Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    339 ( +550 )
  • Лена Пчёлкина
    329 ( +499 )
  • slivshin
    320 ( +483 )
  • gen
    98 ( +119 )
  • olivka
    89 ( +142 )
  • sovin1
    83 ( +164 )
  • Соломон Ягодкин
    81 ( +150 )
  • Олег Русаков
    80 ( +172 )
  • Бонди
    63 ( +95 )
  • vicandr
    48 ( +91 )

( Голосов: 1 )
Avatar
ДНЕВНИК ИНСТРУКТОРА РАЙКОМА КПСС. Глава 8
23.11.2018 15:11
Автор: K.V.C.

Продолжение. Начало на этой же странице. 

71. ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ЦЕНТРАЛИЗМ.

«КПСС строит свою работу на основе неукоснительного соблюдения ленинских норм партийной жизни, принципа коллективности руководства, всестороннего развития внутрипартийной демократии, активности и самодеятельности коммунистов, критики и самокритики». Из Устава КПСС.

Принцип построения партии - демократический централизм. Выборность всех органов снизу доверху, подчинение меньшинства большинству, обязательность выполнения решений вышестоящих органов для нижестоящих. Это на словах и на бумаге. А как на самом деле? Основой государственного устройства России является сохранившийся со времен Золотой Орды принцип: получать ярлык на правление и платить оброк (ясак) выдавшему его. Не всегда эта дань была материальной или только таковой: платили покорностью, верностью - сам принцип сохранялся. Нарушители этого правила или изгонялись, или устраивали перевороты. Но работодателем чиновника всегда был вышестоящий чиновник. И интересы работодателя у такого работника всегда приоритетнее интересов общества. 
Двадцать миллионов коммунистов, правили страной от имени народа. Но не народ выдвигал их в партию, и выборы её высших органов проходили далеко не демократично. Секретарей партийных комитетов всех уровней практически назначали. Отдельные случаи избрания не тех, кого выдвигали сверху, были исключением, только подтверждающим правило. Существовала номенклатура райкомов, обкомов и Центрального Комитета КПСС, в неё входили все руководители предприятий, организаций и учреждений.
За полгода до отчётно-выборной районной партийной конференции составлялся первоначальный список предполагаемого состава членов и кандидатов в члены райкома партии и членов районной контрольной комиссии. Коммунистов с высшим образованием, рабочих, женщин и лиц до 28 лет в нём больше, чем в предыдущем составе. 
Заворг после одобрения второго секретаря относил этот список первому. В ком тот не сомневался, те сразу оставлялись, или сразу вычёркивались. Остальные попадали на заметку до самой партконференции. Потом первый секретарь ездил с этим списком на собрания и просто на производство туда, где работали будущие члены райкома, проверял их надёжность. «Говоруны», «правдолюбцы» и «упрямые» не имели шансов попасть даже в делегаты районной партконференции. Все любят послушных адептов: и революционные партии и тоталитарные секты. Как у Владимира Высоцкого: «Угодников берут легко, пророков неохотно!» Замена шла вплоть до предпоследнего дня подготовки форума. За день до конференции бюллетени тайного голосования отпечатывались в типографии, скреплялись степплером обычно по четыре (по количеству избираемых органов). Типография была готова внести изменения и напечатать новые экземпляры, но этого никогда не требовалось, всё проходило гладко.
Один из секретарей парткома оглашал на совете старейших коммунистов список будущих членов райкома, другой – кандидатов, третий – членов ревизионной комиссии, четвёртый – делегатов областной конференции от района. Им же поручалось выступить уже от имени совета старейшин перед всеми делегатами. Попытки внести изменения пресекались: «Мы их не сами отбирали, это вы на заседании парткома наметили, кого из делегатов конференции от вашего совхоза выдвинуть в члены райкома, кого в кандидаты, кого в делегаты областной партийной конференции». О том, что на заседаниях парткома озвучивались фамилии из готового списка райкома партии, умалчивалось. Потом объявляли, что типография будет печатать бюллетени для голосования по только что предложенным спискам, и все шли «за счёт заведения» обедать на 30 – 40 минут. В обеденный перерыв продавались дефицитные книги, накапливаемые специально к этому событию. Руководители делегаций сообщали своим делегатам, что после конференции каждому делегату будет продан подарочный набор из дефицитных продуктов. Проходило фотографирование делегатов на цветное фото. Настроение делегатов заметно улучшалось.
В фойе устанавливались урны, закрытых кабин не было. От стола выдачи бюллетеней до урн лежали красные дорожки, по бокам стояли работники райкома, мило улыбались, подсказывали направление движения, здоровались со старыми знакомыми и зорко следили, кто вычёркивает в бюллетенях фамилии. При обсуждении итогов конференции такие попадали в черные списки вместе с теми, кто выступал против официальной линии райкома, или с чем-то не соглашался. Для них это было последнее избрание делегатом конференции.
Вот таким в действии является демократический централизм – демократия из центра. Бюрократизм чистой воды. Противникам России не нужно тратить деньги на войну. Достаточно всеми средствами поддерживать всевластие правящей элиты. Это уже давно ни для кого не является военной или государственной тайной. Интересы бюрократа часто прямо противоположны интересам общества. Чем больше преступлений, тем больше можно выбить денег на содержание милиции, прокуратуры, судов, тюрем. Чем больше детей в детдомах, тем больше можно раздуть штат органов по опёке. И так во всех ведомствах. Нужно основательно запустить всю работу, чтобы убедительно говорить, что не хватает сил и средств, для её налаживания. Сокращение аппарата необходимо. Если просто убавлять чиновникам заработки, будут «доборы», а реальные расходы общества на своих «слуг» не уменьшатся. Главная забота бюрократа – сделать карьеру и деньги, не особо выбирая средства. Он не будет рисковать своей карьерой ради простого человека. Особенно ярко это проявляется в критических ситуациях, когда нужно принимать быстрые и правильные решения по спасению людей. Желание сохранить свой пост приводит к череде долгих согласований с вышестоящими начальниками, а интересы спасаемых отодвигаются на второй план. Ведь не эти люди могут завтра уволить его с работы. А самые ответственные решения, как известно, принимают те, кто потом не несёт за них никакой ответственности.
Всё это ослабляет партию. Шестая статья в Конституции, закрепляющая руководящую роль КПСС, расхолаживает, позволяет не бороться за умы и интересы избирателей. Секретари парткомов получают должности от вышестоящих чиновников, собрания коммунистов только голосуют за их избрание в состав парткома. Кадры партии не готовы к работе в условиях многопартийности, поэтому партия ни на какую демократию и многопартийность добровольно не пойдёт. Партия не имеет исторического опыта честной борьбы за власть, за голоса избирателей. Да и является ли КПСС партией в классическом понимании этого слова. Скорее, это общественно-политическая система управления. Братские компартии социалистических стран в начале восьмидесятых годов начали практиковать альтернативные выборы в партийные комитеты. В КПСС это пришло только с Горбачёвым и то с запозданием.
Октябрь 1987.

