмира читалось в каждом ударе Миранды. Её глаза просто полыхали злобой. Но и Демон не был благодушен. Впервые за всё время его губы искривились, выражая презрение, а в глазах появилась ненависть. Но это чувство было холодным, подчиненным разуму Демона. Оно существовало где-то на фоне, в то время как внимательность и сосредоточение играли главную роль.

«Она ошибется. Миранда ошибется, это обязательно», - думала Джера, наблюдая за их схваткой, - «Это то, чему учил меня отец. «Холодные эмоции», он всегда это мне повторял. В бою никогда нельзя позволять чувствам взять вверх, иначе опытный и хладнокровный противник этим обязательно воспользуется... Пусть ярость, ненависть, злоба, скорбь, горе, отчаяние и чувство скорой победы станут фоном. В бою важен только разум — лед, холод. Хладно-кровие. Горячему сердцу можно дать волю уже после схватки, когда всё будет позади. Но пока в руках меч — только разум, только холод... Если Миранда не возьмет себя в руки, то очень скоро что-то сделает не так. Отец этим воспользуется, не может быть иначе».

Только Джера успела это подумать, как Миранда сделала вполне удачный выпад. Даре`эльмир увернулся в последний момент, но её сабля рассекла ему кожу на правом виске. В отместку, Демон чуть было не отрубил ей левую ногу, и на этот раз от инвалидности императрицу спасла только невероятная удача. Тем не менее, воин упорно теснил её обратно, к земле.

Миранда вскоре приземлилась. Лезвие её сабли не выдерживало столь чудовищных нагрузок, а Даре`эльмир всё наступал. Одним ударом он чуть не повалил монаршую особу наземь. Она упала на четвереньки, но быстро сориентировалась, поднялась на ноги и отбежала прочь.

                 Ну что вы стоите?! - крикнула она солдатам, едва отразив удар в спину, - Убейте его!

Солдаты уже готовы были броситься ей на выручку, но Фейрана усмехнулась, сделала пас руками и арена оказалась изолирована магическим барьером, а Джера призвала свой меч и бросилась в атаку.

                 Никто тебе не поможет, Миранда. Неужели ты думала застать нас врасплох такой банальной засадой? Скоро нашему с тобой конфликту придет конец, чувствуешь? - насмешливо улыбался Даре`эльмир, осыпая противницу ударами.

В глазах Миранды он увидел страх

«Нет, нет! Я не могу так умереть! Я императрица, дитя драконов! Я не могу умереть от руки этого безродного выродка! Нет, нет! Седьмой, молю тебя...», - лихорадочно думала она.

Но тут Демон пробил её защиту и нанес удар. Усиленный темной магией клинок проигнорировал броню и нанес диагональную рану от правой стороны бедра до левого плеча. Императрица ахнула и упала на землю. Даре`эльмир облегченно вздохнул.

                 Вот и всё, Ваше Величество, - сказал он, не сдержав улыбки.

Миранда извивалась на земле от боли, безнадежно пытаясь зажать руками огромную рану, из которой фонтаном била кровь. Первый раз в своей жизни Демон просто смотрел на неё, не испытывая желания добить жертву. Впрочем, жить ей и так оставалось недолго. По щекам императрицы полились слезы.

                 Я... Не хочу... Ты... Ты ублюдок... Ты не мог так просто... - заплаканным голосом произнесла она.

Она всхлипнула, потом как-то неестественно дернулась, закатила глаза и затихла.

                 Иди к своему мужу, мразь. Он ждет тебя, - сказал на прощание Даре`эльмир.

Демон поднял голову, смотря на драку за барьером. Джера как раз улучила момент и обернулась к нему.

«Убил...» - с облегчением подумала она, увидев отца, спокойно стоящего у трупа Миранды

Фейрана, улыбнувшись, сняла барьер

                 Что... Мать... НЕТ! - услышали они крик Джекила.

                 Джекил, стой! - крикнула ему Джера, но было уже поздно — наследник со всех ног бежал к месту битвы.

Парень добежал до трупа матери, упал на колени. Убедившись в её смерти, он затрясся в слезах. Потом, не выдержав, схватил меч и набросился на Даре`эльмира.

                 ГРЯЗНЫЙ УБЛЮДОК! Я УБЬЮ ТЕБЯ!

Демон с легкостью заблокировал удар, выбил меч из руки Джекила и повалил того обратно на колени. Лезвие его клинка остановилось в сантиметре от шеи наследника престола. Джера, увидев это, бросилась к ним.

                 Отец! Не надо! - крикнула она.

                 Джера! Стой на месте!

Беспрекословный тон отца заставил её остановится. Даре`эльмир опустил голову обратно к Джекилу.

                 Послушай меня, мальчик. Тебе предстоит занять имперский престол, ведь так? А теперь, посмотри на свою мать и вспомни все те сражения, в которых ты успел поучаствовать. Видишь? Она теперь ничем не отличается от тех солдат, что погибли из-за её желания покончить со мной. Ты помнишь, сколько таких осталось лежать на полях сражений? Думаешь, ты единственный, кто в итоге остался сиротой из-за этой глупой войны? Думаешь, ты единственный, кто испытал страшную боль, потеряв близких? Их были тысячи. Твоя мать отправляла их против меня, а я убивал, потому что не хотел оказаться в той ситуации, в которой ты сейчас стоишь передо мной. Ты - будущий император, так прерви наконец этот кровавый круг. Не ради меня, но ради своих поданных. Оставь наконец нашу семью в покое. Дай нам уехать. Если сделаешь это, клянусь, никто больше не пострадает. Ты слышишь меня, принц?

                 Ты, сукин сын... Я тебя ненавижу, я...

Даре`эльмир хмыкнул.

                 Знаешь, я бы не тратил на тебя время и просто отрубил бы тебе голову. Серьезно, у меня нет причин поступить иначе... Кроме одной. Знаешь какой? Обернись.

Джекил, дрожа, обернулся. Позади него, у границы арены, стояла Джера. Она была далеко, но он даже отсюда мог увидеть, как она со смесью страха и волнения смотрит на них.

                 Да, она верит в тебя. Верит, что ты дашь нам жить спокойно. А вот моя доброта испустила последний вздох еще когда я нашел свою сестру в крови на полу развалин демонического храма. Я еще не убил тебя только потому, что не хочу ей разбивать сердце, ведь она любит тебя. Если ты её действительно любишь, прояви уважение к её страданиям. Если тебе безразличны поданные, сделай это для неё... Когда успокоишься, подумай над моими словами. Надеюсь, ты придешь к правильному выбору.

Даре`эльмир отвел меч от шеи Джекила, развернулся и пошел в сторону дома. Джера хотела подбежать к Джекилу, но Демон остановил её.

                 Джера! Идем!

Девушка что-то успела шепнуть наследнику, но потом бросилась догонять отца.

                 Ему сейчас нужно остаться одному и хорошенько всё обдумать. Поговорить успеете потом, не сомневайся.

Джера кивнула отцу. Уходя, она еще раз посмотрела на сокрушенного Джекила.

                 Ну что, Даре`эльмир? Празднуем? - хлопнула в ладоши Фейрана, когда Демон поравнялся с ней.

                 Победу праздновать рано. Но вот смерть Миранды отпраздновать определенно стоит, - улыбнулся Даре`эльмир.

                 Конечно стоит. Только сначала тебе придется потерпеть, пока я обработаю порез у тебя на виске.

                 Это? Да ладно, всего лишь царапина.

                 Даже о царапинах следует заботится. К тому же, из-за этой царапины у тебя всё лицо в крови.

 

Празднование члены семьи единогласно решили не портить алкоголем. Хотя бы потому, что кроме радости победы стоило в этот день почтить память Аиды и Камиры, погибших по воле Миранды, а поминать погибших алкоголем — значит высказывать неуважение.

Учитывая положение демонической семьи, пышного праздника не вышло, но разве это самое необходимое? В конце концов, находясь в эпицентре войны, не так часто удается позволить себе и своим близким хоть немного расслабиться и просто порадоваться жизни. Так что члены семьи отлично провели время, просто общаясь друг с другом и отдыхая.

 

Глава XIX

 

Однако, этой ночью Даре`льмир спал очень неспокойно, хотя ложился в хорошем расположении духа. Фейрана, вставшая ночью, захотев попить воды, заметила его стоящим на веранде.

                 Даре`эльмир, что не спишь? - спросила она, зевнув.

Она чуть не выронила стакан воды, когда он посмотрел на неё.

                 Д-даре`эльмир, что с тобой?

                 Ты когда-нибудь думала, что будет потом? Когда сгинет Миранда, когда сгинет Империя? - произнес Даре`эльмир каким-то почти неестественым, чужим голосом, - Я вот сейчас задумался и... Я не вижу ничего... Серьезно... Пустота.

                 О чем ты?

