Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    351 ( +601 )
  • slivshin
    317 ( +512 )
  • Лена Пчёлкина
    290 ( +445 )
  • olivka
    120 ( +206 )
  • gen
    106 ( +134 )
  • sovin1
    91 ( +201 )
  • Соломон Ягодкин
    84 ( +148 )
  • Олег Русаков
    59 ( +128 )
  • Бонди
    59 ( +88 )
  • Тамара Фёдоровна Москаленко
    49 ( +82 )

( Голосов: 2 )
Avatar
ДНЕВНИК ИНСТРУКТОРА РАЙКОМА КПСС. Глава 6
22.11.2018 15:53
Автор: K.V.C.

Продолжение. Начало на этой же странице. 

51. ПЛАНЕТОХОД «ЛуАЗ».

Инструктор райкома комсомола Петров купил на полученное наследство автомобиль «ЛуАЗ». Автомобиль был незаменим на просёлочных дорогах, при поездках на рыбалку, охоту, по грибы, ягоды и веники. Удобен был автомобиль и для перевозки мелкого домашнего скота и мебели. Зимняя его эксплуатация осложнялась доставшейся от его «родного брата» «Запорожца» бензиновой печкой обогрева салона. Да и ничем не утеплённый тент этого кабриолета не позволял активно его эксплуатировать в зимние месяцы. Но по снегу он шёл так же хорошо, как и по грязи, его проходимость была близка к абсолютной, как у настоящего планетохода. Автомобиль был незаменим при выездах на природу всей команды аппарата райкома комсомола. В одну служебную «Волгу» все не вмещались. Когда шёл дождь, все перебирались в один автомобиль и сидели, тесно прижавшись, дружным, почти семейным коллективом.
Увы, представительским автомобилем назвать его было никак нельзя. Стоило Петрову остановиться где-нибудь около кучки знакомых мужиков, как все обступали интересный автомобиль, начиналось рассматривание, расспрашивание, обсуждение.
- А вот в колхозе «Ленина мечта» мужик поставил на такой «запорожец» мотор от «Москвича», знаешь, как прёт! И система охлаждения теперь не воздушная, и отопитель салона вполне нормальный, не бензиновый.
- А вот у меня знакомый вместо тента приспособил верхнюю часть будки от грузовичка «ИЖ» и утеплил её. Ты не хочешь так сделать?
- А дверки от автомобиля «ГАЗ-66» не пробовал поставить? Классно получается!
Такие вопросы и разговоры «бесили» Петрова. Весь смысл их сводился к одному: «Ты что это на недоделанном автомобиле ездишь?» Вот такое чудо советской автомобильной промышленности ездило по дорогам, вдохновляя их владельцев на творческие подвиги.
Март 1986.

52. СЕКРЕТ УСПЕХА.

Восьмое марта опять праздновали в кафе аппаратами двух зданий – райкома и райисполкома. В разгар празднования между двумя инструкторами райкома партии зашёл разговор об успехах района. Более опытный Смирнов-Ростовцев рассказывал:
- Весь секрет нашего успеха, Сергей Иванович, скрыт в нашем географическом положении. Район не расположен на торговых путях, мы живём не в пригороде, до областного центра более двухсот километров, и до железной дороги полторы сотни. И автомобильная дорога до нас не самая ровная. Но наш район по многим показателям первый в области и только по некоторым уступает Пригородному, в котором всё «под рукой». Даже в спорте мы делим первые места только с этим районом. Но именно на нашем отдалении от областного центра на могучей сибирской реке начинаются удачные места рыбалки. А на неё всегда удобно пригласить областное начальство. Чего-чего, а ублажать городских бюрократов в нашем районе умеют.
- В других районах тоже могут приглашать на рыбалку?
- Могут, но расположенные по реке ниже нас райцентры, находятся дальше от областного центра, дорога до них дольше и хуже, а выше нас по реке – стерлядь ловится плохо. И река протекает не через все районы. А где рыбалка, там и баня с массажистками, и стол с угощениями. И скатерть-самобранка, и Золотая Рыбка на посылках и на сковородках. Поэтому нам легче других получать по фондам строительные материалы, технику, а так же автомобили, мотоциклы и мясорубки для продажи передовикам производства. А это означает, что у нас лучше организовано стимулирование и не только в производстве, но и в общественной жизни. Нас реже и не так строго, как других проверяют комиссии, ревизии. А когда ревизия всё-таки приезжает, обе стороны знают негласные правила игры: «Комиссию надо щедро встретить, щедро проводить, и чтобы документы были в порядке». Бюрократы привыкли ездить отдыхать именно в наш район, здесь уже всё знакомо, предсказуемо, стандартно, никаких неожиданностей, а значит надёжно. Можно даже сертифицировать и стандартизировать услуги!
Распределение фондовых поставок для выполнения планов осуществляется по заявкам, которые защищают в конце каждого года на следующий год. Но вышестоящие чиновники прекрасно знают, какие заявки подают им снизу. Цель заявок - набрать больше ресурсов, потом устроить «вторичный рынок»: торговать, обмениваться дефицитами. Вот они и корректируют наши заявки – подрезают у кого больше, у кого меньше. При правильном планировании вторичного рынка не должно быть вообще. Но как они смогут спланировать всё до последнего гвоздя для ремонта коровников на каждом отделении совхоза? И мы традиционно называем это несовершенством планирования, и ругаем Госплан.
- Мы стабильнее всех выполняем годовые и пятилетние планы.
- Наши планы – это всегда результат торга между вышестоящими и нижестоящими органами, в них нет никакой научной обоснованности. Почему «точно выверенные» пятилетние планы отдельные работники, предприятия и хозяйства потом умудряются выполнить за четыре и даже три года? Показатели всегда планируются от достигнутого уровня, не согласуясь с потребностями общества и возможностями производства. Сколько стерляди ушло на то, чтобы планы для нашего района не были такими напряжёнными? Вагон и две сегодняшних коробки, между прочим, весьма внушительных размеров. Прибавь к этому другие дары сибирского леса: ягоды, грибы, орехи, копчёных кабанов, мясо благородных оленей, предметы народных промыслов. Пусть другие выбиваются из сил, и руководители их предприятий пусть получают инфаркты, инсульты, выполняя напряжённые, ничем не обоснованные планы. Порой их промышленные предприятия, выбиваясь из сил, выпускают никому не нужную продукцию. «План – закон! Выполнение - обязанность, перевыполнение – честь!» А мы будем приглашать областных бюрократов на рыбалку, на охоту, в пустующий зимой пионерский лагерь, в бани и рестораны. Кто с умом к нам подойдет, без ума от наших женщин останется. Понадобится – публичный дом откроем для областных гостей, чтобы труженики нашего района работали в нормальных условиях, выполняли и перевыполняли планы, получали ордена, медали. Пусть работникам нашего района больше продают без очереди автомобилей, мотоциклов, холодильников, стиральных машин, мебели и ковров. Забота о благосостоянии советского народа – первейшая забота партии. Центральный Комитет учит нас: «Начни с себя!» Вот мы и будем, в первую очередь, заботится о тех, кто рядом. А о работниках других районов пусть их начальство думает. Я не ярый сторонник такого подхода, но это надёжный способ выживания в суровых условиях реальной плановой экономики. Иначе нельзя! Ну, пойдём к общему столу, у меня есть антидарвиновский тост для женщин, надо его огласить.
Через две минуты над столом уже звучал баритон профессионального лектора:
«Когда в финале своих свершений Всевышний создал Адама, стало ясно, что это – далеко не предел совершенства.
- Стопоходящий силовой агрегат, - сказал Творец ангелам, - нужен дизайн, шарм, тайна!
Вопрос поставили ребром, и из ребра сделали новую модификацию. И с тех пор нас окружает красота, обаяние, любовь, уют, и всегда остаётся тайна. Так выпьем за венец Божественного творения!!!»
Инструктор закончил произнесение тоста, все выпили после «бурных продолжительных аплодисментов», только что «не переходящих в овации», как всегда говорилось в отчётах о выступлениях секретарей на партийных съездах и пленумах Центрального Комитета.
Март 1986.

53. ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ДЕЛА.

«Партия освобождается от лиц, нарушающих Программу, Устав КПСС и компрометирующих своими действиями высокое звание коммуниста.» Из Устава КПСС.
Персональные дела в партийных инстанциях рассматриваются в самом конце заседаний или собраний. В этот раз на бюро райкома партии вынесли две «персоналки». Водитель ремонтно-строительного управления (РСУ) Соснин Владимир Григорьевич в абсолютно трезвом состоянии ехал с женой на мотоцикле «Урал». Объезжая выбоину, он не справился с управлением. Мотоцикл опрокинулся, жена с менее тяжкими телесными повреждениями была доставлена в больницу. О том, что причиной аварии явилось неудовлетворительное состояние дорожного полотна, никто даже не подумал. Вопреки просьбам жены было заведено уголовное дело, и следствие обратилось в партийные органы с просьбой решить вопрос о его пребывании в партии. Если райком оставлял человека в партии, уголовное преследование прекращалось.
А в совхозе «Искра» ревизия обнаружила массу хищений, присвоений, злоупотреблений, разбазаривания социалистической собственности и прочих уголовных деяний. Кладовщиком центрального склада был сват директора совхоза. Воровали всё. Даже в личном гараже у директора висели хрустальные люстры. Хищения имели такой размах, что замять дело на стадии ревизии не представлялось возможным. Стоял вопрос о членстве директора Лукина Семёна Лукича в партии. Иван Иванович перед заседанием бюро напомнил своим инструкторам народную частушку: «Ох, Семён, Семён, ты утонул в грязи, ох утонул в грязи по самы ушеньки!»
И вот заседание бюро райкома КПСС закончилось. Работники аппарата в тот же день узнали, что Соснина будут судить, таким как он нет места в Ленинской партии. Директору совхоза «за недостатки в работе» и секретарю парткома «за бесконтрольность» объявили по строгому выговору с занесением в учётную карточку.
Иван Иванович сказал после:
- Попробовала бы она его контролировать. Её бы сразу выгнали. Когда ей райком выделил «Ниву», директор катался на её новой машине, пока не перевернулся, хорошо, что в сугроб. Когда меня посылали в этот совхоз секретарём парткома, первый секретарь, тогда ещё Трифонов Иван Михайлович сказал, что ещё десятерых секретарей парткомов там сменят, а директор будет работать в случае конфликта. У Лукина был талантливый главный агроном, но не поладил со своенравным директором, уехал в соседний район на правом берегу Оби, где через три года стал заслуженным агрономом республики.
Директора вскоре послали возглавлять подсобное хозяйство «Водитель», потом – «Облзооветснаб». Не клевать же глаз своему собрату!
Водитель Соснин отсидел один год вдали от семьи «в местах не столь отдалённых». Слёзы и просьбы жены не оставлять семью без кормильца и на суд впечатления не произвели. Раз из партии выгнали, посадить надо обязательно.
Между прочим, в районе к виновникам дорожно-транспортных происшествий не всегда относились так строго. За три с половиной года до этого директор Лаврик Степан Степанович на служебной машине другого директора после совместной выпивки с последним, сбил мотоцикл «ИЖ» с коляской. Мотоциклисту оторвало левую ногу, и пассажирка получила перелом обеих ног. Виновник отделался выговором по партийной линии и денежной компенсацией в две тысячи рублей – это полторы стоимости сбитого мотоцикла «ИЖ» с боковым прицепом. Мотоциклист, бывший секретарь парторганизации ПМК уже не мог работать, как раньше. Кроме того он по закону каждый год вынужден был проходить ВТЭК – врачебно-трудовую экспертную комиссию, подтверждать инвалидность. Врачи должны были убедиться, что он по-прежнему является инвалидом, то есть, нога, оторванная выше колена, за этот год не регенерировалась. Абсурд полнейший, но обязательный и не далеко не единственный в череде требований и предписаний при развитом социализме.
В январе 1986 рассматривали персональное дело директора гостиницы. Женщина бальзаковского возраста, защищая свою дочь, зарубила топором зятя. Зять её дрался по любому поводу, всегда жестоко и всегда побеждал, потому что в драке побеждает «не тот, кто сильнее, а тот, кто не боится убить». В посёлке помнили о немотивированном избиении приезжих строителей в их вагончике, работников почты на рабочем месте и даже побои, нанесённые работнику милиции, который потом отказался подавать на драчуна заявление. Всё сходило с рук: мелкие отсидки не более трёх лет – не в счёт. А попустительство, как известно, развращает.
