Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    362 ( +466 )
  • Олег Русаков
    210 ( +322 )
  • slivshin
    143 ( +321 )
  • gen
    95 ( +126 )
  • shadow
    80 ( +122 )
  • sovin1
    67 ( +63 )
  • Тиа Мелик
    30 ( +49 )
  • максим69
    17 ( +31 )
  • Соломон Ягодкин
    14 ( +18 )
  • olivka
    13 ( +26 )

( Голосов: 2 )
Avatar
Дверь в которую нужно постучать дважды
23.05.2011 23:01
Автор: Ник Ферал

 Здравствуй дружище.

 Наверное ты удивлен, что держишь в руках мое письмо. После двух лет моего молчания, возможно ты уже решил, что никогда больше меня не услышишь и не увидишь. В этом ты прав, я не стал звонить тебе или приходить. И мы больше никогда не встретимся. Мое время в этом мире подходит к концу. Я знаю, что если бы я рассказывал по телефону тебе то, что изложу в этом письме, то ты и до середины моего рассказа не стал бы слушать, решив что я окончательно сошел с ума. Так что этот старомодный способ общения, будет лучшим вариантом, ведь письмо ты дочитаешь до конца, я уверен.

 Я знаю, что ты пытался связаться со мной, знаю, что искал меня. Ты хотел помочь, но врятли ты смог бы это зделать. Я очень дорожу нашей дружбой, поверь, но ты бы просто не понял меня. Прости за то, что не связывался, последние годы я был словно одержим, я не замечал ничего вокруг. У меня была цель и я должен был достигнуть этой цели. Что же, я ее достиг и сейчас сам этому не рад, но что сделано то сделано.

 Думаю тебе не терпится узнать, чем же я занемалcя все эти долгие два года. Я расскажу тебе. Расскажу не для того, что бы ты мне поверил или понял меня, а просто мне будет легче, если я поделюсь грузом лежащим на моем сердце. Ты единственный человек в этом мире, которым я еще дорожу.

Что же, не буду более разглагольствовать и приступлю к моему рассказу. Ты ведь знаешь как я любил Лизу, знаешь как я был счастлив рядом с ней, и ты помнишь каким я был в те дни, когда она пропала? Я не находил себе места. Я не спал ночами ожидая телефонного звонка от нее или звонка в дверь. Я ждал, что вот вот она вернется, но как ты сам знаешь, Лиза больше не появилась.

 Я хорошо помню тот вечер, когда мы последний раз были с ней вместе. Помню как она приготовила ужин, помню как мы сели смотреть фильм, но за долго до того как он закончился, мы уже занялись любовью.  После  лежа в нашей кровати, я помню как обнял ее и прошептал, что очень ее люблю. А потом мы уснули. А когда я проснулся ее уже не было. Я не слышал как она куда либо уходила. Она оставила все свои вещи и просто пропала. Словно растворилась в воздухе.

 Сейчас мне невыразимо больно вспоминать об этом. Я и правда любил ее больше жизни. Я дорожил каждой минутой, проведенной рядом с ней. И у меня были большие планы на будущее. Да, ты и сам знаешь все это.

 Но есть то чего ты не знаешь.

 У Лизы была одна тайна. Тайна, которую она просила меня не раскрывать ни кому. Как оказалось в последствии я и сам не знал, что это была за тайна и жил в плену ее лжи. Правду я узнал только несколько дней назад и осознание это по настоящему жуткое. Настолько жуткое, что жить дальше я уже не могу. В мире оказывается есть такие вещи, узнавая о которых, ты уже никогда не станешь прежним. Говорят что знание – это сила. Но мне кажется, что намного вернее другая истина - блаженство в неведении.

 Вернусь к моему повествованию.

 Как говорила сама Лиза, с рождения у нее была очень редкая болезнь. Она даже сказала мне ее название, которое сейчас я уже не помню, да это и не важно, так как все было ложью. Если такая болезнь и существует на самом деле, то Лиза ей не болела. Ее недуг был намного страшнее и о нем я узнал лишь не давно.

 В то время я верил Лизе, и хранил ее тайну. Она уверяла меня, что посещает врача и очень стыдится этой болезни, потому о ней лучше не распространятся. А так называемая болезнь заключалась в следующем.  

