Баннер
 
   
 
     
 
 

Наши лидеры

 

TOP комментаторов

  • Владимир Константинович
    373 ( +471 )
  • Олег Русаков
    216 ( +332 )
  • slivshin
    140 ( +316 )
  • gen
    95 ( +129 )
  • shadow
    78 ( +119 )
  • sovin1
    67 ( +63 )
  • Тиа Мелик
    30 ( +49 )
  • максим69
    17 ( +31 )
  • olivka
    13 ( +26 )
  • Бонди
    13 ( +11 )

( Проголосуй первым! )
Avatar
Чёрная полоса
18.05.2011 15:23
Автор: Анастасия Лимаенко

 

Глава 1

 

  Ссора 

    Аня, как всегда, играла на гитаре.  Но на этот раз настроение у неё было паршивое. ОНА ВЛЮБИЛАСЬ!

Конечно, любовь – чувство святое, приятное, но проблема в том, что Аня поклялась себе никогда не влюбляться. Поэтому настроение у неё никакое. И струны под её рукой звучали как-то небрежно, неаккуратно, неприятно для слуха. И настолько противно, что разговаривающей по телефону  Яне пришлось обратить внимание на раздражённые звуки. Она убрала трубку от уха, закрыла рукой микрофон и крикнула, повернув голову в сторону Аниной спальни:

 - Ань, можно потише?! Я всё-таки по телефону разговариваю!

 Аня услышала и, ещё больше разозлившись, бросила ни в чём невинную чёрную лакированную гитару на мягкий диван, села на стул и фыркнула себе под нос:

- Да, пожалуйста!

Больше всего на свете ей хотелось убить Женю и всех парней, чтобы никогда ни в кого не влюбляться. Она будто сгорала от стыда, так ей было противно. Счастливая Янка! У неё ни протестов, ни комплексов нет. Она вообще считает бойкоты глупостями. Конечно, её никогда никто не предавал. Она всем нравится, в неё влюбиться – раз плюнуть! Поэтому, как считала девушка, все её и любят и никогда не бросят ради другой! Их с Аней даже сравнивать нечего, всё и так видно: день – ночь, свет – тьма, свобода – закомплексованность. Аня всегда была противоположностью своей сестры, но, несмотря на это, они очень ладили, были, как настоящие лучшие подружки. Янка всегда помогала сестрёнке, выручала её, давала дельные советы, заступалась. А Аня всегда делилась с ней секретами и всегда всё рассказывала. Сёстры никогда ничего друг от друга не скрывали. Хотя последнее время всё идёт как-то не так. Яна разговаривает с сестрой, как с маленькой, а иногда как со служанкой. Конечно, Аня терпит, пытается не обращать внимания, всегда идёт на уступки сестре. Но иногда дурацкое поведение Яны просто выводит Аню из себя. Девушку, как считает Яна, постоянно бесят глупости. Но почему? Что с Аней такое, Яна не понимает. Может, у той какие-то серьёзные личные проблемы, или она влюбилась. Тогда почему она ничего не сказала ей, Яне? Может потому что ей стыдно из-за нарушения клятвы, и она не хочет об этом говорить? Наверное, всё-таки из-за этого.

***

     После разговора Яна с улыбкой  встала с дивана и пошла в комнату Ани. Она постаралась обрадовать её. Пришла и села на диван рядом с гитарой, аккуратно отодвинув инструмент от себя:

- Я иду на дискотеку.

Аня равнодушно поинтересовалась, опустив глаза:

- Одна?

- Нет. С Ниной Малвиновой, одноклассницей, ну, ты её знаешь.

- Прекрасно. А я-то что? Иди.

- Ты пойдёшь?

Аня замолчала. Она с досадой подняла глаза, будто чувствовала себя виноватой в чём-то. Затем, посмотрев ей в глаза и, будто набравшись сил и смелости, встала со стула, села на диван, облокотилась на спинку, взяла гитару, собравшись что-то играть, и уверенно ответила:

- Нет.

- Точно?

- Точно! – почти возмутившись, утвердила Аня, - А что?

- Да нет, ничего. Просто ты сначала отказываешься, потом чуть ли не на шею вешаешься, - улыбнулась Яна.

- Я же сказала: не хочу! Неужели непонятно?

- Не хами мне! Что с тобой вообще происходит последнее время? Ты постоянно хамишь! И мне, и родителям! Что с тобой такое, Ань?

- Ничего! И отстань от меня! – со злостью больше на себя, чем на Яну, крикнула девушка.

И, не помня себя от некой ярости, схватила серую олимпийку, наскоро обула серо-белые кроссовки и хлопнула дверью. Но лишь когда она спустилась на первый этаж, она остановилась, но не вернулась. Немного постояла, облокотилась на косяк двери подъезда, сглотнула горькую слюну, закрыла на миг глаза и пропустила пару слёз. Затем посмотрела на небо, видное из подъезда, осмотрела двор пустыми глазами и, наткнувшись на пустые качели, быстро помчалась туда. Она села, но раскатываться не стала. Просто неподвижно сидела, тупо смотря на мокрую траву. Она была настолько расстроена, что даже не заметила лёгкого дождя, льющегося на неё, словно пора сплошных неудач. Через пять минут она сидела уже под ливнем и выглядела очень мрачной. Ей было всё равно: морось это или ливень. Ей было не до дождя. Она думала о Жене, об Ире, о Саше, в конце концов.  Мысли о  Саше, гнусном предателе, Аня тут же отвергла. ОН не стоит её слёз. А вот Ира…

    Ну, как она могла? А ещё подругой называлась! Мол, самая лучшая, все секреты тебе доверяю, никому больше! Ага! А сама взяла и… ПРОМЕНЯЛА! Гадина! Теперь Аня её не простит никогда! Тварь! Даже когда она в начале года начнёт липнуть к ней, мол, лучшая подружка и всё такое! А про предательство в июне даже не вспомнит! Как будто ничего и  не было! Ничего себе, НЕ БЫЛО! Да Аня до сих пор помнит, как эта крыса сбежала с качелей тем вечером. И если бы не Яна, Аня до сих пор бы плакала, вспоминая тот вечер, те качели, то место и… эту КРЫСУ! Яна встретила бедную, страдающую и захлёбывающуюся от слёз сестру, нашла Иру, поймала, высказала при её друзьях всё, что думала, и они с Аней ушли домой. А именно после того случая, Иру бросили родители, уехав за границу.

 

***

 

    Аня ещё долго сидела под ливнем. Наконец, когда к подъезду подъехала машина, Аня очнулась. Её мысли перебил сигнал автомобиля: это Нинка с отцом за Яной заехали. Они вроде на дискотеку собирались.  Янка опять уйдёт до утра, а мама опять останется одна…. Тут она вспомнила о маме: Боже, что же она подумает, когда обнаружит, что её нет дома? Бедная, как она будет волноваться!

    Аня вскочила с качелей и побежала домой, не смотря под ноги. Когда она забежала в подъезд, она наткнулась на Яну, быстро спускавшуюся по лестнице. Та ничего не сказала, лишь посмотрела на неё, как на предательницу, едва слышно прошептала что-то про себя, прошла мимо и безнадёжно отвела взгляд, выйдя из подъезда. Аня не понимала взгляда сестры, а когда увидела отца, ошеломлённо спросила у него:

- Па, ты куда, ночь уже!

Отец промолчал, лишь прошёл мимо и, поцеловав её в лоб, он ушёл из подъезда прочь. Девушка провела его изумлённым взглядом, затем быстро помчалась по лестнице вверх, домой. Она бежала домой и думала: неужели из-за неё родители снова поссорились. Последнее время они постоянно ссорятся. И причина всем ссорам одна и та же: их дочь, Аня. Придя в квартиру и войдя на кухню, Аня увидела мрачную мать. Девушка села рядом с ней и встревожено спросила:

- А куда папа ушёл? Вы что… опять поссорились?

Мать промолчала. Ей на миг стало стыдно перед дочерью за правду. Она виновато обняла дочь и прошептала, едва шевеля губами:

- Ты прости, Анечка.

- За что? Вы опять поссорились? Из-за меня, да?

Мама опять промолчала. По ней было видно: да. Она снова обняла Аню, отведя глаза куда-то в пол. Аня встревожено вскочила и со страхом спросила:

- Я надеюсь, он не навсегда ушёл?

- Ну, что ты, глупенькая! Конечно же, нет! Он вас с Яной очень любит! И никуда от вас не уйдёт.

- А ты?

- А что я? А меня он не любит! Мы только из-за вас двоих вместе! Ну, ничего! Через 3 года всё кончится! – сквозь слёзы проговорила мама.

Аня была поражена словами матери. Она упала на стул: у неё от изумления подкосились ноги. От страха, что отец больше не любит маму и может запросто уйти от них, у девушки закружилась голова, и она заплакала, закрыв глаза ладонями. Сквозь плач она пролепетала:

- Неужели у нас больше не будет, как прежде? Ну, почему так? Зачем я вообще родилась? От меня одни проблемы!

- Девочка моя, ну, что ты такое говоришь? Мы любим тебя! Очень!

Не желая больше ничего слышать, Аня, плача, убежала в комнату и повторяла, надрывая голос криком:

- Зачем я вообще родилась?!

Она прибежала в комнату, упала на диван и ещё долго плакала, свернувшись калачиком.         

  

Глава 2

 

Первая боль

 

    Утром Аня проснулась, но вставать не хотела. Рядом с ней, на полу, лежала гитара. Девушка лежала, бездумно смотря в окно, на улицу, немного видную из окна. Она лежала и ни о чём не думала. А после она неожиданно ушла в себя. Поэтому не сразу услышала звонок. Она думала о своём дне рождения.  Для каждой девчонки 16-летие – очень  долгожданный возраст. Вот и Аня ждала его. Но она думала о том, как было бы хорошо, если бы об её дне рождении забыли все. Чтобы не было всех этих глупых, а главное одних и тех же поздравлений, типа, счастья в личной жизни, здоровья. И всё тому подобное. СКУКОТИЩА! Ещё ничего такого в свой день рождения Аня не получала. На 14-летие в школе ей вообще подарили обычный календарь, поздравили и опять одно и то же:  пожелали счастья в личной жизни и здоровья. А что толку? От их слов ничего не изменилось, никакого счастья, всё осталось, как было. А на 15-летие она ничего не получила. Даже от, казалось бы, лучшей подруги. Та, видите ли, забыла! Хотя лучшая подруга бы не забыла! Какой бы не была её проблема, но подарок она должна была сделать. И про день рождения помнить должна была. Уж если называла себя подругой, так могла хотя бы проявить уважение и поздравить с днём рождения достойно!

 

***             

 

    Аня так задумалась, что даже не заметила, как в комнату вошла Яна. Она лишь вздрогнула, когда до её плеча кто-то дотронулся. Когда она увидела Яну, с облегчением вздохнула:

- А, это ты.

- А ты кого ожидала увидеть?

- Не знаю, - пожала плечами девушка. – Ты мне лучше расскажи, как там на дискотеке? Что вы там с Нинкой делали?

- Ну, что могут делать юные шестнадцатилетние «оторвы»? Тусили, конечно же! 

- Ну, и как туса?

- Отпад! Я с одним парнем познакомилась. Его Игорем зовут.

- И что? – поинтересовалась девушка.

- Да так, классный парень. На 3 года старше меня. Симпатяшка, мне сразу понравился. После вечеринки мы с ним ещё в баре посидели, ну, там мартини попили, напитки всякие. А после бара, где-то часа в 3 пошли гулять, вместе под луной… знаешь, я, кажется, влюбилась в него.

Яна ещё долго болтала о своём новом друге, а Аня её совсем не слушала, она вновь думала о своём. Но на этот раз она думала не о дне рождения, а о Жене. Она снова вспомнила его лицо и сравнивала описания Яны с Женей и его характером и внешностью. Мечтая, Аня смотрела в окно, и её лицо было таким мечтательным и заворажительным, что Яна заметила это и остановилась.  Дёрнув её за плечо, попыталась отвлечь от мыслей:

- Эй, мечтательница. О чём задумалась?

- А, что? Ты что-то сказала?

- Да нет, ничего. Слушай, может, пойдём, позавтракаем? А то я со вчерашнего вечера ничего толком не ела, только напитки пила.

- Ладно.

 Вот только встать девушка не смогла – что-то в сердце кольнуло, и голова ужасно заболела. Аня схватилась за сердце и ахнула: сердце колотилось 2 удара в секунду и подозрительно замирало. Яна заметила и испуганно спросила:

- Что случилось? У тебя что-то заболело?

- Да… мне в сердце кольнуло, - пролепетала девушка. – И голова заболела.

- Пойду, воды принесу. И таблетки какие-нибудь поищу.

    Яна пошла на кухню и чуть не упала – на полу лежала мама, а  в её руке валялась пластинка таблеток. Мать лежала неподвижно, словно отравленная яблоком Белоснежка. Девушка бросилась к матери и попыталась хоть как-то её оживить. Она трясла её, поила водой, кричала, просила ожить, чуть ли не плакала, делала искусственное дыхание. Но было уже поздно. Яна взволнованным голосом крикнула Аню. Но та не слышала: упала в обморок. Тут страданиям Яны пришёл конец. В дверь кто-то позвонил. Мятежная девушка побежала к двери, открыла её и вздохнула с облегчением: в дверях стоял отец, виновато смотрящий на старшую дочь. Яна обняла его и всё рассказала.

    Испуганный отец вбежал на кухню и схватил руку матери. Он взял её на руки и приказал Яне звонить в скорую, а сам аккуратно взял её, мамину руку, поцеловал и почти неслышно выдохнул в ухо матери:

- Прости меня, любимая, за все мои поступки, за моё хамство. Прости меня, Лерочка. Это… я виноват.

Но и это не помогло. Скорая приехала, но, к сожалению, опоздала. Мать умерла…

    Про Аню никто после и не вспомнил. А она всё ещё лежала на кровати, без сознания. И только вечером её заметили, когда Яна пришла в комнату, за расчёской. Яна пошатала её немного, но та не отреагировала. Яна испугалась. Начала её дёргать, шатать, звать. После, подумав, что та снова спит, она не стала ничего предпринимать. Она лишь села возле неё и стала ждать. Только зря. Аня всю ночь и всё утро не просыпалась. А после бессознания она начала спать до вечера. Но вскоре Яна ушла, а Аня проснулась. Сейчас она уже могла встать и идти. Она встала и пошла на кухню, попить воды.  Тут-то она и заметила, что мамы нет.

 

Глава 3

 

Кома

 

  Бедняга Аня, узнавшая про смерть матери, плакала всю ночь. После девушка снова почувствовала боль. Она взяла гитару и начала что-то придумывать. Она подбирала мелодию снова и снова. Наконец у неё получилась удивительная, мелодичная, печальная, трогательная музыка. По музыке девушка подбирала слова. И вот у неё получилась успокаивающая, спокойная, мелодичная песня. Она звучала очень красиво. Яна услышала, так как была в соседней комнате, пришла к Ане, села рядом с ней и, успокоившись за её самочувствие и за то, что она жива, тихо произнесла:

- Проснулась наконец-то. Не успела проснуться, уже песни под утро поёшь. Кстати, музыка классная. Сама подобрала или слышала где-то?

- Сама, - улыбнулась девушка. – Хочешь послушать?

- Ну, давай.

Аня скромно улыбнулась, взяла гитару и начала петь. Яне было так приятно, ведь песня Ани успокаивала душу.

 

***

 

  Сыграв, Аня почувствовала себя лучше. Она вполне могла встать. Она переоделась, завязала два хвоста, поправила постель и пошла в зал, к маме. Она села рядом с ней, не удерживая и не вытирая слёз, взяла её руку и прошептала.

- Мамочка, ну, как же так? Почему ты ушла от нас? Мы ведь так любили тебя. Пусть не папа, а мы: я и Яна. И Дима.  Мамочка, ну, как же так? – повторила девушка. – Как же так?

Затем она поцеловала её в лоб, обняла и ушла в комнату, где сидела Яна. Девушка присела и спокойно спросила:

- Когда хоронить будем?

- С ума сошла? – возмутилась Яна. – Забыла? Мама просила её сжечь.

- Ах, да, я совсем забыла, - вспомнила Аня. – Когда?

- Сегодня вечером можно.

- Где?

Яна пожала плечами.  Аня подумала и предложила:

- Может во дворе?

- Можно, где-то в 9.  Очистим место на полянке от мусора, постелем сено, положим туда маму и… сожжём.

После слов Ани «сожжём» Яна опустила голову и загрустила. Аня обняла её и успокоила.

 

 

***

 

    Наступил долгожданный час, и маму понесли во двор. Пока Яна всё объяснила отцу, Аня всё к обряду приготовила, всё очистила. И даже дворовые ребята её помогали. Наконец отец вынес мать на улицу, положил на сено, укрыл им её и поцеловал на прощание, затем Яна с Аней её поцеловали. На сжигание вышли все, кто жил в этом доме. Все знали Валерию Евгеньевну, как добрую фею. Все стояли возле недолгой могилы матери. Девочки позвонили даже брату Диме. Он приехал, вся семья в сборе. Дима поцеловал мамин лоб и мамину руку, попрощался с ней, а затем отец взял спичку, зажёг, извинился перед женой и поджёг сено. Сено загорелось, загорелась сама мама…

    Аня стояла, тихо роняя слёзы, а Яна плакала навзрыд, ткнувшись в грудь брата и обняв его за руки. Сам Дима стоял, очень жалел о смерти матери, а вот отец… ушёл. Он ушёл, понимая, что она умерла из-за него.  Дима обнял Аню за плечи, а Яну за талию. Ведь это были его единственные родные сёстры. У него была жена, Диана. Она тоже приехала, но позже. Мать была сожжена. Её больше не было. Остался только прах, который Аня пересыпала в вазочку с крышкой. После трудных похорон Дима решил остаться дома: нельзя же оставлять девочек одних. Но потом Диана настояла, чтобы девочки поехали к ним домой, в трёхкомнатную квартиру, и девушки согласились, а Аня взяла гитару и свои записи. В комнате были две отдельные кровати, как раз для девушек. Но спать они легли не сразу. Сначала Аня пела им свои песни и просто анонимную музыку. Яна рассказывала о своей жизни. Они всю ночь разговаривали, пока под утро не уснули.

    На следующий день  они поехали домой к родителям. И не зря. Потому что домой пришёл отец. И если бы девушки остались у Димы, отец бы домой не попал. Девчонки заснули, а Дима с Дианой ещё сидели на кухне.

    В дверь позвонили, дверь открыл Дима. Перед ним зашёл отец. Сын пропустил его и обнял, поприветствовав. Тот снял куртку, разулся, зашёл к каждой девушке, поцеловал каждую в лоб и пообещал:

- Я больше никогда от вас не уйду. Мне некуда идти. А женщины другой у меня нет. И никогда не будет.

Затем он сел в зале на диван, позвал сына и пообещал ему то же самое, что и девочкам.

 

***

 

    Ночью Аня, после сна, неожиданно впала в кому. Поэтому утром, когда все встали, она лежала неподвижно. Первой её неподвижность заметила Яна. Она позвала брата, отца, Диану. Все были шокированы: Яна не шутит, Аня действительно неподвижна. Её тут же увезли в больницу. Там доктор им всё пояснил и объяснил. Оказалось, что Аня неподвижна, потому что она в коме. Её хотели оставить в больнице, но Яна категорически отказалась. Она сказала, что дома её сестре будет спокойней, а она, Яна, будет за ней ухаживать и заботиться. Доктор настаивать не стал. Аню отвезли домой. А Дима и Диана уехали к себе домой. Вот только лежать Аня осталась не дома, Яна позвонила своему другу, Игорю и уехала жить к нему вместе с «мёртвой» сестрой. Дома находиться во время комы сестры ей совершенно не хотелось: она была очень обижена на отца. Ведь из-за его эмоций мать покончила с собой. Если бы он извинился вовремя и не ушёл бы тогда, ничего бы не было.

 

Глава 4

 

Яна

 

  Яна позвонила Игорю и поинтересовалась у него:

- Привет, Игорь! Не ждал звонка?

- Да что ты, наоборот! Очень ждал, до сих пор, - раздался счастливый голос в трубке.

- Ты один живёшь?

- А что? – поинтересовался Игорь.

- Я переехать с сестрой хотела. Можно?

- Конечно! О чём разговор? Переезжай! Очень жду! Одинок, как перст! Буду рад твоему переезду! У меня как раз одна лишняя комната есть.

- Отлично. Мы туда мою спящую сестрёнку поместим.

- Почему спящую? – удивился он.

- Потому что она в коме. Я тебе потом всё объясню. Ты сейчас можешь за нами заехать? Я как раз вещи наши соберу.

- Конечно, могу! Диктуй адрес.

Яна продиктовала, и через 15 минут в дверь позвонили. Девушка открыла дверь, поцеловала Игоря и, улыбаясь, сказала:

- Ты будешь Аньку нести, а я вещи.

- А тебе трудно не будет?- позаботился Игорь.

- Нет, конечно! – уверила его Яна.

Они собрались, Яна попрощалась с отцом, всё понимающим и ничуть не обижающимся, и ушла из дома, жить к Игорю, пока Аня не очнётся. Они сели в машину, посадили Аню на заднее сидение, и уехали к Игорю.

 

***

 

    Приехав на новое место, Яна тут же пошла, обустраивать новую комнату. Наконец комната готова. Она была обустроена по Аниному нраву. Аню положили на кровать, а в ноги ей положили гитару: любимый музыкальный предмет девушки. Аня лежала в соседней отдельной комнате, а Яна в комнате Игоря, как и хотела сама Яна. В трёхкомнатной квартире Игоря Яне было очень уютно. Она начала НОВУЮ ЖИЗНЬ, вместе с Игорем. Наконец Яна жила со своим парнем, в его доме. Но, несмотря на такое счастье, о сестре Яна всё же не забывала. Каждый день она навещала её. Она её очень любила. Ей очень не хватало сестры. Но жизнь уготовила ей ещё один неприятный сюрприз. Пострадала она сама. Едя на своей машине, которую Игорь недавно ей подарил, Яна нечаянно уронила телефон. Глупышка не остановилась, начала искать. Не справилась с управлением, съехала с обочины и улетела куда-то в страшные заросли. Машину несло, а Яна ничего не видела и не слышала: была без сознания, лёжа на руле и держась за него. Она пробыла там, в зарослях, очень долго, пока не очнулась в больнице.   

    Узнав о Яне, Игорь тут же помчался в больницу. Там ему сказали, что у Яны психическое расстройство, и поэтому её увезли в психиатрическую лечебницу. Только Игорь услышал о лечебнице, как тут же уехал туда по адресу, который ему всё же успели сказать, прежде чем он вылетел из больницы.

 

***

 

    Приехав в психбольницу, Игорь тут же пошёл в палату к Яне. Но как только он открыл дверь, его одёрнула медсестра и настороженно, почти испуганно предупредила:

- Туда нельзя!

- Она – моя девушка. Что с ней? Она больна? Что стряслось?

- О…да ваша девушка просто окончательно с ума сошла! Если хотите убедиться, прошу, пройдите со мной – посмотрите на вашу любимую.

- Хорошо, а…куда идти?

- Следуйте за мной.

Они пришли в комнату с камерами, и медсестра указала на нужный экран. И на удивление, Яна была спокойна и, забившись в угол, плакала, закрыв глаза ладонями и поджав колени к себе. Медсестра всмотрелась в запись и удивилась:

- Надо же, успокоилась. А то всё утро сегодня бесилась: билась об стенки. Бедная, до сих пор в шоке.

- А что случилось-то? Я так и не понял.

- Я не знаю. Ночью привезли к нам. Сказали, в аварию попала, проснулась, начала кричать. В общем, первые симптомы психической болезни.

- К ней можно?

- Не знаю. Ну, могу оповестить её о визите, а Вы пока подождите здесь. Я пойду.

Она пришла к ней в палату и осторожно предупредила:

- К тебе тут твой парень пришёл. Звать?

Яна не ответила. Только посмотрела на медсестру каким-то злым, холодным и голодным взглядом. Продолжая яростно смотреть на медсестру, а после, отведя глаза в сторону, она злостно прошипела:

- Зови, мне всё равно.

Медсестра ушла. Через несколько секунд в палату вошёл Игорь. Увидев его, Яна кинулась к нему и жалобно попросила, закричав очень сильно и надрывая голос:

- Забери меня отсюда! Забери! Я хочу домой, к тебе, к Аньке! Прошу, забери меня, забери, забери меня отсюда! Я не могу здесь больше находиться! Слышишь, не могу больше!

Яна заплакала и сквозь слёзы, навзрыд, не жалея себя, почти неслышно повторяла:

- Пожалуйста, забери, забери. Я не могу так больше.

Игорь обнял девушку и успокоил её:

- Заберу, дорогая моя. Конечно же, заберу. Обещаю, ты не будешь здесь больше томиться… не будешь.

Яна успокоилась, но плакать не переставала. Её просто трясло от страха, от одиночества, от холода, от боли, от голода, от всего. Игорь обнял её покрепче и поцеловал. А она… она тут же согрелась, успокоилась и «растаяла под крылом любви». Бедняга уснула. А он остался, сел на полу, подогнул колени, прижал Яну к себе покрепче, сложил её голову на своё плечо, облокотился на стену и ещё раз поцеловал свою бедную, замотанную, а главное, горячо любимую Яну.

    Когда девушка проснулась, Игорь вышел из палаты. И в этот момент Яне снова стало плохо, одиноко. А он вышел, чтобы забрать Яну. Ему удалось уговорить медсестру, и он забрал Яну из этой больницы. Когда он привёз её, он тут же уложил её в свою кровать, укрыл всеми одеялами, которые у него были. Дал попить её чай с мятой (он всегда её успокаивал), сел рядом и обнял её. На этот раз целоваться полезла Яна, допив успокаивающий чай. Игорь не стал сопротивляться. И их губы слились в долгом, сладком поцелуе, после которого Яна заснула.

 

Глава 5

 

Воспоминания

 

    Яна через неделю уже оправилась от шока и забыла о больнице. И под конец недели случилось ещё кое-что: АНЯ ПРОСНУЛАСЬ! Но это пробуждение не далось ей даром: она потеряла память. Когда Яна зашла к ней в комнату, она заметила, что Аня лежит с повсюду бегущими глазами, а не с закрытыми. Она очень обрадовалась и обняла сестрёнку. Но Аня отстранилась, не понимая, кто её обнимает, где она вообще и кто она сама. Она удивлённо посмотрела на Яну и, не шевеля губами, выдохнула:

- Кто ты?

Яна испугалась: неужели Аня ничего не помнит? От этой мысли в душе Яны всё наизнанку вывернулось. Зато у Ани в душе царило равнодушие и спокойствие. Конечно, ведь она ничего не помнила, ничего не знала, ничего не понимала. Яна взяла её за плечи, села на колени на пол и, смотря в глаза Ани, дрожащим голосом спросила:

- Ты что… ничего не помнишь?

- Нет, - осторожно ответила Аня. – Ничего.

- Нет, только не это, - прошептала девушка.

Аня посмотрела на Яну, как на сумасшедшую, а после тихо спросила: « Кто ты? И…кто я?» Яна посмотрела на сестру с сочувствием, и по её щеке побежали слёзы.  А Аня снова и снова повторяла один и тот же вопрос: « Кто я?»

 ***

 

    И вот, в один обычный, казалось, день, Аня, идя по улице, встретила какого-то парня с цветами, который сначала её окликнул, а затем одёрнул. Когда девушка почувствовала, что кто-то до неё дотронулся, она сначала вздрогнула, а затем спокойно обернулась и увидела незнакомого человека, поспешно подарившего ей цветы. Аня увидела прелестный букет из трёх видов цветов и удивилась: надо же, какой прекрасный вид. Она и не знала, что из маргариток, белых роз и жасмина можно составить такой прелестный рисунок. 3 розы были в центре, формой в виде сердечка, жасмин был вокруг роз, а маргаритки были всунуты в фон жасмина.

- Ну, привет, «Снежная Королева». Как тебе букет? – наконец спросил он.

- Ты меня знаешь?

- Ну, да. Ты – Аня Лиманова, моя одноклассница. И ты… в общем, я… люблю тебя. Но ты меня не любишь. Ты  любишь… впрочем, неважно.

- Почему?

Парень промолчал. А затем представился:

- Я – Егор Соколов. А ты что – не помнишь ничего?

- Ничего.

- Вот это да. Круто….

- Что?

- Э… ничего! – отмахнулся Егор.

Аня посмотрела на него с неким подозрением. А он добавил:

- Ах, да, я забыл. У тебя ещё подруга есть, Ира. Я, правда, подробностей не знаю, но знаю, где она живёт и где гуляет. Могу помочь. Давай я напишу тебе адрес, а ты потом сама её найдёшь.

- Ну, ладно. Пиши.

Егор написал, и Аня пошла, искать адрес с бумаги.

 

***

 

    Когда девушка пришла по этому адресу, она увидела двор и каких-то девчонок, гуляющих и сидящих на веранде.

Она подошла поближе к девчонкам, но после неожиданно упала, почувствовав, как кто-то её сильно толкнул. Упав, она услышала насмешки, горько впившиеся в её сердце, как кол. Наконец она услышала какой-то знакомый голос, командно заявивший:

- Не трогайте её. Она моя. Пока я не скажу, бить нельзя. Вот теперь можно. Налетай!

После команды на Аню напало большое количество девичьей ненависти, во главе Иры. Беспощадно избитую, Аню оставили лишь тогда, когда она без сознания лежала на земле с глубокими царапинами и порезами.  По команде Иры Аню бросили в подвал, где Ира с подругами «отдыхала», и оставили до следующего дня, оставив Сашу с ней. А тот ехидно подсел к Ане, вспоминая лучшие дни их случайной, недолгой «любви». А когда Аня очнулась, он подарил ей два цветка: анютины глазки и цветок-незабудку. А, посмотрев в глаза Саше, девушка уронила слезу и лишь смогла бросить:  

- Спасибо.

- Обижаешься на меня?  Да, признаю, я поступил подло. Но и ты меня пойми. Ирка клёвая деваха, я не мог сдержаться.

- О чём ты?

- Только не прикидывайся. Я знаю, что ты всё помнишь и прекрасно меня сейчас понимаешь.

- Что помню? Извини, но я не понимаю тебя. И… за что мне на тебя обижаться?

Аня замолчала. А затем она прошептала: «За что они так со мной?»

Саша изумительно посмотрел на Аню. Он не ответил, только попытался её поцеловать. Но не смог. Девушка отстранилась, испугавшись чего-то. Что-то ей подсказало, что не стоит ему поддаваться. Она недоверчиво и робко посмотрела ему в глаза и шепнула:

- Кто ты? Ты меня знаешь? Ты знаешь Иру? Она, кажется, была моей подругой.

- Ань, ты чего? Что это с тобой?

- Я не знаю. Я ничего не помню. Ничего…

Услышав, Саша заликовал. Хоть сейчас они с Ирой могут её использовать по-своему. Он вылетел из подвала рассказать всё Ире. А когда рассказал, Ире тоже стало радостно. И она зашла в подвал к Ане. Увидев девчонку и посмотрев ей в глаза, Ира усмехнулась и наконец представилась, ехидно улыбаясь:

- Ну, привет, подруженька. Я Ира.

Посмотрев на Иру, Аня наконец увидела в ней свою обидчицу. Девушка вздрогнула и повторила, глядя ей прямо в глаза:

- За что ты так со мной?

Ира засмеялась и злобно прошипела ей в ухо:

- А ты не догадываешься? Я тебя ненавижу!

- Но… почему?

- По качану. Убирайся.

- Может… давай поговорим. Объясни мне всё, пожалуйста!

- Знаешь, я тебя даже видеть не могу, а разговаривать мне с тобой вообще не о чем. Так что, убирайся! Убирайся, пока мы не порвали тебя на британский флаг! Убирайся вон отсюда! Вон!

- Но….

- Вон!!!

- Ира, пожалуйста! Расскажи мне всё! Почему ты… так со мной? – жалобно повторялась Аня. – Что я сделала?

- Пошла вон! – крикнула Ира, указывая пальцем в сторону выхода.

Аня, роняя слёзы, с горечью в горле, встала, сглотнула горькую слюну и повернулась, но не пошла. Ира не выдержала и со всей силы толкнула Аню в спину, прошипев: « Да иди уже!» Аня упала и ударилась веском об пол. Ира поняла, что Аня без сознания и вышла из подвала. После она зашла туда вместе с Сашей. Тот радостно посмотрел на Аню, что-то замышляя себе на уме. Ира, словно змея, проползла мимо Ани, провоцируя Сашу на гадкий поступок, удовлетворяя себя при этом. Саша посмотрел на Иру и понял: девчонка чего-то хочет. По ней это само сказано. Вот только что? Ира попыталась намекнуть. Она кивнула головой в Анину сторону и ехидно спросила, прищурив глаза:

- Не хочешь развлечься?

