Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Лена Пчёлкина
    569 ( +740/-0 )
  • slivshin
    331 ( +227/-0 )
  • gen
    100 ( +54/-0 )
  • Соломон Ягодкин
    87 ( +137/-0 )
  • beloborodov
    68 ( +105/-0 )
  • sovin1
    58 ( +41/-0 )
  • максим69
    51 ( +32/-0 )
  • Скволли
    50 ( +70/-0 )
  • Тиа Мелик
    49 ( +81/-0 )
  • Volgski
    46 ( +53/-0 )

( Голосов: 7 )
Avatar
Инкассатик (глава 3)
22.04.2016 20:03
Автор: Сергей Арт.

Глава 3.   День третий (воскресенье)

           

Спал я крепко до десяти утра. Даже не слышал, как ушла Светка. Под зеркалом в коридоре она оставила записку: «Доброе утро, папуль (хотя ты можешь проснуться и днём). Сегодня Паша пригласил меня поехать на дачу. Вместе с нами будут его родители, так что не волнуйся. Будь умницей, принимай лекарства и выздоравливай. В сковородке – гречневая каша и отбивные, можешь доесть их все. В тарелке - салат из капусты. Если захочешь со мной пообщаться – звони».  

- Обязательно захочу, - пробурчал я и сразу же позвонил Светке.

- Пап, у нас всё тип-топ, - жизнерадостно сообщила она что-то прожёвывая. – Мы полтора часа назад приехали на дачу. Здесь очень красивый лес и озеро. Как твоё самочувствие?

- Как у космонавта, - мне и в самом деле сегодня гораздо было лучше, чем вчера. – А ты там чем-то вкусненьким брюшко набиваешь?

- Ага. Мы сейчас завтракаем.

- Не буду мешать, приятного аппетита.

Убедившись, что моё дитё в полном порядке, я с чувством выполненного родительского долга отправился на кухню, откуда уже призывно звучало голодное мяуканье.

После завтрака мы с Мышкой снова растянулись на диване. Предаваясь праздному безделью, мне захотелось убедиться, что моё неожиданно приобретённое мастерство по беспультовому дистанционному переключению телеканалов продолжает действовать. Всё было, как и вчера. Подчиняясь моим мысленным приказам, каналы на экране исправно сменяли друг друга. Я остановил это издевательство над телевизором, когда увидел знакомую заставку с надписью «Мой город». Это был повтор вчерашних субботних новостей.

После репортажа об отсутствии в городской казне средств, показали сюжет об остановке строительства детского городка в центральном парке из-за отсутствия финансирования. Но тут же диктор радостно сообщила, что мировой кризис не повлияет на реконструкцию спорткомплекса для проведения Евро-2012.

Затем личико блондинки снова посерьёзнело.

- Как мы уже сообщали, вчера вечером – в пятницу одно из отделений «Социалбанка», находящееся на улице Краснолиманской, подверглось бандитскому нападению. При этом пострадал инкассатор. Он получил огнестрельное ранение средней тяжести. По горячим следам введён в действие милицейский план «Перехват», так и не увенчавшийся пока успехом. Нашему корреспонденту не дали возможности побеседовать с кассирами данного отделения. Также осталась неизвестна и похищенная сумма, хотя официальный банковский представитель намекнул в интервью, что она достаточна высока. Об этом можно судить и по размеру вознаграждения, которое банк готов выплатить тому, кто предоставит достойную внимания информацию, способствующую найти преступников – пятьдесят тысяч гривен. Итак, если вам что-либо известно об ограблении отделения «Социалбанка» на Краснолиманской, звоните по следующим телефонам…

На экране показали перечень телефонов, заканчивавшийся общеизвестным «02».

- По-прежнему не сокращается количество автопроисшествий на дорогах, - диктор продолжала оставаться серьёзной. – За истекшие сутки в нашей области зафиксировано восемнадцать ДТП. Шесть человек получили различной степени тяжести травмы. И среди них жена известного политика, депутата городского совета Ивана Малыги. Вчера около четырнадцати часов у села Лебяжьево автомобиль Надежды Малыги не вписался в поворот и на скорости вылетел в кювет.    

На экране показали злосчастный поворот, лежащую в низине перевёрнутую иномарку и суетящихся вокруг неё гаишников.

- Надежда Малыга доставлена в больницу. Медики утверждают, что её состояние хотя и тяжёлое, но стабильное.

