Поиск документов загрузить прошивка ios 8 скачать для андроид appsgames.ru.
    
 
     
 
 
Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    462 ( +592 )
  • slivshin
    256 ( +233 )
  • sovin1
    126 ( +133 )
  • Владимир Константинович
    119 ( +81 )
  • gen
    115 ( +72 )
  • Соломон Ягодкин
    98 ( +147 )
  • Аркадий Голод
    53 ( +101 )
  • максим69
    52 ( +39 )
  • Сергей Арт.
    47 ( +88 )
  • Оскар Природин
    36 ( +43 )

( Голосов: 4 )
Avatar
Другой - 15. Скорая помощь.
17.11.2018 10:23
Автор: Голод Аркадий Иосифович

В этом году сухая и довольно тёплая погода задержалась до начала ноября. И ноябрьские праздники были тёплыми и солнечными. Ясное дело, седьмого ноября Оля была напрочь лишена свободы. Директорская должность  требовала её обязательного присутствия и участия во всяких официальных, не к ночи будь сказано, мероприятиях. Зато восьмое и девятое, которые пришлись на субботу и воскресенье были целиком нашими. Тем более, что встречаться удавалось всё реже. Работа съедала всё её время, и даже не столько работа, сколько квазиосмысленное административное времяпровождение.                                             Уже совсем редко ей удавалось быть Учительницей. Может быть мешало её довольно высокое положение и известность, которые пришли к ней, когда она  стала директором  химического завода, и не  какого-нибудь одного из многих, а почти уникального. Таких было всего несколько во всём мире. А у нас в стране - только один.                                                                          И вот теперь к ней просто перестали обращаться  с теми проблемами, которые только она могла бы решить. Стеснялись, наверно, беспокоить столь высокую персону. И было ей от того ужасно скучно. К тому же начали изменяться наши отношения. Иногда  у неё прорывалось: "Всё, что я тебе могла...". Мы оба были Другими и мы были Другими по разному. Во многом наши возможности совпадали, но в чём-то она безусловно и навсегда превосходила меня, в чем-то ей было до меня далеко. Мы отлично дополняли друг друга, были конгруэнтны.  Обращения по телефону: "Здравствуйте, можно Учителя? -  уже не очень меня удивляли. Но учительствовать вместе - это стало такой редкостью... 

Мы забрались в Горелый лес. Горел он давным-давно, лет сорок назад, и следов от того пожара не осталось, но в полном соответствии с законами экологии сгоревшие мачтовые сосны заместились всякой лесной всячиной, необыкновенно живописной в середине осени. Мы катались наугад по лесным дорогам, останавливались в самых красивых местах, гуляли, болтали обо всём и ни о чём. Я время от времени пускал в ход одну из  своих фотокамер: то "Никон" с портретником 50-120, то "Зенит" с мощным 500 миллиметровым МТО. И было нам хорошо.

Отчаянный женский крик мы услышали одновременно, и, хотя он был на пределе слышимости, мы оба одновременно бросились к машине. Очень нехороший был крик, очень. Ольга вела свою "Ниву", стараясь придерживаться направления на источник звука. Вот где проявилась замечательная вездеходность этой машины! К сожалению, слишком шумной. Приходилось время от времени останавливаться, глушить мотор и уточнять курс. Благо, лес был довольно редким, и мы срезали дорожные загогулины, лавируя между деревьями, и снова возвращаясь на  дорогу. За очередным поворотом узрели вишнёвую "Девятку", стоящую на обочине со  всеми четырьмя открытыми дверями. Остановились. Что-то среднее между хриплым воплем и стоном слева. Оля рванула напролом сквозь мелкий кустарник и через каких-то полсотни метров резко тормознула на самой границе небольшой поляны. Я уже хотел выскочить из машины, но она придержала меня. 

- Уже не так срочно. Снимай!

Крики прекратились. Было видно, что двое насильников держали свою жертву за руки и ноги, а третий уже овладел ею.  Несколько кадров на "автомате" через лобовое стекло, и мы одновременно покинули машину, стараясь двигаться быстро,  но не слишком шумно.

