Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    159 ( +187 )
  • slivshin
    122 ( +172 )
  • shadow
    79 ( --46 )
  • sovin1
    59 ( +58 )
  • Олег Русаков
    56 ( +62 )
  • ArtIrina
    51 ( +46 )
  • gen
    28 ( +16 )
  • Соломон Ягодкин
    18 ( +15 )
  • максим69
    13 ( +28 )
  • Тиа Мелик
    13 ( +27 )

( Голосов: 7 )
Avatar
"Южный пляж"
16.12.2016 13:43
Автор: Киткина Елена Леонтьевна

 

ГЛАВА1

 

   Вот  который день стояла жара, и синоптики в своих прогнозах обещали, что она долго не продлится. Но по мере того как проходили дни, жара не только не спадала, наоборот, ртутный столбик поднялся выше красной отметки в тридцать градусов.

После восхода солнца можно было глотнуть воздуха, веявшего упоительной прохладой и пьянящей свежестью, но ближе к полудню жара давала о себе знать и становилась удушливой, даже удручающей. Солнце своими лучами палило так, что синяя речная гладь и прибрежный песок, вроде раскаленной плиты, обжигали тех, для кого являлись средством отдыха на пляже. Тогда их спины  покрывались красными пятнами, что можно сравнить с раком, вышедшим на сушу.  Но это обстоятельство никак не пугало тех, чьи полуобнаженные тела на покрывалах разных расцветок и размеров, лениво полеживали и не хотели замечать женщины, которая странным делом потирала рукой левое плечо. Ее прекрасное лицо не выражало никаких эмоций, а загадочная, чуть ироничная улыбка исчезла столь же быстро, как и появилась.

 

   Казалось, она не ощущала жары или та ее не касалась. Все ее мысли, все существо находились далеко отсюда: разноцветные блики перенесли ее в прошлое, где огонь, сметающий все на своем пути, порождал смерть и сковывающий ужас.

 

_ Здесь огонь! Помогите, помогите -- плакала девочка, закрыв лицо руками. Но огонь безжалостно пожирал все и вся…

 

Женщина, стоявшая на берегу, вздрогнув, открыла глаза. Ее взгляд стал непроницаемым.

 

-Пляж - Хриплым голосом прошептала она- Южный пляж.

 

Почему пляж называется Южным, никто не мог объяснить, но постоянные его посетители предполагают, что все это из-за бара, находящегося поблизости. Хозяином бара »Южный» являлся Игорь Лентенов. Человек уже немолодой, в далеком прошлом – архитектор, и в силу некоторых причин занялся собственным бизнесом, что оказалось весьма прибыльным делом.

 

Его супруга, весьма капризная и взбалмошная женщина, занималась домом и семьей. Но дети выросли, стали большими и сами могли о себе позаботиться, но для Натальи они до сих пор оставались маленькими и беспомощными. Такое отношение матери тяготило Романа, а Диану оно просто раздражало.

 

С отцом же они чувствовали себя иначе: отцу доверяли то, о чем не могли сказать матери. Игорь знал о всех переживаниях своих детей.

 

-Папа, я снова поссорилась с Виталием Лорэнтевым - с нескрываемым разочарованием сказала Диана- Иногда он бывает таким нудным.  

 

Диане было некому пожаловаться как не отцу: брат находился в столице, а мать просто не поняла бы ее. Удобно  расположившись за стойкой бара, девушка приготовилась к долгой исповеди. Она знала, что отец выслушает без ругани и упреков, к тому же что-нибудь посоветует.

 

-Что же у вас произошло на этот раз?- терпеливо спросил отец.

 

-Ничего особенного-с долей иронии произнесла Диана - Если не считать того, что он считает меня несерьезной и взбалмошной, а мою идею смешной и нелепой.

 

Игорь отложил белоснежное полотенце, которым до этого момента вытирал стаканы, и полностью погрузился в душевные переживания единственной дочери.

 

-Он не хочет быть танцором, а хочет быть архитектором как его отец.

 

Игорь искренне удивился.

 

-Ну и что с того, дочка?

 

-Как что? Я всегда мечтала, что мы будем танцевать вместе. Хотела, чтобы танцы стали нашим общим делом в жизни.

 

Как же Диана заблуждалась на этот раз. Лентенов попытался ей тактично объяснить, что она не права.

 

-Послушай, дочка,- Игорь взял ее за руку - Ты не должна навязывать Виталию то, что чувствуешь сама. Ты можешь сказать ему об этом, но решать за него никогда.

 

-Ты будешь его защищать?- возмутилась девушка, отдернув руку.

 

-Нет, но у Виталия есть право на собственный выбор.

 

Но отца отвлек посетитель и пока он заказывал кока-колу и эклер, Диана огляделась по сторонам». Все же у папы неплохой вкус» - невольно подумала она. Уютные расставленные резные столики и диванчики, дорогие шторы из тяжелого шелка, светлые стены, казалось, делали помещение просторней,  а сверху на девушку смотрели небольшие двуярусные люстры.

 

-Может ты и прав - произнесла Диана после некоторых  раздумий. Она что-то хотела сказать отцу, но, увидев, что посетителей пребывает все больше, попрощалась с отцом, хлопнув дверью.

 

Игорь Лентенов по праву гордился своим «детищем». Еще бы он сам создал проект этого заведения и с помощью рабочей силы воплотил его в жизнь. Не раз, сидя за рабочим столом и проверяя платежки, отчеты, задумывался над тем, что партнерство по бизнесу, о котором мечтал, так и не сложилось. Но Лентенов по своей натуре являлся ярким индивидуалистом и, анализируя прожитые годы, он понимал, что быть иначе не могло.

 

С его несостоявшимся партнером дружба на долгие годы также не сложилась, а вначале предвещала, что никакая сила не сможет их сделать чужими, и так они останутся закадычными друзьями до той самой поры, когда на их головах поседеют шевелюры, а в руках появятся тросточки. И Лорэнтев, и Лентенов жили по соседству еще мальчишками. Вместе сидели за одной партой, вместе участвовали в школьных разборках, никогда не оставляя друг друга без поддержки, наконец, вместе выбрали то, чем будут заниматься в жизни, архитектуру.

 

Бывало, что целыми днями в свой досуг они обсуждали  проекты, и даже сидя за праздничным столом, не забывали о делах..., но все осталось в прошлом. Крепкая дружба оборвалась как клубок шерстяных ниток. Это грянуло громом посреди ясного неба, когда Эдуард Лорэнтев узнал об измене жены и с кем…с его лучшим другом, почти братом.   

 

Будто пелена прошлого застлала ему глаза и приоткрыла занавес того, чего он так боялся вспоминать. Но с тех пор прошло много лет, а не заживающая рана продолжала бередить как раньше.

 

-Нет- эхом внутреннего голоса повторил Эдуард- Почему ужасные воспоминания первого брака преследуют меня? Почему не оставят в покое. Боже, сколько лет…

 

Со второй женой он просто развелся и с той поры не пытался связывать себя семейными узами. Да, в амурных делах Лорэнтеву явно не везло, над ним висело какое-то проклятие. Но он сильно не отчаивался и всю свою необузданную энергию направил на дело и добился в нем большого успеха. Лорэнтев открыл два магазина и в своих честолюбивых планах он грезил о третьем. Времени на воспитание четверых детей у Эдуарда не хватало, потому и дал объявление в газету, что требуется гувернантка и чтобы она соответствовала определенным требованиям. Вскоре такая нашлась. Рита Мернова имела высшее педагогическое образование, аккуратность и хозяйственность являлись ее достоинствами. Ей было лет за тридцать и в прошлом учитель русского языка и литературы. Устроившись на работу в коттедж Лорэнтевых, Рита прониклась к детям материнским участием и теплотой и неудивительно, что за самое короткое время они успели полюбить ее, более того она умела хранить самые сокровенные тайны, что доверяли ей дети Эдуарда. Сам Лорэнтев, довольный тем как Рита относилась к его отпрыскам и справлялась с домом, знал, что  всегда и во всем у этой женщины был полный порядок.                          

 

Так Рита проработала в коттедже Лорэнтевых чуть больше пятнадцати лет. И Эдуард,и его дети считали ее одним из членов своей семьи и не мыслили как будут жить без нее. Она вносила спокойствие и уют в этот дом, ставший ей по-настоящему родным. Особенно домашних радовали цветы, что Рита выращивала каждый год. Женщина лелеяла их так, как мать лелеет своих детей. Рита и была ею в полном смысле этого слова. Взять хотя бы одну из его жен - ни одна из них не смогла бы соперничать с ней в этой области. Обе его половины были рождены для чего угодно, но только не для материнства. Анжела Лорэнтева, его первая жена…и снова, подобно северному ветру, в душу ворвались воспоминания о той ужасной трагедии, что не дают покоя вот уже больше двадцати лет.

 

Лорэнтев тяжело поднялся со своего крутящегося кресла и подошел к окну. Там, за плотным стеклом, играли блики на палящем солнце. От них исходило таким жаром,  что Лорэнтев невольно попал под его воздействие. Разум Эдуарда перестал воспринимать звуки, голоса-все то, что давало настоящее, а погрузился в прошлое, где огонь пожирал и сметал все, что только попадалось ему на пути… Боже, когда закончится эта жара? - взмолился он. Чтобы покончить с воспоминаниями на сегодня, подошел к столу и открыл один из его ящиков, взяв письмо, Лорэнтев без сожаления предал его огню.

 

-Вот и все. Все-с непроницаемым взглядом смотрел он на то, как письмо, сгорая в корзине, превращалось в пепел.

 

По иронии судьбы Лентенов и Лорэнтев жили по соседству, как и раньше. Только сейчас они не замечали друг друга, не желали здравия, как это было, а проходили мимо с молчаливой враждебностью в глазах. Они стали непримиримыми врагами, соперниками в делах, но их отношения, ни каким образом не отразились на детях, что явное это обстоятельство не приводило обоих упрямцев в восторг.

 

Игорь Лентенов очень гордился тем, что сын пошел по его стопам и стал архитектором, но вот Наталья беспокоилась как бы ее любимый Роман и характером не пошел в влюбчивого и ветреного мужа, а за все приключения на стороне была готова пилить его все дни и ночи напролет, изображая несчастную жертву обмана.

 

Не исключением явилась и Диана. Она беспокоила Наталью тем, что всерьез увлеклась младшим сыном Лорэнтева. Как бы мать не уговаривала дочь, что Виталий ей не пара, девушка не соглашалась с ее доводами. Тогда Наталья в сердцах говорила, что та не будет счастлива с одним из Лорэнтевых, что эта семья не приносит ничего, кроме несчастий, видно на роду у них так написано, и интуиция никогда ее еще не подводила. Но как у Натальи с интуицией только предстоит узнать, а вот у Виталия она точно есть.

 

Надо сказать, что младший Лорэнтев находился на перепутье, а все потому, что пора  определяться с жизненным выбором. Окончившему одиннадцатый класс, отец ему пророчил карьеру блестящего архитектора, каким он в прошлом являлся сам. Никто из его других детей не пошел по его стопам, но с Виталием должно быть все иначе.

 

Младшему Лорэнтеву, конечно, нравилась архитектура, но, ни до такой степени, чтобы заниматься ею всю свою жизнь. По своему складу оказался человеком творческим и от предложения Дианы, чтоб посвятить себя танцам, очень обрадовался, но девушке вида не показал и мало того дал понять, что эта идея… его вовсе не привлекает. Девушка от обиды надула пухлые губки, а юноша, отвернувшись, попытался скрыть истинные намерения.

 

  -Нужно обратиться к Нике - пронеслось у него в голове - Она не раз выручала меня своими советами - что он и сделал, вернувшись, домой.

 

Девушка сидела за туалетным столиком небольшой уютной комнаты и причесывала длинные светлые волосы. Увидев брата, она отложила расческу и вопросительно взглянула в его сторону.

 

-Сестра, меня одолевают сомнения. Я не знаю, какой выбор будет правильным.

 

Она понимала, о чем пойдет речь. В последнее время эта проблема все больше тяготила его и вырывалась наружу принятием какого-либо решения. И сейчас ее задача состояла в том, чтобы подтолкнуть брата к правильному выбору, даже наперекор собственному отцу.

 

-Я настоятельно тебе советую пойти к нашему папе и поставить его в известность, что ты будешь поступать в школу танцев.

 

-Но я не хочу убивать надежды отца. Он так надеялся, что я продолжу его дело архитектора-возвразил Виталий, на что Ника пожала плечами.

 

-Да, но ответь, кому твоя жертва принесет счастье? Отец будет жить в иллюзиях, а ты - во лжи.   Между вами возникнут непонимание и неприязнь. Ты этого хочешь?

 

-А отец?- Виталий отвел глаза.

 

-А что отец…со временем он все поймет и примирится с твоим выбором.

 

Его лицо просветлело. Он поверил сестре в правильности своего решения. Ведь советы Ники его еще никогда не подводили.

 

-Надо признать, что так оно и есть, сестренка. Мне обязательно нужно поговорить с отцом и увидеться с Дианой.

 

Но Эдуард Лорэнтев был не готов для серьезного разговора с сыном, а все потому, что находился в явно плохом расположении духа из-за жары. Плотно закрыв шторы на окнах, он всячески противился ярким солнечным бликам, которые врезались в память, теребили душу и подобно горящей лавине, рождали ужасные воспоминания.

 

-Нет,- Эдуард обхватил голову руками - Снова они не дают мне покоя. Боже, когда это закончится.

 

Лорэнтев даже не заметил стоящего на пороге кабинета младшего сына, изумленными глазами глядевшего на него.

 

-Не сейчас- сказала юноше подошедшая Рита, держа в руках стакан ромашкового  чая.

 

Виталий обеспокоился странным  поведением отца.

 

-Я не понимаю, о каких воспоминаниях говорит он.

 

Рита долгим взглядом посмотрела на него и отрывисто произнесла.

 

-Тебе и не нужно понимать. После поговорим.

 

Изумленный, он покинул дом и отправился к Лентеновым. Но чем  ближе Виталий приближался к их владениям, тем острее чувствовал, что в который раз станет свидетелем новой ссоры Игоря и Натальи.

 

-Ты был с очередной девкой, этакий бесстыдник. Как не стыдно шляться старому ослу - услышал он за металлической дверью истеричный крик жены Лентенова. В гневе она не скупилась на слова, и младший Лорэнтев давно привык к ее сарказму.

 

-Постыдился бы взрослых детей, которые все видят и понимают - в том же духе продолжала она.

 

Надо заметить, что в молодости Лентенов не пропускал ни одной юбки: как мотылек, порхал от одного цветка к другому, более прекрасному. А что же Наталья? Она прощала, сколько могла, а, когда пришел конец ее терпению, поставила вопрос ребром: семья или очередной роман. Игорь выбрал первое. Но женщина, помня причиненные обиды и при каждом удобном случае не забывая с сарказмом напомнить мужу о бывших пассиях и, когда, возвращаясь позже назначенного времени, подозревала его  в неверности.

 

-Дорогая, в баре посетителей было слишком много. Ты же знаешь в воскресный день…

 

Но она не дала ему договорить, а зло перебила.

 

-Не знаю что там у вас  в воскресный день. У тебя, что барменов нет.

 

-Я отпустил Федора по срочному делу, потому и простоял за стойкой бара несколько часов.

 

Наталья с сомнением покачала головой: верить мужу или нет - ведь столько раз он обманывал. Но больше всего она не могла простить ему роман с Софией Лорэнтевой, которая многие годы являлась  ее ближайшей подругой. От такого заявления Виталий, находившийся все время под дверью, отпрянул от нее, как ошпаренный, и уже собирался было уйти подальше от этого неспокойного дома, как увидел Диану. Привлекательная блондинка, с детства нравилась Виталию. Девушка кивнула на окно, а он понял ее.

 

В гостиной Лентенов пытался успокоить жену, понимая, что переубедить в ее же заблуждении, будет делом довольно- таки непростым. Народное выражение «Неверующий Фома» подходило ей на девяносто девять, исключая один процент.

 

-Дорогая, давай не будем ссориться. - На что Наталья рассмеялась.

 

-Ссориться?! Это обычное выяснение правды. Детектор измены называется.

 

Она перестала смеяться и жестко посмотрела на мужа.

 

-Какой детектор измены? Я не обманываю тебя. Поверь, у меня в мыслях этого нет.

 

-Знаю, я твои мысли.

 

Игорь понимал, что сам виноват в том, что жена ему не доверяет, но сейчас необходимо было переходить в наступление.

 

-Наталья, ты мать моих детей и я люблю тебя. Наконец, ты та женщина, с которой в жизни я делил все.

 

-Конечно, и бедность, и богатство, и горе, и радость - и прочее в том же духе. - Она театрально взмахнула руками.- Только я, помимо этого, делила свою любовь к тебе с многочисленными любовницами.

 

-Интересней тебя я никого не встречал в своей жизни - вырвалось с языка Лентенова. На что Наталья довольно улыбнулась: выходит их чувства можно возродить с новой силой.

 

-Вот и докажи на деле свою любовь.- И демонстративно удалилась.

 

Оглядывая просторную гостиную, где разместится, пожалуй, десяток гостей, Лентенов невольно отметил, что мебель из красного дерева на фоне черного паркета смотрелась потрясающе...,  но к чему эти внешние удобства, эта гармония цвета, если внутри тебя дисгармония души, когда нарушается ее равновесие. Лентенов  понимал, что бесповоротно потерял доверие жены. Прошлое всегда будет стоять между ними...

 

ГЛАВА 2

 

Ни Игорь Лентенов, ни тем более его жена не услышали, как во время их новой ссоры Виталий проник в комнату Дианы через окно. Чтобы на это обстоятельство сказали родители девушки, молодые люди, конечно же, не знали, но явного восторга  те не испытали бы, в отличие от Дианы, что с  нескрываемой улыбкой смотрела на юношу. Ей нравились романтические встречи, напоминавшие девушке шекспировских Ромео и Джульетту. Обоим, казалось иной раз, что они и есть эти герои, только в современном варианте.

 

-Как тебе наша встреча?- Виталий прочел ее мысли.

 

-Класс,- Диана показала большой палец. Но вдруг ее лицо помрачнело, и Виталий понял почему. Оба услышали доносившиеся крики снизу. Виталий попытался разрядить обстановку в комнате, где повисла затянувшаяся неприятная пауза.

 

-Ладно, Диана. И у тебя, и у меня одна картина в доме.

 

-Конечно, мой отец и твоя мать были любовниками многие годы, наставляли рога своим половинам.                     

 

-Ну, хватит, Диана,- резко произнес Виталий.

 

Ему были неприятны эта тема и те грубые выражения, употреблявшиеся в речи девушки время от времени.

 

-Послушай, я пришел тебе сказать…

 

Виталий попытался перевести разговор в другое русло, но она уже завелась.

 

-Ты что оправдываешь их?- Это являлось ее излюбленным выражением.

 

-Вовсе нет. Но должен заметить, что ты похожа на свою мать.

 

Диана в духе матери гордо вскинула голову.

 

-Да, похожа. Если хочешь знать, Виталий, своему мужу я буду хранить верность.

 

На что юноша буркнул, чтобы она не зарекалась. Мало ли, что в жизни может произойти. Последними словами он вывел девушку из себя окончательно. Она  схватила журнал, что первым попался ей под руку и начала им хлестать Виталия.

 

-Давай, пошел. Давай, проваливай.

 

Юноша уклонялся от ударов, но у него это мало получалось. Наконец, он поднял руки и сделал вид, что сдается, пытаясь обернуть все в шутку, но, взглянув на Диану, понял, что этот номер не пройдет.

 

-Ладно, ладно,- Виталий не стал с ней спорить - Я сделаю, так как хочешь ты.

 

 После того как девушка осталась одна, она немного остыла и уже жалела о своем поступке, а юноша, аккуратно спустившись со второго этажа, взглянул на окно ее комнаты и только дернул плечами.

 

-Истеричка, что ли? Прямо как мать.

