Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    246 ( +286 )
  • Олег Русаков
    74 ( +75 )
  • slivshin
    49 ( +107 )
  • shadow
    29 ( --9 )
  • gen
    28 ( +41 )
  • sovin1
    28 ( +41 )
  • ArtIrina
    17 ( +11 )
  • Макс мартини
    13 ( +26 )
  • santehlit
    11 ( +1 )
  • Соломон Ягодкин
    9 ( 0 )

( Голосов: 3 )
Avatar
Трехглавая повесть или страна Ловеласия
21.01.2014 09:31
Автор: Владимир Гурьев

Первая глава

Скоростной лифт со свистом доставил Диму на последний, двадцатый уровень пансионата. Загорелые влюбленные, так и не сумев, оторваться друг от друга, вышли двумя этажами ниже,  и завершающий отрезок пути он проделал в одиночестве.

В царстве люксов было тихо и прохладно, в кондиционированном воздухе витал резкий запах каких-то субтропических культур. Подойдя к темно-красной полированной двери с хромированными цифрами 2020, Дмитрий обнаружил, что она чуть приоткрыта. Терпкий запах заметно усилился.
 
- Не понял?

Дима толкнул дверь и увидел огромную прихожую. Перед зеркалом стояло и старательно охорашивалось лицо кавказской национальности. Роста оно было небольшого, но обладало огромным носом, весьма напоминающим клюв тукана. Чтобы оценить размеры, вообразите руку, согнутую в локте с ладошкой, упирающейся в плечо. Теперь приставьте эту конструкцию к собственному лицу. Ну и как? У Дмитрия были примерно те же ощущения. Кавказец негромко мурлыкал какую-то песню. Дима прислушался…

- Эти глазки, эти голубые глазки
- Эти ласки, эти неземные ласки.

Предчувствие ”неземных ласок”, видимо, приятно волновало мужчину: крылья его могучего носа заметно шевелились. Дмитрий даже ощутил легкий ветерок. Однако пора было напомнить о себе. Молодой человек деликатно кашлянул.

Кавказец прервал песнопение и обернулся.

- А, красавец! Проходи. Дядю Сэма видел?

Дядя Сэм в недавнем прошлом был главным врачом пансионата, а сейчас стремительно превращался в акулу капитализма, подминая под себя остальных учредителей. Правда, превращение еще полностью не осуществилось, т.к. он не забывал старых друзей и в бархатный сезон придерживал для них номера.

- У Сэма совещание. Наташа ключи дала. Иди, говорит, устраивайся. Отдохни с дороги.

- А, так ты ничего не знаешь. У него сейчас небольшая проблема. Какой-то “слуга народа”  решил нервы поправить. В твоем номере сейчас один из его людей живет. Сэм попросил тебя на недельку приютить.

Дима вспомнил “добрую” улыбку Наташи.

"“Отдохни с дороги”. Коварная и мстительная. И это после всего, что было", - улыбнулся про себя Дмитрий.

- Ну, давай знакомиться. Меня зовут Миша, - хозяин апартаментов протянул мохнатую руку. Я из Нальчика.

- Дмитрий, из Петербурга, - в тон ему произнес “красавец”.

- Ну, ты пока располагайся, а я - на процедуры. Через полчасика буду.

Молодой человек прошел в гостиную. Хорошая мебель, панель “Sharp”, двухкамерный холодильник, телефон - недурно. Здесь, судя по всему,  устроился Миша. Интересно, как его на самом деле зовут? А впрочем, какая разница. Вроде бы неплохой мужик. У Сэма не должно быть знакомых со странностями. Так, что у нас еще есть? Дмитрий вернулся в прихожую и открыл следующую дверь. Перед глазами предстала внушительных размеров ванная комната с ослепительно белой сантехникой.

- Чистенько, - вслух отметил Дмитрий.

Через нее он проник в спальню. Здесь отсутствовали атрибуты красивой жизни, но было весьма уютно. Бросив сумку на внушительное, деревянное лежбище, молодой человек переместился на балкон.

Вид потрясающий! Спокойное море до горизонта, над которым парит красно-сине-желтое летающее крыло. Склоны гор, окружающих пансионат, утопают в зелени. А вот и три реликтовые сосны с длиннющими иголками - приятные прошлогодние воспоминания. Открыв баночку колы, и закурив неизменную “Marlboro”, Дмитрий устроился в шезлонге. Усталость взяла свое, и он задремал.

Разбудил его Миша, явно взбодренный процедурами. Субтропические ароматы, которыми тот благоухал всего полчаса назад, сменились крепким сероводородным запахом. От него пахло, как от черта.

- Мацеста, - поставил диагноз Дмитрий.

- Давай, джигит, вставай. Через полчаса ужин. А потом я предлагаю в город прогуляться.

- Я на море хотел…. Смыть паровозную копоть, - вставил, было, молодой человек.
 
- Пошли-пошли. Погуляем, шашлык скушаем.

- Ну ладно, уговорил.

Соседи звонко ударили по рукам.

Через двадцать минут они вышли из номера, и пока Миша гремел ключами, Дмитрий вызвал лифт. В это же время дверь соседнего люкса приоткрылась и в коридор выглянула весьма симпатичная блондинка лет 25. 

- Какой вам этаж? - хором спросили соседи.

- Тот же, что и вам. Вы ведь, я полагаю, на ужин, - улыбнулась девушка.

Дмитрий покосился на ее правую руку и отметил - кольцо отсутствует. А это внушало оптимизм.

Входящие на каждом этаже туристы, быстро заполнили лифт и оттеснили приятелей от соседки. Миша явно был расстроен.

- Слушай, кто такая?  Видимо, сегодня приехала, а я пропустил. Шайтан!

- Ничего, Михаил. Еще весь отпуск впереди, - постарался утешить его Дмитрий.

- У тебя - впереди. А мне только неделя осталась.

- Да за неделю все, что угодно может произойти.

Меж тем, лифт прибыл к ресторану. Смешавшись с толпой, они вошли в просторный светлый зал с бессчетным количеством столиков. В проходах сновали официантки с тележками, уставленными разнокалиберными тарелками. Пахло весьма аппетитно.

- Сейчас решим организационный вопрос, - Миша целеустремленно направился к столику администратора.

- Изольда Ефимовна, дорогая. Как живы-здоровы?  Выглядите просто замечательно.

- Спасибо, Мурадин Шаратлукович. Вашими молитвами. Вино, кстати, оказалось отменным. Гости были в восторге. Такое здесь невозможно достать, к сожалению.

- Кто сказал? Нет ничего проще. Сколько вам нужно?

- Я бы коробочку, пожалуй, взяла.

- Договорились. Сегодня же позвоню домой, и ближайшим экспрессом приедет ваша коробочка.

- Изольда Ефимовна, это - мой юный друг из Санкт-Петербурга. Самсонов попросил приютить на время и окружить заботой. Ну, как мне выполнить его наказ, если мы будем сидеть за разными столиками.

- Мишенька, но ведь за твоим - уже нет мест.

- Изольда Ефимовна, вы можете все!

Встав из-за стола, Изольда сделала “строгое выражение лица” и отправилась решать вопрос. Вопрос был решен через пять минут: пышная дама пенсионного возраста  пересажена за свободный столик, а Дмитрий препровожден на еще теплый стул и сразу же представлен новым соседям, а точнее, соседкам. Девушку звали Жанной,  ее матушку – Натальей Николаевной. Двадцатилетняя голубоглазая девушка с льняными волосами отличалась удивительной скромностью, чего не скажешь о ее боевой маме.

- Жанна, налей Димочке кофе, - распорядилась Наталья Николаевна.

Девушка наполнила чашку Дмитрия и, не поднимая глаз, сказала:

- Пожалуйста.

Молодой человек, в тон ей, поблагодарил. Получилось забавно.