С необходимой обороной у нас в стране всегда были проблемы. Когда тебя убивают, ты должен быстро из ближайшего телефона-автомата вызвать милицию, иначе получишь срок, если неправильно оценишь степень угрозы и будешь защищаться самостоятельно. Потом после тщательного долгого и скрупулезного анализа следователей, прокурора и адвоката суд решит, правильно ли ты оборонялся, должен ли был вообще это делать. Парадокс в том, что человек должен принимать это решение о необходимости обороны за доли секунды и точно рассчитать её меру. Иногда это происходит на подсознательном уровне, инстинктивно и быстро. Как у шофёра: сначала нажал на тормоз, а потом уже подумал: «Правильно сделал!» А если долго будешь обдумывать и взвешивать все «за и против», будет поздно защищаться. Как говаривали ковбои на Диком Западе: «Из тюрьмы выйдешь, из могилы – никогда!»
Так было и в этот раз. Неоднократно судимый за разбои, драки, хулиганство и нанесение тяжких телесных повреждений уголовник пришёл к тёще и начал избивать табуреткой прятавшуюся там от него жену на глазах у её матери. Есть ли у матери первоначальное природное право защитить своего ребёнка, пусть уже взрослого? Какая женщина в такой ситуации бросит дочь на произвол судьбы и побежит вызывать милицию? Топор был рядом, женщина недавно рубила им мясо. Основной вопрос к ней был: «У вас дома телефон, почему милицию не вызвали?» На заседании бюро райкома партии решили исключить её из КПСС и передать дело в следственные органы. В таких вопросах сначала высказывал «своё правильное мнение» Солин, а потом спрашивал, какие ещё будут предложения у других членов бюро. Возражали редко, хорошо понимая принципы реального демократического централизма. «Каждый человек по-своему прав, а, по-моему – нет!» Женщина получила три года общего режима на обдумывания не только основ уголовного законодательства, но и почему девушки, выходя замуж до двадцати лет, выбирают себе в мужья агрессивных, жестоких парней, держащих в страхе всё молодёжное сообщество дискотек. И прозрение приходит уже позже, когда его манера решения проблем силовыми методами применяется уже по отношению к ней самой.
Людская молва женщину не осуждала. Её зять жил, как зверь, и умер как зверь. Если бы у нас был суд присяжных, то ни одному прокурору даже при самом тщательном отборе не удалось бы найти двенадцать человек, готовых осудить мать, защитившую дочь от рецидивиста. Есть понятия, которые, если человек в себе не чувствует, то и не объяснить ему. Например: материнская любовь. Сколько бы мужчинам не растолковывали про это чувство, они не смогут до конца понять его. Ну, не дано нам природой понимание этого. Но, тем не менее, они должны признавать существование материнской любви, и её необходимость для развития этого мира. В бюро райкома партии было всего две женщины, у них было количественное и качественное меньшинство. А мир устроен по мужским законам.
Наши законы не являются договором свободных людей жить так, а не иначе, они чужды и непонятны большинству населения, законы чиновники устанавливают «под себя». Некоторые законы бездумно копируются с западных, вплоть до «римского права». «Государство установило жить так», но не «мы договорились жить так». Поэтому, для осуществления законов нужны усилия мощного чиновничьего аппарата, нужно ещё больше тех, кто с ложкой, а не с сошкой. А суды обязаны судить не по справедливости, а по закону. Парадокс!
Как же тогда добиваться справедливости? И может ли она восторжествовать когда-нибудь? Смирнов-Ростовцев вспомнил, как в институте на занятиях по научному коммунизму он заявил, что социализм не самый справедливый строй, исходя только из своего, тогда ещё небогатого жизненного опыта. У преподавателя общественной дисциплины «отвисла челюсть» от такого смелого заявления. Он потребовал у студента разъяснить его позицию. Приведя несколько примеров из жизни, Сергей Сергеевич добавил, что вот поэтому мы и стремимся к построению более справедливого общества – коммунизма. Оставалось только задать вопрос преподавателю: «А Вы что подумали?»
Март 1986.

54. ЕДИНЫЙ ПОЛИТДЕНЬ.

