Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Gosha
    271 ( +276 )
  • Владимир Константинович
    205 ( +299 )
  • sovin1
    163 ( +256 )
  • slivshin
    146 ( +387 )
  • Тиа Мелик
    39 ( +90 )
  • shadow
    29 ( +60 )
  • gen
    27 ( +51 )
  • santehlit
    12 ( +2 )
  • Макс мартини
    10 ( +21 )
  • Бонди
    10 ( +17 )

( Голосов: 8 )
Avatar
Заметки шизофреника.
18.03.2011 12:02
Автор: Дарья Александровна
23.02.2010
№1. 
Страшное это время – весна. Особенно февраль, да впрочем и март тоже. 
Вот вроде бы все отлично, жизнь прекрасна, но что-то гложет душу, сплетается холодным клубком в груди. Ночи невыносимы, дни слишком коротки и приторно-вязки, и время – единственная реальность нашего существования – отчаянно быстро утекает сквозь ледяную пустоту бывшего сердца…
Я – как это ни удивительно – не пациент спецклиники. Я не заперта в маленькой комнате с мягкими стенами (о чем порой жалею). Я – самое обычное и скучное существо нашего мира. Такие, как я, проходят мимо вас на улицах, живут в вашем подъезде, продают вам газеты и отсчитывают сдачу. Да и вы, скорее всего, принадлежите к этому самому обычному, скучному и непостижимому племени.
Ну а если серьезно, я просто студент очного отделения одного из многочисленных ВУЗов с очередным гордым и непонятным названием. 
Точно не помню, сколько мне лет, но определенно больше 20 – если верить тому, что я уже поменяла паспорт и свободно покупаю алкоголь. Правда, в душе я до сих пор считаю себя застрявшей где-то между 17 и 18 годом своей жизни. Как говорится, так уж вышло.
Вот, в общем, и познакомились. Сумбурно и поверхностно, а по-другому и не надо.


№ 2
Интересно. Куда уходят сны? 
Не надо смотреть на меня, как на полного идиота. Я отлично знаю, что сны приходят с изнанки нашего мира. А куда они деваются, когда приснятся? Возвращаются обратно – или бесследно тают в нашей слишком реальной реальности?
Может быть, короткий миг существования в нашем сознании – это и есть их жизнь? Или же это агония, отчаянные предсмертные муки хрупких созданий, попавших в наш разум? Брр. Жуть-то какая.

Да-да-да. Именно. Весна, ничего не поделаешь. Период обострения воспалительных заболеваний сознания – ну и всего остального личностного аппарата.
Ну так вот. Как я уже говорил, я не являюсь пациентом клиники для душевнобольных. 
Но это не мешает мне иногда размышлять над странными вопросами, регулярно страдать от фиолетово-багровой меланхолии и трудолюбиво сочинять паршивенькие стишки. На этой неустойчивой платформе образовалась даже группка почитателей моего таланта – странные существа, честное слово…
Ах, да. Склероз, магистры его побери. Чтобы быть абсолютно честным, необходимо упомянуть еще кое-что. 
Я – мизантроп. Махровый. Я ненавижу людей. Искренне и с большой самоотдачей. Я ненавижу их шум, разговоры, глупое любопытство… я их просто ненавижу. Конечно, я весьма сдержанное существо, поэтому о моих истинных чувствах мало кто догадывается. Чаще я нацепляю вечную и безотказную маску вежливого доброжелательства, мило – пока скулы не сведет – улыбаюсь, поддерживаю разговор. Наверное, поэтому меня считают обаятельной и добродушной личностью.
О, если бы только все эти люди знали…
Порой, когда очень уж скрутит и прижмет, я ощущаю, как в груди поднимает лобастую, лохматую голову мой личный волк. Озирается, оскаливает клыки, принюхивается. Напружинивает мускулы. И…как же хочется в этот момент так же напружинить свое тело, рывком бросить себя вперед и с отчаянным упоенным рыком вцепиться в нежное открытое горло ближнего своего! Пусть брызнет горячая соленая кровь, пусть потечет в мою трепещущую глотку. Пусть рвутся под острыми волчьими зубами ткани, пусть его тело бьется в агонии, пусть…

Но я слишком хорошо контролирую себя. Хотя порой очень об этом жалею.