Зря мы так осторожничали. Эти твари были настолько увлечены своим гнусным делом, что полностью отключились от окружающей действительности. А чего или кого  им было опасаться в этом глухом месте? Если бы не наш обострённый тренировками слух, они словили бы полный кайф совершенно безнаказанно. Но мы были уже здесь. И действовали синхронно. Резкий толчок напряжённым указательным пальцем в затылочную ямку, и два бесчувственных организма отлетели в сторону. Я схватил  мерзко сопевшего насильника за шкирку обеими руками и вздёрнул его в воздух. В нём было килограммов семьдесят, не больше. Он даже не успел осознать случившееся, как Ольга оказалась перед ним и нанесла ему страшный удар ногой. Силой и меткостью моя Учительница не обделена, поэтому поганец даже не вскрикнул, только моментально скрючился, как варёная креветка. Ольга брезгливо сплюнула.

- Тьфу, перестаралась. Не прочувствовал, гад. Брось это падло!

Я разжал руки, и он плюхнулся, как мешок с дерьмом. И тут же получил ещё два удара. Явно что-то хрустнуло. Копчик или крестец - не знаю. Никогда раньше я не видел на прекрасном Ольгином лице такого выражения: отвращение и беспощадная ненависть одновременно. Такой же экзекуции она подвергла и двух других.

- Оля, хватит. Займись девочкой, а  с этими дальше сам разберусь.

Она кивнула, легко подхватила на руки остававшуюся в глубоком обмороке жертву насилия и унесла её в машину. А я просканировал валявшиеся на жухлой траве организмы. Угрозы для жизни нет. Скоро очухаются. Позы самые безопасные - на боку, мордами слегка вниз. Удивительно, но они все были мокрыми и уляпанными  липкой грязью с ног до головы! Где они её раздобыли в такую погоду?

Без малейших церемоний содрал с них штаны со всем исподним, подрал всё в клочья и раскидал  их по деревьям: куда попало, но повыше. И пошёл помогать Оле. А по пути к машине сам чуть не принял грязевую ванну. Большая часть поляны была - не знаю, как это правильно называется - бочажиной, болотиной. В общем такой лесной лоханкой, заполненной жидкой грязью и заросшей травой. По всей видимости, девушке в какой-то момент удалось вырваться из рук насильников. С разбегу она влетела в эту болотину, завязла, упала, и тут они её снова схватили.

Когда мы выбрались на дорогу, я остановил машину и шаркающей походкой пошёл к вишнёвой "Девятке".

- Марк, ты куда?!

- Олечка, две минуты. Продлю им удовольствие.

Ни к чему другому не прикасаясь руками,  выдернул из кабины нужное, а потом  локтем вдавил шпеньки стопоров замка  всех  дверей и пинками с треском их захлопнул. Подобрал с земли несколько шишек, ещё какой-то мусор и наглухо забил всем этим выхлопную трубу. Это действительно заняло всего пару минут. Потом вернулся в "Ниву" и мы двинули домой.

Где мы находимся, ни я, ни Ольга понятия не имели. Поэтому, приблизительно сориентировавшись по солнцу и часам, благо - день был почти безоблачный, направились на юг, где по идее должны были выкатиться на приличную дорогу. И не ошиблись. Ещё минут через десять встретился указатель: "Белокаменское - 8 км". Отлично. Оттуда до дому километров тридцать всего. Я придавил педаль и мы понеслись с ветерком. Оля на заднем сиденье занималась девушкой, медленно и осторожно приводя её в сознание.

- Едем ко мне. Ты сейчас слишком заметная персона. А к студенту могут шастать дамы в любой степени растрёпанности. Делов-то! Как вы там, девушки?

- Живы пока. Гони осторожнее, тут не тебе на автобан. 

- Принято. Оль, там у меня в фото-рюкзачке термос с шиповниковым чаем. Напои нашу попутчицу. Она же мокрая вся.

- Вовремя вспомнил. Исполняю.

До того, как вернуть девушке  сознание, Оля тщательно обследовала её и убедилась в отсутствии серьёзных травм, кроме психологической, разумеется.  Тоже  мокрая и грязная до невозможности. Несколько ссадин и кровоподтёков, лёгкие растяжения связок - пустяки. Травматических сигналов от вагины Оля не поймала. Почти. Насилие всегда травмирует слизистую, но это легко поправимо. Главное, нет разрывов и кровотечения. Всё равно надо потом проверить.