- А, Наталья Николаевна, какого жениха привел. Никуда ходить не надо. Джигит! - вмешался Миша.

Девушка порозовела и спрятала руки под стол.

- Ну а моя, чем не невеста, - подхватила мама.- Красавица, умница, в институте учится, - сама не заметив, она перешла на рифмованный слог.

- Мама, мне пора на массаж, - не выдержала, окончательно смутившаяся девушка, и поднялась из-за стола.

Ростом она была 1.85, не меньше. Даже в самых смелых мечтах Дмитрий не мог представить свою избранницу такой высокой.

- Приятного аппетита, - прошептала Жанна и, почти бегом, направилась к дверям.

- Ну ладно, Наталья Николаевна, мы тоже, пожалуй, пойдем. Нас ждут великие дела, - решительно поднялся Миша, уже много слышавший о достоинствах невесты.

На улице было замечательно. Дневная жара спала, дышалось удивительно легко.  Свежий ветерок с моря помогал преодолеть довольно крутой пандус, поднимающийся к автомагистрали.

Ехать, нужно было минут десять, и Дмитрий, предоставив Мише развлекать шофера, приник к окну. За год, слава богу, мало что изменилось. За стеклом мелькали ухоженные субтропические джунгли, затейливые автобусные остановки, группки туристов, совершающих ежевечернее паломничество к очагам культуры.

- Ну, все, тормози здесь, - мохнатая рука Михаила указывала на большой рекламный щит с ковбоем Мальборо.

Пока тот расплачивался, Дмитрий достал пачку одноименных сигарет и манерно, так, как это сделал бы ковбой, закурил. Сразу за рекламой начиналась аллея, по которой так любили гулять гости города и не оставляли без внимания местные ловеласы. К тому же она заканчивалась точно в центре курортного местечка.

Узкая асфальтовая дорожка, окруженная цветущими магнолиями, вела к морю, а как приятно идти, никуда не торопясь, вдыхая пьянящий аромат огромных белых цветов. Еще издали они заметили двух стройных девушек в шортах, вцепившихся в большую дорожную сумку. По мере сближения боевой настрой соратников рос в геометрической прогрессии.

Девушки были просто великолепны. Не трудно догадаться, что они только что с поезда. Кожа их стройных ножек была девственно белой, глаза сверкали и, судя по тому, что в восторг их приводило буквально все, Дима сделал вывод, что на море они в первый раз. В голове Дмитрия родился  неплохой план, но пылкий сын Кавказа уже бил копытом и стремительно пошел в атаку. Остановившись в паре шагов от красавиц, Миша в недоумении повертел головой и выдал нетленный шедевр:

- Девушки, подскажите, как эта улица называется?

Самое удивительное, что подруги восприняли такой метод знакомства вполне благосклонно. Они засмеялись и, как знать, чем бы все это закончилось, если б не коварный морской бриз. Неожиданный порыв ветра взлохматил всем волосы, а с Мишей сыграл злую шутку. Представьте себе бочку, обычную такую бочку на колесах. Сверху, на горловине - крышка на петлях. Так вот, Мишина шикарная прическа внезапно уподобились такой крышке. Словно провернувшись на петлях, шевелюра совершила эффектное круговое движение и, оставшись в положении - строго параллельно земле - обнажила гладкую, как колено, лысину. Притормозившие, было, девушки, вдруг прибавили шагу и по крутой дуге обогнули Мурадина Шаратлуковича. Тот в недоумении посмотрел им в след и вдруг почувствовал холодок в теменной области.

Стараясь выглядеть серьезным, Дмитрий протянул ему расческу. Мотнув головой, Миша перевел непокорную прядь в исходное положение, отрихтовал  волосы гребешком и через несколько секунд был готов к прогулке, в том числе и морально.

- … А жизнь продолжается, - бодро пропел Шаратлукович, а затем постучал кривым пальцем по сигаретной пачке, торчащей из кармана Дмитрия.

- Дай пахитоску, - неожиданно попросил некурящий сосед.- Говорят, способствует коммуникации, да и нервы что-то расшалились.

Взяв в руки пачку “Мальборо”, он, не торопясь, вытащил сигарету, и разместил ее в уголке рта. А затем посмотрел по сторонам. Заметил ли кто эффектного брюнета с красно-белой пачкой?

На данный момент в непосредственной близости от места событий находились лишь чета пенсионного возраста, да молодая мамаша, озабоченная безобразным поведением собственного чада. Никто не смотрел в сторону брутального мачо. Щелкнув зажигалкой, Дмитрий дал герою прикурить. Тот глубоко затянулся, на мгновение замер и потом с криком, которому позавидовал бы Брюс Ли, выбросил из легких мощную струю дыма пополам с брызгами. Тяжелый кашель сотрясал тщедушное тело добрую минуту. Пенсионеры, еще недавно оживленно обсуждавшие цены Центрального рынка, затихли, забитые децибелами кашля, а юный нарушитель, прятавшийся в кустах акации, добровольно вышел из зарослей и сдался мамаше.

- Не будешь маму слушаться, станешь таким же больным, как дядя, - довольная педагогическими успехами, она уводила “шелкового” ребенка вверх по аллее.

Наконец миновал последний приступ. Шаратлукович стряхнул левой рукой слезы, ибо в правой - была сигарета, а затем принял нормальное вертикальное положение. Обычно в такой ситуации сигарета бросается наземь, а потом безжалостно топчется, покрываемая злобными плевками, но в этом случае глумиться над табачным изделием Миша не стал. Время от времени он подносил пахитоску к губам, дул на нее, не давая погаснуть, и любовался красной точкой, по его словам, напоминающей светлячка.

Меж тем, центр городка был уже где-то рядом. Слышалась музыка, шум голосов. После полумрака аллеи свет разноцветных фонарей казался  Дмитрию чрезмерно ярким.

Внезапно с дорожки, под прямым углом пересекающей аллею, выскочили три развеселые девицы на роликовых коньках, чуть не сбив с ног наших пешеходов. Прикид девушек точно соответствовал правильному образу жизни - косынки на головах, футболки, маленькие кожаные рюкзаки за плечами: все необходимые для занятий спортом аксессуары. А вот дымящиеся сигареты явно были лишними на празднике молодости и здоровья.

Заскучавший, было, Дмитрий поймал конькобежку за руку и сурово сказал:

- Нарушаете, гражданка. Пройдемте на скамейку для составления протокола.

Но девушек было трое, и они, чуть не уронив Дмитрия, умчались к набережной.

- Дима, имей совесть. Зачем нам столько?

- Спокойно, Питер количеством не испугаешь, - улыбнулся Дмитрий и добавил:

- Что-то шашлыка не хочется, а вот пивка бы с превеликим…

- Метров через триста есть неплохое заведение. Зайдем, ознакомимся с ассортиментом, - подхватил Миша.

Выйдя на ярко освещенную площадь, они увидели сержанта, окруженного знакомыми спортсменками. На роликах, те заметно возвышались над представителем власти, который и так габаритами не отличался. Прибавив шагу, приятели подошли ближе.

- Where is the sea port? - тормошили сержанта девчонки.- When does the ship sail for…

Сержант не понимал. В школе полиции языки не проходили.

- Что земляк, проблемы? - вмешался Михаил.

- Слушай, чего они хотят, английский знаете?

В это время сержантская рация ужасно затрещала и обнародовала красивое трехэтажное выражение. Мужчинам стало стыдно, но, к счастью, иностранки ничего не поняли и лишь с интересом посмотрели на русский мобильный телефон.

- Спрашивают, где морской вокзал. Хотят на пароходе прокатиться, - перевел Дмитрий.

- Они бы еще позднее приехали. Последний прогулочный катер час назад отчалил, - доложил сержант.

