Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    180 ( +274 )
  • slivshin
    152 ( +213 )
  • olivka
    89 ( +135 )
  • gen
    57 ( +61 )
  • ArtIrina
    43 ( +63 )
  • Бонди
    41 ( +60 )
  • Соломон Ягодкин
    38 ( +2 )
  • Тиа Мелик
    34 ( +84 )
  • sovin1
    31 ( +52 )
  • santehlit
    30 ( 0 )

( Голосов: 4 )
Avatar
Огненная чаша - часть 14
15.06.2019 17:42
Автор: Анатолий Валевский

  ÃƒÂƒÃ‚ƒÃ‚ƒÃ‚ƒÃ‚ƒÃ‚ƒÃ‚ƒÃ‚ƒÃ‚ƒÃ‚ƒÃ‚ƒÃ‚Ã‚žÃÂ³ÃÂ½ÃÂµÃÂ½ÃÂ½ÃÂ°Ã‘ чаша. Часть 01

Дыхание тьмы

 

         Из широко распахнутых ворот крепости Скурбел, напоминающих оскаленную пасть голодного хищного зверя, одна за другой выползали длинные колонны тяжеловооруженных воинов. Вытоптанный дочерна снег сбился в гладкую твердую корку до самого поворота на Южный тракт. Красноватый диск зимнего солнца, просвечивая морозную дымку, падал на угрюмые лица постоянно оскальзывающихся ратников, не выражающие ничего, кроме озабоченности и недовольства. Их можно было понять. Все военные кампании обычно велись в теплое время года, когда дороги были хорошо проходимы, и не нужно было тащить на себе целый ворох теплых вещей. А нынче, что ж, приходилось двигаться по скользкому тракту в лютый холод куда-то за тридевять земель. Ладно бы, еще, куда ни шло, какие-нибудь маневры или в пограничный дозор, а то ведь на верное смертоубийство шли. Шутка ли сказать - штурмовать Горные баронства!

         Еще слишком хорошо помнили ветераны о бесславном походе на баронство Берт трехлетней давности. Тогда вернулись не солоно хлебавши. Да и теперь, наверное, многим ратникам придется сложить свои головы на скалистых труднодоступных склонах Джунхаргских гор, и не известно еще, удастся ли в этот раз взять приступом гордых и независимых баронов, не желающих покоряться ничьей власти.

         Хотя с другой стороны и войско нынче собрано не малое. Почитай одних только тяжелых копейщиков две с половиной тысячи наберется. Да лучников девять сотен и шесть - арбалетчиков. Три тысячи конников и пять с лишком штурмовых мечников составляли главную ударную силу. Правда в горах от кавалерии толку маловато, но уж если удастся пройти седые перевалы, то на внутренних равнинах баронства конница себя вовсю покажет!

         Медлительные и неповоротливые обозы с провиантом, оружием и тяжелыми осадными машинами ушли вперед загодя - неделей раньше в сопровождении сотенного отряда конной гвардии. Он был приставлен к обозу для охраны от хищного зверья и случайных разбойников, оголодавших за зиму, а потому отчаянно осмелевших. Всегдашние враги Форвана - эрденехские головорезы нынче стали союзниками, так что опасаться нападения с их стороны не приходилось. Войска герцога Хэдмира, а вернее теперь уже его наместника Мурида, должны были соединиться с войском Гермунда Красавчика на Асдарской дороге близ Эрденеха и дальше вместе двигаться до самого устья реки Звонницы, откуда до границ Берта оставался всего лишь день пути.

         Ратники, в особенности ветераны, потихоньку роптали, но открыто выражать недовольство все же не решались. Еще слишком свежо было воспоминание об ужасных публичных казнях в столице тех, кто осмелился открыто требовать изгнания чародея Мурида из пределов герцогства. С них привселюдно живьем сдирали кожу на центральной площади, а затем для устрашения вывесили тела казненных перед въездными воротами - доселе невиданный в пределах Форвана акт жестокости! После этого о герцоге Хэдмире и его сыне Этморе старались не вспоминать вовсе, хотя в народе шепотом передавались смутные слухи о том, что они живы и томятся где-то в мрачных темницах подземелий тайной канцелярии.

