Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    355 ( +583 )
  • slivshin
    310 ( +488 )
  • Лена Пчёлкина
    299 ( +450 )
  • olivka
    114 ( +197 )
  • gen
    102 ( +121 )
  • sovin1
    88 ( +187 )
  • Соломон Ягодкин
    88 ( +155 )
  • Олег Русаков
    70 ( +150 )
  • Бонди
    64 ( +93 )
  • vicandr
    48 ( +91 )

( Голосов: 3 )
Avatar
Запретный плод.глава 26-30. 18+
14.11.2019 04:50
Автор: Родная

- продолжение -

- 26 –
Влад уже несколько часов сидел в засаде возле дома Дмитрия, снова и  снова мысленно прокручивая ленту катастрофического своего провала.  Алкоголь содействовал его решимости убрать виновника всех бед, наверное,  желая волшебным образом вернуть всё на круги своя, как знать?  Озлобленный донельзя Влад, воспалённым своим сознанием уже не  представлял иного выхода из ситуации, хотя трудно говорить о сознании  пьяного человека. Скорее всего, Влад уже плохо соображал, что делает,  ибо за прошедшую неделю его мозги просто «оплавились» от нервного  перенапряжения в стрессовой ситуации. К моменту появления Дмитрия, ярость Влада стала просто  беспредельной.

Вот уже несколько дней Димка Скорин пребывал в глубокой задумчивости.  События, происшедшие с Владом и Ольгой, заставили его посмотреть другими  глазами и на свою собственную жизнь. Он вдруг почти физически ощутил ту  душевную муку, которую могла испытывать жена, зная о его супружеской  неверности. Снова и снова всплывали в памяти сцены бракоразводного  процесса, застывшее от напряжения лицо жены и растерянные, полные слёз,  глаза сына. Пожалуй, сейчас, он вряд ли пошёл бы на поводу у своей  похоти, зная о таких глобальных для себя последствиях. Собственно, что  дали ему эти оргии? Ничего, кроме опустошения, разочарования и  недовольства собой, а вспоминая «страстную Элю», испытывал омерзение,  как будто довелось прикоснуться к чему-то грязному, что до сих пор ещё  не смыто.

Почти каждый день по дороге с работы, Дмитрий приходил во двор дома, где  по-прежнему жила его жена и четырёхлетний сын. Первое время после  развода он пытался наладить отношения, искал встреч с сыном, приносил  ему дорогие игрушки, но бывшая супруга настолько категорически пресекла  эти попытки, что не помог даже приход участкового, который выслушав  гневную, обличающую тираду жены, поспешил удалиться.

Теперь Дмитрий довольствовался лишь ролью наблюдателя. Зная распорядок  дня жены, он приходил в то время, когда она возвращалась домой. Жена шла  уверенно и не торопясь, крепко держала сына за руку, который всегда  увлечённо ей что-то рассказывал. Однажды Дмитрий не выдержал и подошёл к  ним, преграждая путь в подъезд. Сын бросился к нему с криком «папочка» и  повис на шее. Обнимая сына, Дмитрий не смог сдержать слёз волнения, на  что супруга отреагировала с ледяным спокойствием. Невозмутимо забирая  сына из его объятий, она сказала только одну фразу, как припечатала:

- Ещё раз подойдёшь близко, больше не увидишь сына никогда!

С тех самых пор Димка занимал неподалёку свой «наблюдательный пост»  таким образом, чтобы видеть весь короткий путь жены и сына до подъезда.  Изо дня в день он видел как взрослеет сын, как меняется его речь и  походка, но подойти близко не смел. Когда они заходили в подъезд, Димка  ещё некоторое время он стоял возле дома, смотрел на окна их квартиры,  отчётливо представляя себе, как жена готовит ужин, как укладывает спать  сына. Каждый раз эти встречи оставляли Дмитрию столько боли, чувства  вины и сожалений, но оставалось только надеяться, что время изменит  неприятную ситуацию.