- You are late. The ship sailed an hour ago, - сказал сочувственно Дмитрий.

- Спроси, откуда они, - почему-то прошептал Миша.

-  Where are you from?

- Sweden, - ответила самая высокая.

- Шведки, однако, - опять перевел Дмитрий.

- Ну, братья, мне пора. Служба. Будут проблемы - ищите Вахтанга, помогу.
- Good-bye, - приложил руку к козырьку сержант и оставил ребят один на один с иностранными гостьями.

Шведки молчали, видимо очарованные неземной красотой представителей коренного населения.

- Дорогой, скажи им, что я, Мурадин Шаратлукович, приглашаю наших шведских красавиц выпить замечательного кавказского пива в лучшем ресторане этого райского местечка, - вычурно и торжественно произнес Миша.

- This is Michael. I am Bill. Would you lake some beer? - постарался передать Мишино красноречие Дмитрий.

Предложение явно застало шведок врасплох. Вот почему русские всегда шведов бивали.

Слово опять взяла высокая.

- Thank you for the invitation. But we must go to bed.

- Говорит - спасибо за приглашение, но уже поздно и им пора в постель.

После этого девушки опять взялись за руки и покатили в обратном направлении.

- Шведская тройка, - немедленно отреагировал Дмитрий. - После сложных международных переговоров российская делегация отправилась пить пиво.

Усевшись за столик, они заказали по паре шаечек светлого пенного напитка и блюдо креветок. Потягивая пивко, приятели осмотрелись. Посетителей было немного, т.к. цены, надо сказать, кусались.

- Никогда бы не подумал, что это шведки. В веснушках все, да и толстоваты, на мой взгляд, - сказал Дмитрий, выпуская жирное кольцо дыма.

- Ты, что Дима. Женщина должна быть пышной, - горячо возразил Шаратлукович.

Буква “Ы” у него не получалась и поэтому слова мИло, мИс, пИшный звучали очень колоритно.

- Пишные, красивые дэвушки, - добавил он.

Увлекательную беседу прервал автомобильный сигнал. Из остановившегося у веранды “козла” махал рукой жизнерадостный Вахтанг.

- Отработал сегодня. Хотите, домой подвезу.

- Конечно, хотим, дорогой. Нам в “Парус”, - вел переговоры Миша.

- Отлично. Я как раз мимо проезжаю. Садитесь.

Быстро допив пиво, приятели устремились к обшарпанному “пепелацу”.
“Козел” взревел и рванул с места. Через минуту Дмитрий знал, где живут настоящие джигиты. Вырулив на автостраду, Вахтанг врубил мигалку и понесся, как на операцию. Он обогнал все, что двигалось, включая, красный “BMW”. Свернув на знакомый пандус, он,  не сбавляя скорости, погнал вниз, пугая припозднившихся прохожих. Перед лестницей главного входа Вахтанг огромным кирзовым сапогом придавил крохотную педаль тормоза, и “козел” встал, как вкопанный.

- Ну вот, вы и дома, - гордо сказал сержант.

- Спасибо, брат. Хорошо ехал, быстро. Если захочешь английский изучать, Дима тебе поможет, - ответил Михаил, кивая на прикусившего язык Дмитрия.

Пожав Вахтангу руку, они направились к большим стеклянным дверям. Поднялись в пустом лифте на двадцатый этаж и вошли в номер 2020.

- Ты, как хочешь, а я спать, - устало пробормотал Миша.

- До завтра, - махнул рукой Дмитрий, и через ванную комнату проник к себе.

Стряхнув туфли, он босиком вышел на балкон и упал в шезлонг, достав сигарету. Тихо! Лишь с пляжа едва доносились гитарные риффы, да приятный девичий голос что-то пел. Слов было не разобрать, но Дмитрий мог побиться об заклад, что о любви.

Дима вдруг почувствовал, что на соседнем балконе кто-то есть. То ли вздох, то ли шорох донесся оттуда. Дмитрий повернул голову и увидел неясную тень, мелькнувшую в ячейках декоративной решетки. Он вытянул шею и полушепотом сказал, обращаясь к ограждению:

- Добрый вечер.

- Да уж ночь глубокая на дворе, - ответила девушка, довольно ехидно.

Дмитрий поднялся из шезлонга и подошел к краю балкона. Отсюда, не смотря на темноту, можно было без труда узнать их с Мишей белокурую соседку.

- Счастливые часов не наблюдают. Наверное, увлеклись прогулкой. Видела, как вас с другом на “черном вороне” доставили, - продолжала девушка. - А где он кстати?

- Черный ворон?

- Да нет, - улыбнулась соседка, - ваш импозантный друг.

- Спит уже, наверное, но я могу разбудить.

- Ну, если вам нужна поддержка, то можете и разбудить, - опять поддела она.

- Понимаю, посторонние лишь помешают интимной беседе, - вошел в пикировку Дмитрий. – Только вы и я.

- Какие проницательные люди. Приятно разговаривать. И где только такие сохранились?

- Я думаю, что в Питере осталось несколько человек.

- А, так вы из Петербурга. Люблю там бывать, - как-то тепло сказала девушка. В прошлом месяце целую неделю у вас гостила.

- А вы откуда? - спросил молодой человек. - Из Москвы, наверное.

- Угадали.

- Не трудно было. Очень уж уверенно держитесь, - сказал Дмитрий и достал сигареты.

- А я свои на зеркале оставила. Угостите?

- Конечно. Ловите пачку, там внутри и зажигалка, -  молодой человек осторожно перебросил ее на соседний балкон.

- Ну, кажется, все формальности соблюдены, - девушка щелкнула зажигалкой и затянулась.

- Пора и познакомиться. Я - Таня.

- А я - Дима. Очень приятно.

- А что, Дмитрий, не слабо пригласить застенчивую девушку на пляж, завтра часов в одиннадцать? - Таня опять перешла на шутливый тон. – Кстати, прохладительные напитки будут приветствоваться.

- Вы мои мысли читаете…. - начал, было, Дмитрий, но девушка быстро сказала:

- Ну и славно. До завтра, - и, помахав рукой, ушла к себе.

Дмитрий постоял еще пару минут, а затем тоже отправился спать. Уснул он быстро, спал спокойно и без сновидений.

Вторая глава.

Проснулся он в десятом часу от прикосновения чего-то холодного. Шаратлукович, облаченный в одни лишь семейные трусы, пытался вложить в безжизненную руку Дмитрия запотевшую бутылку “Фанты”.

- Завтрак мы с тобой проспали, джигит. Но у нас с собой было, - сказал Миша, отпивая напиток прямо из горлышка. - Какие планы на сегодня? У меня в половине одиннадцатого массаж, а потом мы сможем что-нибудь придумать.

- Пока ты спал, я работал и прекрасной лунной ночью познакомился с нашей соседкой.

- Иди ты! - изумился Шаратлукович.

- Да это так. И это было непросто, - добил его Дмитрий. - Сегодня ровно в 11.00 у нас свидание на волнорезе. Подходи после массажа.

- Обязательно буду, - сказал Михаил и скрылся в ванной комнате, где и пробыл почти целый час.

Все это время Дима от души наслаждался громким фырканьем, чудесными звуками сантехники и современными эстрадными песнями. Поэтому собственный туалет ему пришлось сделать впопыхах. Без десяти одиннадцать он выбежал из номера и вызвал лифт.

Точно в назначенное время Дмитрий расстелил полотенце на горячем железобетоне. Быстро разделся, вкопал бутылки с “Фантой” в мокрую гальку и прилег на волнорезе. Состояние покоя надоело через пару минут.

- Я - на море, в конце концов!

Он разбежался и, сильно оттолкнувшись двумя ногами, по крутой дуге вошел в воду. Пока  в легких оставался воздух, Дмитрий плыл, рассматривая дно, а потом ленивым брассом пошел к буйку. Вот, пожалуй, то, главное, из-за чего он каждый год старался хоть ненадолго вырваться к морю.