 Дважды в месяц у Лизы случались припадки. Я никогда не видел ее в этом состоянии, так как она запиралась в ванной и несколько часов проводила там, пока не приходила в норму. А я все эти часы сидел на кухне или в комнате и слышал ее крик. Это был жуткий крик, то переходящий в визг то снижающийся чуть ли не до звериного рыка. Он то затихал то возобновлялся опять. Время от времени я слышал как она плачет там, в ванной. В такие моменты я подходил к двери, с безумно колотящемся в груди сердцем, которое разрывалось от боли за мою возлюбленную и обиды смешанной со стыдом, из-за того, что я нем могу помочь ей. Я подходил к двери и заговаривал с Лизой. Я спрашивал нужна ли ей моя помощь и умолял впустить меня. И отвечала на это она мне всегда одно и тоже. Я помню эти слова, которые вызывали у меня тогда ужас и которые разрывали мне сердце.

 Лиза говорила: «Только не заходи. Пожалуйста... Саня... если любишь меня... не заходи». Ее голос звучал очень слабо и как то странно. Если бы я не знал, что с той стороны двери моя возлюбленная, я бы и не узнал ее по этому голосу.

 Затем она снова начинала кричать. Страшно кричать, и я был готов упасть перед дверью и кричать вместе с ней.

 Несколько раз я еле сдерживал желание выбить эту чертову дверь. Меня останавливало обещание, данной Лизе, и тот факт, что я не врач и ни чем не смогу ей помочь, даже если окажусь рядом.

 И я терпел это. С болью на сердце, но терпел.

 Еще одной странностью, которой я в общем не придавал тогда большого значения, был круг общения Лизы. У нас было много общих друзей как ты знаешь. Но у Лизы были и свои друзья, хотя врятли их можно так назвать. Она очень редко общалась с теми людьми и никогда не рассказывала мне, что именно ее связывает с этими странными личностями. Я говорю странными, потому что это так и есть. Лиза не знакомила меня с этими людьми но вышло так, что однажды мне довелось с ними столкнутся.

 В тот день я очень рано вернулся с работы. Открыв своим ключом дверь и зайдя в квартиру я услышал голоса с кухни. Один из них был голосом моей возлюбленной, но был и другой, низкий и скрипучий.

 Пройдя в кухню я увидел Лизу и еще двоих человек. Одним, был обладатель скрипучего голоса, невысокий, преклонных лет мужчина. В нем не было ничего не обычного не считая глаз. Взгляд этого человека пугал меня. Когда он посмотрел на меня, мне показалось, что он видит меня на сквозь, видит все, что творится у меня в голове. Он смотрел исподлобья и его кари глаза выражали надменную насмешку. Меня пронизывало необъяснимым страхом, глядя в эти глаза. Врятли это возможно описать.

 Вторым гостем Лизы была женщина. Она была одета в длинное черное платье, очень высокая и очень худая. Настолько худая, что казалось между ее скелетом и кожей нет ни грамма мышц. Лицо этой женщины было не приятное если не сказать большего. Длинный, на мой взгляд даже слишком длинный, острый нос, впалые глазницы, маленькие, злобные глазки и тонкие, почти бесцветные губы.

 Лиза удивилась моему приходу, явно она не собиралась знакомить меня с этими гостями, но все же представила им меня после недолгого замешательства.

 Обладатель скрипучего голоса привстал и поздоровался со мной за руку, но так и не сказал своего имени, а женщина только еле заметно кивнула. После этого Лиза сразу же напрямую и без всяких намеков сообщила своим гостям, что им пора уходить. Она проводила их до двери, после чего вернулась в кухню и не дав мне сказать ни слова, попросила не спрашивать ничего об этих людях. Все, что она мне сказала о своих гостях, так это то, что они связанны с ее болезнью и возможно даже смогут ей помочь. Я не стал тогда напирать на нее и требовать у Лизы ответов. Я ей верил и доверял.

 Примерно за месяц, до того как Лиза исчезла, я начал замечать в ней странные перемены. Это было не сильно заметно, если не общаться с ней каждый день, потому ее изменения, видел только я один. Лиза стала более раздражительной, часто просила оставить ее одну. Мне казалось, что что-то не давало ей покоя, но она уверяла меня, что все в порядке и это скоро пройдет. В последние дни перед исчезновением, мне показалось, что у нее изменился взгляд и она стала намного худее чем раньше.