Дмитрий не оставил без внимания, сегодняшние события с увольнением  Влада, и искренне расстроился, глядя на то, как Влад, словно ошпаренный,  выскочил из кабинета начальника отдела. Какое-то подспудное чувство  вины зрело все эти дни у Скорина, и мысль о том, что он оказал влияние  на ситуацию в целом, не давало ему покоя. Но теперь, когда Влад повёл  себя, мягко говоря, не адекватно и лишился работы, был даже благодарен  другу, за отказ в выплате довольно внушительной суммы.

Сидя на своём «наблюдательном пункте», задумавшись, Дмитрий чуть было не  пропустил приход жены и сына. В этот раз они почему-то не появлялись  дольше обычного. Уже начало смеркаться, когда из-за угла соседнего дома  вышли трое. Димка сначала даже усомнился в том, что увидел. Жена шла с  мужчиной. Между ними шёл его сын и держал за руки обоих. Мужчина по виду  был не намного старше Дмитрия, далеко не красавец, но чувствовалось,  что это уверенный в себе человек, а жена была улыбчива и спокойна. Все  втроём они весело о чём-то болтали и выглядели со стороны счастливой  семьёй. Это было настолько неожиданно, что Дмитрий даже не успел как-то  отреагировать, когда все трое скрылись в подъезде.

В окнах квартиры загорелся и вскоре погас свет, а Дмитрий всё ещё сидел  на лавочке возле дома в каком-то ступоре. Он не мог дать определение  своему состоянию. Долгие месяцы после развода Дмитрий всё ещё надеялся  на то, что отношения с семьёй наладятся и, рано или поздно, жена простит  его. Сейчас глядя на её счастливое лицо, он вдруг с горечью понял, что у  них не было таких моментов. И даже удивился этому для себя открытию.  Как он мог упустить это? Как? Но кто же мог ему ответить на этот вопрос…

Ближе к полуночи, совершенно подавленный, Дмитрий едва доплёлся пешком  до дома, где жил всё это время после развода на съёмной квартире.  Проходя мимо целующейся парочки, невольно вздохнул.

- Старею, наверное… - подумал грустно, - целую вечность ни с кем не целовался…

Возле подъезда, пока он доставал из кармана ключи, из кустов мелькнула  тень. Ощутив резкую боль в спине, Дмитрий со стоном, как в замедленном  кино, опустился на землю и замер в неестественной позе, прислонившись  лицом к металлической двери подъезда…
Выждав момент, когда его «жертва» беззащитно подставится  для удара, Влад  бесшумно подскочил к двери подъезда и воткнул нож в  спину Дмитрия.  Когда тот со стоном упал возле двери, Влад кинулся  бежать, но вдруг  кто-то ловко выбил нож и так скрутил ему руку, что от  боли он рухнул на  колени…