“Спокойное, оно чуть покачивало лирического героя, помогая полностью расслабиться, отбросить накопившуюся за год усталость, оставить все неприятности там, на берегу, который все дальше и дальше, но еще пытается напомнить о себе суетливым шумом….”

"Стоп! Достаточно. Ну, сказанул, последний романтик", - подумал он и засмеялся.

Оседлав буек, молодой человек внимательно осмотрел пляж. Людей там не прибывало. Кто-то подходил, кто-то собирал вещи, намереваясь переждать полуденную жару где-нибудь в тени. Однако,  светлая головка, хорошо заметная среди загорелых тел, уже держала путь к волнорезу. Дмитрий оттолкнулся от буйка и быстро поплыл к берегу. Метров за двадцать он нырнул и очень тихо, задевая животом за песок, проплыл почти до самых ног девушки.

- Добрый день, Таня, - сказал он, смотря снизу вверх.

- А, морской котик, американский спецназ. Привет. Как водичка?

- + 25, волнение ноль баллов, - стараясь дышать ровнее, ответил Дима.

- Ты один? А где твой йети? - спросила она.

- Йети?! Отлично, пять баллов. За что же ты его так, - оценил шутку Дмитрий.

- Сегодня утром в лифте встретила. Был в белой декольтированной майке. Зато все остальное - волосы, черные и густые. Был очень многословен, и к первому этажу мы познакомились. Обещал присоединиться. Кстати, ты можешь встать, говорить с девушкой лежа не совсем прилично.

Дмитрий встал и провел ладонями по мокрым волосам, стараясь продемонстрировать неплохие мускулы. Судя по улыбке Тани, это не осталось незамеченным, но комментариев не последовало.

Она бросила сумку на волнорез, стряхнула с ног босоножки и сняла одежду, оставшись в открытом купальнике. Красивые ноги с круглыми коленками, плоский живот, высокая грудь, плечи, шея, не длинные, но пышные светлые волосы. Все без изъянов.

- Танюша, ты, наверное, фотомодель, - раздался голос незаметно подошедшего йети. - Таких красавиц я только в журналах видел.

- Я надеюсь не в спец. изданиях для особо озабоченных, - засмеялась девушка.

Комплимент Шаратлуковича хоть и был, надо сказать, “не очень”, все равно оставался комплиментом.

- Ну вот, все в сборе. Можно совершить групповой заплыв до буйка и обратно, - предложила Таня.

- Вы плывите, а я погреюсь сначала, - отказался Миша, раскрывая сумку.

Таня по-мужски пробежала несколько шагов по мелководью и уверенно нырнула под неизвестно откуда взявшуюся волну, а потом отличным кролем поплыла к буйку.

- Быстро и технично, за тобой не угонишься.

- Мне часто удается поплавать. Работа такая, - она перевернулась на спину и взглянула на Дмитрия.

- Какая? Спасение утопающих? - пошутил он.

- Спасение плохо знающих! Иностранные языки, например. Я референт на совместном предприятии. Почти все время за границей. Италия, Испания, иногда Франция. Как видишь, теплые края.

- Интересно, мир увидишь. Завидую белой завистью.

- Конечно в моей работе много плюсов. Впечатления, достаток. Можно многое себе позволить. Но и минусов не меньше. Напряжение, одиночество. Странно, да? Все время с людьми и одиночество. Но говорят они, а я только перевожу. Чужие мысли, чужие слова и так  целыми днями. Ну ладно, что-то я о грустном. Давай наперегонки до берега.

Приплыли они одновременно и устало рухнули на горячее покрывало.

Шаратлукович, тем временем, разложил свое полотенце на песочке рядом с волнорезом, освободился от декольтированной майки и кремовых брюк и предстал народу во всем великолепии. Яйцевидный животик, покрытый курчавой растительностью, нависал над фиолетовыми плавками, тонкие ножки с большими ступнями, узкие плечи, длинные руки - настоящий реликтовый гоминоид.

- Пойду я тоже искупаюсь, - сказал он и достал из сумки резиновую купальную шапочку.

Интересно, где берут такие шапочки? Это был страшный бледно-зеленый головной убор, времен Очакова и покоренья Крыма. Миша аккуратно растянул ее и водрузил на голову. Но, впрочем, мог бы и не растягивать, шапка была на несколько размеров больше. Она сидела на его голове, как немецкая каска времен Второй мировой войны. Такой, знаете ли, купающийся солдат вермахта.

- Отойду подальше, там вода намного чище, - как-то не совсем уверенно, произнес Миша. Затем со второй попытки преодолел довольно высокий волнорез и пошел в соседнюю купальню.

- Что-то тут не то, - подмигнул Тане Дмитрий.- Пойдем, посмотрим.

Они подождали, пока Миша перелезет через следующий монолит и, пригибаясь, побежали за ним. Осторожно выглянув из-за бетонной стенки, ребята увидели следующую картину.

Поправив “каску”, Шаратлукович решительно направился к морю. Зайдя по колено в воду, пловец зажал нос пальцами и быстро присел. Окунулся он по плечи, так что нос зажимал совершенно напрасно. Затем в течение нескольких минут зрители наблюдали замысловатый обряд омовения остальных частей тела. Миша брызгался, утирался и довольно урчал. В общем, сильно напоминал фрица из старой кинокомедии.

Посчитав себя готовым к заплыву, Миша пал на четыре кости, и на глубине в полметра выдал несколько забавных трюков - ребята сползли от смеха на песок. Стиль плавания был немного похож на собачий, но творчески доработанный Михаилом, выглядел ново и свежо. Стоя на четвереньках, он подпрыгивал, отрываясь от земной тверди, а затем мощным гребком бросал тело вперед. После этого Миша опять погружался, обретал уверенность, касаясь дна, и вновь совершал большой скачок. Такой стиль плавания создавал сильное волнение, и поэтому немногочисленные купальщики выбрались на берег. Зрители, отойдя на безопасное расстояние, с удовольствием наблюдали за пловцом. Наконец, Михаил поднял настолько сильную волну, что та даже смыла шапочку с его головы. Это недоразумение, к неудовольствию окружающих, прервало увлекательное шоу. Миша завершил показательные выступления и стал искать “каску”.

- Презентация нового стиля закончилась, - сквозь смех сказал Дмитрий. - Пора назад.

Когда удовлетворенный Шаратлукович вернулся, они, как ни в чем не бывало, загорали на прежнем месте.

- Ну, как? - очень серьезно спросила Таня.

- Отлично, сходил до буйка и обратно, - солидно произнес Михаил.

- В следующий раз вместе сходим, - пообещал ехидно Дима.

- Ну, это, наверное, завтра, не раньше, - начал крутить Шаратлукович.- Сегодня вода что-то не очень теплая, да и обед через сорок минут. Мы ведь, Таня, сегодня проспали завтрак, и я просто умираю от голода.

- Давайте … тогда… по “Фанте”, - Дмитрий зарифмовал строчку и вытащил из гальки три маленькие бутылочки.

Ребята пили прохладную “Фанту” и смотрели на маленьких рыбок, снующих в чуть зеленоватой воде. Время до обеда пролетело незаметно, вскоре они собрали вещи и вернулись в пансионат. У дверей Таня вручила Дмитрию  сумку, открыла свой номер, а потом сказала, убедившись, что Миша уже скрылся в прихожей:

- Давай вечером увидимся, если, конечно, не поедешь в “черном вороне” кататься.

- Таня, ты всегда опережаешь меня на пол шага, только хотел проявить инициативу, но снова опоздал, - немного раздраженно сказал Дмитрий. - Я перестаю чувствовать себя мужчиной.