         С тех пор, как Мурид объявил себя полновластным правителем, все стало совсем иначе. Чародей поменял всех бывших военачальников - приверженцев Хэдмира на своих ставленников, казнив прежних, а во главе армии поставил пришлого чужака по имени Ратон, который объявился в герцогстве в самом начале нынешней зимы, сопровождаемый двумя заморскими жрецами. Будто бы эти двое вновь возродили ранее запрещенный культ древних кровавых жертвоприношений, но об этом вообще предпочитали помалкивать. Словом, покой и мир в некогда процветающем и миролюбивом Форване нынче сменился страхом и насилием.

         Небольшие конные разъезды по десять - пятнадцать всадников в каждом без передыху днем и ночью рыскали по обширным землям Свободных поселений, наведываясь в каждый хутор. Они исполняли приказ Мурида: во что бы то ни стало разыскать и доставить живым или мертвым во дворец правителя мятежного мечника Аргнара, известного под прозвищем Странник. Зачем он так сильно понадобился чародею-узурпатору, никто понять не мог, но приказ есть приказ и обсуждению не подлежал. Правда исполняли его без особого старания - Странника многие из воинов очень хорошо знали и искренне уважали за прямоту и мужество.

         В одном из таких поисковых разъездов находился Гилбер, тот самый воин по прозвищу Одноглазый, который помог Аргнару уйти от ареста. Он был его давним приятелем по многочисленным трактирным пирушкам и боевым походам. В тот раз ему повезло: никто не прознал о том, что это именно он помог беглецу скрыться, а сам он предпочитал об этом лучше помалкивать.

         Отряд вооруженных конников на рысях подъехал к хутору Гестама и остановился у ворот.

         Сам хозяин вышел на заснеженное крыльцо, пристально глядя на воинов Форвана прищуренными глазами из-под ладони козырьком. Его младшенький - шустрый Одберг, конечно же, был тут как тут, с любопытством и тревогой озираясь по сторонам. Завидев знакомые штандарты герцогства, Гестам махнул рукой, подавая сигнал двум мужикам в длиннополых тулупах, дежурившим у ворот. Те тотчас отодвинули засов и потянули тяжелые створки в стороны, открывая проход для прибывших.

         Конный разъезд, въехав на подворье, остановился у самого крыльца хозяйского дома. Всадники спешились, разминая ноги после долгой езды верхом. Широкоплечий коренастый десятник уверенно шагнул вперед, подняв правую руку в приветствии.

         - Здоров будь, Гестам! Как поживаешь? - хриплым голосом осведомился он у хозяина хутора.

         - А, это ты, Брас! - удивленно воскликнул Гестам. - Я сперва и не признал тебя.

         - Оно и не удивительно, - ответил десятник. - Мы с тобой уже почитай года три, как не виделись.

         - Сказывали, ты подался на службу к герцогу Хэдмиру?

         - Точно. Когда наш хутор разбойники дотла спалили, те немногие, кто уцелел, по соседским хуторам разбрелись, а кто и вовсе ушли из этих мест. Я-то лично отправился в Форван и поступил на воинскую службу.

         - Стало быть герцогу Хэдмиру присягал?

         - Ему...

         - А нынче кому служишь?

         Брас сердито засопел и, нахмурив брови, исподлобья глянул на Гестама. По всему было видать, что вопрос ему не очень понравился. Он принялся тщательно сбивать меховыми рукавицами снежную пыль с голенищ, пытаясь скрыть смущение.

         - Служу, кому все служат, - раздраженно буркнул он, не поднимая глаз. - Теперь власть в руках Мурида, ему все подчиняются.

         - Вижу, ты уже важной птицей стал. Десятник! - Гестам горько усмехнулся и покачал головой.- А кто ж будет землю обрабатывать, пахать, зерно сеять? Ты ж у себя на хуторе вроде неплохим работником был и руки у тебя крепкие, умелые. Неужто к земле совсем не тянет?!! Не поверю! Может, вернешься, свой хутор заново отстроишь?! А мы тебе всем миром поможем...

         Брас смущенно кашлянул, отводя глаза в сторону.

         - На службе я, - как бы оправдываясь, произнес он. - А к тебе по важному делу заехал...

