Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Скволли
    284 ( +348/-2 )
  • slivshin
    265 ( +463/-0 )
  • Vik Starr
    223 ( +350/-3 )
  • gen
    122 ( +120/-1 )
  • shadow
    78 ( +127/-0 )
  • Владимир Хорошевский
    57 ( +39/-0 )
  • МОТОЁЖ
    54 ( +75/-0 )
  • Тиа Мелик
    37 ( +91/-0 )
  • Сергей Арт.
    32 ( +65/-0 )
  • Оскар Природин
    17 ( +29/-0 )

( Голосов: 9 )
Avatar
Дружба – дружбой, а…
23.02.2011 12:29
Автор: Шалун

                                                  Wink

 

Ярин не считал себя фотографом. По крайней мере – профессионалом. Сейчас, в век «цифры» любой дошкольник сможет, глядя на дисплей «мыльницы», вовремя нажать кнопочку и потом безумно гордиться своим умением, показывая взрослым снимок: «Это я фотографировал!». Вадим же впервые взял  в руки фотоаппарат «Смена» лет в шесть. Внимательно выслушав первые немудрёные наставления отца, приложил окошко видоискателя к глазу и увидел в нём птаху, пьющую водичку из лужи.

- Смотри, смотри, пап! Воробышек!

- Ну, так, снимай быстрее!

Щёлк! Пернатый взметнулся ввысь.

- Пап, а давай посмотрим карточку!

- Для этого – нужно прощёлкать всю плёнку, проявить её и только потом – делать фотографии.

- Давай прощёлкаем!

- Хорошо, – отец взял аппарат и повесил на шею мальчишки, - пойдём в парк. Если увидишь что интересное – сразу снимай!

Вадик фотографировал всё: машины, детей на площадке, муравейник, кошку на помойке… Первую плёнку отец проявил сам и вечером позвал сына в ванную комнату, где на стиральной машинке стояло какое-то чудо на высокой ноге.  Под потолком был прилажен фонарь красного цвета и его свет создавал таинственную атмосферу происходящего. Мальчик сосредоточенно сопя слушал и смотрел за всем, что делает отец. С восторгом встречал появляющиеся на кусочке бумаги картинки и не пропускал сопутствующих пояснений:

- Когда самые тёмные места будут казаться черными – гляди, вот они появляются, не зевай! Фотографию хорошо прополаскиваешь в воде и – в закрепитель!

- Что бы закрепить? А к чему?

- Не к «чему», а – «что». Этот раствор нужен для того, чтобы наша картинка потом, при дневном свете не потемнела.

 

«Заболеть» фотографией оказалось просто. Нужно было только желание. Слова «диафрагма» и «экспозиция» быстро стали необходимыми в словарном запасе мальчишки. Вадик и писать-то ещё не умел толком, но уже, со знанием дела, важно разъяснял одноклассникам их значение.

Фотоаппарат стал для него другом на долгие годы. К тридцати годам в домашнем архиве имелось полтора десятка толстенных фотоальбомов, а где-то в антресолях покоился старательно заклеенный мешочек с сотнями плёнок.

А после – стало как-то недосуг… Потеряли актуальность фотоувеличители и реактивы – как грибы росли тут и там дети прогресса – пункты фотопечати. Дети Вадима выросли, начали сами пользоваться аналоговыми «мыльницами», периодически выпрашивая у папы или мамы «денежку на фотки». А, вскоре - в мир шагнула цифровая техника…  Появилась возможность печатать фотографии дома. Принтер – верный помощник появился на столе Вадима через год после первого компьютера. За это время пытливая творческая натура (Вадим с детства пытался писать стихи, сочинял песни, рисовал понемногу) позволила Ярину выучить почти всё программное обеспечение, связанное с мультимедийной деятельностью. Да и компьютер он покупал, преследуя цель научиться записывать, а затем дать жизнь своим многим песням. Сейчас они, как те старые фотоплёнки лежали в виде дисков на полке, робко ожидая своего часа… Уж очень много препятствий нужно пройти, чтобы выпустить песню! А ещё больше – денег! Поскольку последних почему-то всегда не хватало, Вадим отложил задуманное на неопределённый срок.