 

Временами Виталий Лорэнтев не понимал Диану, в точности как его брат Максим не понимал самого себя. В своей конторе старший Лорэнтев выглядел серьезным и компетентным адвокатом, но, выходя за ее пределы, блестящий юрист превращался в не менее блестящего Казанову, притягательного и обольстительного. В его владении находилось множество юных томящихся сердец, ожидавших в безудержной страсти его любви. Но сам Максим оставался не обстреленным многочисленными стрелами Амура и страдания влюбленных женщин абсолютно не трогали того, кто заставлял болеть их сердца месяцами, а то и годами. Пользуясь такой невероятной популярностью у слабого пола, понимал, что ни одна не способна ему отказать. Стоило Максиму взглянуть в их глаза, как они становились пленницами его магнетизма, влюбляясь, не сразу понимали, что их любовь трагична и беззаветна. Он, подобно урагану, врывался в их жизнь и нарушал в одночасье ее размеренное течение. Словно бабочки, летели на огонь, понимая, что могут сгореть в его пламени.

 

Огонь сыграл роковую роль в судьбе Эдуарда Лорэнтева. Для одних людей он нес созидающую силу, для него же стал источником разрушений и страданий, оставляя после себя горечь и разочарования. Долгое время Лорэнтев сидел за столом, обхватив голову руками. Наконец, он откинулся на спинку кресла, которое наклонялось то вправо, то влево, но оставалось стоять под прямым углом». Два неудачных брака, а один из них даже роковой». От мрачных мыслей его отвлек голос Риты. Несколько минут она стояла, не шелохнувшись и не решаясь нарушить эту затянувшуюся тишину. Но чай остывал в стакане, а женщина знала, что Лорэнтев не любит пить его холодным.

 

-Эдуард, может, вы отвлечетесь.- Убрав руки с лица, он  с  благодарностью посмотрел в ее сторону.

 

-Рита, верная Рита. Ни одной жены у меня не было такой как ты.

 

Она знала о его неудачных браках и поняла, что тот имел в виду.

 

-Не будем плохо говорить о тех, кто покоится в мире ином - С чем женщина согласилась, что, если говорить о мертвых в дурном тоне, будет плохо там, где пребывает их душа.

 

-Уверен, что в аду,- зло заметил Эдуард.             

 

На этот раз она промолчала. Эдуард явно находился ни в  настроении,  и перечить ему не имело смысла. В противном случае, он становился язвительным, крайне раздражительным и вспыльчивым. Но такое состояние носило по времени непродолжительный характер.

 

-Знаешь, Рита,- сказал Эдуард более располагающим к себе тоном.- Верно, в аду также жарко, как сейчас за окном. Вот бы небо затянулось тучами, и пошел бы дождь.

 

-Дождь?! Но зачем?! От него становится тоскливо на душе. Разве плохо, когда солнечно и тепло?! В конце концов, свет дарит счастье.

 

- Как знать, Рита, как знать. Понятно только одно, что солнце испепеляет своим светом, словно огонь - задумчиво произнес он, отпивая небольшими глотками ромашковый чай из стакана.

 

-Что вы имели в виду, сравнивая солнце с огнем?

 

- Огонь, как солнце, быстро разгорается, поглощает, сжирает все и вся на своем пути.

 

- Да, но огонь можно залить водой.

 

- В этом и разница. Солнце находится в нашей недосягаемости.

 

В отличие от Эдуарда Лорэнтева его старший сын Максим просто обожал яркое солнце, отличную погоду и пляж, заполненный красивыми и стройными женщинами. Сидя в своей конторе, он то и дело поглядывал в окно, закрытое жалюзями. Как же он  хотел почувствовать под ногами горячий песок и послушать шум прибоя, подставить лицо южному ветру и закрыть глаза. Так можно часами стоять и слушать чудеснейшие звуки, что существуют в природе.

 

Невольно взглянув на дело очередного клиента, Максим тут же свалился с небес на землю, а именно за рабочий стол, за которым  сидел. Долг для него являлся превыше всего. Пробыв до обеда, ближе к вечеру он возвратился домой и, вбежав по лестнице, плотно закрыл за собой дверь.

 

Его комната была выдержана в белых и коричневых тонах, что так подходило к атласной коже и карим выразительным глазам. Мягкий утопающий ковер, платяной шкаф и двухспальняя кровать из красно- коричневого дерева, два мягких кресла, вставные в стену полочки с книгами и новейшей техникой, а завершал эту уютную обстановку рабочий стол с компьютером и телефоном. У его родственников комнаты обставлены с таким же вкусом и мало чем отличались друг от друга, правда, у особ женского пола преобладали нежные постельные тона, что выражало присущую им женственность.

 

Максим взял со стола записную книжку и стал небрежно листать страницы, хранившие номера телефонов его многочисленных подруг, которые летели к нему по первому зову. Но такое явление случалось нечасто. Обычно представительницы слабого пола названивали ему и напрашивались на встречу- это являлось правилом, но не без исключения.

 

В жизни Максима Лорэнтева существовала одна особа, что являлась к нему без предупреждения. Эта чувственная женщина была создана для любви, ибо  не мыслила дня, проведенного без нее. Обладая  высоким темпераментом, она могла не отпускать часами объект своих вожделений, наслаждаясь каждой клеточкой его атлетического тела. Да, трудно было найти женщину ненасытней, чем она.

 

Отыскав ее номер, его рука потянулась к телефонному аппарату, как эта женщина, следуя правилу, появилась на пороге его комнаты. Поля Миранская… От неожиданности рука зависла в воздухе. Хотя он должен был привыкнуть к ее внезапным появлениям на своей территории, но сделать этого так и не смог. Слишком навязчивой она ему казалась.

 

-Максим, хочешь сказать, что я тебе помешала? Даже если и так, то мне плевать. Я хотела видеть тебя.

 

Максим взглянул на нее и невольно поморщился. Нет, эта женщина даже не думала меняться. За все эти десять лет она воплощала образ ревнивой собственницы. Не теряя времени даром Поля подошла к нему вплотную и присела рядом на кровать.

 

-Кому же ты хотел звонить, любимый?

 

Лорэнтев рассмеялся, обнажив ровный ряд белоснежных зубов, отчего стал только неотразимей. Его в классических рамках красивое лицо, ослепительная улыбка притягивали многих женщин, а чувственный рот, магнетизм карих выразительных глаз сводили их с ума и заставляли трепетать в его объятиях.

 

- Не понимаю, что я сказала смешного?- Она провела рукой по его атлетическому стройному телу.

 

- Просто мое желание исполнилось быстрее, чем я ожидал. Ведь ты здесь.

 

Поля осталась довольна таким признанием. Без всяких слов она умело расстегнула пуговицы на его рубашке и, словно разъяренная тигрица, накинулась на его плоть, а он с возгласом повалил ее на кровать.

 

- Ну, ты стерва.

 

Если бы Поля знала, что ее потерял старший брат, то это обстоятельство мало взволновало бы ее. Анатолий нервно расхаживал по комнате и курил одну сигарету за другой. Он старался следить за каждым шагом своей непутевой сестры, которая способна пойти даже на преступление ради минутной прихоти. Однажды, много лет назад, что-то подобное случилось в их семье, и причина тому явилась Поля. Но судьбе было угодно, чтобы буря обошла стороной карьеру Миранского и не запятнала его как прокурора, более того, удача сопутствовала на протяжении долгих лет и только младшая сестра омрачала ему существование. Год за годом, день за днем Анатолий задавался одним и тем же вопросом и не находил ответа. За что ему такое наказание: сестра своими безумными выходками доводила его до исступления.

 

-Где же твоя сумасшедшая тетка?- обратился он к двенадцатилетнему мальчику, который с большим усердием решал школьную задачу.

 

 -Может по магазинам ходит - предположил племянник, оторвавшись от учебника.

 

- Да, какие там магазины - Анатолий устало отмахнулся - Как она может что-то покупать, если с головой не дружит.

 

После того как ушла Поля комната Максима опустела, но все что ни происходит, только к лучшему. С годами она, как женщина, стала привлекать его все меньше, и удовольствие от ее присутствия улетучивалось также быстро, как и мысли о ней. То, что у него происходило с Полей, это называлось инстинктом и желанием заполнить тишину хоть на какое-то время. В семье Лорэнтевых никто не любил одиночества, и Максим не являлся исключением.

 

Большую комнату, расположенную на первом этаже уютного коттеджа, домашние по праву считали гостиной, которая могла вместить себя несколько десятков гостей. Здесь и очутился старший брат, как любила его называть одна из сестер, по имени Елена. С детства она отличалась любознательностью, схватывала материал на лету, обладала хорошей эрудицией и богатым кругозором, что позволяло ей хорошо и правильно излагать свои мысли на бумаге. Это предопределило фантастический успех в ее карьере  журналиста. Елена погружалась в мир фактов, пунктуации, игры слов, словно реальность переставала для нее существовать, все вокруг замирало, а она, уцелевшая со своим ноутбуком, находилась на неведомом ей острове.

 

- Привет  трудоголикам - воскликнул Максим, спускаясь с лестницы.

 

Да, она была из тех породы людей, которые и в свои выходные не знали отдыха. Оторвавшись от монитора, Елена поприветствовала брата излюбленным выражением и поинтересовалась о его отношениях с Полей Миранской, о его чувствах к этой женщине.

 

- Ах, Елена, Елена. Я не испытал любви. Конечно, мне Поля нравится, но не более того.

 

- Готова держать пари, если ты влюбишься, то покупаешь мне дорогой коньяк.- На что Максим рассмеялся

 

- Коньяк я куплю тебе и без пари.

 

Сестре же сказал, что ему тридцать три и что никогда он еще не терял контроль над своими чувствами, чтобы  стать  рабом любви, такой роскоши никогда себе не позволит.

 

- Не родилась еще такая женщина, что способна меня действительно  заинтересовать.- Как далек Максим был от истины.

 

Посреди пляжа каждый день появлялась женщина с изумрудными глазами и зачесанными назад черными волосами. Она не загорала и не плавала, как другие, а неотрывно смотрела в сторону солнечных бликов. Ее красиво очерченные полные губы плотно сжатые, словно боялись закричать от чего-то. Со стороны это казалось странным зрелищем, как и ее комната, куда она вернулась ближе к вечеру, напоминала храм от обилия свечей. На круглом столике стояли бокал вина и пепельница, где догорали дорогие сигареты. Рядом с ним расположилась женщина в черном изящном одеянии, лишь золотой  пояс, перетягивающий стройную фигуру, что на фоне черного выглядело великолепно. Ее волосы переливались в просвете от огня.

 

- Пусть сбудутся мечты, Валентина, - иронично улыбаясь, молодая женщина пригубила вино.

 

ГЛАВА 3

 

В каждом районе города, пусть даже отдаленном, имелся свой блюститель порядка. Телефон неустанно трезвонил днем и ночью, оповещая своих хозяев о нарушении закона, начиная с морали и заканчивая происшествиями разной степени. Одним из них являлся молодой следователь по имени Жигунов. Вот уж несколько часов подряд он восседал за своим рабочим столом, корпя над очередным делом, но пока все обстояло безуспешно.

 

Кабинетом ему служила маленькая комнатушка, здешняя обстановка которой выглядела просто: письменный  стол, недорогие кресла для посетителей и обычный шкаф, вмещающий в себя книги, папки да бумаги. Расследуя очередное преступление, Жигунов проверял алиби подозреваемых, искал улики, допрашивал с пристрастием свидетелей, в противном случае, предъявлял обвинение человеку, преступившему закон. Там, за решеткой, они ожидали приговора. Но у всех подозреваемых и виновных были свои собственные имена, чтобы один из них являлся под выдуманным псевдонимом в практике Жигунова такой случай единственный.

 

Блондин… Его задержали за поставку наркотиков и это вовсе не первый арест на счету наркодельца. Блондин, так прозвали в криминальном мире и в досье тоже. Его настоящего имени никто не знал, по крайней мере, в милицейском участке.

 

Как только Блондина задержали и отвезли туда, вел он себя крайне возбужденно: размахивал руками направо и налево, кричал, что арестовали незаконно и что у них, у этих ищеек, черт бы их  побрал, нет улик против него, и что будет жаловаться за возмещение ущерба, кричал, что ему  сорвали свидание с женщиной. В конце концов, ему дали позвонить, в своем разговоре Блондин был краток: сказал, что произошло недоразумение, и он при встрече все объяснит.

 

Когда дверь отдельной камеры закрыли за Блондином, сотовый у него все же забрали, что подвергло его в ярость: с ним мужчина не расставался даже ночью.

 

Все это время Жигунов наблюдал за ним, и навязчивая мысль, что он давно знаком с Блондином, не давала ему покоя. Вернувшись в свой кабинет, следователь не переставал думать, кого напоминал ему этот наркоделец.

 

- Жигунов. Я к тебе в пару.

 

Он нехотя отвлекся от своих раздумий и поднял голову. Перед ним стоял тот, кого он не жаждал увидеть. С Женей они вместе учились в школе, а затем поступили в университет.
Это произошло независимо от их желаний. Лет пятнадцать они являлись участниками одного коллектива, но все эти годы раздражали друг друга: Тинанова- правильность Жигунова, а последнего- напыщенность и самодовольная ухмылка другого.

 

-Тинанов?! Вот кого не ожидал увидеть.

 

Женя плюхнулся всем своим телом в кресло для посетителей и, достав сигарету, неспеша раскурил ее.

 

-Поверь: я также как и ты не горю желанием работать с тобой в одной упряжке, но…- Женя беспомощно развел руками.

 

-Начальство есть начальство - небрежным тоном закончил за него фразу Жигунов.

 

-Это точно ты подметил. Ну ладно, что у нас на повестке дня?

 

Он кивнул на дело, которое лежало перед Жигуновым.

 

-Будем вместе его  расследовать. Блондин, что ли?

 

Жигунов отвел взгляд. Больше всего на свете он не хотел видеть в напарниках сидящего напротив перед ним человека. Неужели не нашлось никого, кроме Тинанова.

 

Долгое время  Ольга находилась в расстроенных чувствах после звонка Павла. Она тупо смотрела на телефон и никак не могла понять, что могло произойти с ее женихом и почему он не может с ней встретиться сегодня. Ольга чуть не плакала от досады и разочарования: сколько времени она потратила на прическу, макияж и все оказалось впустую, да само свидание с любимым человеком, которое она желала всем своим существом, рухнула как карточный домик. А между тем вернулась ее старшая сестра с полной сумкой покупок, сделанных ею в городе. Она выглядела уставшей, но довольной: поездка оказалась удачной.

 

Сестры Дювоновы мало чем походили друг на друга: каждая из них являлась копией своего отца. Их мать, Нина Дювонова, имела дочерей от двух любовных связей. Не регистрируя отношения с партнерами, она дала свою фамилию Марии и Ольге. И сейчас глядя на сестру, Мария не желала, чтоб кто-нибудь из них повторил судьбу их покойной матери.

 

Надо отметить, что судьба Нины была поистине печальной, как и у всякой любовницы. Ее участь состояла в том, чтобы принимать дорогие подарки и вместе с тем довольствоваться крохами любви от нечастых и коротких встреч украдками. Таких женщин, как Нина, как правило, не брали замуж, они считались легкомысленными, легкодоступными, не способными на глубокие и настоящие чувства. С ними не появлялись в обществе и мужчины в их судьбах играли роковую роль…

 

От неприятных воспоминаний Мария вся как-то съежилась. Она ни на секунду не забывала, что пришлось пережить их матери и потому жила как отшельница: чуралась всякого знакомства с сильным полом, напротив, ее младшая сестра отличалась кокетством и ветреностью. Мария с беспокойством замечала за ней характер матери, ведь Ольга была так непостоянна в своих привязанностях. На этот раз им стал некий Павел, о котором монашка знала совсем немного: невысокий симпатичный человек, крашенный блондин с карими глазами- вот, пожалуй, и все.

 

Глаза Ольги светились бесконечным счастьем, когда она вспоминала о Павле или собиралась увидеться с ним, но сейчас они померкли, и сестра, кажется, знала почему и незамедлительно спросила: не звонил ли Павел, на что та печально вздохнула.

 

- Он не может со мной сегодня встретиться.

 

Мария посочувствовала сестре и сделала предположение, далекое от действительности.

 

- Верно, у него появилось неотложное дело. Подожди немного и скоро…

 

Но Ольга не дала сестре договорить, а только покачала головой.

 

- Я так не думаю.

 

Из Красноярска в Иркутск продолжал идти жаркий циклон и, конечно, дождей в ближайшее время ждать не приходилось. Да и надеяться на это вовсе не стоило - в полдень солнце поднималось выше отметки в тридцать градусов и не имело смысла прятаться от его бесконечно длинных и пылающих жаром лучей, проникающих через стекло и нагревающее его до такой температуры, что в комнате становилось невыносимо душно. В такие моменты хочется освежающего дождика и утренней росы. Они умыли бы природу, отдав ей всю свою свежесть и упоение, и, представ перед нами в новой красе и умиротворенном великолепии, отдавая нам все самое лучшее: утреннюю прохладу да очищающий легкие воздух, гармонию души да лесные дары. Получается как какой-то круговорот: выпадают дожди, вода заполняет реки, озера и другие пространства, а образующийся пар исходит вверх, а после снова выпадает дождь, что умывает и освежает природу, а та в свою очередь физическое существование людей.

 

Но в данный момент это существование, чередующееся время от времени, нарушилось вот уже второй месяц, где жара сменялась жарой и, казалось, что она будет длиться бесконечно.

 

Но, ни что не бывает бесконечным в этом мире. По крайней мере, так думал Эдуард Лорэнтев, сидя в своем кабинете с плотно закрытыми шторами из шелка, от которых исходила тень, и можно было дышать свободно. Развалившись в кресле, он мрачно смотрел перед собой.

 

В летний период, особенно в жару и зной под палящим солнцем, Лорэнтев  большую часть времени работал в своем собственном кабинете. Оттуда с помощью телефонной связи он руководил частным предприятием « Мебель для вашего дома», которую ему поставляли с разных городов: Ангарска, Новосибирска, Санкт- Петербурга, Москвы. На этом деле Лорэнтев  закалачивал  большие деньги и мог позволить себе любые удовольствия.

 

Одно из них состояло в том, чтобы никуда не выходить из дома в жаркую погоду и при этом работать в кабинете, давая указания подчиненным: каким кредиторам продлить срок выплаты, с каких взымать долг; интересовался как обстоят дела: что и откуда доставили поставщики, какие были сделаны звонки и какова их цель.

 

- Ксения, скажи Амину, чтоб привез детский уголок и платяной шкаф. Говоришь, звонили из Питера. Хорошо, хорошо. Пусть он заберет свои деньги. Кстати о деньгах…

 

В этот момент вошла Рита. Увидев, что Лорэнтев разговаривает по телефону, она прикрыла за собой дверь так тихо и осторожно, как- будто последняя была сделана из стекла, и неслышными шагами подошла к столу, за которым восседало атлетического строения тело Эдуарда.

 

- У Васильковской закрывай кредит. Пусть оплачивает оставшуюся сумму. А как Кириенко? Ладно. Продли до пятнадцатого следующего месяца.

 

Рита терпеливо подождала, когда тот освободится, и положила ему на стол газету. Лорэнтев вопросительно поднял на нее глаза.

 

- Эдуард, взгляните какой здесь отличный репертуар. Вы же так любите театр!

 

Но вылезать в такую жару Эдуарду вовсе не хотелось, о чем он и поведал своей домработнице.

 

- Вы можете выбрать представление на двадцать часов.

 

« А она права», - подумал Эдуард. После шести вечера жара обычно идет на убыль и становится чуть прохладней. Ко всему прочему, Рита безумно любит театр, а ему  очень хотелось сделать ей что-нибудь приятное.

 

- Что ж, мне не помешало бы отвлечься от работы, да и тебе тоже.

 

Лорэнтев устремил свой взгляд в газету и стал внимательно изучать репертуар на ближайшие дни.

 

- Рита,- наконец произнес он – Как тебе Музыкальный театр? Можно пойти на рок- оперу «Юнона и Авось».

 

- Замечательная идея. И когда же?

 

- Послезавтра.

 

Посмотрев друг на друга, они весело рассмеялись. Уж очень больно им понравилась идея про театр.