- 27 –
Лечащий врач, осматривая Ольгу, впервые за всё время сдержанно улыбнулся:
- Ну вот… Судя по всему, через несколько дней можно будет готовить вас на выписку, а уже сегодня переведём в общую палату. – и, кашлянув, добавил, - Муженёк-то вас совсем не навещает, а вам сейчас апельсины-витамины необходимы… - и внимательно глядя на смущённую Ольгу продолжил, - В обиду себя не давайте. Здоровье – хрупкая вещь, его ни за какие деньги не купишь. А потому, нет необходимости сокращать свою, и так недолгую, жизнь до минимума. В крайнем случае, разводы у нас не запрещены.
Ольга слушала молча, закусив губу, готовая вот-вот расплакаться. В этот неловкий момент в дверь палаты негромко постучали, и вошла женщина в военной форме, поверх которой был небрежно наброшен белый халат. Это была та самая Светлана Ивановна из прокуратуры.
- Простите, я невольно услышала ваш вердикт о выписке Ольги. Если позволите, мне нужно поговорить с ней…
- Да-да, - спохватился доктор, - я не возражаю, тем более, что нашей пациентке уже значительно лучше.
Оставшись с Ольгой один на один, Светлана Ивановна изучающее разглядывала её, как будто видела впервые.
Не выдержав этой паузы, Ольга заговорила первая:
- Зачем вы пришли? Я же сказала, что не буду подписывать заявление…
- А кто вам сказал, что я пришла за вашим заявлением? – удивилась женщина из прокуратуры, - Я пришла к вам совсем по другому вопросу, хотя он тоже касается вашего мужа. – и, грустно усмехнувшись, добавила, - Если бы вы знали, Ольга, как иногда хочется ошибаться, но опыт, не пропьёшь, как говорится…
С этими словами Светлана Ивановна достала из кармана кителя связку ключей и показала её Ольге.
- Вам знакомы эти ключи?
- Да… - удивлённо подтвердила Ольга, - это ключи Влада от нашей квартиры. Откуда они у вас?
- Эти ключи изъяли в СИЗО у вашего мужа, после попытки убийства своего сослуживца…
- Нет! Это неправда! – вскрикнула Ольга! – Он не мог! Это неправда! Это неправда! … - и разрыдалась.
- Глупая, глупая девочка… - сочувствующе произнесла Светлана Ивановна, - я тоже рада бы сказать, что это неправда, но прошлой ночью ваш муж совершил преступление - чуть не убил человека. Причём сделал это хладнокровно, ножом в спину. И если вы мне не верите, то можете сами убедиться: в этом же отделении, в другой палате реанимации, лежит пострадавший мужчина, который чудом остался жив. Даже странно: что оба пострадавших от одного человека оказались в одной больнице…
Ольга притихла, поражённая новостью.
- Этот пострадавший лежит в этом отделении? – спросила с сомнением, - а мне можно к нему?
- Можно, Ольга, можно. – подтвердила женщина из прокуратуры, - Только не вздумайте уговаривать этого человека выгородить вашего муженька! Не выйдет! Уголовное дело уже заведено, и ваш муж ответит по всей строгости закона. – С этими словами Светлана Ивановна оставила на прикроватной тумбочке ключи и, не прощаясь, молча, вышла из палаты.   
Ольга сидела на больничной кровати, до боли сцепив руки. Посреди лета, в душной палате ей вдруг стало холодно до дрожи. Она прилегла, укутавшись в казённое одеяло с головой, испуганно замерев от пережитого ужаса. Поворот событий был для неё неожиданным, как гром среди ясного неба, и как реагировать на происходящее Ольга пока не знала.