 За день до того как она пропала я вернувшись с работы, услышал как Лиза разговаривала по телефону в комнате.

         Я не хочу! - она практически кричала – Это надо остановить!!! - потом последовала пауза, она слушала, что говорил ей собеседник на другом конце линии. Затем она неожиданно закричала, срывая голос – Я не хочу быть такой!!! Я хочу нормальной жизни!!! - я услышал как Лиза швырнула на пол телефонную трубку и зарыдала.

 Тогда я бросился ее утешать, но сделал вид, что не слышал ее разговора, я знал, что если начну расспрашивать, она мне все равно ничего не скажет. И я решил, что найду подходящий момент и тогда мы с ней поговорим. Я даже слова нужные подготовил. Но я не успел.

 После того как она исчезла, когда стало понятно, что Лиза уже не вернется и все с этим смерились я решил искать ее сам. Я должен был найти ее и именно этим я и занимался последние два года, друг мой. Я один не мог смерится с ее исчезновением, слишком сильно я ее любил.

 Не буду вдаваться в подробности моих поисков, это было нудно и так ничего и не дало. Скажу лишь, что пытался связаться с тем кругом ее общения, который был мне неизвестен. У меня была записная книжка Лизы. Я обзванивал всех, кто был там записан из тех людей, которых я не знал. Там были и адреса, некоторые из которых находились в других городах, но меня это не останавливало. Везде, куда я звонил или приходил, мне говорили только одно, Лизу никто давно не видел. Когда я пытался выяснить откуда они ее знают и что их связывало, мне грубо намекали, что это не мое дело. Все эти люди были мягко говоря не разговорчивые и ко мне относились крайне холодно. 

 Так же я перерыл все вещи Лизы, надеясь отыскать хоть какие ни будь зацепки, которые помогут мне найти ее саму. Я обыскал шкафы, где она аккуратно складывала свое белье и одежду, осмотрел ее журнальный столик. Но так и не нашел ничего важного кроме одной фотографии, которую она никогда не показывала мне. На этом фото была запечатлена небольшая группа детей, стоящих на фоне мрачного, серого строения. Дети стояли в ряд, и всем им было около восьми-девяти лет. В одной из девочек я с трудом узнал Лизу и решил, что это фото из ее детского дома, хотя настораживало то, что она утверждала будто не хранит ни единой фотографии того времени. Большее удивление у меня вызвала надпись на обороте этого фото. Аккуратным почерком Лизы, который я не спутал бы ни с чьим другим, там было написано: «Дети культа. Выпуск 1991г.».

 Сейчас, зная то, что мне открылось лишь многим позже того времени, я могу сказать, что понимаю эту надпись. Но тогда, я был полностью ошарашен. О каком культе шла речь? Я несколько раз перечитал эту надпись, и постарался вспомнить, что рассказывала мне о своем детстве Лиза, но так и не нашел никакого упоминания о каком бы то ни было культе.   

 Как я уже сказал все мои поиски не дали ни каких результатов.

 Они нашли меня сами. Не знаю почему они связались со мной, до сих пор не понимаю, зачем им было открывать мне свою жуткую тайну, ведь я бы все равно не докопался до истины. Сейчас я думаю, может они хотели поиздеваться надо мной, посмотреть на мою реакцию? Но точный ответ на этот вопрос я уже никогда не узнаю.

 Они связались со мной, когда я уже совсем отчаялся и зайдя в тупик, в своих поисках, вознамеривался прекратить их, смириться и жить дальше. Это случилось где-то месяц назад, в начале июня.

 Был уже поздний вечер. Я сидел перед телевизором, когда раздался телефонный звонок. Я помню тот разговор в мельчайших подробностях и постараюсь так тебе его и воспроизвести.

 Я поднял трубку.

         Здравствуйте Александр — услышал я голос на другом конце линии, как только поднес трубку к уху, этот голос был низким и хриплым, мне показалось, что я слышал его раньше, вот только я не мог вспомнить, где слышал.

         Кто вы? - спросил я.