№ 3

Наверное, в прошлой жизни я была совой. Или летучей мышью. Хотя , скорее, летучим медведем.
Просто иначе ну никак не объяснить загадочный факт того, что, независимо от того, когда и сколько я спала, весь светлый день я неудержимо хочу спать. Мечтаю о вечере, как о бутерброде с ветчиной. Но стоит только прозвучать щелчку выключателя, как мои глаза распахиваются, голову начинают переполнять гениальные мысли и разум заполошно верещит: «Какое спать??? Отставить!» 
При чем тут летучие медведи? Ну как же. Откуда же тогда рефлекс – осенью нагуливать жир, а во время зимней сессии впадать в неконтролируемую спячку? Ну и вечная мечта о крыльях и слишком реальные сны о том, как это – уметь летать…
Да нет, не так уж все страшно на самом деле. Просто целый год у меня самое хорошее начиналось с наступлением ночи, а теперь все – хлоп! - и закончилось. Не так-то просто расстаться с привычкой, вот и жду ночей по старой памяти.
А в те чудесные ночи я … болтала. А исключительно ночами, потому что через аську. Хорошее было время. Знать и верить, что ты нужна кому-то… Отдавать себя другому, всю душу, все мысли - и чувствовать отдачу. Искренне считать человека своим другом, своей половинкой, частью своей души – наверное, это и есть счастье. 
А потом мой «пациент» вылечился. А я «заболела». Им. Но, увы – кто поможет психоаналитику? Вот и приходится теперь продолжать сходить с остатков ума, грызть локти и остальные части тела, выть на луну и улыбаться, хороня на дне глаз слезы и отчаяние.
Хотя я постоянно нахожу себе поводы покусать локти. По этой части я весьма изобретательна – нет бы применить это умение к зарабатыванию денег, например. Так нет же, спокойная жизнь не по мне. Если моя личная жизнь пытается наладиться, я умудряюсь вновь сделать ее невыносимой. Пару недель серьезно задумываюсь насчет полета из окна, потом успокаиваюсь, пару недель живу тихо и счастливо, а потом самозабвенно пускаюсь на поиски очередного способа разбить себе сердце.
Вот и опять пришел сезон вытья на весеннюю луну в окне. Повод на этот раз старый, аж годовалый. Ну как не влюбиться в эти замечательные глаза? Как не поверить, что – вот ОНО, то самое, которое с большой буквы и вообще – когда он понимает меня с полумысли, да и я читаю его ощущения как свои? И как потом не рыдать молча в душе,
когда он – теплый, понимающий, почти понятый, свой – уходит, исчезает, скрывается за слоем вежливой отчужденности…
А потом еще говорят, мол, женщин не понять. Да женщины просты, как открытая книга! Правда, написанная на санскрите. Ну или суахили. На крайняк – набранная китайскими иероглифами, тут уж как повезет. 
Ну да мужчин, судя по всему, вообще в другой галактике производят. И инструкции для пользователей пишут там же. Кодируют телепатическими символами на зажаристых котлетах и пивной пене. Иначе разумное объяснение многих поступков ну никак не найти.

№4.

