Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    570 ( +738/-0 )
  • slivshin
    322 ( +227/-0 )
  • gen
    98 ( +53/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    88 ( +132/-0 )
  • beloborodov
    68 ( +105/-0 )
  • sovin1
    58 ( +41/-0 )
  • максим69
    55 ( +34/-0 )
  • Скволли
    50 ( +70/-0 )
  • Тиа Мелик
    49 ( +81/-0 )
  • Volgski
    46 ( +53/-0 )

( Голосов: 1 )
Avatar
крестик 2
03.11.2018 02:08
Автор: лари клионова

Здание военкомата было кирпичным, но пепельного цвета, потому что события, происходившие во времени, сделали его таким. Внутри здания с разным напором и рвением трудились люди, главной задачей которых  было выявлять дееспособных молодых людей и отправлять их в различные армейские части страны.

 Наш герой, высокий, кудрявый юноша, Генка Кудряшов знал, что вот-вот ему принесут повестку и он будет вынужден отправиться служить. Попав в воинскую часть, надо будет осваивать, с трудом, забыв про лень и гражданские привычки, профессию солдата, ведь ты, блин, теперь в армии, как поют ребята из "статус кво".

 В соседнем доме обретались ровесники Генки, братья Матвеевы, которые были то ли баптистами, то ли молоканами, то ли ещё кем-то и когда им принесли повестки, они даже не пошевелились в эту сторону. Вскоре повестки вновь оказались в почтовом ящике их квартиры. Тогда отец Матвеевых, Матвей Матвеев, сутулый мужчина лет пятидесяти, сопровождаемый друзьями, на лицах которых было написано непоколебимое упрямство, он и они, не торопясь, после полудня отправились в это учреждение под названием военкомат. Проведя там часа три, они вышли оттуда и на их лицах была нарисована всё та же непоколебимая твёрдость. И братья Матвеевы, ровесники Генки Кудряшова, были освобождены от армии. Вера, блин. И военкомату она была не по зубам.

 А Генка Кудряшов, на голове которого волос стало меньше, чем на зубной щётке, покорно поехал с группой таких же покорных пацанов, в сопровождении длинного лейтенанта, носатого, губастого, сперва на машине песочно-пепельного цвета, потом на поезде почти такого же цвета, в воинскую часть под Краснодар.

 В то время в районе Кавказских гор стали возникать неприятные ситуации, их создавали неприятные люди, которым не нравилась та политика, которую им предложило правительство страны. Ситуации в районе Кавказских гор становились всё более неприятными и тогда правительство приказало отвечающим за оборону генералам направить туда военные группы.

 Генка Кудряшов оказался в составе одной из милитари групп, переброшенных в район Кавказских гор. Когда было свободное время, Генка, облачённый в солдатскую одёжку, угрюмо посматривал  на горы, которые казались ему безразмерными и безучастными. Казалось, им было совершенно безразлично, что вокруг происходило.

 На разводе речь пошла о том, чтобы нескольких благонадёжных солдатиков отправить на кпп, что близко от границы, за которой возникали неприятные ситуации. Это было потрёпанное здание, похожее на лачугу бомжей. Возникла необходимость расположить там энное количество солдат для контроля за перемещением, за активным перемещением активных людей.

 Капитан Михеев, усатый дядька в серой униформе, вызвал к себе сержанта Соловьёва и сказал ему, чтобы он взял пятерых молодых и выдвигался на отдалённое "кпп". Соловьёв, носивший пилотку на затылке, мордатый, как хряк и глазастый, как гриф, сказал Михееву, что эти ребята не совсем готовы к такому наряду. Михеев напрягся и, повысив голос, сказал сержанту, чтобы он не забывался, с кем он говорит и просто исполнял приказы. Соловьёв отдал честь и ретировался.

 В комнату, представляющую собой нутро трёхметрового куба, вошёл парень в одёжке песочного с крошками сосновой ветки цвета, с погонами рядового. Утюг подключил, одёжку с себя снял и занялся глажкой. В комнату протиснулся парень в одёжке песочного с крошками травы цвета, с сержантскими метками. На его вытянутом лице были все детали, которые там должны быть. Раздвигая плечами воздух, сержант Шерстнёв прошёл до середины комнаты и притормозил, как бы ступни в пол вонзил. Увидав на тонкой шее Кудряшова Генки крестик, сержант проголосил:

 - Это у тебя крестик что ли?

 - Ну да, крестик.

 - А ты чего, верящий?

 - Ну да, я верующий.

 Лицо сержанта было чесночного цвета и звук его голоса напоминал звук пилы,режущей бревно. Он сказал:

 - На верящего ты не похож.

 - А как выглядит верующий?- спросил Генка.