 

Иркутский Музыкальный театр представлял собой большое здание, построенное в современном стиле. В огромном холле, занимавшем первый этаж, располагались два гардероба, где скапливалось бесчисленное количество людей. С обеих сторон холла находились лестницы, ведущие на два верхних этажа и на галерки. Зрительный зал излучался великолепием: потолок, увешанный огромными шикарными люстрами; сцена, ослепляющая глаза от всевозможных прожекторов, и завершали эту картину удобные мягкие кресла для зрителей.        

 

Только в данный момент зал оставался пустым, за исключением, одного места, на котором восседал зритель вот уже длительное время и следил за тем, что происходило на сцене. Человек являлся богом, руководителем действа, поступков и эмоций лицедеев, давая им всевозможные напутствия. Звали главу театра, блестящего режиссера, Леонид Монрэтов, который репетировал рок- оперу « Юнона и Авось», где главными героями выступали популярный актер и малоизвестная актриса.

 

Андрей Панов полюбился зрителям своим чистым и сильным голосом. Когда он начинал исполнять свои арии, публика захлебывалась от восторга. Люди шли на представление с его участием лишь для того, чтобы услышать этот незабываемый тенорский голос. Что касалось его партнерши, Юлианы Рубальской, то ее две второстепенные роли в опереттах прошли незамеченными, и она все надежды возлагала на Юнону, что та сделает ее звездой, потому к репетициям готовилась тщательно и подходила к ним с большой ответственностью.

 

Вот он, предоставившийся шанс, когда она сможет воплотить в реальность детскую мечту: стать легендой известного театра. И все благодаря прославленному мэтру, как любили называть за глаза его подчиненные. Надо сказать, что уже не молодой, но по-прежнему энергичный режиссер, отличался требовательным и справедливым характером. Он не позволял никому отлынивать от работы и на его репетициях актеры выкладывались полностью, без остатка. Наконец, Монрэтов захлопал в ладоши, а это могло означать одно: стрелки подходили к полудню и всех лицедеев ждал вкусный и сытный обед.

 

За трапезой часы неумолимо побежали к вечеру и в это самое время репетиции освобождали место к приготовлению пятичасовым и поздним премьерам. Рок-опера «Юнона и Авось»Â  должна состояться завтра и режиссер был уверен в ее неизменном успехе. В отличие от него Юлиана очень волновалась, ведь решалась ее дальнейшая судьба.

 

После разговора с Монрэтовым, а его все знали как непревзойденного мастера слова и, умением убеждать, режиссер прославился в артистической среде, Юлиана успокоилась и с чистой совестью отправилась домой. У нее не было ни сил, ни желания ждать городской транспорт, потому девушка села в подъехавшее такси и устремила свой взгляд в лобовое стекло.

 

Нет, Юлиана ни в коем случае не упустит своего шанса. Она выложится на все сто и докажет всем, а прежде всего самой себе, что она настоящая актриса. Эгоистичная и ревнивая натура не терпела соперниц  ни в каком деле, особенно в любви. Что-то или кто-то ей принадлежавший находился в полной недосягаемости навзаймы для других.

 

С ним они познакомились на улице, а точнее в парке. Молодой человек не спеша прогуливался, а она отдыхала на скамейке после очередной репетиции. Алеша, так звали ее случайного знакомого, присел рядом и спросил, как добраться до библиотеки, расположенной на Софье Перовской. Оказалось, что понравившаяся ему девушка очень хорошо знала город и охотно согласилась помочь в его расспросах. У них завязался непринужденный разговор и, когда настало время прощаться, договорились о новой встрече. С тех пор они не расставались.

 

Конечно, этим любимым Юлианы являлся молодой и энергичный следователь Алеша Жигунов. Черные волосы, серьезные карие глаза покорили девушку с первого взгляда. Она души не чаяла в своем принце, а он безумно любил  и называл ее  богиней. Только это счастье оказалось омрачено существованием сестры Жени. С Катей Тинановой  Алеша был знаком уже давно. Эта девчушка с юных лет сходила по нему с ума, только он не замечал ее сильного чувства или просто делал  вид. Но Катю это не останавливало, она по-прежнему оставалась его тенью, что обеспокоила Юлиану, когда последняя столкнулась с ней в первый раз. Бесконечные звонки с нескрываемыми угрозами действовали девушке на нервы.

 

Вот и сегодня она хотела принять контрастный  душ  и  отдохнуть за интересной книгой после трудного дня, ее планам помешал  пронзительный телефонный звонок.

 

- Да, слушаю,- Недовольным тоном произнесла Юлиана и тут же побледнев, гневно продолжила- Оставь меня в покое, ты дешевая девка. Ты только зря время теряешь, бегая за ним. Алеша любит меня, поняла?!

 

Девушка бросила трубку так молниеносно, как будто та ужалила ее.

 

- Ненавижу, ненавижу - тихо проговорила она, задыхаясь от своего же гнева. Ее положительный настрой на отдых был нарушен вконец  и  безнадежно.      

 

ГЛАВА 4.

 

Когда человек ступает ногой на новое место и замечает к собственной персоне неприкрытую неприязнь, он то и дело испытывает крайние неудобства и не огромное уже такое  рвение к делу. Такое определение вовсе не относилось к Жени Тинанову. Конечно, что ни говори, его самолюбие покоробило то, с каким недовольным видом приняли во внимание новоиспеченного напарника, но для себя Женя решил, что докажет этому задирающему нос Жигунову, что тот много потеряет, если не будет работать с ним.

 

- Послушай, наш незыблимый герой, мы оба не в восторге от совместного напарничества, если так можно выразиться, - Тинанов скрестил свои ноги на Алешином столе , и с некоторой долей иронии продолжил  дальше – Но факт состоит в том, что нам вместе предстоит тянуть лямку в этом нелегком, но почетном труде и службе закону, который мы все свято чтим – Он сделал театральный жест в сторону – В общем, я предлагаю найти золотую середину в наших сложных и запутанных отношениях.

 

Что–то его затянувшаяся речь стала утомлять невольного слушателя, а Тинанов явно хотел блеснуть своим красноречием перед ним. Жигунов понимал, что надо как-то выходить из сложившийся ситуации и не воевать друг с другом, как это бывало раньше, а работать на благо общего дела. Но каким образом это сделать он не знал, да и его напарник, пожалуй, тоже.

 

- Да –с мрачным сарказмом заметил Алеша –Так я и мечтал работать с тобой. Каждую ночь видел один и тот же сон.

 

Женя только с усмешкой подыграл ему.

 

-Что ж, твой сон стал явью. Теперь тебе остается благодарить судьбу за то, что я здесь.

 

-Знаешь, мой дорогой напарник, я понял одно. Оказывается, что кошмарные сны тоже сбываются.

 

Он скинул ноги Тинанова со своего стола, но у последнего это вызвало лишь усмешку.

 

- Тинанов, кончай этот цирк. Уж слишком он затянулся, тебе не кажется. Лучше займись делом.

 

С этими словами Жигунов бросил ему в руки личное дело Блондина. Жене ничего не оставалось, как открыть его. Пока он вчитывался, изучал страницу за страницей, Жигунов не терял времени зря и наблюдал за невербальной речью своего, что ни говори, напарника. Надо отметить, что это увлекательное занятие: следить за мимикой, жестами человека и делать соответствующие выводы. Тинанов изумлен, ничего не может понять, а главное- лицо Блондина ему кого-то напоминает, как и самому Жигунову.

 

Между тем Женя сделал собственный вывод относительно дела Блондина.

 

-Черт,- раздосадовано молвил он - Это скользкий тип. Кто-то помогает этому наркодельцу.

 

- Ясно кто. Человек острого ума и больших связей. Влиятельный шишка криминального мира.

 

Тинанов встал со своего места и нервно закурил. Дело предстояло не из легких.

 

- Я одного никак понять не могу: если нет никаких улик против Блондина, то почему его арестовали.

 

- По подозрению. Есть косвенные улики, вернее были. В настоящее время они рассыпались в пух и прах.

 

- Что же стало с уликами?

 

- Все было тщательно проверено и все оказалось в порядке. Понимаешь меня, все чисто. Сейчас с Блондина сняты все подозрения, и мы не вправе держать его за решеткой. Преступная организация в очередной раз помогла ему выйти сухим из воды.

 

Быстрым движением руки Тинанов потушил сигарету и бросил ее в пепельницу. Взяв со стола фотографию Блондина, он уставился на нее изучающим взглядом.

 

- В чем же состоит правда?- Ни то к себе, ни то к Жигунову обратился он.

 

- В том, что у преступников закон в кармане и сегодня Блондин выходит на свободу.

 

Правда оказалась поразительно простой, и Жене не стоило о ней спрашивать.

 

- Не знаю почему - наконец произнес он - Но его лицо мне кажется знакомым.

 

- Да. Мне тоже он кого-то напоминает.

 

Блондин, находясь за решеткой, нервно водил рукой по железной сетке одноместной камеры. На левом  указательном пальце красовался мощный перстень, что говорило о состоятельности  этого человека, посреди убогой обстановки, которую составляли деревянный стол со стулом и железная кровать. Повернувшись, он в который раз взглянул с отвращением на то место, где пробыл уже несколько часов. Блондин привык к чистоте и комфорту, а здесь повсюду лежала пыль, и стоял такой затхлый запах, от которого щекотало в носу, заставляя его обитателя невольно морщиться. С досады Блондин отпихнул  ногой деревянный стул и тот потерял одну из четырех ножек.

 

- Проклятье, как здесь хреново. Охранник,- со злостью закричал он, и его руки еще крепче сжали сетку, да так, что костяшки на пальцах побелели.

 

- Чего тебе?- невозмутимо спросил тот, подойдя к камере.

 

Но Блондин ничего не успел произнести. К ним подошел начальник охраны.

 

- Блондин, ты свободен - пробасил тот.

 

Свобода… Â Как же он мечтал о ней, находясь в душной камере. Теперь он будет заниматься тем, что и раньше, и сколько бы не старался Жигунов и все эти ищейки - они не смогут одержать верх над ним. Сколько раз улики были вовремя уничтожены, а праведники оставались с носом вместе со своим законом. На сей счет Блондин не сдерживал радости. С победной ухмылкой он вошел в проходную, где его ожидали Жигунов и Тинанов.

 

- Ну что ваши извинения?! - нахально обратился тот к ним - Уже не в первый раз вы доставляете мне неудобства своими беспочвенными обвинениями.

 

Но никто из них сдаваться не собирался.

 

- Что ж, ты ушел от правосудия и на этот раз. Но запомни одно, сукин сын, мы все равно узнаем твое имя и возмездие рано или поздно свершится.

 

- Тогда и тебе, и твоей организации мало не покажется. Мы  надолго упрячем вас за решетку. Передай это своим.

 

Но Блондин настолько верил в свою безнаказанность, что не воспринял сказанных слов всерьез.

 

- Тогда дьявол вам в помощь.- И расхохотался грубым смехом им в лицо.

 

После генеральной репетиции в зале Музыкального театра собралось такое количество народу, что яблоку негде было упасть. Гласившая афиша Юноны обещала быть второй сенсацией после изнуряющей жары. Критики отмечали отличную постановку и блестящий альянс главных героев. Публика захлебывалась от восторга от начала до последнего слова, жеста, движения и, наслаждаясь звуками волшебной музыки, не осталась равнодушной к чудным голосам, заполнивших огромный зрительный зал, а ария «Я тебя никогда не забуду», когда Авось прощается со своей любимой, пожалуй, стала гимном для всех влюбленных. И  любая девушка безумно хотела оказаться на месте прекрасной Юноны.

 

Когда закончилась опера, и начались овации, Рита взглянув на Лорэнтева, поняла, что тот испытал истинное удовольствие от увиденного, и ему пришелся по душе этот поход в Музыкальный театр.

 

Алеша Жигунов мог вполне считать себя счастливым человеком. У него есть  девушка, которую он обожает  и  в скором времени намерен на ней жениться; любимая работа, но там присутствуют свои минусы. Обладая обостренным чувством справедливости, он не мог закрывать глаза, когда что-то нарушало его принципы. Алеша свято чтил законы и считал, что правосудие все равно восторжествует, а виновники понесут заслуженное наказание. Случай с Блондином являлся скорее исключением, подтверждающее правило. Но рано или поздно опера застанут его на месте  преступления, и тогда что произойдет, одному богу известно…

 

Поход в Музыкальный театр отвлек Жигунова от мрачных дум. Говорят, когда вникаешь в искусство, то отдыхаешь душой и телом, испытывая истинное наслаждение. Оно несет в себе гармонию, умиротворенность и обогащение духовного мира. Все неразрешимые проблемы просто меркнут в его потоке и отходят на второй план, становясь такими нелепыми в сравнении с силой искусства, которое, подобно извержающему вулкану, накрывающего горячей лавиной и заряжающего положительными импульсами, а те, в свою очередь,  растворяются в чувствах, мыслях, ощущениях превращая их в радушные и восторженные. Окунувшись в море голосов и эмоций, Жигунов громче других рукоплескал, сильнее сопереживал, а все тому являлась известная причина, называемая Юлианой.

 

Сегодняшнее выступление для юной актрисы закончилось триумфом. Она сидела в своей гримерке и ее счастливая улыбка отражалась в зеркале. Она желала, чтобы все повторилось сначала: поздравления, овации, признания и восхищенные взгляды…

 

Восхищенный взгляд… порой Диана ловила на себе что-то подобное, когда на нее подолгу смотрел Виталий. Для девушки это было нечто волнующее, новое, но и приводящее в сожаление, чувство. Всем своим нутром она понимала, что уже не бывать тем беззаботным и дружеским отношениям. Но неведомые ей доселе чувства взбудоражили воображение и завладели всем ее существом.

 

Завладели они и Виталием. Для себя этот юноша решил, что на следующее утро обязательно помирится с Дианой Лентеновой- уж слишком заела тоска по ней.  Он знал, что сделать это будет несложно: их ссоры носили несерьезный и кратковременный характер.

 

Юноша с нетерпением дожидался утра, лежа в удобной постели. То и дело протягивал руку к будильнику, но тот неизменно отвечал, что еще слишком рано и призывал к благоразумию: отвлечься от мыслей о примирении  и погрузиться в сон. Только к утру Виталий забылся в неясной дремоте и то ненадолго.

 

Чтобы не чувствовать себя вялым после бессонной ночи, он принял контрастный душ и поспешил к Рите на кухню, где она, причесанная и безукоризненно одетая, готовила вкусный завтрак, что его ароматы доносились по всему дому, заставляя просыпаться его обитателей и вдыхать в себя аппетитные запахи.

 

- Рита, у меня уже слюнки текут - не удержался Виталий.

 

- Доброе утро, мой мальчик,- Она поцеловала его в лоб, а юноша пожелал ей того же в ответ.

 

- Ну как вы вчера сходили с отцом в театр?- спросил Виталий, усаживаясь на табуретку.

 

- Просто замечательно - улыбнулась она, продолжая что-то колдовать над сковородою с овощами.

 

- Представляю себе.

 

Юноша взял с тарелки рогалик и не спеша отправил его в рот. Вскоре от него ничего не осталось.

 

- А как у тебя обстоят дела с Дианой?- Женщина знала об их сложных отношениях.

 

- Пойду мириться. Вот только выпью кофе.

 

Виталий налил воду в чашку и поставил ее на огонь.

 

- Разве ты не позавтракаешь с нами?- Рита удивленно вскинула брови. Тот лишь покачал головой.

 

Кофе взбодрило его и, кажется, улучшило настроение. Поцеловав ее в щеку, младший Лорэнтев отправился к дому, что стоял напротив. Остановившись у двери, он подумал, что девушка уже успокоилась и верно ждет его. Должно быть, Виталий хорошо знал Диану, что не ошибся в своем предположении. А может дело обстояло в интуиции.

 

- Кто?!- услышал он сквозь раздумья голос девушки.

 

- Виталий Лорэнтев.

 

Через несколько секунд в дверях появилась Диана.

 

- Привет,- поздоровался он - Как ты?

 

- Лучше, потому что ты пришел.

 

Ее голос звучал предательски виновато, а зеленые глаза избегали взгляда Виталия.

 

- Ты как…с тобой все нормально… но после нашей последней встречи?!

 

- Ну как видишь.

 

- Ты извини меня - поспешно сказала она, но юноша предпочел забыть их последнее свидание.

 

- За что?! Я ничего не помню, Диана.

 

Она тоже сделала вид, будто ничего не произошло.

 

- Ах, да. И я не помню.- Оба рассмеялись – Что же ты стоишь? Проходи, мамы дома нет.

 

Девушка отстранилась от двери, как Виталий выбрал свой излюбленный способ.

 

- Нет, лучше я через окно.

 

 Юноша  наклонился и поцеловал девушку в губы, что стало для нее полной неожиданностью.

 

- Жди меня в своей комнате.- И скрылся из виду, а девушке ничего не осталось, как в полном одиночестве подняться в свою комнату.

 

Поцелуй Виталия ее взволновал ни меньше, чем его взгляд. Девушка не раз замечала, что юноша изменил к ней свое отношение: в его глазах она читала нечто большее, чем простое дружеское участие. « Почему же Виталия до сих пор нет?»- подумала Диана и тут же увидела через оконное стекло прекрасный букет белых роз. Девушка несколько удивилась ему, но предположила, что юноша спрятал, когда разговаривал с ней. Конечно, он хотел сделать ей сюрприз и ему это удалось.

 

- Виталий,- воскликнула она, впуская его в комнату.

 

- Любимая,- Юноша опустился перед ней на одно колено- Любимая моя, как жить мне без тебя?  Любовь свою в сердце храня. Бесконечно тебя любя. Прими эти цветы. Они признания в любви.

 

От счастья, что наполнило все ее существо, девушка находилась на седьмом небе. Она обхватила руками его плечи. Уж очень ей понравился романтический жест Виталия. Диана представила его своим Ромео, а себя - Джульеттой,  в ее словах должна присутствовать рифма, как у шекспировских героев.

 

- Милый, эти цветы. Прекрасны как признания в любви.

 

Но от того, что произошло дальше, обоим пришлось упасть на землю и воспринять реальность такой, какова она была в действительности.

 

- Диана,- Девушка отпрянула от Виталия, услышав голос матери.

 

ГЛАВА 5

 

Наверное, прошлое никогда не оставит Игоря Лентенова в покое и всегда будет ожидать его на повороте с вопросом « Почему же Южный пляж, а не иначе»? Посетители удивлялись чудному названию, но быстро привыкали к нему, а девушка, что сейчас стояла перед Игорем, была настроена решительно. Ее серые глаза излучали твердость и это пугало Лентенова. Не глядя на нее, он предложил пройти в кабинет. Там, расположившись в удобном кресле, представилась Ларисой Лортовой, журналисткой местного канала. Она сообщила, что хотела бы сделать репортаж о его баре. Но Лентенов чувствовал, что дело обстоит гораздо серьезней и сидящая напротив журналистка располагала некими сведениями.

 

- Будете? – Он жестом указал на графин.

 

Лариса ответила отрицательно.

 

- Игорь, как мне известно, этот бар принадлежит вам уже несколько лет.

 

- Пятнадцать лет являюсь его хозяином. Я сам создал проект этого бара. Не секрет будет для вас, что в прошлом я архитектор.

 

- Почему же у бара такое странное название?

 

Поднявшись со своего места, Игорь напрягся. Он стал тщательно подбирать слова, чтобы его не заподозрили во лжи.

 

- Мой бар находится на пляже- Лентенов старался говорить непринужденно- Это и стало основой к названию. Более того, я тот человек, который не переносит обыденности. А Южный пляж – Он сделал выразительный жест- Это что-то экзотическое, что вызывает интерес у посетителей. Понимаете меня?

 

Объяснение Игоря звучало как похожее на правду, и мало какое название у бара. Главное, чтобы заведение отвечало всем требованиям отдыхающих и чтобы кормили вкусно, а остальное не имеет значения. Но Лариса знала, что за пляжем закрепилась дурная репутация и она просто обязана во всем разобраться. Ведь когда-то ее отец, Григорий Лортов, расследуя преступление двадцатилетней давности, что произошло отсюда в нескольких метрах, погиб при невыясненных обстоятельствах.                           