                 Знаешь, я так сильно все эти годы, месяцы, дни желал свернуть Миранде шею. Я страстно желал этого с тех самых пор, как нашел тебя в том храме столько лет назад. Я ненавидел её. Ненавидел настолько, что всё это время её убийство было главной целью моей жизни. Понимаешь? Я жил ради того, чтобы сегодня наконец прикончить эту чертову садистку.  Я настолько сросся с этой мечтой, так сильно хотел её исполнить... И вот, Миранда мертва... Я достиг той точки, когда можно с чистой совестью обернуться на тот путь, который я прошел. И что я вижу? Смерть и кровь — больше ничего. Мало ли я прожил, Фейрана? Вспомни, сколько мне лет и вычти восемнадцать лет, что я провел в анабиозе и десять лет моего детства. И что я делал всё это оставшееся в результате вычислений время? Я убивал. Снова и снова, сотнями. Каждый день. Всё ради того, чтобы наконец добраться до одной единственной твари и сегодня оборвать её поганую жизнь. Мало того, ведь я прямо сейчас, на твоих глазах, точно так же уродую Джеру. Она уже прошла добрую половину того пути, что прошел я, разве нет?.. Моя любовь к Кендре и к Джере — единственные светлые моменты в моей насквозь пропитанной кровью жизни. Кендра уже пострадала из-за меня. Я не хочу того же для дочери... Я не хочу, чтобы она стала такой же, как я. Я — неудавшийся номер, человек с ледяным сердцем, для которого и не было жизни, как таковой... А Джера должна жить...

Фейрана, пересилив тревогу и жалость к брату, хмыкнула, изображая пренебрежение к его словам.

                 И что же ты будешь делать, чтобы не допустить этого? В петлю полезешь?

Даре`эльмир усмехнулся, хотя в его глазах до сих пор было что-то страшное.

                 Возможно, мне и не придется ничего делать. Цель моей жизни была — убить Миранду. Теперь она мертва. Следовательно, и моя жизнь скоро закончится.

                 А новую цель выбрать нельзя? Более миролюбивую?

                 Можно, но... Джекил жив, а я безумно устал. Джера может сколько угодно мечтать о мире, но мы-то с тобой понимаем, что новой войны не избежать... Да, у меня есть более или менее положительная цель к существованию, но, боюсь, я не доживу до того момента, когда смогу её исполнить... Тебе все мои слова наверняка кажутся бредом, но я чувствую, что жить мне осталось недолго... Наверное, учитывая то, как я прожил эту жизнь, я должен радоваться скорой смерти, но... Мне жаль вас оставлять

Фейрана тяжело вздохнула.

                 Тебе нужно отдохнуть, Даре`эльмир. Иди поспи. Война с Джекилом надолго не затянется, ты же понимаешь. У него уже не осталось ни ресурсов, ни армии. Население уже очень давно бежало из колонии. Перетерпим последний рывок — и всё. Я понимаю, как тебе тяжело, мы все через это прошли. Наверное, я должна скакать от счастья, как мы с тобой еще не посходили с ума... Ничего удивительного, что у тебя депрессия. Сам подумай: столько лет ты, подставляясь под пули, под гранаты, под сабли, с пеной у рта защищал нас... Любой другой бы или рехнулся, или просто бросил бы нас... Я Седьмого Дракона так не благодарю, как благодарю за всё тебя...

Чародейка зажмурилась, останавливая слезы. Даре`эльмир обнял её и поцеловал в темя.

                 Прости меня... Я... Тебе нужно поспать. Иди отдыхай, хорошо? – мягко оттолкнула его Фейрана.

 

Следующие два дня ничего не происходило, что закономерно. Имперские силы были заняты тем, что хоронили императрицу и возводили на престол её сына, так что у Даре`эльмира и его семьи было время отдохнуть. Впрочем, сам Демон эти два дня пребывал в подавленном настроении. Его мысли всё чаще возвращались к тем счастливым временам, когда рядом с ним была Кендра. Впервые с того момента, когда он встретил дочь, он стал ощущать щемящую тоску и невыносимое желание вновь встретить возлюбленную, хотя и понимал, что это невозможно. Одновременно с этим, в его сердце поселилась какая-то безнадежная пустота. Он чувствовал, что устал от жизни, что потерял цель своего существования.

«Ничего, остался последний рывок», - успокаивал он сам себя, - «Если выживу — уеду. Отправлюсь на поиски Кендры. Попытаюсь спасти её... Если нет, то тут и беспокоится не о чем...»

 

На третий день затишья, к нему в комнату зашла Фейрана.

                 Есть небольшое дело. Интересует? По меньшей мере, от мрачных мыслей отвлечешься.

                 Что случилось?

                 Ничего особо катастрофического на самом деле. Просто я просматривала документы из последнего захваченного вами с Джерой архива и наткнулась на одну интересную деталь: в паре сотен километров отсюда на юго-запад расположено что-то вроде развалин древнего храма. Даже сами мирандовские ученые затруднялись с его классификацией. Интересно то, что сама императрица даже во время войны тратила огромные деньги на эти раскопки и подгоняла своих ученых, дабы они работали быстрее. По каким-то причинам она страстно желала знать, что внутри.

                 Хочешь, чтобы я отправился туда и сам всё изучил?

                 Как хочешь. Раскопки, к слову, ведутся до сих пор, правда далеко не так активно из-за нехватки снабжения и финансирования. Разумеется, объект находится под охраной, но я думаю, максимум тебе встретится пара человек с оружием в руках и с десяток мирных ученых. Ну что, берешься?

                 Почему нет? Разомну крылья, лишним не будет.

                 Телепортироваться не будешь?

                 Пожалуй, нет. Скажи мне только, как этот храм выглядит.

                 Само здание, насколько я поняла по добытым данным, вырезано в скале. Наружу ведут огромные врата из черного камня. Ориентироваться стоит по стоящим у входа палаткам ученых, я думаю.

                 Врата из черного камня? Интересно... Не слишком походит на демоническую архитектуру...

                 Вот и я о том же. Как вернешься, обязательно расскажи мне всё в подробностях.

                 Почему бы тебе не пойти со мной и самой всё увидеть?

                 Я бы с радостью, но я уже пообещала Джере начать учить её заклинаниям Высшего круга, так что... сам понимаешь. Скорее всего, мы будем тренироваться весь день, а потом лично я просто рухну в кровать без сил и усну.

                 Будьте осторожны, хорошо? Последи, чтобы с Джерой ничего не случилось. Высший круг — это не шутки, ты должна знать об этом даже лучше меня.

                 Конечно, Даре`эльмир. Мы начнем с Огненного Шторма — самое простое, если тебе интересно.

                 Ну да... Простое... Напомни мне, сколько учеников сгорели заживо, или сожгли себе руки до плеч, пытаясь наложить его?

                 Брат, я знаю. Что поделать, магия — это всегда риск. Но мы с Джерой уже закончили изучение теории и теперь самое время переходить к практике. Ты же знаешь, я сделаю всё от меня зависящее, чтобы племянница не пострадала.

                 Знаю. Просто хочу напомнить тебе об опасности, чтобы ты не расслаблялась... Бедная Джера... Когда я в первый раз сотворил Шторм... Неописуемое чувство. Как будто что-то могущественное вывернуло тебя наизнанку. Причем, и физически, и духовно. Помнишь это чувство?

                 Такое не забывается... Тебя ведь учила Аида? Или всё-таки Кендра?

Даре`эльмир отвел взгляд от лица сестры.

                 Я ведь случайно назвал тебе её имя тогда ночью?

                 Не только. Ты много бредил о ней, когда болел. Кто она такая, Даре`эльмир? Кто-то очень важный для тебя, так ведь? Ты говорил, что ради встречи с ней готов был даже умереть...

Демон усмехнулся.

                 Забавно, да? Я ведь даже внешности её не знаю, только примерно догадываюсь, вычитая из внешности Джеры свои признаки.

                 То есть? Как такое возможно?

                 Тебя никогда не интересовало, почему такая могущественная чародейка, которая всеми силами пыталась не допустить нашей смерти, вдруг с легкостью сдалась Миранде и уехала в её город, будучи беременной? Ты тогда была совсем маленькой, но всё же, ты должна помнить её странности, провалы в памяти, резкие смены мировоззрения, манеры вести себя? Разве, когда ты уговаривала её отдать тебе Джеру, тебя не посещала мысль...

«Куда делась та девушка, которую брат так любил»? Да, но... Признаться, времени думать об этом слишком долго у меня не было. Я слишком боялась за судьбу Джеры... Самое очевидное, что приходит на ум: раздвоение личности?

                 Я тоже так думал сначала... Пока Кендра не открылась мне.

                 Подожди, ты же не хочешь сказать... Резкая смена характера, манеры вести себя, провалы в памяти — это всё признаки диссоциации личности, но... Это ведь никак не объясняет, откуда у джемалского солдата взялись навыки, присущие Высшим магам?

Даре`эльмир кивнул.

                 Да ну, не может быть... Ты хочешь сказать, Кендра — это та чародейка? Просто она вселилась в тело Аиды?

                 По крайней мере, именно так она мне и сказала. И я в это верю.

                 Ты представляешь себе, насколько это сложный и опасный для обоих субъектов — чародея и его «куклы» - процесс?.. Сколько Кендре было лет?

                 На момент рождения Джеры... Двадцать четыре года, насколько я знаю.

Фейрана посмотрела на него с огромным удивлением.

