Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • slivshin
    475 ( +524/-2 )
  • Vik Starr
    415 ( +569/-48 )
  • Скволли
    398 ( +510/-6 )
  • tango62
    193 ( +164/-40 )
  • gen
    180 ( +160/-5 )
  • DINA
    156 ( +178/-3 )
  • МОТОЁЖ
    117 ( +151/-0 )
  • максим69
    100 ( +159/-2 )
  • Олег Русаков
    82 ( +143/-1 )
  • Сергей Арт.
    48 ( +86/-0 )

( Голосов: 6 )
Avatar
Мысли.
15.10.2010 00:40
Автор: Лир Фаум
Часть 1.

Что мои сны — мысли…

________________________

Как обидно, что сегодня не пошел снег.

Я выставил свою бледную руку вперед ладонью к небу. На неё упало несколько капелек дождя, которые тут же испарились, оставив на моей ладони пару маленьких угольков, которые тут же затухли, оставив парить в воздухе запах жженой бумаги.
Почему именно сейчас я решил зайти сюда?
Я здесь так давно не был.
Я ступил на мокрую теплую траву. Сейчас я чувствовал каждую травинку под своей ступней.
Я посмотрел вверх.
Серое небо, бесконечно льющиеся из ниоткуда облака, сквозь которые не может прорваться свет. Хотя нет! Вру! Вот один прорвался, и упал на поляну, находящуюся недалеко, и почти сразу исчез.
Я стал замечать такие вещи? Это же было всего лишь мгновение.
Еще шаг.
Еще…
И с каждым шагом я вспоминал…
Люди, собаки, кошки, лошади…
Словно призраки, воспоминания пролетали мимо меня, но я смотрел вперед.
Черт! Еще чуть-чуть и шишка от столкновения с деревом была бы обеспечена.
Я развернулся вокруг своей оси и даже не заметил, как рука прошла сквозь ствол дерева.
Нельзя себя хвалить раньше времени.
И все-таки я здесь.
Я прошел под кронами деревьев и вышел на дорогу. Из ниоткуда на моих ногах, скрытых черными джинсами, появились слабо зашнурованные кроссовки.
Я лишь улыбнулся и пошел вперед по дороге.
Все было как во сне. Почти. Как реальный сон.
Опять жалею, что все размыто дождем. А запах подтверждает аксиому о переменах.
Переменах в жизни, в разуме.
В мыслях.
Впереди показался туман, а справа старые гаражи с треснувшими стенами, сквозь которые на меня смотрели несколько пар ярко желтых глаз.
Я не стал на них обращать внимания. А если я открою дверь гаража, то там никого не будет. Почему? Сам не знаю.
Даже здесь я много чего не знаю и не понимаю.
Туман впереди начал рассеиваться. Стало тепло ногам.
Еще немного и я увидел у самых своих ног обрыв, ведущий в бесконечную бездну.
Я опустился и присел, оттуда тянуло теплом. Я осмотрелся.
Обрыву не было конца. И справа и слева стояли какие-то дома. В каком-то из них даже горел свет, на нем мой взгляд задержался на несколько секунд и после снова отправился в путь по вселенной хаоса.
А те дома, которые оказались на линии ‘разреза’ земли были отстроены на половину в буквальном смысле. Как будто здесь недавно прошел смерч, который выборочно уничтожал все вокруг. Была видна мебель, оборванные обои, на которых свисали куски бетона.
Я и не заметил, как в бездне набралась лава.
Я быстро вскочил и отошел от обрыва. Откуда лава взялась, я тоже не знаю. Посмотрев на воздух я видел волны тепла, исходящие из бездны с лавой. Очередной пузырь лопнул и брызги вылетели на обрыв, заставив мня отойти еще дальше.