Так вот, в чём дело! Теперь было понятно, почему господин Малыга не смог явиться вчера за своими долларами.

Новости кончились. Стали повторять вчерашний футбольный матч. Но смотреть его что-то сейчас не очень хотелось. Безо всякого интереса я принялся наблюдать, как по полю гоняли мяч иностранные легионеры наших двух сильнейших команд. От этого занятия меня оторвал звонок домашнего телефона.

            - Брагин Виктор Сергеевич? – поинтересовался звонивший и, получив мой утвердительный ответ, представился: - Илья Семёнович Пузач – заместитель управляющего департаментом безопасности «Социалбанка». Как себя чувствуете, Виктор Сергеевич?

            Я слегка замешкался с ответом, а он продолжил:

            - Вы ещё больны. Но, всё-таки вас уже выписали из больницы. Не могли бы вы приехать ко мне в офис. Сами понимаете, дело не терпит отлагательства.

            - Да, конечно, если нужно,.. – промямлил я.

            - Замечательно, машина прибудет к вашему подъезду в тринадцать ноль-ноль. Мой кабинет двести двадцать два.

            В указанное время я вышел из подъезда и уселся в скромный серенький «жигуль», обычно обслуживавший банковских инженеров хозчасти.

В воскресенье пробок на городских улицах почти не было и к нашему главному региональному управлению «жигулёнок» домчался всего за каких-то десять минут.

На втором этаже у двери с номером «222» сидела миловидная, но очень уж грустная брюнетка. Её лицо мне показалось знакомым.

            - Девушка, вы тоже в этот кабинет? – спросил я.

            - Нет, - ответила она, не удостоив меня взглядом. – Я из этого кабинета.

            - В смысле? – не понял я.

            - Только что вышла из этого кабинета, - объяснила брюнетка.

            - Значит, там свободно? – моя рука схватила дверную ручку.

            - Занято… Сейчас там допрашивают другую.

            Дверь пришлось оставить в покое. Ничего не оставалось, как сесть в кресло рядом с брюнеткой. Теперь я узнал её. 

            - А мы с вами знакомы. Вы работаете в ЦРБ номер пять.

            Наконец-то её печальные глаза удостоили меня своим вниманием и задержались на моей забинтованной голове.

            - Вы тот самый инкассатик? - произнесла она.

            - Кто?

Брюнетка усмехнулась.

- В наших ЦРБ девчонки инкассаторов инкассатиками называют. Вы тот самый, которого позавчера у нас подстрелили. 

            - Точно, тот самый, - как бы подтверждая свои слова, я провёл ладонью по бинту на голове.

            - Здорово вы нас тогда испугали. Мы и так с Ириной в полном шоке были. Стоим в туалете, трясёмся от страха. Тут выстрел грянул. Затем двери открываются, и стоит кто-то с ручьями крови по всему лицу, лепечет чего-то. Вылитый вампир из ужастика! Ирка сразу в обморок грохнулась, за ней - вы. А у меня тоже ноги стали подкашиваться, я на унитаз шмякнулась, но не выключилась. Сижу и вою, как дура. Хорошо, что милиция быстро приехала, а то бы вовсе с ума сошла. 

            - Да, от таких событий сойти с ума – плёвое дело, - согласился я. – Скажите,.. кстати… Как вас как зовут?

            - Елена.

            - Меня – Виктор, - представился я и вроде бы невзначай решился перейти на «ты»: - Скажи, Лена, как это всё случилось? 

            - Ох, - Елена подкатила накрашенные глазки. – Осточертело отвечать на все эти вопросы-расспросы. Вчера нас с Ириной безопасность целый день мариновала и даже вот сегодня – в воскресенье вызвали.

            И в самом деле, расспрашивать её сейчас о случившимся было не самой лучшей моей идеей. Пришлось идти на попятную:

- Прошу прощения. Обычное любопытство. Просто интересно было услышать всё из первых уст. Ещё раз, тысяча извинений.

            - Тысяча извинений – это чересчур много, - она взглянула на мой перебинтованный лоб и вдруг стала рассказывать: - Всё началось со звонка нашей управляющей отделением. Она позвонила и сказала, что сегодня после обеда к нам зайдёт ВИП-клиент за,.. – Елена сделала паузу и продолжила: - В общем, за очень крупной суммой. Берёт он её в кредит и, чтобы ВИП не ждал, нужно заблаговременно оформить все документы. Затем приехал ваш инкассатик и привёз нам сумку. Нервный весь такой, торопливый. Я ему говорю: «Не торопись, деньги счёт любят». А он мне: «Сумка целая, пломба на месте, чего тебе ещё надо? Ставь печать на документе и я поехал, мне ещё полтысячи километров колесить в командировке, а ты наговариваешься».