                 Знаешь, если это правда... Она гениальна. Клянусь Седьмым, я только сейчас начала понимать, с каким светилом магии я училась накладывать свои первые заклинания... Господи, как же я раньше не обращала внимания... Она ведь пользовалась заклинаниями Высшего уничтожения, и исцеляла твои раны магией, даже не оставляя шрамов, вселялась в тело другого человека, полностью подавляя его разум... Но что с ней в итоге случилось?

                 Скорее всего её поймали в родном мире... Она говорила, что такое вполне возможно... Если я выживу в этой войне, то отправлюсь искать её.

                 Она ведь истинная мать Джеры, так? Признаться, после всего, что я узнала, тот факт, что Кендра смогла, находясь черт знает на каком расстоянии от нашей планеты оплодотворить свою яйцеклетку твоей спермой и поместить её в матку Аиды, меня уже совсем не удивляет... Но как ты её собрался искать? У тебя есть хоть какие-то зацепки?

                 Само собой. Она говорила, что была монахиней в храме некой Госпожи. Её природа явно связана с Темной энергией... У её храма были уникальные догматы, так что найти его будет, думаю, не так сложно. Самое трудное — понять, кто такая Госпожа. Но на Аракте есть Темная материя, а изначально Кендра вселилась в тело Аиды по приказу людей из своего храма. Им был интересен наш материк, да и сама Кендра постоянно что-то изучала. Думаю, это не просто так. Я мало что понял из её записей, она вела их очень старательно и запутывала так, чтобы непосвященному было максимально сложно вникать в их суть. Но, возможно, на нашем материке всё еще осталось что-то связанное с Госпожой, и я смогу понять, кто она. Тогда дело останется за малым.

                 Тот храм, куда ты собираешься пойти, больше всего похож на такую зацепку, ведь так? Тогда тем более я прошу тебя всё мне рассказать.

                 Меньше знаешь - крепче спишь, сестренка. Помнишь такую пословицу? - усмехнулся Даре`льмир.

                 Брат, не умничай, ради Седьмого... Но, если всё, что ты мне сейчас поведал — правда, я тоже очень хочу встретится с Кендрой. Теперь я понимаю, сколь многим я ей обязана...

                 Мы обязаны... К тому же, я хочу, чтобы Джера знала, кто её мать на самом деле... Хочу, чтобы Кендра встретилась с дочерью... Ладно, хватит. Пора идти. Тем более, Джера тебя, наверное, уже заждалась.

                 Хорошо... Только будь осторожен. Кто знает, что будет ждать тебя за вратами храма.

Даре`эльмир кивнул, выходя из комнаты.

 

Пункта назначения он достиг довольно скоро. Правда, небольшой лагерь, расположившийся у врат из черного камня, выточенных в скале, встретил его могильной тишиной. Вокруг не было ни души. Заглянув в одну из палаток, Даре`эльмир понял, в чем дело. В спальном мешке он нашел тело одного из ученых. Труп выглядел черным и иссохшим. Смерть наверняка была вызвала Темной энергией, но симптомы не были похожи на вирус Кендры. Эти тела скорее напоминали тех, кого Даре`эльмир много лет назад нашел в подвале необитаемого тогда еще особняка. Остальные палатки Демон проверять не стал, отдав предпочтение изучению врат.

Врата были поистине огромны. Воин ничего не понимал в геологии, поэтому определить вид камня, из которого они были высечены, он при всем желании не мог. По обе стороны от врат стояли установки, блокирующие магию. Похоже, изначально вход в храм был замаскирован при помощи магических иллюзий.

Внимание Даре`эльмира сразу привлек необычный орнамент. Вырезанные в камне символы напоминали буквы, а сам орнамент был похож на некие письмена, но воин никогда не видел ничего подобного ни в одном известном ему языке. Он снял перчатку и провел пальцами по резьбе.

Сделав это, он сразу отдернул руку. Символы полыхнули огнем, который распространился от места прикосновения по всему орнаменту. За вратами раздался страшный грохот, и они медленно начали открываться внутрь.

«Надо же. Интересно, на что они реагируют?» - подумал Даре`эльмир, вглядываясь в кромешную тьму за вратами.

Он наколдовал летающий шар света и направился вперед. Но не успел Демон миновать врата, как шар погас. Он попытался создать новый, но ничего не вышло.

«Понятно. Придется идти вслепую».

Даре`эльмир ступил на гладкий черный пол храма. Что странно, тот был совершенно чист, на нем не было ни пылинки. Как будто храм не стоял запертым всё это время.

Чем дальше Демон шел по гладкому полу, тем меньше ему нравилось происходящее. У него было ощущение, что он попал в бесконечный коридор. Он всё шел и шел. Белое пятно света за спиной становилось всё меньше и меньше, пока не исчезло совсем и Даре`эльмир оказался поглощен абсолютной тьмой. Теперь, без источника света, он уже не мог с уверенностью сказать, как много времени он идет и сдвинулся ли он вообще с места.

Наконец, он всё же наткнулся на дверь. Она была куда меньше врат, но на ощупь можно было понять, что сделана она из того же материала и украшена той же резьбой. Символы не засветились, когда Даре`эльмир прикоснулся к ним, но механизм активировался и дверь распахнулась.

Воин сделал шаг вперед и тут же был вынужден зажмуриться. Символы на стенах комнаты, в которой он оказался засияли ослепительным красным светом, озаряя пространство. Расположенные вдоль боковых стен жаровни зажглись красным огнем. Когда глаза Демона привыкли, он смог рассмотреть комнату. Это было вытянутое прямоугольное помещение, украшенное колоннами. В противоположном от входа конце комнаты находилось обширное углубление, похожее на купальню, по границам которой стояли горящие магическим огнем свечи. Когда Даре`эльмир подошел ближе, он увидел лестницу, ступени которой начинались у границ купальни и вели, похоже, куда-то к центру. Сама купальня была наполнена черной жидкостью, похожей на Темную материю. Жидкость была непрозрачна, поэтому невозможно было понять, где кончается лестница и насколько эта купальня глубока

«Стоит ли мне входить туда?.. Возможно, это мой единственный шанс узнать ответы на свои вопросы... К черту! Если, сделав это, я смогу узнать, кто я такой, какого моё предназначение здесь, кто такая Госпожа и что стало с Кендрой... Стоит рискнуть...»

Даре`эльмир стал спускаться по ступеням вниз. Ему оставалось спуститься еще на одну, чтобы его ступни погрузились в воду, как жидкость у ступеней начала волноваться. Демон обескуражено смотрел, как из черной воды появляются и тянутся к его сапогу крохотные щупальца

«Эта субстанция... она... она живая?»

Он осторожно спустился ниже. Подошвы кожаных сапог сразу промокли. Шупальца увеличились в длине и толщине и стали обвивать его ногу выше щиколодки. Чем больше он спускался вниз, тем больше они увеличивались в длине, размерах и количестве, тем больше обвивали его и тянули вниз. Но не с силой, а как бы приглашая его погрузиться в непроглядную тьму. Когда он оказался по грудь в воде, они мягко обхватили его шею и потянули чуть настойчивее. Даре`эльмир набрал в грудь побольше кислорода наклонился ниже, погружаясь в жидкость с головой.

 

Но когда он открыл глаза, вокруг была не вода, а воздух. И абсолютная тьма. Даре`эльмир оглянулся, но не увидел ничего. Вокруг него, над и под ним была только непроглядная бездна.

«Ну, и что дальше? Снова идти вперед?»

Демон уже хотел начать идти, как его ослепила яркая вспышка. В нескольких метрах от него сияла сложная огненная пентаграмма. Она показалась Даре`эльмиру знакомой, и он почти сразу вспомнил, где прежде видел её — в записях Кендры. Там она встречалась повсеместно, иногда будучи видоизмененной, или дополненной. Даре`эльмир не раз пытался сравнить её с демоническими пентаграммами, но у него ничего не вышло.

Языки пламени заполыхали сильнее, и Демон увидел среди них женский силуэт. Из пламени вышла девушка, за спиной которой гордо развевались четыре черных ангельских крыла. Она была божественно красива. Исходящая от неё Темная энергия заставила Даре`эльмира пошатнуться. Когда она подошла ближе и их с Демоном взгляды встретились, он понял, что её молодость — это иллюзия. Стоящее перед ним существо было невероятно могущественным и пережило, казалось, немало веков. Сила её была столь велика, что разум существа Нулевой ступени не мог объять её. И это существо улыбалось Даре`эльмиру.

                 Наконец-то ты дома, сын мой...

Богиня была выше его по меньшей мере в два раза. Она опустилась на колени и погладила его по щеке.

                 Ты удивлен, Даре`эльмир? - спросила она, поцеловав его в лоб, - Ты знаешь, кто я?

Демон ощутил, как к нему возвращается дар речи.

                 Вы — госпожа Кендры, ведь так?

Богиня рассмеялась.

                 Исчерпывающее объяснение. Впрочем, не стоит удивляться. Откуда ты, живя в Аду, мог узнать об истинных правителях мира сего? Моё имя — Фанкорна, мой дорогой друг. Одна из самых влиятельных богинь мира Керофар. И да, я госпожа твоей возлюбленной Кендры... - сказала Фанкорна, вставая с колен, - Но ведь в данный момент тебя интересуют другие, не менее важные, вопросы, верно? Ты пришел сюда за ответами.  И я готова дать их тебе. Так не стой столбом, говори.