- С удовольствием! – кивнул Саша, присев на корточки рядом с девушкой и погладив её по лицу.

Посмотрев на лицо Ани, Саша не выдержал и поцеловал её.  Целуя девушку, парень захотел её обнять. Поцеловав, Саша взял её за талию, прижал к себе, попытался погладить по волосам, но тут же услышал отказ. Сквозь сон, Аня почувствовала, что её кто-то трогает. Понимая, что это Саша, Аня сквозь зубы процедила:

- Руки убери!

После своего отпора Аня открыла глаза и отстранилась, сев на диван. Девушку просто трясло от ненависти, она посмотрела в глаза предателю и злобно прошипела:

- А где же твоя половинка Ирочка? Ах, вот она! Она же здесь, зачем ты меня трогаешь, предатель? Я же видела вас вместе. Ты тогда сам сказал, что тебе лучше с ней, чем со мной. Но мне теперь абсолютно всё равно. Я тебя ненавижу! Гнусный предатель, подонок! Она же рядом. Какая же я дура, что пришла сюда! Зачем?! И тебя тоже, «подруженька»! Какого чёрта я послушалась Егора и притащилась сюда? А ты, тварь совсем обнаглела! Это ведь я должна тебя ненавидеть, а не ты меня! Я тебе ничего не сделала!!! А вот ты… как ты могла?! Предательница! Мне здесь нечего делать! Я ухожу! И никто меня больше в этом районе никогда не увидит! ПРОЩАЙТЕ! Я ухожу!

С этими словами Аня ушла из подвала и с этой улицы навсегда.

 

Глава 6

 

Трудный день

 

    Аня долго бродила по разным закоулкам, какие только знала по дороге домой. Где-то возле дворика с детскими каруселями, Аня остановилась, бросила взгляд на качели и вспомнила тот самый вечер. По неволе, по щеке девушки побежала слеза. Аня почувствовала холод по щеке и тут же наскоро вытерла неприятную слезу ладонью, отвела взгляд в сторону, отвернулась и попыталась перебороть соблазн вновь обернуться. Девушка поплелась, не смотря вперёд. Она ощупала стену дома и облокотилась на неё. Было очень досадно. Только из-за чего? Из-за Иры и Саши? Нет, этого просто не может быть! Они не стоят её слёз! Так она решила.

    И зачем она вообще пошла туда? Пришла на свою голову! С ума сошла! Докатиться до того, чтобы попереться туда. И для чего? Для того чтоб проваляться 2 дня в их подвальчике? Чтобы тебя треснули по голове, оскорбили, унизили и вон гнали? Сама во всём виновата. Нечего было туда идти!

    Аня ещё долго себя казнила, пока вдалеке не увидела Сашу.  Девушка встала, спряталась за дом и изредка выглядывала: не ушёл ли он? Ей было противно находиться рядом с ним и чувствовать его дыхание. Ведь он её предал, и поэтому Аня никогда в жизни его не простит!

    Только это всё напрасно. Аня не смогла сбежать от них, как от кошмара. Сзади на руку девушки нацепили наручник-поводок, закрыли одной рукой рот,  а второй охватили талию. Ещё одна рука прислонила к горлу нож. И кто-то сзади злостно прошипел: «Будешь дёргаться – глотку перережу тебе, поняла?». Как бы Аня не пыталась вырваться, её держали очень сильно. Тогда Аня не поняла, кто ей угрожал, но после к ней подошла её ненавистница. Она приказала подругам отпустить её, взяла ремешок от наручника-поводка, потянула к себе Аню и злостно процедила сквозь зубы:

- Я тебя так просто не отпущу. Ты что думаешь, закатила истерику и можешь спокойно уйти?! Да уж нет! За свои слова отвечать надо! Наорала – плати!

- Чем? – спокойно спросила Аня.

- Чем?! – перебила её Ира. – Да чем угодно! Хоть не деньгами, так свободой! Поняла? Свободой!

- Что? – изумилась девушка, тихо повторяя последние слова Иры. – Свободой?

- Да! Свободой, свободой! Ты не ослышалась! – уверила она девушку раздражённым голосом. – Ты теперь, с этого дня будешь моей пленницей. Рабыней. Навсегда!

- Ты не имеешь права, - возразила девушка, роняя слёзы.

- Что?! – громко переспросила Ира.

- Ты не имеешь права, - повторила Аня.

Ира не ответила. Она лишь приказала своим подругам уйти с ней и за ней, перекинула ремешок через плечо и лишь бросила:

- Я всё сказала. Твои слова не имеют никакого значения. Ты с этого дня моя рабыня, и это не обсуждается. Всё! Пошли!

Сколько бы Аня не противилась, всё было бесполезно. Её забрали. Но Аня не сдавалась. Она всё пыталась вырваться, дёргала руку с поводком, пыталась хоть как-то оторвать ремешок, но, как после поняла девушка, бесполезно. Видимо Иру взбесила дёрганность Ани, она попросила об одолжении кого-то из своей банды, и Аня упала от стука камнем.

 

***

 

    После, в подвале, Аня проснулась с ужасным криком и снова без памяти. Ира, ликуя очередной потери памяти, села рядом с девчонкой и тихо прошептала:

-Ты знаешь, кто ты? Кто я? И где ты вообще находишься в данный момент?

Но Аня не ответила. Всё, что она могла из себя выдавить – это странное «нет», которое само вырвалось из неё. Иру взбесило молчание девушки, и она толкнула её. От толчка Аня, словно бездвижная игрушка, послушно упала. Она ничего не отвечала, даже не двинулась. Ира снова взбесилась, повернув Аню к себе одним ударом. Она бешеным шипением процедила через зубы, будто требуя от неё ответа:

- Отвечай! Что – язык проглотила? Да?! – закричала Ира, дёргая свою ненавистницу. – Почему ты молчишь? Отвечай! Что ты строишь из себя невинную овечку?! Ты что – забыла о своей мести?! После того, как ты увидела нас с Сашей, ты начала мстить! И кому? Мне!!! Ты портила мне кровь! Портила, как только могла! Ненавижу тебя! Это ты рассорила моих родителей! Это из-за тебя они поубивали друг друга! Слышишь?! Из-за тебя! Дрянь, ненавижу тебя! Ненавижу, ненавижу!

Разумеется все слова, произнесённые Ирой – сущая неправда. Родители Иры живы, здоровы. Просто уехали от неё. И Аня Ире не мстила. Но сама Аня, конечно, ничего не помнила и поэтому восприняла ложные обвинения Иры, как страшные воспоминания и правду. Девушка схватилась за голову и начала повторять одно и то же слово – «нет». Девушка выбежала из подвала, закрыла лицо руками и причитала: «Нет, этого не может быть, я никому не могла мстить! Нет! Нет! Я не верю! Не верю!»

    По дороге она столкнулась с девчонкой, которую она предала под влиянием Иры. С которой дружила 6 лет. А из-за Иры она с ней рассталась. Девушка узнала Аню и окликнула её, пытаясь отвлечь её внимание на себя:

- Аня, привет! Это же я, Вика! Помнишь? Я так долго тебя не видела! Постой, Аня! Не помнишь меня, что ли? Это же я, твоя бывшая лучшая подруга, хотя…. Знаешь, я хочу тебе сказать…

- Друзья не бывают бывшими. Извини, но я тебя не помню. Я…вообще…ничего не помню….

- Как? Совсем ничего?

- Совсем, - ответила Аня, опустив голову.

- Нет, такого не бывает. Ну,… я имею в виду…. Ты знаешь, такое я только в кино видела. Но…чтоб в реальной жизни…. Ничего себе…. То есть…. А ты хоть помнишь, как твоё имя?

- Я знаю, что это удивительно, но нет. А ты? Ты знаешь?

- Ну, конечно! Ты – Аня Лиманова, тебе пятнадцать лет. Мы с тобой раньше дружили. И были лучшими подругами.

- Почему были?

- Долгая история.

- А я… и… н-не т-тороплюсь.

- Ну, ладно.

Вика рассказала эту историю.

    В течение рассказа Вики, Аня попыталась хоть что-то вспомнить. Но не смогла, как бы ни пыталась…

После того, как Вика сказала, что Аня предала её под влиянием Иры, Аня вздрогнула и переспросила:

- Ира?

- Да. Из-за неё это всё с тобой происходит. А ты… ты вообще что ли ничего не помнишь? Ну, хотя бы когда память потеряла?

- Нет. Но я…кажется…

Бедняга ничего не могла припомнить и безнадёжно прошептала:

- Я не могу.

Но как только она это сказала, Вику сбила машина, так как они шли по окраине дороги, а Вика заступила за тротуар. Бедную девушку снесло под большим ветром от машины и там, где она стояла, уже никого не было. Её снесло на несколько километров. Когда Вика упала в ближайшую реку, её больше никто не нашёл. И она утонула, не придя в себя. Вот так недолго Вика побыла с Аней. И бедняжка снова осталась одна.

 

Глава 7

 

Секта

 

    Она шла по бордюру, такая одинокая, такая мрачная. Когда она подошла к скамейке, она тихо присела на неё с ногами, облокотилась на стену и, не сдерживая слёзы, беззвучно и горько заплакала. Тут к ней подошла девушка Света…

- Тебе плохо? – спросила она у Ани.

Аня не ответила, только заплакала сильнее.

- Может, я могу чем-то помочь тебе?

Тут Аня посмотрела на незнакомку и, в миг во что-то поверив, спросила:

- А ты меня знаешь? Мы знакомы с тобой?

- Ну, вообще-то… - попыталась объясниться девушка.

- Нет? – испуганно пролепетала девушка, будто требуя ответа.

- Нет, - наконец ответила Света.

Аня удивилась:

- Тогда как же ты мне можешь помочь? Если не знаешь меня?

- А ты расскажи мне всё, - ехидно ответила сектантка…

Света – девушка, которая участвует в сектантстве. Она подбирает подростков, которым очень плохо на душе. Знакомит со своими подружками.

 Ева такая же сектантка, как и Света. Именно она «вешает лапшу» всем, с кем к ним придёт Света.

 Катя гипнотизирует «попавшихся в сети», заставляет искать деньги, внушая им, что они бандиты. И если кто-либо не находит денег, она грозит изгнанием из «клуба».

 Таня договаривается с бандитами-пленистами из другого города. Она посылает им фотографию его или её, и когда бедняга поверит полностью во всё, что ей наговорили, её отправляют в другой город.

 А Алёна в течение всего сектантства поддерживает и всегда находится рядом. Якобы является лучшей подружкой.

Даже заглавные буквы имён девушек составляют истинное слово их деяния:

Света   Ева     Катя   Таня   Алёна – СЕКТА!

Бедная Аня…. Но разве она виновата в том, что потеряла память? Конечно же, нет! Но раз так сложились обстоятельства, что же делать? И вспомнит ли Аня снова что-нибудь? Именно этот вопрос мучил её, попавшую под «горячую руку» судьбы. Надо же! Девушка  даже не задумывалась, что может быть с ней в 15-то лет! Какая уж тут школа? Хоть и была тогда уже 2-ая неделя сентября. Все дети с радостью ходили в школу, учились и горя себе не знали, жили в семьях, имели кучу настоящих друзей, а семья Лимановых…. У семьи Лимановых совершенно другая жизнь: мать мертва, отец сгорел, брат сел в тюрьму за внезапное убийство и от него ушла жена, не став ждать 10 лет, у Яны снова был приступ, и её уже невозможно было вылечить. Игоря убили, и убийцей оказался Дима, её брат, его самого посадили, ну а Аня снова пропала. Может, это проклятие? И как с этим жить? На этот вопрос ответа нет…

 

***

 

    Когда Света привела Аню в их «дом, милый дом», в сердце девушки что-то ёкнуло, и ей показалось, что она уже была там. Она засияла, как солнечный луч. И как ей показалось, что с её души, будто камень свалился. Бедная девушка…она, как и все остальные, попалась в сети вымогательства.  Две недели прошли «бесплатно», а на следующей неделе намёком начали «высасывать» деньги из девушки. И Ане каждый раз приходилось воровать, где-то добывать деньги на пожертвование «дома» сектанток. И каждый раз, когда Аня в чём-то сомневалась, девчонки пользовались её беспамятностью и внушали ей, что она всегда так делала, и это всегда срабатывало. К счастью, для девчонок и, к сожалению, для Ани. Каждую пятницу девушке приходилось где-то искать деньги на пожертвование клубу «Дом, милый дом». Ей приходилось только воровать и грабить, ей подогнали одежду, приучили к их правилам. Она к ним привыкла, к ним и к правилам.    Очередная пятница. Таня подошла к Ане и фальшиво улыбнулась:

- Как дела?

Аня промолчала.

- Сегодня пятница. Ты помнишь? – предательски напомнила девушка.

- Помню, - скучно ответила Аня.

- Ты что такая? Что-то случилось?

- Я совсем ничего не вспоминаю.

Тане стало не по себе, и она поторопила девушку.

- Сегодня день пожертвования. Иди, ищи, а иначе… - пригрозилась Таня.

- Не надо, я поняла. Увидимся через час.

Таня улыбнулась и провела Аню мстительным и каким-то хитрым взглядом. После этого она подошла к телефону и позвала девчонок.

- Эй, девчонки! Как вы думаете, стоит уже звонить Лёхе?

Тут к ней подошли Ева и Катька:

- Думаю, пока рано звонить, - ответила Ева.

- Действительно. Думаю, её ещё стоит помучить! – кивнула Катя.

После её слов засмеялись все. А Таня послушно отошла от телефона. Она села на ближайший стол и шепнула:

- Хм, вы правы, девчонки. Пусть остаётся.

- Да и тем более Аня ещё не собрала нужную нам сумму, - добавила Алена.

И её слова подтвердили все. А Катя даже нервно хихикнула и отметила: « От денег зависит её будущее!»

После этого Ева, Таня, и Катька пошли на балкон, наблюдать.

    А Света, оставшись одна, пошла в комнату Ани и достала из кармана свои деньги, наскоро написала записку, свернула бумажку, вложила туда 10 тыс. $, оглянулась: нет ли рядом кого-либо, спрятала записку в первую попавшуюся книгу, лежащую рядом, после ещё раз оглянулась и покинула комнату. Девушка хотела спасти бедную девчонку, сунув ей билеты на самолёт до Москвы. Так как её хотели отправить в плен, а затем довести до психологического срыва, стресса, душевной депрессии и отправить её в психбольницу навсегда. И она так не сможет их сдать, даже если всё вспомнит: ей попросту не поверят. Так предполагали девчонки. Алиби.

 

***

 

    Аня долго скиталась по улицам – искала деньги. И вдруг она столкнулась один на один со своим прошлым:

Её увидела её сестра… она сбежала. Сбежала, чтобы найти могилу своего бывшего мужа…теперь она не Лиманова, а Соловьёва (правда, не по закону). Она очень хотела навестить его. Хотела уехать в Архангельск, город морского порта. Посидеть возле моря, на камне. Переплыть куда-нибудь через море, в какое-нибудь тихое место, где никто не побеспокоит. А после, на поезде отправиться в Иваново за счастьем. А если не удастся начать новую жизнь, то Яна вернётся в психбольницу. И ей будет уже всё равно.

    Аня, конечно, Яну не узнала. А та, наоборот, стала её звать, кричать, рваться к ней. А она, приняв её за сумасшедшую, отстранилась от неё и даже убежала в другое место, искать деньги. Когда девушка убежала, Яна очень расстроилась. Бездумно и почти как неживая, она шла по окраине дороги. А Аня, проходя мимо магазина инструментов, обратила внимание на гитары, и у неё в глазах что-то промелькнуло, а она упала в обморок, прям на улице, на глазах у всех.

    Среди всех её заметил юноша. Он помог её прийти в себя. Взглянув на своего спасителя, девушка уставилась на него, и что-то в сердце у неё затрепетало. Она даже не сразу поняла, что говорит незнакомец. Наконец до неё дошло: он спросил, как она себя чувствует. Аня замешкалась, засуетилась, не знала, что сказать: почему-то у неё онемел язык и губы, и она толком не могла выговорить ни одного слова. Юноша поднял её, а она упала ему на грудь: подкосились ноги. Девушке же показалось, что они отнялись. Она нашла в себе смелость  и выдохнула:

- Простите.

Парень удивился: за что она извиняется? За то, что у неё ноги подкосились? Ерунда какая-то! Ещё никогда в жизни он не встречал такую дурёху, такую глупую, такую симпатичную…

- Женя, - наконец, не томя девчонку, представился юноша.

- Аня, - скромно ответила девушка.

- Ты разучилась ходить? – шутливо спросил Женя.

- Я? – переспросила Аня.

- Ну, да, ты. Я ведь к тебе обращаюсь, глупышка!

- Почему ты со мной, как с маленькой обращаешься? – возмутилась девушка.

- А ты разве не маленькая? – усмехнулся парень.

От изумления Аня встала и, рассердившись на своего нового знакомого, твёрдо ответила, даже чуть-чуть прикрикнула:

- Я не маленькая девочка!

После своих слов Аня, слегка обиженная, ушла, дальше искать деньги.

- Стой, я же пошутил! – крикнул ей вслед Женя.

Аня остановилась, обернулась и, посмотрев в глаза первому встречному, с недовольством, не узнав себя и как-то по неволе, пошла к нему. Немного разобравшись в себе, она поняла: пришла пора. И я влюбилась! Подойдя к нему, она потупила глаза, опустила голову и тут же, в ту самую минуту что-то отдалось в её сердечке. Женя не удержался перед славной девчушкой, поднял её голову, держа пальцем за подбородок, и поцеловал. Повинуясь своим желаниям, девушка ответно поцеловала парня. Он обнял её за талию, а она его за плечи. Тут девушка подумала: кто же он такой, если она с ним так сладко и так мучительно целуется? Первый встречный? Неужели это любовь с первого взгляда? Нет, это не любовь, это просто гормоны!

    Девушка отстранилась, освободилась от его нежных рук и убежала. Хотелось бы. Но юноша схватил её сумку за ремень. Она вернулась, забрала сумку: парень её не сильно держал, и прошептала:

- Мне пора.

Женя невольно отпустил её, и она ушла…

 ***

 

    Аня бродила по закоулкам, и всё время думала о Жене. Тут её мысли перебил толчок. Она столкнулась, и даже не подозревала с кем.

- О, знакомое лицо! Жива всё-таки тварь!

- Извините, мы знакомы?

- Дрянь, сволочь! Ненавижу тебя!

- Что я такого сделала?

- Что?! И ты ещё спрашиваешь?! Убила моих родителей и ещё смеет спрашивать, что она такого сделала! Я ненавижу тебя, гадина!

- Я… не помню…

- Не помнишь, зато я всё прекрасно помню! Они из-за тебя умерли, ты их убила, дрянь! Ненавижу тебя!

  После своих слов, она обернулась и ушла, толкнув перед этим бедную растерявшуюся Аню. Она хотела было уйти, но её перегородила чья-то рука, стоявшая прям перед девушкой. Её снова толкнули и начали кидать из рук в руки. У неё отобрали тряпчатую, маленькую сумку и вытряхнули оттуда всё, перевернув ее, наоборот, к верху низ. Бедняжка растерялась и стала собирать в сумку всё, что выпало. Она собирала и слушала девичьи ненавистные насмешки, упрёки, издевательства. Её несколько раз поднимали, били, дёргали за волосы. Наконец одна их них очень сильно толкнула девушку, и та упала. Она спустилась к ней, ткнула нож девушке в бок и прошипела:

- Значит, родителей грохнула! Нехорошо ты с ней обошлась! Ох, нехорошо! Так с подругами не поступают.

На слово «поступают» Аня горько вскрикнула: девчонка почувствовала, как глубоко был воткнут нож. Когда нож вытащили, Аня услышала громкий, жестокий девичий и беспощадный смех. А она так и осталась на улице, истекая кровью. Сорвавшись, девушка начала плакать навзрыд, а после она упала от бессилия и неожиданно заснула.

    Ей приснился очень странный сон. Когда она, раненная, пришла домой, дома никого не было. Только на полу лежали трупы всех её родных. Мама, папа, Яна, Дима, Диана. А на кухне на стуле сидела Ира, а рядом с ней Саша. Они целовались. А после Ира села на колени к Саше, и они перешли на интим. Дверь захлопнулась. Раздался смех Иры. Жестокий, насмешливый и явно над Аней. И к ногам девушки потянулись трупы. Трупы мамы и папы лежали неподвижно. Дима тянулся и полз к Ане, и его перегородила клетка. Диана пропала. А Яна встала и пошла на Аню, тянув к ней руки. А Аня пятилась от неё. Войдя в свою комнату, девушка нашла, что вся комната её была в гитарах. Гитары, гитары, гитары….

    Очнувшись от всего этого, Аня открыла глаза. Она встала, но тут же жалобно вздохнула от боли. Невыносимая боль пронзила её насквозь. Бедняжка не могла встать. Терпеть такую боль было невозможно. Девушка вспомнила сон и ощупала рану своей слабой, лёгкой рукой. Было мучительно больно даже коснуться до раны. Однако Аня об этом даже не думала. Ей было непонятно поведение тех трупов, что лежали на полу и тянулись к Ане. Особенно та девушка, которая встала и пошла на неё. Что она от девушки хотела? Почему себя так вела? Мистика прям какая-то. А тот парень… зачем нужна была эта клетка, перегородившая их. Может, это что-то значит? Вот только что? А эти гитары. Они везде. Куда ни глянь! Всё в гитарах. А ведь Аня потеряла сознание именно тогда, когда увидела гитару на витрине.  Почему именно этот инструмент? Может, она на нём играла? Была спец по гитаре? Когда же вернётся память? Так плохо, когда ничего не помнишь. Чувствуешь себя одинокой, никому не нужной.

    Ещё эти девчонки. Порой Ане казалось, что они попросту манипулируют ей. Общение с ними уже было девушке в тягость. Иногда ей казалось, что эти девки сектантки. Но когда Аня спрашивала об этом у них, её бдительность тут же «засыпала» их «песнями» о том, что она всегда так делала. А может это и правда секта? Обычная секта, которая выманивает деньги и правит тобой по-своему.

 

Глава 8

Игры подсознания

    Последнее время девушке снятся какие-то странные сны. Сны о её прошлом. Непонятные, но в то же время правдивые.

Придя к девчонкам, Аня упала в дверях, и первой её заметила Алена. Она подбежала и фальшиво побеспокоилась о её самочувствии.

- Как ты? – вяло вскрикнула она.

- Мне… плохо. Я… - после паузы Аня заплакала. – За что? Что я такого сделала? Ты считаешь меня убийцей?

- Что? Что ты такое говоришь? – шокировалась девчонка, испугавшись, что Аня сошла с ума.

Алёна оставила девушку и подошла к Тане:

- Тань, у нас ЧП: Аня сошла с ума.

- Что? – перепугалась сектантка, боясь, что сделка с Петербургом, с Лёхой, с Костей и с Алиной сорвётся.

- Она пришла и начала нести бред.

- Что? – повторила девушка, будто кроме этого ничего не зная.

- Она пришла и начала нести бред!

- Какой? – проговорила Таня, не понимая того, что происходит.

- Ну, какой, какой. Бредила что-то насчёт убийства какого-то. Типа, что она такого сделала, считаю ли я её убийцей….

- И всё?

- Ну, в общем-то, всё, а что?

- Уф, ну, и напугала же ты меня, Алёна! – с облегчением вздохнула девушка.

- В каком смысле? Тебя это не встревожило, что ли? – удивилась Алёна.

- Алён, вот только не надо, как говорится, «раздувать» из мухи слона, ладно. Это ещё ничего не означает.

Может, девушке плохо стало или она прикалывается. Может, это бред, а может, шутка! Но это не значит, что Аня окончательно сошла с ума!

- Да, наверное, ты права.

Таня посмотрела на неё с насмешкой и направилась к Ане. Войдя в комнату, Таня увидела её, лежащей на полу. Она ничуть не встревожилась, а наоборот, ушла, оставив девушку одну.

 

***

 

    Лёжа на полу, девушка спала. Она упала и от боли, и от усталости, и от слабости. Ей приснился сон.

Сон, где её несли к какому-то вулкану, связанную цепями и избитую, измученную. Её несли эти самые девки. Рядом шла Ира, а с ней её подружка, Лена. Позади Иры шли остальные её подруги, и с ними Саша, обнимающий каждую из них. С другой стороны шёл какой-то парень с другом и ещё одной девчонкой, держащей в руках тяжёлую толстую цепь. Она её накручивала себе на руки. Наконец подошли к вулкану. Аню толкнули. И она упала в горящую лаву. Упала от рук Иры.

    Тут она проснулась. Вскочив с пола, она вбежала в гостиную и очень громко закричала. Подчиняясь своему подсознанию, девушка увидела Иру, целующуюся с Сашей. В руках у Иры был нож. Бедняга Аня попятилась, но её кто-то остановил сзади. Это была Таня, но девушке показалось, что это Лена. Аня попыталась вырваться, но её держали очень крепко. Аня не выдержала и заплакала:

- Оставьте меня в покое! – закричала она и, вырвавшись из рук Тани, сбежала от девушек.

Выбежав на улицу, девушка сначала остановилась, а затем побежала. Побежала туда, куда ноги бежали.

   Так она добежала до улицы, совершенно ей незнакомой. Сев на лавочку, она посмотрела на небо, и ей случайно попался на глаза сгоревший, мрачный, заброшенный дом. Посмотрев на табличку, девушка нашла, что она находилась на улице Гагарина, 26. По зову сердца, она вошла в дом. Оглядываясь по сторонам, девушка не верила глазам: неужели такое может произойти с жилым домом с квартирами. Неужели он может так сгореть сгореть полностью. От этого жилища не осталось ничего. Наслаждаясь тишиной, девушка разглядывала сгоревшие стены, которые где были развалившиеся, а где-то устоявшие от страшного бедствия.

    Вдруг тишину перебили девичьи голоса и смешки. Аня решила узнать, откуда доносятся звуки, и пошла туда, где всё лучше и лучше разносились голоса. Тут девушка внезапно остановилась.

 

***

 

    Оцепеневшую, её заметили и начали обходить кругами. А она застыла: именно ту девчонку, что она сейчас увидела, она видела во снах. Сама девчонка была рада увидеть Аню ещё раз, и ещё раз поиздеваться. После долгого молчания, она наконец произнесла:

- Не ожидала тебя здесь увидеть! Ты что, всё уже вспомнила?

Не желая больше ничего слышать, Аня убежала из заброшенного здания. Выбежав на улицу, девушка остановилась взглядом на качелях и подбежала к ним. Она села на качели и увидела, как из здания выбежала Ира. Испугавшись за свою жизнь, Аня спрыгнула с качели и помчалась прочь. И только убегая, девушка слышала:

- Думаешь, убежишь от меня?

Девушка оглянулась. Но сзади никого не было. Улица была пустая. И только тогда девушка поняла: она потихоньку сходит с ума. Она заплакала и упала на колени. И в этот момент она увидела Иру. Но это был уже не мираж. Она действительно в тот момент вышла из здания. Но, к счастью, Ира свернула в другую сторону и улица снова опустела.

    Аня встала и пошла обратно в дом сектанток. Она шла, совершенно не сдерживая себя от слёз. Плакала навзрыд. И шаталась, словно неваляшка. Она задевала прохожих, толкалась об стены и, пройдя по большой дороге и опустив голову, была сбита несущимся, словно стрела, автомобилем. Её сбили, а она, словно робот, даже не почувствовала боль и послушно свалилась с крыши автомобиля. Девушка смогла лишь увидеть, кто её окружал. Бессильно и, смерившись со всем, она закрыла глаза.

    Обессиленную, её положили в машину. Ей вкололи снотворное, чтобы она на всякий случай не проснулась по пути. Это были те самые сектантки. Они договорились отвезти её в аэропорт, а уже там продать её своему другу в плен, а он должен был улететь домой вместе с Аней и уже там взять её в плен.

    И вот, доехав до места назначения, девочки встретили своего друга. Они продали ему Аню и пожелали парню удачи. Счастливый, он понёс её к самолёту. Он удачно зашёл в салон, устроился на месте, уложил у окна девчонку, сам сел у прохода и терпеливо дожидался взлёта самолёта. И вот, через несколько минут самолёт тронулся с места, и они взлетели.

 

***

 

    Весь полёт Лёха любовался своей купленной будущей пленницей. Ему даже стало жаль девчонку. Милая, симпатичная, трогательная. Тут он решил её обнять. Обнял. Поцеловал. От поцелуя он просто не удержался. Эта очаровашка сама его спровоцировала. Немного отодвинувшись от девушки, Лёха начал смотреть телевизор, который был в самолёте. Он одел наушники и попытался вслушаться в фильм. Но не смог. Единственное, о чём думал парень – это девушка, что лежала рядом. Лёха снял наушники и постарался разглядеть её. Он смотрел на неё и думал: неужели какая-то кукла может его привлечь, да ещё так сильно. Глупо! Конечно же, нет!

    Прошло 3 часа. Лететь оставалось ещё час. Лёха хотел скорей приехать домой. К своей Алине, которая, пользуясь отлётом Лёхи, отдалась в руки Косте, который её любил так же, как и она его. Лёху она не любила, он ей даже не нравился. Он для неё был всего лишь другом со школы. А вот к Косте она была неравнодушна. Она влюбилась в него.

Влюбилась, когда Костя добился её взаимной любви. И она отдалась ему. И только ему. Лёха этого, конечно, не знал. Он надеялся, что она ждёт его. Летел и надеялся. Но эта девчонка…. Похоже, Лёху влекло к ней. Причём не на шутку. Может, это любовь? Но к кому? К этой девке? К этой малолетке?

    Лёха ещё долго доказывал себе, что Аня ему не нравится. А она спала. И ей привиделись образы: самолёт, город  Петербург, подвал, девчонка, больница, толпа девчонок, унижение, любовь…

    После последнего образа Аня открыла глаза. Но девушка ничего не сказала. По той простой причине, что Аня не могла говорить. Бедняга потеряла дар речи. Она не могла ничего сказать. Словно младенец. Лёха заметил, что Аня уже очнулась. Он попытался заговорить с ней. В первую очередь он спросил у неё, как её имя:

- Привет. Как зовут-то хоть тебя, спящая красавица?

Аня молчала. Она уставилась на него, понимая, что сказать ничего не может. Лёха повторил вопрос. Но напрасно. Ведь Аня как молчала, так и продолжала молчать, хотя очень хотелось ответить, хотелось спросить, где она, кто он такой и куда её везут. Она посмотрела на парня, и с её лица упали капли слёз. Лёха обратил внимание на жалобный взгляд девушки и отвернулся. Ему вдруг стало противно даже посмотреть на неё. Немного отодвинувшись от девчонки, Лёха подумал про себя: «Когда же мы прилетим? Девчонка, кажется, немая и зачем она мне нужна? Немая малолетка меня не интересует». Алину ему бы никто не заменил. Даже Аня. И зачем он только согласился приехать за ней? Послал бы Костика и всё. И Алина с ним.

 

  

Глава 9

 

Петербург

 

    Самолёт сел на посадку. После речи пилота Лёха мрачно заявил: «Добро пожаловать в Питер, немая». Аня открыла рот: как Питер? Это что же получается, её занесло в сам Санкт-Петербург? Так вот куда летели они так долго! Но один вопрос её мучил всё равно: зачем? Что она делает в Петербурге? И почему весь полёт она летела именно с этим парнем?

    Когда Лёха начал собираться и выходить в сторону выхода, Аня вдруг задержала его, пытаясь взглядом спросить у него, зачем они прилетели туда. Лёха её не понял, он лишь фыркнул: «Попрощайся с прошлым. Томск позади. Впереди новая жизнь. Жизнь в Петербурге». После этого он взял её за руку и поспешно вышел из самолёта, потащив за собой Аню. Дойдя до магазина с канцелярскими товарами, Лёха остановился. Ему в голову пришла идея: пускай девчонка напишет своё имя. Уж как-никак, а писать она умеет. Он потащил её в магазин и попросил продавщицу дать ему листок бумаги и ручку. Далее он сунул ручку Ане в руку и приказал ей написать своё имя.

- Пиши! Я должен знать твоё имя. Уж если ты немая, то, хотя бы напиши, - отрезал Лёха, будто рявкнув на Аню.

А она, молча и всё ещё роняя слёзы, аккуратно взяла ручку и наскоро начёркала имя. Лёха всмотрелся в каракули девчонки и тихо прошептал: «Аня». Затем он взглянул ей прямо в глаза и ехидно шепнул:

- Так вот как тебя звать.

Выйдя из магазина, Лёха предложил:

- Ну, что, Аня, может, в кафешку зайдём?