            - И вы с ним чуть не подрались? – пошутил я.

            Елена усмехнулась:

            - Обошлось без драки, но я победила: поставила ему печать на накладной, только когда вскрыла сумку и все денежные пачки пересчитала. Сидим мы с Иркой, ждём ВИПа. Час, второй, третий. Его всё нет и нет. Опять звонит наша управляющая и сообщает, что у ВИПа случилось несчастье и он не приедет. Я ей тогда говорю: «Сколько нам с такими деньгами сидеть? Мы же с Ириной здесь совсем одни»…

            - Но хоть какая-то охрана у вас должна быть? – заметил я.

            Елена пренебрежительно махнула рукой.   

- С нами работает Игорёк. Он и менеджер, он же вроде бы и охранник. Только уж очень он болезненный. И в этот четверг Игорёк заболел – грипп… Так вот, говорю я управляющей: «Сколько же нам с такими деньгами сидеть?» А она мне: «Не волнуйся, я закажу для вас инкассацию пораньше». Сидим мы с Иркой дальше, скучаем - за целый день только четыре клиента у нас было. И тут около шести вечера заходит этот… худосочный…

            - Пижон?

            - Ну да, прикинутый весь из себя такой, в костюме и в галстуке. Я ещё тогда подумала: «Солидный клиент. На улице осень, а на нём – костюмчик. Значит, на машине приехал». Поздоровался он, подошёл к Ирине. Она сидела за столом напротив входа в комнату. Стал он её вопросами грузить: типа, хочу кредит в «Социалбанке» взять. А у самого мобилка в руке… Это теперь уже ясно, зашёл - глянул, что в ЦРБ людей нет и маякнул своему дружку. А потом совсем ужас начался. Я услышала топот и в комнату ворвался этот… в чёрной маске. Он прыгнул, словно каратист в боевике, и ногой ка-ак даст по двери моей кассы. Все перегородки ходуном заходили от удара, у меня аж всё со стола слетело. И я со стула бахнулась. Про какую там «тревожную» кнопку можно было думать в тот момент? Глаза от страха зажмурила и лежу. Ничего не вижу, ничего не слышу. Чувствую, меня за волосы схватили и потянули по полу. Больно так было! Потом притащили в туалет, а там уже Ирина под рукомойником сидит, кровь с губы вытирает и рыдает. Короче, закрыли нас в туалете. Мы только с Ириной поднялись с пола, когда слышим - во входную дверь застучали. Затем послышался разговор – вроде бы зашёл кто-то, и вдруг – выстрел!

            - Ну, дальнейшее и так понятно, - сказал я.

            Мы помолчали.

            - Сильно болит? – поинтересовалась Елена и кивнула на мою повязку на голове.

            - Что ты, никакой боли, - дурашливо ответил я. – Врач сказал, что мою голову можно насквозь прострелить безо всякого для неё ущерба.       

            - Ну и шуточки у тебя, - Елена невесело хмыкнула и пожаловалась: – Что-то сильно голова разболелась. У тебя цитрамона нет?

            Цитрамона у меня не было. Но вдруг появилась уверенность, что я ей могу помочь:

- Давай, твою боль уберём.

            - Как это - уберём?

            - А вот так! – я встал, потёр ладони друг о дружку и принялся водить ими над головой Елены. – Методом бесконтактной терапии.

            Бесконтактная терапия только началась, а в моём мозгу пробежала яркая бегущая строка чужой мысли: «Какой ты всё-таки гад, Олег. Так и не звонишь. Ну и чёрт с тобой! Я тебе тоже не буду звонить».       

- У меня волосы электризуются, - произнесла Елена через минуту, а ещё через минуту добавила: - Странно, по-моему… Ну да! Голова уже не болит! Ты, Виктор, – экстрасенс?

            - Да какой там экстрасенс, - решил поскромничать я. – Просто иногда почитываю научно-популярную литературу и имею некоторые навыки по снятию болей. Если нужно будет, обращайся.

            Дверь кабинета «222» открылась и в коридор вышла блондинка.

            - О-ох, - устало выдохнула она, взглянула на Лену, потом на меня.

