Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • slivshin
    181 ( +250 )
  • Владимир Константинович
    163 ( +165 )
  • olivka
    72 ( +112 )
  • rasskazchik
    55 ( +73 )
  • gen
    48 ( +48 )
  • Бонди
    34 ( +51 )
  • Тиа Мелик
    31 ( +76 )
  • shadow
    18 ( +38 )
  • Сергей Арт.
    18 ( +46 )
  • Скволли
    17 ( +28 )

( Голосов: 1 )
Avatar
Возвращение - часть 15
24.12.2018 11:31
Автор: Анатолий Валевский

         - Скажите, Гунар, почему вы так не хотите отпускать меня в экспедицию? Какая разница, где я буду - на корабле или в ресторане публику развлекать? Может быть, я в этом путешествии хоть какую-то пользу принесу...

         Советник скривился, как от зубной боли.

         - Неужели не понятно?! На экспедиционном корабле слишком мало места, поэтому лететь должны только те, кто реально сможет действовать в любой обстановке.

         - Я тоже смогу, - мне не хотелось уступать.

         Ах, оставьте, Сергей, - устало отмахнулся Гунар. - Вы же не боец. У вас на лице написана любовь к ближнему, а там, возможно, придётся драться.

         - С кем?

         - Если бы я знал...

         В это время без стука отворилась дверь, и в кабинет быстрым шагом вошёл Перец. Окинув помещение внимательным взглядом, он кивнул мне и сразу же спросил Гунара:

         - Я только что встретил двоих новеньких. Кто они и почему их сразу направили на корабль?

         - И я тоже рад нашей встрече, - съехидничал советник.

         - Здравствуйте, - нехотя проворчал громила.

         - Вот так-то гораздо лучше, - подобрел советник. - А новичков я отправил на корабль, потому что они полетят в экспедицию.

         - Но...

         - Это не обсуждается. Приказ.

         Советник взял со своего стола какой-то документ и протянул его Перцу. Тот внимательно пробежал по нему глазами, недоумённо взглянул на Гунара, но он лишь пожал плечами, и молча вернул. По его виду было ясно, что он не согласен, но вслух ничего не сказал.

         Я изо всех сил вытянул шею в тщетной надежде хоть краешком глаза заглянуть в бумагу, но, увы, ничего не вышло. Разочарованно вздохнув, я опёрся на край стола с картой и демонстративно скрестил на груди руки.

         - А ты чего вздыхаешь, голуба, словно тебя кто обидел? - переключил Перец своё внимание на меня.

         - Рвётся в бой, - усмехнулся Гунар. - Ему, видите ли, тоже хочется лететь на разведку. Романтик...

         - Никуда ты не полетишь, - безапелляционно заявил Перец. - У меня в команде каждое место на учёте.

         - А почему новичков сразу взяли, а мне нельзя?

         - Потому, - отрезал он.

         Когда Перец знакомился с содержанием бумаги, показанной ему советником, то озабочено почесал щёку, и я обратил внимание на свежую длинную царапину, пересекавшую его скулу и пятно засохшей крови возле самого уха.

         - Извините, у вас щека поцарапана, - не удержался я.

         Перец недоумённо посмотрел на меня, а затем, что-то вспомнив, пренебрежительно взмахнул рукой.

         - Да это ерунда, не обращай внимания!

         - Но там же ещё и кровь...

         - А это не моя, - хищно осклабился он и повернулся к советнику.

         Хорошо, что он так сделал, потому что после его слов я ощутил внезапный приступ дурноты. Наверное, даже побледнел, так как Гунар внимательно посмотрел на меня, но ничего не сказал, лишь недовольно поджал губы. Мне показалось или в кабинете на самом деле стало очень душно, только больше уже не мог здесь находиться.

         - Пойду, пожалуй, нужно ещё с текстом поработать, - вяло произнёс я, направляясь к выходу.

         - А скоро мы услышим твоё новое творение? - поинтересовался Перец. - Пора бы осчастливить горожан.

         - Я стараюсь.