 

- Да, я понимаю, - уклончиво произнесла она – Но не все так просто. Вокруг Южного пляжа слишком много тайн, да еще этот пожар наделал много шуму. Говорят, о нем трубили все газеты, но ничего конкретного. У меня к этому делу не только профессиональный, но и личный интерес. У вас должно быть тоже?

 

Лентенов пытался протестовать.

 

- Мне вовсе не интересно. Понятно, дело давнишнее. И причем здесь мой бар?

 

- Вы правы. С тех пор много воды  утекло. Но я подозреваю, что и сейчас там совершаются преступления.

 

Лентенов вернулся на свое место. По его спине пробежал холодок, оставляя за собой мрачные предчувствия.

 

- Как вас там… Лариса Лортова – Он чувствовал как ком, застрявший в горле, мешает ему говорить- Вы хотите сказать, что я должен нести  ответственность за эти, как вы сказали, преступления, которые якобы совершаются на пляже. Я отвечаю за то, что происходит в моем баре, а не за его пределами.- Игорь отхлебнул вина из бокала.

 

- Все так. Но вы, верно, забыли, что имеете в собственности землю, за которую платите налог. И все же я думаю, что вы, Игорь, не останетесь равнодушны к нашему разговору.

 

Пошарив в сумочке, журналистка достала визитку и протянула ее Лентенову.

 

- Здесь мой телефон. Если захотите встретиться, звоните в любое время. Всего хорошего.

 

Выходя из бара, Лариса не заметила, что странная женщина с пляжа последовала за ней.

 

После неприятного разговора с журналисткой Лентенов вернулся домой в не лучшем настроении. Мысли не давали покоя, наводя леденящий душу страх за близких. Если все настолько серьезно и на пляже орудует мафия,  то нельзя с этим делом связываться.

 

- Дорогой, что с тобой – Наталья с нежностью положила свою руку ему на плечо – А то я хотела поговорить о нашей дочери.

 

Весь день она с нетерпением ждала мужа, чтобы рассказать, что произошло в комнате Дианы. Дело в том, что Наталья поднялась к дочери, а та ей не открыла. Тогда любящая мать побежала в спальню за запасным ключом. А тем временем девушка выпроваживала Виталия через окно. Что поделать, но в данный момент это был единственный выход.

 

- Давай, давай- подгоняла его Диана – Как-нибудь не убьешься- прошептала она, когда Виталий схватился за перила.

 

Тут зашевелился ключ в замке, и ей ничего не осталось, как притвориться спящей. Девушка легла на кровать и укрылась одеялом. Наталья же, подобно разъяренной фурии, влетела в комнату из-за негодования того, что ее разыгрывает собственная дочь. Та, которую она лелеяла, из-за которой ночами не спала. И где же теперь эта негодница?! Оглядевшись, Наталья тут же прикрыла рот рукой. Весь пыл, все негативные эмоции улетучились, когда та увидела спящую дочь.

 

- Ой, как я ее не разбудила своими криками.

 

Диана сделала попытку проснуться.

 

- М-м – потянулась она спросонья - Мама, это ты - промямлила Диана, открывая сначала один, а затем второй глаз.

 

- Дочка,- Наталья присела на ее кровать – Извини свою мамочку, которая разбудила тебя.

 

Диана сделала небрежный жест рукой.

 

- Не переживай, мамуля. Все равно пора вставать.

 

Виталий, собиравшийся спрыгнуть, услыхал этот диалог и невольно захотел стать его третьим участником. Вот тут-то ему и пригодились уроки Максима, учившие Виталия различным трюкам. Раньше они развлекали младшего Лорэнтева, а сейчас он сам хотел поразвлечь Диану.

 

- И чего только не сделает молодежь – изменившимся до неузнаваемости голосом пробасил Виталий

 

В комнате воцарилась напряженная тишина.

 

- Кто это? – прошептала потрясенная Наталья.

 

- Ваше третье лицо – все тем же голосом пробасил он.

 

- Ай,- лишь вскрикнула Наталья и демонстративно упала на кровать, где только что лежала Диана. Закусив губу, чтобы не рассмеяться, она подмигнула Виталию и не теряя времени сбегала за водой. Как только Наталья открыла глаза, дочь протянула ей стакан.

 

- Диана, положи мне мокрую марлю на лоб.

 

- Мама, ну это слишком – девушка взмахнула руками – Не нужно так драматизировать.

 

Наталья приподнялась на кровати. Ей хотелось поговорить с дочерью по душам.

 

- Знаешь, доченька, – Она взяла Диану за руку – Я слишком впечатлительна       

 

- Могла бы не говорить – небрежно перебила она мать.

 

Наталья обидчиво поджала губы. Родные не в состоянии понять ее богатой артистической натуры.

 

- Может во мне пропадает блестящая актриса, вроде Ирины Муравьевой, а вам и дела нет.

 

Спустившись вниз, Наталья приняла успокоительное и решила, что обязательно расскажет мужу о случившемся. Но, когда тот вернулся, то не захотел слушать, что там у них произошло с дочерью, а лишь отмахнулся.

 

- Не сейчас – Лентенов налил себе двойную порцию вина. Опрокинув стакан, он стал нервно расхаживать по комнате. И зачем появилась эта рыжеволосая бестия метр под сорок с округлыми формами. Лучше бы она сидела дома, варила борщи, да вытирала бы носы сопливые. Нет же, хочет почувствовать себя второй Агата Кристи.

 

- Игорь, скажи мне, что все же произошло? – не унималась женщина.

 

- Нам может угрожать опасность.- От услышанного Наталья от ужаса широко раскрыла глаза.

 

Опасность миновала, и Блондин был несказанно этому рад. Поймав белый Жигули, он отправился в центральную часть города. По улице Ленина, в пятиэтажке советских времен, Павел когда-то приобрел жилье, и оно служило ему пристанищем после взрослых игр в «разбойники- полицейские». Открывая дверь ключом, Блондин понял, что в квартире кто-то есть. Через пару минут он лицезрел на холодный взгляд цвета морской волны, на загадочную и чуть ироничную улыбку женщины, к которой вот уже долгие годы неровно дышал.

 

- Валентина,- на одном дыхании вымолвил он. Ее внешность чем-то напоминала женщин мусульманской религии, но только богатой породы. Она, молча посторонилась, пропуская его войти.

 

- Я безумно скучал, я так желал тебя увидеть.- Блондин не переставал восхищаться ее изяществом и грацией, стройностью и ростом модели. Ведь он знал ее еще девчонкой, они вместе воспитывались в детском доме и с юных лет Павел замечал, как мальчишки увивались за девушкой его мечты, но та никому предпочтение не отдала.

 

- Давай поговорим о деле.- Развернувшись, она пошла в комнату. Поникший Блондин последовал за ней. Усевшись на диван, Валентина предложила то же самое сделать ему.

 

- Все улики против тебя ликвидированы. Эти следователи ничего не смогут доказать.

 

Вспомнив свой разговор с ними, он довольно рассмеялся.

 

- У этих ищеек молоко на губах не обсохло, а в герои лезут. Наивные дураки слишком много на себя берут. Думают, что отчистят страну от беззакония.

 

- Это их проблемы – безразличным тоном прокомментировала Валентина – Мы же пока заляжем на дно.

 

- Конечно. Чтобы подозрений не возникло. Тогда как же поставка кокаина?

 

- Отложим на время. Пока страсти не улягутся.

 

Валентина сидела перед ним такая прекрасная, что Блондину невольно захотел вернуть их беззаботные времена и послать к черту все дела и всю их организацию, но вместо этого он произнес.

 

- Постой, Вал, ты же говорила, что пляж-это безопасное место при любых обстоятельствах для поставки кокаина.

 

У Валентины всегда был ответ наготове.

 

- Всегда лучше перестраховаться. Ты так не думаешь?

 

Блондину пришлось согласиться. Ее слова он посчитал разумными на данное время. Так сложились обстоятельства, что им необходимо соблюдать осторожность.

 

- Более того Южным пляжем заинтересовалась одна журналистка.

 

- Что еще за журналистка? – заволновался Блондин – Дьявол знает об этом?

 

Валентина покачала головой.

 

- Надо выяснить кто она. Ведь так?

 

Женщина многозначительно промолчала, а его вопрос повис в воздухе.       

 

- Не нужно было ей совать нос ни в свои дела.

 

И на этот раз она не промолвила ни слова. Валентина сидела с отстраненным взглядом. Казалось, она о чем-то задумалась… о своем.

 

ГЛАВА 6

 

Рита для себя решила, что скроет от Эдуарда истинную причину отсутствия его младшего сына за завтраком, считая, что Эдуард неправ, когда запрещает видеться Виталию с зеленоглазой миниатюрной блондинкой, что, несмотря на свою взбалмошность и детскую непосредственность, очень нравилась Рите. Она возлагала надежду, что Эдуард пересмотрит свое предвзятое отношение к девушке, и не будет препятствовать нежным чувствам, возникшим между молодыми людьми. Хватит оглядываться назад, жить нелепыми воспоминаниями, и называть зарождающуюся любовь «интрижкой». Но какие же убедительные доводы привести для такого упрямца как Эдуард Лорэнтев?!

 

В сомнениях она отложила ложку, которой мешала овощи в сковороде, и погруженная в свои мысли, не сразу услышала продолжительный и настойчивый звонок в дверь.

 

- Лолита, Виктория,- воскликнула она и тут же спохватилась – А где же Феликс?

 

- Я джентельмен и потому пропускаю прекрасный пол вперед.

 

За все прошедшие годы Феликс не думал меняться: всегда аккуратный, подтянутый, опрятный, он начищал свои ботинки до блеска. Своему старшему брату он являлся полной противоположностью. Всегда невозмутимый и спокойный Феликс даже удары судьбы принимал с улыбкой. Обладая некой харизмой, он очаровывал людей и невольно заставлял их быть  союзниками, напротив, как его старший брат отличался вспыльчивостью и не умением держать себя в руках. Вечно хмурый, он удивлялся, почему удача, как в профессиональной, так и в личной жизни временами обходила его стороной. Даже с братом Эдуард не мог найти общего языка. Их отношения совсем испортились после скандальной измены с его первой женой. Но Феликс безумно влюбился в нее с первого взгляда и буквально сходил с ума по этой женщине.  Кстати об Анжеле – ее портрет уже не висел во всю стену в гостиной, да и обстановка, пожалуй, изменилась. Только благоухающая чистота и идеальный порядок шли неизменными шагами с историей этого дома…

 

- Феликс, вот коньяк, что вы просили – так внезапно и быстро Рита вернула его из прошлого в настоящее.

 

- Ах да – встрепенулся Феликс и взял фужер из ее рук.

 

- Папа,- кокетливо протянула Лолита, рассеянно осматривая гостиную – О чем ты задумался?

 

- Так ни о чем, дочка,- отмахнулся он.

 

Лолита скорчила гримасу, давая понять, что не поверила ему. Эта светловолосая девушка, как помнила ее Рита, всегда была с хитринкой в глазах. Может она и узнала Лолиту сразу, чем Викторию, темноволосую, тихую и скромную.

 

- Ну ладно – улыбнулась Рита – Если что-нибудь захотите, то загляните на кухню.

 

- Славная женщина – сказала Виктория, когда они остались втроем.

 

- Да – согласился с дочерью Феликс – Только как она уживается с моим братом?

 

- Это потому что вы не совместимы с дядей Эдуардом.

 

Феликс  улыбнулся Лолите. Он знал о ее увлечении гороскопами. Дочь могла часами рассказывать о зодиакальных и восточных  представителях, их стихиях, счастливых числах, кто кого может любить и кто с кем должен дружить.

 

- Ты совершенно права – с грустью произнес он.

 

Что- то произошло с Максимом, что частенько он стал захаживать в бар, что на Южном. Частые посетители замечали адвоката в одиночестве и со спиртным. Максим же, не обращая ни на кого внимания, подолгу засиживался допоздна и опустошал одну бутылку за другой. Такие отношения с Полей, да и с другими женщинами, его явно не устраивали. Ему хотелось покорять, преследовать, брать штурмом суровые крепости, но ничего подобного не происходило с особами, что встречались на его пути. Стоило одарить обворожительной улыбкой, и они готовы были идти за ним куда угодно… Максим оторвался от тоскливых раздумий и взглянул на очередную: она стояла перед ним совершенно пустой. Тогда он обращался к бармену, и все повторялось сначала: там, где была первая, появлялась и вторая и третья. 

 

- Знаешь, дорогая,- изрядно опьянев, обратился к той, что выпита наполовину – Видел бы тебя мой папуля-атаман, он бы вдребезги разбил тебя. Эй, ты мне не веришь?! Бармен!

 

Лорэнтев обратился к мужчине средних лет и с залысинами на голове, что вытирал стаканы белоснежным полотенцем.

 

- Бармен, скажи моей веселой подружке, что отец не любит ее, и пусть она даже не мечтает, чтобы стать его невесткой.

 

Бармен даже глаза закатил на лоб. Неужели Максим настолько пьян, что сравнивает прекрасную женщину с какой-то бутылкой. Вот посмотрел бы сейчас на сына старик Лорэнтев. Впрочем, хорошо, что не видит, хоть стекла в баре останутся целыми.

 

- Ты мне рожи не строй и не закатывай глаза хитрющие. Я не в зоопарк пришел.

 

И снова обратился к ней.

 

- Знаешь, моя дорогая, ты как женщина – Максим приобнял ее одной рукой – При встрече с тобой испытываешь восторг, а на утро приходят скука и разочарование.

 

- Максим Лорэнтев.- Услышал он сзади себя приятный женский голос – Не знала, что у вас такие широкие познания в области  встреч.

 

- Что правда, то правда.- Максим не спеша обернулся – А кто вы позвольте узнать?

 

- Зовите меня Валентиной.

 

Его пленил ироничный взгляд цвета морской волны из полуопущенных век, во всем ее облике и походке чувствовались загадка и шарм обольстительной, но недоступной женщины. Прихватив бутылку с недопитым вином, он последовал за незнакомкой и опустился напротив нее за дальним столиком.

 

- Может, перейдем на ты – заплетающимся голосом произнес Максим. Она промолчала, что говорило об ее согласии.

 

Наблюдавший за этой странной парой бармен думал только об одном, чтобы прекрасная дама запретила ему пить. Когда-то Максим ему очень помог, взялся защищать его сына за полсуммы и выиграл процесс. С тех пор все, что касалось адвоката, было ему не безразлично. Федор видел, что какая-то тоска его съедает прямо изнутри, но помочь ему ничем не мог. А сидящая напротив женщина вовлекала его в пучину забытья и поощряла его попытки опустошать стакан за стаканом, что не укрылось от внимания бармена.

 

Наталья Лентенова прожила с мужем более двадцати лет и знала, что он нисколько не преувеличивает. Это обстоятельство ее пугало. Игорь не стал скрывать правды и рассказал о своем злосчастном дне. Но стараясь вернуть доверие жены, он все же пожалел о сделанном, увидев как ее глаза расширились по пять копеек, а рот принял выражение одной из гласных русского алфавита. Но, не поверив своим ушам, услышал следующее.

 

- Очень хорошо, Игорь, что ты от меня ничего не утаил. Нам нужно держаться вместе, так мы сила.

 

Игорь с изумлением взглянул на жену. Она вся как-то выпрямилась и взяла себя в руки. Удивительная женщина – не раз слышал в ее адрес подобные отзывы от сослуживцев. Кто-то из них не прочь был за ней приударить, но Наталья отличалась завидным постоянством и отметала всякого рода ухаживания. Каким же он был глупцом, когда встречаясь с другой женщиной, причинял нестерпимую боль своей жене. Подойдя к ней, Игорь бережно обнял ее за плечи.

 

- Все будет хорошо, дорогая.

 

- Конечно, Игорь.

 

- Сейчас должна подойти твоя сестра. Вместе мы подумаем, что лучше предпринять.

 

Дарья Базанова вот уже как десять лет служила в милиции, и исполнение служебного долга для нее являлось превыше всего. Кареглазая шатенка, отличаясь завидной решимостью и бесстрашием, бралась за самые сложные дела и доводила их до конца, даже в ущерб самой себе. Являясь фанаткой своего дела, дни и ночи напролет она проводила на службе, не оставляя времени на друзей и родных. Наталья порой обижалась на сестру, что та забывала позвонить, справиться о семье, но понимала, что ее амбиции и честолюбие стоят на первом месте. Звонок Игоря добавил ей в кровь адреналина. Впрочем, как и всегда, она должна обойти своих коллег и раскрыть это давнишнее дело, таящее в себе немало загадок. Слушая родственников, которые наперебой рассказывали, что сегодняшним утром произошло в баре, она для себя твердо решила, что непременно встретиться с журналисткой и разберется с криминалом, творящимся на пляже.

 

Феликс Лорэнтев считал же своим долгом увидеться с братом. Неважно, что их восточные представители, бык и крыса, не понимают друг друга, им абсолютно даже не о чем поговорить. Формальная встреча, сдержанный тон, недосказанность в словах и взаимная неприязнь накалили атмосферу до ее наивысшей точки, что юным особам стало неуютно и, испытав некоторую неловкость, они поспешили удалиться в отведенные им комнаты, оставив вечно враждующих между собой братьев наедине. Но они, словно два полярных полюса, разошлись как в море корабли, не пытаясь найти пути сближения. Эдуард устремился в свой излюбленный кабинет, предварительно оповестив домашних, чтобы не отвлекали от насущных дел. Феликс решил побыстрее распрощаться с этим не столь гостеприимным домом для него. Минут через пятнадцать черный Мерседес остановился рядом с новостройкой, а сам Феликс, очутившись в лифте, нажал цифру под номером семь. Аккуратно прикрыв за собой дверь двухкомнатной квартиры, он направился в гостевую комнату. Там, на угловом диване, полулежа расположилась Валентина в черной облегающей стройную фигуру, одежде. В руке она держала зажженную сигарету.

 

- С приездом, Феликс,- Валентина не переставала улыбаться.

 

ГЛАВА 7    

 

Если ничего интересного не происходит, то день тянется подобно резине. Казалось, иной раз, что какой-то бездельник от нечего делать, взял и остановил стрелку часов. Тогда у одних людей продлялось удовольствие, а другие не знали, куда себя деть от скуки. Лолита Лорэнтева как раз относилась ко вторым. Все журналы, что лежали горкой на журнальном столике исчерпали себя, а времени оставалась уйма. Лолита поднялась с софы и прошлась по просторной гостиной, обставленной мягкой удобной мебелью. Она взглянула на стены, но разве можно вступить в диалог с картинами Пикассо и да Винчи. А так хотелось с кем- нибудь поговорить! С папой, но он куда-то сорвался, с дядей Эдуардом, но он погружен с головой в работу и мешать ему нельзя, двоюродный брат Виталий ушел еще с утра, а вот Максим… должен быть у себя в комнате. С самого утра он валялся в кровати и по-видимому не собирался вставать. Вспоминая, что произошло с ним в баре, он так и не понял как оказался в коттедже отца. Для него это было загадкой, как и та женщина из бара.

 

- Максим. Можно?!

 

Он не сразу заметил, как на пороге его комнаты появилась Лолита.

 

- Не может быть… Какие люди…

 

Максим приподнялся с кровати и почувствовал дикую боль. Голова все еще гудела после вчерашнего.

 

- Максим, почему я тебя вчера не видела?

 

- Я поздно вернулся- Лорэнтев обнажил белоснежный ряд белых зубов- Да, чуть не забыл. Как прошла встреча с грозным царем.

 

Лолита сразу поняла о ком идет речь.

 

- Все прошло нормально. Дядя Эдуард был к нам очень радушен.

 

- И не грянул с неба гром?!

 

- Как видишь, нет- довольно рассмеялась она.

 

Максим лишь пожал плечами.

 

- Что ж стареет грозный царь. Ой, как стареет.

 

- Да, мой отец тоже.

 

Но у Максима было иное мнение о Феликсе, нежели об отце. О чем он не преминул сказать Лолите. Но девушке явно не хотелось говорить об их предках, которые не могут поладить между собой, потому перевела разговор в любовные амуры двоюродного брата.

 

- Как там твоя любимая Поля поживает? Ты еще не женился на ней?

 

Он отрицательно покачал головой.