Помешкав буквально секунду, Даре`эльмир поднял глаза на богиню.

                 Кто я?

                 Кто ты? Я ведь уже сказала тебе. Ты мой сын.

                 Что? Я...

                 Ты думал, я назвала тебя «сыном» не буквально? - улыбнулась ему богиня, - Нет, Даре`эльмир. Я твоя мать. Ты дитя Тьмы, Керофара. Ты полубог. И да, к сожалению, эта милая девушка Фейрана не твоя сестра... Ты всегда был чем-то большим, чем простой демон, пусть даже с примесью драконьей крови... Чтобы ответить на твой следующий вопрос «Зачем я был послан на Аракт?», мне придется начать издалека... Конечно же, тебе известна история о Десяти Драконах, наместниках Бога на земле, и всю свою сознательную жизнь до своей встречи с Кендрой ты думал, что высшие силы мира ограничены приверженцами двух священных сторон: Рая и Ада. Ты знал, что есть планета Земля и несколько планет вроде Джемала, колонизованных людьми, материальные воплощения Ада и Рая, где-то очень далеко планета Анксел, бесчисленное множество необитаемых планет — и больше ничего. Ты знал, что есть Первая ступень мироздания, и что правит ей некий аморфный Бог или Боги, но всё религиозное внимание на себя перетягивали всё-таки Драконы и даже твоя религиозная сестра редко задумывалась о чем-то, что должно находится выше... А потом появилась Аида, а, вместе с ней, и Кендра, которые приоткрыли завесу. В частности,  благодаря Кендре, ты узнал, что есть и четвертая сторона — Тьма, о которой до сих пор ты знаешь очень мало... А ведь когда силы Тьмы и Света в Керофаре создали Ад, Рай и людей и затем наблюдали за их развитием, они были удовлетворены таким ограниченным кругозором своих созданий. Рай и Ад — две изолированные и самодостаточные силы должны были существовать и контролировать свои собственные ограниченные территории и оставаться в неведении по поводу других сил, куда более глобальных и наделенных настоящей мощью. И около двух тысяч лет так и было. Такое расположение сил устраивало всех. Кратковременный мир между Светом и Тьмой очень скоро рухнул, мы снова стали сражаться друг с другом, а Ад и Рай не могли вмешаться и доставить больше проблем...

А потом Седьмой дракон приоткрыл завесу. Нам до сих пор неизвестно как, но он нашел того, кто рассказал ему о существовании Тьмы, Света, очень много о том, как они устроены и что собой представляют. Должна сказать, на тот момент Седьмой дракон был на вершине своей силы. Он был куда сильнее своего вечного соперника Восьмого дракона и был равен нейтральному Богу. Если бы он не узнал о Тьме, Раю пришлось бы очень несладко, но, получив запрещенное знание, дракон Ада понял, что Рай не стоит усилий. Вступить в войну с Тьмой и стать равным по мощи Темному богу стало его путеводной мечтой. И он напал на мои земли. Ни я, ни любой другой Темный бог такого не ожидали. Началась война. Седьмой был очень силен, никто никогда бы и не подумал, что представитель нейтральных миров может быть могуществен настолько. Война была очень грязной. Ящер напал на планету расы эркратинар, самую сильную созданную мной расу. После многих огромных по размаху битв и нескольких десятков лет кровопролития он добился своего — моя раса полностью вымерла на родной планете. К счастью, уничтожая моих детей, он оставил без защиты свой мир. Эркратинары понимали это. Незадолго до гибели родного мира, они собрали армию, которая на нескольких междзвездных кораблях высадились на Аракте. По плану, эта армия должна была вынудить военные силы Седьмого вернуться обратно на Аракт. Эркратинары, оставшиеся на родной планете, должны были держать оборону, но у них не вышло. Узнав о гибели родного мира, захватчики Аракта стали наступать несокрушимой ордой к центральному материку, где располагались главные силы Ада и сам дракон. От ящера остались бы только ошметки, но тут в конфликт встряли главные боги Керофара — единый Совет.

Справедливо побоявшись, что в результате этой войны о Тьме и Свете может узнать и Восьмой дракон, который на протяжении всей войны зализывал раны в опустевшем Раю, они решили немедленно остановить кровопролитие, даже не дав моим войскам отступить. К счастью, справедливость была на моей стороне, и я уговорила Совет не уничтожать мою расу окончательно вместе со всеми доказательствами войны. Мой народ заключили в особом храме на территории Аракта, где они дремлют до сих пор, а Драконы были усыплены. За время их спячки, боги Света восстанавливали Рай, а мы ослабляли Ад, чтобы к моменту пробуждения драконов силы находились в балансе. Мы стерли из памяти Седьмого дракона и его приспешников все воспоминания о Тьме и Свете, но я знаю, что он уже вспомнил всё, что нужно. Впрочем, ему это не поможет, когда мои видения станут явью...

И тут на сцену выходишь ты, мой дорогой сын. Я видела твоё появление еще тогда, когда война была в самом разгаре. Среди других богов я славлюсь как великая предсказательница, этот дар передается в нашем роду по женской линии с самых древних времен... Когда драконов усыпляли, я, с помощью хитрости и своего влияния в Совете, создала для тебя тот храм, через который ты смог попасть сюда и встретится со мной, сохранила особняк, построенный одним могущественным эркратинарским магом, а также смогла создать источники Темной материи на Аракте... Знаешь, я до сих пор страшно ненавижу Седьмого за ту войну. Ты не представляешь, как больно терять тех, кого я с такой любовью создавала, кого лелеяла всё это время... И я знаю, как отомстить. Я видела, что сразу после пробуждения, Седьмой дракон понесет огромные потери и останется обескровлен из-за новой войны с Раем, из-за чего и не сможет возобновить войну со мной. Видела, что воспользовавшись его слабостью, потомок его возлюбленного Десятого дракона воспользуется этим и создаст свою независимую Империю на Аракте, поправ все священные запреты демонов. И это мой шанс, Даре`эльмир. Просто так напасть на Ад я не могу, иначе Совет подрежет уже мои крылья. Но большую часть времени на нейтральные миры никто не обращает внимания. Даже после того, как вы с Джерой почти уничтожили арактарскую империю, Совет безразличен к Аду. Я знала, что так и будет, поэтому и послала в этот пылающий мир тебя... Кстати, насчет твоего отца. Его имя — Гаттемир. Ни о чем не говорит? - улыбнулась Богиня, повернувшись к сыну.

                 Гаттемир? Тот самый предатель? Единственный человек, награжденный магическим даром?

                 Именно. Он стал предателем, после того, как попытался уничтожить Десятого дракона, так ведь вам с Фейраной рассказывали? Но знакомы ли тебе его мотивы?

                 Не уверен... Я знаю, что он любил Десятого дракона. Этот дракон был особым, так как был создан с помощью магии Седьмого. Из-за этого он был единственной женской особью во всем пантеоне драконов. Он умел принимать гуманоидную форму и в результате его романа с Гаттемиром появились Саффирена и Нисфират, которые позже пробудили Седьмого... Но потом, сразу после рождения детей, Гаттемир вдруг ушел, а, после пробуждения драконов, вдруг появился снова, затянув Саффирену в свой мир и попытавшись выманить таким образом Десятого и убить его... Но вот почему он это сделал... Я помню, что, будучи ребенком, мучил Лючию расспросами, но она отвечала очень расплывчато...

Фанкорна усмехнулась.

                 Уверена, даже если бы ты рос с Саффиреной и Нисфират, они бы не смогли объяснить тебе более подробно. Но конец этой истории тебе известен, так ведь? В последний момент Десятый дракон вселился в тело Саффирены и отрубил голову предателю. Имя Гаттемира было признано проклятым, а сам он в сердцах демонов стал великим грешником и тираном... А теперь, я расскажу тебе эту историю сначала, раскрыв тебе всё, что так пытались скрыть Седьмой и Десятый драконы... Как ты уже заметил, Десятый дракон был уникален. И Седьмой дракон знал об этом в полной мере... Он был её отцом, пусть даже не биологически, хотя, вероятно, испытывал к ней совсем другие чувства. Это объясняет, почему он, начиная войну со мной, запер Десятого в своем замке и всеми силами старался не допустить, чтобы она узнала о Тьме и вообще о том, что за окнами прекрасного обиталища идет кровопролитная война. Честно говоря, я не знаю, какая между ними была степень близости, главное, что умысел Седьмого сработал. Когда Совет Керофара узнал, что Десятый не знал ни о чем, он постановил, что усыплять этого дракона вместе с остальными бессмысленно. На время восстановления баланса сил в мирах Рая и Ада, этот дракон просто продолжал сидеть в своей золотой клетке, занимаясь своими делами.

Вскоре его выпустили и, не раскрывая тайн о Тьме и Свете, рассказали, что Драконы, в наказание за некий великий грех, спят и должны проснуться сами собой через определенный срок. Десятому запретили вмешиваться в политический мир Ада, эта честь перешла к особому демоническому совету, который, по большому счету, занимался тем, что пытался дать своему государству быть на плаву и не вмешивался в дела людей и Рая. Десятый же жил, как сказочная принцесса. Не участвуя в делах управления страной, он просто всё свое время проводил в роскошном замке и ничем серьезным особо не занимался.