- 28 –
В следственном изоляторе, Влад как-то уж быстро отрезвел. Это произошло сразу после того, как его доставили в ближайшее отделение полиции и, не особо с ним церемонясь, поздней ночью провели первый допрос. Молодые, накачанные ребята в форме, по сравнению с Владом выглядели богатырями. Когда Влад стал прикидываться не понимающим о чём идёт речь, один из полицейских хрустнув пальцами, двинул ему пару раз по почкам. Дожидаясь, когда Влад разогнётся от дикой боли, оба полицейских, как ни в чём ни бывало, обсуждали момент задержания. На столе следователя в целлофановом пакете лежал «вещ.док» - тот самый злосчастный нож, которым Влад чуть не убил Димку Скорина.
- Ты записал данные того парня, который скрутил этого придурка? – вопрошал один.
- Да, конечно, - спокойно отвечал второй, - он вместе со своей девчонкой ещё дают свидетельские показания.
Ну и добре. – задумчиво ответил первый, - похоже, что «глухаря» не будет – всё как в сказке складывается.
- Угу, хороша сказочка, - подтвердил второй, - если тот мужик не оклеймается, этот придурок по мокрухе сядет. По сказочному сроку.
- Ну, ты прямо жалостливый такой, как я погляжу, - усмехнулся первый, - может в адвокаты к нему пойдёшь?
- Да ладно тебе! – разозлился второй, - С чего бы мне жалеть этого хмыря? Ты на рожу его дебильную глянь, небось завтра и не вспомнит чего натворил…
- Ага! Конечно! – подхватил первый, - А то ты не знаешь, какие тут песни поют про «несознанку», прямо заслушаешься и крылышки каждому безгрешному на память подаришь. – Ну что, говорить будешь? - спросил зло, обращаясь уже к Владу. 
- А что говорить? – неуверенно пробормотал Влад, морщась от боли и с опаской глядя на первого, который всё ещё стоял со сжатым кулаком, готовым приложиться, - спрашивайте…
- Ишь ты, покладистый какой, - с издевательскими нотками в голосе произнёс первый, - ну, рассказывай, за что пришил мужика?
- Не знаю… - тихо пробормотал Влад, виновато опустив голову - не помню… пьяный был… дурак потому что…
 - Ишь ты! – развеселился первый, - нет, ну ты посмотри на него! Под дурака скосить уже не выйдет, ты понял? Отвечать придётся по полной программе. И молись, придурок, чтобы «клиент» выжил, а не выживёт – ты из тюряги по гроб жизни не выйдешь, я тебе обещаю. 
После допроса Влада поместили в следственный изолятор, где уже находилось четыре человека. Один из них – мужчина лет под шестьдесят, сидел немного поодаль. Видимо из «приличных» - чисто одетый, в сером костюме, светлой рубашке и галстуке, узел которого был ослаблен. Мужчина сидел, опустив голову, закрывая ладонями лицо, всей своей позой выражая отчаяние.
Второй, по всей видимости - наркоман, парень лет двадцати пяти слонялся по камере. Было очевидно, что у него «ломка». Парня трясло, он страшно таращил глаза и что-то бессвязно бормотал. Время от времени он подходил к двери и начинал стучать, требуя выпустить его в туалет. Дежурный полицейский говорил с ним через дверь, предупреждая, что если тот не прекратит «нарушать», вынужден будет применить силу. Наркоман на несколько минут отходил от двери, затем снова начинал стучать и диалог повторялся снова и снова.
Ещё двое сидели в углу камеры и тихо о чём-то разговаривали, впрочем, это не мешало обоим пристально следить за происходящим в помещении. На первый взгляд, эти двое в футболках и трениках были из «быков», парни, которых Влад всегда обходил стороной. Криминальное прошлое читалось не только по их лицам, но и по обильным татуировкам на руках и пальцах.
Когда Влада завели в камеру, все четверо повернули головы, с любопытством его разглядывая. Затем внимание переключилось на наркомана, который с каждой минутой становился всё более агрессивным. В конце концов, когда он стал непрерывно стучать в дверь головой и обеими руками, двое полицейских вдвоём вывели его из камеры, и с обеих сторон приложили резиновыми дубинками. Тщедушное тело наркомана обмякло, и полицейские волоком потащили его куда-то по коридору.
Глядя на происходящее, у Влада зашевелились на голове волосы. Остатки алкоголя уже выветрились из его головы, и пришло осознание всего ужаса положения, в котором он оказался. Паника, которая началась ещё на допросе, теперь стала невероятных размеров. Влад сидел на деревянной скамье застывший, как истукан, с вытаращенными от ужаса глазами.
- Привет, братан… - сдержанно обратился к нему один из «быков», - за что попал на нары?
- гм… - смущённо кашлянул от неожиданности Влад, - за нападение с ножом попал…
- оббан-на! – озадачился «бык», - и за что пришил?
- Не помню… пьяный был… - поспешил оправдаться Влад.
- Дуру гонишь, братан… - усомнился «бык», - я те – не следак, как было спрашиваю?
- Так и было, - виновато протянул Влад, - выпил, разозлился и ударил ножом… за что теперь уже и не помню…
- Ну, ты придурок, в натуре, - оскалился в улыбке «бык», - на мокруху пошёл и не помнишь… дуру не гони – тут тебе мозги быстро вправят.
С этими словами «бык» вернулся на место.
Отчасти Влад говорил правду. Теперь, на фоне всего происходящего, конфликт с Дмитрием казался ему не столь значительным, чтобы оказаться за решёткой, но как говорится, «после драки кулаками не машут», и что сулил ему день завтрашний, было неизвестно…