Самое замечательное время суток – раннее утро, когда только-только восход. Конечно, при условии отсутствия на небе облаков и прочей дряни. Ну и еще начало сумерек – но тогда бывает очень грустно… 
А утро… воздух холодит кожу, и все вокруг настолько нереальное, настолько не наше, что очень легко поверить в возможность все изменить и тихо смыться из этого мира.
Весенние вечера нагоняют на меня светлую и отчаянную тоску. Как будто разум мой силится вспомнить нечто давно потерянное, но такое важное, такое правильное. Хотя, я думаю, мои экзистенциальные переживания вовсе не так индивидуальны и неповторимы, как хочется считать.
Но вообще у меня есть самая светлая и заветная мечта. Ее знает только один человек – мой друг и единочаятель с замечательно изменчивыми глазами. Я очень хочу научиться уходить из этого мира. Еще до прочтения книг Фрая во мне созрело стойкое убеждение, что наш мир – не единственный и далеко не лучший из всех. А теперь я мечтаю уйти. Куда-нибудь в другое место. Для начала хотя бы найти порог нашей реальности, место, где смыкается наше и иное. Заглянуть за него…вдохнуть и сделать шаг. Я не испугаюсь, честное слово. Я знаю – хуже, чем здесь, не будет. Это уже проверено много раз в моей жизни – к сожалению, только на нашем мире. 
Пока меня останавливает лишь одна мысль. Ведь здесь слишком много существ, которые не смогут вот так просто взять и отпустить меня, забыть о моем существовании и поверить, что я на самом деле совсем им не нужен… Не являются ли они невольным тормозом, крепким замком на моей двери? Но я пока не могу придумать решение этой проблемы.
Вернее не так. Это решение очень простое, прямо-таки само стучит в виски – вы ведь поняли, о чем я ? Главная проблема, что я не люблю легких путей. Я не верю в их результативность. Не признаю того, что само лезет в глаза. Да и не решусь уходить так. Не мой, знаете ли, стиль – хлопать дверью. 
А в целом, мне кажется, что самое главное – верить. Верить в то, что чудеса случаются. Что у меня все получится - «рано или поздно, так или иначе». И мало того – у меня все получится правильно! Вот такой вот дзен. Теперь бы еще поверить в то, что я сам в это верю.

№ 5

«…Белое платье, белое, 
Белые туфли, белые,
Марш Мендельсона и фата – если того хотела ты…»
А я? Чего хочу я? 
Не знаю. 
Нет, я определенно не мечтаю о платье «а-ля принцесса» и фате до пола. И без марша обойдусь как-нибудь. Я мечтаю о Любви. Да-да, именно с большой буквы, и чтоб обязательно взаимной. О простом женском счастье – дети, кастрюльки, стирка по выходным и ожидание с работы его, своего непременного составляющего этого самого Счастья. И чтоб не просто возвращался, а радовался мне, ждущей его. Пусть даже я буду ждать с банальной кастрюлей борща, а не с фуа-гра по-венгерски. И чтоб… да что я в самом деле-то. Банальности расписываю. Это же все женщины и так знают. 
Интересно, а мужчины? Мечтают ли они – не в 50 лет, а так же, в 20 с хвостиком – о том, как будут возвращаться домой, а там дети, любимая, котлеты с борщом?.. Тьфу, вот ведь привязался ко мне этот борщ несчастный. Мда. Если судить по большинству – ни фига они не мечтают. Ну может и задумываются о чем-то подобном, когда находят в холодильнике последний пельмень, намертво присохший к кастрюле. 
Хотя чем магистры не шутят. В сердцах «сильной половины» такие иероглифы нарисованы – самый искушенный востоковед, продавший душу дьяволу, мозги сломает.
Хотелось бы иногда уметь читать мысли. Наверное столько нового можно было бы узнать... Ведь порой даже самый хорошо знакомый человек может повернуться такой загадочной стороной – будто чужака встретишь. Да что там знакомые. И сама иногда такое отколешь – абсолютно неожиданно и неосознанно. А потом стоишь и думаешь, с какого кактуса свалилась. 
Нет. Если серьезно, то читать чужие мысли – слишком дорогое удовольствие для того, кто еще не дошел до состояния блаженного просветления, когда все глубоко до лампочки. Что о тебе думают люди, которых привык считать приятелями и друзьями. Как они по-настоящему реагируют на твои слова и поступки. Нет…пока еще лично я не смогла бы смириться с этими истинами, обычно успешно скрываемыми за шутками и улыбками. А оставаться абсолютно одной, гордой и самодостаточной – опять же не вяжется с моими мечтами. Вот ведь вурдалачья жизнь, куда ни плюнь – всюду подставы! Впору волком выть.

Да и завыла бы, только все равно от этого ничего не изменится – так что ж людей зря пугать?