Случайно увлёкшись (племянник купил камеру) обработкой видео, Вадим добавил и этих  знаний в свою копилку. Потом были: графические программы, текстовые редакторы и, наконец, появился «Фотошоп». Ярин «вгрызался» в его изучение несколько месяцев – безгранично богатая и многофункциональная штучка! Такое бы раньше иметь! Но знания не должны были запылиться рядом с нереализованными целями! И Вадим решил применить их, устроившись в один из фотосалонов дизайнером. Дело освоил быстро, начал давать неплохие результаты и довольно скоро заимел собственную базу заказчиков (слово «клиент» не терпел). Единственной своей «бедой» он считал возраст. Хозяин заведения – горячий кавказский парень привык орать на всех – бедные девчонки даже бледнели, вытянувшись по струнке у стены. А Ярин что? Ярин – ничего. Дело своё делал хорошо, придраться было не к чему, и он просто игнорировал эти шумные концерты, часто даже не оборачиваясь в ту сторону. Одного не мог понять – зачем принимали на работу, если через два с половиной месяца уволили «по собственному желанию»? «Выкинули», проще говоря, не уплатив и половины заработанного. Вадим, получив расчет, хищно улыбнулся директору: «Спасибо за науку, через месяц я у вас под боком открою свою «точку». И буду «помогать» обслуживать заказы».

Такая мысль пришла ему за месяц до увольнения – он уже тогда почувствовал неладное. Как бы то ни было – задуманное свершилось. Арендовав в хорошем месте небольшую площадь, Ярин взялся за дело. Поначалу было туго. Несколько месяцев нарабатывал базу, оттачивал навыки, приноравливался к технике…  Работа пошла. Но, конечно, как и в любом деле у него бывали простои. Эти окна неутомимый предприниматель решил использовать для воплощения давней мечты. Он очень хотел написать книгу. А, поскольку – вот он, монитор, вот клавиатура – вперед, дружище!

Тему книги долго придумывать не пришлось. Грешен был Ярин! За жизнь свою скопил он немало любовных историй – как своих, так и поведанных знакомыми или друзьями. Вот и решил объединить самые интересные в своей книге, написав её от первого лица. Работа кипела. Вадиму были необходимы отзывы – стоит ли продолжать? И, поскольку речь в творении шла о женщинах – главными критиками должны были стать именно они. Недостатка в знакомствах (а  Ярин - не страдал отсутствием обаяния) не было. Большая часть заказчиков – женского пола, всех возрастных категорий. Вот и давал он выборочные главы на оценку «независимым наблюдателям», получая хорошие отзывы.

«Наблюдатели» скоро составили своеобразный клан «избранных», которым Ярин делал большие скидки, а иногда, будучи в приподнятом настроении – просто дарил портреты или монтажи. Конечно – девяносто процентов «избранных» были молодыми женщинами. Остальные, причисленные к сильному полу - являлись либо родственниками, либо – нужными людьми или друзьями.

Оленька, Олюсик в «клан» попала одной из первых. Вадим хорошо помнил тот день – второй, после открытия своей «мастерской». Жгучая молодая брюнетка,  заглянув «на огонёк», поинтересовалась:

- С телефонов делаете фотографии?

- Конечно, рад буду видеть! Вадим, - представился Ярин.

- Юлия, - улыбнулась брюнетка. – Завтра мы с подругой придём!

- Жду с нетерпением!

Вот эту подругу, как раз и звали Ольга. Так уж вышло, что с Олей Ярин виделся чаще – она работала и жила недалеко. Не раз случалось - выйдя на перекур, Вадим останавливал её, возвращавшуюся с работы. Говорили о том, о сём. Скоро и Оленька, «протоптав» дорожку в келью Ярина, забегала на несколько минут и нередко засиживалась подольше. О, Ярин умел разговаривать с женщинами! Когда же дошло дело до его книги, она садилась и просила почитать. Вадим краем глаза наблюдал за реакцией на чтение. Видно было - это доставляло Оленьке удовольствие. Книга-то была о любовных похождениях, густо присыпанных нектаром эротики! Она с жаром пускалась в дискуссии, что-то выясняла, спрашивала.