         - Ну что ж, по делу - так по делу, если оно и в самом деле важное, - согласился Гестам. - Заходи, стало быть, в дом. Там обо всем и потолкуем неспеша.

         Он посторонился, пропуская гостя в открытые двери, а затем шагнул вслед за ним внутрь. Одберг сунулся было за ними, но получив от отца сильный щелчок по любопытствующему носу, обиженно мотнул светловолосой головой и ушел к своим сверстникам, уже толпившимся около прибывших воинов.

         Взрослые хуторяне подошли к ним поближе, расспрашивая о жизни в герцогстве. Молодые розовощекие от мороза девки озорно постреливали игривыми глазками на рослых статных воинов, подталкивая друг дружку локтями под бока и заливаясь звонким смехом. Те в свою очередь весело подмигивали им, пошире расправляя плечи и гордо бряцая оружием. Завязался неторопливый разговор, наполненный игривых недомолвок, безобидных шуточек и двусмысленных намеков.

         - Далеко ли путь держите, служивые?

         - Да так, хутора объезжаем... невест себе ищем.

         - Неужто в Форване своих не хватает?

         - Вроде бы хватает, да только они больно уж худосочные. Ваши молодки получше будут!

         Довольные девицы залились дружным смехом.

         Старая бабка Тора, глядя на них, сердито заворчала:

         - Тьфу, бесстыжие!

         Но на нее никто не обратил внимания. Молодые ратники продолжали красоваться перед девицами, что твои павлины. Те в свою очередь раззадоривали их. Одна из девиц озорно выкрикнула:

         - Так оставайтесь у нас... Посмотрим, на что вы годны...

         - Мы б с превеликим удовольствием остались, только ведь у вас тут обязательно надобно хозяйством обзаводиться, землю пахать, скотину откармливать...

         - А что, белы рученьки изнежены, к работе не привыкли, али силенок не хватает?

         - Было б время, мы бы показали...

         - Хватит зубы скалить! - неожиданно прервал не в меру расходившихся молодых воинов седоусый ветеран. - Мы тут не на прогулке, сами знаете! Брас немного потолкует с хозяином хутора, и сразу двинемся дальше.

         - Что ж так быстро? - обратился к нему один из хуторских мужиков. - Может, погостили бы немного, рассказали, что в мире деется? А то ведь мы тут почти ничего и не знаем. Наши хутора разбросаны по степи - новости медленно доходят.

         - Недосуг нам, - коротко ответил седоусый. - Беглеца мятежного разыскиваем.

         Одноглазый, поправляющий в это время сбрую своего коня, заметил, как при этих словах одна из молодиц, стоящая чуть в стороне от остальных, вздрогнула и побледнела. Она быстро опустила взгляд, настороженно прикусила губу и вся подалась вперед, внимательно прислушиваясь к разговору.

         Не торопясь, вразвалочку, словно прогуливаясь от нечего делать по широкому подворью, Одноглазый медленно приблизился к ней и, стараясь казаться совершенно равнодушным, как бы невзначай спросил:

         - Странник от вас давно съехал?

         - Кто, кто? - удивленно переспросила молодка, глядя на него широко раскрытыми глазами.

         - Ну, Аргнар, я имел в виду...

         - Не знаю я, о ком ты, воин, спрашиваешь, - молодая женщина упрямо сдвинула брови. - Мало ли кто к нам заезжает, всех и не упомнишь. Я имена не спрашиваю - мне это ни к чему. К примеру, твое имя мне тоже не известно.

         - Друзья кличут меня Одноглазым. - ухмыльнулся воин. - Неужто Аргнар ничего обо мне не говорил?

         - А людское имя у тебя есть? - поинтересовалась Ольма, никак не отреагировав на вопрос.

         Воин шумно засопел, нахмурился, но затем неожиданно широко и добродушно улыбнулся.

         - Вообще-то меня раньше звали Гилбером, но это было очень давно. С тех пор, как мою физиономию украшает эта повязка, я ношу прозвище Одноглазого.

         С этими словами воин, как бы извиняясь, притронулся к плотной черной повязке, наискось пересекающей его слегка грубоватое, но в общем-то прямодушное лицо.

         - А как тебя зовут, красавица?

         - Ольма...

         - Может, все-таки скажешь мне, где Странник и что с ним?