- Ребята, вы кто и куда меня везёте? И где … те?

- Мы обыкновенные люди. Услышали твой крик и прибежали. Я - Оля, он - Марк, мой друг. Везем к нам домой. Мы тебя застали в шоке, без сознания. Приедем, поможем как следует оклематься, а потом скажешь, чем тебе ещё помочь. А те... Те сейчас грешникам в аду завидуют. Я им, правда, маловато дала, но Марк от себя прибавил. Добавки не попросят, хотя следовало бы. Тебя-то как звать? 

- Надя. А...

- Надь, давай все вопросы потом. Через полчаса будем дома. Не надо Марка от дороги отвлекать. Он ещё к этой машине не привык. Потом поболтаем. Отдыхай.

Не обнаружив в поле зрения ничего похожего на ГАИ,  нахально подрулил вплотную к дверям подъезда. Оля с Надей быстренько вышли и потопали  по лестнице, а я отогнал машину на законное место и тоже поднялся наверх. Оля открывала дверь своим ключом,  и они уже были в квартире. Судя по звукам - в ванной. Поэтому мне пришлось, скинув лесную амуницию, наскоро умыться на кухне перед тем, как переодеться в домашнее. Поставил на конфорку чайник, проверил свои припасы и, расположившись в  кресле, сосредоточился на слухе. Оля отводила душу в любимейшей из своих ролей - Учительницы. Целительницы - это вернее.  Минут за десять я получил всю нужную мне информацию и переместился на кухню, где занялся стряпнёй.                                                                                                                                     Никаких дамских халатов у меня не водилось. И мужских тоже. Мне самому они были не нужны, а с Олей, когда она оставалась у меня, мы отлично обходились без одежды. Поэтому я ничуть не удивился, когда они вышли в моих манатках. Оля - в белой майке,  вполне сходившей ей за античную тунику - при разнице в нашем росте всего около пятнадцати сантиметров.  Она ещё и подпоясалась найденным в шкафу ремешком. А Надя - в моей рубашке, которая на ней смотрелась как просторный халат до колен. Всё вполне пристойно.

- Пока Оля там развешивает, садись. Расслабься. Здесь спокойно и абсолютно безопасно. Этот дом - твоя крепость.

- А те?

- Им не до тебя. Сейчас они изо всех сил стараются просто выжить. И откуда им знать, куда ты подевалась? Память им тоже отшибло - не сомневайся. Скажи лучше, как себя чувствуешь? Сильно болит?

Она покраснела, натянула подол рубашки на колени.

- Я же тебе говорила: Марк - медик, без пяти минут врач. Можешь его не стесняться.

Это вернулась Ольга, во всём своём античном великолепии выглядевшая как настоящая спартанка Устроилась в кресле и приняла свою любимую позу: нога на ногу, руки за головой. Отсутствие хоть чего-либо под короткой "туникой" её ни в малейшей мере не смущало. Мне достался стул.

- Значит так, девушка. Не будем зря тратить время. Всё, что известно Оле, знаем мы оба. И всё, что вы делали в ванной - я тоже слышал. Надюша, спокойно. Тебе Оля уже объяснила: у нас обоих слух и другие чувства сильнее, чем у обычного среднего человека. Никаких чудес - особые тренировки. Именно это тебя спасло там, в лесу. Услышали и успели. Мы ничего не делаем просто так. Всё имеет смысл, вопросы - не от любопытства. Смысл - помочь тебе.

- Когда мы ехали, всё болело, везде. Особенно - там. Думала по лестнице не взберусь. А Оля меня как-то по особому искупала и...

- Ладно, что она делала, я знаю. Как сейчас?

- Удивительно, как новая! Только ещё... не знаю...

- Страх.

- Да. Я же всё понимаю. Понимаю. Ты вот... и Марк. Меня спас. Но я тебя не боюсь, а тебя...

- Это обычно в таких случаях. Ты боишься мужчины. Не буду клясться и божиться, что я вот не такой. Сама это видишь и понимаешь. Умом понимаешь, что тех - единицы. Это вообще не мужчины. Это...

- Самцы, животные, твари!

- Не согласен. Не надо обижать животных, они не могут выступить с защитной речью. Оль, я не ошибаюсь?