Единственным поистине масштабным поступком за всё это время он отличился, когда заметил Гаттемира и его способности и затянул его в Нулевой план Ада. Я не знаю, сделал ли Десятый это напрямую, просто открыв портал прямо у Гаттемира перед носом, или в какой-то момент связался с ним и рассказал, что для этого нужно сделать. В любом случае, пройдя через портал в Ад, молодой парень увидел перед собой девушку, удивительной красоты, в которую сразу же и влюбился. Точнее, думал, что влюбился. На тот момент, он был совсем юн и почти ничего не знал о магии как о науке. В людском мире он слыл за второго Гудини. Заставлял предметы исчезать или перемещаться, сам мог телепортироваться с места на место на небольшое расстояние и так далее. Публика ликовала, но больше ни на что Гаттемир не был способен, так что первое время в Аду его учили магии. Как и любой маг-мужчина, он был гениален. Через несколько лет его учителя сказали ему, что он изучил всё, что знали они и тогда маг поступил на службу. Служба, впрочем, была не слишком трудна. Гаттемир очень заинтересовал Десятого Дракона и тот пожелал иметь мага под рукой... В какой-то момент человек осмелился высказать свои чувства дракону и тот ответил взаимностью. Между ними завязался бурный роман, но, через два года, когда Десятый забеременнела, чувства Гаттемира к ней внезапно охладели. Хотя, возможно, это произошло еще до того, как были зачаты Саффирена и Нисфират, и Десятый, чувствуя неладное, осмелился стать матерью от человека, пока не поздно. Теоретически, учитывая магическое происхождение ребенка Седьмого, вероятно, что этот дракон обладал зачатками пророческих способностей и смог увидеть, что сделает Гаттемир позже.

Фанкорна как-то странно улыбнулась.

                 А знаешь, что сделал Гаттемир и что заставило его охладеть к Десятому? Этому магу, похоже, совсем не было чуждо любопытство. Он умудрился узнать о некоем секретном архиве Седьмого дракона, где хранились все его записи о мирах Тьмы и Света. Вполне возможно, что там он встретил того самого, кто поведал Седьмому о этих мирах. Гаттемир был шокирован. Он никому ничего не сказал о своем открытии, но запретные знания привлекли его. Работая скрытно, он погряз в изучении материалов архива. Он читал всё, что попадалось под руку, но больше всего его заинтересовал темный мир Керофар, где мы с тобой сейчас имеем удовольствие вести беседу и под влиянием которого находится этот район Вселенной. Но твой будущий отец не только читал записи Седьмого дракона, многие открытия он совершил сам. Например, разработал особый ритуал, с помощью которого смог связаться со мной... Конечно, хранить свои записи в центре Ада было опасно. Гаттемир знал, что в этом районе Вселенной есть еще одна нейтральная раса — сейны, которые на тот момент находились на этапе Средневековья. Туда маг и отправился, чтобы продолжить исследования.

Среди сейнов, кстати, были те, кто веровал в меня. Это случилось в то время, когда Совет был слишком занят решением проблем, которые доставила им наша «небольшая ссора» с Седьмым. До моих интриг им дела не было, и я послала нескольких своих пророков на планету. Естественно, я не могла сделать свою религию глобальной, но на планете стали появляться отдельные секретные секты и культы фанкоризма.

                 То есть, вы и прибытие Гаттемира на эти земли предсказали задолго до того, как он решил поселиться на планете?

Богиня таинственно улыбнулась.

                 Может быть. В любом случае, когда Гаттемир прибыл, эти культисты, среди которых в том числе были и приближенные короля самой крупной и могущественной на планете страны, очень помогли ему. Один из них, знатный дворянин, даже уговорил короля дать магу титул феодала, так что теперь у исследователя был свой замок и люди, в интересах которых была его деятельность... Прошло какое-то время и исследования Гаттемира наконец достигли результата. Он нашел огромную пещеру, которую использовал как полигон для испытаний и, наконец, с помощью своего ритуала смог призвать меня в свой мир. И я ответила на этот зов... Знаешь, эта встреча принесла мало практической пользы: её участниками, в основном, были те, кто веровал в меня, так что они хотели лишь увидеть свою Богиню воочию и доказать ей свою преданность и обожание... Но глаза твоего отца... Увидев меня, он, похоже, понял, что ошибался в Десятой. И пусть я не смогла поговорить с ним тет-а-тет из-за верующих, это был важный этап.

Перед уходом я, с помощью телепатии, приказала ему вызвать меня уже в замке через несколько дней, когда ликование культистов немного утихнет... И он призвал меня в своем кабинете одним дождливым вечером. Он разочаровался в Драконах уже тогда и с радостью согласился, когда я предложила ему встать на мою сторону. С тех пор я направляла его. Он погряз во тьме Керофара и очень скоро перестал быть человеком. Я влияла на него, изменяла его природу, и он чувствовал это. Он стал Темным магом и главным моим подручным в нейтральных мирах. И однажды, буквально за день до родов Десятого дракона, я приказала ему бросить её и Ад, и остаться на Сейне...

Много лет я ничего не поручала ему, оставив подданного заниматься свободными исследованиями, но потом его дети от Десятого выросли и пробудили остальных ящеров. Тогда я не выдержала. Седьмой хранил Десятого как зеницу ока, но я подумала, что с помощью Саффирены и Нисфират получится заставить Десятого сделать ошибку. Я хотела убить его. Хотела доставить Седьмому невыносимую боль. Я приказала Гаттемиру похитить одну из своих дочерей и убить их мать... Действия мага были мудры, но он захотел раскрыть правду о всей системе мироздания своим дочерям, перед тем, как выполнить мой приказ. Я тогда закрыла всю планету Темным барьером, так что другие драконы не могли попасть на неё и сделать всё собственноручно, но Десятый мог. Его кровь текла в венах Саффирены. Мы с Гаттемиром думали, что он не пойдет по самому легкому пути, вселившись в тело дочери, ведь таким образом он будет очень рисковать ею. У Гаттемира, конечно, в таком случае могла дрогнуть рука убить вместе с Десятым и Саффирену, но ведь его окружали мои поклонники, готовые сделать это с радостью. Мы надеялись, что она вселится в демонессу-воительницу только чтобы чуть похже создать с помощью магии временное тело для себя...

Но мы ошиблись. У Гаттемира были силы, чтобы сразить Десятого, но он не смог убить дочку, а другие мои поклонники, увидев силу Дракона, попросту разбежались в панике... Зато в какой же ярости был Седьмой, когда я забрала душу мага-предателя себе, хотя она по праву принадлежала всё-таки дракону... Конечно, было обидно упускать возможность лишить Седьмого самого дорогого, но это в целом поражение было несущественным. По крайней мере, душа твоего отца теперь была у меня в руках. Знаешь, при моем троне есть небольшой круг особо сильных моих приближенных. Эти люди при жизни были правителями, великими воинами, магами, полководцами, которые смогли добиться достаточно впечатлительных результатов, чтобы завоевать моё внимание.  Вместе они образуют что-то вроде отряда, членов которого я посылаю на особенно сложные задания. Но главная их особенность всё-таки не в этом. Они все являются отцами твоих братьев и сестер, Даре`эльмир. Они -  родители полубогов, призванных повлиять на судьбу того мира, куда я их посылаю...

Впрочем, когда я присоединила к этому кругу Гаттемира, он об этом не знал. Он любил меня, но понимал, что у него нет шансов, ведь я куда могущественнее, чем Десятый дракон. Он не представлял, как может заинтересовать меня, будучи ничтожным рядом со мной. Маг просто радовался возможности видеть меня каждый день и выполнять задания, которые я ему давала...

А я тем временем ждала. Ждала, пока Аракт потонет в крови сначала в войне с ангелами, а потом с собственным наследником Мирандой. Кстати, знаешь, ведь для Нисфират убийство отца прошло не бесследно. Пусть Гаттемир и пленил не её саму, а её сестру, они с отцом успели поговорить. Она была свидетелем того, как Десятый пытал мага перед тем, как убить его, и уже тогда она была поражена жестокостью наказания, ведь ничего плохого, по сути, её отец сделать не успел. Даже плененную дочь он держал в хороших условиях, не пытаясь никак навредить ей, и даже отказался убивать её, тем самым обрекая себя на мучительную смерть и позор в Аду. В сердце Нисфират зародилось сомнение, которое росло с каждым днем, даже когда она вместе с сестрой стала соправительницей Аракта и у неё появились совсем другие заботы и проблемы. Она попыталась поделиться ими с сестрой, но та просто отмахнулась от неё. Со временем, девушка решила начать с нуля исследования отца и начала с тех крупиц, которые успела выяснить до того, как Седьмой прибрал к рукам все записи Гаттемира. Она была талантливой исследовательницей и даже смогла поговорить со мной, воссоздав ритуал отца. Но на тот момент война с ангелами была в самом разгаре, а Седьмому дракону было не выгодно, чтобы настолько важная персона перешла на мою сторону. Когда через своих шпионов Седьмой догадался обо всем, он, зная властолюбие дочери Нисфират Миранды, передал ей Святой вирус. Он знал, что Миранда пойдет на всё, чтобы поскорее получить власть, однако он и помыслить не мог, что молодая демонесса решит перепутать все карты и создать свою империю... К сожалению, пусть наш с Нисфират разговор очень повлиял на неё, я не смогла затянуть в Керофар и её душу. Один разговор не смог повлиять на её природу настолько сильно. Теперь, на том свете, эта несчастная испытывает ужасные мучения за своё любопытство и желание очистить имя отца...

