Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    286 ( +298 )
  • Gosha
    156 ( +118 )
  • slivshin
    84 ( +192 )
  • gen
    72 ( +119 )
  • Тиа Мелик
    54 ( +125 )
  • НАДИН
    47 ( +105 )
  • sovin1
    44 ( +51 )
  • shadow
    24 ( +72 )
  • Соломон Ягодкин
    16 ( +14 )
  • максим69
    13 ( +40 )

( Голосов: 1 )
Avatar
Дневник инструктора райкома КПСС 61. Охотничьи страсти
15.03.2021 02:42
Автор: Кудренко Владимир Константинович

Дневник инструктора райкома КПСС  61. Охотничьи страсти  

«Партийная организация должна добиваться, чтобы каждый коммунист соблюдал сам и прививал трудящимся нравственные принципы, изложенные в Программе КПСС – моральном кодексе строителя коммунизма:
… - «з
абота каждого о сохранении и приумножении общественного достояния»;

Из Устава КПСС.

 

В августе начинался подлинно мужской праздник. Его начало происходило незаметно: просто начиналось медленное, с постепенным ускорением доставание и снаряжение боеприпасов, лодок, охотничьих костюмов. Иногда за несколько недель, а то и месяцев запасались дефицитными фонариками, батарейками к ним, болотными сапогами, куртками защитного цвета, дробью, порохом, резиновыми лодками. Шла подготовка транспортных средств к тяжёлым испытаниям сибирского бездорожья. Заблаговременно запасали, кто мог, бесплатный бензин, чтобы не покупать его потом на заправке. Часто на вопрос: «На каком бензине: 66-м или 72-м лучше работает автомобиль или мотоцикл?» люди отвечали: «На бесплатном! Работает так, что сердце радуется!» И вот, наконец, в районной «Лениной дороге» и областных газетах сообщалось время открытия осенней охоты на водоплавающую дичь.