- Не злись, я всегда такая. К этому просто надо привыкнуть. Вы в Питере, по-моему, все немного заторможенные и обидчивые.

- А вы в Москве - ну очень энергичные, - остывая, ответил он.

- Ну и что же ты хотел предложить на этот вечер?

- Почему на вечер, а до вечера что делать? - спросил Дмитрий.

- К сожалению, мне надо поработать. Я ведь вроде бы в отпуске, а вроде бы и нет. Кое-что пришлось из Москвы захватить. Я ведь скоро уезжаю.

- Когда?

- Надеюсь в конце недели, не раньше.

- Как скоро! А по поводу вечера….  Пойдем, потанцуем. Здесь что-то вроде данс-холла с горячительными напитками.

- Отлично. Люблю я это дело. Я имею в виду танцы, - лукаво сказала она.- Надеюсь, ты один придешь?

- Будь уверена!

- Тогда в девять жду звонка, - она распахнула дверь. - Мой номер - номер моего номера. Вот сказала! Но ты, конечно же, понял, - она кивнула на крупные серебряные цифры 2019.

Дима зашел к себе, выгнал из ванны Шаратлуковича и, глядя в зеркало, ехидно спросил:

- Что, брат Дмитрий, зацепило?

Потом щелкнул отражение по носу и включил воду.

Через десять минут соседи уже сидели в столовой и за обе щеки уплетали вкуснейший борщ. Весь обед Михаил смущал Жанну разговорами о замужестве, а та под руководством мамы ухаживала за мужчинами.

Время до девяти вечера тянулось ужасно медленно. Дмитрий несколько раз выходил на балкон, надеясь увидеть Таню, но она так и не появилась. Пробило восемь: пора подумать о вечернем туалете. Дмитрий вытащил из шкафа не разобранную до сих пор сумку и вытряхнул ее содержимое на постель. Так, что мы имеем. Джинсы сразу в сторону, туда же майки, футболки, кроссовки. А вот это, пожалуй, подойдет. Он отложил на стул черные брюки, которые сидели на нем, надо сказать, весьма недурно, белую рубашку со стоячим воротничком и мелкими круглыми пуговицами и черные кожаные туфли. Теперь немного прогладить и можно к зеркалу на окончательное утверждение.

- Миша, где у нас утюг?

- Посмотри в прихожей, в шкафчике, - сказал Миша, нехотя отрываясь от телевизора. И его можно было понять, по кабельному крутили “Щепку” с Шарон Стоун.

Возвращаясь, Дмитрий остановился на минутку у телевизора. Там было, на что посмотреть. Начиналась известная постельная сцена.

- Послушай, а тебе не кажется, что наша Таня на нее похожа, - возбужденно произнес Шаратлукович. - А куда это ты собрался?

- Отвечаю в порядке поступления, - добродушно ответил Дима.- Похожи глаза - это однозначно. Все остальное у моей Тани несравненно лучше. Собрался я на свиданку и скоро покину тебя.

- Я не мог и подумать, что ты так можешь поступить со своим лучшим другом, - сосед говорил шутливо, но обида все же немного чувствовалась.

- Скажи, зачем ты приехал сюда, в этот чудный райский уголок? Провести время в беззаботной неге, в веселых приключениях, в компании многочисленных друзей - вот зачем. Вспомни вчерашний вечер. Ты познал, что такое шведская тройка, встретился с интеллигентным замечательным человеком Вахтангом, и если бы не досадное недоразумение, - тут он погладил себя по макушке. - Познакомился бы с очаровательными девушками откуда-нибудь с Урала, я уж не говорю о Жанне - это сама невинность. И все это ты готов променять на времяпровождение с одной, пусть даже весьма симпатичной москвичкой. Дима,  ты в стране Ловеласия. Здесь все как бы несерьезно, и, глядя в твои серьезные глаза, хочется решительно сказать - одумайся.

- Вот это речь, не ожидал, - весело сказал Дмитрий. - Страна Ловеласия - совсем не плохо.

- А ты что думал, я вчера с пальмы слез, - почему-то обиделся Шаратлукович.

- Не обижайся, старик, у нас впереди еще уйма знакомств, я тебе обещаю, - Дмитрий протянул руку.

Помешкав мгновение, Шаратлукович пожал кисть и уже нормальным голосом сказал:

- Приходи не поздно, завтра все расскажешь.

- Слушаюсь, - встал по стойке смирно Дима.

Погладив брюки и рубашку, он оделся и подошел к зеркалу. А что? Совсем не плохо. Немного туалетной воды, отличный запах, крепкий и стойкий, пара движений расческой - готов. Дима снял трубку и набрал 2019. После третьего гудка трубку сняли, и ласковый голос сказал:

- Слушаю.

- Таня, это Дима. Ты готова?

- Через пару минут заходи, - она повесила трубку.

Так, ничего не забыл? Дима повернулся к зеркалу. На него смотрел приятный, но абсолютно нищий молодой человек. Деньги! Дмитрий достал из сумки бумажник и сунул в карман. Нет, не годится. Аксессуар слишком велик. Затем он вытащил купюры и просто рассовал их по карманам.

Когда Таня показалась в дверях, Дмитрий был ошеломлен. Великолепное красное платье, в меру декольтированное, красные туфли, сережки с красными камнями, пышные светлые волосы. А макияж? Ведь косметики совсем не видно, и в тоже время, лицо другое. Более яркое что ли, более завершенное.

- Танюша, ты очень красивая, - абсолютно искренне сказал он.

- Спасибо, я сегодня так старалась, что даже сама себе понравилась, - она повернулась на каблучках, чтобы запереть дверь.

- Кстати, Дим, я не хочу брать с собой сумочку. Так что сигареты, зажигалки и прочие штуковины с тебя. Идет?

Они спустились вниз, оставили Танин ключ у портье и очутились на улице. До данс-холла - метров пятьдесят, и пока они шли вдоль зеркальных окон, Дмитрий заметил, как десятки любопытных глаз оценивающе смотрят им вслед.

- Тань, тебе не кажется, что мы в центре внимания, - спросил он.

- Ну что ты, Дима, в центре внимания брутальный мачо, идущий рядом со мной, - улыбнулась она.

- С этим трудно спорить, - засмеялся Дмитрий, с трудом удержавшись от ответной шпильки.

Они подошли к большой стеклянной двери, возле которой развалился в кресле здоровенный охранник. Неуставная поза сообщала гостям: все спокойно, происшествий на вверенной территории и быть не может.

"Шкаф трехстворчатый", - подумал Дима и заглянул в полумрак заведения.

Местный данс-холл - огромное помещение с неглубоким бассейном в центре, стенки водоема убраны серо-голубой плиткой. Логово Ихтиандра!
Справа размещался бар с массивной стойкой и дюжиной банкеток, напротив - танцевальное поле. Оставшееся пространство занимали несколько десятков столиков, половина из которых была уже занята. Они сели подальше от колонок, Дима принесли из бара плоскую фляжку армянского коньяка, пару коньячных рюмок, плитку шоколада и пачку “Мальборо”.

- Ну, что … о гламуре и дискурсе? – он ехидно посмотрел на Таню. – О чем следует говорить с московской девушкой, чтобы произвести впечатление.

- Девушки разными бывают. Ты начинай, разберемся.

Дмитрий на минуту замолчал, выкладывая добычу на черную столешницу.

- Димка, бюджет то выдержит? - засмеялась Таня, прервав затянувшуюся паузу. - Где ты, кстати, работаешь?

- Это в московском стиле. Сначала принять приглашение в злачное место, а потом немного узнать о попутчике.

- Ты конечно язва. Но в остальном…. Мне, кажется, я немного разбираюсь в людях, - она вопросительно посмотрела на Дмитрия.

- Спасибо. А что касается работы….  Игорный бизнес. Однорукие бандиты, покер-машины, бильярд.