№ 6

«Я – падающая комета…». Да. Безумная искорка в море подобных искр, гаснущий лучик света, затерявшийся среди более ярких лучей. Моя жизнь – просто секундная вспышка света на чужом небосводе. Утешает лишь надежда, что этот слабый блик заметит чей-нибудь в меру романтический взор, и кто-то, замерев на мгновение, загадает про себя самое заветное желание. А вдруг сбудется? 
А кто-нибудь увидит и вскрикнет: « - смотри, ангел пролетел!» 
Эх. Ну какой я ангел… Так, хрупкая вспышка, потерянная надежда, ненайденная печаль, исчезающая личность. 
Как страшны вечера! Одинокие, холодные, когда темнота липкими пальцами сжимает горло, до боли, до крика, до слез. А ты прячешься за спинами людей, укрываешься за ненужной болтовней и кривыми улыбками – только все это напрасно. Ледяной мрак таится на донышке глаз, подмигивает из-за плеча, заползает в разговор глухими паузами. Да и все равно приходит момент, когда остаешься один. Один. Совсем один – если не считать красноречивого молчания за спиной. И вот оно…приветственное пожатие ледяной лапы на сердце, и не спастись, не спрятаться – разве спрячешься от себя? Остается лишь кусать губы - в бесплодных попытках не выпустить прошлое, не скатиться в несбывшееся, не потерять последнюю веру в утро. А потом остается лишь горечь, и сумрачные образы того, что могло быть, толпятся за сомкнутыми веками в борьбе за право вырвать мне сердце. Слезы не приносят облегчения, но утомляют и дают возможность дезертировать в другую темноту, куда более милосердную. О, замечательная другая жизнь, жизнь во сне… Наверное, не видь я сновидений – давно уже сидел бы в палате для безнадежных. Правда, порой мне в голову приходят две забавные мысли: 
1) А какую жизнь считать реальной – и как определить эту самую реальность? Ведь совсем не исключено, что вовсе не я сплю и вижу сны, а мое сонное «Альтер-эго» спит и видит «дневного» меня.
2) И кто докажет, что на самом-то деле я – и мои сны – не снятся какому-нибудь невероятно скучному существу, которое, просыпаясь, даже не помнит то, что видело перед рассветом? 
Ну а в целом, не все ли равно? Даже если я – только короткий и глупый сон за секунду до вопля будильника. 
Но все равно я терпеть не могу одинокие вечера. Уж лучше услышать свой будильник, вскочить, ничего не соображая… На автомате пройти все необходимые послеподъемные процедуры, и только на бегу сообразить – ведь все уже началось, и значит остается только двигаться вперед, не тормозя на поворотах.
Знаю, я глупец – потому что рано или поздно поворот окажется слишком крутым. Ну и что, зато полетаю напоследок!

№ 7


«Вы меня не знаете. Вы меня еще узнаете!» 
Это можно писать на моем щите, если вдруг обзаведусь столь полезной в хозяйстве вещью. Чтоб сразу все глупые вопросы отпадали. И не возникало крамольных мыслей о моей доброте. Я – добрая! Ага, пятнадцать раз. А еще белая и пушистая. Примерно как белый медведь. С такими же клыками и тягой к людям. 
Нет, я, конечно, бываю доброй. Когда сплю обычно. А в остальное время просто хорошо прикидываюсь. 
Ну а остальные? Так интересно было бы заглянуть за шторки человеческих масок. Наверное, каждый порой вынужден скрывать свое истинное лицо – инстинкт самосохранения, знаете ли. 
Но, наверное, насколько проще были бы взаимоотношения, не будь этих вечных скринсейверов! Если человек друг – значит, прикроет твою спину. Если враг – не будет улыбаться и клясться в вечной дружбе, а ударит прямо. И не будет такого удивления – просто повернешься и ударишь в ответ. И не нужно было бы мучить лицевые мускулы, изображая эту самую «доброту и пушистость», когда хочется оскалиться и зарычать.
Но приходится соответствовать ожиданиям, чтоб не подвергать стрессу нежные нервы окружающих. Улыбаться, прятать зубы и слезы, никогда и никому не рассказывать о себе всей правды. Ведь иначе не поймут, отвернутся, покрутив пальцем у виска, а то и запрут от греха подальше. Чтоб не покусала кого, а то вдруг бешеная. 
А по большому счету большинству абсолютно плевать. Никого не напрягает, добр ты или нет, плохо тебе или хорошо, не напрягает даже то, как ты относишься к тому или иному субъекту. Всем – этим ледяным и безликим всем – просто безразличен сам факт моего существования. Естественно, ровно до того момента, когда от меня что-то потребуется. С другой стороны, а так ли я сама отличаюсь от этого большинства?? Ведь мне, по большому-то счету, точно так же наплевать на огромное количество дышащих и существующих. Исключение составляет совсем крохотная горстка индивидов, да и то – это значит лишь, что от них мне постоянно что-то нужно. Внимание, любовь, тепло, забота или потребность заботиться… Вот и вся арифметика. Надо признать, довольно грустные выводы. А может быть, и наоборот. Я никому не нужна, мне никто не нужен – ну чем не свобода? На, греби, ешь ее ложками! Не к свободе ли я постоянно стремилась, всю свою сознательную жизнь? Ну вот, пожалуйста, вот она. Лежит передо мной, как белый вордовский лист, пиши, что хочешь. Здорово. Наверное.
Вот только почему так горько?