            Её губы были намазаны толстым слоем помады, но он не мог скрыть припухшую ранку на нижней губе.          

            - Здравствуй, Ирочка, - поздоровался я.

            - Добрый день, - ответила Ирина, вглядываясь в моё лицо. – Вы тот,.. тот самый…

            - Тот самый инкассатик, - подтвердил я её догадку. – Можно сказать, твой туалетный друг, точнее, кошмар.

            В этот момент двери под номером «222» снова распахнулись. Из кабинета выглянул сухощавый лысоватый мужчина лет пятидесяти. Я иногда встречал его и в центральном управлении, и в региональном, и во многих городских отделениях, но даже не подозревал, что это и есть Пузач – замуправляющего банковской безопасности.

            - Виктор Сергеевич? – осведомился он. – Заходите.

 

* * *

 

            - Хоть у вас и сотрясение мозга, но сейчас вам придётся умственно потрудиться, – сказал Пузач. – Будете писать докладную.

            - Докладную? – я со школьной скамьи не любил сочинения и предложение Пузача не вызвало у меня восторга.

- Докладную на моё имя, - подтвердил он и, взглянув на моё кислое выражение лица, усмехнулся: – Я вас прекрасно понимаю. Сам не люблю заниматься бумажной волокитой. Но что делать? Вот вам бумага, вот вам ручка. Письменно изложите всё то, что случилось в пятницу. Начало вашего рабочего дня меня не очень интересует. Постарайтесь подробнее написать об окончательной части вашего восьмого маршрута и уж очень подробно о том, как вошли в ЦРБ номер пять. 

            - Хорошо, но это займёт много времени, - пробормотал я. – Да и писатель из меня никудышный.

            Он сделал вид, что не услышал, моей реплики, надел очки и углубился в изучение каких-то бумаг. А я уселся за стол и взял ручку. Мои творческие мучения продолжались около часа. Два листика пришлось порвать и выбросить в урну – уж очень путано, тяжеловесно и неуклюже выглядели написанные предложения. Но, в конце концов, с горем пополам мне удалось составить докладную. Завершая её, я решил не описывать мои потусторонние витания над своим бессознательным телом. Не хватало ещё, что бы безопасность направила меня на обследование в психушку.

            - Готово, - сообщил я.

            - Поставьте внизу дату и распишитесь.

Пузач взял докладную, внимательно прочитал её, иногда кивая головой, затем спрятал в лежавшую у него на столе папку.

- А теперь побеседуем, - предложил он: – Что можете устно добавить к написанному?

- В принципе, ничего, - я пожал плечами.

- Тогда ответьте, почему ваша машина остановилась на Владимирской, а не свернула на Краснолиманскую?

- Подъезд к ЦРБ был очень затруднён. Если бы наш «Фолькс»… если бы Вася Плотный повернул на Краснолиманскую и остановился, то на перекрёстке образовалась бы пробка.

- Чья это была идея: остановиться на Владимирской, ваша или Плотного?

- Моя. Об этом указано в докладной.

- Я читать умею, - Пузач снял очки и потёр глаза. - Вы и Плотный грубейшим образом нарушили инструкцию: находящиеся в автомобиле должны визуально контролировать движение инкассатора по улице. Далее... Вы стучите в закрытую дверь и вам её открывает преступник…

- Но на нём не было написано, что он преступник. Мне открыл прилично одетый молодой человек. Он представился, как работник ЦРБ.

- Работники ЦРБ ждали приезда инкассации с минуты на минуту. И, значит, открыли бы дверь сразу. Более того, рабочий день ещё не был закончен, а дверь почему-то была закрыта. Неужели это вас не насторожило?

- Часто по пятницам отделения заканчивают свою работу раньше обычного, - сделал я попытку оправдаться, хотя и понимал, что сейчас Пузач был кое в чём прав.

- Вот объяснительная Плотного, - Пузач открыл папку и показал мне исписанный лист. – Здесь синим по белому указано, что вы оба торопились закончить маршрут.

- Мы торопились не закончить маршрут, а пытались наверстать график и заехать в банк вовремя. Не хотелось, знаете ли, опаздывать… 

- Опаздывать? – указательный палец замуправляющего безопасностью назидательно поднялся вверх. - Вот до чего доводит торопливость и халатность. Соблюдать график необходимо – это понятно. Однако человеческая жизнь важнее любых графиков и денег. Разве вы не рисковали своей жизнью и жизнью водителя двадцать первого августа этого года? 