 

- Значит не любишь ее?- Лолита никак не могла унять свое любопытство.

 

- Выходит, что нет. А почему тебя так интересует моя женитьба?

 

- Просто интересно. Ты так долго встречаешься с женщиной, а ни разу не предлагал ей руку и сердце.

 

Максим лишь рассмеялся, отчего стал еще неотразимей.

 

- Я же еще в своем уме. Нет, жениться я не хочу. По крайней мере, на Поле.

 

- А вот я хочу выйти замуж.

 

Лолита невольно взглянула на часы, висящие на стене. Время неумолимо побежало вперед.

 

Анатолий Миранский никак не мог взять в толк, что особенного сестра нашла в Лорэнтеве. Как каждый любящий брат, он беспокоился, что Поле исполнилось тридцать четыре, а она все еще не замужем. Но сама женщина на этот счет была абсолютно спокойна и говорила Миранскому, что Максим от нее никуда не денется.

 

- Но почему именно Лорэнтев?- невольно задавался вопросом и получал всегда один и тот же ответ.

 

- Люблю его так же, как ты любишь свою Валентину. И он станет моим мужем, обязательно станет.

 

- Конечно, станет. Когда еще лет десять пройдет- Каждый раз он подкалывал сестру, а та обиженно надувала губы, понимая, что он прав. Но несмотря на суровую действительность, она продолжала надеяться.

 

Около двадцати лет Блондин беззаветно любил Валентину, потому и терпел любые унижения с ее стороны. На протяжении всего времени женщина открыто пренебрегала им, а порою пользовалась его добрым отношением к ней. Умом он понимал, что она никогда его не полюбит, но измученное неразделенной страстью сердце не могло принять жестокой правды. Их встречи носили скорее деловой характер, разговоры сводились к их совместной деятельности, и не предоставлялось никакой возможности, чтобы перевести их на другой уровень. Всегда находился кто-то или что-то, впрочем, как и всегда.

 

- Я не могу с тобой говорить. У меня в гостях Феликс Лорэнтев- И снова обстоятельство, не дающее чувствам и эмоциям выйти наружу.

 

Резко притормозив, Блондин вышел из своего Феррари и отправился к газетной лавке. Взяв у продавщицы комсомолку, он небрежно раскрыл ее. На одной из страниц крупными буквами гласила надпись: Блондин и Павел Каташов- одно лицо. Глаза его расширились, а тело покрылось красными пятнами и забилось мелкой дрожью. Ищейки раскололи его, а он то думал, что его имя останется тайной для живущих на планете людей.

 

Со злостью Блондин, а теперь уже Павел, бросил газету и с силой нажал на газ. Его машина рванула с места и понеслась со всей скоростью мимо частного сектора, построенных в ряд пятиэтажек, пивных ларьков и многочисленных продуктовых павильонов. В круговороте событий он чуть не забыл о нечто важном, что было свято в его пропащей жизни. Громкие разговоры людей и шум проезжающих машин рисовали картину мирской жизни, но в другой, загробной, верно, царил такой же покой, как на кладбище.

 

Павел проходил мимо оградок, стараясь не смотреть на надписи и вставленные фотографии. «Они словно соседи друг другу, живущие каждый в своей квартире»,- невольно подумал он и поморщился. Нет, душа не умирает, она просто переходит из одного состояния в другое. И люди, проходя мимо, видят, как покойные жили в прошлой жизни и с чем пришли в жизнь вечную.

 

Брат Павла пришел в ту жизнь с памятником, сделанном из белого мрамора и с такими же надгробными плитами, куда можно было положить цветы. Блондин потрогал его рукой, но тот еще сгодится на год- на два. С  этим были навязчивые мысли: он считал, чем чаще обновлять могилу брата, тем лучше ему будет там, в той жизни, о которой Павел не имел ни малейшего представления.

 

Вдоволь насмотревшись телевизионных новостей о пропаже людей, Ольга собралась было звонить в милицию, но Мария ее остановила.

 

- Зачем?! Может он к тебе серьезно не относился и потому забыл про тебя.

 

Ольга обиженно поджала губы.

 

- Не знала, что ты можешь быть такой жестокой.

 

- Я твоя сестра и желаю только добра. Кстати, ты не забыла, какой сегодня день?

 

Как же Ольга могла забыть тот ужасный день, когда убили Олега. Выполняя свой служебный долг и преследуя преступника, он заплатил собственной жизнью. С тех пор прошло семь лет, а Ольга так и не смирилась с его потерей.

 

Когда она познакомилась с Олегом, то влюбилась в него без памяти. Они собирались пожениться, но смерть перечеркнула их совместные планы. Узнав о его гибели, Ольга чуть не сошла с ума. Какое-то время она была госпитализирована.

 

- Как я могу забыть. Даже если и захотела бы, то не смогла.

 

- Тогда пошли. Только сумочку возьму.

 

Но Ольга остановила сестру на полпути.

 

- А вдруг позвонит Павел?

 

- Ничего страшного. Позвонит в следующий раз.

 

Марии легко говорить, она то не влюблена. Но что поделать, если от Павла нет никаких вестей, не бегать же самой Ольге за ним.

 

Ровно через двадцать минут их такси затормозило неподалеку от кладбища. Мария последовала их традиции и осталась ждать сестру на автобусной остановке. Ольга не любила в чьем-либо присутствии показывать свою слабость. Взяв у старушек четыре красных розы, она быстрыми шагами направилась к воротам покойного места. Обычно Мария никогда не смотрела ей вслед, а в этот раз проводила ее долгим взглядом. Чтобы хоть как-то убить время, она стала с любопытством разглядывать газетные прилавки. С обложки модного журнала Космополитен на нее смотрела известная телеведущая и тусовщица Ксения Собчак, но женщина не могла позволить себе такой роскоши, кроме, пожалуй, комсомолки. Листая страницы, она побледнела, все внутри похолодело, а сердце готово было выпрыгнуть наружу. Сама не понимая, что делает, Мария выбежала на дорогу. Обернувшись, она закричала от ужаса, машина ехала прямо на нее.

 

Ольга не переставала думать о Павле, а посещать кладбище для нее стало с чем-то схожее с привычкой. Умом она понимала, что нельзя жить прошлым, но рана продолжала кровоточить и с трудом заживала. Может Ольга влюбилась в Павла от отчаяния, потому что хотела чувствовать себя живой, а не мертвой, как Олег, который лежал в могиле. Но кто, же кладет цветы у ее изголовья?! Она не могла поверить собственным глазам: в двух милях от нее стоял Павел, и его губы о чем-то шептали.

 

ГЛАВА 8

 

Стоило Алеше войти в контору, то перед ним предстала такая картина: за новым столом восседал его новый хозяин. Окинув того взглядом, Тинанов с сарказмом произнес.

 

- Я думал ты более пунктуальней.

 

Но Жигунов не остался в долгу.

 

- Ну, извини, что разочаровал тебя.

 

Женя сделал несколько смешков в сторону и не спеша раскурил сигарету. Казалось, им было не о чем поговорить друг с другом, кроме работы.

 

- А ты знаешь, кто скрывается под именем Блондин?

 

Нет, Алеша не знал. Сколько бы он ни напрягал память, он не мог вспомнить, кому принадлежит это знакомое лицо.

 

- Как я полагаю, тебе это известно?- вопросом на вопрос ответил он.

 

- Правильно полагаешь. Смотри.

 

Женя небрежно бросил газету. Пока Жигунов знакомился со статьей, он припомнил то, что знал об этом наркодельце.

 

С Павлом Каташовым и с его братом Олегом они были знакомы еще со школьной скамьи. Женя слабо представлял их разницу в возрасте, зато хорошо помнил, что братья росли без отца, с матерью- алкоголичкой, которую лишили материнских прав и детей отдали в детский дом. Из такой неблагополучной среды смог выбраться только покойный Олег и стать честным порядочным человеком, которого так рано навестила старуха с косой. Олег трагически погиб, выполняя служебный долг… Но что это… подобно щелчку газета с шумом упала на стол. Женя отвлекся от своих дум и взглянул на напарника.

 

- Какого черта- в сердцах выпалил тот- А мы то гадали его настоящее имя. Стоило только внимательней присмотреться.

 

- Ты удивлен, что это Павел? Я, к примеру, нисколько - важно заметил Тинанов.

 

- И да, и нет. Но что заставило Павла пойти по кривой дорожке?

 

- Недостаток воспитания и плохая наследственность.

 

- Да, но это не помешало его брату выйти в люди.

 

Алеша попытался вспомнить, что он знал о деле десятилетней давности, о котором трубили все газеты. Тогда смерть Олега оказалась чуть ли не трагедией. Показав себя с самой лучшей стороны, его отношение к работе заставило уважать начальство.

 

- Олег погиб, когда Блондину было года двадцать три. Брата Павел боготворил. Может потому он и возненавидел закон, который отнял у него Олега – И, помолчав, добавил - Слепая ненависть.

 

Павел, действительно, восхищался силой воли покойного брата, и чем-то хотел походить на него. Но по воле разных обстоятельств, второго Олега Каташова не получилось. Более того, он опускался все глубже в бездну ненависти, тем думая, что свершает справедливость. Стоя у могилы брата, Павел клялся, что отомстит за его смерть, но кому… он толком не знал, а жизнь, безрадостная и бесполезная, началась как-то спонтанно для самого Павла. Он не раз спрашивал себя, почему он не похож на Олега, и сам же отвечал, что невозможно быть таким же совершенным как его брат. Бывало, что Павел стремился к честности и порядочности, но понимал, что в мире эти вещи не существуют, потому Олег и стал для него нечто схожее с идеалом, миражом.

 

Миражом для Павла являлась любовь к Ольге. Он не испытывал к ней никаких чувств, а в его сердце существовало место лишь для одной женщины. Для Ольги все было куда серьезней. Несколько секунд она смотрела на Павла, стараясь осмыслить происходящее, но прошлое смешалось с настоящим. Ольга представляла то лицо своего покойного мужа, то лицо своего жениха. С каждым разом подсознательный голос неустанно твердил ей, что они братья, каждый из которых по неизвестным ей причинам не говорил о существовании другого.

 

- Почему?! Почему?!- шептала Ольга, держась одной рукой за дерево- Но почему?!

 

Ей сделалось невыносимо душно. Она расстегнула верхнюю пуговицу блузки и зашагала прочь из этого места, где трудно было дышать. На воздух, скорее уйти, убежать из кладбища. Ее желудок сжался, как маленький комочек в утробе матери, а к горлу подступила тошнота. Ольга бежала мимо оградок, наспех смахивая слезы. Павел…, но почему именно он оказался братом Олега. Теперь она будет думать, что предала покойного мужа.

 

Выбегая из ворот кладбища, Ольга решила, что ничего не расскажет сестре о случившемся, а сначала сама разберется во всем. Чтобы успокоиться, она остановилась и медленно стала считать до десяти. Взяв себя в руки, девушка направилась к тому месту, где ее дожидалась сестра. Еще за несколько миль Ольга заметила скорую и беспокойную толпу. Какое-то предчувствие овладело ею, и Ольга сломя голову помчалась туда, куда велело ей сердце.

 

Разум и сердце- это две несовместимые вещи, не находящие равновесия. Лариса Лортова понимала, что не стоит ввязываться в опасное дело, но любовь к отцу требовала отмщения.

 

Она происходила из династии журналистов. Ее дед и прадед обладали невероятными способностями в этой области, а отец превзошел их вместе взятых. Григорий Лортов, видный мужчина, благородный и высокий, блестящий журналист, являлся для нее примером во всех отношениях. Лариса во всем хотела походить на отца, во всем искала совершенства. Цельность натуры, врожденный талант и честолюбивые устремления помогли освоить выбранную ею профессию и достичь больших высот в ней.

 

Лариса Лортова отличалась настойчивым и упрямым характером, вплоть до настырства. Она не останавливалась на полпути, а шла до конца, достигая поставленной цели, которая на данный момент заключалась в том, чтобы выяснить: что же происходит на пляже. Интуиция ей подсказывала, что здесь как-то замешан Блондин, но он не в счет, это мелкая сошка. За ним стоял кто-то более опасный и ловкий. Лариса знала только, что его называют Дьяволом. Именно от его руки погиб ее отец. Она просто обязана довести все до конца, и, не теряя времени даром, отправилась в бар Игоря Лентенова.

 

Сам хозяин встретил посетительницу неприветливо, но все же согласился с ней поговорить, указав жестом на лестницу, ведущую на второй этаж. Лентенов не собирался тратить свое время на пустые формальности и сразу перешел к делу.

 

- Не играйте со мной в кошки- мышки. Ответьте мне, у вас есть весомые доказательства о противозаконных действиях на пляже, если нет, то прощайте.

 

- Хорошо. Давайте поговорим о них.

 

- Давно пора - вставил Лентенов.

 

Лортова пропустила мимо ушей его язвительное замечание.

 

- Верно, вы знаете Павла Каташова? – откинувшись на спинку кресла, поинтересовалась она.

 

- Только из газет. Как мне стало известно, он называет себя Блондином.

 

- Совершенно верно. Долгое время никто не знал его настоящего имени. Более того, Блондина или Павла не могли поймать с поличным, да и сейчас против него нет никаких улик. Но мы могли бы объединиться.

 

 Лентенов внимательно смотрел на журналистку. В его глазах появилась настороженность.

 

- Почему вы выбрали меня? – спросил Лентенов, когда та закончила говорить.

 

- Ваш бар находится на пляже – терпеливо объяснила Лортова – Где не исключена поставка кокаина.

 

Лентенов обеспокоился ни на шутку. Ему не нравился их разговор.

 

- Так почему не пойдете в участок и не расскажите там о своих подозрениях. Я понимаю, что вы написали эту статью, - Он потряс газетой перед ней – А теперь хотите раздуть это дело до сенсации. Желаете получить все лавры победителя. Вам это не удастся. Слишком нереально.

 

- Это не амбиции, как вы хотите представить. Для меня все слишком серьезно.

 

Лентенов нетерпеливо поднял руку.

 

- Вы сами лезете в смертельную петлю, а у меня семья. И я не позволю подвергать их какой- либо опасности.  Теперь прошу извинить у меня много работы.

 

Ларисе ничего не оставалось делать, как уйти. Но на прощание она произнесла.

 

- Павел Каташов – скользкий тип, опасный, вроде бритвы. Не говорите потом, что я вас не предупреждала. Всего хорошего.

 

- Постойте – Лентенов поднял голову – Увольте меня от своего присутствия.

 

Она и не заметила как какая- то женщина последовала за ней к выходу бара.

 

Этой женщиной оказалась никто иная как Валентина Лейтина, что спешила на важную встречу с тем, от которого зависело ее благополучие. Человек опасный как черт  стоял во главе преступного мира. Все боялись его, включая заядлых убийц и воров в законе. Никто не бросал ему вызова, потому что это было равносильно тому, чтобы спуститься в преисподнюю. Являясь воплощением зла, его прозвали Дьяволом.

 

- А, Валентина,- прогремел его голос, когда тот открыл ей дверь.

 

- Да, Дьявол – сказала она, переступив порог роскошного двухэтажного дома – Мне нужно сообщить тебе нечто важное и еще… необходимо убрать Блондина. Иначе может сорваться очередная поставка кокаина.

 

Ольга, ожидая в коридоре новостей, не верила тому, что все последние несчастья происходят именно с ней. Пословица « Пришла беда отворяй ворота» пугала и одновременно настораживала ее. Не обладая силой духа, девушка опустила руки и перестала что – либо чувствовать, будто из нее вытрясли душу, и в ней не осталось ничего живого.

 

В операционной доктор и два его ассистента боролись за жизнь пациентки. Хотя последние были молоды, тот не сомневался в их компетентности. Работая с ними не один год, они спасли жизни многим людям. И на этот раз они были уверены в том, что не дадут смерти забрать молодую женщину, но все находится в руках божьих.

 

- Ножницы… Скальпель… Наблюдать за работой сердца.

 

 Времени прошло больше получаса: стрелка перевалила за следующий час. Конечно, Ольга никогда не отличалась пунктуальностью, но раньше она не позволяла себе такой роскоши как опаздывать.

 

- Черт возьми, - в сердцах выругался Павел – Где тебя носит, Ольга?

 

И мобильник, как верный друг, ответил ему незамедлительно.

 

- Да, Ольга, ну наконец, ты соизволила мне позвонить. Что ты говоришь?! Да, еду. Адрес говори.

 

Его выражение скорби расплылось в довольную ухмылку. Казалось, он обрадовался этой новости.

 

ГЛАВА 9

 

- Дьявол, нам нужно убрать Блондина – твердо повторила Валентина, располагаясь на одном из мягких диванов

 

Оглядев шикарную гостиную, выдержанную в черно- красных тонах, она остановила свой взгляд на ее хозяине. Этот человек представлял собой клубок противоречий: то его скупость доходила до крайности, то расточительность не знала границ. Его дом, построенный в стиле « американского особняка», обошелся в несколько миллионов. Как и полагается богачу, здесь не обошлось без нескольких спален и ванных комнат с золотыми потолками, находящихся на верхних этажах, а завершали это великолепное зрелище бассейн с бриллиантовым драконом на дне, пятиместным гаражом, площадкой для гольфа и другими американскими штучками. Гардероб же этого человека шел вразрез с его хоромами, отличаясь скупостью и бедностью. В вставном шкафу, где имелось много свободного места, висело лишь несколько черных костюмов делового покроя и столько же темных рубашек. Весь его образ, грозный и одновременно привлекательный, давал некий шарм, это лишь внешнее обаяние, под которым скрывался мстительный, злопамятный и жестокий характер. Валентина знала, что опасно становиться его врагом, но сидящий напротив ее человек доверял и прислушивался к ней, и этим она хотела воспользоваться сейчас.

 

- Я знаю, что его раскололи газетчики – прогремел голос Дьявола- Но это еще не повод, чтобы ликвидировать Блондина. Я хочу знать, как так получилось?

 

Он выглядел невозмутимым.

 

- Вал, кто расколол Павла?

 

Его вопрос прозвучал как щелчок кнута, и женщина знала, что им Дьявол ускорял смертный приговор тому человеку.

 

- У меня есть одно предположение, но я не могу утверждать его правдивости. Эта журналистка Лариса Лортова. Она приходила в бар Лентенова.

 

Дьявол громко рассмеялся, откинув голову назад.

 

- Валентина, девочка моя, тогда мы можем всех перестрелять, если будем каждого подозревать.

 

- Ты не дослушал до конца – сдержанно проговорила она – Лортова встречалась с Игорем Лентеновым.

 

Он уже перестал смеяться и слушал с непроницаемым взглядом.

 

- Я дожидалась Максима Лорэнтева в баре, когда зашла журналистка. И я не обратила на нее никакого внимания, если бы…

 

- Если бы что?

 

- Она заговорила о пляже. В общем, тенью отправившись за ними, я не могла там долго находиться, иначе человек Лентенова заподозрил что-нибудь неладное. Поэтому мне пришлось разыграть его тем, что у меня украли сумочку в баре, и от волнения подкашиваются ноги. В конце концов я осталась сидеть возле административного кабинета, а его человек спустился вниз.

 

От услышанного Дьявол остался довольным. Верная Вал оказалась в нужном месте и в нужное время. Впрочем, как и всегда.

 

- Ты очень умна и хитра, Валентина, - сквозь смех пробасил он – И ко всему хороший психолог. Надо же было сыграть на репутации бара – восхитился Дьявол и бросил на нее заинтересованный взгляд – И что же было дальше?

 

- Когда журналистка вышла из кабинета, я последовала за ней. Ручаюсь на все сто, что она меня не заметила.

 

- Отличная работа – похвалил Дьявол, но тут же заметил как она напряжена – Вал, что беспокоит тебя?

 

Она не стала от него ничего скрывать.

 

- Журналистка дала понять Лентенову, что на пляже не все чисто. Более того, она подозревает, что Южный пляж является прикрытием для поставки кокаина.

 

Дьявол уже не смеялся, когда приподнялся с кожаного кресла. Его лицо стало жестким и суровым. Хотя Валентина его не видела, но она это почувствовала.