Аня кивнула в знак согласия, и они направились в ближайшее кафе. И там они встретились с Алиной. Лёха, счастливый, обнял её, но она отстранилась. Ей было противно. Но парень этого не заметил и поэтому обнял её ещё крепче. Девчонка разочаровалась, что Лёха так быстро приехал. И она спросила без интереса: «А это кто? Наша новенькая?» Лёха засуетился. Немного помедлив, он ответил:

- Ну, да. Познакомься - это Аня. Немая из Томска.

- Какая? – спросила Алина.

- Немая, - повторил парень.

Алина покосилась на Аню. Она подошла и шепнула ей на ухо:

- Пойдём, отойдём. Разговор у нас с тобой серьёзный намечается.

Девушка вздрогнула. Ей вдруг стало страшно, но она пошла за Алиной. Отойдя в угол, Алина посмотрела на Аню и предложила, будто поставив перед ней ультиматум:

- Значит так. Выбирай. Либо мы с тобой друзья, либо враги.

Девушка опустила глаза. Она хотела что-то спросить, но когда открыла рот, сказать ничего не смогла. Алина поняла, что хотела спросить девчонка и показала ей две ручки, объясняя правила:

- Красная ручка означает мир, а синяя – войну. Что выбираешь? – спросила Алина, вытянув перед Аней ручки.

Девушка растерялась перед выбором, и её рука автоматически указала на синюю. Алина удивилась:

- Ты выбираешь войну? Ну, ладно. Война, так война. Учти, что тебе будет очень худо. Ты свой выбор сделала.

Аня вытаращила глаза, уставившись на свою новую знакомую: как война? Неужели её рука указала на синюю ручку? Девушка хотела указать на красную, но было уже поздно: Алина убрала ручки. Аня заплакала и печальным взглядом проводила Алину. Бедняга растерялась: что же ей теперь делать? Ну, почему у неё так много врагов. Ира, её подружки, сектантки, а теперь ещё и Алина. А может, всё обойдётся. Может, это шутка? Такая шутка для новеньких. Хотя… зачем себя обманывать? Подумаешь! Не успела познакомиться, а уже врагом стала!

    Аня стояла в углу, пока к ней не подошёл Лёха. Он небрежно взял её за руку и потащил за собой, за столик. Ей поставили курицу, но она её есть не стала. Она собралась выйти из стола и направиться к выходу, как вдруг её схватили и потащили снова к столику и неаккуратно усадили. Посмотрев в глаза Ане, Лёха начал объяснять их правила:

- Ты, без моего разрешения, идти никуда не смеешь. Поняла? Я теперь твой хозяин.

Посмотрев ещё раз на возмущённый взгляд девушки, он пояснил: «Тебя продали мне. Знаешь, я ждал новый товар довольно долго. Ты хочешь спросить, кто мы? Хорошо, поясняю. Те девчонки, которые тебя поймали и продали – сектантки. А ты что, не заметила их странного поведения? Ну, значит, либо они стали профессионалками, либо ты полная лохушка. Хотя, в принципе, я не удивлён. Ко мне, обычно, попадают только такие, как ты. Так что ты не первая. Продолжаем. Я – Лёха. Хозяин всего этого, тебя, кстати, тоже. Это Алина, она приводит всех в порядок, как хочу я, естественно. И предоставляет выбор: либо война, либо мир. Ты, кстати, уже выбрала? Интересно, что? Если мир, тебе повезло. Алина очень хорошая подруга. Но хочу тебя предупредить – она очень страшный враг. Если бы ты выбрала войну, то тебе не выжить. А наш Костик проводящий. Он встречает товар и привозит нам. А уж там мы всё рассказываем, объясняем. Ну, что, поняла? Ты в плену. И хозяином твоим в данный момент являюсь я!

Затем, посмотрев на реакцию Ани, Лёха вышел из стола и, подходя к выходу, фыркнул в адрес Алине:

- Бери её, и пойдём. Я ей уже всё сказал. Да, ещё, постарайся не медлить. Мне ещё нужно кое с кем встретиться. И узнать об этой подробно. Всё и сразу. Пошли.

    После приказа Алина схватила Аню за руку и потащила к выходу. Всю дорогу Аня бездумно следовала за новой знакомой. Она не могла смириться с мыслью, что её продали, как какую-то вещь. Вспомнив про Женю, Аня подняла глаза. У неё вдруг появилась надежда. Надежда, что ещё не всё кончено. Вырвавшись из руки Алины, Аня понеслась куда-то, даже не понимая, куда. Девушка неслась по пустым улицам. Наконец она заметила чей-то знакомый силуэт. Приглядевшись поближе, Аня разочаровалась: это НЕ ОН. Тут её побегу пришёл конец – её догнала Алина и очень сильно толкнула. Подняв девчонку за волосы, она пригрозилась:

- Не смей так больше никогда делать! Ты меня поняла? Иначе тебе же будет хуже. Лучше послушай меня, я лучше знаю. Кукла! Мало того, что немая, так ещё и глупая! Да, кстати, насчёт ручек. Я перепутала. Синяя означала мир, а красная… в общем, можешь не бояться меня. Между нами МИР.

Затем она швырнула её, а после снова схватила за шкирку. Перехватив девчонку за руку, Алина потащила её обратно.

 

***

 

    Когда они пришли по адресу, Аню швырнули в сарай. Там было не так темно – была вкручена слабая лампочка, которая светила очень тускло. Однако видно всё равно было. Там стоял старый неуютный диванчик, на котором всё же можно было сидеть. И какой-то матрас, укрытый некрасивой тряпкой вместо одеяла. Девушка упала, прям на матрас и услышала: «Теперь это будет твоим домом». Аня села на матрас с ногами, поджав их к себе. Девушка не стерпела и заплакала. Ну, почему так? Почему? Что такого она сделала? За что всё это?

    Аня ушла в себя и даже не заметила, что за ней пришёл Костя. Он дотронулся до неё, и их взгляды встретились. Холодный взгляд Кости, смотрящий на Аню и её какой-то перепуганный взгляд. Первое впечатление Кости об этой девке, конечно, отрицательно. Он взял её руку и повёл в дом к Лёхе. Там была и Алина. Они с Костей переглянулись желающим взглядом. Приведя Аню, Костя посадил её. Алина вышла, Костя за ней. Они зашли в туалет и занялись любимым делом. А Лёха, тем временем, сел к девушке и шепнул ей на ухо:

- Сейчас ты исполнишь то, что хочу я.

Парень сказал ей, что он хочет. И в комнату вошла девчонка. Она села в кресло. Аня подсела к ней. По желанию Лёхи, они начали целоваться. У Ани не было выбора. Ведь она теперь пленница и поэтому должна исполнять всё, что говорит хозяин. Другого выхода нет…

  Аня исполнила все желания хозяина, и её увели в сарай. После Костик пошёл к Ане. Зайдя к ней в сарай, парень подошёл к дивану и сел рядом с печальной девушкой. Бесцеремонно обняв её, Костя ехидно отметил:

- Мне так скучно. Не поможешь мне? Алина сейчас с Лёхой. А я… с тобой.

Аня отстранилась, убрала руку незнакомца и отсела подальше. Но ему всё равно. Он подсел к ней и нахальным образом начал к ней приставать. Целовать, крепко обнимать и откровенно лапать. Девушка начала вырываться, отстраняться. Она убежала в сторону выхода. Выбежав на улицу, Аня растерялась и тут же была поймана. Костя даже не замешкался и тут же побежал за девчонкой. Он её поймал и начал над ней смеяться:

- Ты что, правда подумала, что ты мне нужна? Ха! Да ты мне вообще не понравилась. Я такими, как ты не увлекаюсь. Я просто показал тебе, что будет с тобой, когда Лёха и впрямь тобой заинтересуется. Предупредить тебя хотел! А ты, идиотка, подумала, что я пытаюсь тебя изнасиловать. Можешь не волноваться, ты мне не нужна. У меня девчонка есть – Алина. Меня, кстати, Костей зовут. А ты, если я не ошибаюсь, Аня?

Аня кивнула в знак согласия и спокойно вздохнула. После Костя предложил:

- Слушай, я такой голодный, слона бы съел! Может, прошвырнёмся в кафе? Алина ещё не скоро освободится. Лёха её там надолго задержал. Ну, как предложение?

Но девушка отказалась. Ей стало неуютно и как-то страшновато. Костик не разочаровался и спокойно ушёл. А Аня зашла обратно в сарай. Она всё раздумывала насчёт того, что сказал Костя. Неужели, он может с ней так поступить. Тут к ней зашла девчонка, с которой ей пришлось целоваться. Она зашла и ехидно представилась:

 - Слушай, мы с тобой так толком и не познакомились. Я  Алекса. А ты мне, кстати, понравились. Меня в Интернете нашли, позвали на работу. Мне выделили комнату. Там никто не живёт, если хочешь – заходи ко мне, потолкуем, посплетничаем, развлечёмся.

Как только Алекса начала прикасаться к Ане, в сарай зашла Алина. Она прогнала Алексу и привела Аню в чувства и в порядок. Она повела её в комнату к Лёхе, а сама пошла к Алексе. Зайдя в её комнату, Алина увидела, как она готовилась к завтрашней встрече с Аней.

Сложив руки, она тихо поинтересовалась:

- Ну, и зачем ты к ней полезла? Ты же с ней ещё завтра увидишься. Что – не терпится?

- Да, не терпится. Кстати, ты тоже ничего. Красавица, - отметила Алекса.

- Извини, но у меня с ориентацией всё в порядке. У меня есть парень. А ты, если будешь так себя вести, полетишь обратно в свою родную Москву, поняла?

- Извини, этого больше не повторится.

- Готовься. И помни, что ты здесь не для развлечений, а для работы. И тебе платят деньги не для того, чтобы ты позволяла себе такое!

Алина вышла и направилась в комнату к Костику. А он, тем временем, лежал в кровати и читал газету. Алина прыгнула к нему на кровать и начала его соблазнять собой, даже не вспоминая Лёху, который, тем временем, разговаривал с Аней.

- Аня, я хочу, чтобы ты была поживее. От того, что ты немая, не следует убиваться. Ну, подумаешь, немая! Не слепая же всё-таки! Иногда люди могут понимать друг друга и без слов. Да, кстати, по сути дела, зачем я тебя позвал. Алекса попросила меня, чтобы ты приходила к ней по свободным дням. Значит, слушай, ты будешь приходить к ней по средам и четвергам. Остальные дни у тебя заняты: в понедельник день Алины. Ты либо гуляешь с ней, как подружка, либо терпишь от неё «поражения», как враг. А во вторник ты гуляешь со мной. Ну, и в пятницу, субботу и воскресенье ты и Алекса будете показывать для меня своё шоу.

Аня возмущённо встала, но не ушла. Она лишь посмотрела злостным взглядом на Лёху. Но когда он приказал ей сесть, она села. И тогда Лёха отрезал:

- Иди домой, в свой сарай. Приготовься. Тебе завтра ещё танцевать.

    Аня послушно ушла. Проходя мимо комнаты Костика, Аня услышала Алинины стоны. Заглянув мельком в оставленное расстояние от двери, Аня увидела, чем они там занимались. Девушка впала в ступор. Она отбежала от двери и хотела, будто, побежать и сказать Лёхе, но остановилась, подумав: даже если она видела, сможет ли она сказать ему? И как она это сделает? Промычит, жестами покажет? Нет, ей следует забыть то, что она видела. С этими мыслями она ушла в свой сарай. То, что она видела, было слишком. Придя в сарай, девушка упала ничком на матрас и так и заснула. А Алекса заснуть никак не могла. Всё думала о завтрашнем дне. Она встала, тихонько вышла и направилась к Ане в сарай. Она зашла и разбудила её.

- Эй, вставай. Может приготовимся к завтрашним танцам? Я не против, прорепетировать.

Сказав это, Алекса повалила Аню на матрац и провела с ней всю ночь.

 

***

 

    Наступило утро. И Алекса пошла вместе с Аней к Лёхе, утверждая ему и всем, что она зашла за девчонкой. Наступил долгожданный час. И настало время приватных танцев. Лёха уселся в кресло, и шоу началось. После всех этих танцев, Алекса отправилась к себе, а Аня в свой сарай. Но перед уходом Аня дала Лёхе записку. А он тут же начал её читать. Там было написано:

    - Лёха, меня не устраивает эта жизнь. Я не хочу быть жертвой разврата. Отпусти меня, я тебе не нужна. Я ведь ОБЫЧНАЯ КУКЛА, вовсе не привлекательная. Ты пойми, что я хочу жить, а не существовать, тем более среди разврата. Я не хочу. Я человек. У меня есть чувства. Да и тем более я немая. А немая – всё равно, что слепая. Я не могу разговаривать. Могу только писать. А листок бумаги не всегда найдётся в нужный момент. Прости…

Аня. 

Прочитав эту записку, Лёха порвал её в клочья. Он был в ярости. И поэтому не сразу понял, что мог досмерти Аню задушить. Бедняжка пыталась вырваться из его сжатых кулаков. Наконец он её отпустил. В ярости, он начал кричать на неё, надрывая голос:

- Не смей мне больше никогда давать такие записочки! Я тебе уже объяснил: ты будешь делать то, что хочу я! А у меня для тебя своя программа! Я захотел втянуть тебя в разврат, значит, будет так! Поняла? И не смей мне перечить! Успокойся и исполняй мои желания! Если бы я тебя отпустил, то сделал бы это впрямь и сразу! Усекла?!

Аня перепугано кивнула, сидя на полу. Ей стало очень страшно, и она потеряла сознание. Лёха сначала за неё не испугался, даже равнодушно приказал ей встать. Но когда девушка не шевелилась уже 10 минут, парень начал волноваться. Он подошёл к ней и начал пытаться её пробудить. Но всё было напрасно. Девушка не очнулась. Леха позвал Алину и приказал ей отвезти девчонку в больницу. Алина так и сделала.

    В больнице девушке сказали, что падение Ани в обморок – обычный шок, вызванный стрессом на фоне амнезии. Она оставила девушку в больнице, а сама уехала к Лёхе сообщить причину обморока Ани.

    А девушка тем временем лежала в палате. Аня очень долго оставалась в невесомом состоянии. Доктора обходили её то с одной стороны, то с другой, но она не пробуждалась. В больницу приезжал даже Лёха. Но и от его приезда ничего не изменилось. Наконец диагноз дал о себе знать:  приступ конвульсии. Девушку тут же увезли в реанимацию. Она была на грани смерти. Её положили под капельницу. Девушка держалась, как могла. И вдруг… на мониторе показалась сплошная линия. И только изредка появлялся пульс: Аня впала в кому.

 

***

 

    Кома продолжалась несколько дней. За днями пошли месяцы. Но Аня не пробуждалась. Доктора уже сбились со счёта. Девушку унесли в специальную палату и назначили для неё отдельную медсестру. Ане повезло с ней. Эта девушка оказалась удивительно чуткой. Она не была какая-нибудь там стерва, она заботилась о ней, как о своей родной дочери.

    Шло время. За осенью шла зима, за зимой шла весна, за весной лето. К тому времени уже у всех детей начались летние каникулы. Доктора разводили руками. Они не знали, что делать с Аней. А Ира Каширина на лето решила поехать в Питер. Случайно, вместе с ней поехал и Саша. В то лето все подростки с Томска решили на лето поехать туда. Кто с родителями, а кто без них. Все, даже Женя. Но он поехал в Питер не для развлечений, а на работу. Он поступил на медицинский факультет и его пригласили в Петербург. И именно в ту больницу, где лежала Аня. Его назначили в палату к пациентке с опасным диагнозом, несущим смерть. И этой пациенткой оказалась Аня…

    Медсестра ушла в декрет. Так было угодно судьбе. Женя так бережно ухаживал за Аней, что ей вскоре стало легче. Здоровье девушки улучшилось, и кома облегчилась. Через неделю Аню сняли с капельницы. Она дышала сама. Но она не двигалась, она могла только видеть и говорить, но ничего больше. Она не могла подвигать даже головой. Когда девушка открыла глаза, она ещё не могла говорить, но когда увидела ЕГО, первое её слово после «молчанки» было: «Женя!»

Сейчас девушка уже могла говорить. Доктора не могли в это поверить. Для них это было чудом. Но тут ничего чудесного не было. Это просто сила любви. Сила, с которой ничто не сравнится.

    Прошла неделя. Аня всё ещё лежала в постели. К ней в палату зашёл Лёха. Он обрадовался за здоровье девчонки и поинтересовался:

- Ну, слава Богу, что очнулась! Как здоровье?

Но Аня не ответила. Даже отвела глаза. Она не хотела с ним разговаривать, потому что знала, что лежала в постели и не двигалась из-за него. И из-за его разврата. Но парень не унимался.

- Мне сказали, что ты уже разговариваешь. Может, ответишь мне? Не забывай, что я всё ещё твой хозяин. И требую твоего ответа.

Тут в палату зашёл Женя. Он услышал последнее и хмуро заявил:

- Она Вам не вещь, чтобы быть её хозяином. Вы что – не  видите её состояние?

- Слышь, паренёк, не лезь не в своё дело, - фыркнул Лёха.

- Я не лезу, просто говорю Вам, что с ней так нельзя разговаривать, - пояснил Женя.

- Слушай меня, мальчик. Ты мне никто, чтобы указывать мне, как с ней разговаривать. Как хочу, так и говорю. А ты, давай, иди отсюда. Что пришёл? Уши греть?

- Ей пора делать укол. По-моему, к ней ещё нельзя заходить. Не положено.

- Кем? – огрызнулся парень.

- Правилами больницы и посещения больных. Так что, пожалуйста, покиньте палату, иначе…

- Иначе что?! – раздражённо перебил его Лёха.

- Иначе я буду вынужден вызвать охрану. Вы нарушаете покой больной, так что будьте добры, покиньте помещение и больницу, в общем-то.

- Чего?! – огрызнулся Лёха, встав с места.

- Покиньте палату, - повторил Женя.

- Да пошёл ты! – рявкнул на него Лёха, подняв руку.

Женя ничуть не испугался. Он схватил руку разъярённого парня и прижал к его спине, тем самым, угомонив его. В таком положении он вышвырнул его из палаты и отдал в руки охране, которая позаботилась о том, чтобы он покинул больницу. Женя подошёл к Ане и сел рядом с ней, аккуратно делая ей укол и, вместе с этим улыбаясь её неподвижному, но в то же время счастливому лицу. После укола Аня благодарственно выдохнула:

- Спасибо.

    Через несколько часов Ане принесли обед. Женя заботливо покормил девушку. После обеда её разрешили навестить одной девчонке, которую Аня смутно помнила. Она зашла к Ане и тихо села рядом. Подождав, пока Аня не откроет глаза и не узнает её, девчонка терпеливо сидела около неё. После того, как она, Аня, очнулась, девушка приветливо и без всякого ехидства и скандала поздоровалась с ней. Но, несмотря на смутные воспоминания, Аня её всё же вспомнила. Она замерла и ошарашено уставилась на неё. Даже под капюшоном она узнала Иру. Но та ничуть её не тронула. Её будто подменили. Она пришла одна. Без своих подруг, как раньше. Аня трудно произнесла:

- Зачем пришла? Снова поиздеваться и избить?

- А что – просто навестить тебя нельзя? Почему ты думаешь, что я тебя буду бить?

- Я не знаю. Просто последнее время ты постоянно меня избивала. Ты и твои подружки.

- Не волнуйся, я тебя больше и не трону.

Аня внимательно осмотрела Иру: ещё недавняя пятнадцатилетняя разбойница показалась ей уже взрослой, можно сказать, мудрой девушкой. Короткие неопрятные торчащие повсюду пучки волос превратились в аккуратно зачёсанную косу. А того мрачного макияжа будто и не было. И одежда её стала совсем другой. Все мрачные оттенки она исключила и теперь стала носить только светлое. Белая безрукавка отлично гармонировала с голубоватым джемпером, и синей клетчатой юбкой. Под юбкой ярко сияли белые чулки и школьные, серые кеды. А руки её стали аккуратными и нежными, и ногти, казалось, сверкали чистотой, а не грязью, как раньше. Теперь её можно было назвать не Иркой-разбойницей, а Ириной Прекрасной. Да уж, за всё то время, что прошло, Ира круто изменилась. Не только имидж, но и характер.

- Ты очень сильно изменилась. В чём причина?

- Я изменилась, потому что я… у меня родители домой вернулись. Я не знаю, почему, но я… счастлива. Я после этого изменила имидж, как видишь, перестала общаться  с девчонками, с Леной и с остальными и стала отличницей в школе. И я… только сейчас поняла, что лучше подруги, чем ты, для меня не было, нет, и никогда не будет! Прости меня.

- Я не знаю. Ты столько гадостей мне наделала. Натравила своих подруг  на меня, избивала, клеветала на меня. Но… все мы делаем ошибки. И какой смысл смотреть назад, если впереди вся жизнь, тем более в нашем возрасте. Мир?

- Мир! – улыбнулась Ира, счастливая, что Аня простила её.

Они улыбнулись друг другу, и Ира пожелала Ане скорого выздоровления. После этого она вышла из палаты, и туда зашёл Женя. Он встревожено посмотрел на Аню, не понимая причины улыбки девушки:

- А кто это?

- Моя лучшая подружка Ира, - счастливо ответила Аня.

- Ира? А это не та Ира, которая…

- Всё в прошлом, - перебила его девушка, пытаясь сохранить хорошее настроение.

- А, ну, ладно. Не буду портить твой лучший момент, - покладисто исправился Женя.

- Женя, я так рада, что мы снова вместе, - мечтательно «промурлыкала» Аня.

- Я… - замешкался Женя, думая, что Аня имеет в виду их с Женей.

- Ира клёвая девчонка. Мне её даже жаль было. Ну, когда она была разбойницей и… - дополнила она.

- А, так ты об Ире, - едва слышно выдохнул он.

- Что? – переспросила она парня, пытаясь понять, что он сказал.

- Э… нет, ничего, я просто… - отмахнулся Женя, пытаясь придумать какую-нибудь отмашку. – Я говорю, что

тоже рад вашей дружбе с Ирой.   

- Ещё я рада, что ты рядом, - добавила девушка, обратив внимание на реакцию Жени. – Спасибо, что избавил меня от этого ужасного типа. Ты не представляешь, каково мне было, когда он управлял мной. Он втянул меня в свой разврат. Заставлял танцевать грязные танцы и подослал ко мне какую-то лесбиянку. Знаешь, я даже рада, что попала сюда. Ты здесь, мы с Ирой снова помирились. Что может быть лучше?

- Я даже не знаю, что и сказать… знаешь, я тоже очень рад, что ты здесь. Ты не помнишь нашей встречи?

- Ну, почему же нет, помню.

- Глупо получилось, правда? Ты извини, что назвал тогда тебя маленькой. Просто понимаешь, я… ну, первое впечатление всегда обманчиво. Сейчас я понимаю, что ты совсем взрослая. Я…

- Не надо, не оправдывайся. Я всё давно уже поняла, - с милой улыбкой перебила его девушка.

Тут в палату залетела, словно ветер, Алекса. Анину улыбку тут же стёрло, и она отвела взгляд в сторону. Женя понял, что ей противно и фыркнул, неприятно смотря на Алексу.

- К ней сейчас нельзя. Приём начнётся со следующей недели.

- Я быстро. Я к ней даже не подойду, я…

- Дело не в этом, девушка. К ней сейчас нельзя, - перебил её парень, повторяя свои слова.

- Мне с ней только поговорить надо. Ну, пожалуйста, ну, доктор! Я вас умоляю! – начала просить его девушка, упав на колени и смотря на него жалобным взглядом.

    В тот момент Жене стало не по себе. Но он всё же разрешил, шепнув Ане, что придёт через 10 минут. Алексе же он сказал, что даёт ей на разговор 15 минут. Она улыбнулась, удовлетворившись временем и закрыла за ним дверь. Далее она подошла к Ане поближе, присела возле неё и приятно, с каким-то ехидством, улыбнулась:

- Я так ждала этой встречи. 15 минут мне вполне достаточно.

- Зачем? – смотря прямо ей в глаза, спросила Аня.

- Чтобы поцеловать тебя. Со всей страстью, что я испытываю к тебе, - объяснилась Алекса, дотронувшись губами до лица девушки.

- Отойди от меня, - прошипела Аня, будто змея. – Иначе я буду кричать.

- Хватит-то смелости? Небось, кишка тонка. Если б могла, давно б закричала. А почему ты не закричала, когда я пришла к тебе ночью, в твой сарайчик? А? Я же говорю, не сможешь. Так что замолчи и испытывай удовольствие, - отрезала она  и крепко взяла девушку за подбородок, приближаясь к ней всё ближе и ближе.

    Она коснулась её губами и, пытаясь поцеловать, держала её крепко. Аня закричала на весь свой голос, как смогла. Алекса испугалась, закрыла ей рот, но, посмотрев на дверь и вспомнив что-то, усмехнулась:

- Ха-ха-ха. Кричи, кричи. Я дверь-то закрыла. Так что к нам всё равно никто не сможет попасть.

Аня ненавистно укусила её за руку и закричала ещё громче.    

    Женя услышал знакомый крик и быстро направился в сторону Аниной палаты. Алекса устала держать рот девчонки закрытым и заклеила его первым попавшимся пластырем. Она насильно её поцеловала и села прямо на неё, пройдясь рукой под майкой. Как только она начала снимать с неё майку, дверь выбила охрана, которую Женя позвал с собой. Они вышвырнули лесбиянку из больницы. А пока они это делали, Женя снял со рта Ани пластырь и привёл её постель в порядок. Аня не сдержалась и сильно заплакала. Охрана вернулась и вызвала мастеров, и вскоре дверь починили. Ане вкололи успокоительное средство, и вскоре она заснула.

 

***

 

    На следующий день к Ане пришла Ира, навестить подружку. Её пропустили – Женя дал на это разрешение. Аня рассказала ей про вчерашнее происшествие, и та поспешно начала спрашивать подробности и место нахождения Алексы. Узнав про всё, Ира вылетела, словно стрела, забежала домой, в гостиницу, поправила причёску: расплела косу и сделала высокий хвост, переоделась в топ и джинсы и помчалась по адресу, который ей сказала Аня. Придя по этому адресу, Ира влетела в квартиру к Лёхе и понеслась в комнату к Алексе. Она налетела на неё с кулаками и начала мстить за подругу. В тот момент это была искренняя месть. Она действительно была в ярости за покушение на лучшую подругу. Алекса отбивалась, как могла, но осталась с синяками и царапинами.   

    Это был первый раз, когда Ира за кого-то отомстила. Раньше она закрывала на это глаза, и её коронным словом по этому поводу было: каждый сам за себя. А сейчас она будто с цепи сорвалась. Она оставила её и зашла в комнату к Лёхе. Готовясь и ему отомстить, она злостно прошипела:

- А вот и я! Не ждал?

- Ира?! – не веря своим глазам, проговорил Лёха. -  Я так долго тебя не видел. Да, время идёт. А помнишь, как мы с тобой первый раз под луной поцеловались. Да, было время.   

- Я не собираюсь выслушивать твой глупый лепет! Ненавижу тебя! Я тебе тот случай в аэропорту никогда не прощу! Я тебе больше не верю! И не хочу верить. Больше не хочу. А за то, что ты сделал с моей подругой лучшей, я тебе отомщу! И не сомневайся!

    И она напала на своего бывшего парня с большой девичьей ненавистью и сильными кулаками. Но Лёхе удалось вырваться. Он треснул её по щеке. А затем поднял за волосы и поцеловал, держа её очень сильно. Ира вырвалась и дала ему сотрясающую пощёчину, снова повалила и начала избивать. И в этот раз ещё сильнее. Испытывая боль и в то же время ненависть и страх снова испытать какие-то чувства к нему, она колотила его всё сильней и сильней. Наконец она ударила его в последний раз и ушла. Ей стало гораздо легче. Потому что она отомстила ему и за себя, и за подругу. Идя по окраине дороги, Ира встретила Сашу. Она с ним рассталась ещё осенью, до приезда родителей. В тот момент она почувствовала то же самое, что и Аня: боль в сердце. Она поняла, что он настоящий подлец. И хуже его уже никого не было. Хотя сейчас она подумала что может: Лёха. И стерва, которую он подослал Аньке.

    Она прошла мимо него и даже не обратила на него внимание. Тот тоже сделал вид, что не знает её. Ведь тогда, когда она его увидела с Ленкой, она его избила так же, как и Лёху, только ещё сильнее. Как подобает разбойнице. С того момента Ира поклялась себе больше никогда не разговаривать с ним. А когда приехали родители, она поклялась, что больше никогда никого не тронет. Но за такую подлость, что сделал Лёха и его лесбиянка, Ира готова была нарушить клятву, особенно, если это касается лучшей подруги.

    Пройдя мимо подлеца, Ира отвела взгляд, но когда они прошли мимо друг друга, они оба повернулись. Встретившись ненавистными взглядами, они поспешно отвернулись и оба остановились. Подойдя, друг к другу, они взглянули в глаза каждого, и Ира злостно рявкнула на него:

- Что ты здесь делаешь? За мной поехал?!

- Сдалась ты мне! Я к другу приехал. Мне такая драчунья, как ты, не нужна! Мне нужна такая, чтоб я мог за неё постоять, а не она за меня. Ты стала слишком бойкая, а раньше была симпатичной сучкой, за которую можно было подраться. Так что извини, ты стала не в моём вкусе.

- Поэтому ты переключился на Ленку.

- Ну, да! Она была такой, какой тебе больше не стать!

- Да? И какой же?

- Стервозной, клёвой красавицей. Да, и ещё. Мне нравятся гламурные сучки, а не всякие там колхозницы!    

- Какой же ты урод! Ненавижу тебя. Иди ты к чёрту!

- Тебе того же, колхозница!

    Ира не вытерпела и накинулась на него. Но он не испугался, откинул её от себя, треснул по лицу и швырнул куда-то в сторону. И пошёл, куда шёл. Ира встала, жалобно вскрикнула и крикнула ему вслед: «Ты ещё об этом пожалеешь!» и тут же увидела, как он, даже не поворачиваясь, показал ей средний палец. Она отвернулась и ушла домой, залечить трещину, которую оставил ей этот подонок.

  Она пришла домой и первым делом пошла намочить тряпку. Намочила. Затем она подложила её к лицу и легла на кровать. Она была счастлива, и в то же время ей было досадно. Она подумала об Ане и поспешно убрала от лица тряпку и направилась к ней в больницу.

    А Ане тем временем несли полдник. Она спала крепким сном. Таким крепким, что её не мог разбудить даже Женя. Ира пришла в больницу и, хотела, было зайти в палату, но её не пустили. Сказали, что Аня спит. Но она не ушла. Она всё равно зашла к ней и села на стул, стоящий рядом с кроватью девушки. Она смотрела на спящую подругу и вспоминала все гадости, которые она сделала ей. И по её щеке скользнула слеза. Она вспомнила всё, от начала до конца:

§  Когда она познакомилась с Сашей, она начала с ним флиртовать, на глазах у Ани и совершенно без стыда.

§  Случай, когда она целовалась с ним, и в тот момент зашла Аня. Но тогда Ира не остановилась, даже наоборот, начала демонстративно показывать свою «любовь».

§  Она встречалась с ним, зная, что Аня его очень любила.

§  Обманывала её несколько раз.

§  Случай возле качели. Она оскорбила Аню при своих бывших подругах и Саше, и коснулась её самых искренних и личных секретов, которые та ей поведала, когда они ещё были подругами.

§  Ира избила её в подвале и натравила на неё своих бывших подруг.

§  Её подруги ткнули в неё нож по её приказу.

§  И самое главное – тогда в подвале, она дала ей таблетку, полностью стирающую всю память.

    Последнее Иру очень встревожило. Она поняла, что из-за неё девушка беспамятна. Ей стало не по себе. Она почувствовала себя такой виноватой. Она посмотрела на неё и с её лица пробежала очередная горькая слеза. Она разочарованно встала и собиралась уже выйти из палаты, но тут же услышала:

- Останься.

Девушка обернулась и посмотрела на Аню. Та улыбнулась ей и едва слышно выдохнула:

- Не уходи. Извини, что я… заснула и заставила тебя ждать. Я просто устала и…

- Не оправдывайся. Я всё равно ушла. Мне нужно было уйти по одному делу.

- Какому? – поинтересовалась девушка.

Ира промолчала. Не стала отвечать. Она опустила голову и скучно сказала:

- Мне нужно уйти.

- Опять? И зачем же? – удивилась Аня. – Ты меня избегаешь? Может, я рано поверила тебе?

- Нет, Анечка, что ты! Я не избегаю. Ну, мне, правда, снова нужно уйти. Прости.