72. «БЕЛЫЙ ОФИЦЕР»

«Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
- «непримиримость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов»;
Из Устава КПСС.
Новая метла по-новому метёт, а впервые дни – даже лучше старой! С приходом в райком партии второго секретаря Кускова Бориса Ивановича, любителя шахмат, в аппарате развернулись шахматные баталии. Шахматистами стали и те, кто не любил этот спорт, но старался попасть «в струю».
Организовали шахматный турнир. У Кускова не выиграл никто, битва изначально шла лишь за звание вице-чемпиона. Только инструктор орготдела Смирнов-Ростовцев, казалось, уже выиграл у него партию, но в самом конце игры неожиданно подставил ферзя, как говорили некоторые, специально, когда Кусков уже сидел за шахматной доской весь издёргавшийся, находясь на грани проигрыша и срыва. Ходили слухи, что инструктор раньше выигрывал у перворазрядников и не мог проиграть секретарю. Но все знали и о бонапартистских замашках Кускова, не терпящего превосходства.
Шахматы занимали значительную часть разговоров сотрудников и давали массу тем для обсуждения. В партийный лексикон вошли шахматные термины, ставшие модными. Шахматы – очень полезны на бюрократической работе. В жизни и на доске многие позиции совпадают. Хочется нанести удар противнику, а он не даёт этого сделать, вовремя передвинув на нужную клетку пешку. Вот-вот тебе могут поставить мат, противнику остаётся один ход, но ты делаешь ему один шах, второй, десятый, пока не загоняешь в мат. Противник хочет забрать ценную фигуру, но у тебя на один аргумент больше, и он отказывается от затеи. В жизни тоже есть тяжёлые и лёгкие фигуры. Кто-то прямолинеен, а кто-то предпочитает ход конём, вилки, соблазны, приманки, оправданные жертвы. Существует целая система противовесов, позволяющих сохранять равновесие, как на доске, так и в реальной жизни. И нужно успевать с «развитием» фигур и пешек. Там сделаешь лишний ход, здесь приходится отступить – и потом ты отстал, хорошо, если не безнадёжно. Кто-то проводит стратегические мероприятия, а кто-то ждёт ошибки оппонента.
Начали говорить о создании неофициального шахматного клуба при райкоме КПСС. Названия «Белая ладья» и «Чёрный конь» уже примелькались и приелись. Нужно было что-то новое. Обсуждения закончилось, когда было предложено название «Белый офицер». В сельских районах Сибири и в европейских странах (в Болгарии) шахматных слонов называют офицерами. Название сразу всем понравилось. Все были офицерами запаса, а в белом цвете был вызов красному, официальному. Тем более, все знали, что это только шутка.
Шахматные баталии закончились с переводом Кускова в другой район. Клуб потом был создан при Доме пионеров под другим названием, оплачиваемую должность его председателя занял зять первого секретаря Солина.
Октябрь 1987.

73. БАРЩИНА.

«Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
… «добросовестный труд на благо общества: кто не работает – тот не ест»;
Из Устава КПСС.
Барщиной при феодализме называлась обязательная работа крепостного крестьянина на своего феодала - барина. Её доля была до шести дней в неделю.
При «реальном социализме» вся земля принадлежала одному феодалу – государству. Феодал управлял этой землёй через своих республиканских, краевых и областных вассалов. Те, в свою очередь, отдавали в пользование своим вассалам наделы земли вместе с населением – автономные области и округа, районы. В районах первые секретари райкомов партии наделяли особыми правами на отдельных территориях директоров совхозов и председателей колхозов. Секретари партийных комитетов здесь оказывались уже на вторых позициях.
Жители сёл не могли свободно уезжать. Чтобы отправить ребёнка учиться в город из «непаспартизированной» местности, нужно было получить справку в сельском Совете. На практике – дать поросёнка «на лапу» секретарю Совета. Только в шестидесятые годы селянам начали выдавать паспорта. Но остался институт прописки, в городах не прописывали, а без этого не брали на работу. По сути – сохранялись элементы крепостного права.
Директор совхоза имел неограниченную власть. Только по решению руководителя области происходило его назначение и освобождение. Председатель сельского Совета и секретарь парткома на практике работали под его руководством. Не все директора умели избежать «головокружений от полновластия». Прокурор района Кабин в 1986 году рассказывал о случае, когда директор совхоза Щорс не принимал «на любую работу» передовую доярку, поругавшуюся в магазине с его женой из-за одного хвоста селёдки. И это притом, что кадров хронически не хватало, совхоз каждый год привозил по организованному набору до двадцати семей.
В уборке урожая принимало участие почти всё население страны. С пятого класса школьники убирали картошку на полях колхозов и совхозов. Студенты уезжали «на уборочную» на месяц. Иногда их задерживали дольше, когда «битва с небывалым урожаем» затягивалась. На «борьбу» направляли работников заводов, фабрик, воинские части с техникой. В уборке урожая участвовали работники аэрокосмической промышленности, профессора консерваторий, творческие коллективы. Жители райцентров принудительно участвовали в весеннем севе, заготовке сена, прополке свёклы. Потом только по официальным данным не удавалось сохранить до весны треть урожая овощей.
Аппарат райкомов КПСС и ВЛКСМ в середине октября выехал на уборку свёклы. Секретари в этом выезде не участвовали. Шёл первый снег. Снежинки едва не превосходили собираемую свёклу по размеру. Красиво. Первый снег всегда радует. Но здесь радость перемешивалась с каким-то чувством тревоги. По полю проехал трактор с плоскорезом и поднял землю вместе с корнеплодами. Их вытаскивали из земли, отряхивали и бросали в тракторную телегу. Руки очень скоро стали мерзнуть, ноги вязли в грязи. Спецодежды и спецобуви не выдавали. Когда через час трактор не вернулся, секретарь парторганизации работников аппарата Крутов, главнокомандующий этого важного «политического» мероприятия, сказал:
- Бросайте в кучи, потом сбросаем в телегу, когда приедет трактор.
Работа продолжилась. Дошли до небольшого леска. Развели костёр. Стали греться и сушиться у огня. Подъехал агроном отделения Теодор Василевский на лошади. Спросили про трактор. Никто не верил, что эту свёклу вообще когда-нибудь увезут с поля, это наблюдалось повсеместно. Так оно и вышло. Через три недели Василевский приехал в райком партии на занятия школы молодого коммуниста.
- Свёклу вывезли? – спросил у него один из инструкторов.
- Собираемся, - честно ответил агроном центрального отделения передового совхоза, глядя на заснеженные ели за окном райкома партии.
Такой же барщиной были и субботники, ленинский, в преддверии дня рождения вождя – 22 апреля, и ещё много других: по благоустройству, для перечислений в фонд мира, голодающей Африке. Каждая восьмая суббота была рабочей, потому что по конституции рабочая неделя была 41 час. Производительность в субботу была низкая, хотя и назывались они школой коммунистического труда. Только инициаторы соцсоревнования делали на субботники две нормы и более. Остальные же работали спустя рукава, присматривая, что же стащить с предприятия, чтобы день не зря прошёл.
Наш реальный социализм даже по пятистадийной классификации Маркса мог претендовать только на статус государственного феодализма. Но даже в условиях феодализма русский народ умудрялся совершать великие подвиги и одерживать победы, порой ценой великих потерь всего народа и его лучших сынов и дочерей.
Ноябрь 1987.

74. БАТРАЧКИ.

«Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
… «непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству»; Из Устава КПСС.
Батраки и батрачки – это те, кто работает на других. Но при социализме это слово применялось по отношения к коровам. Если у доярки числится 25 коров, а на самом деле их – 30, то их надои делятся на двадцать пять. И при фактических надоях 2500 литров в год от каждой коровы доярка становиться трёхтысячницей. Если в частном подворье каждая корова давала по одному телёнку в год, то в государственном - 90 телят от ста коров считались высоким показателем. В год доярка получала 22 – 23 телёнка от 30 коров. Погоня за поголовьем приводила к тому, что полноценных кормов не хватало, и зимой коровы не жили а выживали, но не все доживали до зелёной травы. Телята становились таковыми официально, если дотягивали до месячного возраста. В частном подворье падёж скота был редким явлением, а в государственном – повсеместным. Его не удавалось закрыть никакими запасными головами. Некоторым телятам официальными или тайными путями выпадала честь быть поставленными на довольствие в личном подсобном хозяйстве. В результате тайного перераспределения ресурсов они попадали в комфортные условия питания и проживания.
Жирность молока домашней коровы – около 4,2%. Для совхозов стандарт – 3,6. Но до него дотягивали не все. Поскольку за общий объём надоев спрашивали строже, чем за качество продукции, проблема решалась добавлением воды. Был ещё один показатель – товарность. Это процент молока, проданного государству от общего количества надоев. Отстающие хозяйства делали вид, что обильно поят им телят, хотя фактически очень быстро переводили их на ЗЦМ. Это заменитель цельного молока - сухое молоко в гранулах, но сливочное масло заменено растительным. Неучтённые коровы требовали неучтённого сена, комбикорма, помещений, лекарств. Выгода от «батрачек» была сомнительной. Злоупотребление доходило до абсурда, на некоторых фермах кормов хватало лишь на поддержание огромного стада в живом состоянии. На обеспечение привесов и надоев рассчитывать уже не приходилось. «Чем хуже – тем лучше!» - этот негласный лозунг часто приходил в голову при попытках анализировать действительность реального социализма.
Партии нужны были высокие показатели во всём «народном» хозяйстве. Поэтому были ещё батраки-гектары. Пашня подходила к лесам вплотную, хотя должна была отступать от него на 15 метров. Были и распаханные луга, и земли, официально считающиеся болотами. Урожайность сельскохозяйственных культур также была надувной. Гречка и рыжик были дефицитом только потому, что портили показатели средней урожайности зерновых, они давали 4 – 5 центнеров с гектара.
Двойная «бухгалтерия» не оставляла места для анализа. Система заставляла врать всех: и сельских производителей и строителей и работников промышленности. Районные показатели суммировали областные бюрократы, корректировали в обе стороны, отправляли в Москву. Там их анализировали, составляли по ним планы на следующий год, прекрасно зная достоверность этих отчётов. Западные экономисты пытались определять наши истинные производственные показатели по косвенным признакам, увязывая прирост промышленного производства с ростом потребления тепла, электроэнергии и прочего.
Ноябрь 1987.

75. ИЗМЕНЕНИЯ В ПОЛИТИКЕ ГОРБАЧЁВА.

Политика – искусство возможного. По мере продвижения реформ обстоятельства, соратники и груз прежних поступков и мировоззрений вынуждали Горбачёва менять кадровую, экономическую, внутреннюю и внешнюю политику. Основные лозунги: «Перестройка! Ускорение! Гласность!» - во многом оставались только на бумаге. Гласность не выдержала проверку Чернобылем. Долго скрывались масштабы катастрофы. Инструкции о действиях людей на зараженной местности не были рассекречены (военная тайна) и не спасли от облучения тысячи людей. В зараженных областях проводились первомайские демонстрации, потом люди ждали эвакуации прямо на улице. В следующий раз гласность споткнулась о выступление Ельцина 21 октября 1987 года на пленуме ЦК КПСС. Его долго не опубликовывали, порождая разнообразные слухи, домыслы, и создавая ореол мученика и борца с привилегиями. Это позже назовут «синдромом Ельцина».
Демократизация общества – одна из основных провозглашаемых целей перестройки. Правящая элита стремилась навязать обществу «управляемую демократию». Старая большевистская гвардия тянула Горбачёва назад, к тоталитаризму, осознанно и неосознано понижая популярность Горбачёва в обществе. К таким действиям можно отнести необдуманный Указ Президиума ВС СССР об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом от 16 мая 1985 года, усиливший токсикоманию, наркоманию и породивший водочную мафию. В декабре 1986 года произошли националистические выступления в Казахской ССР.  Националисты воспротивились избранию (фактическому назначению) первым секретарём компартии Казахстана первого секретаря Ульяновского обкома КПСС Колбина.  О выступлениях почти не упоминали в средствах массовой информации, но первым секретарём в результате "избрали" Нурсултана Абишевича Назарбаева.  Партия и политбюро не дали этим выступлениям должной политической и правовой оценки, их назвали "пробуждением национального самосознания".  В результате такого бездействия воспряли националисты всех мастей во всех союзных и автономных республиках Советского Союза. 
А потом начались неуклюжие действия наших силовых структур в Сумгаите, Тбилиси, Вильнюсе, Баку, бесконечное обсуждение и подготовка к подписанию нового союзного договора. Грубейшей ошибкой в кадровой политике Горбачёва было выдвижение на ключевые посты в государстве будущих членов ГКЧП. Не добавило авторитета Михаилу Сергеевичу и введение пятипроцентного налога с продаж, который сразу окрестили президентским. Причём, в кассе нужно было называть две суммы: стоимости товара и налога с этой суммы. . 
Менялась и экономическая политика Горбачёва. В начале преобразования проводились в рамках существующей системы хозяйствования, провозглашался курс на её совершенствование. 22 апреля 1985 года состоялся Пленум ЦК КПСС, где в докладе впервые прозвучали слова: застой, стагнация, провозглашался курс на перестройку экономики. В июне было проведено совещание в ЦК по вопросам ускорения научно-технического прогресса. В ноябре был образован Госагропром. 17 апреля 1986 года вышло постановление ЦК КПСС «Об основных направлениях ускорения решения жилищной проблемы в стране». «Каждой семье - отдельную квартиру или дом в 2000 году». Но выполнять эти постановления на местах не очень спешили. Например, в одном районе все силы были брошены на строительство зоопарка, в ущерб строительству жилья.
12 мая 1986 года – введение госприёмки. Ещё одна попытка улучшить качество продукции не рыночными, а бюрократическими методами. Рассказывали о случае, когда руководителем госприёмки при заводе назначили бывшего начальника цеха, стоящего на этом же заводе на партийном учёте, в очереди на получение жилья, приобретение автомобиля. Контролёр, зависимый от проверяемых им работников. В этом же месяце вышло постановление об усилении борьбы с нетрудовыми доходами. В ноябре был принят закон об индивидуальной трудовой деятельности – первый шаг на пути к рынку. На этом пути Горбачев добился и положительных и отрицательных результатов. Так в 1987 году было разрешено создавать совместные предприятия с иностранцами, выдавать кредиты гражданам, занимающимся индивидуально-трудовой деятельностью. В одном районе первый кредит в 10 000 рублей на такую деятельность получил уроженец Кавказа, в заснеженных горах которого вскоре и скрылся вместе с кредитом. Вышли постановления ЦК о кооперативах и о личных подсобных хозяйствах. Проведён Пленум ЦК КПСС по перестройке управления экономикой. В сентябре этого же года вышло постановление о переводе научных организаций на полный хозрасчёт и самоокупаемость, что для фундаментальной науки вообще неприемлемо: Жорес Алфёров получил Нобелевскую премию по физике за исследования, которые были внедрены в производство только через несколько десятилетий. Как несколько десятков лет ждать окупаемости от фундаментальной науки? Так и хочется спросить у реформаторов: «Ребята, а вы экономику учили?» Вы хоть один год отработали на заводе или стройке?
Декабрь 1987.