- Тебе – словно пятнадцать лет! Такая любопытная!

- Двадцать пять, если так интересно.

- Нет, нет! Я вовсе не хотел тебя обидеть!

- А я и не обиделась. Вадик, сделай мой портрет!

Ярин с первых встреч всегда настаивал на обращении по имени и на «ты». Девушки, обычно смущавшиеся вначале из-за разницы в возрасте, впрочем быстро привыкали. Такая форма общения, конечно сближала. Да и возраст Вадима, неуклонно приближавшийся к статусу «крыжовник» - сминался, позволяя чувствовать себя если не на равных, то по крайней мере…

- Легко! – ответил Ярин и начал усаживать прелестницу так и эдак. Прикосновения к молодому телу приятно возбуждали. – Эх, фотосессию бы тебе устроить!

- Устраивай! – разрешила Оля.

- Нет, милая! Не так! Не здесь! Дома, в непринуждённой обстановке, с освещением и ветродуем! Это – я понимаю… Отщёлкать сотни две снимочков да, покопавшись –  пару – тройку – в «Фотошоп»!  И гламур навести. И в рамочку! У-ух! – Вадим аж зажмурился.

- Давай устроим! – Оля ответила так просто, что непонятно было - шутит или всерьёз?

- Легко! – повторил Вадим и, почёсывая мочку уха, хитровато прищурился: - Боюсь только, фотографией дело не закончится.

Изумление и вопрос в глазах Олюськи заставили пояснить:

- Хорошая фотосессия делается во многих ракурсах, с разными одеждами и без них. А если я начну снимать тебя в одном белье – вряд ли удержусь, что бы ни попытаться его снять!

- Вадик, ты что! Мы же друзья!

- Ты веришь в разнополую дружбу?

- Конечно! У меня полно друзей ребят!

- Радость моя! Покажи мне хоть одного из них, кто бы ни хотел с тобой переспать! Я тебя не сильно шокирую? Мы ведь разговариваем на одном языке?

- Не знаю… - в смятении произнесла Ольга. – Представить, что занимаешься сексом с другом… Бред…

- Ладно, бред – так бред!

Ярин сделал несколько снимков на фоне белого пластика двери, чтобы легче было вырезать в монтаж. А там – любой приличный фон добавляется, растушёвывается, пара эффектов – и готово.

- Сегодня уже не буду ничего делать. А вот завтра с утра, со свежими силами…

- ОК! Я пошла тогда.

- Пока Оленька, пока, - Вадим встал вслед за гостьей.

- Сколько я буду должна?

- Для начала – один раз. Если - больше не захочешь… – шутка была с явным намёком.

- Я обижусь!

- Нет! – убедительно возразил обольститель. – На меня невозможно обидеться!

- Это ты о поговорке?

- Ну, если я на дурака похож…

- Не похож! – засмеялась Оля.

- Вот видишь!

 

На следующее утро Вадим колдовал, «прилаживая» голову Ольги к телу сексапильной модели, лежащей на мраморном бортике бассейна. «Не слишком ли будет?» - сомневался он, ведь кроме новой головы и причёски на теле донора ничего не было. Но реальность монтажа получилась на пять с плюсом    все пропорции и оттенки соответствовали идеально. Ярин даже залюбовался своей работой.

- В большом формате, только - в большом формате… - бормотал Вадим, запуская монтаж в печать. Глянец фотографии ещё больше сгладил заметные только его профессиональному взгляду маленькие огрехи. «Класс! Молодец я!» - похвалился про себя дизайнер. Вложив в новый файлик, он перевернул фото изображением вниз – чтобы уберечь от света. Краска – не химикаты. Она не любит внешних раздражителей.

Он и не ожидал скорой встречи, но Ольга появилась в тот же вечер. Видимо любопытство  – взяло верх.

- Привет! Показывай!

- Что, прямо здесь?

- Вадик, кончай…

- О-о!