- О, интересно, наверное? - она пододвинулась ближе.

- Да, как сказать, работа в основном с цифрами. Объемы рассчитать для бухгалтерии, отчеты для учредителей, журналы для налоговой и тому подобное. В общем, суета и почти без выходных. Я страшно доволен, что, наконец, в отпуске.

- Ты знаешь, я играла на каких-то автоматах, в Голландии, но ничего не выиграла.

- Ну и не играй больше. Они уж так устроены, чтобы в выигрыше было казино.

- Давай немного выпьем, - Дима плеснул коньяк в широкие каплевидные рюмки.

- Знаешь, я так рад, что познакомился с тобой. Мне как-то тепло, уютно сейчас. Так хорошо я давно себя не чувствовал. Я хочу выпить за тебя, - немного волнуясь, сказал он.

- А я - за тебя, - она легонько коснулась его руки.

Коньяк был совсем неплох, мягкий и с букетом. Теперь по шоколадной дольке, чтобы бы уж не совсем без закуски, да и что может быть лучше шоколада, разве что лимон, но это моветон. Опять рифма, ну, что ты будешь делать.

- Обожаю хороший коньяк, - удовлетворенно сказал он. - Водка, она, по-моему, злит, во всяком случае, на меня так действует, да и утром, даже после самой хваленой - не самое лучшее самочувствие. Коньяк же веселит, такая приятная теплота по жилушкам разливается, не передать. Еще в студенческие годы мы тут с друзьями коньячный напиток один открыли. Он то ли “Золотистый”, то ли “Лучистый”  назывался, не помню, короче название, как у дешевого портвейна. Народ проходил мимо, внимания не обращал. А мы все же решили попробовать. Кто-то рассказывал, что это остатки коньячного производства, мол, то, чем бочки ополаскивают. Но для нас, студентов, это было “самое то”, и по цене, да и по качеству. Кстати, потом я несколько лет нормального коньяка не пил, а тот напиток частенько вспоминал.

- Я не очень  в этом разбираюсь, но после твоего рассказа …. Во всяком случае, что-то приятное по жилам разливается. Это верно, - Таня немного порозовела.

- У меня другой порок, курю. Ведь девушка не должна курить, как ты считаешь, - прищурившись, она наблюдала за его реакцией.

- Но ведь ты немного куришь, я тебя с сигаретой видел только на балконе. Волновалась, наверное, при знакомстве? - улыбнулся он.

- Я была абсолютно спокойна. А вот молодой человек оказался таким застенчивым, что я вынуждена, была представиться первой, - ответила Таня.

- Сейчас ты увидишь меня курящей снова, - продолжала она, - очень хочется. Давай открывать пачку.

Они взяли по сигарете и в этот момент негромкая музыка, доносившаяся из колонок, была усилена твердой рукой ди-джея раза в два. Мероприятие начиналось.

- Теперь не поговоришь, - Дмитрий наклонился к ее уху.

- Значит, будем пить и танцевать, - она нечаянно коснулась губами его щеки.

Данс-холл заполнился, все столики оказались заняты, а стойка закрыта от глаз толпой  страждущих. Первые пары уже танцевали. Музыка шла без пауз, причем каких-либо пристрастий у составителя программы не угадывалось. Сначала диско, потом техно и хаус, а сейчас звучала баллада от “Аэросмит”.

- Вот это по мне, - Дима протянул руку.

- А ты, я вижу, любишь “тяжеленькое”, - Таня легко поднялась, и они направились в центр зала.

Она танцевала с удовольствием, даже немного подпевала американским парням.

- Говорить я немного умею, кое-что понимаю, но стоит только начать петь по-английски, я - пас, - сказал он, прислушиваясь.

- За пятнадцать лет можно многое выучить. Занимайся и сам не заметишь, как начнет получаться.

После баллады “пошел” Шуфутинский, и они вернулись за столик. Дима разлил коньяк и пересел на ее сторону.

- Пятнадцать лет, немало. Наверное, английская школа, потом “Ин.яз” или что-то в этом роде, - он наклонился к ее уху.

- Что-то в этом роде, а, в общем, угадал. Но все равно, пока не начнешь работать и говорить каждый день помногу, языка как следуешь, не узнаешь.

- Громкая музыка имеет свои преимущества, - подумал он, опять наклоняясь к девушке.

Возбуждающий запах волос и тела. Можно прикоснуться губами, как бы невзначай, к ее горячей щеке.

- Давай выпьем. Я хочу, чтобы все это продлилась как можно дольше, и ты осталась здесь еще на две недели.

Они допили коньяк и одновременно потянулись за шоколадом. Таня своей маленькой ладошкой прижала его руку к столу и выхватила оставшуюся половинку плитки.

- Обожаю шоколадки, - довольно сказала она, но все же отломила крохотный кусочек и вручила Дмитрию, - оцени мою щедрость.

Они засмеялись.

- Good evening, Bill, - вдруг откуда-то свысока донесся знакомый голос.

Дмитрий поднял глаза и увидел шведскую тройку в полном составе. Они стояли клином, как в фильме “Александр Невский”, впереди - высокая.

- Good evening, Ladies. Glad to see you, - ответил он.

Девушки немного изменили имидж, были без коньков и наколенников и, судя по банкам "Туборга" в руках, пребывали в хорошем настроении. Они улыбались и щебетали на родном языке.
Зазвучал “Роксет” и шведки, заслышав голос родины, рванули к площадке. Песня была медленной, но они, встав в круг, прыгали, не обращая внимания на танцующие пары. Это было очень мило и непосредственно.

- Ну и произношение, - поморщилась Таня.

- У меня? - расстроился Дмитрий.

- У нее тоже. Кстати, как ее зовут, - ревниво спросила она.

- Понятия не имею. Вчера они были без пива и знакомиться не пожелали. Их триединая сущность - шведская тройка, - витиевато сформулировал Дмитрий.

- Ты только что соединил несоединимые вещи - религию и секс, - засмеялась она.

- Ищем, знаете ли. И вообще, я полон творческих замыслов, много и плодотворно работаю.

- Над коньяком, не иначе. Кстати, почему -  Билл?

- Преподаватель английского окрестил. На первом занятии посадил нашу группу в кружок и потребовал выбрать себе имена. Выслушал всех, одобрил. А тебе говорит: “ Я сам имя выберу”. Ну и выбрал. Остроумный дядька оказался, король черного юмора.

- Большой оригинал, чувствую, - улыбнулась Таня. - Когда я слышу это имя, перед глазами встает двухметровый громила, исполосованный шрамами. Нет, Дим, не тянешь ты на Билла. И это хорошо.

Они закурили и стали смотреть на танцующих. На площадке начиналось новое шоу. Едва зазвучали первые аккорды неувядающего Чака Берри, шведки восторженно завизжали и показали русской аудитории, как танцуют рок-н-ролл на загнивающем Западе. Поставив пиво в центр круга, они исполнили “танец сексуальной независимости”, так, пожалуй, это действо можно было назвать. Если две из них использовали три-четыре хорошо отработанных па, то маленькая девчушка показала, что дружит со спортом. На последних нотах она, высоко подпрыгнув, сделала разножку и упала в шпагат. Потом, как ни в чем не бывало, поднялась, и подруги вновь принялись за пенный напиток.

- Им этого пива, пожалуй, до утра хватит, - резюмировал увиденное Дмитрий. – А мы вернемся к элитным напиткам.

- Дим, у тебя на обратный авиабилет остались деньги? Будут проблемы, вышлю “Western Union”.

- Договорились, позвоню, если что ….

Через час, когда коньяк почти закончился, из мрака вышел жокей в очень приподнятом настроении, нежно обнимая длинную шведку. А потом объявил, что вечер подошел к концу. Народ не очень то хотел расходиться, но тут появился знакомый охранник с трехстворчатыми соратниками и весьма преуспел в убеждении. Через пять минут зал опустел.