«Денежные средства партии и её организаций складываются из членских взносов, доходов от предприятий партии и других поступлений.» Из Устава КПСС.
По четвергам осенью, зимой и весной в области проводился единый политдень, тема которого определялась в обкоме. Иногда отдел пропаганды и агитации обкома рассылал в районы материал в помощь докладчикам. Районный отдел пропаганды и агитации размножал на ротаторе полученные листовки, получалось две-три страницы машинописного текста.
Руководители предприятий райцентра ехали к пяти часам вечера (время вечерней дойки) на закрепленные за ними отделения совхозов, где выступали перед тружениками ферм, ремонтных мастерских, токов. К ним присоединялись главные специалисты совхозов. Охват трудящихся приближался к стопроцентному. На следующий день в райком сдавался отчёт о посещении. Руководители предприятий в подшефных деревнях летом (уже со своими трудовыми коллективами) помогали заготавливать сено, пропалывать свеклу, осенью – убирать урожай. Труженики села старались получить себе в шефы мощное предприятие, которое могло оказать реальную помощь. Иногда на беседу о предстоящей помощи и скатывалось выступление «перед народом». Иногда после мероприятия гостя приглашали ужинать руководители хозяйства. Тогда мероприятие затягивалось. Иногда доходило и до посещения бань со всеми их атрибутами, приложениями и прилагательными.
В случае, когда руководитель предприятия не мог поехать на единый политдень, он отпрашивался заранее, устно, иначе потом объяснялся уже письменно и с приглашением. Каждый четверг более пятидесяти автомобилей отвозили политинформаторов в сёла и деревни за 10 – 80 километров. Это означало, что на партийное мероприятие истрачено не меньше тонны бензина, полдня рабочего времени руководителя и его шофёра. Трудно сказать, приносил ли пользу политдень, только сельское хозяйство оставалось дотационным. А партия транспортные (и не только) расходы на свои мероприятия всегда перекладывала на народное хозяйство, по Уставу это – «другие поступления». 
Март 1986.

55. ТРАКТОР.

Инструктор райкома партии Буйнов в полном соответствии с существующими партийными традициями в ещё пустой квартире устроил вечеринку для работников аппарата райкомов партии и комсомола по поводу своего недавнего вступления в должность. После третьего тоста, когда уже выпили за женщин, Саша начал без упоминания географических названий населённых пунктов, имён и фамилий рассказывать о своей необычной командировке на север области, перед самым его переводом в райком партии:
- Ребята, мы здесь живём в цивилизованном обществе. А вот на севере области цивилизация ещё не везде, а только отдельными островками. Директор направил меня в дальний леспромхоз организовать заготовку строительной древесины. Мы приехали туда во второй половине дня. Хотя я ехал туда впервые, меня ждали - наш совхоз имеет давние связи с этим хозяйством, и мы всегда возим туда богатые подарки. Директор лесхоза повёл меня к себе домой, а его водитель – пригласил ночевать моего шофёра. Всё честь по чести, в полном соответствии с бюрократическим этикетом. Ребята, какие же там большие бани! В баню ходят все вместе: и мужики и бабы. До секса дело не доходит, но прикосновения…! Мыться мы пошли вчетвером – кроме директора и его жены была ещё их молодая соседка – уже вдовушка. Я едва сдерживался, чтобы не явить народу своё здоровое естественное возбуждение. Для этого мне понадобился не один ковш холодной воды. А они к этому привычны и поглядывали на меня с ухмылкой. Потом был шикарный ужин с копчёным осетром, глухарями и клюквенной настойкой. Хозяин предложил мне произнести второй тост, процитировав кого-то из древних: «Умён ты или глуп, велик ты или мал, не знаем мы, пока ты слова не сказал». Я подумал и выдал:
«Три мужика одновременно попали в ад. Их встречает распорядитель:
- До отправки в котёл у вас есть время задать по одному вопросу и получить по одному ответу.
Первый:
- Что такое – дигитайзер?
- Изобретён он в вашей стране, применяется в управлении режимом работы вашего котла № 7. Следующий.
Второй видит, что с наукой не выходит:
- Кто такая леди Макбет?
- Это ваша очаровательная землячка и соседка по котлу № 7. Следующий…
Прошло несколько лет. В котле № 7 разговор:
- Вечно вы, американцы, вперёд лезете, нет, чтоб пропустить вперёд этого сибиряка. Все, кто за ним, до сих пор ждут ответа на вопрос: «Что такое советская абсурдно-затратная экономика развитого социализма?»
Так выпьем же за находчивость наших земляков и их умение приспособиться к самым тяжёлым условиям!!!
Ночевал, конечно, у соседки. Есть магия простых и понятных, искренних человеческих слов о жизни, о вечности, о любви. Эта магия может превратить самую обыкновенную мимолётную встречу в событие, которое потом помнится всю жизнь. Магия не заговоров, не заклинаний, а комплимента. Магия очарования, когда нужно лишь внимательно выслушать женщину, дать ей выговориться. А ещё есть магия музыки, запахов, прикосновений, взглядов. Многое зависит и от женщины. Какая прелесть – наши сибирячки! Это главное достояние Сибири. На следующий день работа спорилась как никогда. Кое-как дождался вечера. Опять баня, ужин, соседка, магия жарких объятий. Да, не каждая женщина удостаивается права стать вдовой.
Леспромхоз – крепкое хозяйство. Добротные дома, амбары, деревянные тротуары и мостики через овраги. Много техники, инвентаря. А вот совхозы там слабые. На третий день мы заехали в один совхоз. Техника новая, но уже вся поломанная. Трактористы ездят на тракторах только пьяные. О поездке в другое хозяйство шоферов предупреждают заранее, чтобы не пил в этот день и накануне. А пьют почти все. Я за два литра водки выменял у местного механика полноприводный колёсный трактор «МТЗ-82» с навесным стогомётным оборудованием. «Махнул, не глядя, как на фронте говорят». Аппарат почти новый, даже заводится, только без переднего моста. Отправил трактор в родной совхоз на прибывшем вовремя грузовике, и уже через два дня этот трактор грузил корма на нашем третьем отделении. А так бы ведь ржавел в тайге на машинном дворе ещё несколько лет. Директор выдал мне за это премию в размере месячного оклада.
Организовав заготовку и отгрузку леса за десять дней, я вынужден был уехать. Пришлось расстаться с таёжными урманами, утренними заморозками и туманами, запахами кедрачей и бань, а так же с гостеприимством таёжных жителей. Хороша наша Сибирь: просторная, красивая, богатая, хлебосольная! «Могущество России будет прирастать Сибирью!» - как же прав Ломоносов! Благодаря Сибири в стране всегда будет нефть и газ, алюминий и уголь, золото и алмазы. Закончатся полезные ископаемые – будут возобновляемые природные ресурсы. Это хлеб, мясо, молоко, мёд, ягоды, грибы, меха, древесина. Могущество России – это ещё и стойкость сибирских дивизий. Москва знает, что когда будет совсем тяжело, придут упрямые сибирские парни, и враг будет отброшен! Все сибиряки и сибирячки - упрямые. Но в этом и залог их стойкости. На этой генетической базе, возможно, когда-нибудь и возникнет новая великая цивилизация. А вот если центр будет только забирать, не давая ничего взамен, мы все постепенно переедем в европейские области страны. Богата наша Сибирь! Отчего только народ пьёт?
С грустными мыслями и приятными воспоминаниями я возвращался из командировки. А из райкома уже звонили моему директору, спрашивали, когда он отпустит специалиста на партийную работу. Вот с какой работы я перешёл сюда, ребята. Выпьем за нашу Сибирь, товарищи коммунисты!
Апрель 1986.