- В смысле – перестань! – поняв оплошность, улыбнулась Оля.

- Так, что показывать-то?

- То, что намудрил, чародей! – её глаза подтверждали нетерпение.

Ярин решил поиграть.

- Времени много не было, так что…

- Ну, Вадим! Я ведь знаю тебя – врёшь!

- Да, так – наброски делал, рано ещё смотреть.

Оля надула губки.

- Покажи наброски! А то  - уйду.

Как тут было не сдаться? Он молча полез в стол и, достав творение, подал тыльной стороной девушке.

- Ладно, держи!

Округлившимися глазами Ольга рассматривала работу. Молчание длилось минуту и всё это время Ярин с удовольствием наблюдал за реакцией. Если бы не понравилось – она была бы адекватной. Но…

- У меня другое тело. Это – старое.

- Ого! Модели и тридцати нет!

- А мне – двадцати пяти!

- Ну, извини, мне не с чем было сравнивать… Не нравится – оставь. Вот сюда, на стенку повешу. И буду любоваться.

- Сейчас! Размечтался! Чтобы мною любовались все? Не выйдет.

- Но – это же не ты?

- Отчасти, теперь – я. И фото – моё. Будем считать, что такой я могу стать через пять лет. Сколько?

- Подарок. Не думаешь ли ты, что я бы смог взять деньги?

- Куда же мне это теперь девать?

- Можешь уничтожить, я не против. Оригинал – здесь! -  Вадим похлопал по, шумящему кулерами системнику.

- А знаешь, - словно решилась Оля, - у меня завтра выходной. Можешь собирать свою технику. Только если пообещаешь - без этих своих штучек…

Ярин не верил своим ушам.

- Я могу пообещать держать себя в руках. Но,  как долго – не знаю. Шучу, шучу! – воскликнул завтрашний фотограф, заметив отрицательный жест собеседницы. – Конечно – всё будет хорошо. Обещаю.

- Тогда – до завтра!

- Выспишься,  прими душ, наведи макияж  и звони. Через десять минут буду у тебя!

«Всё будет хорошо…», - думал Вадим вслед уходящей фигурке.  Как и от чего «хорошо» - он, на всякий случай, не стал уточнять...

 

С утра он немного волновался. Нет, он заметно волновался! Что принесёт эта встреча? Конечно, он не собирался не в коей мере проявлять напористость, но и не исключал всё же интимного развития событий. Уже сам факт того, что сегодня ему предстоит на полупрофессиональном уровне сделать фотосессию с молодой и симпатичной девушкой, тет-а-тет и без ограничения времени приятно возбуждал нетерпение. Согласилась… Согласилась, несмотря на его прямые намёки и предупреждения! Глупо думать, что вырванное обещание может стать гарантом неприкосновенности. Во всяком случае, Ольга не так глупа…

Все эти мысли не давали покоя, и к встрече Вадим готовился как-то рассеянно... Незатейливая мелодия вызова принесла облегчение, едва Ярин взглянул на дисплей. Она!

- Привет!

- Здравствуй! Ну, всё! Я жду.

- Конечно, я тоже готов. Десять минут.

Как-то раз он подвозил Ольгу к дому и она показывала свои окна. Оставив машину под ними, Вадим прихватил необходимые пожитки и направился в предподъездную зелень. Двери охранял домофон. Пришлось набирать номер телефона:

- Я же не знаю твою квартиру!

На последний этаж Ярин вспорхнул как пионер – через две ступеньки. «Почти не запыхался» - удовлетворённо отметил он про себя, делая глубокие восстанавливающие вдохи.

Оля открыла дверь сразу, словно стояла у глазка.

- Привет ещё раз! – Вадим потянулся к щеке, но Ольга, похоже, была или перевозбуждена или настроена по другому. Во всяком случае, губы фотографа не достигли цели.

- Привет, проходи! Как дела?

Первого взгляда на интерьер квартиры было достаточно, чтобы понять – здесь можно поработать. Без излишней изысканности, обстановка предполагала несколько интересных мест для съёмки. Попутно Вадим заглянул и на кухню.

- Ты что, голодный?