         Ольма ни разу не слышала от Аргнара об Одноглазом. Собственно говоря, она даже и о нем самом толком почти что ничего не знала, кроме того, о чем он неразборчиво бормотал, находясь в плену горячечного бреда. Уж больно неразговорчивым, замкнутым оказался раненый воин. Но молодая знахарка все же решила довериться своему сердцу, чувствуя, что Одноглазый не может быть Аргнару врагом. Его большое грубоватое лицо лучилось теплотой и дружелюбием, а голос выдавал искреннюю озабоченность.

         - Ранен он был очень сильно... едва выходили его, - тихо сказала Ольма, настороженно следя за тем, чтобы ее не услышали остальные воины, беседующие неподалеку.

         - Где он сейчас? - оживился Одноглазый.

         - Это мне не ведомо, правда! Уехал он от нас...

         - Давно?

         - Поздней осенью. Примерно через неделю после его отъезда первый снег выпал. А с тех пор о нем ни слуху - ни духу, как в воду канул. Хоть бы весточку подал...

         Воин облегченно вздохнул, словно с его плеч спал непомерно тяжелый груз. Он даже будто бы посветлел лицом и продолжал расспрашивать уже спокойнее.

         - Не сказывал часом куда направился?

         - Вроде бы на юг собирался... говорил, дела, мол, у него там какие-то... А так больше ничего.

         - На юг, говоришь?! - Одноглазый снова нахмурился. - Странно... странно это... Зачем ему понадобилось на юг идти, ведь он прекрасно знает, что объединенное войско наверняка будет штурмовать Горные баронства. Эрденех нынче стал союзником Форвана - в тех краях Страннику не удастся скрыться...

         - А может, он к баронам подался?! - с робкой надеждой в голосе спросила Ольма.

         - Это вряд ли, - с сомнением пробормотал воин.

         - Почему?

         - Уж слишком памятен в тех краях его меч. В свое время Странник уже штурмовал неприступные бастионы Горных баронств, и я думаю, что тамошние правители его не забыли... Может быть, он решил направиться в Менткроуд, чтобы наняться на службу к тамошнему королю или еще куда дальше...

         - Но это же очень далеко! - ахнула Ольма.

         - А что ему расстояния?! - спокойно пожал плечами Одноглазый. - На то он и Странник! Сколько он лиг проехал верхом и сколько пешком прошел - никем не меряно... Эх, жаль, видать не суждено мне с ним больше свидеться...

         - Может, вернется еще, - попыталась успокоить его Ольма

         - Как знать...

         Одноглазый пытливо взглянул на молодую женщину, что-то прикидывая в уме, а затем, словно решившись, заговорил торопливо и сбивчиво:

         - Если все ж таки случится такое, и Странник вернется, то обязательно скажи ему, что герцог и его сын ни в чем не повинны. Они околдованы подлым Муридом и пришлыми чародеями из заморья. Чернокнижники тайно упрятали Хэдмира и Этмора куда-то глубоко в подземелье под старыми постройками дворца в Панграде... может быть, они еще и живы... Но даже не это самое главное!

         Воин оглянулся и продолжил тревожным шепотом:

         - Мурид и чужаки - это все ерунда по сравнению с тем, кто вскоре должен ступить на землю Вальгарда...

         Ольма вздрогнула и зябко повела плечами. Предчувствуя неладное, она одними губами прошептала:

         - Кто?

         - Сам Повелитель тьмы! - сурово ответил воин.

         - Ох!..

         - Когда он придет, то зальет кровью всю землю...

         - Откуда это стало тебе известно?

         Одноглазый смущенно замялся, а затем признался:

         - Я тут недавно загулял допоздна в трактире, видать лишку хмельного принял. Уж и не припомню вовсе, как добрался до конюшни. Присел в укромный уголок отдохнуть малость и сам не заметил, как уснул. Проснулся уже поздней ночью, кругом не видать ни зги. Слышу - двое разговаривают о чем-то меж собой. Я собрался, было выбраться из своего темного закутка, да как услышал, о чем они толкуют, враз передумал. У меня и сейчас при одном воспоминании об этом мороз по коже гуляет. Эти двое были заморскими чародеями. От них я невольно узнал о неотвратимо надвигающейся на Вальгард страшной беде. А еще они Странника поминали. В чем тут дело - я толком не понял. Только будто бы эти чародеи при помощи своего черного колдовства прознали, что Странник может им как-то помешать. Оттого и ищут его повсюду...