76. ОТСТАВКА ЕЛЬЦИНА.

«Партия в своей деятельности руководствуется Программой и Уставом КПСС».
Из Устава КПСС
Горбачёв не решился разделить КПСС на правых и левых. Фракционность не допускалась по уставу партии. Вскоре партия сама начала делиться, но уже по другому принципу – национальному. В октябре 1987 года Пленум ЦК КПСС освободил Ельцина Б. Н. от всех партийных постов. «От Москвы до самых до окраин» волна удаления сторонников реформ докатилась очень быстро. Убирали тех, кто поверил Горбачёву, кто знал, что дальше так жить нельзя, и надеялся, что в партии понимают это. Идеалисты, они верили, что реформировать можно ЭТУ партию, как это делали китайские товарищи. Как же заблуждались те, кто верил в перестройку!  Извинится ли когда-нибудь Михаил Сергеевич перед поверившими ему коммунистами? Вряд ли. Отставка Ельцина была воспринята реакционным крылом, как сигнал к атаке.
«Зачищали» обкомы, райкомы, редакции, советские и хозяйственные органы. До празднования 70 годовщины Октябрьского переворота убрали всех: и инакомыслящих и мыслящих в принципе. Реакционное крыло партии решило, что с Горбачёвской «распутицей» покончено раз и навсегда, как когда-то с Хрущёвской «оттепелью» и партия вновь возвращается на Ленинский путь - «на круги своя». Партийные функционеры искренне надеялись на повторение истории с традиционным и не раз отработанным возвращением. Отделы ЦК ограничивались проведением опросов о том, каким представляется коммунистам будущее партии. Никто уже не призывал реформировать партию в соответствии с требованиями нового времени, переходить от командных методов управления к экономическим. Всё, что говорил по этому поводу Генеральный секретарь, уже пропускалось мимо ушей. Районные задачи перекраивались на свой лад, понимались так, как привычнее было понимать. «Верные ленинцы» вновь почувствовали свою силу. Волна преобразований откатывалась назад, к застою.
Иванов Иван Иванович относительно Ельцина высказал следующее:
- Зря они его убрали из власти. Судя по всему, он не такой мужик, чтобы смириться. И запоминающиеся подвиги успел совершить. Захочет, придёт к власти и без них. Нужно было его облагодетельствовать, наградить и поставить на сельское хозяйство. Пусть бы поднимал его, всё равно никто не знает, куда его нужно поднимать и как. У нас разминка с ним уже полвека идёт: поднять, опустить, поднять, опустить. Многие яркие личности на нём себе карьеру сломали. А там глядишь, он и запил бы с тоски. Нельзя ярких лидеров делать оппозиционерами.
В районе убрали заместителя редактора газеты, поднимавшего вопросы взяточничества, воровства, коррупции. Из аппарата райкома партии на хозяйственную работу удалили инструкторов, понимающих необходимость реформ. Смирнов-Ростовцев был направлен в дорожное ремонтно-строительное управление главным инженером.
Ветер перемен на время затих, спрятанный за искусственными барьерами, чтобы набрать там силы и через три с половиной года смести двадцатимиллионную партию Ленина с политической и исторической сцены. Как написано в уставе: «Партия в своей деятельности руководствуется Программой КПСС и Уставом». Устав, КПСС ушла отдыхать! Но в конце 1987 года партия ещё оставалась у власти и казалась самой себе полновластной. Эйфория кружила головы многим местным вождям и вождишкам. Власть развращала. Абсолютная власть развращала абсолютно!
Декабрь 1987.