 - Верящий не служит на государство,- сказал сержант и,уходя, прибавил,- не забудь про построение через...

 В комнате, напоминавшей трёхметровый куб,находились двое. Кудряшов, блестя лысиной,сутуло гладил свою гимнастёрку. Другой парень,Степан Хладный,сидел на стуле и бездумно созерцал вид за окном.Вскоре он встрепенулся и оглянулся.Заметив на шее у Генки крестик, он спросил:

 - Это у тебя чего,крестик?

 - Ну да,крестик,- кивнул озабоченный Генка. Он озабоченно прижал многократно облапанный,видавший виды утюг к распластанному рукаву.

 - А ты чего,верующий что ли? - зевнув,спросил Степан.

 - Да я и сам не знаю,- сказал Генка.

 - А чего так? - В глазах Степана появился интерес.

 - Несколько лет назад моя бабушка одела мне крестик... - Генка умолк,сосредоточившись на утюге.

 - Бабушка одела тебе крестик?

 - Ну да... Одела мне крестик и наказала, чтоб я его никогда не снимал.

 - И чего?

 - Ну я его не снимал.Когда цепка порвалась,я его на верёвку крепкую и так и ношу, не снимая.

 - Ну ты, брат! - Сказал Степан и продолжил,- А ты, Генка,в школе, поди,учился.Или нет? Ты ведь,поди, не знаешь разницу между "одеть" и "надеть". Говоришь,что бабушка одела тебе крестик,а ведь надо говорить, что бабушка надела тебе крестик. Одевают девку, например,портные или ухажёры.

 - Какая разница,- грустно сказал Генка.

 - Ну да вот есть разница,брат, таковы правила русского языка,- изрёк Степан.- Там, откуда я ушёл в армию, у меня дружок есть, чуть постарше меня, Пашка Запаршин. Так он тоже постоянно так говорит: "я одел пальто", "надо одеть ботинки" и тому подобное. Вот такой он неуч. А так вообще парень хороший.Добрый.- Степан изобразил на лице задумчивость.Затем он изобразил на своём фейсе радость, оторвался от стула и приблизился к Генке.Рассмотрев Генку повнимательней, он изрёк,- Держись, браток, всё будет норм!- И пятернёй, похожей на грабли, хлопнул товарища по спине.

 Степан бестолково погулял по бытовке и снова присел.

 - Ты знаешь,Ген,- сказал Степан,- я же сам тоже верующий.Я тебе чуток завидую, что ты крестик носишь на шее. Но ты сам погляди, многие таскают крестики на шеях, в том числе алкаши, бандиты, артисты, бизнесмены, чиновники, и что, они все верующие? Что-то я сомневаюсь. Я вот не ношу крестики, а считаю себя верующим. И тебя ещё могу научить вере. У меня старший брат верующий, вот он меня и научил.

 - А чему тут учиться?- Лениво спросил Генка.

 - Ну как чему? Поведению, блин. Верующий ведёт себя подобающе.- Степан воодушевился. И продолжал,- я тебя научу, если ты хочешь. А потом узнаешь.

 - Ну научи,- кивая головушкой, сказал Кудряшов.

 Таким образом Степан стал наставником своего сослуживца. И через неделю Генка понял, что значит быть верующим.

 Но вот пришла пора ехать на дальнее "кпп". Парни экипировались. Молодые, подтянутые, слегка понурые, рядовые Генка, Матвей, Павел,Пётр, Степан и сержант Соловьёв,мордатый,ка кабан и глазастый,как хищная птица.

 Здание кпп было грязным, полуразваленным, похожим на жилище зомби. Пятеро дежурных, красноглазых, невыспавшихся, встретили смену с радостью. Они залезли в автомобиль песочного с крошками травы цвета, который помчался прочь от этого безлюдного места.

 Сержант безалаберно распорядился и группа сутулых парней в одежде песочного с крошками травы цвета заняла позицию.

 Генка хозяйственно пошарил по комнаткам, нашёл чёрную печку, горячий почерневший чайник, обрадовался сам и обрадовал остальных. Рядовой Хладный приободрился и сказал во всеуслышание, что всё будет в порядке. Он в этом уверен. Затем он своей увесистой пятернёй,похожей на грабли, хлопнул каждого по спине.

 Сержант, борясь со сном, заявил,что двое должны вооружиться и выдвигаться на пост. Генка и Степан, обменявшись взглядами,собрались. Остальные пожелали им спокойной службы.

 Стемнело. Как будто участок пространства завернули в чёрную ткань. Генка стоял на напряжённых ногах,расположив холодные пятерни на твёрдом металле автомата. Степан, пройдя вправо несколько метров, увидел здоровенный тёмный камень,смахивавший на дизайнерское кресло. Степан присел на камень. АК висел у него за спиной. Вдали зажужжал двигатель автомобиля. Степан приставил к глазам бинокль для ночного видения. Вскоре он узрел микроавтобус, выруливший на дорогу,что вела прямо к кпп.