 

- Сегодня Лариса Лортова подписала себе смертный приговор, который придет в исполнение очень скоро, чем она думает – Его тон звучал зловеще.

 

Валентина решила, что теперь самое время напомнить о Блондине, что она и сделала.

 

- Он забросил осуществлять наш план, с тех самых пор, как у него появилась подружка. Кажется, ее зовут Ольга Дювонова.

 

Валентина заметила, что, когда она или Павел упоминали это имя, Дьявол тянулся за сигарой. Так оно и вышло на этот раз.

 

- Я знаю, Вал, как ты самоотверженно относишься к нашим делам и ценю это – произнес он, не спеша раскуривая ее – Но мужчине просто необходимо время от времени поразвлечься. Но ты не переживай. Павел обязательно приступит к своим обязанностям. Он предан мне, и я не вижу причин для его ликвидации. Более того, Блондин нужен нам для выполнения плана.

 

Дьявол затушил сигару и бросил ее в пепельницу.

 

- Ты хочешь убрать Блондина из-за личных мотивов, не правда ли?

 

В отличие от Павла он отличался проницательностью, и лгать ему не имело смысла.

 

- Если даже и так. Тебе какой прок от этого?

 

Интуиция его снова не подвела.

 

- Да никакого. Я прекрасно вижу, как тебя раздражает любовь Блондина. Он дико ревнует тебя к Миранскому, а того лишь это только забавляет.

 

Валентина отвела взгляд в сторону. Эту тему она не хотела обсуждать даже с ним.

 

- Не стоит парня убивать. Может потому, что он несчастен из-за своей любви.

 

Валентина лишь усмехнулась. Человеку, сидящему напротив, были неподвластны человеческие чувства.

 

- Ты и вправду – дьявол.

 

- Вот дьявол – сокрушался Женя, удобно расположившись в слегка потертом кресле – Столько времени прошло, а мы ни на йоту не продвинулись дальше.

 

Он взглянул на Алешу, но тот ничего не ответил. «А с ним непросто,- подумал Женя, доставая сигарету из внутреннего кармана пиджака – Весь такой правильный, честный, он и поди папиросы никогда в рот не брал; и что нашла в этом незыблимом герое моя сестра». От своих мыслей Тинанов невольно поморщился и, развалившись в кресле, неспеша закурил. Что ни говори, он любил комфорт и при любых обстоятельствах не отказывал себе в нем. Время от времени сбрасывая пепел, Женя то и дело бросал взгляд в сторону Жигунова, что сидел за столом и что-то строчил как пишущая машинка. «Пустая трата времени» - отметил про себя Тинанов и в следующую минуту окурок оказался в пепельнице.

 

Эх, стоит работой заняться. Как только в его голове возникла эта мысль, открылась дверь и на пороге появилась женщина лет так тридцати- тридцати пяти, с большими карими глазами и худощавым лицом, одетая в костюм строгого покроя и не имеющая при себе никаких украшений.

 

- А, Дарья, - поприветствовал Алеша,- Познакомься – обратился он к Жене – Это майор милиции Дарья Базонова. Это Женя Тинанов, следователь по особо важным делам.

 

При первом же знакомстве Женя испытал симпатию к этому майору. Симпатичная, приятная, с открытой улыбкой, женщина; будет с кем пообщаться в свободное от работы время.

 

- Дарья, также как и мы, расследует дело Блондина – услышал он за спиной голос Жигунова – Теперь нас трое.

 

Блондин…и тут Алеша нахмурился. Он безуспешно пытался найти хоть какие-то зацепки, которые привели его к преступной организации. Наверно, временами он надеялся на чудо в мире, где люди продаются и покупаются, где расхожем понятием является несправедливость. Давно пора снять розовые очки и понять, что мир – это черно-белое кино.

 

Та же ситуация в деле Блондина обстояла и у Жени. Но у Дарьи все было немного иначе. Через своего зятя она узнала, как можно связаться с таинственной журналисткой, которая может разоблачить Блондина и его преступную организацию. Надо потянуть за нужную ниточку. Судя по ее рассказу, лица напарников оживились. Но в следующую секунду они лишь разочарованно смотрели на аппарат, непрерывно оповещающий их о том, что на другом конце провода никого нет.

 

- Она снова не пришла – в очередной раз Максим говорил сам себе, посещая бар Лентенова.

 

Он усаживался за стойку и спрашивал бармена: не видал ли тот женщины, что находилась в его кампании, но бармен отрицательно качал головой.

 

 – Как вижу, она запала в твою душу.

 

Но Максим не хотел признаваться даже самому себе.

 

- С чего ты взял. Так хотел поразвлечься.

 

- Хочется новых ощущений.

 

Лорэнтев мотнул головой. Да, он захотел занести это таинственное имя в свой излюбленный список: по счету она будет десятой, пятнадцатой, двадцатой… впрочем какая разница. И вдруг в самый неожиданный момент его желание материализовалось, а грезы стали явью.

 

Это была Она. Максим, словно обрадованный ребенок, получивший свою долгожданную игрушку, направился к ней за дальний столик.

 

- Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе – вместо приветствия парировал он.

 

Его взгляд излучал магнетизм, а неотразимая улыбка не оставляла женщин равнодушными. Но на Валентину это обстоятельство никак не подействовало.

 

- Ты не будешь против, если я составлю тебе кампанию – Усаживаясь за столик, Максим не переставал улыбаться.

 

- Зачем спрашиваешь, если ты сам решил за меня.

 

Холодный взгляд изумрудных глаз словно пронизывал все его существо. Но данное обстоятельство его ничуть не смущало.

 

- Так для приличия. Валентина, что ты делаешь сегодня вечером?

 

- Тебя это абсолютно не касается, наглый и самовлюбленный тип – Она схватила сумочку со стола и направилась к выходу. Максим последовал за ней.

 

Догнав женщину на берегу, он схватил ее за рукав и притянул к себе. Тяжело дыша, Максим почувствовал, что теряет землю под ногами.

 

ГЛАВА 10

 

Операция прошла удачно, и сейчас оставалось только ждать и надеяться на такой же исход. Хотя врачи говорили, что шансы на выздоровление невелики, Ольга уповала на Бога и верила, что он не оставит ее в несчастье, так же как и Павел, который отсутствовал по неизвестным ей причинам.

 

Вскоре он появился. Ольга сделала несколько шагов навстречу и внезапно остановилась. Павел выглядел серьезным и чем-то обеспокоенным. Сказал, что им нужно поговорить, и чтоб она ждала его в столовой.

 

Оглядевшись по сторонам, он с  удовлетворением отметил, что на первом этаже никого не было, за исключением, двух человек, наспех допивавших кофе и доедавших пироженое, верно, куда-то опаздывали, а до часа пик еще оставалось часа два.

 

- Ольга, мне нужно кое-что тебе сказать.

 

Она вся как-то съежилась, вспомнив, что произошло с ней на кладбище.

 

- Рано или поздно ты все равно узнаешь. Сначала я не хотел тебе рассказывать, потому что не знал, как ты отреагируешь. Но откладывать больше не стоит.

 

Ольга смотрела на Павла и понимала, что тот ей хочет сказать, но то, что она услышала, привело ее в ужас.

 

- Павел Каташов и Блондин это я – Он указал на себя пальцем.

 

Внезапно Ольге показалось, что земля завертелась у нее под ногами, голова пошла кругом, а сама она испытала шок, неверие.

 

- Наркоделец – только и вымолвила она.

 

- Да, так хочется думать газетчикам, но дальше нелепых обвинений они не пойдут. А все потому, что улик нет. Конечно, меня трудно назвать ангелом, но и негодяем я никогда не был.

 

Ольга предпочла бы этого не слышать и не знать. Правда оказалась слишком суровой для ее восприятия. Убежать, спрятаться – вот что ей хотелось сейчас. Женщина не заметила своего истеричного возгласа, если бы не властный тон Павла, говоривший ей тише. Хотя их никто не слышал за отдаленным столиком, но он не хотел привлекать к своей персоне любопытные взгляды.

 

- Хорошо – Ольга постаралась взять себя в руки – Тогда почему про тебя пишут газеты, почему они обвиняют тебя в таких страшных вещах?

 

- Ты что не знаешь этих журналистов, им только дай повод, они раздуют его по самые уши.

 

- Но не может быть дыма без огня и…

 

- Этим журналистам палец в рот не клади, они бурю раздуют в стакане воды. Было простое нелепое предположение, а они ухватились за него.

 

Во время их напряженного разговора Павел сидел, нагнувшись к Ольге, и только после этих слов он откинулся на спинку стула.

 

Ольга решила, что ничего не скажет ему про Олега, по крайней мере, пока – уж слишком много потрясений для одного дня.

 

В полном молчании они поднялись на второй этаж и опустились на больничный кожаный диван, каждый со своей думой. Они не сразу заметили, как к ним подошел доктор. По его лицу Ольга поняла, что он принес ей плохую новость.

 

- Доктор, как моя сестра – тихо произнесла она, зная ответ наперед.

 

- Ольга,- начал было доктор, подбирая нужные слова, которые смягчили бы удар, но он знал, что таких слов не существует – Мы сделали все возможное, что зависело от нас. Но ваша сестра умерла сегодня утром. Мне очень жаль, Ольга.

 

Казалось, что этот затянувшийся кошмар никогда не закончится. И этот доктор со своей заученной фразой. Сколько раз в день он произносит нечто подобное. Не в силах совладать с собой Ольга закрыла лицо руками.

 

- Конечно,- пробормотал Павел, поддерживая Ольгу за плечи – Вы сделали все, что от вас зависело.

 

Похоронная церемония, на которой присутствовали только ближайшие родственники и друзья покойной, проходила скромно. Собравшиеся выражали свои соболезнования Ольге, стоявшей под руку с Павлом с побледневшим, осунувшимся лицом. Стеклянными глазами она смотрела на мертвое тело сестры и не могла поверить в то, что никогда не услышит ее низкого голоса и заразительного смеха. Со временем она забудет и то, и другое – и только с фотографии на нее будет смотреть далекое и нереальное лицо.

 

- Пусть будет дочери твоей земля пухом – словно как в тумане донеслись до Ольги слова священника.

 

« Одна есть»,- удовлетворенно подумал Павел, когда гроб стали медленно опускать в могилу.

 

Присутствующие не заметили наблюдавшего из-за деревьев человека. Только, когда все разошлись, он вышел из-за своего укрытия и подошел к могиле. Этим человеком являлся, никто иной как, Дьявол в черном одеянии.

 

Валентина любила облачаться в черную, подчеркивающую фигуру, одежду и блестящие аксессуары. Говоря о последнем, она питала большую слабость к широким поясам и ремням. В ее коллекции их насчитывалось около ста. Сейчас Валентина была одета в черную юбку до колен и такую же кофточку. Последнюю деталь ее туалета завершал широкий блестящий пояс.

 

Максим понял, что потерял голову из-за этой женщины, что она проникла в его сердце и душу да так, что все его существо протестовало против такой привязанности. Когда Максим приблизился к ее губам и впился в них пылким страстным поцелуем, Валентина отвесила ему такую звонкую пощечину, от которой его щека покрылась красным пятном. Но это было ничто в сравнении с тем неизведанным ранее чувством. Валентина, же гневно сверкнув глазами, зашагала прочь от него.

 

Оставшись один на берегу, Максим опустился на песок. Его душу одолевали то ли смятение, то ли разочарование в собственном обаянии, то ли понимание того, что его тоже могут бросить. Нет, он не Казанова и не Дон Жуан, а обычный, земной мужчина, который может любить и страдать.

 

О, как же он жестоко ошибался, как был далек от истины, посвящая Елену в то, что не способен на глубокие и сильные чувства. Она говорила, что должно пройти время и он, Максим, с головой окунется в сосуд с чудодейственным свойством – на что сам глупец отвечал смехом. Его самоуверенность и самонадеянность, – это те две подруги, влекущие за собой наказание, и небо послало стрелу Амура с приговором «безумно влюблен и обжалованию не подлежит».

 

Теперь Максим смотрел на многие вещи по-иному: он знал, что испытывает женщина, когда любовь принадлежит только ей одной; он понимал какая это нестерпимая глухая боль, когда твоя любовь не разделена. Никогда не прилагавший особых усилий, Максим не знал, что делать дальше. При первой же встрече он понимал: очередная станет принадлежать ему, но последняя – Максим это чувствовал – никак не заинтересовалась им; более того она осталась безразличной к его магнетизму до этого момента всегда действующему на все сто.

 

Вернувшись домой, Максим заметно повеселел. Находясь у воды и слушая шум прибоя, он принял верное решение: во что бы то ни стало, Лорэнтев завоюет эту женщину. Но все обстояло немного иначе. Его поцелуй, такой пылкий и нежный, взволновал ее, взбудоражил кровь, нарушил размеренное и устоявшееся существование. Она выглядела растерянной, чем-то обеспокоенной, когда дверь «американских» хором открылась, и на пороге появился сам Дьявол.

 

- А Вал. Что случилось? – Его возглас перешел в участливый тон – если так можно сказать – когда он заметил ее встревоженный вид.

 

- Ничего - Она старалась уйти от ответа - Просто мне хочется отдохнуть. Я устала.

 

Он взмахнул руками.

 

- Какие проблемы…  Отдыхай.

 

Когда Валентина заняла одну из комнат большого дома, она закрыла глаза и тихо прошептала.

 

- Что же мне делать?!

 

Ответом ей прозвучала глухая тишина.

 

Что же мне делать?! – повторила она

 

Этот образ неумолимо преследовал ее: красивые губы, магнетизм карих глаз, обворожительная улыбка – так глубоко запали ей в душу и сердце.

 

До одиннадцати вечера Валентина не выходила из комнаты, что не укрылось от внимания Дьявола, а ближе к полуночи она появилась молчаливая и грустная, на что тот внимательным взором окинул ее, но ничего не сказал.

 

- Ты готова идти? – только и спросил он.

 

- Да – спокойно ответила она, ничем не выдав своего состояния.

 

Ничего не подозревающие посетители бара отправились по домам, а берег Южного пляжа заполнили закрытые грузовики, поставляющие чистый кокаин. Откуда-то появившиеся люди стали выгружать мешки и складывать в кучу. Павел собрался их было пересчитывать, когда Дьявол, отличаясь острым взглядом, заметил, как пошевелился куст. Неслышно подойдя, он нанес удар по голове журналистки, в руках которой находился небольшой дамский фотоаппарат.

 

Очнувшись в незнакомой обстановке, Лортова почувствовала, как ее опасения перерастают в дурные предчувствия, наводящие панику и животный ужас. Но тут ее взгляд упал на телефон, что стоял в нескольких метрах от нее. Выглянув в окно, чтобы сориентироваться в местности, Лариса ринулась к своему спасению и набрала знакомый номер.

 

- Алло – Но дальше ей ничего не пришлось говорить, чья-то рука в черной перчатке зажала рот журналистке.

 

- Попробуй это сделать еще раз, чертова сука, и тогда я пришью тебя на месте.

 

С немыслимой силой он кинул ее на кровать и карманным ножом отрезал провод от аппарата. Павел прибывал в дикой ярости, боясь сорвать порученное ему задание, в противном случае, его ликвидирует Дьявол. И как же он этакий дурак оставил в комнате для нее спасательный круг, ведь Павел мог догадаться, что она не упустит возможности сообщить о своем невольном пребывании в Марата, но больше он не допустит глупых промахов, что могут привести к фатальному исходу. Хорошо он еще вовремя подоспел, но ее нужно было припугнуть, чтобы в умненькую головку журналистки не лезли шальные мысли. Присев рядом, Павел схватил Ларису за волосы и подставил к ее горлу холодное оружие.

 

- Ты хочешь, чтобы я перерезал твою нежную шею от одного уха до другого,- усмехался он, проводя ножом, слабо касаясь этой части тела – А может исколечить тебе прелестное личико за твою непростительную глупость, тогда ты поймешь, дорогуша, что зря рассердила меня – Опасная игрушка оставляла еле заметные красные полосы. Хотя Лортова являлась не из робкого десятка, но здесь Блондин превзошел себя.

 

- Я не хотела – Она еле ворочила языком, он словно прилип к ее мягкому небу, в жилах застыла кровь, а сердце забилось сильней – Я…

 

- Заткнись – Он остался доволен собой, но на этом останавливаться не собирался.

 

- А может тебе отрубить пальцы, чтоб они больше не могли писать статеек, вроде той последней, или от нахлынувшего страха ты забыла о ней?!

 

Нож в руках Павла опустился на руки журналистки.

 

ГЛАВА 11

 

Эта расторопная Лариса Лортова находилась на верном пути, и если бы не бдительность Дьявола, то у их преступной организации появились бы большие проблемы. На что Валентина согласно кивнула и удовлетворенно отметила, что свидетелей нет.

 

- Ты забываешь, Вал, что существует журналистка, которая все знает.

 

Он с шумом поставил стакан с обжигающей жидкостью.

 

- Но Лортова у нас в руках, а пленку я уничтожила – возразила она, прикуривая сигарету, -  Более того, окружной Миранский делает то, что мы ему скажем.

 

Он взглянул на Валентину, и жуткая ухмылка застыла на его губах. Она слишком хорошо знала сидящего напротив человека. Дьявол что-то задумал, и женщина поспешила поинтересоваться.

 

- У тебя имеется план насчет Лортовой?

 

Он довольно рассмеялся. Про себя Валентина отметила, что он находился в отличном расположении духа, а все потому, что ванна сделала свое дело: сняла напряжение и усталость, взамен же дала легкость во всем теле.

 

- Может скажешь, что придумал на этот раз твой изобретательный ум?

 

- Интересно стало, тогда слушай…

 

По мере того как он излагал ей свой план, внимание Валентины находилось полностью в его власти.

 

Лариса же находилась во власти беспокойного тревожного сна, ворочаясь с боку на бок. В невнятной полудреме ее не оставляла навязчивая мысль: если она сейчас откроет глаза, то увидит непроницаемую мглу, но сделав это, Лариса невольно поморщилась от запаха черного кофе со сливками и бутербродов с колбасой, что вызвали в ней дикий аппетит. Но, несмотря на свой пустой желудок, куда пища не поступала вот уже вторые сутки, она оставалась лежать неподвижно. Каким-то шестым чувством Павел почувствовал, что журналистка не спит и обернулся.

 

- Какие же приятные сны видела молодая Варвара,- он явно язвил и от этого  несомненно остался доволен собой – Смотри как бы с тобой ничего не случилось как с той Варварой. Кстати, ты помнишь, что с ней произошло?

 

Лариса молчала, глядя в потолок отсутствующим взглядом.

 

- Ей нос оторвали, потому что она была слишком любопытна. А ты думала, что с тобой может произойти подобная история?

 

Она снова ничего не ответила.

 

- Сказать нечего?! – Павел не переставал ухмыляться, удаляя с тарелки вкусное яство, запивая из стакана - Верно, есть хочешь?

 

Лариса прикрыла глаза. Ее мутило от голода и вот-вот она потеряет сознание, но сжав сильнее пальцы в кулак, Лариса не произнесла ни слова.

 

- Знаешь, Лортова, мне эта ситуация напоминает душещипательную сцену из истории доблестного Отечества. Как партизанке тебе бы не было цены.

 

Павел, запрокинув голову, довольно рассмеялся. Блондина забавляла его главенствующая роль.

 

- Молчишь, но молчи – И что Лариса услышала далее, заставило ее содрогнуться от страха и ужаса, сковывающие все ее существо, оставляя за собой мрачные предчувствия.

 

- Только вот небольшая деталь:  Во втором Иркутске, недалеко от авиазавода, живут твои двоюродные брат и сестра, Артем и Таня Перкицевы. Если ты будешь хорошей девочкой, то с ними ничего не случится.

 

Лариса почувствовала, как у нее задрожали колени.

 

-  Летчик, что может разбиться на самолете, которым управляет, а несчастные случаи у нас происходят сплошь и рядом.

 

Теперь она понимала, куда клонит Блондин, но журналистка хотела, чтобы он сам сказал ей об этом.

 

- Что ты имеешь в виду?

 

Павел присел к ней на кровать.

 

- А ты разве сама не понимаешь?! Подумай своей умненькой головкой, ты же ей себе на хлеб зарабатываешь, и сообрази, о чем я хочу тебе сказать.