         Хотите это знать? - незнакомец, как мне показалось, говорил с насмешкой — Вы хотите знать, куда пропала ваша невеста?  

 На несколько секунд я потерял дар речи, после этих слов.

         Я знаю, что хотите, ведь последние годы вы искал ее, верно? - продолжал он.

         Да — немного неуверенно ответил я.

         Тогда слушайте внимательно. У вас есть шанс узнать правду о своей девушке и обо всем, что с ней произошло. Восемнадцатого числа, ровно в одиннадцать утра, вы должны придти по адресу...

 Дальше он сказал мне адрес, который я не буду говорить тебе дружище. То место по настоящему опасно и я не хочу подвергать тебя риску. Тебе не нужно бывать там, поверь, там не стоит бывать никому из нормальных людей. Скажу только, что указанное место находится в Санкт-Петербурге.

         Вы должны подняться на последний этаж этого здания, ровно в назначенное время — сказал звонивший — Вы увидите серую дверь. Постучите в нее дважды и вам откроют. Не опаздывайте и вы получите все ответы, на мучающие вас вопросы.

         Послушайте... - начал я, но голос на другом конце линии прервал меня.

         И кстати, думаю не стоит говорить, что вы должны быть один.

  После этого он повесил трубку, а еще некоторое время сидел ошеломленный состоявшимся разговором.

  Последние две недели, до назначенного срока, я прожил как во сне, ожидая дня когда мне откроется истина. Меня переполняло волнение. Я сразу же купил билеты до Питера и даже уехал из Москвы на день раньше положенного, что бы заранее найти то место и не опоздать.

 Я прибыл  Санкт-Петербург семнадцатого июня, снял номер в гостинице и отправился искать нужное здание.

 Дом с указанным адресом находился в глубине дворов, и мне пришлось изрядно потрудиться, что бы отыскать его. Со всех сторон он был окружен стенами других зданий. К этому дому нельзя было подъехать на машине и выход со двора, в котором он находился, был только один. Других подъездов в этом грязном дворе не было. Это пяти этажное строение  выглядело так, словно его не реставрировали со времен второй мировой войны. Почти слезшая, выцветшая голубая краска, кое где в стенах виднелись большие трещины. В доме был всего один, настежь открытый подъезд. Многие окна дома были разбиты или залиты краской. Казалось, что в нем давно уже никто не живет, бомжи если только. Но я был точно уверен, что это именно тот дом, о котором мне сказали по телефону.

 Я вернулся в гостиницу и все оставшееся время не находил себе места, от волнения. Я ходил из угла в угол и размышлял. Самым здравым предположением на счет всего этого, как мне казалось, было то, что Лизу кто-то похитил. Я морально готовился увидеть свою возлюбленную привязанную к стулу, похудевшую и избитую, охраняемую несколькими террористами в масках, которые начнут требовать с меня выкуп за девушку. Непонятно было одно, почему они так долго не заявляли об этом.

 Но я точно решил для себя, что если все обстоит именно так, то я заплачу любые деньги, продам квартиру, продам все что имею если надо, но спасу Лизу.

 Ночь на восемнадцатое июня была для меня беспокойной. Я почти не сомкнул глаз. В голову лезли разные, безумные мысли и догадки, хотя все они были далеки от той жуткой истины, которая предстала моему взору.

 В девять утра я покинул гостиницу и направился по адресу.

 У дома я оказался за час до нужного времени, и весь этот час я провел разгуливая вокруг здания. Окна последнего этажа, где должна была находится нужная мне квартира, были забиты досками. За все то время, что я пробыл рядом с домом из подъезда никто не вышел и не зашел в него. Я был один в том месте, но через несколько минут прибывания там появилось неприятное ощущение, что за мною наблюдают. В окнах дома, я никого не увидел, но ощущение взгляда на себе, не покидало меня. Возможно это была только игра расшатанных нервов, я не знаю.

 Без двух минут одиннадцать, я зашел в подъезд и по старой, грязной и местами полуразвалившейся лестнице поднялся на последний этаж.

 Нужная мне дверь была деревянной, и очень подходившей под вид всего строения. Казалось, что что бы эта дверь упала, можно лишь слегка толкнуть ее. Звонка рядом с дверью не было и я, дождавшись ровно одиннадцати, постучал в нее дважды, как мне и сказал звонивший.

