Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    350 ( +595 )
  • slivshin
    310 ( +502 )
  • Лена Пчёлкина
    291 ( +440 )
  • olivka
    120 ( +207 )
  • gen
    108 ( +138 )
  • sovin1
    92 ( +202 )
  • Соломон Ягодкин
    84 ( +148 )
  • Бонди
    59 ( +89 )
  • Олег Русаков
    53 ( +114 )
  • Тиа Мелик
    46 ( +92 )

( Голосов: 4 )
Avatar
Воспоминания о Большеречье. 2. Гостевые визиты из Осихино.
07.11.2019 02:18
Автор: Кудренко Владимир Константинович
Первое двухэтажное здание я увидел в Большеречье. Раньше я видел многоэтажные дома только на картинках и в кино. Меня всегда интересовало, как люди попадают на второй этаж. Отец сказал, что по лестницам. Я и представлял себе те лестницы, с которыми сталкивался – с приставными. И вот в один из зимних визитов я с тётей Валей я оказался в школе № 1. Лестничные марши предстали передо мной воочию.

На фото: школа № 1 в Большеречье. В те годы она выглядела несколько иначе, но основные черты сохранились. 
Из Осихино мы приезжали в Большеречье довольно часто. В «Культмаге» было много игрушек, снастей для ловли рыбы: поплавков, крючков, грузил и лески. Удилища тогда не продавали, их делали из ивовых прутьев. Мои родители имели возможности покупать детям многое, учителям тогда платили хорошо. На улице Красноармейской был небольшой книжный магазин, он стоял на чётной стороне, той, что ближе к Иртышу, напротив нынешнего здания библиотеки. Туда мы часто заходили, приезжая в райцентр. Дома всегда было много книг, в том числе, детских. Мои первые учебники были куплены в этом магазине.
Долго у бабушки мы не гостили. Летом в Осихино было интереснее: друзья, ягоды, речка, велосипед, прополка огородов, помощь по дому. Нужно было помогать родителям растить младших детей. Когда мы уезжали из Осихино, в семье было уже четверо детей.
Однажды к лету дедушка заготовил сосновых брёвен на новый дом, пятистенный, как их называли тогда. В нём, как и в прежнем была большая кухня и большая комната. Но в прежнем кухня была с южной стороны, а в новом – с северной. В то время готовые срубы никто не поставлял в торговые сети. Все строительные деревянные изделия от наличников до гробов изготавливались на предприятиях, почти в каждом был столярный цех той или иной оснащённости. Сруб рос перед домом, дед Александр сам изготавливал его, деду часто помогал мой отец, приезжая из Осихино. Я с мамой был на бетонных работах. Мы замешивали цементно-песчаный раствор, добавляли туда битого кирпича, и заливали в опалубку. Фундамент был неглубокий, всего полметра, для деревянных домов больше и не требовалось.
Большеречье тем временем обустраивалось. Мясокомбинат переехал на новое место. Вырос посёлок хлебоприёмного предприятия, которое называлось тогда «Заготзерно». Однажды с Бабушкой мы добирались из Осихино в Большеречье на попутной машине, и почему-то нас высадили на северной окраине райцентра, машина везла в ХПП зерно нового урожая. То ли бабушка посчитала, что он после разгрузки поедет в центр посёлка, то ли очередь на сдачу зерна оказалась длинней, чем она предполагала, но три с половиной километра до её дома мы шли пешком. Путь на улицу Рабочую мне показался бесконечным. Пролетарская улица тогда не соединялась с Иртышской, между НИИ был пустырь. Микрорайон ХПП был на отшибе. 
Из Осихино в Большеречье мы ездили на лошадях, иногда – на грузотакси. В заднем борту грузовой платформы грузовика была устроена дверца. От непогоды пассажиров укрывал брезентовый тент с небольшими стеклянными окошечками. Располагались путешественники на нешироких деревянных лавках по бокам трёх бортов. В летнее время ездили в райцентр и на велосипедах, чаще – на мотоциклах. Зимой удобнее всего было ездить на лошади, можно было прихватить с собой довольно весомый багаж, укрыться тулупом, транспорт доставлял «от крыльца до крыльца», не то, что грузотакси, и время выезда и приезда было свободное. Коновязи стояли около всех уважающих себя учреждений и предприятий. Лошадь была не только всепогодным, но и всесезонным транспортом. Кажется, это было так давно, а это были всего лишь пятидесятые и начало шестидесятых годов.