56. СЛУЖЕБНЫЙ РЕСУРС.

«Партия имеет одну дисциплину, один закон для всех коммунистов, независимо от заслуг и занимаемых ими постов». Из Устава КПСС.
На второй день после избрания её мужа секретарём райкома партии, учительница школы № 3 пришла на базу райпо (районного потребительского общества) с чудодейственной фразой: «Здравствуйте! Я – Белова!». Скромные работники прилавка вынуждены были распахнуть перед ней все склады и подсобки с дефицитами и продать всё, что понравилось «высокой гостье», и на что у неё в этот день хватило денег. Ещё вчера она вынуждена была вместе со всеми трудящимися после работы стоять в очереди в среднем минут по сорок, чтобы купить булку хлеба, пачку сахара, пару селёдок и палку колбасы. Магазинов мало, розничная торговля – монополия государства, а монополисты могут позволить себе работать даже хуже, чем хотят, они всемогущи. «Я одна, а вас – много! Не задерживайте очередь!» - любимое выражение продавщиц. Каждый продавец был важной фигурой, особенно в сельской местности. Все магазины закрывались средь бела дня на обеденный перерыв, который продолжался целый час. За 15 минут до закрытия на обед или на ночь в магазин прекращали запускать покупателей. Монополисты творили всё, что хотели. Кроме них купить всё равно было не у кого. Вот такой была торговля для рядового покупателя.
Теперь же для Беловой мир торговли изменился, повернулся к ней своей настоящей парадной стороной, заблестев не огромными сверкающими витринами, а потаёнными закоулками подсобок и таинственностью затенённых и теневых складов, романтикой телефонных звонков и секретностью покупок. На прилавках магазина дефицитов не бывало, всё продавалось подпольно: «из-под полы и из-под прилавка». Белова решила, что принадлежность её мужа к высокой касте слуг народа позволяет ей уже не стоять в очередях за редко выбрасываемым дефицитом, а самой выбирать всё, что хочется, в надземных, наземных и подземных складах и подсобках. Теперь сахар и муку можно было покупать не «по два килограмма в одни руки», а по мешку. Социальный статус учительницы теперь явно повысился, а самооценка значительно обогнала его.
Попустительство и вседозволенность всегда развращает, а со временем развращает абсолютно. Вскоре дочь тогда ещё председателя райисполкома Ольга Солина средь бела дня была задержана при выходе из отдела самообслуживания с блоком болгарских сигарет «Опал». Восклицания: «Я - Солина!» - не помешали вызову милиции. Но до суда, естественно, не дошло. Дело было замято на начальной стадии, без отметок в журнале дежурного РОВД. А вот блок сигарет пришлось вернуть в магазин. Другая учительница, не причисляемая ни к «золотой молодёжи», ни к «особо приближённым к императору» района, за такую же «забывчивость» с банкой консервов «Килька в томате» стоимостью в шестнадцать копеек была изгнана из школы с волчьим билетом и теперь работала страховым агентом. Килька, несомненно, более ценный для общества продукт, она ведь не содержит никотина, как блок сигарет, хотя и стоит в двадцать раз дешевле, но ведь яд – это яд, а еда – это еда! За кражу еды и наказывают строже.
Как говорил Брежнев, «И у нас в стране есть привилегированный класс – это дети». Острословы продолжали: «…дети Брежнева, Алиева, Кириленко, Кунаева, Рашидова, Суслова, Черненко, Шеварднадзе». Это фамилии членов Политбюро. (Говорят, что в СССР только скот считают по головам, а состав политбюро - по членам). Потом в этом перечислении шли фамилии областных и районных руководителей. Для каждой местности они были свои. Золотая молодёжь не ездила на комсомольско-молодёжные стройки, не осваивала Север и необъятные просторы Сибири, но имела всё, многое имела бесплатно и хотела иметь ещё больше бесплатного по праву рождения от «слуг народа», которые, впрочем, у нас никогда и никем таковыми не считались.
Слуги? Если швейцарец может послать дворника убрать пустую коробку с лужайки у своего забора, и тем же тоном позвонить в полицию, сообщить государственным служащим, что у его дома в неположенном месте припаркована машина – для него это события одного ряда. Он наводит около себя порядок традиционными средствами. При нашем менталитете обращение в милицию – это «стукачество», как жалоба одного «заключённого» на другого. Не слуги они, а надзиратели!
В романтическое время, дождливой ноябрьской ночью, когда порядочный человек не то, что Зимний брать, но и за водкой в самый разгар выпивки из дома не выйдет, один солдат партии и слуга народа вышел-таки из дома. Заведующий отделом пропаганды и агитации районного комитета Коммунистической партии Советского Союза Крутов Семён Семёнович пошёл на маслозавод проведать свою жену, работающую в третью смену. Уходя с территории орденоносного предприятия, представитель авангарда рабочего класса прихватил увесистый (в 10 килограммов) кусок сливочного масла. Ни бройлерные габариты, ни удостоверение работника райкома партии не возымели действие, охрана вызвала милицию. После этого события Семён Семёнович был отправлен на повышение в северный район - секретарём райкома партии. Воровать полезно с экономической точки зрения, неудачно воровать – иногда ещё полезней, уже с политической.
На праздник проводов русской зимы устроили лотерею. Выигрышами был и откровенный неликвид – керосиновые лампы, и дефицитные, дорогие товары народного потребления. А главный приз: тяжёлый мотоцикл с коляской, выиграл любовник «её высочества» председателя поселкового Совета, устроителя лотереи. Вот случайность, так случайность!
Заведующий телеателье Лампа в выходные дни украл на стройке два кубометра обрезных сосновых досок и сделал красивую голубятню. Преступление раскрыли быстро. На первый взгляд, всё ясно: украденный материал найден, преступник обнаружен, его нужно исключить из партии и передать дело в суд. Но сын второго секретаря райкома партии, Кускова Бориса Ивановича тоже любил голубей и всегда гонял их вместе со своим одноклассником – сыном заведующего телеателье Лампы. В персональном деле голубятня была названа уже птичником, (намёк на Продовольственную программу партии), хищение – займом, а вор – достойным остаться в рядах КПСС. А это однозначно освобождало от судебного преследования. Совсем не случайно в народе ходила пословица: «Хочешь воровать – иди в партию». И пусть у твоих детей будут те же интересы, что и у «золотой молодёжи». Но ничто так не разрушает идеалы социализма, как поведение этой «золотой поросли».
Май 1986.