- Гм. В некотором смысле – да. Иногда для сюжетности можно даже использовать кухонную плиту. Но это – после. Показывай апартаменты!

- Мою комнату?

- Все комнаты. Хотелось бы предварительно  наметить точки съёмки.

Причудливо заколотые волосы Ольги и в меру короткий  халат уже сейчас давали Вадиму пищу для воображения.

- Мне кажется, свободные волосы более фотогеничны. В твоём случае.

Пара движений и пряди падают на плечи.

- Вот так – лучше. Пошли, - они двинулись через зал. Красивые сиреневые гардины пропускали неплохой мягкий свет. При правильной настройке могут получиться интересные светотени. Конечно,  «Фотошоп» - кладезь различных эффектов, но Вадим  с детства помнил наставления отца: «Главное, сынок в фотографии – правильный свет. Как поймаешь его – успех обеспечен!» - «А как его поймать?» - «Будем учиться…».

- Стой! – Девушка замерла. Он вскинул аппарат и, наведя на модель, скомандовал: - А теперь – резко обернись!

Вспышка выхватила отлетающие от поворота головы за плечо пряди и немного удивлённый взгляд.

- О! Недурно! – похвалил Ярин, глядя на дисплей просмотра.

- Покажи!

- Покажу один раз. Давай договоримся – весь просмотр после работы. А то мы до вечера не уложимся. «Уложимся…» - эта мысль каламбуром всколыхнула и заставила Вадима улыбнуться.

- Оль, а наряды ты уже приготовила?

- А чем тебе этот не нравится?

- Нет! Халатик хорош, но мне бы – с перламутровыми пуговицами! Что же – весь день в одном и том же?

- Я не знаю. Я не подумала об этом. Что же, тебе весь свой гардероб показывать?

- Можешь сама быстренько отобрать.

- Откуда я знаю – что нужно?

- Пальто и шапку не нужно – это точно!

Разрядить бы обстановку! За вином, что ли сбегать?

- Ты какая-то напряжённая. Может – в магазин сбегать?

- Нормальная я. С чего ты взял?

- Вот когда ты приходишь ко мне, садишься на стул и щебечешь про свои дела – ты нормальная. А сейчас…

- Может быть… Подожди-ка! – Оленька покинула Вадима и исчезла за дверью. Через минуту она вернулась с початой бутылкой коньяка. «Ого! Чёрт, я же – на машине!».

- Пойдёт?

- Тебе виднее! Я за рулём.

- А если двадцать пять грамм? Что же, я – одна буду?

- Двадцать пять – можно. И – за работу!

Долька лимона мгновенно нейтрализовала горечь алкоголя. Тряхнув головой, девушка решительно потянула зеркальную дверцу встроенного шкафа. Десятки разноцветных изделий покоились на плечиках в его утробе.

- С чего начнём?

Приятное тепло,  разносясь с кровью по жилам, уверенно заполняло каждую клеточку его тела.

- Игнорируем все более или менее закрытые одежды. Форма твоей груди позволяет показывать более откровенные модели. Но мы не рекламируем тряпки, имей ввиду. Они –  только приложение к тебе. Так, я быстренько настрою свет, а ты быстренько выбери четыре-пять изделий. Если есть прозрачный пеньюар – хорошо.

Установив свет, Вадим начал щёлкать «пробники».

- Начнём с этого, вечернего.

- Отварачивайся!

-  Ты думаешь мой аппарат обладает интеллектом и способен сам отбирать нужные моменты? Хватит, комплексовать. Мы здесь – чтобы поймать птичку! Из стаи будет только одна.

- Но зачем фотографировать сцену переодевания?

- Помнишь, что я тебе говорил про кухонную плиту?  Как раз – здесь мы будем ловить лицо и плечи.

Ольга едва заметно вздохнула и, не глядя на Ярина, потянула поясок халата… В безупречности её белья Вадим не сомневался и раньше, но когда Оля предстала перед ним в одних трусиках, он с великим удовольствием залюбовался фигурой девушки. Снимки начали заполнять флешку. Профессиональный интерес на некоторое время притупил непроходящее желание. Начинающий фотограф неустанно командовал где и как сесть или встать начинающей модели. Только на вечернее платье они потратили больше часа.