После смерти бедной искательницы справедливости, очень скоро погибла Саффирена. Без них Аракт держался совсем недолго. Сначала его опустошили ангелы, которые до этого заключили союз с людьми, дабы получить преимущество в войне, а потом голову подняла Миранда. Она завоевала доверие людей, выдав им последний оплот демонов на материке и позволив захватчикам делать с выжившими что угодно, и сама при этом активно участвовала в пытках и других «развлечениях» подобного рода... Седьмой был ослаблен, Аракт был ослаблен. Это была прекрасная возможность для меня отомстить...

Однажды, твой отец возвращался с задания очень поздно. Он хотел оставить свой доклад до утра, но я пригласила его к себе в покои, чтобы он представил его немедленно. Дальше, думаю, рассказывать не нужно. Твой отец поддался не сразу, нервничая из-за чувства своей неполноценности передо мной, но я всё-таки соблазнила его. Тогда мы и зачали тебя. Потом я провела небольшой магический ритуал, подобный тому, что когда-то проводила Кендра, когда вы зачали Джеру, и твоей суррогатной матерью стала Лючия... И всё это время ты делал всё ровно так, как нужно. Но, к сожалению, главная роль принадлежит не тебе. Ты практически сравнял империю Миранды с землей. Этим ты подготовил Аракт к грандиозному событию, начало которому положит твоя дочь, Джера. Седьмой дракон забрал у меня эркратинаров, но я верну их себе и, в качестве оплаты за ущерб, заберу у него его драгоценный Аракт. Аракт отделится от Ада, и я перенесу его в особый план мироздания. Туда, где теперь находится мир другой моей расы — фанкоринов. Править им впредь будет твоя дочь, - Фанкорна улыбнулась Даре`эльмиру, - А мы с Седьмым будем в расчете... Но, к превеликому сожалению, тебе не удастся этого увидеть.

Она погладила сына по щеке, опустившись на колени.

                 Ты ведь и сам чувствуешь это. Твое время истекает. Ты выполнил своё предназначение, и пора тебе получить заслуженную награду за свои деяния.

                 Сколько мне осталось?

                 Четыре дня. Ты погибнешь от руки Джекила, мой дорогой сын... И я хочу попросить тебя о последней услуге. Для тебя это, думаю, будет несложно. К тому же, это ради блага твоей дочери.

                 Что я должен сделать?

                 Завтра вечером я открою тебе портал на планету Шиинар. Я боюсь, Седьмой скоро поймет, насколько твоя дочь опасна для него и начнет свою охоту за ней. Разбитая твоей смертью девочка не будет готова к такому повороту событий. К тому же, в Джере течет кровь Богини, но сейчас её тело неспособно вмещать в себя такую мощь. Когда придет время, оно начнет меняться. Это не самый безопасный процесс... Знаешь, на Шиинаре есть раса вампиров — дракулы. Они были созданы богом Деротаром и подчинены ему, но, думаю, они окажутся достаточно благодушны и согласятся нам помочь.

Далее Фанкорна вкратце рассказала сыну о этой вампирской расе.

                 Ты должен будешь поговорить с дракулом Тренмаром. Он второй по могуществу дракул на Шиинаре. Я дам тебе эту печать, чтобы вампир понял, что ты говоришь правду и настроен серьезно, потому что иначе, боюсь, тебя убьют несколько раньше, чем я предвидела.

Богиня протянула сыну печать, нанесенную на плотный черный материал, похожий на кожу.

                 Покажи это Тренмару. Он поймет... Теперь скажи мне, что еще ты хочешь узнать.

                 Что случилось с Кендрой? И когда мы с ней сможем встретится?

                 А, Кендра... Она сейчас находится на почти бесплодной пустынной планете, где доживают свой век другие религиозные преступники.

                 Но она не преступница, разве нет?! Ведь из-за того, что она стала матерью Джеры, твой план продолжил исполнятся!

                 Да, но, вместе с тем, она нарушила немаловажный закон Совета. Она рассказала демону о существовании Тьмы. По закону, Темные существа вообще не должны находится на территории нейтральных миров и влиять на их обитателей хоть как-то. А она наглядно показала тебе Темную магию, учила твою сестру, рассказала многое о Темной материи, заразила своей болезнью людей, занималась с тобой любовью, зачала вместе с тобой ребенка... Даре`эльмир, пойми, я не могла не наказывать её. Да, она делала это тебе во благо, но я не могла сказать об этом Совету. Если бы была моя воля, она бы лично попала на Аракт по приказу храмовников и всё было бы хорошо. Но нет, Даре`эльмир... Вы встретитесь с ней, обязательно. Но, это случится примерно через тридцать лет, после твоей смерти, когда срок её наказания истечет и я смогу забрать её в Керофар.

                 Она не заслуживает того, чтобы половину века жить среди пустыни с преступным отребьем, - с бессильной злобой проговорил Даре`эльмир, уже зная, что ответит ему Фанкорна.

                 Не я приговорила её к этому, Даре`эльмир... Тебе пора идти. Мы говорили очень много, в твоем мире уже вечер. Джера и Фейрана, должно быть, беспокоятся за тебя.

                 А Фейрана... Она умрет вместе со мной? - уняв злобу, спросил Демон

                 Нет, с ней всё будет хорошо. Когда Джера станет невестой Тренмара, твоя сестра сбежит от ярости Седьмого дракона. Не зная, почему её религиозный идол хотел так жестоко расправиться с ней, она будет искать ответы и вспомнит про этот храм, куда ты некогда отправился. Здесь она всё узнает и Седьмой будет ей уже не нужен. Когда Джера вернется на Аракт, Фейрана станет её союзницей. Твоя дочь поведет пробужденных эркратинаров в бой, а твоя сестра станет их духовным лидером. Вместе они добьются очень многого... А теперь, иди.

Фанкорна взмахнула рукой и за спиной Даре`эльмира появился портал.

                 Прощай, сын мой. Через четыре дня мы встретимся снова.

Ничего не сказав, Даре`эльмир прошел через портал.

 

Глава XX

 

Очнулся он у входа в храм, чувствуя ярость и ненависть.

«Фанкорна оказалась даже хуже Лючии...», - думал он, вставая с земли, - «Если Лючия просто безвольная дура, то эта Богиня... Она сознательно отправила меня сюда, прекрасно понимая, через что мне придется пройти. Сознательно обрекла меня на все эти страдания, кровь и смерть... И всё только ради того, чтобы потешить собственное самолюбие и отнять у Седьмого Аракт, без которого она и так прекрасно обойдется... А мы с Джерой всего лишь два инструмента... Даже мой отец, и тот был использован... Черт возьми, я столько лет искал ответы, и вот, что я нашел!»

По дороге домой он наткнулся на отряд людских солдат.

                 А вот и ты, мразь, - крикнул ему командир отряда, - Не ожидал? Наши разведчики видели, куда ты идешь. У нас для тебя небольшое сообщение от Его Величества.

Солдаты стали окружать Даре`эльмира с оружием наготове. Тот жутковато усмехнулся. Казалось, никогда в жизни он не был так рад возможности отрубить пару голов. Ярость просто кипела в его жилах, и он чувствовал острую необходимость её выпустить.

                 Ты спрашивал насчет мира, - продолжил командир.

«Нападай уже, грязный ублюдок», - подумал Даре`эльмир, чувствуя нетерпение и сжимая рукоять катаны, - «К чему эти речи? Захотел убить — убивай».

                 Его Величество император подумал над твоим предложением, и вот его вердикт: ты со своей семьей будешь гнить в земле, убитый, как собака. Эта единственная участь, которую ты заслуживаешь, гнида...

Людской командир явно хотел продолжить, но внезапно с криком упал на землю, зажимая ладонями кровоточащую рану на лице. Сообразив, что произошло, солдаты бросились на Даре`эльмира, но что они могли ему противопоставить?

«Что же это за император, который, и так имея в распоряжении совсем немного людей, жертвует ими только ради того, чтобы с как можно большим пафосом и эффектностью объявить мне о своих намерениях. Что он, клянусь Богами, не мог просто оставить нам письмо? Человеческая жизнь — не игрушка, он должен это понимать, но... Миранда, похоже, учила его обратному», - думал Демон, разрубая напополам голову очередной жертвы, - «Джера явно ошиблась, выбрав его своим возлюбленным...».

Добив последнего солдата, Даре`эльмир подошел к еще живому командиру, который смотрел на него, вытаращив единственный оставшийся свой глаз. Он всё еще поскуливал от боли и зажимал левой рукой кровоточащую глазницу. Второй глаз, очевидно, или вытек, или оказался выбит, Демон не успел этого заметить, когда наносил удар. Командир трусливо пополз назад, когда Даре`эльмир стал подходить.