         - Ну-ну, старайся...

         Более не обращая на меня внимания советник и Перец принялись что-то горячо обсуждать негромкими голосами, но это меня уже совершенно не интересовало. Быстро сбежав по ступеням на первый этаж и выскочив на улицу, я с наслаждением глотнул прохладного воздуха, показавшегося мне необычайно чистым и свежим после затхлого кабинета. Откуда вернулся Перец я даже не хотел гадать. Да и рукоять тяжёлого пистолета, красноречиво торчавшая у него из-за пояса, ещё более укрепляла меня в этом решении.

 

*        *        *

 

         Строительство летучего корабля близилось к завершению. Собственно говоря, он уже был готов, оставалось только догрузить некоторое оборудование и припасы. Оболочка подъёмного аэростата округлилась, полностью заполненная газом. Пассажирская корзина, выполненная в форме корпуса парусного судна неподвижно висела под аэростатом на растянутых канатах, закреплённых нижними концами за колонны, поддерживающие массивную крышу большого здания.

         Начальник строительства - Жак оказался толковым малым. Ознакомившись с идеей парашюта, он быстро сообразил что к чему и через несколько часов его работники уже принялись за изготовление опытного образца, который нужно было испытать, как можно быстрее.

         Ёмкости с кислородом и дыхательные аппараты уже были на борту. Планировался экипаж из пяти человек и все припасы на пять-шесть дней, с учётом обратной дороги, если за два дня полёта не удастся достигнуть конца сумеречной стены. Кроме того необходимы были и тёплые вещи, так как никто не знал, какими могут оказаться погодные условия и температура в туманной стене.

         День пролетел незаметно. Воронин и Серый трудились наравне со всеми. Забравшись по верёвочной лестнице на корабль, они тщательно проверяли снаряжение, компактно и надёжно закрепляя его так, чтобы ничто не мешало передвижению экипажа. Летуны (как Серый сразу окрестил парящих вокруг горожан) без устали сновали вверх - вниз, доставляя необходимое. Все они были сосредоточенны и чем-то напоминали озабоченных пчёл.

         - А ты знаешь, я им даже завидую, - признался Серый. - Это ж надо так легко и непринуждённо летать, даже не задумываясь как это делается.

         - Они с этим родились, - пожал плечами Воронин.

         - Да, а я так и не научился...

         - Ты что, взаправду пытался научиться летать?!

         Изумлённый солдат даже перестал крепить ремнями тюки к бортам корпуса. Он выпрямился и недоверчиво уставился на товарища. А Серый расслаблено откинувшись на сидушку, обхватил руками колени и мечтательно улыбнулся:

         - Да уж, было дело...

         - Ну и как же ты это делал?

         - Очень просто: выпрямлялся, раскидывал руки в стороны, закрывал глаза, чтобы ничего не отвлекало и сосредотачивался. Я представлял, что моё тело постепенно становится невесомым и начинает медленно, незаметно подыматься над землёй. Казалось, вот-вот и я полечу...

         - Ну это, наверное, ещё в детстве было?

         - Всегда. Я периодически пробовал это делать всю жизнь, последний раз совсем недавно.

         Гм... интересно, а как знакомые относились к этому чудачеству? Небось, насмешки строили?

         - Нет. Никто не видел, я же это делал в совершенно безлюдных местах. Да и если бы кто-нибудь всё же заметил, то наверняка подумали бы, что просто человек медитирует - сейчас это стало модно.

         - Но ведь это же полная чушь! - не выдержал Воронин. - Люди не птицы, летать не могут.

         Но Серый лишь со спокойной улыбкой повёл рукой в сторону очередного летуна, появившегося у наружного борта, и солдат крякнул, растерянно потирая затылок.

         - Мда... не видел бы собственными глазами, не поверил. Никак не могу привыкнуть, что они вот так запросто...

         - Слушай, служивый, а давай-ка вечерком проверим эту их "Красную утку"? - предложил Серый, меняя тему разговора. - Посмотрим, что за народ там собирается, заодно послушаем этого музыканта - очень мне любопытно, чего это с ним так носятся.