В Большеречье в то время был действующий аэродром. В один из приездов к бабушке и дедушке мы ходили провожать на самолёт дедушкина племянника Анатолия Даниловича – сына родного брата деда Александра. Анатолий был кадровым офицером и приезжал в отпуск с женой и дочерью Ириной. Отъезжающие и провожающие пришли на аэродром. Здесь же располагалась перенесённая с улицы Пушкина метеостанция, стоял недалеко от здания «аэропорта» самолёт «АН-2». Его ещё звали кукурузником, потому что основная работа этих самолётиков в то время была обработка гербицидами посевов "королевы полей". До Омска этот самолёт долетал за сорок минут. Авиасообщение было удобным. Нужно учитывать, что дороги были грунтовыми, во время дождя и снегопада они становились труднопроходимыми. А «Аэрофлот» доставлял большереченцев в Омск очень быстро. Самолёт иногда попадал в воздушные ямы, но испытывающие «морскую болезнь» утешали себя тем, что при езде на автобусах на ухабах укачивало не меньше и значительно дольше. С появлением твёрдого покрытия до областного центра аэродром постепенно стал принимать только санитарные самолёты.
В райцентр жители окрестных сёл и деревень часто ездили в магазины, здесь ассортимент был разнообразнее, чем в их лавках сельмо. Люди посещали районные учреждения, кого-то направляли в районную больницу. В случае необходимости неотложной медицинской помощи больного тоже отправляли в райцентр на лошадях или автомобилях. В отдельных сёлах в случае болезни скота довольно часто объявлялись карантины, выставлялись на въездах посты милиции и дружинников, но привыкшие хитрить жители сёл называли на «блокпостах» не свою деревню, а другую. Они знали, где карантин объявлен, а где нет.
Нужно помнить, что конец пятидесятых и начало шестидесятых были эпохой стиляг. Узкие брюки, узкие юбки и прочие крайности в одежде. Пользовались популярностью песни про чёрного кота, замечательного соседа-музыканта, пушистого белого котёнка и начиналась целая серия «песен нашего двора». Самой первой была «А у нас во дворе есть девчонка одна».
Я очень благодарен тёте Вале за то, что она иногда брала меня с собой в кино во время моих приездов к бабушке и дедушке. Кинофильмы в Большеречье тогда показывали в доме культуры. Кинотеатра ещё не было, сроились жилые двухэтажные дома на Октябрьской, Красноармейской и Рабочей улицах. Кинотеатр «Космос» построили где-то в середине шестидесятых почти в одно время со школой номер два.
Особым развлечением в райцентре для детей всегда было мороженное. Сливочное мороженное было по десять копеек, молочное – дешевле. Можно было купить и отдельно вафельный стаканчик за одну копейку (продавали только сломанные), а потом хрустеть им, ощущая ванильный вкус во рту. Бумажные стаканчики с деревянными палочками были редкостью, потому что требовали централизованного снабжения, на месте их не производили. 
Во время нашего проживания в Осихино в стране была проведена денежная реформа. С купюр убрали один ноль. Банкноты стали более мелкого формата. Цены округлялись всегда в большую сторону. 
Стоившие пять копеек спички теперь были по одной копейке. Отец рассказывал, что раньше мог поехать в Большеречье, взяв с собой пять рублей, пообедать там в столовой, купить пачку сигарет "Прима" за рубль или папирос "Север" за 1,40. После реформы приходилось брать в поездку уже рубль новыми деньгами.  Монеты в одну, две и три копейки переходили в новое обращение, подорожав в десять раз. Рассказывали, что наиболее продвинутые школьники меняли их у своих сверстников: "Сменяй пятак на трояк!" Некоторое время в обращении были старые и новые деньги, но это было недолго. Магазины принимали старые купюры и крупные монеты (от 5 копеек) по старой стоимости, а сдачу давали новыми. Переход на новые деньги отразился даже в фольклоре. Когда какой-нибудь рассказчик начинал преувеличивать количество чего-то в километрах, килограммах или литрах, недоверчивые слушатели его тут же переспрашивали: "Это у тебя старыми или новыми рублями?"
Во время визитов из Осихино я познакомился с мальчишками с улицы Рабочей – Тезиковыми. Их было четыре брата. Двое были старше меня, двое младше. У них была старшая сестра, а их дедушка и бабушка жили с ними по соседству, около проулка. Ещё рядом с мамиными родителями жили Федосенко, Сельские, Шаровы, Смольниковы, Никоновы, Халалеевы. Куда ушло то время? Куда уходит время вообще?
Когда мы собирались переезжать из Осихино в Пустынное, на родину отца, то бабушка и дедушка советовали нам не ездить по деревням, а  сразу перебираться в райцентр. Но только в Пустынном, и то не сразу, родители поняли, как были правы дед и бабушка.

 

Комментарии  

 
# Владимир Константинович 12.11.2019 13:03
Продолжение:
stpoka.ru/.../...
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1332 гостей и 7 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
5060
5042
3889
3317
2440
2401
2167
1835
1655
1568

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de