 

С ненавистью Лортова взглянула на своего мучителя, а он смотрел на нее с нескрываемой усмешкой и хотел, чтобы она сама задала главный вопрос. Какую же безысходность чувствовала она сейчас, а он такой самодовольный и ликующий сидел напротив нее.

 

- Что я должна сделать, чтобы с моими родственниками ничего не случилось?

 

Сердце Ларисы бешено стучало, чувство голода улетучилось.

 

- Я подозревал, что Лариса Лортова умная девочка. Ну, хорошо, поговорим о деле. Ты позвонишь на работу и скажешь, что заболела или что-то вроде того.

 

- Я этого не сделаю – твердо проговорила она.

 

- Детка, я уважаю твою решимость, но поверь, другого выбора у тебя нет. Или ты звонишь в редакцию, или расправляются с твоими родственниками. Выбирай, третьего не дано – Его лицо исказила кривая усмешка.

 

Елена Лорэнтева, главный редактор, знала Лару еще с университета. Близкими подругами они никогда не были, но она уважала ее за способность доводить начатое до конца. На последнюю всегда можно было положиться, и ни в ее правилах так длительно отсутствовать без видимой причины.

 

 - Действительно непохоже – согласилась с Еленой темноволосая женщина, к которой она не питала особых симпатий -  Может вскоре позвонит. Кто знает…

 

Елена окинула ее задумчивым взглядом.

 

- А тебе что-то известно о Ларе?

 

- Я, как и все, в полном неведении – Шатенка лет тридцати пожала плечами.

 

Сотовый журналистки находился вне зоны доступа, и сколько бы Дарья не набирала заветный номер, все ее попытки оказывались тщетны. Своим напарникам она сказала, что эта ее идея с Лортовой, по-видимому, прогорела. На что они наперебой заговорили, что об этой статье наверняка должен знать еще кто-то. Женщина лишь обреченно вздохнула.

 

- В том-то и дело, что никто.

 

И Дарья рассказала, что встречалась с главным редактором и та поведала ей, что от Лортовой ждали статью, которая по ее словам потрясла бы общественность. Она намеревалась разоблачить Блондина и всю преступную организацию.

 

- Она не посвящала никого в свои планы. Слишком амбициозна и честолюбива -  закончила свой монолог Елена.

 

Выслушав Дарью, Жигунов обратился скорее к самому себе, чем стоящим напротив людям.

 

- Словно Дьявол их благославил.

 

- Надо смотреть в оба при поставке груза. Хотя никто не знает, что пляж является прикрытием для кокаина, но страховка нам не помешает.

 

Но тут Валентина вспомнила о владельце бара Игоре Лентенове, которому Лара успела многое рассказать. Казалось, на Дьявола ее слова не произвели особого внимания.

 

- Этот ничего не скажет. У него семья, а Лентенов не такой дурак, чтобы подвергать ее опасности.

 

Вечер предвещал быть тихим и ничего не предвещающим как в прошлый раз.

 

- Блондина сегодня не будет. Он остался с нашей девицей.

 

- Я так и поняла.

 

Дьявол взглянул на часы.

 

- Мы пришли чуть раньше обычного. Что же подождем.

 

Ждал и Павел. Журналистке он дал времени до следующего утра, и вот оно наступило.

 

Нет, Лариса не вправе рисковать двоюродными братом и сестрой, живущих мирно и никак не вмешивающих в криминальный мир. Ведь она сама устроила всю эту заваруху, сама должна ответить за нее. Лара жаждала справедливости и вот к чему это привело.

 

- Звони, наконец – Павел грубо сунул сотовый ей в руки, теряя всякое терпение.

 

Обреченная, она набрала знакомый номер и услышала голос главного редактора.

 

- Лариса, мы тебя уже тут все потеряли, где ты и что с тобой?    

 

На другом конце провода застращенная Павлом журналистка говорила все, чему он научил ее.

 

- Я неважно чувствую себя, не знаю, нахожусь в какой-то депрессии.

 

- А что я тебе говорила. Давно пора бы взять отпуск. Так много и напряженно работать, как ты, конечно, можно с ног свалиться.

 

- Елена, извини меня, что не позвонила раньше. Но я так себя плохо чувствовала, что не могла подняться с кровати.

 

Главного редактора поразил ее голос: так он звучал тихо и безжизненно.

 

- Ты отдыхай, а о работе не думай…

 

Ларисе хотелось закричать, что она является пленницей наркодельцов, что держат против ее воли в неизвестной квартире, адреса и расположения которой она не имела ни малейшего представления.

 

- Хватит болтать – не менее грубо Павел вырвал из ее рук сотовый и положил в карман.

 

То же сделала и главный редактор. Она и не заметила, как с иронией на нее взглянула темноволосая женщина, работающая за компъютером.

 

За утром быстрыми темпами следовал день, а в редакции близился обеденный час: все сотрудники направились в буфет, чтобы принять трапезу в хорошей компании. Только та женщина осталась неподвижно сидеть на своем рабочем месте, ожидая важного для нее звонка.

 

- Да, это Алиса Алерстова – произнесла она в телефонную трубку – Ваши деньги получила. Ну что вы, о вас не забываю.

 

Довольно ухмыляясь, Дьявол излагал Валентине и Павлу план устранения Ларисы Лортовой и не упомянул не сказать, что последний станет его исполнителем. Блондин никогда не возражал боссу и согласно кивнул головой.

 

- Ты отблагодарил нашу верную подругу Алису Алерстову?

 

Павел сказал, что да.

 

Валентина все это время сидела молча, и лишь изредка бросая пепел от дорогих сигарет, решила вмешаться в их диалог.

 

- Да, ты не забыл ей напомнить, чтобы она не раскрывала рот. А то ее ждет участь журналистки, разумеется, в противном случае.

 

- Кстати, об участи – Дьявол выдвинул один из ящиков стола и достал оттуда пистолет тридцать восьмого калибра – Вот возьми, тебе пригодится – Он протянул оружие Блондину.

 

ГЛАВА 12

 

С самого утра Женя Тинанов пребывал в хорошем настроении, если не сказать больше. Приняв холодный душ, он пробежал километра два рядом со своим домом. Взбодрившись и душой и телом, Женя окунулся в обыденность своей работы, и весь его положительный настрой, имевший место в утренний отрезок времени, улетучился, когда стало ясно, что Блондина так и не взяли с поличным, даже зацепок никаких нет. Вернее, была одна – Лариса Лортова, - но она рухнула подобно карточному домику.

 

- Это надо же испортить такой день – тяжело вздохнул Тинанов.

 

Даже ожидание от предстоящего праздника стало размеренным и вполне обычным.

 

- Собственно говоря, на что ты рассчитывал?!

 

Его напарники выглядели не менее разочарованно.

 

- У нас работа такая. Ты должен был к этому давно привыкнуть.

 

Женя взглянул на напарников. Каждый из них занимался своим делом. Он думал, что его поддержат, но нет. Сконфуженый Тинанов последовал их примеру.

 

Любовь для троих, подобно Гордиеву узлу, нужно разрубить кому-то одному, чтобы агония, которая приносит лишь страдания измученной душе, в корне разрушая ее, прекратила свое существование.

 

- Ты действительно хочешь ехать?! – вечером того же дня Женя не раз спрашивал сестру о предстоящей поездке - Тебе же больно будет видеть их вместе.     

 

- Я поеду – с решительным блеском в глазах произнесла она.

 

Все начиналось на теплоходе «Вереса», что отправлялась по Ангаре в три часа дня. Взобравшись на палубу, приглашенные с восторгом разместились за столом, уставленным всевозможными яствами: вино и шампанское, салаты и морепродукты, голландский сыр и фрукты.

 

Женя, подобно хмурому наблюдателю, отметил про себя, что Юлиана счастливо улыбалась, а Катя уж слишком подозрительно выглядела веселой и смеялась как поводу, так и без него. Как он вспоминал далее, то не придал этому факту должного внимания,… а все могло быть иначе. Но не случилось, потому что при последних анекдотах Женя оживился и включился в общее веселье. Дальше слышались тосты и звон бокалов. Один из них превозглашал о порядочности, чего так не хватало в редакции Елены Лорэнтевой.

 

Передав нужные сведения о Ларисе Лортовой, Алиса получила довольно приличную сумму денег за свою медвежью услугу. Она понимала, что совершила непростительную глупость, а жить в честности, но в бедности отнюдь не являлась ее позицией. Просто Алиса не была в душе Зоей Космедеянской, наконец, содержание любовника-афериста стоило очень недешево. Голубоглазый красавчик, он любил щегольски одеваться, распивать дорогой коньяк и курить сигары. Целыми днями Дима просиживал дома, а женщина вкалывала и за себя, и за него.

 

- Беби, я так ждал тебя, - встречал он ее вечерами – Так скучал по тебе.

 

В его объятиях Алиса забывала обо всем на свете. У него же имелся один интерес и, даже находясь рядом с сексапильной женщиной, самовлюбленный альфонс не переставал думать о нем.

 

- Алиса, ты уже получила денежки.

 

Женщина окинула своего любовника пристальным взглядом и невольно подумала, что все эти годы Дима только и делал, что выклянчивал у нее деньги для частых походов в казино. Его смазливое личико, приятные манеры влюбляли себя многих женщин. Более того, являясь превосходным любовником, он дарил Алисе незабываемые ощущения, превращая длинные ночи в круглосуточное ложе сладострастия и любви. За что она была готова стерпеть многое.

 

Главное в их отношениях являлись свобода и деньги, а от последнего у Димы загорались глаза, особенно когда он видел их в большом количестве. Вот как сейчас, увидев в руках Алисы несколько пачек крупных купюр, он чуть не подпрыгнул от избытка счастья, переполнявшего все его существо.

 

- Сколько денег… свет мой?! И все благодаря моей Алисе.

 

Они тут же исчезли в ее сумочке.

 

- Ты хочешь оставить меня без гроша в кармане, когда я пойду в казино – с недовольством в голосе пробурчал Дима.

 

Женщина сверкнула глазами.

 

- Ты знаешь, как я отношусь к этим твоим походам. Опять будешь строить глазки направо и налево, пускать пыль и клеить богатеньких девок.

 

 Алиса хорошо знала, что Дима не может вести иной образ жизни. До знакомства с ней он находился на содержании у других женщин.

 

- Ц-ц – Дима приставил указательный палец к ее губам, и взгляд его стал томным – Я стараюсь для тебя, милая.

 

Кажется, она стала сговорчивее.

 

- Дорогой, ты уже столько времени ищешь себе богатенькую вдовушку в роли жены, что я подозреваю, вряд ли найдешь ее.

 

- А ты не сомневайся. Мы вместе развлечемся на чужие денежки – Лурканов расплылся в широкой ухмылке, уверенный в неизменном успехе.

 

Вечер в казино находился в стадии разгара как кипящая вода в чайнике. Женщины неспеша распивали отменные вина, курили дорогие сигареты и успевали кокетничать с мужчинами, но последние, не обращая внимания на женские прелести, настолько увлеклись азартными играми, насколько позволял им платить карман. Наш же герой-любовник охмурял сразу несколько девиц.

 

- Предпочитаете шампанское или вино, крабы или креветки?! – самодовольно парировал он – За все плачу я.

 

Когда Дима собирался идти в казино, Алиса, как всегда недовольная, стояла у двери, провожая своего ненаглядного. Он долго объяснял ей, что красивая роскошная жизнь стоит недешево и ему приходится чем-то жертвовать, когда на горизонте маячит женская сумочка, набитая пятитысячными купюрами. В ее же обязанность входило ждать его бессонными ночами, сидя на кровати и мучаясь от болезненной ревности, уничтожающей силы и делая Алису на утро слабой и больной. Становилось невыносимо от одной мысли, что Дима может принадлежать не только ей, но в то же время прекрасно осознавая, что человек, которого она безмерно любит, ни к кому по-настоящему не привязан и только деньги и собственное «я» для него имеют значение. Изредка забываясь в полудреме и внезапно просыпаясь от малейшего шороха, она представляла, как он откроет дверь своим ключом и в следующие секунды ее собственное тело, заключенное в нежные и сильные объятия, будет содрагаться в сладостной неге, издавая страстные стоны.

 

Откинув одеяло, укрывавшее ее ноги, Алиса наконец поднявшись, взглянула на себя в зеркало и критично отметила, что он не любил неряшливых, не следящих за собой женщин и потому в его присутствии, в любое время суток, выглядела безупречно.   

 

- Утро замечательное – бодрым тоном заметил Дима, усаживаясь за стол и с жадностью принимаясь за еду.

 

Он все еще находился под впечатлением от вчерашнего вечера, но Алиса вовсе не собиралась разделять его восторгов по этому поводу. Ей было жаль тех денег, что так бесцельно выброшены на ветер.

 

- Ну хватит. Я тебе уже говорил и повторяю снова, что верну все твои деньги с процентами. Вот только познакомлюсь с семьей «новых русских».

 

Женщина в сомнениях покачала головой. На что услышала, если, кажется, то креститься надо.

 

- Не знаю, когда ты познакомишься с такой семьей, а до зарплаты надо жить еще две недели, притом что цены растут в магазинах, как сорная трава на огороде.

 

С беспечностью Дима взял с тарелки очередной бутерброд.

 

- Не будем забывать о наших криминальных друзьях. Без них казино и рестораны нам не по карману.

 

Алиса задумчиво повертела ложечку в руках.

 

- Трудно осознавать, но в грязных делах мы увязли. Стаж большой.

 

ГЛАВА 13

 

Сериалы… это бразильское, аргентинское и мексиканское мыло, поставляемое нам из Южной Америки так радовало русского зрителя и он, поглощая его в большом количестве, никак не мог насытиться тем внешним лоском и харизмой, показываемыми черным ящиком.  Среди восторженных зрительниц числилась Наталья Лентенова, с которой неизменно из серии в серию путешествовал носовой платок, являясь свидетелем сентиментальных слез от душещипательных сцен. Но даже любимый сериал не мог затмить приезда обожаемого сына, что прилетел без звонка из столицы.

 

Дьявол хвалился, что все идет успешно, что им светит удача и нужно ее как можно крепче держать за хвост, чтоб она не метнулась в противоположную сторону. Раньше Валентина слушая взахлеб, впитывала его слова как губка, но сейчас что-то случилось в ее представлении о человеческой жизни, и ветер ворвался в ее душу и сердце и оставил там сомнения. Нет, она уже не хотела преступного существования, что вела до сегодняшнего дня, и сколько бы Дьявол не говорил о поставке очередного груза, столько же времени женщина оставалась далека от этого места и от этого человека, а он, окрыленный своим чертовским везением и безнаказанностью, никак не заметил ее отсутствующего взгляда.

 

-Просыпайся, детка, - грубо сказал Павел, бросив ей чистую одежду на кровать.

 

Открыв глаза, Лариса подняла голову и взглянула на Блондина. Тот выглядел возбужденным. Только сейчас она почувствовала, что комната пропахла дымом от дорогих сигарет, заполонивших доверху хрустальную пепельницу.

 

- Дыма не переносишь?! – ухмыльнулся он, заметив, как изменилось лицо журналистки – вижу, что воротит.

 

- Воротит или не воротит- это не твое дело – Лариса присела на кровать – Что произошло? Почему ты так много куришь?

 

На что Павел резко произнес, чтобы она заткнулась. Но Лариса не слышала его последних слов, она смотрела на Павла и старалась понять, почему он нервничает и о чем так думает напряженно. Зазвонивший телефон подействовал на обоих, словно электрический заряд: оба вздрогнули, а у Павла аж сигарета выпала изо рта, которую он пытался тщетно закурить.

 

- Да, это я. Слушаю внимательно. Будет исполнено.

 

Оставалось догадываться, что значат эти отрывистые фразы, но Лариса чувствовала, что ничего хорошего.

 

С самого детства Лолиту Лорэнтеву влекло к ночным переливающимся огням, к волшебной рулетке, заставляющей переживать либо черные, либо белые полосы, что и составляют человеческую жизнь. Одну из них она и хотела пережить. Ее жизнь не была наполнена сильными страстями и эмоциями, являясь клубком однообразия и скуки, где каждый новый день ничем не отличался от предыдущего.

 

 - Вот увидишь – говорила она не раз своей младшей сестре – Я обязательно схожу туда.

 

В лоске и блеске она чувствовала себя как рыба в воде, и, видя растерянность Виктории, бралась поучать ее: какую одежду надевать, в какие места ходить и что в каких случаях необходимо говорить.

 

- Пойдем за игральный стол – потянув ее за рукав, прощебетала Лолита – Это моя скрытая страсть.

 

Виктория уже пожалела о своем прибытии – вся эта мишура была не в ее вкусе. Мелькающие карты, пьянящий воздух, зажигающий игроков азартом, оглушительные возгласы при выигрышах и проигрышах совершенно не вдохновляли ее.

 

- Лучше я пошла бы в театр – вздохнув, но все же прибавила шаг вслед за сестрой.

 

Дима Лурканов ближе к вечеру сообщил Лолите, что пойдет ловить жирную форель в казино. Одетый с иголочки, он вылил на себя флакончик одеколона.

 

- Сколько можно смотреть на себя в зеркало? – с ревностью замечала Алиса, на что Дима спокойно отвечал

 

- Милая, я стараюсь для нас обоих. Скоро мы найдем золотую жилу.

 

Скорчив гримасу, она не на шутку завелась.

 

- Да, а я думаю, что скорее у зайца вырастут рога.

 

С бранью и руганью Алиса отправила своего благоверного в его излюбленное место.

 

Южный пляж явился вторым рождением для Максима Лорэнтева. Познав настоящую любовь и безумную страсть, он, как мальчишка, хотел прыгать от счастья и кричать во весь голос, что живет, а не существует как какое-нибудь растение.

 

- Валентина, Валентина, - шептал Максим – Как же я люблю тебя, единственная моя.

 

Как он мог настолько увлечься, что настигшее чувство, настолько высокое и сильное, заставляло совершенствовать его существо и помыслы. В эти моменты Максим был готов умереть за такую чистую и большую любовь к Валентине.

 

Если бы он знал, что его зазноба позволяла себе думать о нем больше, чем это возможно, то обрадовался бы, подобно ребенку.

 

- Максим, Максим, - повторяла она – Максим, зачем я открыла свое сердце при встрече с тобой?

 

Свое сердце она отдала обаятельному парню, что ворвался в ее жизнь и сон так молниеносно, как бушующий ветер, нарушив ее безрадостное существование. Кружась в медленном танце, Лолита прикасалась к его яростным губам и им, казалось, что они одни уцелели после вулканического извержения и остались вдвоем на всем белом свете. «Нет, - она смотрела на него и думала – я никуда его не отпущу, я так долго ждала, мечтала именно о нем. Вот моя судьба». Лолита открыла глаза и поняла, что проснулась.

 

- Дима Лурканов просто очаровашка – прошептала девушка, сладко потягиваясь на кровати.

 

Лолита почувствовала, как за ее спиной вырастают крылья, а сама богиня любви спустилась с небес, чтоб коснуться ее волос. Такое происходило с ней впервые.

 

- У тебя есть парень?

 

Она отрицательно мотнула головой.

 

- Теперь он у тебя появился – послышался его незамедлительный ответ.

 

Ответом на то, что произошло на палубе, явился блуждающий и ничего не понимающий взгляд Юлианы, которая приняла неподвижную позу плода, находящегося в утробе матери. Алеша бросился в воду, но попытка спасти Катю оказалась тщетной. Мертвая, она лежала на полу, а собравшаяся толпа не могла произнести ни звука. Только слышались тихие рыдания рядом с телом. Это был ее брат.

 

Для своего единственного сына и брата Лентеновы устроили праздничный ужин. Дело в том, что Роман вернулся с московских курсов, где повышал свою квалификацию архитектора. Все бы хорошо, но помехой для полной радости родителей являлось то, чтоб Роман уезжал далеко и надолго, а там ему предложили работу в престижной фирме с хорошей зарплатой, грамотного сотрудника они не хотели упускать. Сам же он решил принять заманчивое предложение в тот самый момент, когда Елена Лорэнтева отвергла его любовь. Теперь в этом городе его ничто не держало.