- 29 –
Медленно, словно освобождаясь от тяжкого сновидения, Дмитрий пришёл в себя от ощущения боли. Казалось, она пронизывала его насквозь и затрудняла дыхание. Силясь принять более удобное положение, Дмитрий попытался повернуться, но сделать это совсем не удалось, и ощущая себя бабочкой в коконе, он едва смог повернуть только голову. Разглядывая помещение, Дмитрий с удивлением понял, что находится в больнице. Какой-то звук привлёк его внимание, и медленно повернув голову в другую сторону, Дмитрий увидел рядом с кроватью, сидящую на стуле, девушку. Она тихо плакала, закрыв лицо ладонями, и от всхлипов вздрагивали её худенькие плечи. Это было неожиданно и непонятно. Дмитрий наблюдал за девушкой и силился понять, кто она и почему плачет? Но, по всей видимости, они не были знакомы, и это тем более было непонятно.

Девушка немного успокоилась, вытерла слёзы, и глаза их встретились. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга, затем Дмитрий, сделав усилие, тихо спросил:
- Кто вы? …
- Меня зовут Ольга, - так же тихо ответила девушка, - я – жена Влада, вашего сослуживца. Мне сказали, что он хотел убить вас, но Влад не мог этого сделать! – глаза девушки вновь наполнились слезами и голос задрожал, - И ещё мне сказали, что если вы умрёте, то Влада посадят в тюрьму! Не умирайте, пожалуйста! – и девушка опять закрыла лицо ладонями и заплакала.

Дмитрий изумлённо молчал. Каким образом здесь оказалась Ольга? Как узнала, что он в больнице? Что ответить ей, если даже он сам не понимает что произошло?
- Ольга, я не понимаю, о чём вы говорите… - произнёс с удивлением.
- Мне сказали, что Влад напал на вас с ножом и хотел убить, - всхлипывая, объясняла Ольга, - но он не мог этого сделать! Я не верю!
- Кто сказал? – тихо уточнил Дмитрий.
- Сказала женщина из прокуратуры. – вытирая слёзы, объяснила Ольга, - она сказала, что если вы умрёте, то Влада посадят! А он сейчас в следственном изоляторе… вот… Но вы же не умрёте, правда? Если нужно, я буду ухаживать за вами, чтобы вы скорее поправились… - говоря это, Ольга продолжала всхлипывать и жалобно смотрела на Дмитрия.
- Мои дела так плохи, что я могу умереть? – грустно спросил Дмитрий.
- Я не знаю, - так же грустно ответила Ольга, - я ничего не знаю… Но меня скоро выпишут и я смогу приносить вам фрукты и ухаживать за вами… Вам же нужна моя помощь?
- Ольга, - удивлённо разглядывая девушку, произнёс Дмитрий, - вы тоже лежите в этой больнице?
- Да, - смутилась Ольга, - но я уже поправилась, и меня сегодня перевели в общую палату. Если вам что-то нужно, вы не стесняйтесь, скажите мне и я помогу вам… - и смущенно покраснела.

Дмитрий испытывал странные чувства. Ему было жаль эту несчастную, плачущую девочку, которая отчасти и по его вине оказалась в такой непростой ситуации. С другой стороны он был возмущён тем, что Влад переступил некую грань человеческих отношений и, как вор, напал на него сзади. Наверное, куда проще было бы набить друг другу морды, чисто по-мужски, и исчерпать конфликт, но теперь, когда в историю вмешалась прокуратура, мордобитием вопроса уже не решить. Впрочем, что ещё врачи скажут? Какой вердикт вынесут по состоянию здоровья? Вдруг он останется прикованным к постели на всю оставшуюся жизнь?

Тысяча вопросов возникло у Дмитрия, и смущённый донельзя своей беспомощностью, он пообещал Ольге, что обязательно скажет, если что-то ему понадобится.