- Ладно. Так уж и быть – иди. Ко мне всё равно скоро Женька придёт, – покладисто отпустила её Аня.

Ира выбежала из палаты и направилась в аптеку. Зайдя в аптеку, она подошла к окошку  продавщицы и спросила у неё встревоженным голосом:

- Скажите, у вас есть препарат против амнезии?

- Нет, ещё не изобрели. А тебе зачем? Память плохая? Забываешь всё время?

- Не в этом дело. Амнезия постоянная. Не я не помню, подруга моя не помнит. Даже не отрывисто, а не помнит вообще ничего, ну, кроме того, что с ней происходило после потери памяти.

- Плохо дело. О-очень плохо. Бедняга. Совсем ничего прошлого не помнит?

- Совсем, - подтвердила Ира.

- Нет, такого у нас нет. Ты поброди по городу. Остальные аптеки поищи. Город-то большой! Может, и найдёшь?

- Спасибо.

    Ира вышла из магазина и пошла по другим аптекам. Она обошла весь город, все аптеки, которые были. Так прошёл целый вечер. На следующий день она наконец решила пойти к гадалке. Она нашла один салон и зашла туда. Подождав очередь, довольно большую, она наконец зашла к гадалке. Но та, услышав её проблему, солгала:

- Извини, я не могу тебе помочь. Уходи.

Ира возмущённо посмотрела на гадалку и с неким удивлением спросила:

- Как не можете? Вы же всемогущая. Вы можете всё! Даже такой пустяк, как…

- Это не пустяк! Это очень серьёзная проблема. Извини, не могу помочь.

- Все вы, цыгане, одинаковы. Не сталкивались с такой проблемой, вот и всё! А ещё говорите, что всё можете! Да ни фига вы не можете! – крикнула Ира, выйдя из комнаты гадалки.

    Она вышла из салона и разочарованно пошла домой. К Ане ей идти не хотелось: зачем своим кислым выражением лица лишний раз её расстраивать, она и так болеет. А тут ещё и Ира с таким лицом. Лучшая подружка всё-таки. Она пришла домой и быстро сняла с себя одежду, пошла в ванную, умылась, приняла душ, переоделась и привела себя в порядок. Затем попила чай и с хорошим настроением пошла к Ане.

 

Глава 10

 

Любовь

 

    А Аня тем временем думала о Жене. Ей вдруг показалось, что он ей нравится. Даже слишком. И тут к ней зашёл Женя. Она посмотрела на него и поняла: лучше, чем ОН, никого нет, не было и никогда не будет. А он, тем временем, думал о НЕЙ. Подойдя к девчонке, он аккуратно сел возле неё. Найдя в себе смелость, девушка посмотрела ему в карие глаза и произнесла:

- У тебя есть девушка?

Женя вздрогнул. Он не мог понять, почему у неё возник этот вопрос? Что она этим имеет в виду? Немного поддержав тишину, он произнёс:

- Есть.

Аня разочарованно опустила глаза. Но ведь она не знала, кого он имеет в виду. Женя насмешкой посмотрел на Аню: она не знает, о ком он говорит, и добавил:

- Это удивительная девушка. Та, которую я не видел никогда. Самая милая, самая красивая, самая любимая. Ты, конечно же, не знаешь, о ком я? Я всегда с ней рядом. Мы с ней видимся каждый день. И я этому очень рад. И счастлив, что она со мной.

- Ты видишься с ней каждый день? Значит, она тоже здесь работает. И как же её зовут?

- У неё самое потрясающее имя на свете. Я не могу тебе сказать.

- Почему? – грустно произнесла Аня.

- Потому что ты её знаешь. Лучше всех.

Аня посмотрела на Женю и, не понимая его загадок, спросила:

- О ком это ты?

- Я тебе скажу. Но позже. Сейчас ещё не время.

- Что же это значит? Я не понимаю!

- Потом поймёшь.

С этими словами Женя вышел из палаты, оставив девушку с мучениями и дерзаниями в догадках. Тут к девушке зашла Ира. Улыбнулась и подошла к ней, весело заявив: « А вот и я!». Но Аня не обратила внимания на весёлую улыбку подруги. Она лишь хмуро спросила:

- Скажи, чтоб ты делала, если б у человека, который тебе нравится, была б другая девчонка?

Ира поникла. Она упала на стул и задумчиво произнесла:

- Я даже не знаю. Наверное, забыла бы его. Ну, если он предназначен другой, то зачем терзать себя мучениями о великой, светлой любви?  

- А как его забыть, если я вижу его каждый день?

- Постой, о ком это ты? – не понимая, спросила Ира.

- Я о Жене, - грустно уточнила девушка.

- О Жене? А разве у него есть кто-то? – удивилась девушка.

- Есть.

- Откуда ты знаешь? Может, и нет.

- Есть! Я сегодня спрашивала. Он сказал, что есть, - прослезилась Аня.

Она моргнула, горько уронив несколько слезинок. Ира печально посмотрела на подругу. Ей вдруг тоже стало грустно. Она отвернулась, посмотрела в сторону двери и подумала про себя: «Как же так, Женька? Неужели, у тебя кто-то есть? Может, мне стоит выяснить?». С этими мыслями она вышла из палаты и направилась к Жене. Найдя его, она смутно спросила:

- Тебе нравится Анька?

- С чего это вдруг такой вопрос?

- Ну, интересно.

- Я не знаю, - отмахнулся Женя, устойчиво скрывая свою симпатию к Ане.

- В каком это смысле?

- А я без смысла. Просто так говорю. Тебе зачем? Типа конкуренции?

- То есть?

- Ну, я имею в виду, выясняешь конкурентов?

- Каких ещё конкурентов? – не понимая, буркнула девушка.

- Я тебе нравлюсь, что ли? Спрашиваешь про Аньку, значит нравлюсь!

- Да с чего ты взял?! – ахнула Ира.

- Ну, как с чего? Зачем тогда спросила?

- А что – поинтересоваться уже нельзя? – выкрикнула Ира.

- Да не кричи ты. Больница же всё-таки. Ну, если я тебе нравлюсь, не мучайся. Так уж и быть! Я тебя поцелую, чтоб не страдала.

И Женя небрежно, крепко и наскоро поцеловал её и после этого попросил: «Только Аньке ни слова!» Ира, ошарашенная, осталась на месте, провожая наглеца изумлённым взглядом. А тот быстро направился в столовую.

    Она вытерла губы от мокрых следов по-детски и пошла к Ане. Послушав Женю, Ира решила ничего не говорить Ане. Не хотела её расстраивать. Хотя с другой стороны это было бы нечестно – обманывать подругу. Но если она расскажет, та возненавидит его. А он, кажется, даже очень к ней, Ане, неравнодушен. И из-за Иры они могут расстаться. Хотя Ира насчёт симпатии Жени к Ане как-то неуверенна… и зачем он её поцеловал? Какой в этом смысл? Чтобы она не мучилась? Но он же ей не нравится, хотя… НЕТ! Он принадлежит Ане! Ей и только ей! И Ира тут никаким боком не касается! Одна такая история уже была: с Сашей. Достаточно приключений!

  Зайдя к Ане, Ира виновато улыбнулась и присела обратно на своё место. Пытаясь забыть тот поцелуй, Ира завела разговор о первом, что пришло в голову:

- Я с Сашей вчера встретилась. Мы с ним полаялись и разошлись. Он оставил мне трещину. И средний палец…

- Саша? А кто он? Я что-то не помню. Смутные воспоминания.

- Да он подонок! И не стоит вспоминать даже! Он предал и тебя, и меня! – вскрикнула Ира, перебив девушку.

- Предал? Как?

- Давай не будем об этом!

- Ну, извини, я просто… ты сама подняла эту тему, вот я и…

- Да, подняла. И очень жалею об этом. Давай о хорошем! – снова перебила она девушку.

- Ну, давай. Только о чём?

- Да, разговор у нас с тобой не клеится. Может, я пойду? – предложила Ира.

- Как хочешь, - хмуро ответила Аня.

Ира вскочила со стула и выбежала из палаты, бросив девушке: «Увидимся!» и пошла домой, ежеминутно хватаясь за губы и вспоминая Женин поцелуй. Внезапный, странный, незабываемый…

    Она прибежала в гостиницу и побежала в ванную, стараясь смыть с губ след поцелуя. Она не хотела влюбиться в Женю и наступить на одни и те же грабли. Повторить одну и ту же историю два раза. Смыв с себя след, девушка постаралась забыть тот ужасный момент. А Женя тем временем зашёл к Ане в палату.

- Как ты себя чувствуешь? – весело спросил он.

- Никак, - отрезала Аня.

- В чём дело? Ира тебе что-то сказала? – взволновался Женя.

- Нет, а что? Она должна была что-то сказать?

- Э… нет! – отмахнулся Женя.

В тот момент Женя почувствовал себя настоящим подлецом. Но вдруг, ни с того ни с сего спросил адрес Иры. Аня очень удивилась:

- А зачем тебе адрес Иры? Она тебе что – нравится? А может она и есть твоя девушка? – девушка посмотрела на него изумлённо, но затем опомнилась. – Ой, прости, я… прости. Я… я скажу тебе адрес.

Аня сказала, а он тут же выскочил и выбежал из палаты. А она провела его хмурым взглядом и стала ещё печальней. Она наконец поняла: в Жене она ошиблась. Ему нравится Ира. Но почему она ей ничего не сказала? И к тому же убежала. Так домой понеслась. И Женю наверняка к себе позвала. Потому и понеслась скорее, а адрес сказать забыла. И Аню специально дурой оставила. Мол, чтоб она ему сказала. Запасной вариант! Ха! ВАРИАНТ! Может, Аня действительно рано ей поверила? Ира изменила внешность, но никак не характер. Какой была, такой и осталась: при виде парней всегда теряет голову и всякий стыд и совесть! Может, это природа? Или гормоны?

Аня всё думала о Жене с Ирой, и с её лица проскользнули слёзы. И она, не сдерживаясь, заплакала со всей силы.

    А Ира тем временем была дома и выбирала одежду для прогулки. Тут ей позвонили в дверь. Ира, не ожидая, кто это, открыла дверь. Тут на неё напали и поцеловали. Поцеловали очень сильно, очень крепко, очень страстно. Ира отстранилась и попыталась рассмотреть, кто этот негодяй. Наконец она увидела: это был тот самый, кто поцеловал её в больнице: Женя. Он нагло обнял её за талию и прижал к себе, целуя ещё страстней. Ира снова отстранилась и посмотрела на него, возмутившись:

- Ты что себе позволяешь? И… откуда ты узнал мой адрес? Кто тебе сказал?

- Подружка твоя и сказала! А что – тебе что-то не нравится? – ехидно улыбнулся Женя, обняв Иру ещё крепче и прижимая её так, что у неё перекрывало воздух.

- Так значит, тебе Аня не нравится, - догадалась девушка, пытаясь избавиться от его объятий.

- С чего ты взяла? – удивился парень.

- Ну, если ты меня обжимаешь, значит, нет, - стервозно заметила девушка.

- Ну, раз ты заметила, пусть будет так! – согласился Женя.

 Женя охватил её руки своей ручищей и снова поцеловал. Но на этот раз ещё крепче и сильнее. Ира тут же вырвалась и дала ему сильную пощёчину, но тут же пожалела об этом, потому что он сильно обнял её за талию и ниже. И наскоро вышел из номера. Ира упала на диван и заплакала. Ей вдруг стало жаль Аню. Ведь она влюблена в него и ей будет очень горько, если она узнает… о Боже, он же спросил её адрес у Ани! Что же она подумала!

    Вскочив с этими мыслями, Ира помчалась в больницу к Ане. Забежав к ней в палату, Ира встретилась с ней перепуганным взглядом и виновато заикнулась:

- Я… я…

- Зачем пришла? К Жене, да? Палатой ошиблась. Впрочем, как и я в тебе.

- Что ты… такое говоришь? Да меня Женя твой вообще не интересует!

- Ага, конечно. Тогда позвала его к себе я, да? Зачем тогда Женя спрашивал у меня твой адрес? Очень смешно.

- Какой же он… Аня, это… я тут совершенно  не при чём. Это всё твой Женя. Он ко мне пришёл ни с того, ни с сего, я даже не знала, что он ко мне собирается. Я его вовсе не ждала. Всё пыталась поцелуй его забыть.

- Что? Да как ты посмела его так оклеветать?! И не стыдно? Знаешь, я зря тебе раньше времени поверила. Природа всё же берёт своё! Уходи. Не хочу тебя видеть!

В этот момент в палату зашёл Женя. Ира увидела его и отвернулась, сложив руки. Женя прошёл мимо неё и незаметно дотронулся до неё ниже пояса. Ира дёрнулась и, не думая ни о чём, сдала мерзавца:

- Твой Женечка только что тронул меня.

- Закрой рот! – рявкнул на неё Женя.

- Да как ты смеешь? Это что подстава такая? Сначала ты меня лапал, а теперь… да ты… просто…

Не найдя слов, Ира вышла из палаты. Совершенно без настроения она ушла домой. По дороге Ира зарыдала. Она никогда не испытывала ТАКОГО унижения! Может, это действительно подстава? Месть такая?

А Женя тем самым, скрывая свою авантюру, мило улыбнулся и непонимающе спросил:

- О чём это она?

Аня отвела взгляд и буркнула что-то себе под нос. Женя почувствовал себя виноватым перед Ирой, но всё же от плана он не отступал. Подумав, как он представит её дрянью, Женя фальшиво пожаловался на неё:

- Не хотел тебе говорить… Ира, ну, когда я принёс ей ключи, которые она забыла на подоконнике в холле, она накинулась на меня с объятиями и поцелуями. Знаешь, хочу тебе сказать, что зря ты её простила. Она ведь такая дрянь. Сучка редкостная. Ты, можно сказать, змею у себя на груди пригрела. Ты… это… будь с ней поосторожней.

С этими словами Женя вышел из палаты и позвонил какому-то другу. Дозвонившись, он пригласил его в кафе.

    В кафе он дал ему адрес и направил по этому адресу. Тот пришёл и чуть не упал. На пороге стояла удивительная девушка. Но, к сожаленью, он её знал и ещё хуже, ненавидел. И поэтому, когда та его послала, он ушёл в больницу к Ане и зашёл к ней в палату. Когда Аня увидела его, она, к счастью, его не узнала, но вскоре он напомнил ей о себе:

- О, привет, красавица. Давно не виделись. Целый год. А ты что? Парализованная, что ли? Жаль.

- Простите, Вы меня знаете? Уж я-то вас точно не знаю.

- Знаешь. Просто не помнишь. Напомнить?

Аня пришла в недоумение. И он её поцеловал. Но девушка этого совсем не поняла и ничуть не вспомнила. Даже наоборот, возмутилась:

- Что ты себе позволяешь? Совсем обнаглел?

- Что – не вспомнила? Плохо. Ну, ладно, скажу и так: я Саша. Ну, что?

- Саша? Саша… - пробовала на вкус Аня, пытаясь вспомнить этого юношу.

Но как бы ни пыталась девушка, вспомнить она его не могла. Средство было слишком сильное, а после потери памяти Аня с ним не встречалась. Саша не мог ей никак напомнить, как бы ни старался. Наконец в палату зашёл Женя. Он скрыл, что знаком с Сашей. Тот тоже. Сделав укол девушке, он фальшиво поинтересовался, кто навестил девушку.

- Извините, а Вы кто?

- Меня Сашей зовут, - представился парень, пытаясь сдержать улыбку.

В тот момент ему было смешно. Ведь знакомиться с лучшим другом снова было довольно весело.

- Ясно, а Вы зачем пришли?

- Ну, как? Её навестить.

- У неё имя есть, вообще-то. Аня. А Вы не знали?

- Почему же не знал? Знал. Ну, ладно, я пойду.

- Уже? Зачем же тогда приходили?

- Я просто хотел, чтоб эта девушка, Аня, меня вспомнила.

- Вспомнила? А, так она Вас должна знать. Может, пойдём, выйдем? Вы мне всё объясните.

Выйдя в холл, они оба рассмеялись. И поприветствовали друг друга, как подобает лучшим друзьям. Они разговорились. И вскоре, через несколько минут перешли к нужному разговору:

- Ну, что – зашёл к Ире?

- Зашёл. Она меня тут же послала.

- Это очень хорошо. Надеюсь, скрытая камера засняла?

- Да. А зачем тебе это?

- Да я просто хочу Ирке этой отомстить. За всё, что она ей сделала. Нет, она не может за это всё оказаться безнаказанной. Я за Аньку отомщу.

- Она тебе нравится?

- Очень. Мы когда ещё в Томске встретились, она мне сразу понравилась. А сейчас я понял, что люблю её!

- Прямо бразильский сериал! Ля-Мур, Ту-Жур.  Куда деваться?

Женя рассмеялся и Саша с ним. Далее Женя добавил:

- Ещё я хочу, чтоб и она меня полюбила. Но я боюсь, если она узнает, какую авантюру я готовлю против её подруженьки, она на меня очень обидится. Только этого мне б не хватало! Так тяжело, когда твоя любимая не разговаривает с тобой и даже ещё хуже – игнорирует тебя. Даже обидно! Но ничего. Я постараюсь всё сделать так, чтобы Анечка меня ни в чём не подозревала. Я даже попросил быть её нянькой, лишь бы только быть с ней рядом!

- Да, ты конкретно попал!

- Слушай, а тебе она уже не нравится?

- Не, у меня сейчас другая любовь!

- Ну, и хорошо. Одним конкурентом меньше, - отметил Женя, снова рассмеявшись. – А кто она, если не секрет?

- Лучшая подруга Ирки, Ленка.

Женя улыбнулся и пошёл обратно к Ане, лишь бросив ему: «Ты знаешь, что дальше делать!». Парень зашёл к Ане и подошёл к ней, посмотрев на её мрачное, печальное личико. Аня обратила на него внимание и скучно выдавила:

- Тебе Ира нравится, да?

Парень промолчал. Следующему вопросу он был очень удивлён. Девушка всё-таки осмелилась спросить у него: «А я?»

Женя наконец нашёл подходящий момент. Он нагнулся над Аней и прошептал её горячему, наверняка, от стыда, лицу: «Ирка меня не привлекает. А вот к тебе у меня особые чувства».

 

***

 

    Девушка вдруг сменилась. Горячее лицо вдруг оледенело, и Аня уставилась на него, с трудом удерживаясь от слёз.

Женя посмотрел на её слёзное лицо и, сдержавшись от раннего поцелуя, успокоил её простыми словами, которые Аня никак от него не ожидала:

- Я схожу за валерьянкой. Ты давай, успокаивайся, а я сейчас.

Аня остолбенела. Неужели, он, правда, ничего к ней не чувствует. Если только дружба. Но ведь он сказал, что у него к ней нечто большее, чем дружба. Опустив глаза, Аня почувствовала какую-то боль, в сердце. Но не душевную, а ту, что была у неё в прошлом году. Что-то кольнуло ей в сердце, заболела голова, и мучительно застонал бок, в который, когда-то, был воткнут нож. Аня не смогла выдержать всю эту боль, закрыла глаза и расслабилась. Какое-то странное напряжение вдруг снялось. Девушка заснула на всю ночь.   

    Женя зашёл к ней и, увидев, что глаза её закрыты, покинул палату. В больницу пришла Ира. На этот раз пришла с ножом. На всякий случай, чтобы тот подлец не смел её лапать. Но он тогда об этом и не думал. Он позвал Сашу, и приставать к Ире уже начал он. Женя взял камеру и начал снимать. А Саша, тем временем, делал своё дело. Он прижал её к себе крепко, крепко и пытался добиться того, чтобы она сама повисла у него на шее. Она тогда совершенно забыла о своём ноже. А он солгал ей, что расстался с Ленкой, что она настоящая тварь (такая же, как и он), что Ира – единственная, кого он встречал и любил. Единственная и неповторимая. Извинился перед ней за трещину. Она приказала ему упасть на колени, и он исполнил её прихоть.   

    Он признался во всех смертных грехах, и, похоже, что она его простила. Дурочка поверила ему, и обняла. Он, воспользовался этим, поднял её, затем страстно поцеловал, крепко обнял за талию. Женя, довольный, заснял эту сценку и переписал её на диск. Саша после всей фальши засмеялся и издевательски признался:

- Правда, я отличный актёр? Ну, что? Ты мне правда поверила? Думаешь, сменю Ленку на тебя? Нет! Уже нет. Лена – лучшая, кто у меня когда-либо был!

- Тогда зачем ты мне всё это говорил?

- Шутка! – усмехнулся Саша.

- Не смешно, - фыркнула Ира. – Зачем тебе это? Явно по делу, да? Просто так ты б мне лапшу на уши не вешал! Сам ведь сказал, что я тебе не нужна. Тогда зачем весь этот цирк?

- Я не собираюсь перед тобой отчитываться! – крикнул на неё Саша.

- Не смей на меня кричать. Не имеешь права. Тем более, здесь больница, а не базарная лавка.

Саша подошёл к ней и шепнул на ухо, дёрнув её за руку и, тем самым, толкнув к себе.

- Разреши мне последний раз обнять тебя. Обнять и поцеловать.

- А что – если нет? – стервозно фыркнула девушка.

Но Саша не обратил внимания на её отказ. Он сел и посадил её к себе на колени, снова дёрнув её за руку, взял её за волосы и поцеловал, насильно держа за голову одной рукой, а другой охватив её за талию. Ира вырвалась из его рук и поспешно встала, мстительно влепив ему пощёчину. Тот не ответил. Он лишь встал, прижал её к себе и направился в палату к Ане. Сколько бы Ира не сопротивлялась, в палату её всё равно затащили. Аня в тот момент уже проснулась. Она бездумно смотрела в сторону окна, пытаясь разглядеть, что за окном. В тот момент зашёл Саша, потянув за собой Иру, пытающуюся сопротивляться. Он подтащил её к себе и поцеловал на глазах у Ани. Естественно всё было подстроено им и Женей. Аня обратила на них внимание и тут же отвела взгляд, ненавистно фыркнув: « Убирайтесь отсюда, предатели». Но Саша пропустил её фразу мимо ушей и начал целовать её, Иру, ещё сильней. Тут Ира вырвалась и дала ему очередную сотрясающуюся пощёчину и быстро выбежала из палаты. Она села на диван и заплакала навзрыд. Бедняга чувствовала себя полностью униженной перед подругой. Увидев Женю, она накинулась на него и трясла, крича со всей силы: «Подонок! Твоих рук дело? Ты ведь знаком с Сашей! Саша признался мне в любви, а затем издевался надо мной! Потом он потащил меня к Аньке. Это что – месть такая? Да? Отвечай! Двуличный гад! Тебе-то я что сделала?! Почему вам обязательно нужно подставить меня перед Анькой? Мы ведь только-только помирились! А тут ты!» Женя отцепил от себя бешеную и оттолкнул её куда-то в сторону. Угомонив её, Женя прошипел:

- Я не знаю никакого Сашу! С чего ты взяла, что я тебя подставляю перед  Аней?

- А кто ко мне пристаёт? Целует, обжимает? Не ты? Может, я придумала это всё?

- Может!

Ира ахнула и направилась в палату к Ане. Встретившись по пути с Сашей, Ира испуганно отбежала от него. Она забежала к Ане, жалобно упала на колени и виновато проговорила:

- Они издеваются надо мной. Твой Женя и Саша! Они подставляют меня перед тобой! Я ненавижу их обоих! Мы с Сашей расстались в прошлом году ещё осенью. Я увидела его с бывшей лучшей подругой Леной. А Женя твой меня вообще не интересует! Я ведь знаю, что ты к нему неравнодушна. И поэтому понимаю, что он не мой! Я не виновата. Он лез ко мне, целовал, обжимал. Они с Сашей знакомы. И мне кажется, что они хотят отомстить мне. То есть, подставить меня, будто я бесстыдная тварь, что у меня кипят гормоны, и что я никогда не стану лучшей подругой из-за своих желаний. Но я-то знаю, что это всё неправда. Жене сейчас очень легко. Потому что он тебе нравится, и ты в любой момент поверишь ему, и я буду виновата вместо него. Я… не обвиняю его, просто говорю тебе правду. Мне незачем тебя обманывать. Ты моя лучшая подруга, и я не хочу врать тебе и делать что-либо против тебя и на зло тебе.

- Мне нужно подумать. Нужно разобраться. Приходи завтра. И попроси Женю пока ко мне не приходить.

- Боюсь, я не смогу. Я не хочу к нему подходить.

Аню поразил ответ Иры, и она поняла, что та говорит правду. Она остановила её и попросила сесть рядом с ней.

Ира послушно села и, прослезившись, пробормотала:

- Я рада, что ты мне поверила. Мне очень важно твоё доверие. Женя, правда, мне не нужен. Я надеюсь найти достойного себе парня. Не такого, как Женя или Саша…или Лёха…

- Ты его знаешь? – удивилась Аня.

- Знаю, - подтвердила Ира. – Он раньше был моим парнем. Лет в двенадцать, тринадцать. Где-то так.

- Знаешь, я так рада, что наконец избавилась от него и его разврата. Женя избавил меня от них. Он вызвал охрану и его, и Алексу вышвырнули из больницы. Если бы не Женя…

- На самом деле от Лёхи тебя избавила я. Я ведь его знаю: он не угомонится. И какая-нибудь там охрана не остановит его. Его можно успокоить только, если показать, с кем он связался.

- В смысле?

- Ну, то есть… Я его избила и тем самым показала, что ему лучше здесь не показываться.

- А что с Алексой?

- То же самое, что и с Лёхой, - уточнила Ира.

- Ясно. Ну, тогда… спасибо, Ира. Значит, благодаря тебе.

Аня улыбнулась. Ира посмотрела на неё и тоже улыбнулась. Они разговорились и болтали весь вечер, пока в палату не зашёл Женя. В тот момент Ира встала и вспомнила, что у неё был нож. Она вздрогнула, когда он прошёл мимо неё и, угрожая ножом, яростно прошипела:

- Только подойди, мерзавец!

Женя рассмеялся и издевательски поинтересовался:

- А это что?

- Я тебя предупредила, - пригрозилась девушка, держа нож на готовности.

- Да не трону я тебя.

- Хотелось бы верить, - фыркнула Ира.

Женя случайно подошёл к ней, и она вдруг ткнула в него сверкающий, острый нож. Он вздохнул от боли, и схватился за раненное место. Ира встала, как вкопанная и открыла рот от недоумения. Она была в шоке и смотрела, как он падает от боли.

- Что ты стоишь?! Зови врачей! – встревожено выкрикнула Аня.

Ира, не мешкая, побежала за врачом. А Женя тем самым тихо стонал от ужасной боли и держался за грудину, прижимая её сильней и истекая кровью. У Ани потемнело в глазах, и она внезапно вскочила на помощь любимому, терпя и даже не обращая внимания на первую боль после паралича. Она схватила какой-то платок и прижимала им его рану. Женя крикнул на неё, мол, зачем она встала, ещё слишком рано. Но Аня ничуть не послушалась и даже возразила:

- Я тебя не брошу! Я люблю тебя!

Тут парень вздрогнул. Он понял, что пришёл тот самый момент сказать:

- Я тоже тебя люблю.

После признания он наконец поцеловал её и затем объяснился:

- Я давно хотел тебе это сказать. Но никак не решался. Хотел дождаться того, чтобы ты встала и могла двигаться.

- Но почему? – удивилась Аня.

- Просто потому, что не принято признаваться в любви без горячего поцелуя, - усмехнулся юноша.

Аня засмеялась, и они снова поцеловались. После в палату вбежали доктора. Они не обратили внимания на Аню и забрали Женю на лечение. Наконец одна медсестра вскрикнула

- Аня! С ума сошла?! Тебе же рано ещё вставать! Тебе не больно?

- Теперь нет.

 

 

***

 

    Через неделю Женю вылечили, и Аня также выздоровела. Они с Женей выписались из больницы. Аню выписали, как больную, а Женя ушёл с работы. Ему там больше нечего было делать. Он снял номер на двоих, и они с Аней стали жить вдвоём. Они теперь всегда находились вместе. Женя водил её в кафе, в парк, в кинотеатр. Они были самой романтичной парой. Но о подруге Аня всё же не забывала. Она ходила к ней, навещала, приглашала к себе, ходила гулять с ней. Женя забыл о своём плане подставить Иру. Он понял, что Ира для Ани – единственная и лучшая подруга, и не стоит их разлучать. Они с Ирой отлично поладили, но не слишком. Хотя Ира ещё была обижена на него и не всегда с ним встречалась. Даже избегала его. Боялась влюбиться. Мало ли! Даже такие частые встречи с парнем могут довести до любви. Причём с чужим парнем. Поэтому она его очень часто избегала. Встречалась только с Аней. Но однажды…

    Ира и Аня сидели в гостиной у Ани. И вдруг зашёл Женя. Он посмотрел на Иру, и она вздрогнула. Она тут же собралась уходить, но Аня уговорила её остаться. Ира, нехотя, согласилась. Они разговаривали, но Ира разговаривала только с Аней. На вопросы Жени не отвечала и на его обращения не обращала внимания. Она боялась на него взглянуть, не то, чтобы разговаривать.

    Аня пошла, поставить чай, Ира и Женя остались. Ира боялась Женю, будто огня. Она бегала глазами, и боялась даже взглянуть мельком на Женю. Она жутко боялась того, что вот сейчас он подсядет к ней и опять начнёт лезть. С того самого момента Ира начала бояться парней. Она разочаровалась, что в мире есть нормальные парни, преданные, любящие, не такие подлецы, как Саша. Ира отсела от него ещё дальше. Ей хотелось, чтобы Аня поскорее пришла. Она садилась от Жени всё дальше и дальше. Но тот сидел на месте и лишь усмехнулся:

- Я ведь не огонь! Что ты меня так боишься?

- Я не тебя боюсь, а твоих инстинктов.

- Чего? Каких ещё инстинктов? – изумился парень.

- Мужских инстинктов! – пояснила девушка. – Знаешь, парень, когда видит сногсшибательную особу противоположного пола, то сразу пытается её приручить. Это как принцип охотника на дичь! А вдруг ты на меня набросишься?

- С ума сошла, что ли? На кой чёрт ты мне нужна? Я Аню люблю.

- Знаешь, это всё равно не останавливает! У многих парней есть девушки. Но они же всё равно бросаются на более симпатичных!

- На что ты намекаешь? – хмуро спросила Аня, вошедшая в тот момент в гостиную. – Ты что – имеешь в виду, что ты симпатичней меня?

- Нет, я об этом даже не думала.

- Тогда что ты имела в виду, когда сказала, что парни бросаются на более симпатичных, чем их девушки? Ты конкретно нас троих имела в виду, или говорила вообще?

- Я… - пыталась объясниться девушка.

- Да ясное дело, Анют! Говорила о нас троих! – перебил её Женя.

- Нет! – выкрикнула Ира, перебив его и пытаясь самой объясниться перед подругой. – Аня, я говорила вообще! Не о нас! Просто я намекала на то, что боюсь твоего Женю, так как он… приставал ко мне, когда ты в больнице лежала, ну, я говорила тебе… и я приводила ему примеры того, почему я боюсь, ну, я точно не знаю, почему. Я просто предполагала. Надеюсь, ты поняла меня правильно.

Ира виновато опустила глаза, и Аня обняла её. Она поняла её и простила.

- Ладно, давай больше не будем об этом!

- Отлично! – кивнула Ира.

Женя пошёл в комнату. Он не стал им мешать, тем более что ясно всем – Ира боится Женю. Они с Аней пошли гулять по парку, затем заскочили в кафе. А после они решили пойти в парк аттракционов. Подружки провели там весь вечер. После, вечером они, довольные весёлым днём, пошли к Ане. Ира попила чай и, когда она собиралась домой, Аня упросила её, и та осталась на ночь.

  А ночью, когда Аня заснула, Женя воспользовался этим, и пошёл в гостиную, где спала Ира. Но она не спала, она смотрела в потолок. Её мучила бессонница. Женя подсел к ней и попросил её не кричать. Та послушно молчала. Тогда Женя поинтересовался у неё:

- Что – не спится? Скажи, почему ты меня так боишься?

- Я… просто…

Ира замолчала. Она никак не могла признаться. Признаться, что боится влюбиться в него. Наконец она решилась:

- Я боюсь влюбиться в тебя, Жень. Боюсь, я ведь знаю, что если знаю человека давно, то могу влюбиться. Особенно, если человек симпатичен вообще. Я… не могу. Ты не мой, ты парень моей подруги, я не могу так с ней поступить. Эта история уже была. Я больше не хочу, чтоб она повторилась. Не хочу. Прости.

- Надеюсь, ты разрешишь мне в последний раз тебя поцеловать?

- Какой же ты подлец. Встречаешься с одной, а целуешься совершенно с другой.