Только сейчас я понял, что дождь кончился, все стало виднеться куда яснее.
А облака все так же плыли как ни в чем не бывало.
Я решил пойти к тому дому, в котором видел свет.
Шаг…
Еще шаг…
Вся моя жизнь пролетает мимо в виде призрачного кино.
Еще шаг.
Одежда опять сменилась.
Белые одеяния мне явно шли. Штаны медленно расширились и сложились в прямые складки. Черный кожаный пояс решил сменить ткань и стал немного шире.
Рубашка слилась с курткой, образовав черную подкладку. Кожа стала еще бледнее.
Все менялось.
Скорее всего, сзади все также бушевала река лавы. Теперь уже из-за деревьев выглядывали те же пары желтых глаз и смотрели мне в спину.
А сейчас я снова шел вперед. Мои ноги, обутые в черные туфли, сейчас ступали на ярко желтый песок. Впереди прокатилось Перекати-поле.
Все менялось.
Дом теперь не казался обычной пятиэтажкой, каким я изначально его запомнил.
Теперь это был целый дворец. Хотя увидев на конце его башни, которая была выстроена наверху, откуда и лился свет сейчас, можно сказать было с уверенностью, что это был храм из белого камня. Края крыши были расписаны черными языками пламени, тянувшимися к центру крыши.
И ни одного окошка.
Все менялось.
Даже когда на мне менялась одежда — я это чувствовал. Но лицо. Явно оно оставалось неизменным, иначе бы я почувствовал.
Я подошел вплотную к храму. Теперь трезво можно было оценить высоту стен. Явно метров двадцать, не меньше.
Деревянная дверь, подобная тем, что ставят при входе в комнату обычной квартиры, казалась такой крохой на фоне стены. Теперь понятно, почему я её не заметил сначала.
Моя рука сама потянула ручку двери, и та со скрипом отворилась.
Я невольно ступил в помещение, освещенное ярким светом, который лился из круглого окна в крыше. Опять все меняется.
Хлоп, хлоп, хлоп…
-Ну вот ты и здесь, — произнес знакомый до боли мужской голос.
Я промолчал. На моем лице видна была лишь ухмылка.
Я шагнул вперед, ближе к центру зала. Четыре колонны держали весь свод, они стояли хаотично, но каждая из них казалось особенной. Несмотря на это, они все были одинаковы.
До тех пока все не изменится.
Пока я шел и осматривался, голос продолжал.
-Ты здесь давно не был. Наверное вечность прошла, с того твоего полета.
-Полета? – слова вырвались сами. В ответ послышался смех. Звонкий смех, я бы сказал девичий.
И снова хлопки.
-Браво, браво. Может быть, ты тогда остановишься, и мы поговорим? – спросил голос с явной усмешкой. Тьма из углов постепенно начала куда-то исчезать. Стали видны стены. Только сейчас стало понятно, что изнутри они выложены цветным стеклом.
Я посмотрел себе под ноги. А пол был сделан из зеркал. В одном из них я увидел себя. Длинные прямые черные волосы по плечи. Чуть загорелое лицо. Нос с горбинкой. Ярко зеленые глаза.
-Зачем мне останавливаться? Ты разве сейчас со мной не разговариваешь?
-Нет, — тут же прозвучал ответ неизвестного, однако сейчас стало понятно, что голос исходит сверху. Однако поднимать головы мне почему-то не хотелось.
Как и останавливаться, но я остановился.
-Слушаю тебя.
И снова звонкий девичий смех.