- Может – перекурим? – взмолилась Ольга.

- Да!  Да! Вот сюда садись. С сигаретой! Дымок… Свободная рука! Смотри туда! Выше! Глаза! Нет, лицом смотри, а глаза опусти, словно стыдишся!

- Всё! Давай нормально покурим! – Ольга уже устала.

- ОК! Знаешь, по сколько часов модели работают?

- Это – модели! Они за это деньги получают!

- Фотографы, между прочим – тоже. И побольше твоих моделей.

- Ну, да! Нащёлкаешь меня и продашь на сторону!

- Ты… Ты - что? Прикалываешься? – Ярин хотел разозлиться. – Да кому такой материал нужен? У них  знаешь, какая техника! А это… –  он махнул рукой. - Это - нам с тобой только и нужно…

Ольга смотрела на него с лёгкой иронией. Дымок причудливыми змейками вился из сигареты и растворялся где-то под потолком.

- Ладно, мне. Тебе-то зачем?

- Для практики. А может – понравится? Куплю аппаратуру, да переквалифицируюсь…

- И сколько девушек обманешь!

- В смысле?

- После сессии – постель. Все фотографы со своими моделями спят.

- Тебя-то это -  каким боком касается?

- Надеюсь, не коснётся…

 

Когда пришло время работать с нижним бельём, Оля вновь застеснялась. Пришлось уговорить её ещё на «двадцать пять». Сам Ярин отказался – машина под окном. Работа закипела с новой силой. Фантазировали теперь вместе. Хорошо, что комплект аккумуляторов Вадим не забыл. А памяти флешки хватало ещё на два дня съёмок. Комбинируя естественное освещение и свет прожектора, они находили интересные варианты. Ольга даже увлеклась!

Теперь – топлесс!

- Я хочу отдохнуть! – попросила девушка.

- Олечка, нельзя! Соберись, пока кураж прёт! Я и так целый день тебе пожертвовал! Ну, пожалуйста! А ещё - сколько времени уйдёт на работу с материалом!

- Хорошо…

Она потянулась за коньяком.

- Теперь этого не нужно, - решительно остановил её  Ярин. – Мы будем фотографировать чувства! А какие же чувства могут быть в пьяных глазах?

- Я не пьяна! Я просто устала…

- Давай, потерпи полчаса. Потом отдохнём…отдохнёшь, - поправился Вадим.

- Куда мне? – покорно спросила Ольга.

- В твою комнату. Или – давай посмотрим вторую спальню.

Украшением родительской комнаты служила дорогая кровать, окружённая воздушным паланкином. Её расположение позволяло делать съёмку из разных мест, используя опять же различные варианты освещения.

- Выбери пару-тройку гарнитуров. Здесь попробуем.

- Не надейся, что переодевать бельё я буду при тебе!

- Да я уже – ни на что не надеюсь, успокойся…

Камера вскоре защёлкала, ежесекундно фиксируя модель в процессе раздевания: сидя, полулёжа на локте, лёжа на животе… Различные повороты, изгибания – целый комплекс гимнастических упражнений! Смена белья, с пеньюаром и без, с приоткрытой и обнажённой грудью… Но Вадим никак не мог поймать страсть в глазах Ольги.

- Ну, что ты, не можешь посмотреть на меня с желанием? – горячился он.

- Как же я это сделаю, если его нет?

- Сыграй! Представь! Покажи мне страсть!

- Не могу я представить! Я не актриса! – распалялась и Оля.

- Оль, ну мы ещё ничего не нашли! Что же, всё зря? – почти с отчаянием произнёс Ярин. - Как мне тебя возбудить? Хочешь – сниму с себя «верх»! Только – посмотри на меня не как на фотомашину!

- Ой, ты хочешь возбудить меня видом своего живота? – улыбнулась Оля. Она лежала на спине, нога - на ногу, уже нисколько не смущаясь того, что Вадим мог свободно лицезреть открытую грудь, точёные бёдра, очаровательную талию…

-  А я буду его старательно подтягивать! Да и не такой уж он большой!