Но, несмотря на это Ира всё же разрешила. Она потянулась к нему, и их губы слились в сладком поцелуе. Именно этого Ира и боялась. Но всё же, оно случилось: пришла эта нежданная проклятая любовь. Ира почувствовала, как в сердце у неё что-то отдалось, и она обняла его, смирившись с этим глупым светлым чувством. Прошла ночь.

    Настало утро. Аня проснулась раньше Иры, и присела рядом с ней, ожидая, пока та проснётся. Она и не подозревала, что её лучшая подруга снова предала её. Но сама Ира в этом не виновата. Это всё любовь, пришедшая по неволе девушки. Аня решила принести подруге чай, но не успела. Та проснулась и усмехнулась, что Анька ведёт себя, как мышка.

- А доброго утра подруге не хочешь пожелать?

- Ирка! Проснулась! Вот хитрая какая! Я её жду, а она претворяется, что спит! Обманщица! – засмеялась девушка, по-дружески ударив Иру подушкой.

Ира ответно кинула подушку, и они обе рассмеялись и упали друг на друга. Смотря в потолок, девочки начали говорить о чём-то прямо с утра. Затем, Ира слезла с Ани и они пошли пить чай. На кухне Ира встретилась взглядом с Женей и вздрогнула. Он смотрел на неё и ехидно улыбнулся. Аня налила им с Ирой чай. Но Ира решила выйти из номера. Женя пошёл за ней. Но девушка, испугавшись, даже вздрогнула и протестующе прошептала ему:

- Стой, ты что делаешь?

- Я с тобой, - ответил также шёпотом Женя.

- Не надо! – оттолкнула его от себя Ира. – Твоя любовь – Анька. Вот и иди к ней.

Женя послушно пошёл. Но не к Ане. Он решил пойти, покурить и подышать свежим воздухом. А Ира сама облегчённо зашла в туалет, постояла там немного. Включила кран на всю мощность и, не сдерживаясь, заплакала. Затем, успокоившись, пошла на кухню. Выдавила из себя улыбку, села пить чай. А после они с Аней снова пошли гулять. Но на этот раз не в парк аттракционов, а в музей. Ира никак не могла забыть Женю. Он никак не мог выйти из её головы. Наглый, самоуверенный, подлый, но горячо любимый ей, Ирой. Но тот любил Аню. А Ира была для него лишь развлечением. Она была красивой и, несмотря на то, что Ира изменила имидж, она всё равно оставалась чертовски сексапильной. Но любил он всё равно Аню, которая даже не знала, что происходит между Ирой и Женей.

 

Глава 11

 

Назад, в прошлое

 

    Вечером Аня снова упросила Иру остаться у них. Но та отказалась. Так как боялась, что Аня узнает о них с Женей. Девушка осталась у неё лишь на чай. А после ушла домой.

    По дороге она встретилась с Лёхой. Не то, чтобы встретилась – столкнулась. Она просто шла, опустив глаза, и не видела ничего вокруг себя. Лёха увидел, с кем столкнулся и ехидно, почти издевательски, усмехнулся:

- Ух ты, надо же! Какие люди?! Ирка, ты что ли?

- Лёха? – изумилась девушка.

- Ну, допустим – я! А ты откуда?

- Не твоё дело, - фыркнула Ира, собираясь идти.

Но Лёха остановил её и снова улыбнулся, явно смеясь над Ирой:

- А поцелуй на прощание?

- Что?! – удивилась Ира, толкнув нахала.

Но Лёха схватил её за руку и насмешливо, даже нахально засмеялся:

- Глупая! Ты же никуда от меня не денешься. Я ж тебя из-под земли достану. Так что не думай от меня убегать.

- Что тебе от меня надо? – почти беспомощно, жалобно спросила девушка.

- Маленький поцелуй, - уточнил парень.

- И всё? – нетерпеливо буркнула Ира.

- И всё! – кивнул Лёха.

Ира дала понять, что даёт разрешение, и он её поцеловал. После поцелуя Ира неожиданно спросила:

- Зачем тебе это?

- Таблетку хотел передать, - наконец объяснил Лёха. – Чтоб ты слегла на месячишко.

- Что?! – выкрикнула Ира.

Она вдруг дурно себя почувствовала и упала в обморок. Лёха восторжествовал и удивлённо проговорил: «Надо же! Быстро сработало. Сладких снов, девочка!». После этого он пошёл домой. А Ира осталась на улице. И у неё пошла кровь с носа. И она лежала там всю ночь, пока утром её не заметила какая-то пожилая женщина и не вызвала ей скорую помощь. Иру забрали. Но тут же увезли в психиатрическую лечебницу. Потому что изо рта текла пена, а это означало, что у той наступает крайнее бешенство. Когда Ира очнулась, первым звуком её был дикий крик. Она действительно стала бешеной. Самый страшный приступ бешенства. Она орала дико, прыгала по стенам, билась об дверь. Оказалось, что Леха дал ей таблетку, на основе слюны бешеной собаки, специально вызывающую дикий приступ бешенства. Вот Ира и заболела этим страшным приступом.

    Узнав о болезни подруги, Аня немедленно отправилась в психбольницу, но её туда не пустили. Побоялись за её жизнь. Ире боялись даже укол от бешенства сделать. Оставили её такой: может, вскоре пройдёт. Аню не пускали, но она всё равно пыталась всеми способами попасть к подруге:

- Вы не понимаете, мне нужно попасть к ней. Она моя подруга!

- Я всё понимаю, но это крайне опасно. У неё дикий приступ бешенства, она может покалечить вас!

- Меня? Свою лучшую подругу? Очень смешно.

- У неё сейчас такой период: она ничего не соображает. Не сможет отличить сапог от кофе! А вы уж говорите –

подруга! Так что она не сможет понять, что вы её подруга и запросто покалечит вас, хуже бешеной собаки!

- Знаете, мне на это как-то наплевать! Пустите меня к ней! Сейчас же!

- Нет, поймите, это для вашего же блага!

- Плевать мне на своё благо! – крикнула Аня, толкнув дверь и зайдя в палату.

Она забежала и закрыла за собой дверь. Она понимала, как рискует, но всё же спасти подругу была просто обязана! Ира в тот момент стучала кулаками об стену, билась и изредка прыгала с кровати на стену. Аня медленно подходила к ней. Она тогда жутко боялась. Ира стучала, билась, прыгала, пока не заметила какой-то шорох и лёгкий ветерок, кем-то издаваемый. Она оглянулась и бешеными глазами посмотрела на Аню. Та вздрогнула. Тогда зрачки Иры были, как мелкие крапинки, а вокруг них была ярко-красная тень. Аня вздохнула с трудом и припала к стене. Ира бросилась в её сторону и начала её обнюхивать, подобно дикому зверю. А Аня задержала дыхание и встала, как вкопанная, с трудом смотря на бедную озверевшую девчонку. Та схватила её за горло, собираясь задушить, и почувствовала, как она охватила её руку, пытаясь вырваться. Ира ещё раз оглядела девчонку и бросила, швырнув в сторону. Аня упала и вскрикнула. Она встала, мельком взглянув на Иру. Она поняла, что живой оттуда не уйдёт. Она выбежала из палаты и убежала из больницы. Она бежала, и лицо её было грустно: неужели Иру не вылечить? И почему вдруг Ира заболела бешенством?

    Ире наконец сделали укол от её болезни. Это было сложно, но всё же. После укола Ира упала на кровать и заснула крепким сном на целые сутки. После сна она снова взбесилась. Снова билась об стены, дёргала дверь, стучала кулаками.

 

***

 

    А Аня тем временем шла домой. Она была уже далеко от больницы. Ей было очень грустно. Действительно, чему тут радоваться? Подруга в психбольнице, память так и не возвращается, а с Женей, кажется, что-то не так.   

    Девушка шла, опустив голову, и поэтому не сразу поняла, с кем столкнулась. Аня нечаянно вскрикнула и отлетела в сторону. Ноги подвели, а она упала, прям на тротуар. Тот, с кем она столкнулась, что-то буркнул про себя, а затем, узнав наконец несносную девчонку, схватил её за руку и неприятно улыбнулся, посмотрев на неё:

- Ты разве уже вышла?

- Ты?! – с отвращением вскрикнула девушка.

- Ну, я, - лениво вякнул парень.

- К-какого ты тут делаешь?! – не выдержала Аня, вырвав руку.

- Я что делаю? Да ты не волнуйся! – фыркнул Саша. – Я сегодня же уезжаю! И буду рад с тобой не встречаться, даже случайно, как сейчас. 

- Ты Иру в психушку упёк? – раздражённо прошипела девушка, с презрением смотря на мерзавца.

- А она что, в психушке? – снисходительно удивился Саша.

- А ты не знал?

- Нет. Действительно – она там?

- Да! – психанула Аня.

- Давно пора. Надеюсь, её там научат жизни. А то и знает, как кулаками махать! – восторжествовал юноша.

Аня ахнула и ненавистно посмотрела на Сашу. Она сузила глаза, отвернулась и преспокойно сказала: «Ты за эти мерзости ещё ответишь». Затем она пошла по окраине пустой дороги. А Саша, не поняв ни чего, что сказала девчонка, остался на месте, а затем, посмотрев с неким презрением в сторону Ани, пошёл в другую сторону. Так они разошлись в разные стороны.

    Ане совершенно не хотелось  идти домой. Прийти домой – значит, сдаться! Она решила, что разберётся, кто за этим стоит. Она села на ближайшую лавочку и начала думать и размышлять, кто в этом виноват. Но Аня вдруг поняла одну вещь: Ире она сможет помочь, только тогда, когда ей напомнить всё. А что она может напомнить, если ничего не помнит ни о ней, ни о себе. Девушка решила: здесь она ничего не сможет вспомнить. Нужно ехать домой, в Томск. Аня быстро встала и побежала домой, за необходимым: паспортом, деньгами, телефоном и талисманом.

    Прибежав домой, она застала Женю, к сожалению. Девушка быстро схватила талисман. Собираясь взять телефон, она вдруг остановилась. Зачем ей телефон? Никакой пользы он ей не принесёт. Только навредит. Постоянно будет звонить, сбивать с толку. Из-за него могут найти. А этого Ане, в тот момент, совершенно не хотелось. Девушка хотела разобраться во всём сама. Пропустив руку мимо телефона, девушка побежала к заначке: забрать деньги.   

    Женя не мог понять поспешности девушки и, когда та собиралась уже выбежать из номера, остановил её за руку и стал расспрашивать:

- Постой, куда ты собралась?

- Найти себя, - торопливо пробормотала Аня.

- Найти себя? – удивлённо повторил юноша. – Что это значит? Куда ты?

- Домой.

- Что? Домой? Зачем?

- Ты оглох? Я ведь уже сказала – найти себя.

- Объясни, - потребовал Женя, не разобравшись в Аниных загадках.

- Что тебе объяснить? Я уже сказала – я возвращаюсь домой. Я должна всё вспомнить.

- Зачем? Это что – срочно?

- Срочно, - шепнула Аня, вылетев из номера.

Аня выскочила из гостиницы и побежала в аэропорт. Она бежала дворами, чтоб на улице ни с кем не столкнуться. Она просто летела, будто ветер. Иногда спотыкалась о камни, а иногда перелетала через них. Так она добежала до аэропорта. Задыхаясь, Аня подбежала к кассе, сунула скомканные деньги и гретые ладонью монеты и, отдышавшись от «полёта», пробормотала:

- Можно один билет до Томска.

- Каким рейсом? - лениво вякнула кассирша.

- Если можно, самым ближайшим.

- Минуту, - лениво буркнула девушка. – Вот вам ваш билет. Там всё написано.

- Спасибо.

Открыв билет, Аня прочитала название аэропорта, уточнила время и место. Посмотрев на время, Аня отчаянно вздохнула:  на циферблате было 15:40. Ждать нужно было 2 часа.  Девушка решила поехать в нужный аэропорт на автобусе. Подойдя к остановке, она терпеливо начала ждать маршрут. Наконец подошёл нужный. Девушка села, заплатила. И через полчаса она подъехала к аэропорту. Ждать оставалось полтора часа. Девушка решила зайти в какой-нибудь магазин, чтобы убить время. Ходила, смотрела и вдруг… Она увидела одну неприятную особу. Вылетев из магазина, девушка помчалась в зал ожидания регистрации.

    Там был очередной магазин, в который она решила заскочить – продуктовый. Ведь она знала, что стряпню в самолёте есть всё равно не будет, и поэтому подыскивала какую-нибудь вкуснятину, которую можно будет съесть. Выбрав наконец, Аня посмотрела на время и быстро рванула к залу. До регистрации оставалось 5 минут. Подбежав к месту, Аня просто упала на стулья, стоящие там. Подождав 2 минуты, девушка заняла очередь.

    Пройдя наконец регистрацию, Аня направилась на посадку в самолёт. Оставалась последняя минута, и Аня села в самолёт, села на место и ждала того самого момента, когда прилетит домой. Но тут к ней села Алекса, устроившись на своём месте. Аня перепугалась, вытаращила глаза и испуганно выкрикнула, отскочив в сторону:

- А ты что здесь делаешь?!

- Аня? – приятно удивилась Алекса.

- Что ты здесь забыла? – повторила Аня.

- Я в Томск лечу.

- Зачем? – презренно шепнула девушка.

Алекса улыбнулась, села на соседнее сидение, пристегнулась, пристегнула Аню, указав на табличку, приблизилась к ней и прошептала ей на ухо:

- По заказу. Я ушла от Лёхи, и меня пригласили в Томск, на работу.

Аня поправила ремни, отсела ближе к окну и отвернулась в окно, смотря на улицу с фальшивым интересом. Алекса посмотрела на неё и коснулась её руки. Но Аня испуганно отстранилась, услышав после:

- Я так рада, что мы летим вместе. Рядом. И обе в Томск.

  Аня опустила глаза и повернулась, но не к Алексе, а смотря в сторону стюардессы, объясняющей знакомые всем правила. После объяснений Аня надела наушники и стала слушать музыку, стараясь думать, что рядом с ней никого нет. Аня попыталась думать о Жене, но её мысли перебило касание Алексы. Она сняла с Ани наушники и повернула её к себе. Аня невольно обернулась, но смотреть на Алексу не стала. А когда та попыталась поцеловать её, она снова отвернулась и фыркнула, глядя в окно:

- Оставь меня в покое. Давай сделаем вид, что мы друг друга не знаем. И тебе легче, и мне, - предложила девушка, наконец посмотрев на Алексу.

- Думаю, я не смогу.

- А ты попробуй, - буркнула Аня, снова отвернувшись.

Алекса посмотрела в сторону, и с её лица пробежала слеза. В тот момент она почувствовала себя каким-то изгоем. Затем, после паузы, она постаралась объясниться:

- Я ведь не всегда была такой. Когда мне было 13, у меня умерли родители: попали в страшную аварию. У меня тогда никого не было кроме подруги. Она посоветовала мне зарабатывать на жизнь, продавая саму себя. Тогда она призналась мне в симпатии. Совсем скоро и я тоже. Тогда я и решила жить и зарабатывать вот таким вот путём. Меня заказывают, принимают на работу, я зарабатываю и… живу.

Но, посмотрев на Аню, Алекса поняла, что объяснилась ей напрасно. Та её просто не слышала: надела наушники и слушала музыку, смотря в окно. Алекса не стала мешать. Она отвернулась и снова беззвучно заплакала, поминутно роняя слёзы. А Аня даже не посмотрела в её сторону. Она слушала музыку и думала о том, как она вернёт память, как поможет Ире. Затем её мысли перебил Женя, а затем и Саша. Аня тут же дёрнулась, пытаясь сбить мысли об этом мерзавце и снова начала думать о Жене.

 

***

 

    Наконец прошло достаточно времени. Весь полёт Аня даже не посмотрела в сторону Алексы, которая скучала и даже не спала, в отличие от Ани, которая уснула после 3-х часов полёта. Девушка спала до самой посадки. Её разбудили лишь тогда, когда пилот поприветствовал всех в Томске. Аня тогда была такая сонная, что не сразу поняла, что происходит вокруг. Её вывели из самолёта и отправили в аэропорт. Там она отоспалась и направилась на поиски памяти. Выйдя из аэропорта, Аня пошла в город. Проходя мимо моста, девушка решила умыться. Она спустилась, дошла до воды, но напротив себя увидела девушку, которая была очень похожа на Вику. Аня вздрогнула и попыталась её спасти. Но это было глупо. Потому что девушка  уже год там лежала. И естественно, ни капли души в ней не оставалось. Но Аня это поняла лишь после нескольких попыток её оживить. Она прикрыла рот рукой, как это обычно делают при несчастии, и быстро побежала в ближайший морг. Прибежав, она сообщила о трупе под мостом реки Томь на центральной улице. Вику немедленно забрали, на следующий день решили похоронить. А Аня, тем временем, пошла далее. Зайдя на знакомую улицу, Аня зашла  в подвал, очень хорошо ей знакомый, осмотрела его и увидела на полу кровь. Ту самую, которая осталась после её падения. Аня аккуратно пальцем коснулась до неё, но тут же вздрогнула от внезапного смеха. Это были бывшие подружки Иры, только теперь их предводительницей была не Ира, а Лена, её бывшая лучшая подруга. Девчонки засмеялись, и Лена ехидно улыбнулась и поинтересовалась:  

 - Какими судьбами? Мы уж думали, ты давно сдохла. А ты живая, оказывается. Ты случайно не знаешь, где твоя подружка-колхозница, Ира? Наташа, подари девочке от нас подарок.

После команды, из банды вышла высокая, тёмненькая, с короткой стрижкой с пёсиками по бокам, в бандане и футболке с черепом, в рваных джинсах, чёрных кроссовках и перчатках, с ножом в руках. Аня вздрогнула, и Лена шепнула:

- Тебе от нас так запросто не уйти.

- А что я сделала? – хмуро ответила Аня.

Лена гневно, со всей силы, толкнула её и прошипела:

- Не зарекайся, девка. Ты меня не знаешь. Я похлеще, чем твоя размазня, Ирка. Не могла пришибить тебя, так я это сделаю за неё! Ты ещё пожалеешь, что появилась на этом свете. Пора назад, в рай, тварь! Наташа! –  гневно позвала она свою подругу. – Я гораздо жесточе, чем твоя колхозница! И я тебя уж точно не пощажу!

- А я уже пожалела. И тебе, и твоим подружкам я ничего не сделала! Просто так людей не бьют! Разве что больные! – прошипела Аня, рискуя тогда очень сильно.

- Ну, ты нарвалась! – рявкнула Лена, схватив у Наташи нож и собираясь ткнуть его девушке в грудину.

Но та отбежала в сторону и выбежала из подвала. Лена не стала за ней гнаться, но она отправила за ней Наташку, Соньку и Ваську (Василису). Те, молча, побежали за Аней. Но та удачно спряталась, хотя потом специально вышла к девчонкам. Те небрежно схватили Аню и потащили обратно. Аня даже не сопротивлялась, хотя знала, что с ней может произойти. Она могла бы убежать и спастись, а могла бы остаться там, в подвале, избитой, зарезанной, мёртвой и никому не нужной. Но она выбрала 2-ое – остаться в подвале. Но девушка знала свою цель. Именно от Лены она могла узнать прошлое Иры, как от подруги. И она была права. Но сможет ли Аня договориться с Леной?

Принеся девчонку, Васька первая выкрикнула:

- Ленка! Мы притащили её! Принимай!

- Зачем только сбегала? – подхватила Сонька.

- Нож давать? – добавила Наташа.

- Нет, обойдусь. Ну? – протянула Лена, яростно смотря на Аню.

- Я не сбежала, потому что…

- Потому что что? Давай, говори, - перебила её Лена.

- Потому что…

- Она всё не осмелится сказать. Трусиха, - перебила её Марина.

После её подметки засмеялись все. А Рита добавила:

- Оля, помнишь, у тебя была узница, с прошлого года осталась?

- Ну, помню – буркнула Оля.

- Давай наденем на эту дуру? – хихикнула Рита.

- Отличная идея, - подметила Сонька. – Ну, что? Готова к труду и обороне?

- Ха-ха, остроумно, - усмехнулась Оля, и все засмеялись.

- Успокойтесь, - оборвала всех Лена. – Что надо? Только говори быстрей! У нас мало времени.

- Ваша ненавидимая бывшая подруга сейчас в психбольнице, - наконец произнесла Аня.

- Где?! – неожиданно выкрикнула Марина.

- Достали, - фыркнула про себя Лена. – Оставьте нас наедине!

Девчонки ушли, и Аня начала рассказывать. В течение рассказа Ани, Лена её даже не слушала, всего лишь делала вид, что ей очень интересно. На самом деле девчонка думала о том, что Ира это заслужила. Она решила, что даже не собирается помогать этой идиотке и её чокнутой подружке. Аня рассказывала, объясняла, пока Лена не заткнула ей рот.

- Ну, всё, надоела, замолкни.

- Я… ещё не всё сказала.

- Заткнись, сказала, - не выдержав, крикнула Лена.

Аня замолчала. Лена отвернулась и фальшиво пообещала:

- Я, так уж и быть, помогу тебе. Но при одном условии.

- Что за условие? – поинтересовалась Аня, грустно посмотрев в окно.

- Ты покажешь нам свою бывшую любовь с Сашей. Я сейчас его позову. Саша…

- Нет! – неожиданно выкрикнула Аня.

- Что? – фыркнула Лена, дёрнув её за волосы. – Не перечь мне, дура! Ты сейчас подойдёшь к нему и покажешь, как любила его раньше. Поняла? А иначе, я не стану тебе помогать! Что выбираешь?

Аня уронила слезу, села на какой-то стол и печально вздохнула: «Зови». Лена улыбнулась и позвала Сашу. Он зашёл, они с Леной поцеловались, та ему всё рассказала и предложила сыграть в одну игру и объяснила правила. Саша согласился, подошёл к Ане и собрался поцеловать, как она влепила ему пощёчину и убежала, радуясь, что наконец сделала то, о чём мечтала с того момента, как он использовал её, как тряпку и плюнул ей в душу. Она бежала и попала в тот двор, где когда-то жила. Девушка спряталась в заброшенном здании и пробыла там несколько часов, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь из своего детства. Аня рассматривала, но и боялась услышать чьи-то голоса, похожие на Ленин, Сашин или тех девчонок. Аня осмотрела всё здание, но никого не нашла. Наконец она зашла в какое-то место, похожее на чью-то квартиру. Выгорело всё: шкафы, когда-то стоящие целыми и блестящие от чистоты. Бывший диван теперь совсем на него не похожий. Обвалившиеся стены, которые уже больше не перегораживали  комнаты. И полы, обвалившиеся на некоторых участках бывшей квартиры. Прошёл целый год, а то и больше. И когда-то счастливые жильцы этого здания жили мирно и предсказуемо, как Аня и её семья…

 

***

 

    Однако Аня всё боялась, что где-то, среди каких-то развалин кто-то всё-таки окажется. Аня осматривала везде, где только можно было. И после она вышла из помещения и направилась к другим «квартирам». Девушка ощупывала, рассматривала, находила какие-то потайные места, которые, может, заделали цементом, а может быть, даже кирпичами. И которые уже обвалились в каких-то местах, а в каких-то их не стало совсем. Аня долго осматривала пострадавший дом и наконец покинула его, направляясь по другим улицам. Так, бродя по ним, девушка зашла на улицу Кирова, 121. Осмотрев двор, она села на лавку, стоящую там и после решила зайти в подъезд. Войдя, она поднялась на самый верхний этаж, и обратила внимание на 18-ую квартиру. Аня постучала, но ей никто не открыл. Тогда она толкнула дверь, но без толку. Вдруг из соседней квартиры удовлетворённо вышла девушка, очень похожая на Алексу. Её проводила какая-то девчонка, лет 17-ти. Аня уставилась на девчонку, приятно улыбающуюся, по ней было видно, что она счастлива. Алекса обернулась и неожиданно вскрикнула:

- Аня?! Каким ветром тебя сюда занесло?

- Алекса? Что ты здесь делаешь?

- Работаю, а что? Тебя сюда как занесло?

- А тебя? – поинтересовалась Аня, недоверчиво смотря на девушку.

- Я первая задала вопрос, - ухмыльнулась Алекса.

Аня отвернулась и хотела, было уйти, как Алекса схватила её руку и предположено улыбнулась:

- Может, ты меня искала?

- Ещё чего! – возмутилась Аня, дёрнув руку к себе. – Мне себя-то саму надо найти! Я здесь из-за Иры: мне нужно ей помочь. Вопрос в том, что ты здесь забыла?

- Я же тебе говорила: работать еду. Я работаю. Живу в гостинице, меня вызывают, и я еду! А тебе что здесь надо? И почему ты именно на Кирова?

- Я не знаю, - фыркнула Аня, отведя глаза.

Алекса приблизилась к ней и взяла за руку. Аня испуганно снова вырвала руку и отвернулась. Девушку вдруг заколотило в страхе, и она выбежала из подъезда, побежав на проспект Ленина. Забежав в какое-то кафе, Аня села на свободный и никем не занятый столик и уронила голову на руки, сложенные, как в первом классе. Не выдержав, она тихо заплакала. Аня страдала, пока за соседним столиком, сзади себя не услышала знакомый смех и говор. Это были Лена с Сашей. Они сели вот-вот недавно. Девушка обернулась назад и тут же обратно. От страха девушке захотелось пить. Она позвала официанта какими-то жестами (в тот момент, девушка, будто язык от страха проглотила) и кое-как заказала воды. Пока Аня ждала воду, она несколько раз оборачивалась и, вздрагивая, поворачивалась обратно. Наконец воду принесли. Девушка выпила и, будто набравшись сил, встала и направилась к их столику. Выпив коктейль Лены, она облокотилась руками об их стол и фальшиво поинтересовалась:

- Пьём? Как настроение? Хотя, можете не говорить, мне по-барабану, как вы себя чувствуете, - фыркнула девушка, заводясь всё сильнее и сильнее. – Что, Саша? Очередная кукла, которой ты увлекаешься? Брось её! Потом же всё равно это сделаешь! Так уж лучше сейчас!

- Лиманова, успокойся! – рявкнула на неё Лена.

- Нет, это не мне нужно успокаиваться, это ему надо! Ему всё неймётся! То с одной, то с другой? Разве это жизнь? Не думаю, что, таким как он, жить вдоволь! Платить за такое обращение всё равно придётся!

Лена встала из-за стола и раздражённо прошипела:

- Ещё раз пикнешь – и я тебя зарежу! И не посмотрю, что валялась в больнице с приступом!

- Что? Откуда ты знаешь?! – прикрикнула Аня, изумлённо посмотрев сначала на Лену, затем на Сашу. – Ты ей сказал?!

- Закрой рот! – прошипела Лена. – Я теперь про тебя всё знаю, мученица чёртова!

- Да, я! – фыркнул Саша, встав, а затем небрежно и резко посадив Аню на свободный стул.

Аня упала на стул и заплакала, снова уронив голову на руки. Лена тихо, можно даже сказать, аккуратно, села на свой стул. Они с Сашей переглянулись, и Лена ехидно засмеялась и прошептала Ане на ухо:

- Ты никогда ничего не вспомнишь. Яд был слишком сильный!

Услышав, Аня медленно начала поднимать голову, а затем она посмотрела на Лену и, не спеша, протянула:

- Яд? Какой ещё яд?

- А об этом тебе знать не надо. Да, кстати, время-то: пол первого! А малышкам надо баиньки! Тихий час – дело святое, обязательное! Ты спи, а мы тебе песенку споём! – издевательски усмехнулась Лена, и они с Сашей начали смеяться.   

Но Аня схватила Лену больно за руку и гневно прошипела:

- Что за яд?!

    Лена откинула её от себя и толкнула, и они с Сашей ушли из этого кафе. Девушка встала и побежала за ними. Те шли, не спеша, зная, что эта дура их не догонит. Ведь по пути они сворачивали по разным закоулкам, дворам и поворотам. Наконец они оторвались от Ани, а та, понимая, что потеряла их, упала на скамейку и зарыдала, не слыша себя и не видя никого из-за слёз, наполняющих глаза всё больше и больше. Аня легла на скамейку и заснула. В тот момент ей было всё равно, что там место было людным, она не думала ни о ком, она спокойно уснула. И не думала об Ире, которая никак не могла угомониться, которой сделали наконец-таки укол, но от которого не было никакой пользы. Ира кричала, не могла узнавать никого, даже Женю, который не побоялся зайти к ней. Она носилась и врезалась ему в грудь. А тот попытался её остановить, но не смог. Она укусила его, и он выбежал из палаты. Его нашла медсестра и сделала срочный укол против бешенства. А он, не унимаясь, всё равно зашёл к Ире и начал за ней только наблюдать. Наблюдать, как она носится из угла в угол. Ира скакала, прыгала, и Женя снова решил к ней подойти. Остановив и держа её за плечи, стараясь, тем самым,  избежать её укуса, Женя посмотрел в её красные, словно огонь, глаза и прошептал:

- Что с тобой такое, Ирка? Никого не узнаёшь, всех калечишь. Даже Аньку чуть не задушила. Ну, в чём дело? Какой подонок тебя сюда упёк?

Ира прыгала, пыталась вырваться, но не смогла. Тогда до неё вдруг дошло сказанное Жени, и она, выскочив, подлетела по стенкам к стене и кое-как нацарапала своим ножом имя: ЛЁХА. Женя еле-еле смог прочитать и вышел из палаты, пообещав девчонке: «Я вытащу тебя отсюда!» Он вспомнил Лёху: Аня рассказывала ему о нём, и он его запомнил, когда тот пришёл к ней, «навестить». Но, к сожалению, Женя не знал его адреса. И номера мобильного телефона тоже не знал. Тогда он решил позвонить Ане, но не дозвонился. Придя домой, он тут же понял причину: она просто не взяла телефон. Тогда он решил лететь за ней. Ведь она там уже неделю.

    Женя собрался и поехал в аэропорт. И там он встретил Лёху. Подойдя к нему, юноша гневно прошипел, постучав ему по плечу:

- Что – бежишь, гиена проклятая? Наделал делов, и теперь бежишь? Стыдно стало?

- Чего? – вызверился парень, медленно поворачиваясь к Жене.

- Что слышал, - фыркнул он.

- Я своих встречаю. Тебе-то что? Девчонки парнишку для меня нашли, а Алёна должна привезти его.

- Какие ещё девчонки? – изумился Женя.

- Те, которые Аньку твою поймали и сюда привезли.

- Кто? – не понимая, спросил юноша.

- Слово «секта» тебе знакомо?

- Сектантки?

- Да, чёрт тебя побери, сектантки! – фыркнул Лёха и направился в сторону места встречи прилетающих.  

Женя посмотрел ему вслед, наблюдая за ним, подобно охотящемуся тигру, наблюдавшим за дичью. Он увидел, как тот подходит к какой-то девице с парнишкой. Лёха по-дружески поцеловал девушку, забрал мальчишку и начал разговаривать с ней. После того, как он ушёл, Женя подбежал к девчонке и, перегородив ей дорогу, поинтересовался у неё:

- Ты Алёна?

- Ну, вообще-то я Света, - пренебрежительно ответила девушка. – Тебе-то что?

- Сектантка? – продолжал спрашивать её юноша.

- Это что – допрос? – ухмыльнулась Света.

- Нет, мне просто нужно знать. Вы Аню поймали, затем сюда привезли? Вы?!

- Никто никого не ловил. Я не понимаю, о чём ты. Давай, я лучше дам тебе то, чего хочет каждый парень?

Света прижалась к нему, охватив рукой его пояс и попытавшись поцеловать, но тут же получила от него сильный удар по щеке. Она вскрикнула и упала на пол, схватившись за больную щеку. Женя опомнился и поднял девушку.   

    Чувствуя свою вину, он виновато прошептал: «Прости». Света осмотрела его, всё ещё держась за ноющую щеку, и невольно улыбнулась: « Да, ладно, я привыкла». Последнее Женю поразило, и он возмущённо спросил:

- Что ты сейчас сказала?

- Ну, да! Привыкла! – подтвердила сектантка.

- В каком это смысле?

- Вот только не надо! Сам меня ударил, ещё возмущаешься!

- Прости, так вышло!

- Мне пора, - фыркнула сектантка и пошла.

Но парень не унимался. Он подбежал к девушке и снова начал допрашивать:

- Так это вы Аньку сюда привезли? Из-за вас она здесь оказалась?

- Нет, это не мы, это Лёха её привёз!

- Аня в Томске, - спокойно уведомил девушку юноша.

- Что?! – возмутилась Света. – Как в Томске? Она что, сбежала?! 

- Нет, Лёха её отпустил сам.

- Да? Интересно, как? С какой это стати? Он не мог её вот так запросто отпустить!

- А он её отпустил не просто так. Перед этим Аня в больницу с конвульсией попала. Потом выписалась и отправилась назад, в своё прошлое!