***

Часть 2.
"___________________
___________________
___________________"
Из того, что вы помните, что бы вы написали здесь?

_______________________________
Послышался тяжелый вздох.
-Ты когда-нибудь прекратишь смеяться? – спросил мужской голос.
-Могу, просто…хи, он такой смешной! – ответил девичий голосок. Через несколько секунд опять стало тихо в зале.
Выждав немного, я снова осмотрелся.
Казалось, сейчас я стою в центре вселенной. Ну да, как же. А тогда тот ‘разрез’ её конец? Неужели все так просто…
Свет из окна падал на меня, а зеркала отражали его в разных направлениях, освещая тем самым зал. Снова начало все меняться. Стены стали более прозрачными, и теперь просвечивали свет…
Да, за окном теперь было светло. Странно, мне казалось, что здесь всегда было темно и сыро, я бы сказал даже немного душно.
Я подошел к одной из стен, приложил к ней свою руку. В этот же момент в том месте стекло немного расплавилось и образовало круглое окно.
Облака были теперь внизу. Они все так же плыли из ниоткуда в никуда, но теперь они выглядели как пески. Бесконечная облачная пустыня, которую освещали две ярких звезды. Красно-желтое небо…
Почему-то я таким себе его и представлял над облаками…
В детстве.
Снова побежали воспоминания, но и сейчас они меня не трогали, да и я на них не особо обратил внимания. Я любовался великолепным пейзажем. —Здравствуй, Саша.
Я не стал оборачиваться. Конечно, я знал этот голос.
-Здравствуй, мама. Как ты?
-Все так же хорошо, — ответил голос, и послышались стуки от каблуков.
Тук, тук, тук…
Стекло слегка скрипела под напором, издавая при этом не очень приятный звук.
Я развернулся.
-Неужели ты не помнишь свой полет? – спросил женский голос.
Ярко-рыжие волосы плавно спускались ей на грудь, узкие плечи, стройная фигура, чуть смуглая кожа.
Не знаю почему, но раньше мама мне представлялась именно такой.
-Красивое платье, мам, — решил я схитрить и отойти от темы разговора, хотя платье на самом деле было великолепное.
Косой разрез на ноге, ткань слегка отблескивала новизной, а при освещении разноцветного стекла зеленый цвет казался немного мистическим.
-Спасибо, и все-таки ты не ответил на вопрос. Мне его повторить? – спросила она, подойдя ко мне.
-Нет, я все прекрасно слышал, мам, — ответил я, посмотрев в её карие глаза. – Я действительно не помню.
-Заяц мой, это ведь печально, — сказала она и подошла к окну. – Ты так любил эти пейзажи.
Кажется, сейчас я начал все понимать. Свою мать я не помню, если честно. Она умерла спустя двух месяцев после родов.
Но почему то её голос…
Я помнил.
Я помню.
-А кто там наверху? – спросил я невзначай.
-Ты и его не помнишь? Это твой идеал, но тогда ты уже повзрослее был, — ответила она, все так же смотря в даль.
-Голос знакомый…- мрачно ответил я и снова направился к центру зала. Теперь в зале гулял ветерок.
Шаг.
Еще шаг.
Сзади треснуло стекло. Я обернулся и увидел, как несколько осколков зеркала падают вниз и исчезают в серых облаках. К чему это? К счастью? Сейчас мне казалось, что все совсем наоборот.
-Значит ты начал вспоминать. Скоро ты снова покинешь нас… — прозвучал рядом со мной мужской голос.
-Да, немного. Я помню те пейзажи, я их в детстве рисовал, потом вешал на стену и любовался, – ответил я и повернулся.
Передо мной стоял парень лет 16 на вид. Почти такие же длинные волосы, как у меня, только блондинистые, острый нос, весь в белом строгом костюме.
-Всегда мечтал о таком костюме…- мечтательно сказал я, осматривая его.
-Тебе не нравится твой костюм? – внезапно спросил он и ухмыльнулся. – Не нравится, так и скажи. Здесь можно многое исправить… Очень…- в этот момент его лицо начало искажаться, где то пузырится, где-то убавляться в объеме, волосы начали уходить в голову, теперь они были короче и были черного цвета. В результате передо мной стоял совершенно другой человек, которого я тоже знал. – многое…- закончил он другим голосом.
-Ты не любил меняться, Сергей, – заметил я и улыбнулся.
Сзади послышался треск стекла. Еще одна часть пола треснула и упала в небытие.
-Ты прав…- сказал он, и через пару мгновений передо мной стоял еще один мой друг.
-Я знаю, когда я прав, Андрей. – сказал я. Пол явно рассыпался. Такое ощущение, что что-то или кто-то выбивало зеркала из пола, и они беззвучно падали и исчезали в гуще облаков.
-Что происходит? — спросил я.
-Ты вспоминаешь. Понемногу, но это происходит. Ведь сейчас ты лежишь в постели, рядом твоя девушка сидит в белом халате и плачет.
Он развернулся и шагнул в сторону каменной лестницы. Я пошел за ним. Шаг.
Машина перевернулась, наверное, раза три, не меньше. Насколько я помнил, девушку звали Лена.
Очередные осколки зеркал треснули и упали.
-Я уйду отсюда, когда вспомню все? – спросил я, наконец, когда мы поднялись на верхний этаж.
Мама уже куда-то делась. У меня сложилось впечатление, что все здесь зеркала. Даже моя мама, даже этот «идеал». Теперь он представлялся мне с короткими черными волосами, легко загорелой кожей, одетый в джинсы и легкий свитер серого цвета. Поверх всего этого ‘наряда’ на плечах был накинут белый халат, а поверх него, через шею была накинута сумка.
-Нет, ты отсюда уйдешь, когда поймешь все. Даже ту пропасть с лавой, – ответил он и присел на пол.
Я присел рядом.
По крыше начал барабанить дождь.
Опять запах жженой бумаги.
Запах перемен в жизни, в разуме.
В мыслях.
Треск…

***

Часть 3.