57. КОММУНИСТ В СЕМЬЕ.

«Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
- честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни;» . Из Устава КПСС.
Организационный отдел обкома партии разослал распоряжение во все райкомы о необходимости обсудить на партийных собраниях в первичных парторганизациях вопрос «Коммунист в семье», поговорить об укреплении ячейки общества. Что заставило вынести срочно эту тему на обсуждение в партийных организациях, так и осталось загадкой. Скорее всего, внутренние противоборства и интриги в аппарате обкома после какого-нибудь альковного скандала в отделе пропаганды и агитации. Потому что пропагандой морального поведения вдруг занялся орготдел.
В райкоме Иван Иванович поручил более опытному инструктору, выпускнику Университета Марксизма-ленинизма написать вспомогательный материал. Когда материал был готов, заворг поручил Сергею Ивановичу, второму инструктору, работающему всего один месяц в орготделе, расписать работников аппарата по первичным парторганизациям для участия в обсуждении этого вопроса в соответствии с требованиями обкома об обязательном присутствии работников райкома на таких собраниях. Иванов напутствовал своего начинающего инструктора:
- Только здесь нужно учесть некоторые местные особенности:
Первого секретаря Солина можешь посылать в любую организацию, но лучше пусть он сам выберет. Второго секретаря не записывай в торговлю, третью школу и в райисполком. Третьего секретаря не отправляй в больницу, суд и прокуратуру. Заведующего сельхозотделом Крымова не записывай в парторганизацию управления сельского хозяйства, а заведующего отделом пропаганды и агитации Крутова вообще не отправляй на партсобрания, у него в каждой первичной парторганизации бывшие или настоящие любовницы. Он везде «пришёл, увидел, наследил!» Представь, какой эффект будет от собрания, когда при обсуждении вопроса народ будет посматривать то на него, то на его любовниц, которых в зале может быть и не одна. Как говориться: «Любовь – это так хорошо, так хорошо, что не хорошо, что так хорошо!» И только двух наших инструкторов ты можешь послать на любое предприятие. Меня – тоже.
Эта фраза напомнила молодому инструктору слова Мюллера из кинофильма «Семнадцать мгновений весны»: «Доверять в наше время нельзя никому. Мне можно».
«Однако? – подумал Сергей Иванович, выходя от Ивана Ивановича. Как говорят в народе, «Оно, поди, почто, конечно, знамо дело, ежели потому, но как случись что - вот тебе и пожалуйста!»
Поломав голову над алгоритмом решения этой непростой задачи методами из известной теории множеств, и подосадовав над неприменимостью дедуктивных способов известного английского сыщика с Бейкер-стрит, молодой инструктор пришёл к простому решению. Он стал записывать на партийные собрания работников аппарата по желанию, начиная с секретарей. Тяжела реальная партийная работа.
Во время месячника по проведению этих собраний не обошлось без казусов и чрезвычайных происшествий. Крутов всё-таки сходил на собрание в парторганизацию комбината бытового обслуживания, где работали две его «бывших». А жена заместителя председателя райисполкома застала своего любвеобильного мужа в одном из классов музыкальной школы с молоденькой учительницей музыки, с первой попытки выдавив своими внушительными габаритами ветхую двустворчатую дверь музыкального класса. Влюблённые не музицировали в четыре руки на пианино. Рапсодия любви исполнялась на двух сдвинутых столах. Но только до появления публики, а точнее, одной единственной зрительницы.
Июнь 1986.

58. ДОН ЖУАН.