- 30 –
Как только за Ольгой закрылась дверь палаты, Дмитрий вздохнул с облегчением. Общение с ней оказалось для него тягостным и неприятным. Обдумывая то, что он услышал от Ольги, Димка поймал себя на мысли о том, что сожалеет о своём провокационном поступке в отношении Влада. Слишком опрометчиво было предлагать такую авантюру людям, которые совершенно не искушены разнообразными сексуальными утехами.  По всему и Ольга совсем не похожа на развратную девицу – обычная девушка, может быть даже робкая, домашняя и немного наивная.
Вспоминая лицо Ольги с грустными заплаканными глазами, Димка почувствовал укоры совести. Он не готов был к последующему общению с ней, и тем более не готов был раскрыть истинную причину нападения Влада.
- Кто знает, как отреагирует Ольга на то, что я, так нечаянно, разрушил их «семейную идиллию»? Связался с дураками на свою голову, и сам в дураках остался!  – спохватился с опозданием, - Кто ж знал, что теперь они «навешают на меня всех собак», за эксперименты секса втроём. – каялся Димка, - Кто знает, чем для меня закончится эта история. Хорошо хоть жив остался, и на том спасибо…
А Влад «сдурковал», конечно, - раздумывал далее Дмитрий, пытаясь повернуться на кровати, - и кто ему теперь виноват, что он оказался под следствием?! А я ещё чуть было не поручился за него на кредит, вот уж воистину: Бог миловал! – вздохнул, вспоминая слова однокашника, - Как же Игорь был прав насчёт Влада…
В палату вошла миловидная медсестра с капельницей. Улыбнулась, увидев, что Дмитрий лежит с открытыми глазами.
- Ну что, милый, оклеймался маленько? – спросила так же с улыбкой, - Если нужно чего, скажи – пришлю к тебе нянечку нашу – она поможет.
Ловко поставив капельницу, медсестра вышла. Почти сразу после неё в палате появилась пожилая женщина с ведром и шваброй. Аккуратно сделав уборку, женщина подошла к Дмитрию. Заботливо, по-матерински поправила подушку, подала утку без смущения и лишних слов. Уходя, из палаты посмотрела на Димку долгим взглядом и мягко сказала:
- Поправляйся, сынок! Не сетуй на то, что случилось, радуйся, что жив остался. Одному Богу известно, где найдёшь и где потеряешь. Выйдешь из больнички, сходи в храм, Николаю Угоднику свечку поставь, будет тебе от него помощь великая… А я пока тут тебе помогу, что в моих силах…
Немного позже, когда медсестра убрала капельницу, а нянечка накормила Дмитрия обедом, в палату пришёл лечащий врач. Долго озабоченно осматривал его, затем вынес вердикт.
- Жить будете, молодой человек. Угораздило же вас попасть под горячую руку, но видимо в рубашке довелось родиться. Ранение ваше хоть и не назовёшь лёгким, но молодой организм справится. Мы поможем только, что называется медикаментозным лечением. Если есть какие-то просьбы или пожелания, говорите, персонал у нас отзывчивый.
- Доктор, - смутился Дмитрий, - можно вас попросить об одолжении?
- Да, конечно, слушаю вас, - с готовностью ответил доктор.
- Ко мне сегодня приходила в палату Ольга - жена моего бывшего сослуживца, который на меня с ножом напал. Она здесь у вас тоже лечится, сказала, что вы её в общую палату сегодня перевели… Прошу Вас, оградите меня от её посещений. Не знаю как себя с ней вести – ситуация, сами понимаете, неоднозначная…
- Так-так-так… - озаботился доктор, - Ольгиного мужа я видел однажды - пренеприятнейший он тип я вам скажу! К слову, после того, как жену в больницу привезли, он ни разу её не навестил. И значит, это он на вас с ножом напал? Любопытно… Какая связь не пойму: ревность?
- Ну что вы, доктор?! – изумился Дмитрий, - Ну какая ревность?! Сегодня, здесь я впервые увидел Ольгу.
- Хм… - неопределённо хмыкнул доктор, - Тогда остаётся только сожалеть о том, что такие неадекватные и социально опасные типы разгуливают на свободе!..

- продолжение следует -

Обновлено 14.11.2019 04:53
 

Комментарии  

 
+1 # slivshin 14.11.2019 05:14
Назад уже не повернёшь...
 
 
+1 # Тамара Фёдоровна Москаленко 14.11.2019 05:16
Да, это так... Но и это ещё далеко не всё...
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 2341 гостей и 6 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
4414
4133
3090
2883
2211
2002
1655
1495
1456
1176

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de