Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Gosha
    254 ( +276 )
  • Владимир Константинович
    178 ( +263 )
  • sovin1
    167 ( +253 )
  • slivshin
    146 ( +390 )
  • Тиа Мелик
    36 ( +90 )
  • gen
    28 ( +47 )
  • shadow
    26 ( +57 )
  • santehlit
    12 ( +2 )
  • Бонди
    12 ( +20 )
  • Макс мартини
    10 ( +21 )

( Голосов: 5 )
Avatar
И грешное и праведное
14.09.2011 10:32
Автор: Борис Степанович
Всю свою трудовую жизнь Алевтина проработала учительницей начальных классов в сельской школе, расположенной в глухом посёлке, на севере Московской области. Теперь на пенсии. Подрабатывает. Ведёт индивидуальные занятия по математике в Детском туберкулёзном санатории, что на другой стороне речки, протекающей через их село. 
На прошлой неделе Аля позвонила и попросила меня помочь ей найти старца Власия. Подруга тяжело болеет и ей сказали, найди старца Власия, он, мол, надоумит. «Боря, ты всё знаешь. Помоги».  Пошёл к соседям. Клава была в вытрезвителе, а Николай подшивал валенки. В очень грустном состоянии. Клава уничтожила всё спиртное. Правда, у Коли на табуретке, рядом с дратвой и шилом стоял порожний пузырёк боярышника. Но, что для него 50 грамм 70 градусного спирта. Он спросил, если ли у меня что-нибудь. Сказал, что Клава, наверное, и у меня всё почистила. 
Я сказал, что у меня под кроватью запрятана бутылка белорусской крепкой настойки. Клава туда не пролезает. Но там очень пыльно. И у моей тельняшки сразу же будет грустный вид. А Клава её только вчера постирала. Коля подал мне гимнастёрку с погонами младшего лейтенанта. Он служит в пожарной инспекции и гимнастёрка была явно после недавнего пожара. В этом году пожары в Москве каждый день. Результат конкурентных разборок любителей-капиталистов, вернувшихся после отсидки за 90е годы. Мне не понравилась гимнастёрка, но Коля сказал: «Не капризничай».
Надел гимнастёрку, взял фонарик, лёг на пол, пополз под кровать. Заполз. Глубоко. Нашел. Осталась ещё с позапрошлогодних похорон. Чьи похороны праздновали, уже не помню, а вот то, что бутылка закатилась под кровать, запомнил. Собрался выползать. Однако резкая боль в правом подреберье опрокинула меня навзничь. Испугался, застонал. С кухни пришел Кот. Ткнул носом в лицо. Открыл глаза, погладил. Кот забрался на меня, лёг на правый бок. Пришёл встревоженный Коля. Я объяснил ситуацию. Сказал, что трогать меня нельзя пока не отпустит. Коля постоял, подумал. «Скоро вернётся Клава, давай сделаем так. Я залезу к тебе под кровать, там и выпьем». Коля, ты настоящий друг.
Принёс широкое полотенце, тарелку с закуской, две стограммовые стопки и большой пожарный аккумуляторный фонарь. Залез, устроился, разбрызнул по стопкам, выпили за моё здоровье. А чего вилки не взял? «Не капризничай». Коля надо помочь хорошему человеку. Нужна машина. Доехать до Талдома, а там ещё километров 20 в сторону. Забрать больного человека и отвести в Боровск. В Свято-Пафнутьевский монастырь, а потом обратно. К схиархимандриту Власию за день можно и не попасть. Так что уйдёт 4-5 дней. Коля разбрызнул по стопкам. Выпили за Клаву.
«Ты сам-то Власия знаешь». Нет. Правда, года четыре назад видел. Дело было зимой. Две девицы уговорили меня, чтобы я свозил их в ночь на Крещение в какую-нибудь прорубь. Одну из них ты знаешь. Тамарка из оперного. Помнишь, я приводил её, когда Клава гостила в деревне. А другая, её подруга, с машиной. Мы поехали в Боровский монастырь. Там на святом источнике обустроена деревянная купальня. Девкам понравилось и они решили сразу же искупаться. А я встретил Гришу, старого товарища по службе в полярной авиации. Теперь он, то ли монах, то ли кто, не знаю. Разговорились. Стояли около лестницы, на которой народ ждал Власия. Старец спустился и проходя мимо Гриши, спросил его. Готово ли. Гриша ответил, что к вечеру будет. Старец посмотрел на меня, сказал, что я не к нему, что я и сам всё знаю и ушёл. 
Стукнула дверь, у кровати стояли четыре ноги. Две в модных кроссовках, две в старых туфельках на низком каблуке. «Чего вы тут делаете-то», Володя заглянул под кровать. «Ни фига себе ресторан». Он просунул бутылку финской водки. «Дядь Борь, я в кладовку». Иди сынок, любовь дело хорошее. Кот за ними, он любил смотреть на то, как делается красивая любовь. Однако девочка оказалась стеснительной и Кота выбросили. Кот вернулся к тарелке с закуской. Стащил кусок рыбы. Николай разбрызнул по стопкам. Выпили за добрые дела. Коля отнял у Кота рыбу, закусил. «Здесь не столовая. Не пьёшь – не закусываешь. И не капризничай». Сказал, что в его распоряжении пожарный «УАЗик» и четыре дня отгулов. Надо управиться. 