За заведующим отделом пропаганды и агитации Семёном Семёновичем Крутовым девчонки бегали всей деревней ещё с юности. Бройлерские габариты и ловко подвешенный язык делали его поистине неотразимым. Настоящий российский богатырь! Потом одной односельчанке всё-таки удалось свозить его «послушать Мендельсона», но статус семейного человека не помешал ему продолжить подвиги на любовном фронте. Позже, после окончания совпартшколы к личным данным добавился служебный ресурс, и Семёнович упрочил свою репутацию среди женщин. В журнале «Роман-газета» в середине семидесятых вышел роман Шелудякова Александра Григорьевича «Из племени кедра». Там главная героиня, представительница народов Севера старуха Юган посылает проклятие своему соседу: «Чтоб на тебя мужиковская слабость напала, а в это время баба с жиру взыграла!» Так вот, на Семён Семёнович подобные проклятия никогда не действуют, он всегда находится в боевой форме. Всегда «пришёл, увидел, победил!» Чаще всего на него обращали внимание женщины, имеющие высокий социальный статус и отличающиеся лидерскими качествами. Какой сильной женщине не хочется хоть ненадолго почувствовать себя маленькой и беззащитной, переложить груз решения проблем и принятия решений на сильные мужские плечи?
- Самое главное – внимательно выслушать женщину, пусть она раскроет тебе всю свою душу, расскажет то, что ей рассказать больше некому. Затронь её душу, она тебе всё отдаст! - наставлял Семёнович своих молодых инструкторов во время очередной выпивки. Казалось, его неотразимость не знает предела. Но в России немало женщин, недоступных и отечественным, и испанским «донам».
Как-то на свадьбе у дальних родственников он заметил красивую, незнакомую блондинку без всякого мужского сопровождения. Блондинки нравились ему всегда. С обычной мыслью: «Как такая баба ещё не моя?» Семёнович отправился ухаживать. Бросив соседу популярную фразу: «Не вернусь – считайте коммунистом!», местный дон жуан отправился к синьоре. Особо не церемонясь, он сразу приступил к дружеским объятиям. Обхват сзади, и сто бройлерских килограммов уже лежат на траве, а женщина стоит и смотрит на него сверху. Подумав, что случайно поскользнулся из-за некоторой нетрезвости, Семёнович повторил попытку с тем же результатом. В этот раз дама наступила ногой на его запястье.
- Ты кто? – удивлению богатыря не было предела.
- Майор Петрова, - женщина убрала ногу с его руки.
- Арестуй меня, я согласен!
Но в этот вечер Семёну Семёновичу пришлось ухаживать за другими.
Июль 1986.

59. ВЕШАЛА.

«Во всей деятельности КПСС руководствуется марксистско-ленинским учением, разработанной на его основе Программой, в которой определены основные задачи партии на период построения коммунистического общества» Из Устава КПСС.
По всей области развернулась очередная массовая кампания, в с очередным кодовым названием: «Вешала». Теперь это почти волшебное слово намного чаще других звучало на оперативных совещаниях, мелькало на партийных собраниях и заседаниях партийных комитетов и статьях районной газеты «Ленина дорога» и в проклятиях загнанных поисками оборудования снабженцев. Недосушенное сено складывалось на сеновалах в скирды, имеющие тоннель с каркасом из жердей или брусков. С одной стороны тоннель закрывался сеном, а с другой – ставился вентилятор. Досушенное таким способом, при меньшем воздействии солнечных лучей сено сохраняло больше питательных качеств. Идея с вешалами была простая, полезная, но как всегда, внедрялась, где надо и где не надо. Директоры передовых хозяйств, имеющие обширные связи, как всегда первыми расхватали пригодные для этого вентиляторы, имеющиеся на базах «Сельхозтехники» района и области, на складах гигантов индустрии. Остальным пришлось очень быстро «расхватывать» маломощные, старые и бракованные, неравноценно обменивая их на нужные строительные материалы, зерно и мясо. О наличии резервных вентиляторов они и не мечтали. А райком заставлял сушить сено по-новому абсолютно всех и абсолютно всё сено, невзирая, какие вентиляторы поставлены «под ружьё» - новобранцы или собирающаяся в отставку инвалидная команда. Так нужно нашей партии! Выбора у руководителей хозяйств не было: если не будешь сушить сено по новой, получившей высочайшее одобрение технологии, это будет делать твой преемник уже на следующей неделе. «Не внедришь вешала, самого повесят».
Закончился сенокос. Богатые совхозы стали богаче, бедные, сгноив значительную часть сена, стали беднее. Система, которая называлась плановой, меняла планы и решения произвольно, всегда внезапно (как НЛО или ступа Бабы Яги) – молниеносно, без подготовки и проработки. Такое физическое явление, как инерция, не учитывалось. Если «наверху» одобрили очередной «чудо-метод», надо внедрять панацею от всех бед, не раздумывая. Следующий генсек потом называл действия предыдущего волюнтаризмом. Агрономы часто жаловались, что агрономию знают все, и все дают советы. В более сложных отраслях: промышленности, строительстве специалисты чаще отбояривались специальными терминами от наседающих чиновников. Наверное, потому, что руководили сельскими районами чаще других специалистов именно агрономы, механики, зоотехники, и почти никогда – экономисты. 
Аналогично повсеместно и бездумно внедрялся Ипатьевский метод уборки зерновых. Все комбайны хозяйства загонялись на одно поле. В одно место подъезжали машины за зерном. Это приносило пользу в степных районах. Но внедрялось и на севере, где поля были небольшие, неправильной формы, а залесённость – больше 40 и даже 50 процентов. Ещё внедрялось содержание молодняка крупного рогатого скота - на несменяемой подстилке из тюков соломы или вообще на морозе, коровы-кормилицы, беспривязное содержание скота. Кроме моды на технологии, приходила и уходила мода на одежду среди «верхушки» района. В 50-е была мода на бурки – фетровые сапоги, их можно увидеть на Бывалом в «Операции «Ы» и среди антиквариата на «блошиных» рынках. В шестидесятые пришла мода на ондатровые шапки. Задавали шуточный вопрос: «Почему не все коммунисты в ондатровых шапках?» Ответ был такой: «Отстрел ондатр проводится ежегодно, а отстрел коммунистов прекращён со смертью Сталина». В восьмидесятые в моду вошли сначала искусственные шубы, потом – на дублёнки и норковые шапки.
Была мода на крылатые фразы и на цитаты. Осенью восемьдесят пятого Смирнов при поездках на заседания парткомов и на партсобрания в совхозы везде и всюду из уст директоров совхозов слышал одну и ту же, невесть откуда, залетевшую фразу: «Агроном – как полководец, если он не проиграет всё предстоящее сражение у себя в голове, он проиграет его на поле битвы!»
Август 1986.