Они вышли на улицу. Было около двух часов ночи, тепло и безоблачно.

- Звезды то, какие яркие сегодня, - Таня подняла глаза к небу, - пойдем к морю.

Молодые люди спустились по длинной лестнице и, пройдя через туннель под железнодорожными путями, очутились на пляже. Кроме них по песку уже бродили несколько парней и девушек, по всей видимости, тоже после данс-холла. Причем, они явно собирались купаться. Побросав одежду в кучу, ребята нагишом, с криками бросились в чуть фосфоресцирующую воду.

- Дима, отвернись, - притворно-целомудренно сказала Таня.

- Может, нам тоже искупаться, - спросил он. - Или ты стесняешься?

- А полотенца? - возразила она. - Все-таки нужно обтереться, особенно ночью. Простудиться в раю просто глупо. А ты….

Он не дал ей договорить, обнял за талию и поцеловал. Таня не сопротивлялась, она лишь положила ладошки ему на плечи. Не было ни жарких, с хрустом костей, объятий, ни страстных поцелуев …. Как там, в книжках пишут? Энергичная, с претензией одетая москвичка вдруг превратилась в нежную, ласковую, доверчивую девушку и, самое главное, ей это нравилось.
Потом они долго стояли, обнявшись: Таня положила голову на его плечо, Дмитрий чувствовал ее теплое дыхание. Иногда сильная волна подбиралась к босым ногам и, шипя, словно нехотя, уползала обратно в море. Поднимался ветер.

- Спасибо тебе, - тихо сказала она.

- За что?

- Хорошо было. Очень…. А теперь пойдем домой, т.е. по домам, - весело поправилась Таня.

Они взялись за руки и, не спеша, побрели к пансионату. Показав заспанной охране визитки,  сели в лифт и вознеслись на свой двадцатый. Дмитрий молчал, ему очень не хотелось расставаться именно сейчас, но нужные слова почему-то не приходили. Все - банально и заезженно. И пусть, порой неуместные сложности выглядят глупо.

- Может быть, кофе, - неуверенно сказал он.

- У меня есть хороший, - обрадовано ответила девушка, - зайдем ко мне ненадолго.

Не включая света, они прошли в большую комнату. Она остановилась, вспоминая, где же заветная баночка. Дима осторожно взял ее на руки и ….

****

Когда Таня уснула, он надел брюки и вышел на балкон. Уже было довольно светло. Начало шестого, вот-вот взойдет солнце. А что, если…. Он проверил наличность и нашел несколько мятых купюр: должно хватить. Дима быстро оделся, положил Танины ключи в карман и осторожно закрыл дверь.

Через десять минут он поймал машину. Ночью, видимо, прошел небольшой дождь, пыль прибило к земле, очень легко дышалось. Да и думалось неплохо.

"Всего-то пара дней, а уже столько приключений. Или не приключений? Но ведь так не бывает? А как видишь – бывает. Но мне повезло, в прошлые годы такого почему-то не случалось. Взял судьбу измором, да здравствует постоянство!
Все едут сюда, чтобы забыть о надоевшей работе, наскучившей повседневной суете, стремятся разорвать этот опостылевший круг. Все, кто меня окружают. Миша – да, без сомнения, юная Жанна – видно невооруженным глазом, даже матушка ее Наталья Николаевна, уверен, не отказалась бы пофлиртовать с каким-нибудь умным мужчиной средних лет. До известных пределов. А предел – это дело личное, в конце-концов есть дом, близкие и много чего еще. Но если хочется перемен, ничто не сможет тебя удержать. Жизнь одна – другой не будет.
Правда не всем повезет, далеко не всем. Единицам! И неужели я в их числе?"

Рынок еще был закрыт, и лишь спустя полчаса стали подходить первые продавцы. Натужно рыча, подъехал старый “форд-пикап” и два гражданина в кепках стали выгружать ведра с цветами. Дима подошел ближе и сразу же увидел то, что искал. В коричневом пластмассовом ведре стояли роскошные чайные розы с капельками влаги на лепестках.

- Что ищешь, дорогой? - заметил его продавец.

- Розы у вас замечательные, - польстил Дмитрий.

- Нравятся - бери, не раздумывай. Тебе, как первому покупателю, скидку сделаю.

- Тогда пять штук, вот тех, самых красивых.

Пока кавказец отбирал цветы, Дима тормознул такси и попросил подождать пару минут. Наконец розы были упакованы в фольгу и, расплатившись, он упал на сидение рядом с водителем.

- В “Парус”, быстрее, если можно.

Таня еще спала. Она закуталась в одеяло, видны были лишь чуть растрепанные светлые волосы. Через раскрытый балконный проем тянуло утренним холодком, и Дима осторожно прикрыл дверь. В гостиной он нашел вазу и поставил в нее цветы. А вот, кстати, и тот самый, хороший кофе. Сделав две чашки, он принес их в спальню и поставил на тумбочку, а потом вернулся за розами.

- Танюша, проснись, - он нежно прикоснулся к ее плечу.

Она грациозно, как кошка, потянулась и открыла глаза. Немножко сонные, они вдруг широко раскрылись.

- Розы, кофе, люб…, хороший человек, до чего приятно.

Она еще немного полежала, как бы проверяя, что это не сон, а потом села, подложив подушки.

- Давай скорее мой кофе, - она протянула маленькие ладошки.

Неожиданно зазвонил телефон. Таня вздрогнула и тихо сказала, посмотрев на дисплей:

- Москва, как не вовремя.

- Алло…. Да, я…. Понимаю….. Когда?……До свидания.

Она положила трубку и грустно посмотрела Дмитрию в глаза.

- Что-то случилось?

- По работе, ничего особенного.

- Димка, ты молодец, спасибо. Иди немножко поспи, отдыхать ведь тоже надо.

- Да, я не хочу, - возразил он.

- Иди-иди, а я часика через три-четыре зайду к тебе и принесу кофе. Сейчас моя очередь. И пусть я тебе приснюсь.

Осторожно, стараясь не разбудить соседа, Дима открыл дверь и на цыпочках двинулся к себе. Но старался он зря, потому что дверь большой комнаты распахнулась, и из нее показался заспанный Шаратлукович в полосатых трусах. Тщетно пытаясь открыть глаза, он пробурчал:

- А, явился. Я, понимаешь, всю ночь глаз не сомкнул, ждал тебя. Как мама! Беспокоился.

- Не верю ни одному твоему слову, - весело сказал Дмитрий, - особенно насчет глаз.

- Я, пожалуй, посплю немного, а потом расскажу, как мы замечательно потанцевали.

Потом он принял душ, растерся мягким полотенцем и лег в постель.  Уснул он быстро, спал спокойно и без сновидений.

Третья глава

Проснувшись, Дима немного полежал с закрытыми глазами, вспоминая вчерашний, а точнее, уже сегодняшний день.

"Все прошло замечательно, правда, этот звонок вызывал какое-то неясное беспокойство. Ведь звонили около семи утра. Странно!"

Он открыл глаза - комната была пуста, Тани не было. Дима перевел взгляд на часы - 14.25.

"Почему же она не пришла, ведь обещала, да и кофе был бы сейчас кстати".

Он надел шорты и прошел в гостиную. Шаратлукович отсутствовал: драгоценное здоровье отнимает много времени. Наверное, опять на массаже. А что поделаешь – полный пансион.
Заглянув в холодильник, он обнаружил бутылку “Боржоми”.

- Миша – святой человек!

Налил полный стакан и в несколько глотков выпил пузырящуюся влагу. Вылил остатки: получился еще один - до краев, и уже не торопясь, смакуя, допил минералку.

В дверь негромко постучали. В три прыжка Дмитрий очутился в прихожей и повернул защелку.