 Ответа я ждал с минуту и когда уже собирался постучать снова, услышал с другой стороны двери шаркающие шаги.

 Дверь открыл старик, которому я не мог на вид деть менее ста лет. Как и все здесь, старик, казалось разваливался на глазах. На его спине рос большой горб, глаза были слепы а волосы на голове крайне редки.

         Ты во время — прошепелявил он, беззубым ртом — Заходи.

 Я вошел в квартиру.

 Там воняло мочой, сыростью и дряхлостью. На стенах красовались оборванные обои. В комнатах почти не было мебели.

 Старик, гадко посмеиваясь провел меня в одну из комнат и указав на лестницу ведущую куда то под крышу здания, сказал:

         Тебе туда.

 Я не говоря ни слова пошел к указанной лестнице и стал подниматься.

 На чердаке здания царил мрак. Лишь в некоторых местах, сквозь дыры в крыше, пробивался солнечный свет.

 Я некоторое время стоял у самой лестницы, вглядываясь во мрак и пытаясь найти хоть кого ни будь живого. Но чердак, как мне казалось был пуст.

 Тогда я пошел в глубь. Но лишь сделав несколько шагов услышал голос из другого конца помещения.

         Приветствую Александр — этот голос был знаком мне, я слышал его в телефонной трубке и еще где-то. Именно этот человек звонил мне.

         Где вы? - спросил я ища глазами говорившего.

         Я здесь — из дальнего конца чердака вышел человек.

 Я не мог разглядеть его лица, только силуэт. Он остановился в тени.

         Скажите Александр — обратился ко мне человек — Вы верующий?

         Что все это значит?

         Ответе на мой вопрос, прошу вас.

 В те моменты я засомневался в правильности всего происходящего, мне начало казаться, что все это глупый розыгрыш или чья-то издевка.

         Да верующий — ответил я — Но какое это имеет значение?

         Во что вы веруете?

         В бога. В Иисуса.

         Значит вы христианин?

         Да — этот разговор уже начал меня раздражать — Вы позвали меня сюда, что бы поговорить о религии?

         Нет Александр — ответил он — Я спрашиваю вас про веру, только потому, что от этого будет зависеть, как вы воспримите, все что я скажу вам в дальнейшем.

         Не понимаю о чем вы.

         Скоро поймете — мне показалось, что он усмехнулся при этих словах — Вы знаете кем была ваша невеста, Александр?

         Дорина Елизавета Сергеевна, тысяча девятьсот восемьдесят третьего года рождения...

         Я не об этом — оборвал меня человек — Что вы знаете о ее детстве?

         Она росла в детском доме до восьми лет — я говорил уверенно так как Лиза многое мне рассказывала о своем прошлом — После ее удочерили и привезли в Москву. Настоящие родители Лизы погибли, когда она была еще совсем маленькой.

         Так вот, все, что вы знаете о ней, это ложь — по голосу своего странного собеседника я понял, что он тоже уверен в своих словах, но утверждение, что Лиза лгала мне, вызывало во мне злость.

         Простите, с чего вы это взяли? - спросил я, не скрывая своего раздражения.

         Я знал Лизу с детства. Она не обычный ребенок, она не такая как вы или большинство людей, живущих на земле. Ее мать была человеком а вот ее отец... - он снова усмехнулся.

         Что это за бред?! - я начинал выходить из себя.

         Лиза дитя богов — спокойно и с неким трепетом в голосе произнес человек — Не тех богов, в которых веруете вы, это всего лишь жалкие идолы. Есть настоящие боги. Лиза как и я, и немногие другие, была рождена от высшей расы. От расы великих существ, понять и представить которых не способен примитивный, человеческий разум. Они, есть высшая материя, создания, которые живут в том мире, который вы и вообразить себе не можете. А мы удостоились чести стать их детьми, полубогами.

         Что это за чушь?!!! - вскричал я, теперь уже уверенный, что тот с кем я говорю сейчас, либо решил жестоко поиздеваться надо мной, либо он настоящий сумасшедший — Я не собираюсь слушать все это! Где Лиза?!