№8

Ненавижу такие добрые советы: «Нужно меняться, пусть в душе тоже весна наступит».
Разве весна может наступить просто так, потому что снегу захотелось растаять? Или может земля вдруг потеплела? Нет… До тех пор, пока не засветит весеннее солнце, ничего не случится. Снег не исчезнет сам.
Так и в душе. Особенно в той, где эту весну не единожды разбивали, душили словами и топили в слезах. Нужно внешнее воздействие, нужно солнце внутреннего мира – любовь. Не любовь снега к земле. Не любовь себя к себе. Но любовь другого… Тогда растает снег, поднимется к солнцу и прольется дождем. И только тогда наступит Весна, настоящая, с травой и зелеными листьями.
Раньше я умел верить. Умел делать так, что мои мечты становились правдой. Я умел менять мир… Кажется, это было так давно. Теперь все изменилось. Нет, не так. Не все. Только я. 
Теперь мои мечты если и сбываются, то в странном, перекошенном виде. Как будто на самом интересном месте система начинает отчаянно верещать: «Воспроизведение невозможно, файл поврежден». Почему так? 
Я не знаю. Может быть, это плата за умение выживать в этом мире. Жестокая, надо сказать, плата. 
Можно ли вновь обрести это детское могущество? Хотелось бы. Иногда, когда дует весенний влажный ветер, пахнущий землей и дальними дорогами, звездами и приключениями, что-то вдруг просыпается за ребрами, бьется и в упоении кричит: « -Вот же оно! Вот то самое заклинание, эликсир знаний! Давай же, вспоминай, пользуйся этой силой, меняй мир!» Но увы…увы и еще раз увы. Ветер стихает, знание уходит вслед за ним, и только беспокойное существо ворочается в груди и жалобно плачет о чем-то невыразимо прекрасном, знакомом, но накрепко забытом…
Возможно, когда-нибудь случится чудо, ветер не стихнет, не потеряется в серых лабиринтах города, а сорвет с меня эту душную, тусклую и унылую оболочку… И я все вспомню, я все смогу, и разочарованный мир отпустит меня на волю. Вырвется на свободу одинокая птица, бьющаяся о ребра, и взмоет в небо – к таким же, как она. И свирепый волк перестанет скалить клыки, и просто уйдет в темноту ласковой ночи. Возможно, после этого я перестану существовать в том виде, в каком меня привыкли видеть. Но разве это так важно? Внешность, слова, поступки – только маски на бесконечном карнавале. Бездушные и безжалостные игры. И, чтобы не срастись с нарисованным лицами, не уйти в игру целиком, не потерять единственную ценность – свободную душу – остается один единственный выход. Вернее, маленькая щель над порогом. 
Нужно сойти с ума, потерять себя и вновь найти, и жить, жить – чтоб никто не видел твоей слабости. И верить в то, что наступит весна, и шальной ветер распахнет двери, и заговорит с тобой на языке, который ты всегда знал – просто когда-то давно забыл. И ты вспомнишь все, стряхнешь осколки жизни, и просто уйдешь. Не хлопая дверью – за тебя это сделает ветер. 
Вот такой вот рецепт. Не знаю, поможет ли он вам. Да и насчет себя не уверен. Но…кто знает, кто знает!

 
№ 9.