Через полчаса Коля лежал на спине и мощно храпел. Под кроватью это сильно впечатляло. Кот слез с меня, забрался на Колю, заглянул в рот, попытался прикрыть его лапой. Не получается. Подошёл к тарелке, взял кусочек шашлыка, прицелился в рот Коле. Я шлёпнул Кота: «Ты что скотина, он без водки шашлык жрать не будет, чай не собака». После выпитого немножко отпустило. Осторожно вылез из-под кровати. Скоро Клава. Начал будить Николая. Он не помня, где находится, резко встрепенулся и сильно ударился о нижние доски кровати. Раздались красивые и длинные ругательства. 
Поздно вечером я лежал на кровати и вспоминал Наташу, младшую сестру Алевтины. Мою безответную любовь. Я любил её в молодости, любил, когда стал постарше, люблю и теперь, когда стал, скажем так,  совсем взрослым. У нас с ней как-то не случилось. Я уехал в Москву, она вышла замуж за более сильного и красивого механика леспромхоза. Я тосковал по ней до боли в сердце. Как там поётся в песне-то. «В поле ласковое выйду я и заплачу над собой. Кто же боль такую выдумал и за что мне эта боль. Я не думал, просто вышло так, по судьбе, не по злобе.  Не тобой рубашка вышита, чтоб я нравился тебе. И не ты со мною об руку из гостей идёшь домой. И нельзя мне даже облаком плыть по небу над тобой». 
Зашёл Коля. «Не спишь». Прошёл на кухню. По телевизору показывали «Дом-2».  «Как ты можешь смотреть эту хрень. Тем более что это повтор». Выключил телевизор.  Присел ко мне на кровать. Вижу, что мужику совсем грустно. Коля у меня в туалете, в смывном бачке стоят две бутылки пива, выпей, я не могу. Через полчаса заходит Клава, спрашивает Николая. Засыпая, показываю рукой в сторону туалета. Коля сидит на унитазе, спит, на полу две пустые бутылки. Раздались длинные и красивые ругательства. 
Утром спустился вниз, взял из ящика газету бесплатных объявлений, сел на крылечко, прочитал: «Опытный частный детектив быстро и достоверно установит, с чего это вдруг Ваш муж такой счастливый». Бросил газету. Коля пошёл в пожарку за машиной. Во двор вышла Изольда, соседка через два подъезда, прогулять свою Полянку. Подошла. Мы оба посмотрели на моё окно. В форточке сидел Кот. Изольда погрозила ему кулачком. «Архангельский у вас какой-то выжатый вид. Это видимо результат секса без любви, который вы практикуете». Да, милая. Секс без любви не даёт ничего. Кроме радости. Но в последнее время после секса мне становится как-то грустно. Будто бы, какой свист в ушах стоит. «Свист говорите. А чтобы вы хотели в вашем возрасте-то. Аплодисменты».  В кустах у котельной раздались сладострастные вопли Поляночки. Мы оба посмотрели на окно. Кота в форточке не было. Изольда некрасиво побежала к котельной.
Подъехал Коля и мы поехали. Светило солнышко, я думал о Наташе, сейчас увижу, поговорю. На душе стало веселей. Из приемника, прикреплённого к машине куском пожарного шланга, пела Люба Успенская. «И горько вспоминать, и сладко, и прочно всё во мне, и шатко. Молюсь я каждый день украдкой, чтоб ты пришел, хотя бы сном. Горький шоколад твоего поцелуя в жизни это всё, чем теперь дорожу я, знаю, что сейчас ты, другую целуя, помнишь обо мне. Тебя ни в чем я не винила, сама себя я отпустила, любовь голубкой белокрылой кружила долго в вышине. Как жаль, что поздно поняла я, что без тебя я замерзаю и всё, о чём теперь мечтаю, чтоб ты, хотя бы снился мне». 
У Алевтины была уже протоплена баня, из русской печи доставались вкусно пахнущие пироги. Наташа подала мне большую кружку козьего молока. Наши руки соприкоснулись. Было видно, что нам обоим это соприкосновение было приятно. Однако чувствовалось, что продолжения не будет. Я сидел за маленьким учительским столиком Алевтины. Тетрадки, уложенные в стопочку, учебники, какие-то пособия. Столик закрыт стеклом, под которым бумажки с разными записями. Вот одна.
"Математику только затем учить надо, что она ум в порядок приводит" (Ломоносов) 
"Математика – гимнастика ума" (Суворов) 
"Наука только тогда достигает совершенства, когда она начинает пользоваться математикой" (Маркс) 
"Высшая математика убивает креативность" (Фурсенко, министр образования и науки РФ)
Наследующий день забрали больную и выехали в Свято-Пафнутьевский монастырь.
Обновлено 14.09.2011 10:34
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1535 гостей и 3 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
13362
7278
6037
4492
3248
2725
2707
2592
1718
1490

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de