Она принюхалась

- Пару минут, и всё сгорит. Ладно, вы беседуйте, а я - на кухню. Жалко, если пропадёт.  Есть охота - сил нет.

Ольга исчезла из кресла и тут же на кухне лязгнула дверка духовки. Надя только удивлённо захлопала глазами.

- Она не то ещё умеет. Так вот, о животных. Ни у одного животного самец не притронется к самке без её согласия. Никакой орангутан, лев или крокодил. Самка решает: когда и с кем. Значит, эти - они даже не животные. Какие-то низшие твари. Много у меня общего с такой?

- Марк, не надо так. Я  совсем не хочу тебя обидеть.

- Я же сказал: это обычно. После такого женщина возвращается к норме через год - в лучшем случае. Тебе повезло, что ты уже раньше, как пишут в Библии, познала мужа. Большим травматическим фактором меньше. Но всё равно, без помощи  - год.  Кое-что Оля уже сделала. Много сделала. Как ты себя чувствуешь сейчас?

- Нормально. Я уже говорила: нормально.

- А прошло только несколько часов.

- Правда. А как будто - лет.

Она надолго задумалась. Я аккуратно подстроился под неё: поза, дыхание, выражение лица. Осторожно повёл. Когда установился надёжный бессловесный раппорт, тихо заговорил. Подставил ладони, она положила на них свои. Это у меня был первый такой случай. Послал сигнал Ольге. Она появилась в дверях кухни и смотрела на нас оттуда. Утвердительно кивнула. И я продолжил уже спокойнее и увереннее.

- Ой, Марк, я кажется задремала. Простите.

- За что?  После такой нервной и физической встряски - это самое то, что тебе необходимо. Природа. Есть хочешь?

- Больше пить хочу. Но и поесть - тоже. 

- Тогда пошли на кухню. У Оли уже всё готово. Лень сюда тащить. 

Надя  встала из кресла свободно и легко. Потянулась так, что захрустели суставы. Ойкнула.

- У тебя связки растянуты в нескольких местах. Пустяки, подлечим. Но ты уже выглядишь неплохо. И чувствуешь себя - тоже. Приятно посмотреть на свою хорошую работу. 

Она недоверчиво, но уже без малейшего страха всмотрелась в наши довольные улыбающиеся физиономии.

- Ребята, вы кто? Колдуны? Волшебники?

- Всё помнишь, но уже не страшно? Отвалилось и ушло? Не давит душу? Свободна!

- Какие же вы (Она запнулась, подбирая слова.)… красивые!

- Ага, лирика попёрла. А за ней - голодный обморок. Марк, тащи её к столу. Пожрём, продолжим разговоры.

- Надь, когда ты там на дороге голосовала, у тебя было что-то с собой? Сумка, рюкзак... не знаю, кошелёк? Было же что-то!

- Да. Боже мой! Сумка была. С  кошельком. И паспорт. Косметичка. Как же я теперь...

- Вот эта - твоя? Марк прихватил её в машине у тех, перед тем, как устроить им развлечение.

- Моя. Как вы даже и об этом  успели  подумать?!

- Марку спасибо. Я не допёрла. Возилась с тобой.

- Надюша, открой и проверь, всё ли на месте? Да сиди ты! Ясно, что ты нас за воров не держишь! Мне важно, не осталось ли у тех что-то твоё: с именем, адресом... с твоими координатами, в общем. Документ, письмо. Не спеши, проверь и припомни очень тщательно. Это жизненно важно. Можешь вывалить всё а стол. Мы выйдем.

- Не надо. Какие у меня секреты.

Она вытряхнула содержимое сумки и старательно пересмотрела. Посидела в задумчивости. Снова полезла в сумку, в боковой кармашек. Облегченно вздохнула.

- Вот она. Всё на месте. Я сперва испугалась: записка с адресом подруги в городе. Я к ней ехала. Нашлась. А почему "жизненно важно"?  Они могут меня найти?

- Сдалась ты им. Мы о себе беспокоимся. Понимаешь, мы не просто так тебя отбили. Мы им, всем троим всё отбили. Хорошо, если ссать смогут естественным путём. И ещё всяких гадостей им натворили.

- Правда?! Так им и надо!