«Шла Саша по шоссе и сосала сушку»… Интересный вопрос, а что сия особа делала на шоссе? Прямо-таки строчка из милицейского протокола. Или романа ужасов. Вот так вот шла-шла, сосала свою сушку, а потом – опля – и превратилась Саша в Мировое Зло. Просто от обиды, что никто до дома не подвез. Или наоборот – превратилась наша Александра в Великую Спасительницу Человечества. Обозлившись на нехорошее Зло, отобравшее почти высосанную сушку. Достала из кармана старого пальто верный ТТ, или «Маузер», ну или на крайняк большую бензопилу…и все. Пришел всем черный пес с пятой лапой. 
Мда. А вообще, это очень грустная история. Об одиночестве и разлуке, о жизненном пути и безнадежности… Только представьте:
Вечер. Ветер шумит в старой траве на обочинах, тихо воет в пустой бутылке из-под пива. Закат скрывает лицо за пологом багровых туч. 
Шоссе бесконечной лентой связывает края неба, теряется перспектива, и только одинокие огоньки в дальних домах душат безумной тоской. Там, за занавесками, жалюзи или просто грязными стеклами, сидят люди. Пьют чай. Ругаются. Читают книги, разговаривают, любят, ненавидят…Там тепло, там горит свет, там не одни. 
А здесь… Здесь тьма спускается, здесь единственным спутником хрупкой фигурки остается только ветер. Она идет по разделительной полосе – без цели, без точки отсчета, без конечных координат. Ей не о ком плакать, и о ней никто не заплачет. Никто не вспомнит ее лица, ее улыбки и голоса. Она это знает, и потому становится еще холоднее и горше на душе. Все, что осталось ей в этой жизни – идти по бесконечно долгому шоссе, вглядываясь в закат сухими воспаленными глазами, и сосать сушку – последнее напоминание о былом….
Что, прониклись? Представили себя на месте Саши? Ну вот и хватит патетики. Ведь все это – всего лишь детская скороговорка. Как и вся наша жизнь – смешная и бессмысленная. Ровно до тех пор, пока мы сами не начинаем придумывать себе проблемы, населять свое шоссе пришельцами, вампирами, волками и насильниками – каждый в меру своей фантазии. Придумываем жизни своим сашам, меняем сушку на мачете, «Калашников» или супер-пупер-фотонный лазер, а старое пальто – на бронелифчик или кевларовые доспехи. . . Вот только почему так мало плетется историй про то, как маленькая Александра с ванильной сушкой бежит по обочине старого шоссе, собирая букет подснежников для мамы? Как она прибегает домой, а там ее ждет большая кружка какао и теплые голоса родителей? А потом Саша вырастет, и на старом шоссе встретит своего принца – конечно, не на коне, но и не на танке…И конечно, жить они будут долго… и счастливо… Почему? 
Нет ответа.


Эпилог


Ну что ж. Кажется, пора заканчивать бездарное марание белых электронных листиков. Глупая затея – пытаться упорядочить хаос, творящийся в моей голове. 
Правда, если честно, не очень-то я и старалась – в смысле, упорядочить.
Ну и если уж совсем честно, то все это – не совсем правда. То есть правда конечно…но только в какие-то определенные моменты моего бытия. Ведь в нашей жизни все так переменчиво… И то, что являлось непреложным законом секунду назад, сейчас становится бездарной ложью, глупой фантазией. Но ведь все может измениться, правда? И выдумка обретет право на существование. А может быть, уже обрела. 
Вот так и со мной. Все, что здесь написано – обо мне. Только не о той (и не о том) мне, которую, возможно, знаете вы. А о том существе, которое знаю только я. 
И потому я никогда не завою на луну. Не перегрызу горло ближнему своему. И не растаю облачком тумана на ветру. По крайней мере, не на ваших глазах.
Извините за разочарование – если вы разочарованы. 
Если вы ждали, что перед Вами откроется моя душа со всеми уголками…Что ж, на этот счет есть одно отличное высказывание. Правда, не мое :
«Чужая душа – потемки. Вот и нефиг там в темноте шариться, а то навернетесь.»
А в целом пошло все…к Темным Магистрам. 
Аплодисментов не надо. Спасибо всем.
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1867 гостей и 3 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
11122
6288
4952
3784
2803
2287
1970
1765
1490
1393

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de