Помните как в своих снах вы падали? Как просыпались внезапно? А вы представляли себе этот сон наяву? Как вы к этому пришли? Подумайте об этом.
________________________________

Дождь не прекращался. Запах гари стал до того привычным, что я его стал практически не замечать. Да и времени не было на это. В конце концов, не вечно же мне здесь сидеть. Верно?
Или все-таки я здесь навсегда? Как тюрьма? Пожизненно заключенный здесь был я.
Я огляделся.
Высокие стены из полупрозрачного цветного стекла, зеркальный пол, который уже казался не таким крепким как раньше. Некоторые зеркала упали, некоторые только треснули.
У меня уже было четкое представление, что эти зеркала мои воспоминания. Я ухмыльнулся. Ведь все, что я здесь вижу – воспоминания. Тогда почему же они начинают исчезать? Слишком много вопросов было, а в ответ лишь пустота. Воспоминания были здесь, но не в моей голове, как должно быть! Они пробегали мимо меня.
Даже не обращали внимания.
И тот полет…
Прошлое, меня терзало прошлое. Что же я такого сделал?
Я опустил голову. Я плакал.
-Я не хочу… Я не хочу! Слышишь меня? Кирилл, я к тебе обращаюсь! – прокричал я и снова поднял голову.
Он совершенно спокойно смотрел на меня.
-А ты думал все будет просто? – спросил он вдруг и встал. Отряхнулся. – Никто не говорил, что будет легко…
-Но никто и не предупреждал, что будет так хреново! – перебил его я.
Грусть, печаль, ненависть, горе: все эти чувства собрались вместе и окунулись в мое тело, которое слегка свело от судорог.
К такому повороту я не был готов.
-Извини, но я не могу тебе помочь. Я — это я, ты — это ты, – мягко ответил он и улыбнулся, глядя на меня свысока.
Отошел к лестнице. Он смотрел вдаль.
Стены, вокруг же стены! Что он там нашел интересного!?
Кажется, меня охватило некоторое негодование.
Через несколько минут я все-таки успокоился.
-Прости, — сказал я, поднявшись.
-Ничего, всякое бывает.
-Я не знаю, что на меня нашло, — соврал я. – Расскажи мне о полете.
-Я не летал, поэтому не могу тебе рассказать, – ответил Кирилл. Странно, но все, не только он, оставалось неизменным. Похоже, что-то, наконец, восстановилось. Я подошел к нему, встал рядом и глянул вниз, на лестницу.
Лестница…
Снова побежали воспоминания. Я попытался схватить одно из них руками, в буквальном смысле слова. Они пробегали мимо меня, но мои руки не касались их, не ощущали ничего существенного.
Я вообще ничего почти не чувствовал. Только то, что для меня было необходимо, но не обязательно важно.
Полет…
И снова начало все меняться. Стекла, из которых состояли стены, потемнели, слились воедино.Перестал барабанить дождь.Запахло хвоей.
Люблю лес…
Треск…
Еще одно зеркало упало.
Почему? Почему оно падает и исчезает в тех нарисованных серых облаках? Для чего?
Стоп…
Я повернулся к «идеалу». Он теперь предстал передо мной в обличии молодого парня, чем-то даже похожим на меня. Те же волосы, только короче, темно-зеленые глаза, даже цвет кожи был такой же, словно мы сходили в один и тот же солярий!
Но все-таки это был не я. Ведь как он сказал? Я – это я, а ты – это ты?
-Нам пора прощаться, правда? – спросил я его.
-Да, похоже, ты начинаешь не вспоминать, а понимать происходящее, а это куда существеннее.
Ответ не радовал. Стало еще грустнее.
Я зажмурился и через пару секунд открыл глаза.
Теперь на мне был черный костюм. Я слегка опустил белый галстук, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
Все почти встало на свои места.
-Скажи мне что-нибудь, — попросил я, спускаясь вниз по лестнице.
-Лгун, — услышал я позади себя.