Тут сектантка вскочила, наскоро посмотрев на часы:

- Слушай, я из-за тебя могу на самолёт опоздать!

- Я с тобой полечу.

Света улыбнулась и ехидно усмехнулась: «Неужели?». Но Женя промолчал, лишь ответно усмехнулся. Он пошёл в какой-то магазин и купил там наручники, приковав тем самым сектантку к себе. Они подошли к кассе, и Женя купил билеты на самолёт, того же времени, что у Светы и рядом с ней. Прождав определённое время, они наконец сели в самолёт.

 

***

 

    Через какое-то время они прибыли в Томск. Женя снял наручники и отпустил девушку. А сам направился на поиски Ани, которая, тем временем, скиталась по улицам, совершенно ей незнакомым, но которые она когда-то знала наизусть. Девушка шла, опустив голову. Понимая, что таким образом она ничего не добьётся, она решила начать действовать. Решившись всё-таки пойти на Кирова, она быстро туда направилась. Прибежав на эту улицу, Аня вбежала в тот подъезд, где когда-то встретилась с Алексой и так и бежала от неё из этого подъезда. Аня поднялась на тот этаж и увидела, что Алекса ещё не ушла. Но девушка ошиблась: это была не Алекса. Всего лишь какая-то девушка, похожая на неё. Та ковырялась в замке, пытаясь открыть дверь. Аня подошла поближе и рассмотрела её. И вдруг в её душе что-то ёкнуло: она её знает! Знает! Но не помнит. И вдруг с уст Ани проскользнуло имя: «Яна?».  Девушка обернулась и не могла поверить глазам: неужели, это она, её сестра? Она присмотрелась и неожиданно вскрикнула, обняв Аню крепко-крепко:

- Аня! Боже мой! Неужели! Анька, сестрёнка! Ты здесь! Боже. Не могу поверить, ты жива! Анька!

- Яна? Ты… моя родная сестра?

- Ну, конечно! – засмеялась Яна.

Вдруг Аня застыла. Перед её глазами вдруг пронеслись какие-то картинки о Яне, о детстве, о семье, и она вдруг ожила. Засмеявшись, Аня обняла сестру и радостно вскрикнула:

- Янка! Сестрёнка! Я вспомнила! Вспомнила!

- То есть? Ты что – до этого момента ничего не помнила?

- Нет! – ответила девушка, всё ещё сияя от счастья.

- Как?!

- Да какая теперь разница! – плёво оборвала её Аня. – Главное, что я вспомнила. Пусть не всё, но всё же… всё  же, помню! 

- Да, действительно, - согласилась Яна.

Они обе засмеялись и снова закричали от счастья. Взялись за руки и побежали гулять. Всю дорогу они болтали и рассказывали друг другу о своих приключениях. Яна, как попала в психиатрическую лечебницу, затем сбежала, навестить могилу бывшего мужа. Потом поехала в Архангельск, а после в Иваново. Но там она недолго задержалась. Поэтому вернулась домой, в лечебницу. После её там вылечили. Недавно, дня два назад, а вчера выписали. Вот она решила прийти жить в их с Игорем бывшую квартиру. А Аня рассказала ей свою историю. А когда та дошла до Жени, Яна её перебила:

- Постой, а это не тот Женя, который учился со мной в одной школе, в выпускном классе? С которым я когда-то встречалась, но он меня променял на какую-то тупоголовую блондинку. Видите ли, ему ярко-рыжие больше не нравятся! Кабель!

- Ну, в общем… да, это он.

Яна махнула рукой и буркнула: «Ладно, не будем об этом». Но вдруг к ним подбежал Женя, нашедший Аню и узнавший её. Яна обратила на него внимание и тут же об этом пожалела, потому что тот и её узнал. Упав к ней на колени, он начал целовать её руку и, любя, шептал:

- Янка, я так долго тебя не видел! Даже не смел думать о нашей встрече!

- Женя, что ты делаешь?! – воскликнула Аня, вскочив со скамейки.

- Аня, прости, не удержался. Мы просто с ней встречались раньше…

- Неудачно, причём, - перебила Яна, выдернув свою руку.

- Почему – неудачно? – изумился юноша.

- Ну, ты ж меня променял!

- И жалею об этом.

- Ах, жалеешь! Вообще-то, насколько я знаю, сначала нужно думать, прежде чем делать, а не наоборот!

- Ну, прости. Я был дураком! Я только потом понял, что рыженькую милую скромницу мне никто не заменит!

- Слушай, тебе не стыдно? – прошипела Яна, намекнув на Аню.

- О чём это ты?

- Сам знаешь, - отрезала девушка. – С тобой рядом твоя любимая стоит, а ты при ней с другой флиртуешь!

- О ком это ты?

Аня услышала и ахнула, разочаровавшись в миг теперь и в Жене. Она схватила руку Яны и потащила её обратно домой, небрежно бросив:

- Яна, думаю, нам лучше уйти! Я думала, что на свете есть исключения, но я ошибалась!

- Аня, постой, что ты… о чём ты… в каком… я не понимаю!

- Не понимаешь?! – не унималась Яна. – Аня тебя имела в виду! Я, очевидно, была права! Ты… так-кой же, как и всё остальные!

- Да что за загадки?! – не выдержал Женя, но тут же получил от Яны сильную болезненную пощёчину.

Они с Аней ушли, а Аня кинула ему вслед:

- Прощай!

Девчонки ушли, а парень остался на месте, не понимая ничего, сказанного ими. Всё ещё ничего не догоняя, он ушёл, ссутулившись и грустно опустив голову и сунув руки в карманы. А Яна и Аня решили пойти в квартиру к Яне. Но по пути им встретился Саша. Посмотрев в глаза предателю сестры, Яна взбесилась за самую грань и на одном дыхании высказала подонку, всё, что у неё к нему накопилось:

- Ах ты, урод! Шикуешь, тварь! Ани с Ирой тебе мало?! Кто у тебя на этот раз? Опять какая-нибудь швабра?! Чего молчишь? Сказать нечего?! Правильно! Тебе лучше помолчать! Иначе, я тебя на куски порву, ничтожество!!!

- Яна, ты чего? Ты что так завелась? Он же ничего не сделал!

- Да, - кивнул Саша. – И нечего на меня орать. Я…

- Да заткнись ты!!! – закричала всем своим голосом на всю улицу девушка. – По-твоему, он тебе ничего сделал? Вот этот?! Да ты посмотри на него! Разве ЭТО может быть невинной овечкой? Да он тебя предал, Аня, предал! Как настоящий козёл, предал. Променял тебя на Ирку! Которую ты когда-то ненавидела!

- Да замолкни ты, истеричка! На тебя люди смотрят. Не стыдно? Наговаривать на человека, который ничего не сделал? Причём на всю улицу орать.

- Что? – тихим тоном прошипела Яна. – Кто бы говорил о стыде? У самого-то хоть стыд есть? В любви Аньке клялся, цветами осыпал, луну подарить пообещал, красивые слова говорил. А потом взял и… променял! Забросил. Как куклу какую-то. Наигрался и запросто вышвырнул и в душу плюнул, растоптал и оставил страдать.

- Ты можешь не галдеть? Достала уже. Замолчи.

- Ты… жалкое ничтожество… ты мне рот затыкаешь? Да кто ты вообще такой?!

- Для тех, кто в танке, я Саша Зайцев!

- Да? – раздражённо протянула девушка.

- Да! – подтвердил парень.

- Да ты не…

- Да замолчите вы! – не выдержала Аня, схватившись за голову обеими руками и упав на колени, неважно себя чувствуя.

Вдруг у Ани в глазах потемнело, и перед глазами пронеслось всё, что было с ней. От начала до конца. Все несчастия, все происшествия, вся ЧЁРНАЯ ПОЛОСА девушки…


***

 

    Она потерялась во времени, не понимая, кто она, что она, где она. Повалившись на землю, Аня дико закричала, вдруг терпя головную скребущую, невыносимую боль. Яна подбежала к ней, успокаивая девушку, и местами извинялась за своё дерзкое, дикое и необузданное поведение, не обратив, тем самым, что Саша сбежал. Но девушке это не помогло. Она держалась за голову и страдала от боли. Яна решила повезти её больницу. И Аня СНОВА оказалась В БОЛЬНИЦЕ. Ей вкололи обезболивающее, и она успокоилась. Девушка заснула. Ей приснился долгий сон, занявший у неё целые сутки.

    На следующий день к ней зашла Яна. Заметив, что та уже не спит, она тихо подошла к ней и села на стоящий рядом с кроватью стул. Аня увидела её и криво улыбнулась. Девушка встречно улыбнулась и почти неслышно спросила:

- Ну, как ты?

Аня неожиданно засмеялась. После она пояснила:

- Янка, ты не поверишь!

- Что? – насторожилась сестра, испытывая какую-то тревогу.

- Я всё вспомнила, - наконец произнесла девушка.

- Аня, неужели? – не веря своим ушам, изумилась Яна.

- Да! – покладисто улыбнулась Аня. – Всё, абсолютно всё! И детство, и друзей, и школу, и Иру, и Сашу…

Яна посмотрела на Аню и увидела, как она поблёкла. Та обняла сестру и попыталась её успокоить. Вдруг в палату влетел Женя, направившийся к Яне. Он гневно ударил её по лицу так, что та упала. Подбежав к Ане, он схватил её в нежных объятиях и поцеловал. Аня вскрикнула, отстранилась и дала ему пощёчину, яростно прошипев:

- Убери руки, негодяй! Иди вон! Лапай кого-нибудь покруче да посексапильней меня! Убирайся! Ненавижу тебя! Ты уже всех, кого я знаю, поимел! А меня, заметь, ещё ни разу не обнял, так чтобы со всей страстью. Не трогай, я сказала. Поезд ушёл. Теперь я в тебе окончательно разобралась! И вижу тебя насквозь!

- Что? Насквозь? О чём это ты?

- Не претворяйся. Ты ударил Яну, только потому, что бесишься из-за того, что не можешь обработать её, как всех остальных!

- Что ты сказала?! Да тебя что – муха укусила, что ли? Что с тобой? Ты ведь раньше… ну, любила меня.

- Ты тоже когда-то меня любил. А я – просто потому что раньше совершенно не понимала, кто ты такой и что ты из себя представляешь!

- Если бы не твоя чокнутая сестричка…

- Я бы до сих пор не поняла, что ты… - перебила его Аня и вдруг остановилась, отвернувшись. – Уходи.

Женя был шокирован поведением девчонки. Ведь он тогда действительно был влюблён в неё. Любил больше жизни. А девчонки, которых он обжимал и целовал, просто напрашивались. А девчонкам отказать Женя не в силах… особенно симпатичным. Первая любовь, Яна (14 лет), Лида (16 лет), Маня (17 лет), Люся (17 лет), Мила (17 лет), Анюта (19). И наконец самая любимая, АНЯ! Перечислив всех, с кем он встречался, Женя невольно хмыкнул: надо же! А ведь Анька, чёрт побери, права! У него, действительно, слишком много девчонок. Яна встала и попыталась ударить его сзади, но тот будто предвидел, что та пытается поднять на него руку. Даже не поворачиваясь, он перехватил её руку, подтащил её, больно держа за кисть, и досадно фыркнул в сторону Ани:

- Ты права, я не идеал! Но зато я не такой неуправляемый, как твоя сестричка, когда пьян! Вернее никогда! У меня нет слабостей, и я свободно могу пить. Пить всё, что угодно, а не ограничивать себя, зная, что после какого-то напитка мне будет СЛИШКОМ хорошо! Да твоя сестрёнка, когда пьяна, готова в постель к любому прыгнуть! Уж я-то помню. На выпускном. Я когда её бросил, она была слишком разочарована. Ну, просто сама не своя. Так вот она от отчаяния напилась в стельку и была готова на всё. Всех парней со школы соблазнила собой! Со всеми готова была! Особенно с Тёмой Козловым. Что – не помнишь? Ты ему что-то нашептала и повела в чулан под лестницей. Что - не так было дело? Знаешь, каково это?! Когда твоя бывшая с твоим лучшим другом? Он мне тогда сказал. Что ты была с ним, как тигрица! Уже сама начала это самое, ВАШЕ любимое. Слышишь? Ну, что – приятно вспомнить свой незабываемый выпускной? Она тебе не рассказывала? Удивительно! Как это? Родная сестра, а рассказать не рассказала?

- Закрой рот, подонок! – вдруг рявкнула Яна, выдернув у Жени свою руку.

- Ты… на выпускном…? – изумлённо промямлила Аня, уставившись на сестру.

- Я… - попыталась оправдаться Яна, опустив голову.

- Что – нечего сказать? – злорадствуя, прошипел Женя.

Яна опустила голову ещё ниже. Ведь в глубине души она знала, что рассказать сестре про СВОЙ ПЕРВЫЙ ОПЫТ не сможет. Ей тогда действительно стало слишком жутко. Она чувствовала, как этот урод глумится над ней самым бесстыдным образом. А тот, празднуя победу над моральными ценностями девицы, лишь ехидно добавил:

- Удивительно, как вы только успели предохраниться?

- Заткнись, сказала! Тебе хорошо! Да ты просто счастлив! Да, я сделала это! И что теперь? Я давно это забыла, но теперь, благодаря тебе, буду казнить себя ещё 5 лет. Спасибо тебе большое! – поклонилась она ему в пояс.

- Я от тебя этого не ожидала, Яна. Ты…ничего мне не сказала. И когда я тебя спросила, как прошёл твой выпускной, ты промолчала. Так вот почему. Я не могу поверить. А ты что глумишься? – неожиданно кинулась Аня словом на Женю. – Убирайся!

- Да, пожалуй, ты права. Мне пора. Не забудь, Тёма в Москве, - ехидно обратился он к Янке. – Это я так, если захочешь найти своего первого и единственного.

- Убирайся, я сказала! – наконец не выдержала Аня и кинула в него подушку, но попала в дверь, так как он вовремя успел выйти.

Яна подняла подушку и отдала Ане, вырвавшей у неё подушку и нервно отвернувшейся. Аня не хотела в тот момент не то, чтобы говорить, даже смотреть на Яну. Она была на неё очень обижена. Тут к ним зашёл доктор, радостно заявивший:

- Ну, что ж, Анюта. Теперь мы можем тебя отпустить. Как говорится, нет ничего лучше дома родного. Да, только у меня есть одно условие. Никаких стрессов. Ещё один приступ конвульсии твой организм может не выдержать. Ты можешь просто-напросто умереть. Так что, будешь меньше нервничать, проживёшь дольше. Тем более в твоём-то возрасте!

- Спасибо, доктор! Я могу уже идти?

- Да, можешь, - согласился доктор.

Аня тут же встала с постели, заправила её, забрала вещи и поспешно вышла из палаты. Яна поплелась за ней. Они обе вышли из больницы. А когда Аня направилась в другую сторону, Яна встревожено вскрикнула:

- Куда ты? Нам в другую сторону!

- В аэропорт, - бросила девушка.

 

Глава 12

          Месть 

 

    Яна вздрогнула, и пошла за Аней. Перегородив ей дорогу, она остановила её за плечи и предупредила:

- Куда? Ты что – решила бежать к Ире? Тебе всего этого мало?! Ещё захотела?

- О чём ты? Слушай, что ты обо мне печёшься? Езжай лучше в Москву, к своему первому и единственному!

Девушка возмутилась и ударила сестру, даже не ожидая этого от себя. Аня всхлипнула и взялась за больное место, ничуть не проронив ни слова, ни слезы. Аня ненавистно посмотрела на Яну и отвернулась и пошла. Яна не стала её догонять. Она решила найти Женю. Аня улетела, а Яна осталась в Томске. Девушка пошла в клуб. Там она встретила Сашу, Женю, Лену и Наташу. Подойдя к ним, Яна посмотрела Жене в глаза, заказала виски. Она что-то нашептала Жене и повела в холл. Вся эта сцена напоминала ему выпускной. Она притащила Женю в холл и ехидно поинтересовалась:

- Ты что обижаешься на меня?

- О чём ты, я не понимаю. Кстати, хочешь, я познакомлю тебя со своей новой девчонкой? Наташенька, девочка моя, подойди сюда!

    Тут к ним подошла Наташа, подруга Лены. Яна осмотрела девчонку и приоткрыла рот от удивления, скривив его. Наташа грубо закрыла ей рот и дерзко бросила: «Варежку заткни». Женя рассмеялся и поцеловал свою подругу. Яна посмотрела на этих двух голубков и тоже рассмеялась, пытаясь намекнуть Жене, что ей ничуть не обидно. Те промолчали, а Наташа лишь покрутила пальцем висок. Яна замолкла и фальшиво поинтересовалась у них:

- А когда вы успели познакомиться?

- Вот только что! – ответил Женя. – А что мне делать? Аня меня отшила. А я из-за девчонок не страдаю. Чаще бывает с точностью наоборот! Ира стала бешеной, а тебя я терпеть не могу!

Наташа опёрлась об стену спиной, поставив на неё одну ногу. Яна ухмыльнулась, в тот момент взглянув на девушку, и отметила:

- Интересно, за что это? Не думала, что ты собираешься встречаться вот с этой вот… она же типичная шалава! Что-то не узнаю я тебя!

- Что ты сказала? – прошипел Женя. – Я, в отличие от некоторых, в первый день знакомства не тра…

- Ну, хватит уже! – не выдержав, перебила его девушка. – Если ты завидуешь, так и скажи! Я могу  повторить! Мне не жалко! Тем более что ты встречался со мной гораздо дольше, чем с какой-нибудь дурой. И мы прекрасно друг друга знаем… и можем перейти на нечто большее, чем любовь…

- Извини! С такой, как ты мне даже находиться рядом не хочется! Не то, чтоб переходить на большее! А с Наташей я собираюсь встречаться гораздо дольше, чем с тобой!

Он посадил ее, Наташу, на стоящий рядом столик, нежно обнял ниже пояса обеими руками, страстно поцеловал. Та ответно обняла его за плечи. Яна не могла на это смотреть и отвернулась. Не выдержав, она решила ему отомстить снова и тем же способом. Она подошла к Саше и предложила ему что-то. Он оттолкнул её от себя и оставил на неё Лену, которая вытащила её на улицу и достала нож. Угрожая им ей, она злостно прошипела:

- Тебе неймётся?! Дура! Да как ты вообще посмела? Крутить шашни с чужим пацаном? Выпускного тебе твоего было мало?! Ещё хочется? Познакомься с кем-нибудь из клуба да предлагай ему себя! Ну, или проституткой стань!

- Что?! Это я б сказала о твоей Наташке!

- Закрой пасть, сука! – свирепо крикнула Лена, замахнувшись ножом на Яну. – Не зарекайся, идиотка! Иначе я тебя порву на британский флаг!

- Попробуй!

    Лена накинулась на Яну, а та, ничуть не испугавшись, ответила той, и началась настоящая беспощадная девичья драка. Наконец нож Лены оказался у Яны, и она, не жалея себя и Лены, со всей силы и, похоже нечаянно, ткнула его в неё, и испугавшись всплеска крови из области живота, отскочила от неё. Девушка уронила нож и уставилась на истекающую кровью Лену. Тут её кто-то очень сильно оттолкнул. Она отлетела и вскрикнула. Вдруг её ни с того, ни с сего, встряхнули, и Яна ошарашено посмотрела в глаза Саше, выслушивая его истерику:

- Ты что – с ума сошла? Озверела совсем?! Что ты сделала? Ты её убила! Убийца!

В ушах Яны зазвенело, а в голове повторялось одно и то же слово: УБИЙЦА! Она дёрнулась и попыталась вырваться из его рук. А тот всё повторял, будто издеваясь:

- Ты её убила, убила! Да как ты могла? Что на тебя нашло? Неужели, ты можешь убить человека? Зачем? Зачем? Что с тобой? Как ты могла? За что ты её так?

- Отстань от меня! Я не виновата! – промямлила Яна. – Она сама на меня напала! Я просто защищалась! Я… я… ну, ты же меня не сдашь?

- С чего ты взяла, что нет? Ты её убила, а убийца не должна быть безнаказанна!

- Куда ты звонишь? – встревожилась девушка.

- Сама знаешь! – отрезал Саша, набирая номер милиции.

- Нет. Нет, нет, не звони! Я прошу, умоляю, не надо! Не звони, ну, будь ты человеком!

- Кто бы говорил – человеком! А сама-то… озверевшая тварь! Знаешь, кого ты прирезала?! Мою несостоявшуюся жену! Мы хотели с ней пожениться на следующей неделе, когда ей стукнет уже 18! Но мы не успели! И всё из тебя, убийца проклятая!

- Нет! – продолжала отрицать Яна, дёргаясь и пытаясь вырваться из его сильных рук, держащих её за локоть.

Но Сашу это ничуть не остановило. Он продолжал держать её за руку и глумиться над ней, всё ещё демонстративно делая вид, что звонит в милицию. Когда он якобы начал разговаривать, Яна закричала, повторяя одно и то же слово, а Саша издевательски договаривался, чтобы привезти Яну к ним в участок. Наконец, «положив трубку», он рассмеялся и издевательски прошептал:

- Шутка! Никуда я не звонил! Просто хотел помучить тебя! Ладно, вали! И не попадайся мне на глаза! Иначе, эта шутка станет тебе тюрьмой!

    После этого, он отпустил её, и она понеслась в аэропорт. Впопыхах, она вбежала на кассу и наскоро заказала билеты, каждую минуту поторапливая кассира. Наконец она прошла регистрацию, но на самолёт сесть не успела. На пути в самолёт, её забрала милиция. Всё-таки ПОПАЛАСЬ! Вот только в милицию её сдал не Саша, а Женя. Он позвонил в милицию и сообщил им о преступлении. Ему захотелось отомстить Яне по-своему. А Яна, не успев сбежать из несчастливого города, попала в участок.

 

***

 

    Яна сидела на стуле. Вокруг неё сидели опера. Девушка молчала, опустив глаза и бездумно смотря в пол. Наконец, когда те закончили свои дела и приступили к делу Яны, они прямо-таки засыпали её своими вопросами.

- Итак, гражданка Лиманова, на каком основании Вы нанесли вред здоровью гражданки…э-э… Власовой?

- И в результате чего Вы нанесли ей… э-э… вред? – оборвал его другой.

- И главное, каким предметом вы… это сделали?

- Я… ничего не помню, - отмахнулась Яна.

- Не ври! – вдруг свирепо прикрикнул один из них.

- Я не вру, - фыркнула девушка. – Я, правда, не помню!

- Ну, что ж, сейчас ты всё вспомнишь. Ну-ка, Вася, где наше спецоборудование? У нас тут новое пополнение инвентаря. Любого лгуна в себя приведёт!

Василий принёс устройство, а тот, кто последний спрашивал Яну, начал привязывать её всякими проводами, подключая, тем самым, её к компьютеру. Яна встрепенулась:

- Это ещё что?

- Детектор лжи, - объяснил тот ей, уже подготавливая устройство к действию.

- Что?! Детектор? Зачем?! Не надо! Только не это, только не детектор!

- А что ты так заволновалась? Или врёшь, как дышишь? Обманываешь! Убила же всё-таки! Да? Убила?

- Если так, то… жди суда. И прямиком в СИЗО! – протянул другой. - Ну? Что? Собираешься признаваться в убийстве?

- Я ничего не сделала! – продолжала упираться Яна.

- Ну, ладно. Вася, подключай! – скомандовал сотрудник.

- Нет! Не надо! – вскрикнула Яна. – Ладно, сознаюсь! Да, я убила её! Убила! Но я не нарочно… она… она… сама ко мне полезла! Я… только защищалась! Я не виновата!

- Я не думаю, что ты не виновата. Ладно, отправим повестку в суд. Только после твоего чистосердечного! Давай! Валяй – пиши!

Он сунул ей ручку под нос и кинул её на стол. Яна дрожащей рукой взяла ручку и вспомнила, как Диму пытали так же, как её. Как его угробили в тюрьме. Она внезапно кинула ручку куда-то в сторону и вскочила:

- Я не буду ничего писать! Я не хочу, чтоб меня угробили в тюрьме! Я жить хочу.           

- А тебя никто не собирается гробить, милочка! Мы позаботимся о том, чтобы тебя никто не трогал! Давай, пиши, - повторил мужчина, подняв ручку и положив её Яне в руку.

Яна твёрдо взяла ручку, подумала над словами мужчины и начала что-то писать. В тот момент Яна думала о своём будущем: что же будет с ней? Что будет с Аней? Яна поняла, что не только ей будет плохо, но и Аньке, которая сейчас пыталась хоть как-то помочь Ире.

    Аня шла в больницу совершенно одна. Никого рядом не было. Подобно сироте, она оглядывалась по сторонам и наблюдала за идущими людьми. Дети шли то с мамой, то с обоими родителями. Пары куда-то шли, ничуть не торопясь и обнимаясь и целуясь на людях, совершенно никого не стесняясь. Но некоторые всё же смущались проявлять свои чувства на улице. Они напоминали ей и Сашу, и Женю, и Егора… остановившись мыслями о Егоре, она вдруг остановилась. Странно, почему только она шарахалась от него. Нормальный вроде парень. Да и на Сашу… и на Женю не похож. Но тогда Аня об этом совершенно не думала. Рана просто ещё не зажила…

    Поразмыслив над своим поведением, она мысленно повернулась направо. Вдруг она увидела какого-то парнишку. Даже не парнишку вовсе, а стройного красивого юношу. Тот её, Аню, заметил и начал всматриваться, но к нему тут же подбежала девушка с пакетами и поцеловала его в щёку. Он её обнял и, уже не обращая внимания ни на кого, пошёл с ней куда-то в обратную сторону. Аня вздохнула и пошла в сторону больницы, но не дошла. Оказалось, что одна из бывших Иркиных подруг прилетела в Питер – Вася. Она хорошо помнила Аню. Проходя мимо Ани со своими новыми друзьями и подружками, она толкнула её напротив себя и ударила по лицу. Объяснив всё своим друзьям, она накинулась на Аню, а позже, к ней присоединились и её знакомые. Они с ненавистью колотили Аню, пинали, беспощадно дёргали за волосы, уже почти выдирая клочки. Аня смогла отмахнуться от них, быстро встала и, всё же испытывая какой-то страх, вызывающе крикнула:

- Да оставьте вы меня в покое! А… ты?! – наконец узнала она одну из банды. – Что ты здесь…

- Замолчи, дрянь! – рявкнула Вася, посмотрев на своего нового друга, Сёму. – Займись ею, а то мне её что-то жалко стало. А у меня ударчик – мама, не горюй! Не хочется калечить такую юную красавицу!

    Сёма подошёл к Ане и схватил её за руку и дёрнул к себе, прижав её другой рукой. Его рука была настолько сильная и огромная, что могла охватить обе руки девушки. Он схватил её и потащил туда, куда направились Вася и её друзья. Придя наконец на место (в заброшенное место, вроде квартиры), он швырнул Аню в какую-то клетку. Та тут же подбежала к выходу клетки и потребовала, чтоб её выпустили. Но её никто не слушал. Наконец Илья, положивший глаз на девчонку, подошёл к ней, схватил за лицо, тем самым, как бы, сжав щеки, друг к другу, и прижав ими губы, и глумясь, хриплым голосом промямлил:

- Что – не привычно прислуживать кому-то? Считай, что ты уже стала пленницей Васьки! А когда ей надоест, а я её знаю – надоест – то она тебя продаст. Знаешь, в Питере есть один такой, его все Лёхой зовут.

- Что?! Она меня ему продаст?! – перебила его девушка, вырвавшись из его рук.

- Да нет. Ты ж не дослушала. Продаст только тогда, если не найдёт скорого покупателя. А он уже есть.

- Да? – хмыкнула Аня. – И кто же этот «доброволец»?

- Я.

- Ты?! – не веря, прошипела Аня. – С какой это стати? А если я скажу, нет?

- А ничего не изменится. Тебя и слушать не станут! Ты – товар, я – покупатель! Да я тебя 100 % куплю, ясно?

- Только не понимаю, зачем? – фыркнула девушка. – На кой чёрт я тебе сдалась? Что ты со мной будешь делать?

- То же самое, что и с проститутками. Наслаждаться, пока будет возможность!

- Нет! – неожиданно вскрикнула Аня и отбежала в угол.

- Да, я не представился, – продолжал глумиться парень, испытывая терпение девчонки. – Тебе же нужно знать имя своего будущего хозяина! Я Илья. А тебя как зовут?

   Вася услышала, как Илья пристаёт к Ане, и прогнала его оттуда. И сама подошла к Ане. Подождав, пока та успокоится, она спокойным, уже остывшим голосом сказала:

- Никто не собирается тебя здесь держать. Просто хотела тебя помучить, - открыла она клетку. – Ладно, иди. У меня итак много дел. Не до тебя.

     Аня тут же выскочила и побежала вон из заброшенного места. Илья проводил её и тут же направился за ней. Но Вася заметила его, остановила, угадав его намерения, и потребовала вернуться. Он, нехотя, вернулся.

    А Аня наконец добежала до больницы и вбежала туда. Она забежала в палату, но Иры там не застала. Тут зашёл доктор, и она узнала, что Ира в обычной больнице. Состояние бешенства пока утихло, но не навсегда. Доктора пока не уверены, что она уже не бешеная. Но на тот момент она утихомирилась. Но ей стало ещё хуже. Жар, тошнота, невыносимые боли в голове, состояние недоумения, потерянности в пространстве, в глазах темно, всё расплывчато, ничего толком невозможно увидеть и разглядеть, участившаяся плаксивость, даже глаза слипаются от постоянных слёз, текущих, словно ручей, повышенная слабость, трясётся всё тело. В общем, состояние не из лучших.  Аня узнала номер больницы, в котором находилась Ира, и мигом вылетела из психушки. Она прибежала в больницу и начала расспрашивать приёмную, где находится Каширина Ирина Артёмовна. Но в ответ услышала только:

- Девушка, её навещать запрещено. У неё крайнее состояние. Она нуждается в частом уходе и заботе. К ней вообще заходить нельзя! Там даже табличка висит: ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЁН! То есть всем, кроме медсестры и доктора. И даже уборщицу туда не пускают. А ещё в той палате находится камера. Так что Вам нас не обхитрить! Так что можете поворачиваться и уходить. До свидания!

- Нет, я просто обязана знать, что с ней. Ну, хорошо. Если я не могу к ней пойти, могу я с доктором поговорить? Узнать, в чём дело? Что с ней?

- С доктором можешь. Найди доктора Хоркина и обо всём у него спроси.

- Да, спасибо. А где мне его найти?

- Как где – в больнице, - усмехнулась женщина.

    Аня скромно улыбнулась и пошла, искать доктора Хоркина. Наконец, оббежав всю больницу, она наткнулась на какого-то доктора. Прочитав на его карточке ФИО, она нашла, что это и есть тот доктор, которого она искала. Немного помедлив, она нашла в себе смелость и протараторила:

- А что с пациенткой Кашириной?

- Ты про Ирину?

- Да! Мне вахтёрша сказала, что у неё крайнее состояние. Что с ней?

- Позвольте сначала спросить – а Вы ей кто?

- Сестра, - вдруг вырвалось у неё.

- Ах, сестра. Ну, тогда Вы имеете право знать.

    И доктор рассказал Ане всё. Она просто была в недоумении. И слёзы сами текли. Она поплелась по коридору и, сама того не заметив, вышла из больницы. Она шла, опустив голову. И вдруг услышала знакомый голос и девичий смех.   

    Она подняла голову, и прям перед ней, на скамейке сидели парень с девушкой, совершенно хорошо ей знакомые. Она подошла к ним и процедила сквозь зубы:

- Совет вам да любовь! А Лёха ещё не знает о ваших похождениях у него за спиной?

- Не твоё дело, девка! – фыркнул Костя, жадно обжимая свою любимую. – Пошла вон отсюда! И не мешай нам, будь добра! Поганишь нам всё настроение этим идиотом!

- Я так понимаю, он не знает.

Тут Алина внезапно вскочила и схватила её за воротник, яростно прошипев:

- Только вякни – и будешь дышать землёй заживо! Ясно?!

- Я подумаю, - ненавистно ответила Аня. – Стоит ли мне говорить или нет.

- Ах, ты… - не выдержала Алина. – Да я тебя убью, не успеешь и глазом моргнуть!

- Ты не запугаешь меня, даже если очень сильно этого захочешь! – осмелела девушка.

- Какая ты говорливая стала! – отметила бандитка. – Ну, ничего! Это легко поправить! Получи, тварь!

После этого Алина попыталась ударить Аню, но та оказалась быстрей. Она со всей силы толкнула её, и та упала.    