Я не сразу понял, что имеет в виду Пузач. А он достал из своей папки очередную бумагу и показал её мне.

- Вот докладная одного из моих подчинённых: двадцать первого августа инкассатор Брагин В. С. выехал на утренний маршрут без охраны – без сопровождения сотрудника ГСО. Было такое? 

- Было, - пришлось вспомнить мне. – Но, тогда случился форс-мажор: у ГСОшников сломался автобус и они вовремя не приехали в банк. А отделения требовали срочно привезти их сумки – не могли начать работу с клиентами без денег.

- Мало ли, что они требовали. Есть инструкция: без охраны перевозка денежных средств и ценностей категорически запрещена. Вы уже почти десять лет работаете в департаменте инкассации, а этого не знали?

Я промолчал. Пузач встал из-за стола и прошёлся по кабинету.

- Ведь инструкции для того и составлены, чтобы их выполняли, - произнёс он тоном учителя. - Они написаны, образно говоря, человеческой кровью – кровью ваших коллег. Тех, кто лишился своей жизни. В пятницу это едва не случилось и с вами. 

Мне вдруг показалось, что Пузач не слишком бы опечалился, если бы я позавчера лишился своей жизни. А он продолжал:     

- Это же счастливая случайность, что преступник, стреляя с трёх метров, умудрился лишь ранить вас. И наш оператор не сплоховал: увидев всё происходящее в ЦРБ на Краснолиманской, он после вызова группы захвата сразу же вызвал «скорую помощь» для вас. Иначе вы бы просто умерли от потери крови.

Этот нравоучительный тон начал меня доставать и захотелось немного подерзить.

- Не везёт мне в смерти, повезёт в любви, - вспомнил я вслух слова из песни известного киношлягера.

Эта в общем-то безобидная фраза пришлась Пузачу явно не по вкусу, Он полоснул по мне испепеляющим взглядом, затем достал из кармана сигареты и зажигалку. Считая, что наша беседа закончена, я приподнялся со стула и спросил:

- Можно идти?

- Пока нет. Считаю, что вам стоит посмотреть запись, - ответил Пузач.

- Извините, – не понял я.

- В интересах следствия предлагаю вам просмотреть запись видеонаблюдения основных событий в ЦРБ. Возможно, в вашей докладной есть какие-либо упущения и сейчас вы вспомните что-нибудь важное.

Пузач подошёл к своему столу, с минуту щёлкал компьютерной мышкой, затем развернул ко мне монитор. Я увидел на экране застывшее изображение главной комнаты ЦРБ. По ракурсу не сложно было определить, где размещалась записывающая камера – под потолком над входом в комнату. Слева у оконных жалюзи и по центру стоят столы с компьютерами, перед ними - несколько кресел. Справа – до самого потолка перегородка кассы с закрытой дверью и открытым окошком. За центральным столом напротив входа сидит блондинка Ирина. Таймер в левом углу экрана показывает дату и время: 17 часов, 54 минуты, 23 секунды.

 Ещё щелчок мышки в руке Пузача и запись пришла в движение: таймер на экране начал отсчёт, Ирина поправила причёску и зевнула. Затем, придвинув поближе стоящее на столе небольшое зеркальце, тщательно исследовала свой носик и подкрасила помадой губы. 

 - Кажется, инкассатики приехали, - сказала она, поворачиваясь к окошку кассы.  

В комнату входит худощавый «пижон». Время на таймере: 17 часов, 55 минут, 48 секунд. «Пижон» стоит спиной к видеокамере.

- Я хотел бы получить кредит в «Социалбанке», - говорит он Ирине. Видно, что он оглядывает комнату. 

Хотя разрешение видеокамеры довольно-таки низкое, в правой руке «пижона» заметен мобильный телефон.

Ирина начинает объяснять какие документы нужны клиенту для оформления кредита и замолкает на полуслове, через плечо «пижона» смотрит в коридор. Очевидно, услышала звук открываемой с улицы двери или шаги в коридоре. Мгновением позже на экране появляется широкая спина мужчины в тёмной куртке. Его голова закрыта шапкой-маской, именуемой в народе  балаклавой. Зашедший делает два быстрых шага вправо, эффектный прыжок и - удар ногой в кассовую дверь. Удар такой силы, что даже завибрировала висящая далеко от кассы видеокамера, об этом можно судить по сильному дрожанию изображения на мониторе. Ирина с визгом лезет под стол. Даже «пижон» отскочил подальше влево от кассы. «Шапка-маска» легко толкает дверь рукой и она, повисая на одной петле, приоткрывается. «Шапка-маска» врывается в кассу. Сквозь визг Ирины слышен его возглас:

-Да закрой ты ей пасть!