77. ПРОБЛЕМА ДВОЙНИКОВ.

Бывший инструктор райкома партии, главный инженер дорожного управления Смирнов-Ростовцев поехал в областной центр в головное дорожное управление. Это был его первый самостоятельный визит в главк после того, как директор представлял его руководству всего неделю назад. Кроме всех прочих дел, связанных с техникой безопасности, внедрением новой техники и новых технологий необходимо было выписать накладную на получение новых дорожных знаков. Инженер зашёл в бухгалтерию.
- Здравствуйте. Кто у нас выписывает накладные на получение дорожных знаков? – спросил он. Ему указали на стол, за которым сидела одна из бухгалтерш. Привыкший уже давно чувствовать себя уверенно в любой обстановке даже рядом с высоким начальством инженер опустился на стул рядом с указанным столом. Бухгалтерша ещё минуты две что-то срочно дописывала, считала на калькуляторе, бухгалтерских счётах, потом подняла голову, удивлённо посмотрела на посетителя и сказала возмущённо:
- Вы до сих пор не отчитались по предыдущему авансовому отчёту, не привезли счёт-фактуру с нефтезавода, не возвратили две доверенности, выданные Вам в предыдущем месяце, не вернули накладные на битум с картонно-рубероидного завода и не сдали материальный отчёт за прошлый месяц.
В процессе этой довольно длинной реплики до инженера постепенно стало доходить, что бухгалтерша его с кем-то перепутала и причём основательно. По перечисленным в её речи документам выходило, что тот, о котором она говорит, работает в этом же главке. В силу своего флегматического темперамента инженер не стал сразу поправлять её. Потом он подумал, чем дольше она его не узнает и чем больше наговорит, тем лучше для него. Она его теперь лучше запомнит и будет чувствовать себя несколько виноватой при их общении в будущем. А для начинающего работать в этой системе это полезно. Инженер ждал, чем всё закончится. Его позиция была абсолютно беспроигрышной.
- Я напишу на Вас докладную главному бухгалтеру или даже начальнику главка, чтобы Вам не выдавали заработную плату, пока вы не сдадите авансовый и материальный отчёты. У Вас по авансовому отчёту денег набрано на три зарплаты, а по материальному отчёту за вами числится средств на полмиллиона рублей.
- А алименты по исполнительному листу я здесь ещё никому не должен? – медленно, почти лениво спросил главный инженер и оценивающе окинул всю бухгалтерию. За столами сидело много симпатичных сотрудниц.
- Не язвите и перестаньте паясничать! Дело обстоит гораздо серьёзнее, чем Вы можете себе это представить. Из-за Вас мы не сможем сделать вовремя годовой отчёт. Лучше скажите, когда будете отчитываться, Пётр Григорьевич?
К концу своего вопроса бухгалтерша всё-таки обратила внимание на то, что посетитель реагирует не так, как обычно реагировал в подобной ситуации. Он не переходит в разговоре на термины, очень близкие к непечатным. И тон его голоса сегодня какой-то подозрительно мирный. И словарный запас вдруг резко расширился. Это заставило её немного призадуматься. Последовало уточнение собственной позиции:
- Вы не Серебренников!
- Нет. Но Вы можете сказать его адрес, и я как-нибудь наведаюсь к нему домой, когда его не будет дома. Главное, чтобы соседи не поколотили. А я Сергей Сергеевич Смирнов-Ростовцев, Сокращённо С.С.С-Р.
Началось всеобщее обсуждение интересного феномена двойников всеми сотрудниками бухгалтерии. Потом, когда Смирнов-Ростовцев, выполняя их заказы, привозил из своего богатого северного района колбасу, копчёности, сгущенное молоко, рыжиковое масло, мёд, бухгалтерши всегда шутили про алименты.
Январь 1988.

78. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ.