         Ольма испуганно прижала к побледневшим щекам ладони.

         - Что же теперь будет?

         - Кто его знает... Но уж во всяком случае ничего хорошего ожидать не приходится.

         - Может быть, нужно народ подымать по округе?! Рассказать все, как есть, людям – авось, как-нибудь сообща что-нибудь придумаем и справимся с колдовством?!

         Одноглазый криво усмехнулся.

         - Подымешь, как же! Держи карман шире... Думаешь, никто ни о чем не догадывается?!

         - Ну, может быть, не обо всем?..

         - Может быть. Только все равно ничего не поможет...

         - Почему же?

         - Да хотя бы потому, что народ сейчас запуганный стал как никогда. Те, что победнее, и вовсе слово сказать боятся. А те, что побогаче да позажиточней, за тугие кошельки держатся в тщетной надежде откупиться, если что случится. Дурачье! Ничего им не поможет - ни власть, ни золото...

         - Наш хозяин хутора не такой, - возразила Ольма.

         - А что толку?! Таких, как Гестам, раз - два и обчелся!

         Одноглазый скрежетнул зубами, зло пнул ногой лежавшую рядом колоду и с сожалением добавил:

         - Был бы Странник, может, он и присоветовал бы что стоящее. Ладно, чего уж там...

         Внезапно разговор на подворье разом смолк. Рывком распахнулась дверь хозяйского дома. На пороге появился раздраженный десятник и Гестам.

         Лицо Браса раскраснелось, он чуть не до крови покусывал губы, явно сильно нервничая. Хозяин хутора наоборот выглядел суровым и сердитым, как никогда. По всему было видать, что разговор у них был весьма не простой. Гестам распекал Браса:

         - Лучше бы работали на земле, как люди, чем за раненым по степи гоняться, ровно стервятники какие!

         - Приказ у нас... - угрюмо огрызнулся десятник.

         - Приказ приказом, а совесть людская и честь тоже должны быть! Оно-то, конечно, мечом проще махать...

         Брас ничего не ответил на это. Не прощаясь и не оглядываясь назад, он быстро сбежал по ступеням крыльца, вскочил на лошадь и коротко скомандовал:

         - По коням!!

         Все зашевелились, загомонили. Воины рассаживались по коням.

         Одноглазый торопливо сунул в руку Ольме что-то завернутое в маленькую тряпицу и, уже поворачиваясь к своим товарищам по оружию, шепнул:

         - Увидишь Странника, обязательно передай ему все, что я тебе рассказал и еще вот это...

         Взмахнув на прощанье рукой, он побежал к своему коню и уже оттуда крикнул:

         - Прощай, красавица!

         Вздымая искрящуюся снежную пыль, отряд всадников с места в карьер выметнулся за ворота и поскакал по белой степи куда-то в южном направлении.

         Мужики закрыли тяжелые створки ворот на засов и нехотя разбрелись по своим домашним делам. Разочарованно вздыхая, начали расходиться и девицы, о чем-то вполголоса переговариваясь между собой. Одна лишь молодая знахарка стояла недвижно посреди двора, о чем-то глубоко задумавшись.

         - Эй, Ольма, что с тобой? - окликнула ее Нерейда. - Тебе что, нездоровится? Вон как побледнела...

         Знахарка вздрогнула, словно просыпаясь.

         - Нет, нет... все в порядке... Просто притомилась я, пойду к себе, пожалуй, отдохну малость...

         С этими словами она медленно побрела в дом.

         Нерейда только сочувственно покачала головой, провожая ее долгим взглядом. Прозревая опытным женским сердцем чувства Ольмы, она тихо пробормотала:

         - Тут и гадать особо не приходится. Сохнет, видать, девка по своему-то... Ох, нелегка наша бабья доля...

 

 

Комментарии  

 
+1 # Владимир Константинович 15.06.2019 18:45
Five
 
 
+1 # slivshin 16.06.2019 06:00
События развиваются!
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 906 гостей и 6 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
5195
2845
2503
2318
2188
1849
1592
1375
1055
846

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de