«Пижон» выволакивает Ирину из-под стола и бьёт кулаком по лицу. Ирина замолкает. Из кассы появляется спина «шапки-маски». Он за волосы вытягивает  Елену и швыряет на пол рядом с Ириной.

- Запри их где-нибудь, - приказывает «шапка-маска».

- Где? – восклицает «пижон».

- Да хоть в сортире, мудак. Здесь у них сортир должен быть? И входную дверь запри, -  «шапка-маска» снова скрывается в кассе.

«Пижон» подхватывает под руки Ирину и выволакивает её из комнаты, через двенадцать секунд возвращается за Еленой. Через двадцать секунд он снова появляется в комнате и заглядывает в кассу.

- Что ты там копаешься?.. – произносит «пижон» и после паузы: - Ага, супер! Я же говорил!.. И в сейфе должны быть какие-нибудь бабки… Нужно у тёлок спросить, где ключи… Смотри, связка у батареи валяется!.. Вот тот широкий ключ должен подойти… Что там?.. Гривна?.. Прячь всё в одну сумку…   

«Пижон» вдруг вздрагивает, оборачивается, смотрит на окно.

- Слышишь, стучит кто-то?.. Нет, это не девки. Звук не из сортира. Это в дверь стучат с улицы. 

«Пижон» замер, прислушиваясь. Теперь отчётливо слышен стук. Из кассы доносится приказ «шапки-маски»:

- Пойди и скажи, что отделение уже закрыто.

«Пижон» послушно выбегает и из коридора слышен его голос:

- Что надо? Мы уже закрыты.

Через семь секунд он возвращается.

- Это - инкассация! – в голосе «пижона» чувствуется паника. – Они не уйдут. Что будем делать?

Из кассы раздаётся трёхэтажный мат и воцаряется недолгая тишина. «Пижон» стоит без движения. Только таймер на экране отсчитывает секунды.

- Что делаем? – повторяет «пижон».

- Сколько их? – раздаётся из кассы.

«Пижон» бросается к окну и, приподняв краешек жалюзи, докладывает:

- На крыльце один стоит. Точно, один! И машины их что-то не видно. Может, она за углом?

Раздаются два сильных удара в дверь.

- Открывай, - приказывает «шапка-маска». – Одень на морду улыбочку и без всякого мандража. Пусть он думает, что ты здесь работаешь. Запускай его сюда. Сейчас ему будет инкассация.

«Пижон» выходит. На таймере отсчитываются секунды: одна, другая, третья…

- Ты что, заснул?.. Сколько можно ждать? Или хотите в семь часов сдаваться? – узнал я свой собственный голос.   

            Слышен торопливый монолог «пижона»:    

            - Извините. Мне наш кассир не сказала, когда вы приедете. Сама она пошла… хи-хи-хи,.. в туалете она сидит,.. а я же не знаю, что это за мужик к нам в дверь ломится. Может, пьяный какой?.. Я, вообще-то, здесь новенький, только третий день работаю. Проходите, пожалуйста… 

            - В туалете сидит? Снимай её с горшка. Пусть сумку сдаёт.

На экране появилась моя долговязая фигура. Шаг к кассе, второй и резкий звук выстрела от которого слегка дёрнулось изображение на мониторе…  

- Можно выключать? – осведомился Пузач.

Всё это время, пока я смотрел запись, он стоял у приоткрытого окна и курил.

- Разрешите досмотреть до конца, - попросил я.

- Если хотите,.. - Пузач затушил в пепельнице окурок и уселся за свой стол.

На экране под моей головой расплывалась кровавая лужица и лоб тоже был залит кровью. Рассматривая самого себя, я с волнением вслушивался в диалог «пижона» и «шапки-маски»: 

- Ты же его мочканул.

            - А что с ним нужно было, чаи распивать?

- Но на мокрое мы не договаривались.

- Пасть закрой…

Я смотрел запись и мог с уверенностью предсказать, что сейчас произойдёт: «шапка-маска» выйдет из кассы, впихнёт инкассаторскую сумку в серый полиэтиленовый пакет с надписью «ADIDAS» и спросит: 

            - Точно их машины нет у крыльца? Ну-ка, глянь ещё раз.