- Что же ты запираешься? Я уже второй раз захожу, - на пороге стояла Таня.

- Да это Миша переусердствовал, но я тоже виноват. Забыл ему сказать, чтобы дверь оставил открытой. Проходи, как ты?

- В порядке. Кофе сделать? - спросила она.

- Пожалуй, не стоит, - он кивнул на пустую бутылку минералки.

- Давай тогда по сигарете.

Она села в кресло напротив и придвинула пепельницу.

- Дима я сегодня уезжаю …. Утром звонил мой шеф…. В общем, завтра мне нужно быть на работе.

- Как плохо, - огорченно выдохнул он. - И ничего нельзя придумать?

- К сожалению… Самолет в шесть вечера. Ты проводишь меня?

- Я тебя не отпущу. Это все неправильно, - грустно сказал он.

- Это жизнь. Все хорошее, к сожалению, очень быстро кончается… - она замолчала. – Что делать…

- Жить быстро, умереть молодым? – невесело продолжил Дмитрий.

Она покачала головой.

- Брать от жизни все?

Таня посмотрела ему в глаза.

- Я просто помню об этом. Всегда! Через час зайди за мной, мне нужно собраться, - она потушила сигарету. - Буду ждать.

Потом Таня встала и, не оглядываясь, пошла к двери.

Дима включил холодную воду и несколько минут простоял под ледяными струями, неподвижно и отрешенно. Только когда стало совсем невмоготу, он закрыл кран. Неторопливо обтерся - спешить больше было некуда. Затем также неторопливо побрился, не видя себя в зеркале. Ну отчего же так не везет? А ведь казалось…. Неужели в жизни опять наступает большая черная полоса.

Надев вчерашние брюки и свежую рубашку, Дмитрий переложил несколько купюр из бумажника в карман и вышел в коридор.

Таня открыла быстро, как будто ждала у дверей.

- Проходи, я еще не совсем готова, - она ласково коснулась его руки.

На диване стояла сумка с множеством молний. Одежда, видимо, была уже уложена, только на столе лежали ноутбук да большой ежедневник в кожаном переплете.

- Посиди пока, Дим. Я быстро, - она попыталась запихнуть их в сумку.

- Не торопись.

Она грустно посмотрела в глаза Дмитрию, а потом села к нему на колени.

- Вот смотри, - она показала на конверт, лежащий у зеркала. - Когда я сяду в самолет, ты его прочитаешь, ладно. И не грусти - от Питера до Москвы всего один час лёта. А встретимся мы обязательно. Это важно для нас обоих, ведь, правда, же?

Опять совсем некстати зазвонил телефон. Таня осторожно высвободила руку и подняла трубку.

- Алло…. Приехал?… Сейчас спускаюсь, - она посмотрела на Дмитрия. - Такси внизу.

Девушка встала, заправила в джинсы блузку и на секунду остановилась перед зеркалом.

- Ну, как я?

- Лучше всех, - очень серьезно сказал Дима.

- Тогда ты бери сумку, а я возьму самое главное, - она вынесла из ванной букет. - Жалко, что я с Мишей не попрощаюсь. Конверт не забудь.

Внизу Таня сдала ключ портье, который проводил равнодушным взглядом молодых людей. Обычная история - курортный роман. Сколько он их видел на своем веку. Так всегда было и так всегда будет. Аминь!

Дорога была свободной, и таксист очень быстро домчал их в аэропорт. До посадки оставалось еще полчаса.

- Может быть, в бар заглянем? - спросил Дима.

- Отличная мысль. Пить хочется, - облизнулась она.

Заказав по бокалу шампанского и по чашечке кофе, они сели у стойки.

- Чтобы встретится, - просто сказала Таня. - Все, что нужно - в конверте, захочешь, найдешь.

Она немного помолчала и улыбнулась:

- Пусть будет по старинке: не верю я электронной почте. А вдруг письмо не дойдет?

Они чокнулись и молча выпили шампанское до дна.

Вдруг какая-то очень знакомая мелодия донеслась из угла бара. Да это же “Миссурийский почтальон”, любимый регтайм. Дима повернул голову и увидел десяток игровых автоматов, стоявших в неосвещенной части зала. Одинокий игрок только что, по-видимому, поймал “карэ”.

Таня проследила за его взглядом:

- Вот, что он там увидел. Профессиональный интерес. Слушай, Димка, обыграй, пожалуйста, какой-нибудь автомат.

- Я бы обыграл, если бы у меня были ключи от него, и бармен ненадолго отвернулся, - улыбнулся он.

- Ну, пойдем. Я хочу посмотреть, как на них играют, - тянула за руку Таня.

- Поставьте нам сто кредитов, - Дима протянул деньги бармену.

Тот вышел из-за стойки и вставил ключ в гнездо на боковой стенке автомата. Один щелчок и в правом углу экрана загорелась цифра 100.

Пройдя несколько раздач по маленькой ставке, они ничего не выиграли. Потом выпала какая-то комбинация, Дима пробил и угадал, но радость его продолжалась недолго. Танина рука уже тянулась к кнопке. Хлоп. Не угадала.

Объявили посадку на московский рейс.

- Дим, пошли, пора, - Таня встала с банкетки.

- Сейчас, последнюю раздачу сделаем и в путь, - Дима посмотрел на оставшиеся кредиты.

На экране горела цифра 52. Он поднял ставку до 50 и нажал на кнопку раздачи. Карты с шелестом поменялись и, о чудо, прямо с раздачи выпало “карэ”. Таня опять опустилась на банкетку. Бармен занервничал и загремел посудой. Автомат исполнил бравурный регтайм и выкатил 2000 очков, предлагая продолжить игру. Щас! Главное вовремя остановиться. Дима просто “слил” очки и через минуту получал наличные в кассе.

- Мастер остается мастером даже на отдыхе, - солидно отметил Дмитрий, но не выдержал и улыбнулся.

- Я очень тобой горжусь, - лукаво сказала она и тоже рассмеялась.

Они подошли к стойке регистрации и встали в конец длинной очереди. Хорошее настроение быстро улетучилось и, когда перед ними оставалось с десяток человек, Таня неожиданно заплакала. Она плакала беззвучно, только ручейки слез медленно стекали по ее щекам. Дима забрал у нее цветы, положил на сумку и обнял девушку. Через пять минут у стойки остались только они.

- Ребята, регистрация заканчивается. Пора.

- Вот уж точно: долгие проводы - лишние слезы, - Таня легонько оттолкнула Дмитрия.

У дверей она на секунду обернулась, помахала букетом и что-то сказала.

Дима вышел из аэропорта и остановился, не зная, что делать дальше. Появилось ощущение, что его отпуск закончился, что это он на целый год прощается со счастливой беззаботной жизнью. А впереди тоскливая осень, бесконечная зима….

Самолеты взлетали, и какой-то из них увозил его Таню.

- Ну, как, проводил? - Дмитрий услышал знакомый голос.

Он опустил глаза и увидел Шаратлуковича, собственной персоной, сидящего в салоне таксомотора.

- А ты как здесь?

- Хотел проводить, да не успел. Мне горничная сказала - она уже Танин номер убирает. Садись, поедем домой. За все уплачено.

Дмитрий сел на заднее сидение и полез в карман за сигаретами. Вытаскивая пачку, он достал немного помятый синий конверт. Открыл его и извлек сложенный вдвое листок бумаги. Всего три строчки, написанные крупным ровным почерком.

"На моем дне рождения ты будешь самым желанным гостем.
20 ноября, 18.00, ул. - …, дом -…, кв. - ….
Целую".

А прав, все-таки, Шаратлукович - жизнь продолжается.

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1999 гостей и 5 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
13434
6002
4055
3724
2901
2622
2125
1867
1644
1518

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de