         Она ушла — ответил человек — Мы живем в человеческой оболочке только определенное время, а после, когда приходит срок, мы возносимся в иные пространства. Лиза рядом с богами сейчас.

         Если это дебильный розыгрыш, то знайте, вам это так с рук не сойдет!!! - вскричал я в бешенстве.

         Вы не тот, кто может мне угрожать — мой собеседник был абсолютно спокоен — Вы можете верить мне или не верить, но это правда. Вспомните те часы, когда Лиза запиралась от вас в ванной и вы слышали ее крик.

 Эти слова повергли меня в шок. Если он знает про тайну Лизы, значит он и правда близко знал ее.

         У всех у нас, рожденных от богов, есть такие моменты — продолжал он — Моменты, когда наша истинная сущность, спрятанная в недрах плоти, вырывается наружу. Скажите мне, Александр, вам никогда не хотелось заглянуть за дверь в те часы?

 Я не мог ничего ему ответить, я был в смятении. Я совершенно запутался в происходящем.

         Я знаю что хотелось — с этими словами мой собеседник вышел из тени и я увидел его лицо.

 Он напомнил мне ту женщину, которая приходила к Лизе, только этот субъект выглядел намного хуже нее. Одежда висела на нем мешком. Он был худ и бледен. Волос на голове не осталось. Глаза впали. Сквозь тонкий слой кожи можно было разглядеть нити вен и белеющие кости.

 Лишь приглядевшись я с ужасом осознал, что знаю этого человека. Это был тот самый гость Лизы, взгляд которого, так сильно напугал меня тогда.

         Вы удивленны моей внешностью? - он усмехнулся — Такими мы становимся в последние дни перед вознесением. Сейчас, вам выпал шанс увидеть мое вознесение к тем великим, кто меня создал. Взирайте же, поклонник лживого бога и его лживого сына, на истинную божественность.

 Мое сердце заколотилось, мне стало жутко. При виде этого человека я начал невольно верить его словам.

         Смотрите же! - воскликнул он и поднял руки в верх — Сейчас вы увидите то, что прятала от вас Лиза, за дверью ванной. Она пыталась быть человеком, она даже смогла полюбить человека, но истинная сущность все же взяла свое – он гадко усмехнулся – Дурочка. Неужели она и правда думала, что сможет прожить нормальную человеческую жизнь? Она по праву рождения была одарена, но хотела быть человеком. Какая величайшая глупость.

         Что вы несете?! - заорал я, стараясь скрыть свой страх за гневом.

         Сейчас ты все увидишь, смертный! Я покажу тебе то, от чего пыталась сбежать Лиза. Я покажу тебе кем она была на самом деле.

 После этих слов он весь затрясся, словно в приступе эпилепсии и рухнув на колени начал дико кричать. Я узнал этот крик. Так же кричала Лиза в те часы, когда у нее был приступ. Страх казалось сжал все мои внутренности и превратил меня в маленький, дрожащий клубок. Не знаю почему я не бросился тогда бежать, это зрелище шокировало меня и приковало мои ноги к полу.

 Тот, с кем я только что разговаривал, трясся в жуткой истерике. Но сквозь его крик, я слышал безумный смех. Потом я увидел как из его впалых глазниц, вытекаю глаза. Он схватился руками за кожу на голове и казалось с легкостью порвал ее, словно это была тряпка. Я увидел оголенный череп. Изо рта того, что еще не давно было человеком, потекла кровь, слюна и желчь. Кожа его начала рваться сама. От этого зрелища к моему горлу поступил ком тошноты. Этот крик пронзал мои уши, как мне кажется, я тоже кричал, но в тот момент я не понимал этого, я вообще ничего не понимал от ужаса представшей мне картины.

 Изуродованное тело, моего собеседника, рухнуло на пол и я увидел как из его спины, вырывается нечто. Я услышал как хрустнул позвоночник, как порвалась кожа а за ней и одежда и я увидел... ЭТО. То что жило в моей возлюбленной, в моей Лизе. Это было нечто, которое я врятли смогу описать тебе, но все же попробую.