Из комнаты Ольги доносилась приглушённая музыка.

- Ну, ну! Рискни! Стриптизёр…

- Я настрою на автоматическую съёмку через пять секунд. Постарайся хоть что-нибудь изобразить!

Установив “CANON” на штативе и сделав настройки, Ярин повернулся к Ольге спиной. Теперь, доверив ответственность за съёмку автоматике, он чувствовал каждой порой горячие волны, исходящие оттуда, из-за спины, от почти обнажённой девушки… Сдерживаемое желание вырвалось из плена сознания, заполнив всё естество Вадима. Он медленно расправил плечи, активизировал трапецеидальную мышцу, обозначив «крылышки». Начинающийся живот (она права!) сам собой подтянулся – да, когда-то здесь были рельефы квадратиков! Спокойная мелодия задавала темп движений. Правой рукой Ярин взялся за верхнюю пуговицу рубашки. Резко обернувшись, он направил холодный взгляд прямо в глаза Ольге. Она покачивала ногой и весело глядела на потуги Вадима. «Ладно, посмотрим!» - у Ярина появилась какая-то спортивная злость. По сценарию, в это момент он должен бы рвануть рубашку. Но это – в фильмах. Вадим же принялся расстёгивать пуговицы – одну, вторую, не отводя взгляда от Ольги. Он пожирал глазами девушку, переводя взор с груди – ниже и ниже. Покачивая бёдрами в такт музыке, он справился с пуговицами и, теперь уже рывком - оголил плечо. Взгляд моментально вернулся к глазам единственной свидетельницы этого импровизированного шоу. Улыбка на её лице всё ещё держалась, но во взгляде появилось едва заметное недоумение или, может быть, удивление. В развороте, через открытое плечо Ярину удалось красиво сбросить рубашку до пояса. Он старался контролировать каждую мышцу (слава детско-юношескому спорту!). Оленькина нога перестала покачиваться. Мимолётно Вадим слухом фиксировал звуки периодически срабатывающего затвора фотоаппарата. Освободившись от рубашки, он с подкруткой бросил её в проём паланкина. Удачно миновав Оленьку, элемент одежды исчез за пределами кровати. Нужно было не забывать о «линии огня» - дистанции, дальше которой можно было попасть в объектив. Музыка сменилась, как по заказу ужесточив темп. Шаг вперёд – рука взялась за молнию брюк… Вниз и сразу вверх! Резкий разворот и снова взгляд на девушку. Оля едва заметно покусывала губу. «Чтоб мне ослепнуть! Задышала!» - неизвестно чему обрадовался Ярин. Действительно, грудь Ольги начала подниматься с учащённой амплитудой. Сделав несколько простых фигур из бодибилдинга (когда-то Ярин занимался «построением тела» вместе со старшим братом по срисованным с редкой книги картинкам), Вадим повернулся к Ольге. Молния брюк была вновь расстёгнута и он начал медленно, сантиметр за сантиметром стягивать синюю ткань джинсов вниз. Трусы, словно натянутая пружина, с трудом справлялись с задачей. Новые вводные, как-никак!

Взгляд Оленьки был теперь прикован к тому, что скрывалось за милитаристической раскраской нижнего белья фотографа. Там было на что обратить внимание!

- Поднимайся… Медленно… На локоть… Поднимайся… Ты уже захотела мужчину…

Голос Ярина гипнотизировал Оленьку. Она послушно выполняла эти указания. Соски обострились и затвердели.

- В камеру… Смотри в камеру! Мечтай! Желай!

Оля уже вытягивалась кошкой. Плавно, как во сне, она делала движения страсти – облизывала губы, ласкала свою грудь, убирала отяжелевшие волосы…

- Теперь – смотри на меня. В глаза!

Затуманенный взор Ольги нашёл горящие зрачки Вадима. Нет, не то! Нужно было ещё что-то! Вулкан! Она должна взорваться!

В голове у Оленьки зашумело, когда она услышала вопрос:

-  Ты любишь кунилингус?