            - Машин стоит много, - отвечает пижон. - Но все они обыкновенные, не инкассаторские. Зуб даю, их тачка там - за углом. Нам крупно повезло.

            - Пасть закрой. Всё, рвём когти.

            - Давай волыну у жмурика заберём.  

            - Не трогай…

Теперь можно не сомневаться - мои видения в пятницу не были галлюцинациями. В бессознательном состоянии я тогда в самом деле всё слышал и видел. Причём видел всё, находясь отдельно от своего тела. Словно висел в воздухе. В какой части комнаты? Пожалуй, вон в том - правом от окна углу…

Я даже непроизвольно вскрикнул, когда увидел на экране едва видимый шарообразный объект, размером с апельсин или теннисный мячик. Эта прозрачная шарообразность висела под потолком комнаты ЦРБ рядом с оконным жалюзи и была бы совсем невидима, если бы по ней не проходила какая-то мелкая воздушная рябь. 

            - Что вы там увидели? – заинтересовался Пузач.

- Да тут шарик какой-то под потолком висит, - постарался ответить я, как можно безразличнее. – Почти невидимый.

- Какой ещё шарик? – раздражённо произнёс Пузач и, привстав со стула, взглянул на экран. – Где?

- Вот, в правом от окна углу, - я тыкнул пальцем. – Видите?

- Не вижу… Хотя, что-то там и в самом деле колеблется. Возможно, это тёплый воздух от батареи поднимается или дефект в видеозаписи… Всё? Можно выключать?

- Ещё чуть-чуть, - попросил я, не отрывая взгляд от экрана.

Таймер зафиксировал время ухода бандитов: 18часов 02 минуты 9 секунд. В комнате остались только моё неподвижное тело и висящий под потолком шарообразный объект. В 18 часов 02 минуты 31 секунду из кармана моей куртки раздались «Джентльмены удачи». По поверхности шарообразного объекта пробежали сильные воздушные волны и он вдруг исчез. Через пять секунд после его исчезновения, моё тело шевельнулось и издало стон. А когда снова зазвучали «Джентльмены удачи», рука достала из кармана мобильник.  

- Что и требовалось доказать, - удовлетворённо произнёс я.

            - А что требовалось доказать? – спросил Пузач.    

            - Что шарик исчезнет, - захотелось ответить мне правду, но всё-таки я решил промолчать.

            - Так, что требовалось доказать? – повторил Пузач. 

- Что Плотный звонил мне, - догадался ответить я. – А то сомнения меня одолевали: говорил я с Васей, когда пришёл в сознание или это была чистейшей воды галлюцинация.

- Мне бы ваши заботы, - пробормотал Пузач и выключил запись на компьютере.

- Что-нибудь интересное вспомнили после просмотра? – сухо осведомился он.

Я покачал головой.

- Может быть есть какие-либо замечания?

- Есть несколько предположений.

- Изложите.

- Выстреливший в меня бандит хорошо подготовлен физически. Не каждый способен с одного удара выбить дверь в кассу. Он или спортсмен, или бывший спецназовец… Хотя спецназовец должен метко стрелять… Значит, он – спортсмен.

- Очень ценный вывод, - Пузач усмехнулся. – Вы прямо – Шерлок Холмс. Продолжайте.

Я пропустил его насмешку мимо ушей:

- Пижон в костюмчике пришёл в ЦРБ открыто, не скрывая лица. Либо он  не догадывается о видеонаблюдении в банках, либо не боится его. Почему? Возможно потому, что он житель другого города или даже области, либо…

            - Он житель нашего города, - перебил меня Пузач. – Точнее, пригорода. Фамилия его – Лапшин, зовут - Евгений Николаевич.  

- Значит,.. так вы его уже нашли? 

- Нашли… Нашли его труп, - Пузач вдоволь насладился моим удивлением и продолжил: - Да, его труп. Сегодня утром дворничиха с улицы Орловской проявила бдительность. Она обратила внимание, что уже сутки рядом с мусорными баками стоит «Москвич», а в нём сидит водитель с неестественно склонённой на бок головой.

- Он был застрелен?

- Нет. Ему сломали шейные позвонки.