 Создание вырвавшееся из тела человека, было похоже на толстого червя, который начал постепенно расплетаться, подобно змее очнувшейся ото сна. Когда это существо полностью распрямилось, оно как мне показалось стало не меньше двух метров в длину, а может и больше. Оно не было материальным, как не было и не материальным. Червь переливался множеством цветов, и  в какие то моменты, даже становился почти полностью прозрачным. Он не был определенной формы, становясь то шире то уже в некоторых местах, будто пульсируя.

 Нечто поднялось над телом человека и зависло в воздухе. Я не мог сказать, смотрит оно на меня или куда то еще, так как у этой твари я не разглядел ни глаз, ни ушей, ни ноздрей.

 Через несколько секунд, этот червь поплыл по воздуху в мою сторону. Я все еще стоял, будто загипнотизированный этим существом, которое не походило ни на что земное. Оно медленно плыло ко мне слегка извиваясь, и от его туловища стали отделятся очень тонкие, длинные щупальца, походившие на плети. Их было огромное множество, и они извивались в воздухе, вокруг червя. Одно из этих щупалец протянулось ко мне и обвило запястье моей левой руки. В тот же миг я почувствовал такую адскую боль, которую не испытывал никогда в жизни. Словно тысячи раскаленных до бела игл вонзились в мое запястье. Я закричал от боли и на несколько мгновений в моих глазах потемнело. Но я не провалился в беспамятство и скоро снова мог мыслить здраво.

 В то мгновение я начал в ужасе отступать назад прижав ноющую как после ожога руку к груди и скоро провалился в дыру, через которую я и залез на чердак.

 Я скатился по лестнице в квартиру. Старик, впустивший меня сюда, сидел на старом обшарпанном кресле. Я услышал его гадкий смех. Он плюясь слюной хохотал надо мной.

- Тебе понравилось то что ты увидел? - спросил он продолжая гадко смеяться.

 Я поднялся и рванулся прочь из той квартиры, подальше от этого места.

 Дальше, все было как в тумане, до момента, когда я оказался у кассы, на вокзале.

 Я вернулся в Москву первым же поездом.

 Я знаю, что ты не поверишь моей истории, я и сам с трудом верю, что это произошло со мной. Но доказательством того, что все произошедшие было правдой, служит тонкий, красный след, словно обручем обвивший запястье моей левой руки.

 Я больше не могу спать, мне снятся жуткие кошмары, в которых я вижу Лизу, лежащую на полу в ванной и из ее тела вырывается гадкая тварь. Я не могу так жить дружище. Если бы ты видел, то что видел я, ты бы меня понял.

 Это письмо придет к тебе по почте, когда я буду уже мертв.

 Я знаю точно, что буду делать, как только допишу эти строки. Я возьму свою винтовку, ту самую, которую ты подарил мне на день рождения, около шести лет назад, помнишь? Я возьму ее и отправлюсь в Питер. Я приду к тому чертовому зданию и перебью всех кто там будет, всех кого встречу, включая этого старика. А потом, я вышибу себе мозги и все закончится.

 Я не могу больше так жить. Ведь в Лизе была та тварь, она и являлась этой тварью, а я находился с ней рядом все это время, я обнимал оболочку под которой пряталось жуткое нечто, я занимался с ней любовью, я хотел женится на ней.

 Господи боже! Ты не представляешь как это ужасно.

 Ты бы смог жить зная такое? Лиза пыталась быть человеком – так сказал мне он. Но была ли она им когда ни будь?

 Самое жуткое заключается в том, что я все еще люблю ее.

 Ты был хорошим другом. Надеюсь ты не станешь меня осуждать.

 А теперь, пришло время прощаться. Мне пора к той двери в которую нужно постучать дважды, что бы мне открыли. А если мне не откроют, то я вышибу эту дверь с ноги и убью всех выродков, каких встречу за той дверью.

 Я знаю, что сделав это, я ничего не изменю. Эти твари среди нас, так было и так будет. Но убив хоть кого ни будь из них, возможно я получу удовлетворение, может мне станет хоть немного легче. А возможно это просто безумие, от которого не спасся мой бедный разум. В любом случае, мне уже нечего терять.

 Прощай дружище. 

 

Обновлено 24.05.2011 11:24
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 2267 гостей и 3 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
8729
7539
4955
4550
3185
2473
2383
2284
1845
1799

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de