         - Может, и в самом деле хорошо играет, - предположил Воронин.

         - Посмотрим... я в этом немножко разбираюсь.

         - Сам что ли музыкант? - поинтересовался солдат.

         - Скорее дирижёр, - криво усмехнулся Серый и с усердием принялся за работу, прекратив разговор. Обоим не терпелось поскорее отправиться в экспедицию, так как каждый надеялся отыскать возможность вернуться домой.

         Когда в конце дня прилетел Жак, чтобы проверить, как идут дела, его пухлая добродушная физиономия стала ещё шире от довольной улыбки. Он похвалил новичков и пригласил на следующее утро принять участие в испытании парашютов.

         - Мы-то и сами можем, но всё же вам эти приспособления лучше известны, так что приходите.

         - Обязательно будем, - заверил Воронин. - Тем более, что нужно проверить укладку. Если парашют не раскроется, человек погибнуть может.

         - Об этом не волнуйся, - успокоил Жак. - Испытывать буду я лично, а рождённый летать, как говорят у нас, далеко не упадёт!

         - Да слышал я похожую поговорку, только она немного другой смысл имела и звучала чуть по-иному, - проворчал Серый.

         - Это где ж ты такое слышал? - поинтересовался начальник строительства.

         - А, там... в другой жизни.

         - И как же она звучала?

         - Рожденный ползать летать не может...

         - Это точно про наших уродов-повстанцев! - расхохотался Жак, но, заметив странное выражение на лицах новичков, поспешил добавить: - Ну, вас-то это не касается, вы ж из Лабиринта.

         Воронин дёрнулся было, собираясь что-то сказать по этому поводу в защиту тех людей, с которыми делил еду у костра, но Серый, успел схватить его за руку и, крепко сжав, спокойно подтвердил:

         - Точно. Мы же не местные и родились в совершенном ином месте.

         - Я об этом и говорю. Ну, ладно, на сегодня всё, а завтра приходите с утреца прямо сюда на испытания.

         Махнув рукой на прощание, начальник строительства вылетел из корзины и, скользнув по плавной дуге вниз, скрылся в одном из переулков. Проводив его взглядами, Серый с Ворониным переглянулись, вздохнули и начали медленно спускаться по верёвочной лестнице, ощущая некую несправедливость по поводу собственного неумения летать.

         Незаметно подкравшийся вечер уже накинул на улицы лёгкую вуаль загадочного призрачного полумрака, наполненного разнообразными звуками шагов, приглушённых голосов, каких-то шорохов и тресков. То там, то здесь вспыхивали огни в окнах домов, отбрасывая на серую брусчатку мостовой тёплые желтоватые прямоугольники. Горожане возвращались с работы по своим квартирам, хотя попадались и такие, которые просто прогуливались. Всё же большинство жителей предпочитали передвигаться пешком по земле, если никуда не спешили. Словом, всё выглядело обычно, если не считать пролетающих иногда над головой людей и полное отсутствие на улицах детей.

         Когда Воронин и Серый подошли к ресторану "Красная утка", как раз включилась лампочка над полуоткрытой потёртой дверью, из-за которой доносился звон тарелок, невнятные голоса, а ещё соблазнительный запах жареной птицы.

         - Кажется, мы по адресу, - удовлетворённо кивнул Серый и, распахнув двери, шагнул внутрь.

         Воронин последовал за ним.

         Здесь царила атмосфера провинциального заведения: в меру шумно, в меру надымлено и слегка весело. Очевидно, вечер только начинался, так как половина столов была ещё совершенно свободна. Посетители располагались небольшими компаниями, что-то горячо обсуждая и потягивая напиток, напоминающий пиво. За стойкой бара возвышался лысый толстяк, зорко наблюдая из-под полуприкрытых век за происходящим в его заведении.