- Стопроцентно, этого Лапшина убил его сообщник – спортсмен, - уверенно произнёс я. – Он владеет приёмами каратэ и по фигуре видно: силы у него – хоть отбавляй. Такой медведя голыми руками завалит. Уговорил дружка своего на «дело» сходить, а потом ему шею свернул, чтобы не делиться добычей. Можно взять мобильный телефон Лапшина и отследить все звонки…

- Труп найден без телефона, - перебил меня Пузач. – Успокойтесь, Виктор Сергеевич. Поиграли в детектива и хватит. Мы как-нибудь и без вашей помощи разыщем второго преступника. Большое вам спасибо за то, что приехали. Поезжайте домой и лечитесь. Кстати, чем вы завтра хотите заниматься? 

- С утра иду в поликлинику на перевязку.

- Значит, к полудню вы будете свободны. Я вас попрошу, завтра около двенадцати дня подъехать в комнату 714 Северного отделения. Пройдёте там тестирование.

- Какое ещё тестирование? Зачем? – я знал, что тестирование проводится только при приёме на работу.

Пузач вежливо улыбнулся.

- Ответите на несколько вопросов нашего психолога. Это хоть и пустая  формальность, но таковы нынешние служебные рекомендации, которые надлежит исполнять. Вы ведь перенесли сильный стресс. Опять-таки, сотрясение мозга, а оно, как известно, ума не добавляет. Так что, тестирование не помешает. Итак, договорились?

Я хотел было ответить, что у меня постельный режим и разъезжать по городу из-за каких-то там формальных тестирований мне ещё рановато, но передумал: ведь поездка на Северное отделение – это вполне реальный повод увидеться с Натальей.

- Договорились.

Из кабинета Пузача я вышел с неприятным осадком. У меня появилась твёрдая убеждённость: он меня ненавидит, хотя и старается скрыть это. И ещё возникло чувство какого-то упущения. Вроде бы я не обратил внимания на нечто очень интересное и важное. На что именно и когда: в разговоре ли с Пузачем или при просмотре видеозаписи?  

Естественно, водитель банковского «жигулёнка» не собирался меня поджидать, чтобы отвезти обратно. Под начинающимся мелким осенним дождём пришлось топать до остановки и добираться домой на троллейбусе.

Около семи вечера заявилась Светка. Радостно щебеча, она готовила ужин и рассказывала мне в каких живописных местах находится Пашина дача и какие у него чудесные родители. Я слушал её, расспрашивал сам и отвечал на вопросы о своём самочувствии, одновременно пытаясь сосредоточится и припомнить все подробности своего визита к Пузачу. Лишь когда я пошёл спать и в третий раз мысленно прокрутил каждый фрагмент видеозаписи, мне удалось найти искомое:

«пижон» оттаскивает Елену в туалет, возвращается в комнату, заглядывает в кассу и произносит:  

- Что ты там копаешься?.. Ага, супер! Я же говорил!.. И в сейфе должны быть какие-нибудь бабки… Нужно у тёлок спросить, где ключи… Смотри, связка у батареи валяется!.. Вот тот широкий ключ должен подойти… Что там? Гривна?.. Прячь всё в одну сумку…

- … Ага, супер! Я же говорил!.. - Вот эта фраза «пижона»! Именно она лишала меня покоя сегодняшним вечером. Что увидел «пижон», заглянув в кассу? Вероятнее всего, открытую инкассаторскую сумку с пачками долларов. Но крупная сумма валюты его не удивила. Наоборот, «пижон» восклицает: «Я же говорил!..» Получается, что в ЦРБ преступники нагрянули не спонтанно, не на авось, а по наводке. Кто их мог навести? Работники ЦРБ – Ирина и Елена? Управляющая их отделением? Кто-нибудь из окружения господина Малыги или лично он сам – чем чёрт не шутит?  

«Нужно завтра обязательно позвонить Пузачу, - вертелось в моей полусонной голове. – И что он скажет? А скажет он следующее: «Хватит вам, Брагин, играть в детектива. Мы как-нибудь и без вашей помощи обойдёмся». И будет полностью прав – у них в безопасности не лохи сидят. Они тоже просматривали видеозапись и не раз. Наверняка прорабатывали каждую фразу, каждый жест бандюков. Так что, нечего играть мне в детектива… Или всё-таки позвонить?..» 

Так и не прояснив для себя этот вопрос до конца, я погрузился в сон.

(продолжение следует)

 

 

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 677 гостей и 6 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
7604
5346
4671
2789
2746
2596
2445
1919
1868
1705

Комментарии