                 Нет! Нет, пожалуйста! Не надо! - плаксивым голосом заскулил он, - Прошу вас! Вы же понимаете, мне приказали! Пожалуйста! Я не хочу умирать! Господи, нет!

Видя, что это не помогает, он скрючился в комок, закрывая голову руками, как будто это могло спасти его от удара мечом, и захныкал. Даре`эльмир презрительно скривился и пронзил сердце труса.

После битвы он почувствовал себя лучше. Ярость ушла, на смену ей пришел здравый рассудок.

«К черту... Я и так всю жизнь считал себя безродным сиротой, так что отсутствие родительской любви для меня не ново. Пусть Фанкорна говорит мне о своих благих намерениях сколько пожелает, я лучше сосредоточусь на благополучии дочери. Я выполню все указания Богини, но только ради будущего Джеры. На Аракт и все эти подковерные интриги мне плевать... Главным для меня всегда была семья, пусть всё так и останется...»

Он продолжил путь к дому.

 

Когда он вернулся домой, Джера и Фейрана давно спали. Похоже, их тренировка с освоением заклинаний Высшего круга прошла более чем успешно, поскольку Джера спала, как убитая, и даже не шевельнулась, когда Даре`эльмир сел на краешек её кровати и поцеловал её в лоб. Фейрана тоже крепко спала, так как на хлопот входной двери и шаги никто не отреагировал, хотя обычно члены семьи спали очень чутко, к чему их приучили ночные нападения Миранды.

Даре`эльмир тяжело вздохнул, посмотрел в последний раз на умиротворенное лицо спящей дочери, встал с кровати и вышел из её комнаты.

 

Эти четыре дня для него прошли незаметно и на удивление спокойно. Утром он ушел от расспросов сестры. Та была одним из немногих близких ему людей и сразу поняла, что в храме произошло что-то для него не слишком приятное, о чем он не хочет говорить. Так что она поспешила сменить тему и больше к этому не возвращалась.

Далее в комнату вошла Джера с явными признаками недосыпа. Она поздоровалась со всеми, налила себе кофе и, устало потирая глаза, села за стол. Тогда Даре`эльмир решил, что момент настал, и рассказал о вчерашнем нападении и «послании» Джекила для их семьи. С лица его дочери мгновенно исчезла сонливость.

                 Не может быть! Может, это какой-то обман, чтобы возобновить войну? Но этого не может быть! Джекил не стал бы...

                 Джера, посмотри правде в глаза. Командир напавшего на меня отряда сказал ясно: мира не будет. А версия насчет обмана... Да, наверняка среди императорского двора хватает людей, страстно желающих отомстить нам за смерти близких, но, чтобы заставить нас с Джекилом вцепиться друг другу в глотку, совсем не нужно жертвовать своими людьми. Нет, их послал сам император. И мы примем вызов.

Джера тяжело вздохнула и прикрыла глаза руками.

                 Черт возьми, что же нашло на этого идиота? Он ведь знает, что пощады не будет...

                 Джера... Ну не расстраивайся раньше времени... Может, ему еще надоест играть в императора и он сдастся? - попыталась ободрить племянницу тетушка.

                 Нет. Я обещала отцу... Точнее, мы с ним уже решили, что, если Джекил захочет больше крови, мы уничтожим его Империю без пощады.

                 Я правильно вас поняла: Империю, но не Императора?

                 Фейрана, пожалуйста, не надо давать мне таких надежд. Ты ведь сама знаешь, что теперь, когда Джекил решил идти на войну, шанс выжить у него близок к нулю. Он не так умен и опытен, как его мать, а ресурсов у него почти не осталось. Да даже если отец отпустит его, тот соберет новую армию и снова нападет на нас.

«Если оставить его без денег на космическом корабле летящим куда-нибудь на Землю, то не соберет. Зато останется жив... А если и соберет, мы будем уже далеко, но... Ведь я знаю, что этого не случится. Если верить словам Фанкорны, я умру от руки этого недоноска... Вот тогда, боюсь, выжить ему действительно будет сложно. Сомневаюсь, что после такого Джера продолжит его жалеть и не отправится мстить сама...» - подумал Даре`эльмир.

 

Вечером, Фанкорна, как и обещала, открыла сыну портал на Шиинар. Даре`эльмиру удалось встретиться с Тренмаром и заключить с ним уговор. Демон шел на эту встречу, не испытывая особого энтузиазма, но вампир создавал впечатление серьезного, ответственного и опытного собеседника. Возможно, всё это были вампирские игры с сознанием, о которых Фанкорна поведала сыну, но, возвращаясь на Аракт, Даре`эльмир чувствовал себя куда спокойнее относительно будущего Джеры.

 

Следующие четыре дня всё было подозрительно спокойно. Никаких подлых засад, никаких нападений.

«Должно быть готовит какую-нибудь хитрую ловушку, которой суждено сработать...», - думал Даре`эльмир.

 

И вот, роковой день настал. Демон, впрочем, был всё так же спокоен и невозмутим. В конце концов, сестра и дочь уже взрослые и могут постоять за себя. При необходимости, даже против целой империи. Текущая же война почти окончена, Джере и Фейране останется сделать за него совсем немного работы. А что страх смерти... Его не было. Во-первых, Даре`эльмир прекрасно знал, что ждет его в том мире, во-вторых, он всегда настраивал себя, что не стоит беспокоится о том, чего изменить ты не в силах, ну а в-третьих, как говорилось выше, большую часть своих жизненных целей он выполнил. На этом свете он прожил 47 лет, но пора было идти дальше.

 

На часах было два часа дня, когда Фейрана сообщила ему, что люди что-то упорно исследуют в развалинах какого-то государственного здания, расположенного среди развалин опустошенного Даре`эльмиром города. Демон воспринял новость спокойно и, без промедления, направился туда. Джера вызвалась пойти с ним. Он пытался заставить её остаться, но действенных аргументов у него не было, а дочь была непреклонна. Должно быть, она всё еще стремилась помочь Джекилу образумиться и не хотела пропускать ни одной стычки с людьми, надеясь встретить его на поле боя.

                 Джера... пока мы не пришли, у меня к тебе просьба, - сказал дочери Демон, по пути к нужному зданию, - Если вдруг я умру от руки Джекила, продолжи моё дело. Уничтожь империю и убей не Джекила, но императора. Понимаешь меня?

                 С чего это вдруг на тебя накатилось такое настроение? - улыбнулась Джера, - Ведь ты сам пару дней назад говорил, что Империи осталось жить совсем немного. С чего вдруг тебе умирать сейчас, когда осталось сделать так мало?

                 Просто запомни, хорошо?

                 Ладно. Я запомню... Пойдем скорее.

 

Как и ожидал Даре`эльмир, их встретил сам Император с десятком солдат. Бой должен был произойти в замкнутом помещении не слишком просторной комнаты. Раньше здесь, должно быть, проводились собрания совета директоров какой-нибудь крупной компании, но всю мебель солдаты заблаговременно вынесли, чтобы было пространство для маневра. Теперь единственной заметной деталью во всей комнате были ярко-красные знамена с гербом Империи Нового Солнца, закрывавшие собой углы помещения.

                 А вот и ты, - злобно проговорил Джекил, увидев Даре`эльмира, - Я ждал этой встречи, ублюдок.

                 Вот так ты встречаешь старых врагов? А где же пафосные речи, вроде той, что мне высказал тот командир, которого ты послал ко мне с объявлением войны? Или это была его импровизация? - усмехнулся в ответ Демон.

Даре`эльмир вдруг почувствовал направленный ему в спину неодобрительный взгляд дочери.

                 Джекил! - сказала она, выходя вперед, - Может хватит? Разве мало жизней мы пожертвовали алтарю войны? Подумай, как император, что важнее: убить еще пару сотен своих людей ради мести, или сделать так, чтобы смерть твоей матери стала последней, а потомки твоих людей выросли в мире и спокойствии? Пожалуйста, Джекил, эта война принесет всем еще больше страданий, как ты не понимаешь?.. Хватит, Джекил, остановись! Ради всех нас!

Солдаты заусмехались с издевкой. Джера с надеждой смотрела на любимого, ожидая, что он примет верное решение. Даре`эльмир смотрел на дочь с сожалением, ведь знал, что ответит ей монарх.

                 Прости, дорогая Джера. Но мне куда больше нравится вариант, чтобы последней жертвой стал твой отец... - ответил ей император, доставая из ножен саблю, - Я еще посмотрю, как ты будешь гореть в Аду, ублюдок. Убить его!

В глазах Джеры на секунду промелькнула боль и удивление, смешанное с горечью, но сразу же ей пришлось за мгновение взять себя в руки и увернуться от удара одного из солдат.

Даре`эльмир же ничуть не удивился и сразу бросился в бой. Солдаты Джекила ничем не отличались от нескольких тысяч предыдущих. Демон с легкостью убивал их. Даже когда из соседних комнат выбежало подкрепление, это его не напугало и не смутило. Он по-прежнему уворачивался и контратаковал, наносил удары, даже с некоторой ленцой.