Теперь из индивидуальной фазы подготовка к всеобщему празднику переходила в коллективную стадию. Она расширялась, как лавина, набирала силу, захватывала, подминала и подчиняла все другие интересы и заботы, вовлекая во всеобщую атмосферу ожидания торжества всё новые массы мужского населения. Древний инстинкт охотника будоражил кровь, звал в неизведанную даль, в дикую природу. Союз охотников и рыболовов распределял озера и выдавал путёвки. Комплектовались экипажи, выбирались озёра, обговаривались маршруты следования, время и продолжительность заезда. Чудеса организованности проявляли даже те, кто не отличался организаторскими способностями не только на работе, но и дома. Во всём царили подъём, вдохновение, воодушевление. Деловые встречи начинались не с обычного для остальных месяцев вопроса: «Как дела?», теперь друг друга спрашивали: «На открытие едешь? А на какое озеро?». Естественно, все эти сборы непременно сопровождались охотничьими рассказами - непременным атрибутом подобных встреч:
- В прошлом году поехал на охоту с трёхмесячным щенком. Когда раненая утка упала недалеко от костра, повёл его приучать к охоте. Так этот волкодав двадцать минут бился с раненой дичью.
Наконец, наступало время выезда. Кто-то мог позволить себе выехать заранее, занять удобное место, оборудовать скрадок (укрытие), поставить сети на карася, а кто-то приезжал к самому открытию и охотился с лодки или с земли на перелётах. Не все ехали охотиться, иногда не имеющие оружия, ехали поесть и попить на природе. Некоторых брали в большую компанию как опытных поваров. Встречались и такие, кто брал ружьё, но после первого пьяного застолья на природе уже был не в состоянии выезжать на озеро. А потом на вопрос: «Сколько добыл дичи?» отвечал: «Шесть штук: две белых и четыре красных». Опять же главную прелесть в этих мероприятиях составляли атмосфера праздника и охотничьи рассказы:
- В прошлом году шесть милиционеров поехали на Ленинградское озеро, один упал со стога и сломал ключицу. Товарищи по оружию везли его сорок километров до больницы, не зная, что нужно положить подмышку валик из одежды и примотать руку к туловищу. Сломанные части ключицы задевали друг за друга, ему было очень больно, он орал, несмотря на обильное вливание самогона.
Открытие охоты было, обычно, в два или пять часов дня. В этом случае люди со связями начинали стрелять раньше, распугивали всю дичь, и она уходила с озёр на поля. Иногда открытие назначали на час рассвета, Все охотники оказывались в равных условиях, но это было неудобно начальству. А уж самое главное начальство стреляло в заказниках, там применялись дорогие импортные ружья, охотникам прислуживали егеря, профессиональные повара, банщицы и массажистки. Здесь уже не соблюдались не только нормы отстрела дичи. На «Моральный кодекс строителя коммунизма», и в другие времена не особо чтимый, теперь накладывался строгий мораторий, табу. Эти охотники на вопрос «Как охота?» могли отвечать:
- Великолепно! Поохотился на славу. Завалил две рыжих и одну блондинку.
Зимой этот авангард советского общества выезжал охотиться с милицией, автоматами Калашникова и даже редкими израильскими «УЗИ» на лосей, косуль, только что завезённых кабанов.
Но не все охотничьи угодья были доступны и высшей категории охотников. Однажды три «товарища по оружию» и партийной работе поехали поохотиться и порыбачить на границе двух областей, в незнакомые, но разрекламированные народной молвой места. Их водитель был из этого района, но кое-что подзабыл, да и местность изменилась за пятнадцать лет его работы в городе. В субботу при переезде с одного озера на другое они заблудились в дремучих, почти Берендеевских, лесах. Блуждали до тех пор, пока дорогу им не перекрыли автоматчики в маскировочных плащ-накидках. Никакие удостоверения не возымели действия. На работу они вышли только в среду после тщательной проверки и многочисленных объяснений в областном управлении КГБ СССР. Были в стране органы посильнее партийных, на местах, по крайней мере. «Спецнадзор за спецконтролем» в действии!
Об особом поведении «слуг народа» на охоте знали все охотники. Это немного огорчало, но не портило радостной атмосферы всеобщего мужского праздника. После первого утреннего или вечернего заплыва следовало обязательное застолье, а потом новые охотничьи рассказы:
- Плыву сейчас к костру, а рядом с лодкой с шумом и брызгами сел лебедь, увидел меня, разбежался как гидроплан по воде и улетел.
Вечерний костёр – это нечто особенное. Здесь можно растянуться, расслабиться после пребывания в одной, почти неизменной позе в лодке или скрадке. У костра или вокруг него проходит ужин. После ужина особенно остро чувствуется усталость и тянет ко сну. Но человек смотрит в огонь, ведёт задушевный разговор и сон понемногу отступает.
Затем следует отдых и новый заплыв на утреннюю зорьку. Большинство возвращалось домой в воскресенье – в понедельник нужно выходить на работу, делиться с товарищами по работе впечатлениями о поездке, рассказами и дичью.
Как-то в район забрёл медведь и задрал корову. Несколько групп охотников райцентра собирались выехать на его отстрел, но ни одна так и не выехала. Видимо, не нашлось мужиков, готовых доверить свою жизнь другим в серьёзной ситуации. Зверя завалил деревенский охотник.
Праздник был не только мужским. Отдельные представительницы прекрасной половины человечества в период гарантированного отсутствия мужей позволяли себе многое из того, на что не решились бы в другое время. У них подготовка к этому мероприятию тоже начиналась заблаговременно, расширяясь и захватывая всё новые и новые массы участниц и участников. Множество анекдотов начинается примерно так: «Возвращается увешенный ружьями, боеприпасами и дичью муж с охоты раньше времени …» До стрельбы по людям не доходило даже в анекдотах.
Август 1986.

 

Комментарии  

 
# Владимир Константинович 15.03.2021 03:01
Продолжение:
stpoka.ru/.../...
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 2517 гостей и 3 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
3998
2481
2331
1874
1720
1458
1449
1420
1033
974
 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de