Директор дорожно-строительного управления обратился к главному инженеру с просьбой поздравить женщин предприятия с 8 Марта. Сам он не успел подготовить речь, секретарь парторганизации Лебедь понадеялся на директора, и вот поздравить женщин некому. Вся надежда на бывшего райкомовского работника. Мероприятие под угрозой срыва.
В кабинете директора уже накрывали стол, царила радостная, несколько возбуждённая атмосфера предвкушения расслабления и чревоугодия звенели тарелки, бутылки, нарезали хлеб, колбасу. Смирнов-Ростовцев удалился в свой кабинет для написания официального поздравительного доклада-тоста.
Через полчаса все собрались за столом. Бывший инструктор не стал упоминать Клару Цеткин и Розу Люксембург – инициаторов движения женщин-социалисток и главных «виновниц» сегодняшнего праздника из 1911 года. Удивило собравшихся, что не было ни слова про партию. Собравшиеся услышали:
- Дорогие женщины! В этот радостный, весенний день просыпается природа, после зимней спячки начинает учащённо биться сердце, и одно ваше присутствие будоражит кровь и толкает мужчин на трудовые и мушкетёрские подвиги. Ваше появление приводит к мощному взрыву гормона тестостерона, и один ваш приезд на работу резко повышает нашу производительность труда. В этот день желаю вам цвести и расцветать. Цвести, не отцветая. Всегда быть такими же обворожительными, привлекательными, соблазнительными. Желаю вам быть успешными, состоятельными и состоявшимися на работе, в семье и обществе. Будьте здоровы, счастливы и богаты. Искренне желаю процветания тому делу, за которое вы возьмётесь. Пусть будут счастливы ваши родные и близкие. Желаю вам оставаться такими же добрыми, мудрыми и красивыми. И пусть тепло и свет этого весеннего дня, напоминает вам весь год, как вас любят и ценят на работе и дома. Счастья вам и вашим близким, успехов в труде и отдыхе! Здоровья и благополучия.
У большинства женщин на глаза навернулись слёзы от непартийного приветствия. Раньше их так не поздравляли. Они всегда были только женщинами-труженицами, равноправными строителями коммунизма. А тут они впервые были просто женщинами.
Март 1988.

79. РЫБНАДЗОР.

Если у человека в кармане удостоверение инспектора рыбнадзора, это означает не только то, что он может ловить рыбу в любом водоёме района, но и не позволять делать это другим. На озере Седые Авлы инспектор Стахов с двумя милиционерами ловил карасей. Они и раньше рыбачили на этом озере. Когда рыба не ловилась, инспектора обычно проверяли снасти у жителей прибрежного мононационального села, название которого совпадало с названием озера. И в этот раз им пришлось ехать проверять вентеря, в сети рыба не шла. Вентеря – это два связанных из толстой нитки мелкоячеистых крыла, заканчивающие мелкоячеистой длинной круглой корзиной в виде мордушки, но тоже связанной из ниток. По форме мордушка напоминает чернильницу-непроливашку с несколькими воронками. Рыба в такое сооружение заходила и там оставалась в живом виде в течение нескольких суток. Такую рыболовную снасть можно было проверять даже не каждый день. Рыба в ней всегда была свежей. Государственный инспектор рыбнадзора и два сотрудника МВД быстро выгребли всю рыбу из вентерей и собрались уезжать. И тут к ним из-за камышей выехал местный житель Шихов Фархат Ахтамович, очень возмущённый поведением незваных гостей. Незваные гости не были одеты в форму, но госинспектор показал удостоверение и объяснил, кто здесь хозяин, кто гость, а кто вор и только мимо проезжал. Рыбак продолжал возмущаться. Сопротивления властям он не мог оказать в принципе, так как потерял левую ногу при взятии Берлина, и в его лодке лежали костыли. Составлять протокол блюстителям порядка и законным представителям народной власти не было охоты. Снасти они не собирались снимать как доказательство незаконного промысла рыбы, в них можно было заглянуть ещё не раз. Чистосердечного признания или подписания протокола от рыбака точно не дождёшься. Чтобы он не возмущался, они перевернули его лодку вместе с ним и уехали.
Упрямство – одна из основных черт сибиряков, её можно назвать упорством, настойчивостью, она в этом случае получает положительную эмоциональную окраску, но основной смысл не теряется. Участник взятия Берлина не утонул. Он перевернул лодку, вцепился в её корму, собрал плавающие вокруг деревянные костыли, весло, деревянный ковш. Водоотлив занял около получаса, потом он взобрался в лодку через корму и поплыл к дому. Как пел Владимир Высоцкий: «Но он прорвался, сибиряк, настырные они!» На берегу его встретили другие рыбаки, развели костёр, обогрели, довезли до дома. Этот случай возмутил всю деревню. Зная о том, каким образом проводится в районе работа с письмами и обращениями трудящихся, идущими по почте в вышестоящие органы мимо районных властей, ветераны войны написали длинное письмо в ЦК КПСС, которое было доставлено в Москву одним из жителей этой деревни. Письмо подписали сначала все ветераны войны, а потом и все взрослые жители татарского селения. Кроме наказания представителей власти люди требовали разрешить им рыбачить на озере, где их предки ловили рыбу более тысячи лет, не нанося ущерба природе. Поднялся нежелательный для властей национальный вопрос. Они боялись его решать, оттягиваю на более поздний срок, надеясь на то, что со временем все нации перемешаются. Но этот процесс проходил медленнее, чем хотелось теоретикам интернационализма. Из Москвы приехала комиссия. Рыбачить жителям разрешили, но только на одной половине озера. Госинспектора и милиционеров никто не наказал, формально потому, что не было свидетелей происшествия, одни участники, а фактически потому, что всё районное начальство любило рыбу, а Стахов поставлял её регулярно. Так на самом деле при социализме природные богатства принадлежат народу. «Всё вокруг колхозное, всё вокруг моё!» Всё принадлежит народу, но возле каждой полянки и делянки сидит стражник, и для того чтобы народ мог попользоваться тем, что ему принадлежит, нужно получить разрешение бюрократа. Поэтому стихийное осуществление принципа коммунистического распределения: «каждому – по потребности» или воровство процветает.
Октябрь 1988.