    А сама девушка, воспользовавшись этим, тем временем, сбежала. И те её не увидели. Вдруг Ане позвонил телефон. И в трубке раздалось дикое:

- Аня, приезжай сюда немедленно! Меня обвиняют в убийстве! Меня хотят посадить за решётку! А я не хочу жить: небо в клеточку, друзья в полосочку! Не хочу! Слышишь, не хочу! Срочно лети сюда! Немедленно просто! Сейчас же направляйся в аэропорт! Сейчас же!

Связь прервалась. Аня направилась в аэропорт.

    На следующий день она уже была в Томске. Она нашла квартиру Яны, но там никого не было. Тогда Аня пошла, искать её по всем отделениям милиции. Когда она обошла все адреса, она решила зайти в клуб. Это был клуб – «Пламя». Там она вдруг захотела отдохнуть от всего, что с ней произошло. Неожиданно перед ней пронеслась картина их с Женей, Яной. Тот случай, когда Женя рассказал о выпускном Яны. И голоса стали отчётливее, особенно голос Жени. И не зря, потому что Женя сидел рядом, но не один, а с Наташей. Он целовался с ней, смеялся, шутил, обнимал. Аня не могла понять, почему ей чудится его голос, пока не повернула голову в его сторону. Она остановилась на взгляде на него и, вытаращив глаза о его поведении, наблюдала за ним, пока тот её не заметил.       

    Столкнувшись взглядами, Аня тут же отвернулась и прикрыла лицо рукой. Но не помогло. Женя одёрнул её и почти досадно изумился:

- Ты, что ли?

- Я, - бросила девушка, ненавистно смотря ему прямо в глаза.

- А что ты тут делаешь? Ты же в Питере была, вроде как. Уже прилетела?

- А что – не видно? – фыркнула Аня и отвернулась.

- А ты не дерзи. Смелая стала? – прошипела Наташа.   

Аня повернулась обратно, посмотрела сначала на Наташу, затем на Женю и злостно процедила:

- На кого ты только меня променял? Не думала, что ты можешь до этого докатиться.

- Закрой рот, малявка! Не сравнивай Наташку с собой. Ты, знаешь, не мечта поэта! Глупая, маленькая дура!

Тут Аня резко встала, собираясь идти. Перед этим она бросила Жене:

- Советую тебе снять твою розовую повязку. И хорошенько во всём разобраться!

Женя кинул ей вслед:

- А ты мне никто, чтобы мне морали читать! Вали отсюда! И чтоб я тебя не видел больше!

И Аня пошла к выходу. Её буквально колотило от ненависти, она хотела скорее уйти из того клуба прочь. Радостная, что разлучила их, Наташа предложила ему кое-что личное. Конечно! Такой возраст! В 17-20 уже не до детских поцелуйчиков. Надо переходить на нечто большее. Уже не детки, чтоб чмокать в щёчку!

    Аня вышла из клуба, и только она перешла дорогу, как увидела Яну, бездумно шедшую. Она подбежала к ней и начала выпытывать все подробности её происшествия. Та рассказала всё, как смогла. Кое-как, но Аня поняла. Они направились домой, к Яне.

    Придя домой, они успокоились, отдохнули, проспали всю ночь и утром начали предпринимать действия.

Сперва они пошли  в милицию. Сёстры зашли в отделение, и Яна встревоженным голосом спросила, только-только зайдя за порог:

- Меня посадят?!

- Что? – непонимающе спросил мужчина.

- Меня посадят? – повторила девушка, спокойным тоном, сев на стул.

- А вы, извините, кто?

- Ну, как? – выкрикнула та. – Вы что – меня не помните? Я Яна. Яна Соловьёва. Ну, в смысле, Лиманова.  Ну, я убила Лену Власову.

- А, ты та самая убийца.

- Да, – бездумно подтвердила Яна, но после, раздумав над его словами, возмутилась. – Я не убийца! Это случайно

произошло!

- Ну-ну. Рассказывай, рассказывай! Думать надо было.

- Да я… - попыталась объясниться девушка.

- Так всё. Личное дело твоё уже рассматривает суд. Там будете разбираться, что случайно, а что нет.

Яна медленно поднялась со стула и тихим и тревожным голосом переспросила:

- Как в суд?

- Так значит, её всё-таки посадят? – выкрикнула Аня.

- А это уже не от меня зависит. Да, кстати. Тебя велели отвезти в КПЗ. Эй, Санёк. Забирайте девчонку.

- Куда меня отправляют?

- В КПЗ, – повторил следователь.

- Нет, я не хочу туда. Я не собираюсь сидеть с этими ворюгами и преступниками! Я не поеду.

 Тут зашли какие-то парни и схватили Яну под руки. А она пыталась вырваться и кричала что-то вроде:

- Нет! Пустите меня! Я не хочу! Я не поеду! Аня, помоги! Я не поеду! Не хочу!

- Зачем вы её в КПЗ отправляете?! Она же не преступница! – не выдержала Аня.

- Так надо, - равнодушно вякнул мужчина.

Яну увели из кабинета. Даже за дверью доносились её дикие крики и плач. Аня выскочила на улицу и увидела, как её сестру увозят в камеру предварительного заключения.

 

 

 

 

***

 

    Аня закричала уже тогда, когда машина тронулась: « Не увозите её! За что?! Не надо!». Но это не помогло. Они уехали. Тут Аня увидела Сашу в чёрной куртке и тёмных джинсах. Он шёл, опустив голову. Она подбежала к нему и спросила, совершенно без всякого любопытства и скорее с сочувствием:

- Неужели, Яна и правда убила Ленку?

Неожиданно тот схватил её за шею и свирепо прошипел:

- Даже имени этой твари не смей при мне произносить! Поняла?!

- Поняла, - еле-еле, задыхаясь, выдохнула девушка.

- То-то же! – буркнул парень, отпустив девчонку.

- Лена мертва? – снова спросила Аня.

- Да, - досадно ответил Саша. 

- Нет. До последнего момента я не верила, что… она может убить кого-то. Я думала, что она не такая.

- Как видишь. Твоя чокнутая сестричка убила Ленку. И не только её. И любовь мою тоже. Даже не убила, а  уничтожила. Тварь. Никогда ей этого не прощу!

- Ты ее, правда, так любил?

- Очень. Даже больше, чем кого-либо. Больше, чем тебя, больше, чем Ирку… кстати, где она?

- А тебе зачем?

- Да так. Сам не знаю. Просто подумал, может, мне к ней вернуться.

- А как же я? – вдруг вырвалось у Ани.

- А что ты? Вернись к Жене. Он ведь из-за разочарования с Наташкой начал встречаться.

Тут Аня посмотрела на Сашу.

- В смысле?

- В прямом. Ты его бросила, он впал в депрессию. А потом познакомился с Наташкой. Ну, подумал, а чего ему бегать, носиться за тобой, просить прощения, лишний раз расстраиваться. Вот он и начал с Наташей встречаться. И, кстати, не жалеет об этом!

- Я поняла. Потому что мы виделись. Он меня прогнал. Кажется, он меня больше не любит.

- Зато я тебя люблю, - вдруг неожиданно для Ани, сказал Саша.

Девушка остановилась и посмотрела на него изумительным взглядом. А тот, ничуть не удивившись, лишь добавил:

- Выходи за меня.

- Что? За тебя замуж? После всего того, что ты сделал? Нет уж, извини.

 Аня направилась вперёд. Саша не стал её догонять и упрашивать, умолять, просить. Он просто тупо поплёлся за ней. Догнав её, он ничего не сказал. Лишь отвернулся в другую сторону. Аня шла бездумно, и где-то на перекрёстке они разминулись. Аня свернула домой к Яне, так как у неё были ключи. Она зашла домой и ничком пала на диван.   

    Вспоминая всё произошедшее с ней, она включила любимую музыку и уже под неё вспоминала всё. Слушая музыку, она ушла в себя и ничего не услышала, даже звонок в дверь. Когда  песня закончилась, Аня услышала. Подозревая что-то, она медленно встала с дивана и тихо подошла к двери. Она открыла дверь и увидела в дверях девчонок: Соню, Олю, Марину, Риту, Алишу. Они ворвались в дверь, но на Аню нападать не стали. Наоборот, с благодарностью обнимали её, благодарили за что-то. Разобравшись в криках, Аня поняла что-то вроде:

- Спасибо тебе! Анька! Если б не твоя сестра… мы б не знали что делать! Ты умница! И сестричка твоя умница! Молодец просто! Спасибо!

- Да за что спасибо-то? – не выдержала Аня.

- А ты не в курсе? – выкрикнула Сонька. – Лены больше нет!

- Ура! Спасибо твоей сестре! – подхватила Оля.

- То есть? – не понимала девушка.

- Ну, Лену убила твоя сестра, - пояснила Рита.

- Да она героиня просто! Избавила нас наконец от этой стервы!

- Она нас в последнее время так строила, как будто в армии! Ни минуты покоя. Мы уж сами хотели её убить!

- Но, к счастью, это сделала твоя сестра! – оборвала её Оля. – Впервые в жизни я уважаю тебя и твою сестру!

- Кстати, где она? – выкрикнула Соня.

- В КПЗ, - ответила Аня.

- Где?! – вскрикнули все хором.

- Да-да, именно там. В камере предварительного заключения.

- А… что он-на там д-делает?

- За убийство сидит. А вы что – не в курсе? – сострила девушка.

- Ну, так давайте её оттуда вытаскивать! – предложила Оля. – Ей там нечего делать!

    Девчонки согласились и потащили Аню на улицу. Они все выскочили и понеслись к дороге, отталкивая, тем самым, людей. Аня неслась сзади, её тащила Маринка. Они остановили такси, заскочили туда все вшестером. И поехали за Яной туда, где её держали. Они вбежали в отделение всей толпой и устроили бунт.

- Отпустите Яну Соловьёву! – загремели они все вместе.

- Так, - протянул заведующий. – Это что ещё такое? Вы кто такие?

- Мы её подруги! – ответила Соня.

- И требуем её отпустить! – добавила Оля.

- Вы не имеете права! – воскликнула Рита.

- Яна ни в чём не виновата! Лена её спровоцировала!

- Если б вы знали, что за человек эта Лена!

- Да она чудовище! – отхватила Оля. – Она нам хамила и поднимала на нас руку!

- Знаете, как было больно! Очень! – перебила Рита.

- Ух-ты! Новые свидетели! Вы видели, как гражданка Соловьёва нанесла вред здоровью Власовой?

- Нет! – выкрикнула Оля.

- Но мы прекрасно знаем Ленку и можем доказать, что она Янку спровоцировала! Она вечно зарекалась! В драку первая лезла! Угрожала. Хотела показать, что она такая крутая и что с ней лучше не связываться!

- Да? – снова протянул мужчина, снисходительно смотря на девушек.

    Ани там не было. Она направилась в сторону камеры, где сидела Яна. Она попросила женщину открыть дверь в камеру. Та открыла, и Аня вошла туда. На тот момент ей показалось, что она вошла в беспредельную зону, зону, где правил хаос. Девушка увидела, кто окружал Яну в том месте. Внезапно, она поймала на себе взгляд одной коренастой девицы лет 16-ти, вскочившей с постели и повисшей на матраце верхней кровати. Она брякнула имя какой-то девчонки и протянула:

- К нам новенькая пожаловала!

Тут Яна, потрёпанная и усталая, вся в синяках, подняла голову и увидела свою сестру. Она встала с кровати и осторожно произнесла:

- Она не новенькая, она моя сестра.

Девушка обратила внимание на Яну и издевательски пропела:

- Твоя сестра? Надо же! И как это я не догадалась? Вроде похожи друг на друга: обе страшные уродки и идиотки!

- На себя посмотри, - робко прикрикнула Яна.

- Чего?! – прошипела девчонка. – Что ты сказала? Ты себя в зеркале видела?! Чучело!

    Яна села, вновь опустив глаза. Аня посмотрела сначала на Яну, с сочувствием, а затем на ту девицу. А та, не томя девушку, наконец перед ней представилась, якобы дружески протянув той руку, но в то же время как-то ехидно улыбаясь, будто что-то задумывая:

- Люба.

Аня пожала ей руку. Но тут же вскрикнула от неожиданности и от боли также. Просто Люба нарочно сжала пальцы девушки и после этого злостно процедила:

- Ты что здесь забыла?

- Я к сестре пришла – навестить, - дерзко ответила Аня.

Девчонка освободила Аню и швырнула, прям на Яну. Та пробежала и сумела сесть, возле сестры. Они обе посмотрели на Любу. А та лишь ненавистно фыркнула:

- Ну, что молчите? Говорите, разговаривайте от души!

Девушки повернулись друг к другу, и Аня начала:

- Яна, ну, как ты? Не беспокойся, мы вытащим тебя отсюда! Девчонки уже там и всеми способами пытаются тебя освободить.

- Какие ещё девчонки? – удивилась девушка.

- Те самые, Иркины подружки. Они просто так же ненавидели Ленку, как и мы с тобой. И поэтому тебе очень благодарны.

- Постой, я не пойму, – остановила её Яна. – То есть, ты хочешь сказать, что они на нашей стороне?

- Да! – воскликнула Аня с радостной улыбкой. – Они очень хотят тебя освободить. Ты для них спасительница от настоящего монстра.

Яна улыбнулась и обняла сестру. Люба заметила и недовольно хмыкнула:

- Вы уже всё?

Девочки посмотрели на Любу. После Аня встала и, направляясь к выходу, обернулась и пообещала сестре о скором выходе. Но тут же услышала, как Люба рассмеялась и бросила ей: «Никуда она от нас не денется!». Аня досадно отвернулась и вышла к девчонкам, в отделение.

 

***

 

    А они, тем временем, стояли около стола и устраивали «всемирную революцию». Наконец от них избавились. Осталась только одна Аня. Она спокойно подбежала к столу, села на стул и едва слышно произнесла:

- Освободите Яну. Она, правда, ни в чём не виновата. Ну, что бы вы делали, если б вам угрожали ножом и кинулись бы на вас?

- Я бы, - начал отвечать мужчина, - защитился и связал ей руки.

- А не как милиционер? А как 18-летняя девушка, которая пережила многое и растерялась в тот момент? 

Тот замолчал. Он немного подумал и проговорил:

- То же самое.

- Вам не понять, - разочаровалась Аня.

Она опустила голову. Затем поднялась со стула:

- Скажите, у Вас есть брат или сестра?

- Ну, есть, - буркнул тот.

- Что бы Вы делали, если б его или её посадили?

- Я бы немедленно начал предпринимать действия её освобождения. Э-эх! Ну, что ж с вами делать? Как же тебе объяснить – дело передано в суд. Не я это уже решаю. Завтра всё узнаешь: освободят твою сестру, или нет – решать  уже судье! Иди.

Аня отвернулась и вышла из отделения. Там её ждали девчонки. Они вышли оттуда и поехали домой. Аня к себе, а они к себе.  

    На следующий день Аня собралась снова туда ехать. Но только она открыла дверь, как увидела, что там повис с бутылкой пива Саша. Он нагло влез в квартиру и сунул ей в руки бутылку. Затем он толкнул её, забрал бутылку и ворвался в зал, демонстративно сев на диван. Сделав глоток, он хрипло заявил:

- Ну, что? Где твоя сестричка? В тюряге парится?

- Что ты здесь делаешь? – недовольно фыркнула Аня.

- Тебя решил навестить. А что – нельзя?

После этого он взял сигарету, закурил и по-хамски дыхнул Ане дым прямо в лицо. Та выхватила сигарету, потушила об его одежду и швырнула прям в лицо, дерзко прошипев:

- Убирайся отсюда. Я тебя видеть не могу.

- Ладно. Если тебе так не нравится моё присутствие, я уйду. Но я перед этим тебе хочу кое-что предложить.

Саша сказал, выпив перед этим полбутылки, но тут же получил от девушки ответ: та выхватила его пиво и вылила ему всё на голову. Она вытолкнула его после на площадку и вышла сама, закрыв дверь на ключ. Она подбежала к Саше, отскочила, посмотрела, как тот пытается отряхиваться и привести себя в порядок. Наблюдая за этим, Аня вспоминала, как когда-то любила этого подлеца. Одумавшись, она вышла из подъезда. Увидела девчонок, которые довольно долго, наверное, её ждали, и поехала с ними.

    Там они вместе пошли сначала в какой-то кабинет, а затем к Яне – навестить. Но зайти к ней смогла только Аня. И когда она туда вошла, то увидела, как её сестру жестоко избивают. Она, было, помчалась ей на помощь, но её кто-то одёрнул и издевательски прошипел:

- Она заслужила!

 Но Аня не обратила на это внимание, вырвалась и принялась защищать сестру, отнимая у разъярённой толпы.

    Наконец Яна была освобождена. Аня вытирала ей ссадины, успокаивала, гладила по голове и упрекала бандиток таким нечеловеческим поступком. А Яна молча дрожала, уткнувшись в грудь родной сестры. Вдруг Аню, ни с того ни с сего, откинули от Яны в сторону. А её швырнули на кровать, и какая-то девка принялась её держать. Аню тоже держали. Девушка попыталась вырваться, но ничего не вышло. Её снова швырнули на пол, и Люба присела к ней на корточки, схватила её за воротник и свирепо выдохнула той прямо в лицо:

- Не лезь. Ты здесь никаким боком не касаешься, поэтому тебя я трогать не буду. А она это заслужила. Правила такие. Ты, видимо, в тюряге не была никогда, так я тебе расскажу: здесь всё не просто так. Ей досталось только потому, что она не живёт по правилам. Ей было сказано, чтоб она сделала так, а она… мало того, что начала противиться, так ещё и посмела мнения свои высказывать. Вот и получила!

- И всё? Только потому, что она не сделала то, что вам угодно, вы начали её избивать? А вы не думаете, что это слишком?

- Что ты сказала?! – прошипела та, ударив Аню по лицу и поставив её на ноги и швырнув к Яне.

Девушка упала на кровать и жалобно всхлипнула. Забилась там и начала выслушивать Любины угрозы:

- Ещё раз вякнешь, станешь похожа на свою сестричку. Понятно?! Да ты должна быть нам благодарна, что мы ещё не убили твою Яночку! Ладно, так уж и быть: мы оставим вас в покое. Я слышала, сегодня состоится ваше дело в суде? Мы с девчатами можем подготовить её. Ладно, вали! – фыркнула Люба, и тут же рассмеялась, посмотрев на Аню.

    А та, воспользовавшись временной добротой Любы, вскочила с кровати и выбежала оттуда, попрощавшись с Яной. Люба, тем временем, спокойно подошла к Яне и тихо спросила:

- Ну, и что мне с тобой делать? Раз уж пообещала твоей сестре о заботе, так, вроде, исполнять надо. Ты какую причёску хочешь? Только не говори, что тебе всё равно! – предупредила она её.

- Я… думаю, хвоста мне достаточно.

- Хорошо, как пожелаешь, - с неприязнью бросила Люба. – Ленчик! Сделай-ка нашей прынцессе хвост.

Тут с кровати около двери встала невысокая брюнетка Лена. Её имя вызвало у Яны неприятные воспоминания о той самой Ленке, которую она… которая умерла.

    Ленчик, как называла её Люба, подошла к Яне, дерзко подняла к себе и принялась за причёску. А Люба, посмотрев на ногти девушки, позвала Еву и лишь добавила:

- Ты что – за ногтями вообще не смотришь?

Яна бросила взгляд на свои ногти и ужаснулась: они были действительно грязными, слоились и некоторые из них были вообще сломаны. Ева, синего цвета волос, синеглазая, с короткими волосами, подошла к девушке с косметичкой и начала исправлять огрехи. После Люба спросила:

- А одежда приличная у тебя есть?

Яна кивнула, но тут же получила толчок в спину от Лены: мол, не дёргайся. Люба пошла, рыться в вещах Яны, чтоб найти подходящую одежду. Нашла. Подошла к Яне и предложила вариант. Яна согласилась, и Люба начала подготавливать одежду «к параду». Послала за утюгом, а сама разгладила блузку и юбку. Порылась и нашла нерваные колготки.

    Через час Яна была готова, и её забрали, ехать в суд. Но перед тем как она вышла, Люба остановила её и буркнула что-то вроде:

- Удачи тебе в суде!

После её слов Яну поддержали все, кто там находился. Окрылённая пожеланиями в удаче, Яна вышла и залезла в машину. Машина тронулась, и Яна отправилась в городской суд г. Томск. Вскоре машина подъехала к зданию суда. Там Яну ждала Аня и остальные девчонки. Когда Яна вышла, они могли только переглянуться и поприветствовать друг друга взглядом. Яну повели в суд и сразу в камеру заключённых.

    Наконец в зал зашли все, и суд начался. Он продолжался несколько часов. Наконец к вечеру было решено:  ЯНА ОПРАВДАНА! Счастье-то какое! Особенно для Ани. Неужели, неужели Яна больше не несёт уголовную ответственность? А какая досада для Жени, Саши и Наташи. Ведь Яна свободна, а упёк её туда Женя. Хотя, теперь это неважно.

 

 

 

***

 

    Вечером у Яны собрались все. Аня, Соня, Оля, Рита, Алиша, Марина. Вскоре, к ним присоединилась Наташа… она узнала, что Яну освободили и смирилась с этим. Жени не было. Он не хотел даже слышать об Ане, а уж смотреть на неё и подавно не мог. Наташу отпустил, а сам остался. А что касается Саши… он пришёл к ним спустя час.

    Постучал в дверь, совершенно пьяный. Тем самым он испортил всем праздничное настроение, да и собственно весь праздник. По-хозяйски прошёл в гостиную и сел на диван. Аня, медленно пройдя из холла в гостиную, ненавистно посмотрела на Сашу и процедила сквозь зубы:

- Ты зачем пришёл сюда? Вали отсюда, в свой дом родной.

- А у меня нет дома, как ты говоришь, родного! – перебил её Саша.

- Значит, иди в гостиницу.

- Денег нет.

- Зарабатывать надо! – крикнула Яна.

- Где?

- На работе, - фыркнула Сонька, после чего все засмеялись.

- А я смотрю, у вас тут девичник намечается! А хотите, я вам станцую?

- Не смешно, - хмыкнула Рита.

- Слушай, вали отсюда, а? – подхватила Наташа.

Целый час они гнали Сашу. Орали, критиковали, оскверняли, унижали. Наконец тот сдался и ушёл. А девчонки начали веселиться, беситься, биться подушками и танцевать, и вовсе позабыв про Сашу и Лену.

    Утром, где-то в 11 ч. все разошлись. А Аня с Яной пошли по магазинам, обновлять свой гардероб. В одном из магазинов они встретили молодую девушку, лет 20-ти, с маленькой дочкой. Она прошла мимо Яны, но тут же оглянулась и окликнула ту.

- Яна?

- Простите, Вы меня знаете? – удивилась Яна.

- Вы девушка Жени… бывшая.

- Допустим, - протянула Яна, после недолгой паузы.

- Ой, неужели… я хотела… то есть…ну… вы… то есть, ты… ты даже не изменилась.

- А ты что – меня раньше видела?

- Да. Мне Женя рассказывал о тебе. И фото показывал. Вот только… говорил о тебе в не очень нежных и ярких тонах.

- В смысле? – снисходительно поинтересовалась девушка.

- Ну, я… я не помню. Три года прошло с тех пор, как…

- Так значит, не помнишь.

- Нет, не помню.

- Ладно. Слушай, а ты меня заинтересовала. Может, в кафе сходим? Ань, ты как?

Аня кивнула. Яна взяла её за руку, улыбнулась, посмотрела на маленькую девочку, а затем на её мать, и они вчетвером пошли в ближайшее кафе.

    Там Яна первым долгом спросила имя незнакомки. Её имя – Маша. Но все друзья и родные зовут её Маней. А доченьку свою она назвала в честь того подлеца, что когда-то её бросил: Женечкой. Яна, как только услышала про имя дочки Мани, тут же возмутилась:

- Зачем это тебе?

- Чтобы помнить того, кого я любила.

- Ага, и того, кто тебя бросил.

Маня опустила глаза. Яна успокоила её. После долгой паузы Маня ответила на недавний упрёк Яны:

- Я его просто любила. И люблю до сих пор.

- Даже, несмотря на то, что он тебя бросил?

- Даже, несмотря на то, что он меня бросил, - утвердительно повторила Маня. – Моя любовь бессмертна.

- Я считаю – это глупо.

Маня замолчала. Она попыталась перейти на другую тему и заговорила о своей дочке.

- А моей Женечке уже три года. Когда мы были в Иваново, она там познакомилась с одной девочкой…

- Ты жила в Иваново?

- Да, жила. Три года. Вроде, всё было нормально. Были знакомые, я работала, Женька ходила в детский сад.

- Зачем же ты тогда сюда приехала?

- Я хотела увидеть Женю.

- Кого?! Женю? – изумилась Яна. – Извини, но думаю, что ваша встреча не состоится. Он сейчас встречается с другой и кидается на каждую свою бывшую. Прям готов убить ради своей Наташки.

- Что же теперь делать? Получается, я зря приехала?

- Нет. Не зря, - перебила её Аня. – Я знаю, как с ним можно поговорить.

Яна и Маня обратили на это внимание и стали слушать Аню внимательно, требуя подробностей. Аня начала рассказывать, как вдруг мимо кафе пронеслась скорая. Девчонки, конечно, внимания не обратили, а Женечка тут же выбежала из кафе. Но ни Маня, ни Аня, ни Яна не заметили. Аня рассказала о своём методе, и только тогда Маня заметила, что Жени нет. Позже заметили девчонки. Они втроём выбежали из кафе и начали её искать.

 

Глава 13

 

Заложница

 

 

 

    Маня начала паниковать. Она не могла даже предположить, где может быть Женечка. Она винила себя, плакала, звала. Яна наконец её успокоила и заставила думать логически. Где может быть её дочка. А та, тем самым, гуляла по проспекту Ленина. Возле самого дома, где жил Женя.

    Он стоял возле дома. Тут к нему подошла маленькая девочка. Она уставилась на него и своим детским писклявым голосочком произнесла:

- Папа.  

Женя удивился:

- Что ты городишь? Ты кто такая, девочка?

- Женя, - ответила девочка.

- Женя? – изумился парень. – А мама твоя где?

- В кафе.

- В кафе? А что ты тут делаешь? Слушай, давай мы сейчас найдём твою маму, и ты пойдёшь к ней.

- Давай, - согласилась Женечка, всё ещё твёрдо смотря на парня.

- Ну, вот. Нашёл заботу, - подумал про себя Женя, взяв на руки девочку. – Ну, что? В каком кафе сидит твоя мама?

Девочка сказала, и Женя направился туда. Как только тот зашёл за угол, он увидел Маню на скамейке и зашёл обратно. Он попросил девочку показать её маму, и та указала на Маню. Женя мельком взглянул на неё, вернулся обратно за угол, поставил девочку на ноги, посмотрел на неё, будто что-то замышляя. Наконец домыслив что-то, он посмотрел снова на Маню из-за угла, после на Женечку, рассмеялся, взял её на руки и пошёл на улицу Гагарина, в тот заброшенный дом, в котором когда-то жили Аня и Яна. Он поднялся на чердак на крыше, закрыл дверь так плотно, что девочка открыть не могла. Женя устроил ей благоприятные условия, купил ей очень много больших плюшевых игрушек:  зайчиков, мишек, тигрят и прочих милых животных.  Мишки были выше, чем сама девочка. Он подарил ей шкатулку, прибрался там. Теперь там не было ни пыли, ни пепла, ни грязи. И свет был. Женя почистил окно, помыл, и теперь улицу было хорошо видно. Наконец когда девочке там стало хорошо и уютно, Женя решил позвонить Ане и начать шантажировать Маню через Аню и Яну, не намекая даже на место, где он находится. Но перед этим он изменил свой номер, чтоб из них никто ни о чём не догадался.

    Он позвонил Ане, которая вместе с Яной успокаивали Маню. Девушка ответила. Он попросил её дать трубку Мане. Когда девушка поднесла трубку ко рту, тут же услышала:

- Твоя любимая доченька, Женечка, у меня. И ей здесь очень хорошо. И она не хочет идти к тебе.

- Что ты врёшь, гад?! – возмутилась Маня. – Кто ты вообще такой?

- А ты не узнаёшь? Я твой тайный бывший обожатель.

- Кто? Я не понимаю.

- Я тебе сказал. Дальше догоняй сама. Короче, твоя Женюра у меня. И чтобы вернуть её, тебе придётся исполнить 3 задания.

- Что? Значит, вместо того, чтоб вернуть мне дочь, ты решил загадать мне 3 задачки?

- Ну, да. Ты ж не глухая, всё слышала. Я перезвоню.

- Стой… - хотела, было остановить его Маня, но не успела: тот положил трубку.

    Она рассказала всё, что тот ей сказал. Девчонки изумились. Аня решила перезвонить ему, но не вышло. Он звонил анонимно. Просто не хотел, чтоб они ему названивали. Девушки, тем самым, постарались выяснить, кто это. Хотя бы по голосу. Они спросили, у Мани – не узнала ли она по голосу. Та отвечала, что нет. Аня тоже не узнала. Наверняка, он изменил голос для Ани, а Маня просто его забыла. Девушки решили пойти к Яне.

    Вечером Женя решил позвонить снова. Он не звал Маню, потребовал её номер. Когда узнал, тут же перезвонил ей. Надоело голос менять. Он позвонил Мане и приказал ей отойти от всех. Но она не стала выполнять его приказа, лишь солгала, что они наедине. Он разъяснил ей первое задание.

- Значит так. Ты должна будешь сказать Яне, чтоб она пришла в кафе на проспекте Ленина. Оно там одно, поэтому она не заблудится.

- Зачем тебе Яна? Дочка ведь моя… а откуда ты знаешь про Яну?

- Я всё знаю, - фыркнул Женя.

- Откуда?

- Не твоё дело. Передай Яне. Не передашь – значит, считай, что первое задание ты не выполнила, а значит – дочку ты не получишь. Усекла?

- Всё понятно. Ладно, считай, что Яна уже знает про кафе.

Маня бросила трубку и сказала Яне, чтоб она шла на проспект Ленина, в кафе. Она пошла туда одна, хотя Аня хотела пойти с ней, но Яна настояла, чтоб та осталась.

    Яна пришла в кафе. К ней подошёл Женя, но она тут же его отогнала. Тот удивился:

- А чего ты меня гонишь? Я, между прочим, по добру к тебе подошёл.

- Слушай, отвали. Я человека жду.

- А можно поинтересоваться – кого?

- Не твоё дело! – фыркнула Яна.

- Ну, всё же? – не унимался парень.

- Я жду похитителя Маниной дочки.

- Маниной? А разве у неё есть дочка?

- Есть. И, между прочим, она её в твою честь назвала.

- Женей? Её дочь тоже Женя? А сколько ей?

- Три года. Слушай, зачем это тебе? Ты же с ней расстался, три года тому назад.

- Ну, просто интересно. Как она там.

- Если хочешь, могу устроить встречу, хотя… сейчас не до этого.

- А что так?

- Ты что – правда идиот или претворяешься? У неё дочь пропала. Слушай, а где ж твоя Наташка? Где эта тварь, из-за которой ты унизил и оскорбил Аньку? Ну, в принципе и меня тоже. Да не то, чтоб унизил и  оскорбил. Я из-за тебя чуть в тюрьму не загремела!

- Ну, прости. Я из-за неё просто голову потерял. Ну, она просто лучшая из лучших. Мечта моей жизни. Я такую никогда не встречал, да и… не встречу, наверное, больше никогда.

- А что так? – стервозно поинтересовалась девушка. – Не уж-то она тебя бросила?

- Нет, не бросила. Она… она умерла.

Тут Яну просто шокировали его слова, и она уставилась на Женю от изумления. А тот добавил, всё ещё скрывая, что у него находится дочь Мани:

- Слушай, может, пойдём ко мне.

- Не-ет, уж извини, не могу, - отказалась Яна. – Я человека жду.

- А тебе не надо никого ждать.

- В смысле? – удивилась девушка.

- В прямом. Он не придёт, - уверенно утвердил её Женя.

- Как это он не придёт? Ты-то, вообще, откуда знаешь?

- Тебе этого знать не нужно. Просто знаю и всё. Ну, что – пойдём?

- Ну, раз ты так уверен, что он не придёт, тогда… тогда я, может быть, смогу.

- Отлично.

    Яна взяла его под руку по предложению, и они пошли домой к Жене. Хотя, Яна была не совсем уверенна, что тот не придёт. Ей было подозрительно, что Женя в том её так уверяет, причём с такой убедительностью. Но всё же она согласилась пойти к нему. Назад пути нет.

 

***

 

    Зайдя к парню в квартиру, Яна вдруг отстранилась, попыталась выйти, но не успела. Тот закрыл дверь на ключ. Девушка рвалась, дёргала дверь, казнила себя, мол, о чём она только думала. Но Женя не реагировал, только смеялся и глумился над ней. Яна попыталась его ударить, а тот небрежно схватил её за голову и попытался поцеловать, но не смог. Девушке удалось вырваться и ударить его по лицу.   