- А нам? Непонятно? Милиция это дело будет расследовать обязательно. Даже они не пожалуются - персонал больницы обязан известить правоохранительные органы. А в больнице они окажутся обязательно, иначе сдохнут. В милиции дураки бывают, как и везде, но там и умных полно.  У нас идиотские законы. Тебе нужно расследование и судебный процесс, где тебя изваляют в грязи и прославят на весь свет?  Тебя обследуют и не найдут следов насилия. На скамье подсудимых окажешься ты - за клевету. И мы - за всё остальное в особо циничной форме. Лет десять строгого режима. Ну, как тебе такая перспектива?

- Да уж. Спасибо, просветил. За всё спасибо, ребята!

Она помолчала, напряглась. Я примерно представлял, что она не решается сказать, но не собирался ей помогать. Есть ситуации, когда помощь вредна. 

- Марк, Оля... Я же не дура. Я понимаю, вы не обычные люди. Вы какие-то особенные, другие. Не спрашиваю - не скажете всё равно. Кроме ваших имён не знаю ничего и не надо мне  знать. Крепче спать буду. Всю благодарность не выражу - не сумею. Вы и так понимаете. Ни одной живой душе про вас не расскажу. Мне это самой во вред. Вопрос - что дальше?

В яблочко! Везёт нам на умных людей. Сбить пафос, и finis coronat opus.

- Выше ноту можешь задрать? Или петуха пустишь? Ты сделала глупость - села не в ту машину. Мы твою глупость исправили. Всего делов. Я всю нашу  одежду постирала и повесила сушиться над плитой - ты сама видела. Можешь одеться нормально. Если хочешь. Уходить сейчас тебе не стоит - ночь уже. Куда ты попрёшься? Мне тебя нетрудно подвезти, но куда? К этой твоей подруге? Во как она удивится!

- А что мне тогда делать?

- Есть варианты. Можем поехать ко мне. Я живу в другом месте. Это квартира Марка. Можем остаться все трое здесь. Места хватит. Мы с тобой в спальне, он и на диване выспится. Или ты на диване. Это, если ты опасаешься остаться с ним наедине. А утром посадим тебя в автобус и поедешь домой или куда захочешь. А до того неплохо будет Марку привести в порядок твои растянутые связки. Он это умеет лучше, чем я. К тому же...

Надя засмеялась .

- Не мудри. Почувствовать мужские руки - добрые, не злые. Мне это нужно, я ж понимаю. Не боюсь  я. Кого мне бояться тут.? Его? Мне на него молиться надо. Да и так, он мухи не обидит. Езжай домой. Только давай завтра увидимся ещё, ладно?

Через пару недель Таня отозвала меня в сторонку.

- Тебе от папы привет.

- Спасибо. Но это не всё. Что он хотел передать? Только точно.

Точно? Значит так: "Передай Марку с Олей, что они скорую помощь оказали правильно и в должном объёме. Я совсем не против. Только в дальнейшем пусть не увлекаются радикальными процедурами на местности. Могут быть осложнения.". 

- Танечка, передай Виктору Евгеньевичу большущее спасибо  и скажи, что его указание исполним в точности. Рисковать осложнениями не будем. 


 

Комментарии  

 
+2 # slivshin 17.11.2018 11:27
Круто, однако! good
 
 
+2 # Лена Пчёлкина 17.11.2018 17:05
Может быть, я лезу со своими дилетантскими рассуждениями, но мне думается, что из этого повествования получился бы прекрасный киносценарий.

????

rose
 
 
+1 # Владимир Константинович 09.12.2018 03:35
Трудно смотреть фильмы, где причиняют боль женщинам. Сумеет ли режиссёр обойти сцену насилия? Спрятать за растительностью или ещё как? Этот эпизод не должен быть центральным в фильме. Ведь "в кино ходят и дети".
Это рассказ о доброте и о том, что справедливость довольно часто торжествует. Сила должна быть доброй!!! Нужно показывать оптимистические , жизнеутверждающ ие фильмы. Рассказ как раз такой. И у режиссёра всегда есть выбор, каким повествованием показывать фильм о победе добра над злом.
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1292 гостей и 10 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
8108
3552
3117
3113
2109
1919
1860
1699
1425
1252

Комментарии