 

Как помнил ее Роман, Елена всегда являлась душой компании, ее заводилой, излучая флюиды своего обаяния, она умела искусно нравиться. Сидя на школьной скамье, он не осознавал своей любви к Елене, и только пронеся истинное чувство сквозь долгие годы, Роман понял, что только ее и любил. Знакомясь с девушками в столице, он невольно сравнивал Елену с ними и считал дни до того момента, когда увидит ее. Но ожидание было слишком долгим, а час прощания, на этот раз окончательного, явился скорым и мучительным.

 

Сидя за накрытым столом, Роман натянуто улыбнулся и устремил свой взгляд в тарелку. Родители решили, что он так проявляет смущение, но проницательная Диана сразу поняла, что причиной равнодушного отношения к празднику называлась Елена Лорэнтева.

 

ГЛАВА 14

 

Лариса, одевшись в то, что ей принес Павел, сидела за столом. Рядом с ней стоял он и диктовал, что она должна написать.

 

- Я не буду этого делать – Лариса отбросила ручку. На что Павел лишь пожал плечами.

 

- Как знаешь… Сейчас я отдаю распоряжение, а ты начинай молиться. Как знать… может, души твоих кузенов смирятся с незавидной участью – Он помолчал и грубо рассмеялся – Участью барана, которого приносят в жертву мусульмане.

 

Через секунду его выражение лица стало жестким, а в руках появился сотовый.

 

- Ты станешь косвенной убийцей Артема и Тани Перкицевых – намеренно подливал он масла в огонь.

 

Прошло несколько минут прежде, чем она согласилась с ненавистным ей шантажистом. Ее голос звучал тихо и безжизненно.

 

- Ты крепкий орешек, Лариса Лортова, - Павел довольно усмехнулся – Сколько дней ты тянула с этим письмом, а в результате, что ты выиграла? Несколькими днями позже или раньше, а конечный итог будет один и тот же.

 

Подняв ручку с пола, Блондин бросил ее Ларисе, но та не пошевельнулась. Он стал заметно нервничать, ему хотелось закричать на Лортову, отхлестать ее по лицу, но Павел сдержался. Зная, что осечки выйти не должно, он принял на себя властный тон.   

 

- Тебе повезло с моим терпением, но и оно не вечно. Так что советую не сердить меня, а то…

 

Его рука потянулась к кнопкам.

 

- Гера, это Блондин. Приступай к выполнению нашего задания.

 

Здесь Лариса не выдержала.

 

- Я напишу – выкрикнула она – Только оставьте их в покое.

 

Павел довольно заулыбался.

 

- Подожди, Гера, не торопись. Наша журналистка заволновалась. Если что я перезвоню.

 

Когда Павел подошел вплотную к ней, в отчаянии Лариса взяла ручку и листок, понимая, что проиграла в неравной схватке. Она с содроганием ждала, когда тот начнет диктовать, но ее мучитель, упиваясь своей властью над беззащитной жертвой, медлил и забавлялся, видя ее безысходную ненависть.

 

Будучи воспитанным и умным человеком, Эдуард Лорэнтев пригласил молодого человека в свой кабинет для серьезного разговора. Ника последовала за ними.

 

-  Рита, ты не против того, если я выпью этот замечательный кофе. Отцу все равно сейчас не до него.

 

Не дожидаясь ее ответа, Максим взял с подноса чашку и принялся опустошать содержимое.

 

- Эдуард Лорэнтев разговаривает со своим будущим зятем.

 

- Ты думаешь, он согласится? – с сомнением спросила она.

 

- ÂÂ В противном случае, папа сделает из Артема суфле. Кстати, не забудь записать этот рецепт в свою толстую тетрадь.

 

Напрасно они настроились на скептический лад: Эдуарду Лорэнтеву пришелся по душе жених дочери. Серьезные темные глаза, волевой подбородок, Артем произвел впечатление порядочного и в меру скромного. Каким-то шестым чувством Эдуард предвидел его надежность и ответственность, что такой не подведет. Но парню он сказал, что для него самое важное, чтобы тот любил его дочь.

 

- Я души в ней не чаю – с чувством произнес Артем.

 

Вот и сбылась мечта ее детства. Получив благословение отца и, выходя замуж по зову сердца, Ника стояла в белом роскошном платье и клялась своему избраннику в вечной любви и преданности, свидетелями этого таинства явились Господь и приглашенные гости.

 

- В богатстве и бедности, в болезни и здравии… – вторил невесте Артем, смотря на нее влюбленными глазами.

 

А она, обласканная счастьем и безграничной радостью, где-то в глубине души ощущала странное чувство тревоги.

 

Чувство вины перед сестрой, желание повернуть время вспять съедало Тинанова изнутри. Каким же он был глупцом, что пустил Катю на этот треклятый теплоход, что вовремя не протянул руку помощи. И что теперь… Сестра лежала в гробу, словно спала непробудным сном, ее спокойное выражение посмертной маски, казалось, никого не винит в преждевременной гибели.

 

По его щекам катились скупые слезы, которые он смахивал тыльной стороной ладони, ощущая от них непривычно соленый вкус во рту. Нет, Женя запомнит не то безжизненное тело сестры, когда ее бездыханную вытащили из воды, а ту симпатичную девчонку, что умела радоваться жизни и не испытала всех ее благ… Светлая память сестре, что поможет ее брату жить дальше.

 

В дверях больничной палаты появился Леонид. Он приходил к Юлиане каждый день, надеясь, что она выйдет из того состояния, в котором пребывала до сегодняшнего момента. Своего обычного вопроса о том, что говорит доктор, Монрэтов не стал задавать, а лишь обеспокоенно спросил.

 

- Как она? – И получил ответ, который слышал на протяжении недели.

 

- Шоковое состояние. Ей нужна помощь врача-психиатра.

 

- Ты хочешь сказать, что Юлиану могут положить в психиатрическую лечебницу.

 

Алеша отвел взгляд и ничего не ответил. Но режиссеру и так все было ясно…и почему такое произошло на самом пике карьеры Юлианы Рубальской, что так блестяще начиналась.

 

Примерно так же думала Лариса Лортова, когда под пристальным взглядом своего палача поднималась по лестнице родного дома темной глухой ночью.

 

- Открывай – процедил ей Павел как только они достигли рубежа, на котором при тусклом свете вырисовывалось двухзначное число.

 

Она пыталась сопротивляться, кричать; но все ее движения напоминали беспомощность тряпичной куклы – обессиленная от голода Лариса еле ворочала языком, а ее ноги и руки стали ватными. Понимая, что собственными усилиями журналистка не откроет дверь, Блондин несколько секунд пытался справиться с замком, а достигнув цели, втолкнул сначала внутрь квартиры еле стоящую на ногах женщину, а после вошел сам.

 

- Ну что, Лариса Лортова, тебя учили в детстве молиться. Если да, то начинай прямо сейчас – Кривая усмешка исказила его лицо.

 

Глаза журналистки похолодели от ужаса, когда Павел с силой сунул ей в руки пистолет тридцать восьмого калибра, а сам нажал на курок.

 

ГЛАВА 15

 

Он выполнил задание Дьявола и сделал все, в точности, как тот приказывал. Павел не оставил ни одной улики против себя и эти следователи с пристрастием допрашивавшие его, будут теряться в догадках, что значит смерть журналистки.

 

В таком духе отчитывался он перед боссом, находясь в его «американских хоромах», как любил выражаться последний. Закончив свой монолог, Павел взглянул в его сторону в надежде, что Дьявол похвалит его за удачно завершенное дело и пожмет руку, но в следующие секунды ничего такого не произошло.

 

- Что же она чувствовала в последние минуты своей жизни. Что так нелепо заканчивается блестящая карьера, или что не успела выполнить профессиональный долг.

 

Павел бросил на босса изумленный взгляд.

 

- Тебе так важно это знать?

 

- Нисколько важно, сколько интересно. Что чувствует человек перед смертью.

 

В квартире убитой журналистки собралась вся бульварная братия, непрерывно щелкая фотоаппаратами. С особым пристрастием она вникала в суть происходящего и следила, чтобы местная полиция не пропустила никаких существенных деталей, что касалось таинственной смерти их коллеги.

 

- Николаевич, - окликнул один из них – Здесь какой-то листок.

 

Держа целлованновый пакет с орудием убийства, Тинанов обернулся. Тут подоспели его напарники.

 

- Это та журналистка, которая написала статью о Блондине? – спросил Алеша в душе надеясь, что это не так.

 

Женя утвердительно кивнул.

 

- Развалился наш компромат на Блондина – разочарованно протянула Дарья.- Они убили ее.

 

Тинанов протянул им листок.

 

- А что вы на это скажете?

 

- Самоубийство?! – Пара изумленных глаз уставилась на него.

 

- Доктор уже осматривает тело?

 

- Да. Вот уже минут как пятнадцать.

 

Заключение доктора о смерти Ларисы Лортовой было готово уже к полудню. Он поспешил к следователям, что взялись расследовать это дело; но выяснять причины смерти не имело смысла. Самоубийство журналистки можно сразу положить в архив, о чем доктор не замедлил сказать, как только вошел в кабинет.

 

- Я все еще не верю, что она могла вот так покончить с собой – с сомнением произнесла Дарья.

 

- Все это очень странно – согласился с ней Жигунов.

 

Тинанов лишь пожал плечами. В настоящий момент он не был настроен на рабочий лад. Собственное горе надолго выбило его из колеи.

 

- Смотрите сами – Доктор положил заключение на стол – Убийство произошло на расстоянии нескольких сантиметров. Отпечатки пальцев, что на пистолете принадлежат убитой. На теле не обнаружено следов борьбы. Смерть наступила примерно около полуночи.

 

- Док, а ты не предполагаешь, что Лортову могли убить? Ведь она знала о Блондине и, вероятно, о преступной организации, о наркотиках. Вот они убрали журналистку, чтобы хуже не было.  

 

Доктор развел руками.

 

- Да, версия правдоподобна и вполне возможно, что так и есть. Но осмотр тела говорит об обратном. Вы сами видели, что в ее квартире не было беспорядка. Обычно преступники оставляют следы.

 

- И мы найдем их, док, уж будь уверен.

 

После ухода доктора Дарья поинтересовалась у Жигунова как чувствует себя Юлиана. Алеша поведал, что плохо, что она никак не может выйти из шокового состояния. Но неприятно их удивил Тинанов, пожелав, чтобы она как можно скорее вышла из него.

 

- Моей сестры уже не вернуть, но Юлиана Рубальская еще понесет наказание за содеянное – объяснил он свое пожелание.

 

Алеша вскочил со своего места.

 

- Ты не докажешь ничего. Это был несчастный случай.

 

- Конечно, ты будешь оправдывать свою актрису.

 

Жигунов понимал, что значит потерять близкого человека и потому не осуждал Женю за грубость. Боль утраты застилает пеленой глаза, отзываясь тяжестью в груди.

 

- Это был несчастный случай – тихо повторил Алеша.

 

- Ты лжешь. Лжешь.

 

- Я любил Катю, но не так, как она этого хотела.

 

Тинанов устало опустился на стул.

 

- Я же говорил Кате, предупреждал ее, чтобы она не садилась на этот треклятый теплоход. Но она как всегда меня не послушала.

 

Все это время Дарья являлась безмолвным свидетелем неприятного диалога, и сейчас ей хотелось поддержать одного из его участников.  

 

- Тебе нужно смириться со смертью сестры. Тебе нужно сделать это, чтобы жить дальше.

 

Поля Миранская жила только в том случае, если рядом с ней находился Максим Лорэнтев. Для искушенной женщины он представлялся светом в окне, без которого она не мыслила своего существования. Она знала, что в его жизни время от времени появляются другие женщины, но Поля умела ликвидировать соперницу, не гнушаясь ни какими методами и средствами.

 

- Ты мой. Только мой – Она ложилась на кровать, обнажая свои стройные ноги, и шептала – Иди ко мне, любовь моя.

 

Она могла придаваться любви несколько дней подряд. Так Поля была уверена, что у Максима не останется ни сил, ни времени на представительниц прекрасного пола, но, чувствуя от них исходящую опасность, она представала в образе разъяренной тигрицы.  

 

Поля Миранская вовсе не собиралась закрывать  глаза на любовные похождения своего благоверного и закатывала ему подчас дикие сцены ревности. Но парадокс заключался в том, чем больше у Максима становилось подружек, тем сильнее разгоралась ее страстная натура, словно она вступала в борьбу со всем женским полом, доказывая тем самым, что ни одна из них не отнимет у нее предмета обожания.

 

- Я хочу тебя, я хочу тебя, - повторяла Поля несколько раз на дню, и заканчивалось тем, что Максим позволял ей уложить себя на кровать. И она, подобно дикой кошке, бросалась жадно на его плоть, оставляя за собой красные следы от пламенных поцелуев.

 

- Поля, Поля, - шептал Максим, гладя ее по каштановым волосам и доходя до исступления от безумной страсти и игры, в которую увлекала его ненасытная тигрица. И они оба в конце ее действа достигали вершин любви, обжигающей сладкой негой их напряженные тела…

 

Знакомство с Валентиной Лейтиной всколыхнуло в нем совершенно иные чувства: вчерашний ловеласа  и донжуан узнал, что у страсти может быть другой вкус – настоящий, пылкий, чистый, приносящий истинное наслаждение.

 

В последнее время Поля стала замечать, что находящийся рядом Максим мыслями был явно далек от нее: с равнодушием он вникал в ее пустую болтовню, а в его взгляде поселилась неведомая ранее грусть.

 

Замечать стал и Анатолий. Валентина уже не так яро обсуждала с мужчинами  их криминальные дела.

 

 

 

ГЛАВА 16

 

Когда Виталий Лорэнтев подходил к дому Лентеновых, то еще издалека услышал как из открытого окна, находящегося на втором этаже, доносилась одна из песен Шуры. Младший Лорэнтев невольно закатил глаза; он не разделял ее симпатии к этому напыщенному певцу и не восторгался им как Диана.

 

Виталия не столь раздражала его манера надевать на себя яркие наряды, сколько огромный рот с содержимым внутри. Прозвище «беззубый петух» к эстрадному певцу приклеилось основательно.

 

- Она, верно, с ума сошла. Шуру крутит целыми днями, - в сердцах произнес младший Лорэнтев, когда его рука потянулась к звонку.

 

Заезженная кассета с песнями Шуры стихла, а на пороге появилась Диана.

 

- А, Виталий, - воскликнула она – Как я рада, что ты пришел.

 

В просторной прихожей девушка заговорчески ему сообщила, что предков в доме нет, так вдвоем они оторвутся под Шуру. На что Виталий заметил с некоторой долей иронии.   

 

- Знаешь, Диана, я об этом мечтал и днем и ночью.

 

Но Диана приняла его слова за чистую монету.

 

- Ну и отлично.

 

«Она явно меня не поняла», - думал юноша, наблюдая за тем, как девушка в очередной заход включала ненавистную ему кассету.

 

- Диана, - воскликнул Виталий, но та его не слышала. Волшебный мир музыки увлек за собой ее тело. Девушка мечтала стать танцовщицей.

 

Иллюзия от мечты отличается тем, что последняя реальна и у нее имеются все шансы для реализации.  Ника Лорэнтева очень хотела поговорить со старшим братом, так как в нем она видела решение своих проблем, по большей части выдуманных и раздутых, превращая в слона. Но Максим представлял собой нескромность и несносность в одном флаконе, что лицо девушки залилось румянцем от того, как брат спросил про брачную ночь и новоиспеченного мужа.

 

- Артем уезжает в длительную командировку – Ее голос заметно погрустнел.

 

- После брачной ночи – присвистнул Максим – Не хотел бы я оказаться на его месте.  Если бы здравствовал Шекспир, то этот факт великий гений положил бы в начало очередной трагедии.

 

- Максим, я серьезно.

 

- И я серьезно.

 

- Ничего не поделать, так сложились обстоятельства.

 

После встречи с младшей сестрой Максим поспешил домой. Все дело в том, что отец должен привести к ним человека, от которого в дальнейшем зависело их благосостояние. Но вместо денежного мешка он лицезрел как его другая сестра сосредоточенно и увлеченно готовила очередной выпуск газеты.

 

- Максим, если мне не изменяет память, то сегодня мы с тобой еще не виделись.

 

Почувствовав, что не одна, она оторвала взгляд от своей работы.

 

- Конечно, ведь мы с тобой такие занятые. – Он удобно расположился на диване. – У тебя – редакция, у меня – конторка.

 

- Ну ладно тебе прибедняться. Лучше скажи, какие изменения произошли в твоей личной жизни. Ты влюбился? Ведь так.

 

Максим аж присвистнул от такой проницательности.

 

- Надо признать, что ты оказалась права.

 

Да, Елена предупреждала брата, тем не менее свои слова всерьез не воспринимала. Максим являлся устоявшимся предметом обожания многих женщине способным на глубокие и сильные чувства; и сейчас глядя на своего старшего брата, Елена не верила своему же провидению.

 

- Такого быть не может. Верно, я сплю.

 

Эдуард Лорэнтев тоже не мог чему-то поверить, как выяснилось некой удаче. Увидев своих старших детей, он замедлил шаг.

 

- Знакомьтесь – обратился он к ним – Мой будущий партнер по бизнесу Константин Долов.

 

Елена подняла глаза и с явным интересом посмотрела на привлекательного мужчину. Он принадлежал к категории тех людей, которым смело можно дать от тридцати до сорока, высокий и подтянутый, он обладал пронзительным взглядом, а от его открытой улыбки Елена испытала волнение.

 

- Приятно познакомиться с вами, Константин – Ее больше взволновало то, как он оценивал ее взглядом.

 

- Называй меня просто Костя.

 

В отличие от сестры Максим не испытал никакой симпатии к этому нефтяному магнату, о чем он и поведал отцу, когда они остались вдвоем в гостиной, на что Эдуард только отмахнулся.

 

- Максим, я тебя умоляю, не начинай сначала. Это такой приятный в общении человек, ко всему он отличный партнер, да и деньги за ним большие водятся.

 

Доводы отца нисколько не убедили его. Максим по-прежнему считал, что тот допускает непростительную оплошность, что слепо доверяет малознакомому человеку.

 

- Как бы тебе не пришлось жалеть, папа.

 

Эдуард только улыбнулся.

 

- Не беспокойся, сынок. Этого не будет. Я слишком хорошо знаю этого человека.

 

- Что ж, если так, я буду только рад и возьму свои слова обратно.

 

Нет, даже рекомендация отца нисколько не повлияла на мнение Максима об этом человеке. Ну чем-то не понравился ему этот Константин. Максим и сам не мог понять. Конечно, внешне он был симпатичный и приятный, даже обходительный и уступчивый, но это не мешало Максиму испытывать к Константину чувство неприятия.

 

Неприятные чувства овладели и Виталием, молчавшим некоторое время и с недовольством наблюдавшим за Дианой, продолжавшей танцевать под незамусловатый репертуар Шуры. Младшего Лорэнтева злило, что девушка вовсе не замечает его, будто он пустое место на ровном месте.

 

- Зачем?! – только и смогла вымолвить Диана, остановившись вместе с музыкой. Кнопка под названием «стоп» прозвучала как щелчок кнута из-под рук Виталия.

 

- А затем, что я так и не понял, где нахожусь.

 

Диана скорчила на лице страдальческую гримасу.

 

- Виталий, извини меня. Я не хотела тебя обидеть, правда, не хотела.

 

- Ладно, Диана Лентенова, твои извинения приняты.

 

Виталий уже улыбался. Он не мог сердиться на эту взбалмошную и непосредственную девушку, в голове которой время от времени возникали блестящие идеи и, видя ее загоревшиеся от восторга глаза, понял, что сейчас настал один из таких моментов.

 

   

 

  

 

Обновлено 16.12.2016 14:51
 

Комментарии  

 
+2 # slivshin 16.12.2016 15:18
На этом сайте привыкли к коротким публикациям. Я бы посоветовал длинные произведения делить на главы и публиковать с продолжением.
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 2303 гостей и 6 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
8622
3697
3249
2770
2325
1986
1946
1613
1609
1261

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de