80. ПОДВОДНИК.

Придя утром на работу, главный инженер Смирнов-Ростовцев узнал, что вчера после сытного обеда с выпивкой и закуской тракторист Речкин Иван Иванович утопил трактор. Два будьдозериста отгребали щебень от берега. Его разгрузили с баржи почти у кромки воды, и они отталкивали его подальше. Работа скучная, монотонная, вперёд-назад весь день на реверсе, и тракторист, отъезжая от кучи щебня к кромке воды, за новой порцией мелкого камня, заснул. Проснулся он, когда трактор, уже весь скрывшийся под водой, задом катился по наклонному дну могучей сибирской реки, а вода, хлынувшая сквозь неплотности дверки, дошла до колен и разбудила отважного исследователя глубин. Водитель даже не заметил, когда заглох его нахлебавшийся воды трактор. Обнаружив, что вокруг вода, а он не на подводной лодке и не в батискафе, бывший подводник быстро открыл дверцу, прямо в ватной куртке вынырнул на поверхность и быстро доплыл до берега, благо, до него было метров тридцать. Оказалось, что второй бульдозерист видел, что он заснул, выскочил из своего трактора, но не успел добежать и разбудить.
Тракториста обогрели, он переоделся в домашнюю одежду. Ни мастер, ни прораб не удосужились до конца рабочего дня взять с его объяснительную записку, или свозить на алкогольное освидетельствование в случае отказа признать факт выпивки на рабочем месте перед происшествием.
Главный инженер вызвал прораба, мастера и Речкина к себе в кабинет:
- Это хорошо, что Вы, не растерялись, остались живы, Иван Иванович. И за это Вам огромное спасибо от всех нас, Ваших товарищей по работе. Потому что самое главное на любой работе – это возвращаться вечером домой к своим родным и близким живым и здоровым. На втором месте стоит качество работы, и только потом – количество, её объёмы. Спасибо. И напишите объяснительную записку, можно кратко, это нам нужно для оформления материалов расследования, добывания из реки и отправки в ремонт трактора.
Когда документ был Речкиным написан, главный инженер прочитал его и сказал:
- Иван Иванович, Вы здесь не указали, что были немного нетрезвым в момент происшествия. Нужно указать и это. В противном случае сейчас поедем в районную больницу определять содержание алкоголя. Вы же знаете, что алкоголь обнаруживается в крови целую неделю.
Похоже, что Речкин после происшествия больше не пил, поэтому он легко поддался на некорректный приём. Если бы пил вчера вечером, то сообразил бы, что сейчас проверять его на алкоголь уже поздно. Он взял ручку и дописал, что в обед, перед происшествием выпил в обед пятьдесят граммов водки.
- Спасибо, Иван Иванович, за Вашу честность! – сказал бывший инструктор райкома партии, - мы трактор достанем, отправим его в плановый капитальный ремонт, до которого он не доработал всего полтора месяца. Эта приписка больше всего нужна Вам, чтобы Вы чувствовали ответственность и не пили больше на работе. И прораб с мастером теперь будут нести меньше ответственности за это происшествие в случае чего. И это справедливо. Не пейте на работе больше, товарищ Речкин. И в следующий раз на подобные провокации не поддавайтесь. Смело соглашайтесь на второй день на любые экспертизы, вы ведь могли выпить эти пятьдесят граммов водки и вечером, после работы, чтобы полечиться от простуды и снять стресс от происшедшего. Спасибо, что остались живы!
Когда Речкин вышел, главный инженер обратился к присутствующим в кабинете прорабу и мастеру:
- Вот так нужно, товарищи! Учитесь, пока я работаю с Вами. Возможно, это будет не всегда. И берите объяснения в письменном виде сразу, а не на второй день. Так будет и честнее.
Речным катером за трактор был заведён трос и два бульдозера за два конца троса вытащили его на берег. В нём оказалась немного помята кабина, уже при вытаскивании. Поломались некоторые стёкла. В плановый капитальный ремонт бульдозер сдали немного раньше. С Речкина ни за что не высчитали. Выговор, объявленный в приказе, прозвучал для него как полная индульгенция.
Октябрь 1988.

Продолжение следует. 

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1158 гостей и 11 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
3767
3199
2612
2361
1650
1623
1497
1330
1130
864

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de