'Лгун! Ты даже покраснел! Значит, ты её любишь!? Ха-ха!’

Обрывки воспоминания донеслись до меня. Я слышал эти слова. Они были не рядом, а в моей голове. Наконец-то.
Еще одно зеркало треснуло и упало.
Я прыгнул вслед за ним.
Если все здесь воспоминания, и они меня не ловят в свои сети, значит, я должен их понять!
Я летел. Вот он полет. Тот самый, о котором меня спрашивали.
Я – это я. Как же все просто. Полет – это падение. В падении вспоминается все.
И лишь тогда ты понимаешь, что ты – это ты, а остальное не важно. Лишь ты и цель.
Достать тот осколок, а когда возьмешь ты его в руки, посмотреть в него и увидеть себя!
Или ты можешь пролететь мимо.
Выбор? А что будет после?
Где-то ждет меня Лена. И меня здесь вообще здесь нет!
Я расправил руки. Я парил, я летел.
Я выбирал.

***

Спустя 2 месяца.

-Василий Николаевич, скажите честно, есть хотя бы капелька надежды на то, что он проснется?
-Я ничего не могу вам обещать. Кома такая вещь, которую до сих пор четкого понятия, как сущность, не имеет. Здесь все зависит от его сознания. Мы лишь можем его поддержать.
Ответ был прямой и безжалостный, хоть и высказан даже с неким сочувствием. Женщина что-то невнятно пробормотала и, кивнув в знак благодарности, снова присела на кушетку.
Она тяжело вздохнула и достала из своей кожаной сумки книгу, раскрыла и принялась за чтение.
На лице было лишь легкое переживание.
В коридоре было мало народу. Обычно в понедельник приходит больше людей, но сейчас во всем здании больницы находилось около сотни человек, если считать вместе с врачами.
По всему коридору тянулись двери. Какие-то из них вели в кабинеты, какие-то в особые комнаты. Сейчас это было неважно.
В одной из этих комнат сейчас рядом с кроватью, где подключенный к различным приборам, отображающие его состояние здоровья, лежал парень с черными длинными волосами, сидела девушка. Она каждый свободный день приезжала сюда и ждала. Она просто ждала.\ В дверь постучались, и в комнату вошла женщина.
-Лена, может, оставим его? Я все понимаю…- она присела рядом с девушкой. – Но не вечно же сидеть и ждать.
-Мама! – девушка презрительно на неё посмотрела из под своих черных волос… – Я дождусь! Я люблю его, и он явно… — она поправила волосы, которые из-за своей длины, лезли ей в рот, — так же ждал бы меня!
Несколько секунд тишины, потом вздох мамы.
-Погубишь ты себя, Лен. Доченька, тебе на улице гулять надо! А не сидеть здесь. Ждать можно где угодно. В конце концов, нам позвонят. Врачам больше некуда звонить, кроме нас.
-В смысле? – спросила девушка в недоумении. —Вчера скончался его отец, — ответила женщина и опустила голову.
-Господи… — не сдержалась девушка. – Что же теперь будет? Что!? – вопрос был явно риторический.
Девушка залилась слезами. Мать обняла свою дочь, принялась успокаивать. В ответ слышались лишь всхлипывания.
-Эмм… Извините, а не могли бы вы потише? – голос раздался тихо, хотя для девушки и её мамы он оказался словно гром средь бела дня.
Они обе повернулись в сторону кровати.
-Голова болит неимоверно… Где я?
Казалось, вопрос был простым. Мать так и осталась на месте, а вот девушка кинулась к парню, обвила руками шею, опять заплакала.
И повторяла: «Я знала, я знала, я знала…»
Парень начал кашлять, девушка тут же отпрянула от него.
-Простите, а вы кто?
-Саша! Это я! Твоя девушка! Ты не помнишь? – девушка смотрела в его зеленые глаза и понимала, что он не помнит.
«Он вспомнит. Я помогу ему. Я сделаю все, что в моих силах» — подумала она и снова обняла парня. Тот лишь снова закашлял и, когда его отпустили, решил все-таки прилечь.
Женщина ушла за врачом.