«Черт возьми, но вечно же так продолжаться не может... Сейчас наверняка случится какая-то подлость. Иначе, умереть я смогу разве что от скуки», - думал Даре`эльмир, горизонтальным ударом разрубая на две части очередную жертву.

Он решил не тянуть время и напасть на императора. Стоило ему нанести два удачных выпада, пробить блок противника и уже занести руку для решающего удара, как это случилось.

                 Лайонс, чего ты ждешь?! - крикнул Джекил, повернув голову к одной из открытых дверей.

Тут же раздалось какое-то отвратительное гудение одновременно из всех четырех углов, закрытых знаменами. Всё тело Даре`эльмира внезапно пронзила чудовищная боль. Он выронил меч и схватился за голову. Демон чувствовал Святую энергию, она наполнила каждый кубический сантиметр воздуха в комнате, она заставляла каждую клетку его тела гореть огнем. Сквозь чудовищную боль он увидел небольшой серый сферический предмет, летящий в сторону Джеры.

«Граната... Черт! Нет!», - подумал он, отчаянно сдерживая боль.

Кровь брызнула у него изо рта. Неизмеримая сила воли вдруг проснулась в нем. Он подавил боль и что есть силы бросился к дочери, чувствуя, что выбора у него нет.

 

Когда граната под ним взорвалась, боль от десятков осколков, пронзивших его тело, была настолько мала по сравнению с той, что причинила ему Святая энергия, что её он даже не заметил.

«Хитро... Сукин сын, знал, что Святая энергия полностью лишит меня возможности применять магию... Должно быть, он еще и специально изменил её так, чтобы она задела только меня, пережившего Святую болезнь, а на Джеру не повлияла... А установки спрятал за знамена... Умно, ничего не скажешь...», - думал он, слыша крик дочери.

Джера отбросила от себя солдата, с которым сражалась и бросилась к отцу.

                 Отец! Нет... Седьмой, нет! - шептала она, переворачивая его на спину.

Даре`эльмир раскашлялся кровью. Он чувствовал, что, благодаря крови Фанкорны, текущей у него в жилах, у него есть в запасе еще пара минут. Увидев его раны, Джера в ужасе прикрыла рот рукой. По щекам её градом покатились слезы.

                 Отец, боже мой... Нет, пожалуйста, нет!

                 Джера... Не плачь так обо мне, перестань... Это было закономерно, - прохрипел он, гладя дочь по щеке окровавленной рукой.

Тут Джекил усмехнулся своей «фамильной» усмешкой. Как будто Кайрон никогда не умирал, только перекрасил волосы в черный.

                 Наконец-то ты получил своё, гнида, - сказал он не представляющему угрозы Даре`эльмиру, - Я ведь говорил тебе, что ты сгниешь в могиле.

                 Ты — истинное отродье своих родителей, Джекил. Я в тебе не ошибался... Теперь ты видишь, Джера, какого истинное лицо того, кого ты любила? Разве я тебе не говорил?

Джера молча рыдала, сжимая в руках ладонь отца.

                 Ну что, добьешь меня... или в стиле своих родителей будешь смотреть, как я медленно истекаю кровью? - с презрительной усмешкой проговорил Даре`эльмир.

Джекил скривился, подошел к нему и прицелился из пистолета в Даре`эльмира. Он был готов выстрелить, но Джера вдруг вскочила, схватила его за руку и приставила дуло пистолета к своему животу.

                 Джекил, нет! Я тебе не позволю!.. Пожалуйста, есть еще шанс всё исправить!  Отпусти нас! Он единственный родитель, что у меня остался, ты же знаешь! Если в тебе осталась хоть капля благородства, отпусти! Не лишай меня самого дорогого, молю тебя! Ты ведь говорил, что любишь меня! Так сделай мне подарок, пожалуйста, не убивай его! Это единственное, о чем я тебя прошу, пожалуйста... Не надо! Это ведь не так уж много... Джекил... Он мой отец, пожалуйста... - взмолилась она, не давая ему отвести в сторону пистолет.

                 Джера... Не унижайся... Ты же видишь, ему всё равно на твои слезы... Ему плевать... Желание убить меня сильнее, я ведь говорил тебе о том, что так и будет... - прохрипел Демон, с презрением смотря на бездушное лицо императора.

                 Нет! Джекил, докажи, что он не прав... Уйди, оставь нас! Я сделаю, что угодно, только дай мне спасти отца! Пожалуйста!

Джера замолчала, полными слез и надежды глазами смотря в глаза Джекилу. Несколько секунд они так и стояли, но потом наследник отбросил её от себя.

                 Взять её!

                 НЕТ! ДЖЕКИЛ! Ты не можешь так поступить! Я верила тебе!

Но тут подошедший солдат с силой ударил Джеру прикладом по лицу. Её схватили и отнесли подальше от Джекила и Даре`эльмира. Она кричала и упиралась, так что её бросили к стене и стали избивать.

                 Джера! Оставьте её!.. Грязный ублюдок! Ты пришел за мной, при чем тут она?! - собрав всю злобу и силы прошипел Даре`эльмир, - Мразь. Мало того, что ты заставил её смотреть на этот кровавый цирк, заставил унижаться, так теперь еще и смеешься над её болью! Такую тварь, как ты нужно было задушить еще в колыбели, слышишь меня?! Прекрати немедленно, сволочь! Это я убил твою мать и отца! Я! Зачем ты пытаешь мою дочь?! Надо было оставить твоё тело остывать рядом с трупом этой стервы Миранды! Вы бы прекрасно дополнили друг друга!

Джеру бросили на пол. Она раскашлялась кровью, держась за ребра. Она попыталась встать, но боль была слишком сильна. Воину вдруг захотелось успокоить её, как-то утешить. Он не мог больше ничего сделать, кроме как протянуть ей руку, надеясь успеть хотя бы коснуться её. Джера, всплакнув, стала тянуть руку в ответ.

Джекил взял пистолет и подошел к Даре`эльмиру. Он с силой наступил Демону на живот. Воин поморщился от боли, кровь из ран брызнула сильнее, но руку он не отпустил. Тогда император выстрелил ему в грудь.

«Нет... Джера... Еще немного...» - думал он, чувствуя, как врезается в грудь вторая пуля.

                 Ты знаешь, что делать, Джера... - телепатически передал он ей

«Черт, в глазах темнеет... Холодно... Успеть бы дотянуться, проститься с дочерью...»

Боли от третьего выстрела он даже не почувствовал. Еще мгновение он пытался дотронуться до дочери, но не успел. Глаза заволокла тьма и всё в мире вдруг исчезло. Он не услышал полный горя крик Джеры, не увидел довольное лицо Джекила и ликующих солдат. Боль разом исчезла и разум погрузился в небытие.

 

Эпилог

 

Проснулся Даре`эльмир уже в Керофаре. Первым, что он увидел, было абсолютное черное небо, по которому медленно плыл белый обруч света. У Демона не было сил даже повернуть голову. Он плыл в лодке. Сгорбленная фигура, закутанная в плащ, размеренно гребла деревянным шестом, двигая лодку вперед. Воин слышал хор. На каменном берегу стояли молодые девушки и пели что-то невыразимо печальное, держа в руках свечи. Даре`эльмир чувствовал невыносимую усталость. Он закрыл глаза и уснул снова.

 

                 Вот ты и дома, дорогой сын, - услышал он, перед тем, как открыть глаза.

На этот раз он проснулся в комнате, очень похожей на ту, где он жил почти всю свою предыдущую жизнь. Он лежал на кровати. Фанкорна сидела рядом и улыбалась ему. Она мягко погладила его по голове.

                 Вот и всё... Ты погиб и теперь наконец присоединился к нам, нашему миру. Не нужно тебе больше страдать, теперь всё будет хорошо...

                 А Джера? Ей не причинят больше вреда? - всё еще чувствуя слабость, спросил Даре`эльмир.

                 Нет, не беспокойся. Она сбежит. Её физические раны вылечит Фейрана. Духовные, к сожалению, не способно вылечить даже время. Не печалься о ней. Ты воспитал сильную женщину. С ней всё будет хорошо. Теперь отдыхай, я не буду тебе мешать. Не так-то просто умереть в одном плане мироздания и возродиться в другом.

Богиня поцеловала его в лоб и ушла.

 

С тех пор Даре`эльмир привыкал к жизни в Керофаре. Впрочем, особо привыкать было не к чему. Фанкорна, зная его замкнутость и социофобию, подарила ему особняк подальше от своей столицы, в типичной глухомани. В этом особняке имелось всё, чтобы Демон жил спокойно и ни в чем не нуждался. Большую часть времени он проводил либо в библиотеке, либо во дворе, тренируясь, дабы не потерять форму. В замок матери он приходил только затем, чтобы узнать, как дела у Джеры. Фанкорна, всё стараясь доказать ему свою материнскую любовь, всегда находила для него минутку.

В целом, его не могло не радовать, что, убив Джекила, Джера практически сошла с его пути и всё меньше убивала собственноручно, как и Фейрана. Но, когда он узнал, что Джера с Тренмаром полюбили друг друга и от их союза даже появился сын Валейндмар, в душе у Даре`эльмира закрались сомнения: так ли бескорыстно было предложение Фанкорны н