         Подойдя прямо к нему и поздоровавшись, Серый выложил на стойку два талона на питание, полученные в мэрии, и с дурашливой усмешкой поинтересовался:

         - На что мы можем рассчитывать благодаря сим верительным грамотам в столь блистательном очаге культуры?

         - Чего? - изумился Бэримор, явно не знакомый с подобной терминологией. - Какие грамоты?

         - Извините, я имел ввиду вот эти талоны. Что мы можем по ним получить?

         - А, новички... - облегчённо вздохнул хозяин и расплылся в самодовольной ухмылке. - У меня тут не забегаловка какая-нибудь, а приличное заведение, уж будьте уверены. Вам полагается ужин и по бокалу пива, пока собственными деньжатами не обзавелись. Но, как новеньким, я ещё добавлю по бокалу в счёт заведения! Присаживайтесь, занимайте места, сейчас кто-нибудь из девочек к вам подойдёт. Сегодня у нас будет людно.

         - Что, праздник какой?

         - Наш музыкант сегодня будет выступать с новым номером, так что народу будет валом.

         Бэримор почесал в затылке и озадаченно пробормотал:

         - И чего они в нём такого нашли, не пойму...

         - Может, просто играет хорошо?

         - Может быть, только я этого не понимаю - бренчание какое-то бестолковое, какая с него польза?

         Серый пожал плечами, и Бэримор, сочтя этот жест за согласие, обрадованно воскликнул, указывая на посетителей:

         - Вот и я говорю, а они - браво! Браво! Тьфу...

         Не дослушав его до конца, Серый взмахом руки позвал солдата за собой, а сам уверенно направился к свободному столику, расположенному в некотором уединении под сенью деревянной лестницы, ведущей на второй этаж. Не успели они расположиться, как тут же подоспела девица с дежурной улыбкой и двумя объёмистыми бокалами пива. Быстренько поставив их перед посетителями, она упорхнула, но вскоре вернулась с двумя большими тарелками, над которыми вился ароматный парок.

         - Приятного аппетита, - прощебетала девица, стрельнув глазками в сторону Серого, и удалилась призывно оглядываясь через плечо.

         - Понятненько, - пробормотал Серый. - Два в одном...

         - Не понял, ты о чём? - уточнил Воронин.

         - Чего уж тут не понятного? Ресторан с борделем... не заметил разве, как девица многообещающе улыбалась? Да и платьице у неё, над признаться, на уровне твоего армейского пояса...

         - А... понятно. Давай уж поедим, что ли?

         Пиво оказалось весьма неплохим. Впрочем и птица была приготовлена отменно, да и гарнир на высоте - это Серый признал сразу.

         - Хотя это, конечно же, не парижский "Сиб'он", - снисходительно заметил он. - Однако же весьма не дурно для такого захолустья.

         - А ты что, в Париже бывал? - поинтересовался Воронин, с удовольствием уплетая фирменное блюдо.

         - Как-то однажды посчастливилось, но... это было в прошлой жизни.

         После этого признания Серый как-то погрустнел и замолчал, хоть как и не пытался его растормошить солдат. Вновь он оживился только когда официантка принесла по второму бокалу, а в зале слегка затемнили свет, хотя над широким подиумом он наоборот стал ярче. Лампы конусом высветили танцевальную сцену, позади которой и по бокам всё тонуло в глубоком мраке.

         Шум и разговоры в зале стихли, и все присутствующие развернулись к сцене. Почему-то не на ней, а внизу стоял одинокий стул с высокой спинкой и подставкой для ног, тоже высвеченный несколькими лампами. В тишине раздался звук приближающихся шагов, и из темноты выступил парень в просторной белой рубахе с расстёгнутым воротом и с шестиструнной гитарой в руках. В полной тишине он опустился на стул и, окинув отрешённым взглядом тёмный зал, кончиками пальцев осторожно коснулся струн.

 

Комментарии  

 
+1 # slivshin 24.12.2018 21:34
Five
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1382 гостей и 1 пользователь онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
6377
5349
5172
3372
3195
2877
1836
1458
1410
1290

Комментарии