***

Он зашел в свою квартиру. Закрыв за собой дверь, он погладил свою собаку, которая вышла в прихожую встретить хозяина.
Он разделся и, пройдя в спальню, упал на кровать. Есть не хотелось. Хотелось спать. И в тоже время не хотелось. Что могло случиться недавно с ним такого, что он стал видеть сны. Сны, в которых он порхал. Он взмывал над серыми облаками, потом резко пикировал вниз. Там было два солнца. А потом он не приземлялся, а медленно выходил из виража и летел над обрывом, в котором кипела лава. И ничего нет справа, а слева дома, другие здания, в которых горели огни, где-то ходили люди, но они не замечали его.
Конечно, он знал, а точнее понимал, что и справа тоже что-то есть, но никогда не летал туда. Почему? Он не знал сам. А если попробовать? Попробовать пересилить сон и полететь в другую сторону, где на первый взгляд ничего нет?
-Сегодня обязательно попытаюсь! – сказал он сам себе и с довольной улыбкой завернулся под одеяло и уснул.

***

-Ну что, ты доволен?
-Не поверишь, но да, хотя меня немного гнетет совесть, – ответил я и, улыбнувшись, отпил немного кофе из чашки.
-Ну это уже твои чувства, — сказал Андрей смотря в даль.
Мы сидели на крыше высотного дома.
По небу текли серые облака, но теперь уже виднелись некоторые проблески красно-желтого неба.
Сейчас был вечер. Раньше в это время шел дождь.
-И все-таки, почему ты остался? Ты же мог поймать осколок. – спросил Андрей и небрежно провел ладонью по волосам.
-Я здесь счастлив. А что собственно мне нужно? – ответил вопросом на вопрос я, — Мне этого хватает за глаза и за уши, — я показал руками все, что окружало нас сейчас, как будто пытаясь обнять, — Надо жертвовать чем-то ради чего-то нового. Я когда был еще у того парня, всегда хотел пойти дальше, за границу, но лава все-таки вещь опасная, даже для нас.
-Ну, в принципе ты прав. Что нам, мыслям, нужно? – с усмешкой сказал Андрей и встал, отряхнувшись.
-Главное, чтобы о нас не забывали, — ответил я и тоже встал. Залпом допив кофе, я направился к выходу с крыши.
-Пошли, мать, наверное, уже заждалась. Сейчас опять будет ругаться из-за того, что опять ужин который раз подогревает.
-Согласен, — ответил друг и направился за мной.
Мы не торопились. Наконец все встало на свои места.
Здесь не так интересно, как в прошлом теле, но и здесь неплохо. Думаю, он скоро привыкнет к снам. Но у меня остался один вопрос.
-Андрей, ответь, пожалуйста, на один вопрос.
Он остановился.
-Говори.
-Я понял, почему я встретил тебя тогда, ты мой идеал, я думал о тебе. Ты был моим идеалом. Это ясно. Мама – тоже понятно, хоть она и умерла, почему-то я довольно часто её пытался вспомнить, смотрел фотографии и так далее. А тот разлом явно резкая перемена в жизни! – Андрей кивнул- Дождь — грусть, а изменения — это перемены настроения, скорее всего, либо изменения меня как сущности. А почему я не встретил Лену? Ведь она моя девушка! Я же любил её!
Он подошел ко мне и положил руку на мое плечо.
-Ты любил её не головой, — он ткнул пальцем другой руки мне в лоб, — не мыслями, а сердцем – он ткнул в грудь, — Все просто. Ты просто любил. А когда любишь, ты редко думаешь, — ответил он и улыбнулся.
Я улыбнулся в ответ.
-Спасибо, — поблагодарил я его, и мы спустились вниз, где нас ждал великолепный ужин, приготовленный моей мамой.
Обновлено 15.10.2010 06:08
 

Комментарии  

 
+2 # ABS 18.09.2011 21:08
А почему рука бледная, осенью, после лета ...
 
 
+2 # gen 18.09.2011 21:17
Это как Тургеневские барышни для белизны рук,вздымавшие их верх.
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 509 гостей и 18 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7287
6565
5622
5485
5288
4139
4060
3984
3403
3057

Комментарии