 Генка осторожно присел в позицию стрельца.

 Тёмный микроавтобус притормозил, как бы колёса в землю вонзил. Дверь зашумела,пытаясь что-то сказать,и отворилась. Из тьмы салона резво выскочил парень, лицо которого было как будто вырезано из обломка дерева. Серая одёжка,автомат узи,направленный в грудь Степана,суровый взгляд на деревянном лице - всё свидетельствовало о нападении. Степан расслабился и промолвил:

 - Брат, что-то случилось? Чем я могу тебе помочь?

 Сероодёжный в ответ сказал и в его речи было что-то от трения металла по дереву:

 - Тебе надо поднять руки и сдать оружие.

 - Конечно, брат. Не вопрос.Ты говори,чего надо и мы всё сделаем.Мы здесь для того,чтоб помогать нашим братьям.

 Степан приблизился, спокойно смотря в глаза пришельца. Передняя дверь микроавтобуса со скрипом отворилась и оттуда выпростал себя дядька в чуть более строгом облачении, с шапкой тёмного hаirа на голове. Он строго сказал:

 - Я дженерал армии нашей свободной республики. Немедленно сдайте оружие и проводите меня к вашему начальству.

 - О, брат,я приветствую тебя,- сказал Степан, сделав серьёзный вид.- Я ждал своих братьев,чтобы обнять их, и вот вы пришли, дорогие братья.

 У дженерала лицо выразило недоумение, он хотел сменить выражение лица, но не смог. Он хотел что-то сказать, но слова в голове превратились в кашу. И надо было извлечь из этой каши что-то связное.

 Степан продолжал:

 - Брат, дорогой, чем я могу помочь тебе?

 Дженерал и его тёмно-серые подчинённые никак не ожидали такого приёма.

 Такого не должно было быть. Но это естественно происходило. Суровые пришельцы, воспитанники гор и сутулые работники кпп присели у разведённого костра,кто на что присел, на деревянный ящик, на разбитое колесо от какого-то авто, на обломок камня и задумчиво молчали, таращась на танцующий огонь. До самого утра они так сидели, по макушку погружённые в свои думы, а потом встали и неуклюже облапили друг друга, прощаясь. Сержант Соловьёв осторожно облапил худощавого дженерала,одежда которого была цвета цемента, смешанного с кактусовой крошкой, и пожелал ему доброго пути.

 Люди в потёртых одёжках уселись в своё авто, которое ещё не настолько почернело от времени, чтобы не блестеть на утреннем солнце. Почерневшей от времени поверхностью ловя направленные лучи солнца, микроавтобус развернулся , газанул и скоренько скрылся из глаз тех, которые упёрто стояли возле замызганного здания,похожего на жилище бомжей.

 Сутулые вояки так и смотрели куда-то вдаль,на горизонт или за него, реализуя свои метафизические таланты и сонно вздрогнули, когда Степан во всеуслышание сказал, что завтрак готов и можно подкрепиться перед тем, как приедет смена.

 Прошло два дня. По приказу сверху подразделение, в котором Генка обретался, было переброшено на север, куда-то то ли под Архангельск,то ли под Колыму. Там Генка дослуживал и оттуда,когда подошло время, отправился восвояси.

 Кудряшов, на голове которого появились маленькие кудри,прибыв домой, во Владимирскую область,стал жить и поживать. Жил и поживал он. Бывало,присев на кухне и уперев локти в столешницу кофейного цвета, клал подбородок на пятерни и интенсивно думал думу,кумекал и шевелил мозгами. Когда-то он считал, что если он носит на шее крестик,значит он верующий. Познакомившись со Степаном Хладным, вняв тому,что Степан говорил, Генка допёр,что верить в висящий на шее крестик - это то же самое,что вериь в чёрную кошку, перешедшую дорогу, в то, что нельзя здороваться через порог и в тому подобную белиберду.

 Не встреться ему на пути Степан,  Генка Кудряшов, вступив в спор с боевиками,возлёг бы в сыру землю и лежал бы там. А его мать лила бы по нём крокодильи слёзы.И какие-то образованные люди считали бы его геройски погибшим.

 В то время, до приезда на то отдалённое "кпп", когда Степан проникновенно объяснил Генке, что к чему, они стали вместе применять метод направленной молитвы, оперируя понятиями любви и благодарности. Степан тогда обмолвился, что из Генки может получиться толковый верующий.

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 621 гостей и 5 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7466
5276
4545
2789
2619
2508
2445
1789
1748
1606

Комментарии