    Парень не стал нарываться. Он знал её «железный» характер. Яна запросто могла дать ТАКУЮ затрещину, что не сошло бы даже за месяц. И поэтому он отошёл от неё и небрежно извинился:

- Извини.

- Что ты себе позволяешь?! – наконец высказалась Яна. – Совсем обнаглел?!

- Рыженькая ты моя! – улыбнулся Женя, погладив Яну по ярко-красно-рыжей голове. – Боже, какой я был идиот, что променял тебя на дешёвую блондинку, которая сама же после меня бросила. Да ещё и гадостей тебе наговорил.

- Ты заслужил! – хладнокровно фыркнула рыжая. – Прежде чем встречаться с человеком, надо сначала хорошо его узнать. И тем более, думать надо, а стоит ли рвать отношения с другой и становиться ей врагом. А сейчас, насколько я понимаю, ты хочешь наладить со мной отношения?

- Ну, да, - кивнул парень.

- Ха! – перебила его Яна. – У тебя всё равно ничего не получится! Потому что я тебя ненавижу и никогда не прощу!

- Не простишь, говоришь? – ухмыльнулся тот, прищурив глаза и ехидно смотря ей в глаза. – Закрой глаза.

- Зачем?

- Ну, закрой. 

Яна закрыла глаза. Женя повёл её в гостиную, посадил на кресло, что-то поставил ей на колени и шепнул ей на ухо:

- Открывай.

Девушка открыла глаза. Перед ней стояла огромная коробка. Она пришла в недоумение.

- Что это?

- Открой – увидишь.

    Яна, всё ещё не доверяя ему, открыла коробку. И тут её в носик лизнул миленький маленький щеночек. Это был пудель, пушистый, рыженький зеленоглазый. Девочка. Яна пришла в восторг. Ей так понравилось это чудное, виляющее хвостом создание, что у неё даже и мыслей никаких подозрительных не осталось. Женя сел рядом с Яной и наблюдая за ней, усмехнулся:

- Нравится? Можешь назвать её как хочешь. Я специально не давал ей имени.

- Ну, и хорошо! – хмыкнула девушка, взяв на руки рыженькую малышку. – Потому что я дам ей имя очень простое и очень милое, как и она сама.

- Да? И какое же? 

 Яна посмотрела на собачку. Её глаза будто просили её назвать Лёлей, и она заявила:

- Я назову её Лёлей!

- Как?

Яна повторила, а затем спросила:

- А что тут такого?

- Да нет, ничего. Прикольное имя. Кстати, у меня тут ещё кое-что есть.

- Мне больше ничего не надо. Я всё Лёленьке куплю сама. Ты знаешь, я, наверное, пойду.

    Девушка встала с кресла и направилась в сторону выхода. Снова подёргав дверь и обнаружив, что она закрыта, Яна почти командным голосом попросила:

- Открой.

Женя встал, открыл дверь и отпустил Яну. Девушка вышла, но тут же обернулась и поинтересовалась:

- А зачем ты меня вообще позвал?

- Ну, как, зачем? Чтобы собаку подарить.

- И всё? – удивилась Яна.

- И всё, - подтвердил парень.

- Что-то ты добрый стал. Подозрительно как-то.

- Что тут подозрительного. Извиниться хотел, вот и подарил.

- Н-да? Ну, ладно, спасибо. Прощай, - фыркнула Яна, отвернувшись и спускаясь по лестнице.

Женя проводил её досадным взглядом и закрыл дверь. Выждав, пока девушка не зайдёт за угол следующего дома, он вышел из квартиры и направился к Женечке.

    По пути он решил познакомиться с девушкой. Проходя мимо столика, он увидел очаровательную девушку, лет девятнадцати, спортивную, но, конечно, не блистающую фигурой. Просто манера её поведения Женю очень заинтриговала. Она вела себя, как типичная «пацанка», никакой женственности, скромности у неё не присутствовало. Она хамила официанту, громко смеялась. Её смех был заражающим, и поэтому девчонка, сидящая рядом с ней, похоже, подружка, смеялась вместе с ней, хотя, совершенно не понимая причины. Женя подсел к девчонкам и заинтересованно протянул:

- Привет. Можно с вами познакомиться?

- Можно, - хихикнула одна из них, та, что заинтересовала Женю. – Я Юля.

- Интересное имя, - заметил парень.

- Да она такая же интересная, как и её имя, - фыркнула другая. – Я, кстати, Лера.

- Очень приятно. Женя. Особенно приятно в вашем присутствии, девчонки. Вы чем-то заняты?

- Да нет, просто гуляем, - ответила Лера.

- Отлично. Может, сходим куда-нибудь? – предложил Женя. – Продолжим знакомство.

- Хорошая идея, - подметила Юля.

Они втроём встали. Женя наконец точно увидел, как одеты девушки.

    Юля, неприметная брюнетка, была одета в короткую мини-курточку, в якобы рванном топике, огромных мальчишечьих бриджах, чем-то похожих на шаровары, с различными булавками, дырками и прочими штуковинами, в тяжёлых кроссовках. Лера же, наоборот, была блондиночкой, с распущенными, гладкими прямыми волосами по плечи, в симпатичной, маленькой, клетчатой юбке, в телесных колготках, в олимпийке, открытой наполовину, а под ней нижнее бельё, с сумочкой на руке. Конечно, бельё было не так хорошо видно, но изредка виднелось. Это даже было не столько нижнее бельё, сколько такой топик. Девушка была обута в розовые ботфорты.

    Однако, несмотря на внешний милый вид Леры, походившей на ангелочка, Жене всё же понравилась её подруга. Он несколько раз попытался дать ей это понять. Но до девчонки никак не доходило, что она кому-то симпатична. Но ей и не пришлось бы этого делать, так как вскоре, через несколько минут, они оба узнали, что ЯВЛЯЮТСЯ ДРУГ ДРУГУ БРАТОМ И СЕСТРОЙ…

    Это, естественно, повергло их в шок. А Женя тут же переключился на Лерочку, как на предмет обожания, присмотревшись к ней повнимательней и найдя, что она довольно сексапильна и прекрасно подходит ему. Однако с Юлей ему стало ещё интересней. Он дал ей адрес его дома и попросил подождать его там, дав ей вторые ключи, которые у него просто чудом оказались в кармане. А сам повёл Леру в клуб. Танцевал с ней, целовался. Увлёкся ею всерьёз. Будто снова встретил свою единственную и неповторимую (в третий раз!). Несомненно, Лера была красавицей и, самое, что ни есть, главное, у неё были качества женственности, хрупкости, нежности и ангельской внешности. Её любимый и единственный способ знакомства – флирт. Но с Женей это не вышло, так как ему сначала пришлось перейти к ней, а там всё пошло само собой. Флирт здесь не помог. Но это уже не важно. А важно то, что Женя совершенно забыл о маленькой Женечке, которой было уже не до веселья. Она уже боялась оставаться одной. Но к счастью, Женя вскоре про неё вспомнил и потащил за собой туда Леру, попросив её НИКОМУ не рассказывать.     

    Парень поднялся на самый верхний этаж, туда, где держал свою маленькую заложницу. Увидев девочку, Лера потребовала от парня подробностей:

- И кто эта девочка?

- Женечка, - ответил парень. – Дочка одной дуры, с которой я раньше встречался.

- И сколько ей?

- 3 года.

- Слушай, а ты не боишься попасть под статью? Это же…

- Я знаю, - перебил её Женя. – Но ничего со мной не случится, если никто не узнает. А чтоб никто узнал, надо, чтобы ты держала свой язык за зубами.

- Я поняла, - фыркнула девушка. – Боже мой, какая хорошенькая девчушка! Ты скучаешь по маме?

- Да, - наивно ответила малышка. – А когда я пойду к маме?

- Скоро пойдёшь, скоро, - буркнул Женя. – Что-то давно я Мане не звонил. Волнуется, наверное.

- А кто такая Маня? – поинтересовалась Лерка.

- Мать, - отрезал парень. – Надо уже задание давать.

    Женя позвонил Мане, которая очень ждала его звонка. Она была сама не своя. Ни ела, ни пила, ни разговаривала. Услышав звонок, она кинулась к телефону и стала внимательно слушать. А тот ехидно протянул:

- Заждалась? Я не поболтать позвонил, а по делу. Расскажи мне о себе. Кто ты, какая ты, откуда, от кого твоя Женечка. И вообще, зачем ты сюда приехала?

  Маня тут же начала рассказывать. А когда сказала, зачем приехала, Женя бросил трубку и снова оставил девушку мучиться без дочки и без известий. А Женя, тем самым, простился с Лерой, которая решила остаться с одинокой бедняжкой Женечкой, закрыл девчонок (Лера была не против) и направился домой. А дома его ждала недавняя сестра. Они смеялись всю ночь, играли, бились подушками, веселились, слушали музыку, танцевали под неё и под утро только уснули, упав друг на друга.

    А Маня, снова уйдя в себя, села у окна, думая, как там малышка Женечка. К ней подошла Аня, грустно спросив:

- Скучаешь?

- Очень. Я не могу без неё. Я волнуюсь. Я боюсь – а вдруг с ней что-то произойдёт?

- Да уж. Когда крадут самого близкого, трудно это пережить, особенно, если для освобождения ставят  условия. Я помню, как когда-то, год назад, я была в плену. Это было ужасно. Просто чудовищно. Я стала жертвой… разврата.

- Чего?

- Я не буду снова повторять. Знай только одно: нельзя теряться тогда, когда нужна бдительность. И уверенность, что у тебя получится. Тогда я подумала, что, может быть, письмо переубедит его, но… я ошиблась. Стало только хуже. Я попала в больницу с очень тяжёлым приступом… конвульсии. Я чуть было на тот свет не отправилась. Пролежала год, почти полтора.

- Какой ужас.

- Но это всё мелочь… по сравнению с твоей проблемой. Это просто ерунда, тем более, это в прошлом. Сейчас со мной всё в порядке. Ладно, уже поздно. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи. Хотя, для меня она всё равно будет неспокойной…

Аня обернулась у порога, печально посмотрев на Маню, и вышла из комнаты.

 

***

 

    Утром Аня решила прогуляться по проспекту Ленина. Там-то она снова встретилась с Женей, который, тем самым, гулял со своей сестрой. Как только девушка заметила Женю с кем-то, она остолбенела и встала, как вкопанная. Женя заметил Аню и потащил за собой Юлю, подбежав к Ане. Девушка оставалась в своём положении, уставившись на него. А тот, предугадав её мысли, ехидно усмехнулся:

- Привет, девочка! А это моя сестра, Юля.  Юля, это моя знакомая, Анечка! Кстати, насчёт сестры, я не соврал. Юлька, правда, моя сестрица. Она докажет.

- Не надо – верю, - фыркнула Аня. – А насчёт знакомой, это ты, наверное, пошутил, да?

- Почему? Нет, не пошутил.    

Аня посмотрела на Женю с неким недоразумением, и по её лицу пробежала слеза. Она отвернулась и заплакала, закрыв лицо ладонями. Юля толкнула Женю локтём в бок и попыталась успокоить Аньку, отойдя с ней в сторону.

- Да не принимай ты всё так близко к сердцу! Он же пошутил. Я-то хоть и не знаю его, но всё же он мой брат. А себя я знаю, причём очень хорошо.

- Вы, правда, брат и сестра? – дрожащим голосом спросила Аня.

- Да, мы брат и сестра.

- Надо же. Вы… так не похожи.

- Ну, не знаю. Слушай, а, может, вы всё-таки с Женькой-то помиритесь, а?

- И речи быть не может.

Юля тяжело вздохнула и, посмотрев на Женю, оставила их наедине. Аня изредка посматривала на Женю, и, встречаясь с ним взглядом, испуганно отворачивалась. Наконец у Жени хватило смелости, и он подошёл к Ане и обнял её. Девушка сопротивляться не стала. Она беззвучно заплакала, роняя слёзы, но не поворачивалась к нему. Наконец он повернул её к себе и поцеловал. Аня опустила руки, расслабилась и полностью доверилась парню. Так они простояли минут 20, пока не подошла Юля. Она демонстративно захлопала и, улыбаясь, протянула:

- О-о, ну, наконец-то. Помирились. А я уж думала, вы в ссоре навсегда. Вы… это… на меня внимания не обращайте. Продолжайте.

Аня, будто чувствуя какую-то вину, отстранилась от Жени и опустила голову. Тот недовольно посмотрел на сестру, мол, зачем она пришла. И, посмотрев на Аню, произнёс:

- Останешься?

Аня подняла голову и равнодушно выдохнула:

- Мне пора.

- А ещё минуту назад ты была совершенно свободна.

Аня отвернулась и пошла. Женя не стал её останавливать, он лишь смотрел ей вслед, пока Юля не вскрикнула:

- Да что же ты стоишь?! Иди, догоняй! – и побежала за Аней.   

Юля догнала Аню и преградила ей путь.

- Ты что – так запросто уйдёшь? После этого?

- Прости, я… Ты просто не знаешь, что было между нами.

- Что же?

- Долгая история.

- Ну, так, может, расскажешь. Я ж не чужая.

Аня посмотрела на Юлю и, сев на лавку сзади себя, рассказала всё вкратце. Когда Юля уже стала в курсе всех событий, она рассмеялась ссоре их с Женей.

- И это из-за такой-то мелочи ты обиделась на моего братца-«кролика»?

- Ничего смешного в этом не вижу. Ты понимаешь, как он со мной поступил.

- Ну, это же шутка была такая. Издёвка. А называется она – проверка на ревность. Он же специально это устроил. Проверить хотел: принимаешь ли ты всё так близко к сердцу. Вот и проверил. И решил, что ты ему не подходишь. Ну, теперь-то ты поняла, что всё не просто так? Он ведь не от того, чтоб тебя позлить, а чтоб проверить.

- Что – правда?

- Да, правда, правда. Ну, так что – прощаешь своего суженного?

Аня встала и подошла к Жене с извинениями.

- Прости, я была неправа.

Они снова поцеловались, но уже искренне и без чувства долга.

 

***

 

    Юля решила не мешать им своим присутствием и ушла. Ей позвонила Лера, которая, тем самым, сидела с Женечкой.

- Юлька, спасай. Он меня тут запер, а сам про меня забыл! Я больше не могу здесь находиться. Он же обещал прийти за мной утром. И до сих пор его нет!

- Лерунь, мужайся! Тебя кинули! – засмеялась Юля.

- Что?! Да как он посмел?! Он ещё не знает, что я могу с ним сделать! Нет, он ещё пожалеет об этом.

- Где ты сейчас? – спросила девушка.

- Я в сгоревшем доме, на крыше.

- Где? – повторила Юля.

- На Гагарина! Гагарина, 26.

- Хорошо, я сейчас буду, - пообещала Юля и бросила трубку.

    Лера положила телефон и посмотрела на девочку. Маленькая глупышка совершенно не подозревала, что её держат здесь, как заложницу. Она вспомнила всё, что сказал ей Женя, и решила «играть по своим правилам». Она взяла девочку на руки и попыталась выйти. Наконец, когда дверь открылась, и вошла Юля, Лера вышла оттуда вместе с Женечкой. Она укрыла её, чтоб было непонятно, кто это, и они с Юлей пошли домой к Лере. Там Лера спрятала девочку в достаточно просторную кладовку. Создала там ей благоприятные детские условия и заперла. Женечка и вовсе не испугалась. Она продолжала играть там. Так же, как и на крыше. Со своими новыми игрушками. А Лера попросила Юлю ничего не говорить Жене. Та, естественно, согласилась. Подруга же всё-таки!

    Девчонки решили пойти на крышу и устроить там беспорядок. Но не успели. Женя их опередил. Он схватил Леру и яростно прошипел:

- Где Женя?!

- Не знаю, - попыталась отмахнуться Лера.

- Не ври, тварь! Я, значит, прихожу и вижу, что ни тебя, ни Жени нет! Куда ты её дела? Отвечай!

- Да не знаю я! Я утром уходила, она была здесь.

- Что? Уходила? Интересно, как?

- Мне Юля помогла.

Тут Женя посмотрел на сестру разочарованным взглядом и добавил:

- Не думал я, что ты окажешься не на моей стороне.

- Жень, вообще-то она моя подруга! – попыталась оправдаться Юля.

- А я твой брат! – упрекнул её парень. – Или тебе подруга важнее, чем родной брат?

- Нет, не важнее. Просто…

- Что – просто?! – перебил её Женя, продолжая пытать Леру, – Говори, где Женечка!

- Я, правда, не знаю! – фальшиво оправдывалась Лера, стервозно смотря на Женю.

- Не хочешь, значит, по-хорошему, - пригрозил парень. – Ну, ладно. Будет по-плохому.

- О чём ты?

- Если не вернёшь девочку – пожалеешь очень сильно об этом.

- Да не брала я её. Ну, почему ты мне не веришь?

- Вышла из доверия!

Лера опустила голову, сделав вид, будто она ни в чём не виновата. Юля поняла поведение подруги и решила выйти. Но её остановил Женя.

- Стой. Почему ты вечно уходишь куда-то?

- Просто меня это не касается.

- Останься, - скомандовал парень.

Юля осталась. Она облокотилась на стену, но тут же туда провалилась. Её принялись спасать. Но девушка заявила, что что-то там, куда она попала, есть. Похоже на бывшую потайную комнату. Туда спустился сначала Женя, а после него Лера. И они все втроём начали обсматривать помещение.

    Вдруг раздался какой-то шум. Юля подошла туда, откуда доносилось, и среди развалин показалась рука. По ней было видно, что кого-то завалило совершенно недавно. Она принялась откапывать беднягу. К ней присоединилась Лера, спросившая перед этим в недоумении:

- Что ты делаешь?

- Откапываю. Помогла бы лучше!

- А кого это ты там откапываешь?

- Сама не знаю. Но помочь-то надо! Тем более, видно, что кого-то здесь совсем недавно завалило. Ну, так поможешь? Или мне самой горбатиться?

- Конечно, помогу. Что я – зверь какой-то? Женя!

- Чего? – недовольно откликнулся Женя, обернувшись к Лере и тут же, увидев, чем они заняты, принялся помогать.

Наконец голову откопали. Лера тут же попыталась всеми способами оживить беднягу. Женя даже удивился:

- Ты что – на медицинский собираешься поступать?

- Собиралась. Я не поступила.

- А что так? – удивился парень.

- Не взяли. 

- Вот козлы. А ты хоть разбираешься в этом?

- Разбираюсь, конечно!

    После её слов вдруг раздался глубокий громкий вдох. Оказывается, она смогла оживить. Это была девушка. После вдоха она открыла глаза и уставилась на Леру: свою спасительницу. А та отстранилась от девушки и вытаращила глаза от изумления: неужели, неужели, она СПАСЛА её? Она подползла к той и тихо произнесла:

- Как ты?

 Но девушка не ответила. Лишь продолжала таращиться на Леру. Лера повторила свой вопрос:

- Как ты себя чувствуешь?

Но ответа так и не дождалась. Женя отошёл в сторону и позвонил Мане. Он позвонил и задал ей второе задание:

девушка должна была доказать, что дочь действительно ей нужна. Для этого Мане нужно было прийти в клуб «Пламя». Там к ней подойдёт какой-то парень, и она будет выполнять все его желания.  Включая от самых глупых и детских до самых пошлых и неприятных. Та, не думая, согласилась и с нетерпением стала дожидаться 9-ти вечера. А Женя принялся помогать Лере, приводить в чувства ту самую девушку, которую они спасли. Точнее, Лера спасла.

    Женя подошёл к ним и осмотрел бедняжку. Она была лет 18-19, в светло-розовой футболке. У неё были зелёные глаза, чисто-ярко-красные прямые, длинные волосы (до плеч) и достаточно потрёпанный вид. А из земли виднелись бледно-синие джинсы. Девушка была милой, красивой. Но Жене она не понравилась. Нет, не из-за потрёпанного вида. Ну, просто не понравилась. Ему нравилась Лера, а влюблён он был снова в Аню. Наконец Лера добилась от той ответа.

- Скажи мне, пожалуйста, своё имя.

- А… а… алё… н-на...

- Алёна? 

Девушка кивнула. Позже она посмотрела на Женю и замерла. Ей вдруг показалось, что она влюбилась в него. Она продолжала смотреть на него, пока тот не буркнул:

- Чего уставилась?

 Алёна виновато отвернулась. Женя тут же понял: девчонка втрескалась в него. Просто он мог сразу понять: нравится он кому-либо или нет. Дар, наверное.

    Когда Алёну освободили полностью, она с лёгкостью вздохнула полной грудью. Но она всё ещё была слаба.  Юля с Лерой решили отнести её к себе и попросили об этом Женю. А позже, часов в семь, когда Аню пригласили в дом к Юле, она зашла и, прям с порога, узнала девушку. Это оказалась та самая сектантка: Алёна. Она узнала и Аню. Девушка встала с кресла и, от изумления, уставилась на Аню. Тогда только она почувствовала, как сильно она была виновата перед девушкой. Аня медленно обходила Алёну стороной. Позже она произнесла, глядя той прямо в глаза:

- А где остальные? Таня, Света, Ева, Катя?

- Света в Питере,  Ева и Таня в тюрьме, - не мешкая, ответила Алёна.

- А Катя?

- А вот что с Катей, я не знаю. Она сбежала, а потом её уже никто не видел.

- А ты откуда? – не унималась Аня.

- Меня Лера спасла. А Юля откопала, - ответила девушка.

- А что с тобой случилось?

- Меня в сгоревшем доме на Гагарина обломками и землёй завалило. Я пробыла там два дня. К счастью, меня спасли. Если б не моя СЧАСТЛИВАЯ рука, меня б не нашли. Ведь именно благодаря ней меня смогли заметить.

- Алёна, если ты думаешь, что я на тебя обижена – забудь. Я тебя давно уже простила, - улыбнулась девушка. – В конце концов, ты не виновата. Ты-то попала в эту проклятую секту по нужде.

- Ань, спасибо тебе. Спасибо, что понимаешь.

Девушки в знак примирения обнялись и со слезами поклялись друг другу в вечной дружбе и никогда не ссориться. Но в глубине души Алёна была влюблена в Женю. А когда узнала, что Аня с Женей снова вместе, всё пошло наперекосяк…

 

***

 

    Алёна начала пытаться добиться Женю. Подкладывала ему валентинки, записки, нарочно «случайно» пробегала мимо него, попадалась ему на глаза, меняла внешность. Но понять никак не могла, что она сама не в его вкусе. Наконец Жене всё это надоело, и он решил поговорить с влюблённой дурочкой.

- Алён, можно тебя на пару минут?

- Конечно! Для тебя хоть час! – заликовала девушка, подумав, что всё-таки добилась своего.

- Как бы тебе сказать, чтоб не обидеть… Я… оставь нас в покое.

- Что, прости? – переспросила девушка.

- Оставь нас с Аней в покое. Ну, как ты не поймёшь? Ты не в моём вкусе, Алён.

- Что? – повторила та.

- Я тебя не люблю, - наконец выразился Женя. – Я люблю Аньку. Ты мне даже не нравишься. Оставь меня в покое.

- Я… я же люблю тебя, Жень…

- Алёна! Здесь о любви и речи быть не может! Я не собираюсь метаться между двумя девчонками. Да, признаю, ты красивая. Любой другой бы в тебя давно влюбился, но не я. Ты не в моём вкусе, ну, как ты это не поймёшь? Да и тем более вы с Аней подруги, я надеюсь, лучшие. Мне нет смысла разбивать вашу дружбу. Ты сама это делаешь.

Алёна опустила голову, и с её лица потекли слёзы. Но на Женю это никак не повлияло. Он лишь равнодушно посмотрел на часы и ахнул: мама дорогая, без пяти девять! Он накинул куртку и помчался в клуб, на долгожданную встречу с Маней.

    Прибежав туда, он, к счастью, застал Маню и тут же подошёл к ней. А та, не подозревая, что вот-вот увидится со своим любимым, сидела и смотрела на девчонок, которые, кажется, решили сменить ориентацию. Вдруг она вздрогнула: ей на ухо шепнули: «Привет». Она обернулась и увидела Женю. Маня поднялась с кресла и встала, как вкопанная, с изумлением и каким-то недоверием уставившись на парня. Тот улыбнулся и повторил:

- Привет.

- Женя? – наконец, всё ещё не веря своим глазам, выдохнула девушка.

- Женя, Женя. А ты, кажется, Маня?

- Я… да, я Маня. Ну, то есть, Маша, точнее…

- Я понял. Мария прекрасная.

Маня опустила голову. И почувствовала, как Женя глумится над ней. И вдруг, ни с того, ни с сего, врезала ему сильную, больную пощёчину. Он не обратил внимания и преспокойно посмотрел на Маню. Лишь тая в себе некую неприязнь к этой девчонке. Но руки он на неё даже не посмел поднять. Просто обсматривал каждую черту её лица. И вспоминал, как ему было хорошо с ней. Какая она была заводная, красивая, умная. С ней невозможно было соскучиться. А сейчас… сейчас она уже не такая, как была. Причина простая: она уже не милая невинная девочка, а МАТЬ. Мать трёхлетней малютки, которая в данный момент должна была быть у него на крыше, но её там, почему-то, нет. Видите ли, Лера решила ему отомстить. Вот дура. Посмотрев снова на Маню, Женя спросил:

- Что ты здесь делаешь?

- Жду человека, - не задумываясь, ответила Маня.

- Какого?

- Не твоё дело, - фыркнула девушка, оглядываясь по сторонам.

Женя невольно улыбнулся, осматривая свою БЫВШУЮ любимую ещё тщательнее. Посмотрев ему в глаза, Маня испуганно отвела взгляд, а он ухмыльнулся и добавил:

- Ну?

- Что – ну? – пискнула девушка.

Наконец Женя засмеялся. Маня удивлённо посмотрела на него.

- Что смешного?

- Какая же ты глупая.

Маня снова посмотрела на Женю. По неволе они оба обнялись. Даже скорей не по неволе, а ПО ЗОВУ СЕРДЦА.  Но целоваться не стали. Слишком много воды утекло. И на поцелуй сил уже не хватало. Маня посмотрела в карие глаза парня и уставилась в них, пытаясь отвести взгляд. Ей этого никак не удавалось, пока тот не моргнул. Наконец, когда в клуб вбежала Алёна, они отстали друг от друга.

     Увидев эту картину, как Женя обнимает какую-то девчонку, Алёна встала, как вкопанная, прищурив глаза, и с ненавистью посматривая на свою СОПЕРНИЦУ, Маню. Девушка подбежала к ним, оттолкнула Маню и устроила глупый никчёмный скандал. Но как только она прокричала: «А как же я?!», Женя грубо перебил:

- Да как ты не поймёшь?! Не нужна ты мне! Я Аню люблю!

Услышав это, Маня ахнула: как же так? Неужели от их любви ничего не осталось? С этими мыслями девушка произнесла:

- А как же наша с тобой любовь? Или её вовсе не было? Ты за ради увлечения был со мной?

- Нет! Тогда я действительно тебя любил. Ну, а сейчас нет. Прошла любовь, завяли розы! И не стоит даже вспоминать! – фыркнул парень, нервно, даже сильно, оттолкнув от себя Алёну и подойдя к Мане ближе. – Но последний поцелуй на прощание, как говорится, думаю, могу себе позволить.

После этих слов он наконец-то, на прощание, поцеловал беднягу, ждавшую этого момента целых три года. Алёна посмотрела на них, и по её щеке побежала слеза. Тогда она сквозь плач прошептала, выйдя после из клуба:

- Ну, вы у меня ещё попляшете, голубки.

    Алёна что-то задумала, чтобы отомстить Жене… Она попыталась что-то узнать о нём, как в Интернете нашла удивительное видео, на котором были Женя и Маня. К нему прилагались фото, которые та скачала и распечатала на принтере. Девушка решила показать их Ане и соврать, что это было сегодня. Это нужно было ей, чтобы рассорить их с Аней. А для ссоры с Маней она придумала кое-что другое. Для этого она решила обыскать его квартиру и найти там что-либо для аргументов. Наконец Алёна нашла какую-то записную книжку, где было написано что-то о планах. И среди записей она нашла 3 задания в связи с кражей дочери Мани… именно это и заинтересовало сыщицу.

    Но просмотреть она не успела – в двери послышался звук поворота ключа. Алёна растерялась, открыла ящик комода, швырнула туда книжку и побежала на балкон. Девчонка спрыгнула. К счастью, это был второй этаж, и она уцелела. Женя вошёл в квартиру, не подозревая, кто только что был его гостем. А когда он открыл тот самый ящик и увидел, что там находится его записная книжка, он понял, что кто-то всё-таки был. Он вышел на балкон, но никого не увидел, а Алёна спряталась под балкон. Когда парень зашёл в комнату, Алёна успокоилась и пошла к Ане, показать то, что она откопала в Интернете.

 

***

 

    Девушка пришла домой и позвала Аню на разговор.

- Анечка, можно тебя на секундочку?

У них были очень дружеские отношения, и поэтому обращения «Анечка», «Анюта» ей прощались.

- Ты что-то хотела, Алён?

- Поговорить нужно, - с неким ехидством пробормотала девушка.

- О чём?

- О твоём Жене.

- А что с ним не так? Кстати, где он?

- Я не знаю, где он. Но знаю про него такое…

- Ну, не томи! Говори уже! – не выдерживала Аня.

- Возьми, - отрезала та, сунув ей конверт. – Открой – и сама всё увидишь.

После этих слов Алёна вышла из квартиры, и Аня не успела ей ничего сказать. Она открыла конверт и вытащила фотографии. Увидев, о чём они, Аня открыла рот от изумления и упала на стул. То, что было там, действительно её шокировало. Она уставилась на фотографии, но позже перед её глазами всё стало каким-то расплывчатым, и она почувствовала горечь во рту. С её глаз потекли подобно ручью слёзы. И она уронила голову на согнутые на стуле ноги, уронив фото. Девушка заплакала навзрыд. Даже не смогла ничего сказать, просто рыдала, и на сердце было горько. Когда с кухни зашла Яна, вытирая руки об полотенце, она заметила плач сестры. Но дёргать её не стала, просто взяла конверт, достала оттуда записку, на которой было начёркано скорым почерком:

 - Это было сегодня в клубе…

Алёна. 

Затем она подняла фотографии, валяющиеся на полу, и тоже была шокирована – там было нечто запредельное. Теперь-то она поняла причину Аниного плача. Она порвала их и выкинула в помойное ведро со словами: «Подонок, он и есть подонок. И нечего надрываться. Такие, как он, слёз не заслуживают». Аня услышала сестру и подняла голову, по-детски вытирая слёзы. Девушка встала со стула и вышла из квартиры. Яна не заметила и дальше занималась чем-то на кухне.

    Аня гуляла по проспектам, снова и снова вспоминая своё смутное прошлое. Вдруг на краю дороги она увидела силуэт, похожий на Вику. И это, правда, была она. Но как?! Она ведь умерла. А стояла она недалеко от моста, где её сбило. Она обернулась, посмотрела на Аню, заулыбалась, а после этого засмеялась своим звонким смехом, что аж в ушах отдавалось, и убежала по окраине дороги, исчезнув после этого у моста… Что это было? Неужели это был мираж? Или какое-то тайное послание? Аня подбежала к тому месту, где исчезла Вика. Но когда она туда подбежала, она увидела, что на земле валяется какая-то бумажка, затоптанная и заезжая. Она подняла её. А там Викиным почерком было начёркано:

- НЕ ВЕРЬ В МИРАЖИ!

Аня испуганно бросила бумагу. Ведь там был её почерк – почерк её лучшей подруги. Уж его она точно могла узнать. Но как это возможно? Это ведь не шутка. Почерк нельзя подделать! Но Вика умерла…

    Аня повернула обратно.  Прямо перед ней стояла Ира, босая и одетая в длинное бесцветное платье, похожее больше на сорочку. Конечно, не так близко. Аня закричала. Ей стало очень страшно. Ира заплакала тушью и потянула к Ане руки, пытаясь её обнять. Но как только она дотронулась до девушки, она тоже исчезла. Аня, испуганная этими мистическими миражами, пошла домой. По пути она не сдержала слёз и снова заплакала. Тут ей позвонили, и она узнала, что Иры больше нет…

Обновлено 18.05.2011 15:46
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Регистрация /Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1942 гостей и 5 пользователей онлайн

Личные достижения

  У Вас 0 баллов
0 баллов

Поиск по сайту

Активные авторы

Пользователь
Очки
8595
7407
4722
4418
3185
2377
2373
2199
1845
1766

Комментарии

 
 
Design by reise-buero-augsburg.de & go-windows.de