60. НЕПЕРСПЕКТИВНЫЕ ДЕРЕВНИ.

Перед уборкой урожая инструкторов часто отправляли в дальние деревни проверять готовность хозяйств к битве с урожаем. Особенно грустно было ездить в неперспективные деревни. В таёжных районах стоимость производимой сельхозпродукции не перекрывала даже выплаченной за её производство заработной платы. Хозяйства поставляли молока, мяса и зерна меньше, чем получали зарплаты за свой труд. Расходы на стройматериалы, технику, горюче-смазочные материалы не перекрывались ничем. В итоге себестоимость сливочного масла в области была 7-50, а в магазинах оно продавалось по 3-10 – «Бутербродное» и по 3-40 – «Крестьянское», но было дефицитом. Названия продукта, как это часто бывало, совсем не отражали сути. «Бутербродное» использовали не только для бутербродов, в нём просто был выше процент содержания пахты. А «Крестьянское» вовсе не означало, что доили именно крестьянок. Доили всё-таки коров, даже при большевиках. Немного южнее в области окупаемость затрат была немного выше, но оставалась отрицательной.
Ещё одной причиной бедности хозяйств были «пьяные деревни» - нецентральные отделения совхозов, где после выдачи зарплаты и аванса некому было кормить и доить скот, все пили по три дня. В личных огородах они выращивали только картошку, а за луком, помидорами, огурцами и прочими овощами ездили в райцентр, к дачникам. Здесь никакие реформы «не шли». Кладбища бывали самыми ухоженными местами в таких захламлённых, заросших бурьяном населённых пунктах. Там хоть раз в год, перед Родительским днём наводят порядок. Организованно здесь проходят только выпивки, а проблем не возникает только с адюльтером. Как говорит инструктор орготдела Александр Павлович Буйнов, это единственная проблема, которая у нас решена повсеместно, окончательно и бесповоротно.
Когда-то в каждой деревне был свой колхоз. Потом их стали объединять в более крупные хозяйства, преобразовывать в совхозы. На практике это означало, что восьмилетние школы закрывались, а на центральном отделении открывались средние. В «неперспективных деревнях» оставляли только начальные школы, тогда – трёхлетки, потом, по мере уменьшения учеников и они закрывались. Сельские жители вынуждены были отправлять детей в интернат, на целую неделю с 10-летнего, а иногда и 7-летнего возраста. Потом уже жители деревень сами стремились перебраться на центральную усадьбу хозяйства к магазину, больнице, водопроводу, а главное, к школе. Какому нормальному родителю захочется отправлять своего ребёнка на шесть суток в неделю в другой населённый пункт под надзор воспитателей? И всю неделю думать, как там твой ребёнок? Это же, как в зону, пусть и с мягким режимом колонии-поселения.
Транспортная проблема донимала дальние деревни ещё со времён коллективизации. Единоличный крестьянин всегда мог выделить лошадёнку для поездки в райцентр или соседнее село члену своей семьи. Бригадиры и управляющие отделениями на это дело лошадей не выделяли. Люди стали ходить пешком в другие населённые пункты за 20, а то и за 40 километров. Как можно было отбирать всех лошадей у истинных тружеников? Смирнову-Ростовцеву отец рассказывал, что после коллективизации его дед и бабушка в семидесятилетнем возрасте ходили пешком за восемнадцать километров в райцентр, чтобы посмотреть на своего коня Игреньку, которого они вырастили с рождения. Вот такая это была любовь к животным, к сельскому хозяйству! Где она сейчас? А мы ещё спрашиваем, откуда у нас пьяные деревни? От безысходности? От многолетней селекции жителей?
Только после войны транспортная проблема стала как-то решаться, селян начали возить грузотакси – крытые тентом грузовики, а в 70-х – автобусы. Естественно, крестьяне старались переехать в города, в райцентры. И хотя их держали всеми способами, деревни пустели. Оставшиеся жители спивались.
Резко обозначилась «проблема невест». Парни ещё как-то оставались в деревнях, а девчонки уезжали в город на любую работу. Матери ориентировали своих дочерей только на городскую жизнь. Там больше вариантов: где жить, кем работать, за кого выходить замуж. Секретарь парткома Лариса Васильевна Большакова решала проблему невест по-своему. На период уборочной кампании, когда в помощь совхозам присылали по разнарядке жителей городов, она обязательно заказывала поварих. И обеды на полевых станах готовили профессионально, и одна - две поварихи, когда-то покинувшие необъятные сельские просторы, непременно оставались в хозяйстве, находя себе мужей, к нескрываемой радости секретаря парткома. Все старались поднять сельское хозяйство, но набор средств был строго регламентированным.
Август 1986.

Продолжение следует. 

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 910 гостей и 5 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
5034
4739
3511
3101
2380
2273
1848
1662
1655
1558

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de