Голова пошла кругом. Волна желания захлестнула девушку. Одними губами Ольга прошептала:

- Вадим, это – не честно…

- Ты любишь куни? – громче повторил Ярин.

- Вадим!

- ЛЮБИШЬ? – едва ли не заорал фотограф.

- Да…

Фотоаппарат хладнокровно фиксировал лицо и тело Ольги. Ярин шагнул к ней. Она отшатнулась и упала навзничь. Глаза Ольги закрылись, когда она почувствовала горячее дыхание Вадима в самом низу своего живота. Сил сопротивляться уже не было, и Оля издала протяжный тихий стон…

 

После они лежали, отдыхая от великолепного секса. Ярин не ударил в грязь лицом, за час обогатив девушку таким жизненным опытом, какого она не смогла бы собрать за несколько лет. Про фотоаппарат они оба забыли.

- Вадим, наша дружба закончилась, - печально молвила Оленька.

- Зато – мы обрели любовь.

- Это – не любовь...

- В таком случае – мы просто обрели друг друга. Ведь…  Всё было хорошо?

- Да. Но это – последняя наша встреча. Ты можешь всё стереть с флешки?

- Ты что, Оль! Мы столько работали…

- Я тебя прошу. Пожалуйста…

Ярин встал и подошёл к аппарату. Выключив, он вынул флешку и протянул Ольге.

- Бери. Она – твоя. Делай что хочешь. У меня не поднимается рука…

 

Целую неделю Вадим был под впечатлением от этого дня. Но телефон Оленьки упорно молчал. Чувствуя себя в чём-то виноватым, Ярин пытался выловить девушку возле дома – напрасно! Она пропала. Прошла ещё неделя. Обладая философским мировоззрением, Вадим решил - так тому и быть. Постепенно работа закрывала воспоминания. Лишь изредка Ярин пытался дозвониться, но телефон теперь отвечал «Набранный номер не существует».

Так прошёл месяц. Ярин увлечённо монтировал сюжет, когда в дверь постучали.

- Да, да!

На пороге стояла Оленька.

-  Вадим! Сделай мне портрет…

 

                                                                                  27 июня 2008 год

 

 

Комментарии  

 
+2 # loveorhate 23.02.2011 16:12
Неожиданная концовка))
Неплохо написанно)
 
 
+2 # Шалун 23.02.2011 20:07
Цитирую loveorhate:
Неожиданная концовка))
Неплохо написанно)


Надеюсь - "написанно" - это от приятного волнения? :P ))
Спасибо, солнышко)
 
 
+2 # loveorhate 23.02.2011 20:12
Да у меня сегодня рассеянное внимание..с утра настроение взвинтили...так , что я уже и не вижу что пишу))
Да еще фраза насмешила..."пр иближавшийся к статусу «крыжовник»" типа...уже не виноград, но еще не изюм))
 
 
+2 # Шалун 23.02.2011 20:16
Цитирую loveorhate:

Да еще фраза насмешила..."приближавшийся к статусу «крыжовник»" типа...уже не виноград, но еще не изюм))
Скарее - здесь имелось ввиду "Сорок пять, сорок пять - баба ягодка опять" )) Ну, а мужичок, соответственно - КрыжовничОк)))
Опять благодарю за внимательное прочтение. Надеюсь утренние неприятности позади, а здОровская ночка - впереди)) :roll:
 
 
+2 # loveorhate 23.02.2011 20:21
Цитирую Шалун:
Цитирую loveorhate:

Да еще фраза насмешила..."приближавшийся к статусу «крыжовник»" типа...уже не виноград, но еще не изюм))
Скарее - здесь имелось ввиду "Сорок пять, сорок пять - баба ягодка опять" )) Ну, а мужичок, соответственно - КрыжовничОк)))
Опять благодарю за внимательное прочтение. Надеюсь утренние неприятности позади, а здОровская ночка - впереди)) :roll:

Обычная...как и всегда :lol:
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 794 гостей и 2 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
8121
5653
5464
5398
3406
3197
2993
2288
1899
1588

Комментарии